Перейти к содержимому


Ответ в Три точки


Опции

  • Анти-спам: выполните проверочное задание

Прикрепить файлы

   Максимальны размер файла: 20МБ

  или Отмена


Последние 10 сообщений

Dr. Z

Отправлен 09 February 2016 - 14:32

Огрехов, конечно, много. Неудачные словосочетания вроде "дети лет пятнадцати", "крикнул один из детей", "молодой русый юноша", несовпадение формы глаголов и пола персонажей, ошибки... "Белый баллон НУР, сверкая инверсионным следом..." - атмосферы же нет. Про то, что "советский режим" - плохое словосочетание, уже написали. "Hellium" - намеренная игра слов? Но в целом идея скорее понравилась, чем нет. Воспоминания бригадира о детстве при капитализме и тирады Вилли получились неплохо.


Отправлен 05 February 2016 - 08:44

Натуральный ред алерт помноженный на старкрафт.

Однако, я не вышел за грани ваших рамок:

  • Вы давали возможность выбрать любой жанр (о триллера до боевика, вот я и выбрал последний.)
  • Происходит война корпораций (Hellium-corporation активно мешает советскому тресту работать на Луне, причем не своими силами, а "прикормленными ваххабитами", что тоже было вами упомянуто. См. сеттинг "про США" - "доктрина созидательного хаоса").
  • Неужели ни правительство, ни начальство горняков не будут защищать своих людей от террористов? Данный аспект мною и был освещен, или вы знаете иной способ показать перестрелку правительственных войск с террористами, который не выглядит как Red Alert?

Отправлен 21 January 2016 - 22:46

Натуральный ред алерт помноженный на старкрафт. Герои постоянно меняют пол в процессе боя. При этом в живости они даже уступают юнитам из средней руки стратегии. Боюсь нам придётся отклонить ваш рассказ.

Есть ли возможность доработать или вы отклоняете саму концепцию космодесанта?


Valentinus

Отправлен 21 January 2016 - 12:15

в редалерт не играл, но вот от этого клипа тащусь :wub: :D :P :

 


archy13

Отправлен 21 January 2016 - 11:30

Натуральный ред алерт помноженный на старкрафт. Герои постоянно меняют пол в процессе боя. При этом в живости они даже уступают юнитам из средней руки стратегии. Боюсь нам придётся отклонить ваш рассказ.

Константин В.

Отправлен 21 January 2016 - 10:30

 

 

советского режима

Может, все же "советская власть"? "Режимы" - они обычно диктаторские, тиранические, античеловеческие... 

 

 

На плечах солдат алели звезды с серпами и молотами посередине

Вспомнился очень клюквенный Red Alert c Тесла-солдатами у Soviets. 


Отправлен 01 January 2016 - 18:25

Строганов Дмитрий Владимирович karolinus@mail.ru

 

Три точки

Черная бездна космоса резко контрастировала с ярко серой, почти белой, как льды родного Заполярья, песчаной пустыней. Впереди сверкали склонами холмы и каменные гряды. Одинокая, пустынная, неподвижная, мертвая — такой кажется Луна первым, кто на нее ступает, но люди здесь именно ради того, чтобы вдохнуть жизнь в спутник Земли.

Большая блестящая машина, размером с пятиэтажный дом, не торопясь двигалась вперед по холмам. Следом за ней тянулась длинная колонна — краулеры-модули для основания новой колонии, грузовики со стройматериалами и основной рабочей техникой советских добытчиков — сборщиками реголита и врубовыми машинами. Серые от прилипшей пыли гусеницы взрыхляли реголит, поднимая его облаками вверх. На белоснежных, сияющих боках алели красные звезды с золотыми серпами и молотами в середине. Меньше, чем через земные сутки, караван прибудет к богатому полю реголита, где должен основать новую опорную точку. Там, где раньше белели, точно кости, пески и булыжники, будет купольный город. «Город-сад», как сказали бы в двадцатом веке.

На командной площадке модуля стоял Васильев, один из первых лунных первопроходцев, ныне — бригадир четвертой горно-добывающей экспедиции, герой прошедшей пятилетки. Высокий из-за слабой гравитации, с аккуратно постриженной бородой человек сжимал в руках планшет. На экране чернели списки поставленных задач. Сборка основного корпуса новой базы, перерабатывающего завода, запуск добычи реголита, строительство стартовой площадки, обустройство шахты... Васильев только улыбнулся — он раньше, во время первых экспедиций, справлялся и с куда более сложными задачами. Руки уже сами просились за работу, сверить план с реальным положением дел, настроить работу, расположить рабочих и их семьи...

- Товарищ бригадир, - голос помощника вывел идеалиста из раздумий. Рядом с Васильевым стоял Кузькин, - конец смены.

- Да, конечно, - бригадир даже не заметил, как пронеслось дежурство. Он и рад бы остаться на второе, но не стоило переутомлять организм и работать на износ — его навыки потребуются в конце маршрута.

Выйдя из отсека, бригадир направился по коридору к своему любимому месту в модуле — на смотровую площадку. Оттуда видны пейзажи Луны во всей ее красе, не искаженной фотографиями или видео. Путь туда проходил через основные коридоры передвижного корпуса. В центре машины был большой зал. Белые пластиковые стены с синими панелями были украшены яркими цветными панно великих строек и хозяйственных достижений прошлого века — БАМ, первый луноход, отдельно висела фотографии Стаханова и современных ударников... Пока в зале было пустовато, только несколько человек в синих комбинезонах шли куда-то по своим делам. Скорее, к отсекам досуга, поскольку во время переезда у большинства людей не было производственных занятий. Зато когда караван прибудет на место и работа закипит, в холле будет не протолкнуться.

На площадке, в отличие от центрального холла, было многолюдно. Рядом с Васильевым переговаривались дети лет пятнадцати. Они практически прилипли к стеклянному куполу и во все глаза смотрели на проплывающий мимо ландшафт. Еще бы, они родились во многих километрах отсюда и видели только одну и ту же картину из жилого купола. Отойдя в сторонку, чтобы не мешать подрастающему поколению набираться впечатлений, бригадир присел на железное кресло.

На другой стороне купола пара юных любителей астрономии устанавливали простенький блестящий телескоп, наведенный на Землю. Сине-белая планета огромным шаром висела над горизонтом. Даже отсюда можно было разглядеть черные точки орбитальных станций на фоне белоснежных спиральных циклонов.

- Смотри, там пыль столбом стоит! - внезапно крикнул один из детей в красном комбинезоне, указывая пальцем в далекие скалы. Васильев мгновенно обернулся. Луна не то место, где что-то может двигаться само по себе.

- Небось метеорит упал или отработавший спутник... - ответил ему второй, подняв бинокль. Дальше Васильев не слушал, падение космического мусора было обычной практикой на спутнике Земли.

Смотря на пионеров, бригадир невольно вспомнил свое детство. Оно было не таким беззаботным и ярким — семье приходилось экономить на всем, лишь бы иметь возможность оплатить сначала лечение сына, а затем и его образование. Васильев поморщился, в двадцать первом веке даже школы стали платными, не было ни достойной стипендии в ВУЗе, ни зарплаты. Пенсия казалась далекой звездой, столь же холодной и недостижимой. Такой была страна до возвращения советского режима. Теперь обычный выпускник горно-промышленного института руководит звеном добытчиков гелия-3 на Луне, получает стабильную зарплату и имеет обеспеченную старость. О подобном нельзя было и мечтать в прошлые годы.

От воспоминаний бригадира отвлекло шуршание диафрагмы, разделявшей смотровую палубу и воздушный шлюз, ведущий внутрь модуля. По лестнице поднялся молодой русый юноша в синем расстегнутом комбинезоне инженера, под которым была видна майка с надписью «Я полечу на Марс». На груди была вышита планка с буквами «Ю.В. Шапкин». На плече, точно пиратский попугай, висел, вцепившись стальными коготками, паукообразный робот. Выглядел красиво, футуристично, но никакой практической пользы не имел. Пока не имел.

- Владимир Сергеевич, - молодой специалист обратился к бригадиру еще не забравшись до конца на палубу. Подниматься по перилам ему мешал большой квадратный планшет с красной звездой посередине, - не уделите минуту?

- Что там у тебя? - бригадир повернулся к вошедшему.

- Прошение... - инженер протянул аппарат начальнику и опустил глаза, - о переводе...

- На Марс? - усмехнулся бригадир, принимая планшет. На квадратном экране висел электронный документ. - «Первая колония». Год за два, пенсия повышенная...

- Там сейчас перспективная роботехника, - заявил инженер, точно отрицая все материальные блага, предлагаемые новой специальностью. - И специалисты нужны, приспособленные к перелету и жизни в замкнутых модулях.

- А тут? Здесь же закрепление на новом месте. Нам тоже нужны такие инженеры как ты.

- Перевод назначен через месяц. Я решил заранее подать прошение. За это время мы успеем устроится, начать выработку, а специалисты на мое место найдутся. У меня даже знакомая по училищу...

- Достаточно-достаточно. «ЦУП дает добро», - достав из нагрудного кармана стилос, начальник поставил размашистую подпись в углу экрана и передал прибор обратно. - Когда устроишься, отправь яблок, - заметив, как стушевался уже практически бывший подчиненный, Васильев улыбнулся. - Ну, как же так? «И на Марсе будут яблони цвести», и тебе ведь придется их там сажать.

- А... Да, обязательно... Когда вырастут... А это будет, с учетом процессов терраформинга, через... - юноша задумался и зашевелил пальцами, точно пытаясь на них посчитать время изменения планеты.

- Да расслабься ты, - засмеялся бригадир, откинувшись на спинку сидения и взглянув наверх, в непроглядную темень космоса. Где-то там Марс, куда так стремятся молодые светлые умы страны. Это напоминало рассказы прадеда о первом Советском Союзе - размеренная и плавная жизнь вперемежку с ударными стройками и революционными исследованиями в науке. То, чего желают большинство людей, независимо от эпохи.

 

***

 

За мутным триплексом темнели серые пылевые холмы. Под креслом вибрировал расшатанный привод. Вилли перевел взгляд с пейзажа на приборы допотопной машины. Четырехколесный «Scout», бороздивший спутник Земли уже лет десять, если не двадцать. Более древнего лунохода им выдать не могли, значит? А еще компания с месячным оборотом в миллионы долларов... Единственным современным прибором на всей доске был навигатор, проложивший маршрут напрямик через реголитовые дюны. Хотя, так их называть нельзя — ветра-то на Луне нет.

- Вилли, на что потратишь свою долю? - донесся из салона скрипучий голос на английском с безобразнейшим восточным акцентом.

- Тебя не касается, - отрезал американец.

- Не бузи, заделись секретиком, - японец, судя по звуку стальных подошв, подошел к самому креслу водителя, где развалился его напарник. - Вот Боб собирается семье отправить во Флориду, - боец махнул в сторону лежащего на пассажирском сидении человека в синем скафандре с пятнами зеленой краски на плечах, - я — пропью...

- Цирроз подхватишь, - процедил Алекс, оглянувшись. Узкоглазый наемник был одет в старый скафандр бежевого цвета с приваренными стальными пластинами. Лишний вес позволял увереннее бегать в низкой гравитации и давал хоть какие-то шансы уцелеть при попадании болванки из ручного рельсотрона. В темноте за забралом с поднятым серебрянным светофильтром виднелось худое, изрезанное морщинами лицо уроженца страны восходящего солнца.

- ...Мне что с ним, что без него — жить недолго. Так, на что потратишь свои «зеленые»?

«Действительно, на что?» - задумался Вилли. Бывший техник на станции NASA, заработавший во время бури лучевую болезнь и бесплодие. Компенсации едва хватило на операцию по удалению опухолей. Врачи обещали, что протянет еще год-два. На что ему деньги? Разве что скрасить последние дни.

- Вложу в развитие медицины, - проскрежетал американец, чтобы приставучий японец отстал.

Ли только засмеялся и отошел обратно в салон, а Вилли задумался над своей жизнью. Такие эпизоды прозрения иногда появляются, но теперь они лишь раздражали — сам себе он уже не принадлежит, а по своей воле ни за что бы не сунулся на Луну. На охоту за шахтерами посреди зоны влияния СССР. За людьми, так же, как и он, рискующими получить смертельную дозу облучения. Вот только у него выбора не было — сдохнуть от лучевой болезни где-нибудь в подворотне или, пока еще жив, надеть чей-то залатанный скафандр и пойти в террористы Hellium-corporation, чтобы за чек с несколькими нулями убивать беззащитных гражданских. Граждан советского союза... Проклятые коммуняки! Все им достается даром! Бесплатное образование, бесплатная медицина! Вилли просто всей душой ненавидел социалистический строй. Что ему досталось из всех возможностей? Да полная дыра. За образование — плати, за излечение от лучевой болезни на работе — плати. Плати! Плати! Плати! А этим... людям все достается задаром, будто манна небесная.

Вилли, задыхаясь от гнева, ударил кулаком по приборной доске, оставив на ней приличную вмятину.

- Эй, поосторожнее там. Штраф за порчу получишь, - предупредил Ли. Hellium-corporation даже на этом металлоломе будет экономить. Кто для нее группа побитых наемников? Да никто и звать никак — террористы, от которого можно легко откреститься, если вдруг космодесант вычислит, что будет засада. Пушечное мясо, которое можно без проблем набрать из таких же смертников, которым терять уже нечего. Надо только помахать зеленым листиком, как сразу же перед офисами выстраиваются очереди, жаждущие заветных бумажек.

Неожиданно ожила рация. Голос командира был сух и тверд, это не предвещал ничего хорошего:

- Дебил-Алекс сбил развед-дрон Советов. Всем занять посты и смотреть в оба. Похоже, заварушка начнется раньше, чем предполагалось.

Со скрипом и скрежетом связь оборвалась, и Вилли молниеносно схватил гауссовый дробовик, лежавший на сидении. Вспомни комми, а они уже и тут! Через толстые перчатки было тяжело ощущать оружие, но в космосе бой идет еще не настолько быстро, как на Земле. Открыв дверь «Скаута», наемник бросился, поднимая реголитовую пыль, к бойнице в гребне кратера.

К другим пробоинам в каменном укрытии бежали, сломя голову, остальные бойцы. Серебряные и золотистые забрала были опущены, но Вилли точно знал — под ними искаженные паникой и ужасом лица. Только что группу ожидала легкая заварушка со стрельбой по беззащитным мишеням, а теперь — борьба за выживание с советским космодесантом. Больше некому тут выпустить разведчика. Вилли сморгнул холодный пот, стекавший со лба. Лучше бы он вообще не связывался с космосом.

- Открой эфир, - знаком Вилли велел подошедшему к бойнице Ли. Тот, пододвинув к бойнице тяжелый рельсотрон, начал щелкать тумблерами. Американец тем временем смотрел на оружие. Большой ствол с большим черным кабелем, идущим к громадной батарее. Эта махина легко прошивала обшивку гражданских краулеров, но для пробития советского танка шансов мало.

За краями кратера виднелись лишь серые холмы и край скальной гряды. Пока врага не было. Неожиданно по спине кто-то ударил. Вилли, позабыв о зеркалах заднего обзора, подскочил, неловко развернувшись и едва не выстрелив из гауссовки. Позади, вместо представленной паранойей громады красного космодесантника, оказался щуплый азиат в бежевом скафандре. Тот, подняв светофильтр, мимикой и жестами показал, что со связью какие-то проблемы.

Выругавшись, Вилли сам подошел к радиостанции и щелкнул тумблером, но в ответ раздалась абсолютная тишина. Не звучало ни помех, ни отрывков слов. Только глухая, давящая на нервы, тишина да собственное хриплое дыхание. Переход на резервную частоту ничего не дал — в наушниках не было даже треска. Это могло значить только одно — связь подавили, и теперь враги могут напасть откуда угодно.

-Пресвятая мать-заступница... - произнес наемник, смаргивая пот и доставая из герметичной коробки перископ. Отсутствие связи и звуков на куске камня без атмосефры заставляли полагаться исключительно на зрение. Точно перестрелка глухонемых.

Рука невольно потянулась к распятию, висевшему глубоко под скафандром.

 

***

 

- Вот они. Готовятся к обороне, - голос Федорцова, оператора дронов-разведчиков, был ровным, несмотря на то, что глаза солдата бегали по мониторам, а пальцы лихорадочно двигались по сенсорным панелям. После потери одного «всевидящего ока» остальные приходилось направлять чуть ли не вручную по безумным траекториям, чтобы не сбили. На главном темном квадратном экране ползли три пятна, по числу оставшихся дронов, подсвеченные зеленым. На мониторе виднелись туманные пятна ландшафта и красные схематичные треугольники противника. На вспомогательных экранах, орнаментом расположившихся с боков от основного, серела видеозапись с камер — кратер, где копошились террористы. Несмотря на наличие двух спутников над полушарием, тактическая рекогносцировка лежала целиком и полностью на стальных плечах крохотных ионолетов.

- Объекты обнаружены, - оператор дронов вздрогнул, едва прибор пронзительно пискнул. На модели появились красные ромбовидные значки. - Четыре машины в кратере за горной грядой к востоку от маршрута колонны — три «Скаута» и топливовоз, двенадцать человек. На скалах еще четверо. Готовят ракетомет и автопушку.

- Расширь поиск, - Интуиция и опыт подсказывали Сергею, что трех «Скаутов» не отправят нападать на большой караван. С коротким «есть» Федорцов направил разведчиков по спирали вокруг кратера.

Командир повернулся к взводу, готовящемуся к бою. Космодесантники, облаченные в большие двухметровые скафандры с усиленным бронированием, проверяли оружие — рельсотроны, с калибром, сходным с земными автоматами, но куда более крупными габаритами. На плечах солдат алели звезды с серпами и молотами посередине — маскировка все равно малоприменима посреди голой пустыни, а лишнее пятно вообще не видно издалека.

- ...Как думаешь, Кир Булычев предполагал, как нам придется сражаться на Луне? - поинтересовалась Алиса, рядовой стрелок, заправляя под шлемофон рыжие волосы.

- Он писал о светлом будущем, а не о нас, - ответил ей Семен, прикреплявший толстый шнур кабеля от винтовки к перчатке. Он являлся снайпером отряда, а потому в своем легком скафандре выглядел рядом с девушкой щуплым подростком возле профессионального атлета. Широкий плащ из серой материи, свисавший с плеч, и забрало с узкой прорезью делало похожим Семена на средневекового рыцаря, - Наша судьба интересна разве что Голливуду с очередным перезапуском их боевика. Как бишь его там? «Лунный танкист», что ли...

Сергей, заслышав разговор солдат, задумался — разве можно считать их будущее светлым со стороны фантаста двадцатого века? Будущее, где людям нужно продолжать бороться и сражаться с террористами за ресурсами, а не с комичными «пиратами», косплеящими флибустьеров и которых могут обмануть даже школьники.

- Товарищ командир, а вы что скажете? - из раздумий Сергея отвлек вопрос Алисы. - Светлое наше «будущее» или нет?

Едва командир открыл рот, чтобы ответить, как его перебил доклад дроновода:

- Есть сигнал. Нащупал еще троих — чуть севернее, в холмах. Закопались в пыли, так прост не разглядишь.

Шесть машин. Еще куда ни шло, но «Скауты»... Эти машины были «несколько» устаревшими. Неужели Гелиум-корпорайшен не могла нанять кого-то еще?

- Не сейчас, Алиса, поговорим потом. Товарищи! - лейтенант говорил уверенно, подавляя легкое дрожание голоса. Несмотря на большой опыт, тень страха перетекала из битвы в битву, тревожа космодесантника. Солдаты развернулись к командиру, готовые к выполнению приказов. - Сейчас наша задача — разгромить наемников, угрожающих горнякам. Семен, - снайпер выпрямился, - зайдешь с северо-востока. Удаление до целей — полтора километра. Действуй самостоятельно, но главный приоритет будет зачистить скалы от выживших гранатометчиков. Мы рассчитываем на тебя.

-Есть, - коротко выпалил солдат. Всегда дисциплинированный, как и подобает солдату.

-Витя, Макс и Алиса — группа маневра. Выйдете вперед справа от машины. Оставшиеся — группа прикрытия — двигайтесь слева от «Жужелицы». Алексей, вперед не лезь со своим «тромбоном». Ожидай движения машин. Они точно не будут ждать, пока мы расправимся с их друзьями в кратере. Берем ближайший кратер с ходу, закрепившись в нем, выйдем дальше к убежищам трех «Скаутов». Задача уяснена?

-Так точно! - гаркнули солдаты.

-Приступить к выполнению, - велел лейтенант, надевая на голову шлем. Крепежи защелкнулись, соединив контакты. Мигом затихли все звуки. Осталась только вибрация машины и дыхание красноармейца. Щелчок тумблера включил рацию, наполнив наушники голосами однополчан, отгонявшими тягостную тишину.

Снайпер пробрался через ряды однополчан и скрылся за створками шлюза.

- «Сыч» пошел, - раздалось в рации. Семен вышел на поверхность.

- Принято, «Сыч», - ответил Сергей и обратился к мехводу броневика. - Выходим на рубеж.

Шестиколесная машина, напоминавшая серую мокрицу или жука на восьми колесах, рванула вперед. К глухому басу двигателя добавился визг подъемника. Это с центрального модуля поднялась орудийная подвеска — крупнокалиберный рельсотрон и два барабана с ракетами. Сергей опустил забрало шлема, сверкавшее золотом светофильтра. Внизу визора тускло светилась миникарта. Ее блики не мешали смотреть вперед и целиться, но для каждого новобранца такая система была сложна. Каждый с натугой скашивал глаза, хотя гораздо проще только лишь опустить голову и посмотреть вдаль, чтобы увидеть, как на черном поле зеленый ромб мчался к круглому кратеру.

- Враг на скалах. Открываю огонь, - раздался короткий доклад бортового стрелка. Сразу за этим через подошвы Сергей почувствовал легкую вибрацию, когда рельсотрон начал подавать в ствол болванки. Сам выстрел не чувствовался, но выглядел наверняка зрелищно — вспышки пламени, как в фильмах, густые фонтаны пыли, взлетающие при попаданиях.

Наконец, возле ромбика появилось пятно холма, и машина резко сбавила скорость. Пандус задней рампы резко открывался и уткнулся в пыль.

-Пошел-пошел! - велел Сергей, касаясь рукой плеча ближайшего солдата. Космодесантники один за другим бросились с притормозившего за холмом броневиком. Огневая группа, подняв баллистические щиты, развернулась налево. Сергей вышел последним, едва успев соскочить на реголит, когда машина стартовала, обсыпав красноармейцев пылью. Автоматический дворник мигом прочистил сектор на шлеме, и лейтенант побежал вместе с бойцами слева от борта.

Скалы дымились от взлетавших кусочков щебня и пыли. Голубая точка ионолета кружилась над вражеской позицией, выискивая уцелевших и высвечивая их на карте. Воображение Сергея невольно приписывало «глазу» пищащий звук. Тряхнув головой, чтобы сбросить наваждение, лейтенант, закрывшись щитом, продолжил бежать за «Жужелицей», бесшумно скользившей к кратеру. В голове не укладывалось, как такая громадная махина может ехать, не издавая ни звука. Единственными возмущениями, которые могло уловить ухо были лишь слабый шелест песка, казавшееся слишком шумным дыхание и переговоры по рации. Такая давящая атмосфера точно сжимала человека в точку, показывая, как он мал и слаб один на один со вселенной. Единственным успокоением были товарищи, обменивающиеся словами в эфире. Однако, противник лишен даже этого преимущества.

На гребнях, среди фонтанов пыли виднелись темные скафандры. Наемники... Вспышек плазмы не было, значит используют гауссовое оружие. Кто бы их не нанимал, он очень сильно экономил на операции.

Выпустив серию пуль, заставив врага скрыться за укрытием, лейтенант взглянул на дальномер. 300 метров. На Луне этого достаточно для броска.

- Гранатами — огонь!

Огонь поутих, поддерживаемый только командой прикрытия, и через темное небо по пологой дуге пронеслись три вращавшихся цилиндра. Едва гранаты упали в кратер, как там раздался взрыв. Ни звуков, ни вибрации не было, только поднялась над каменной чашей облако пыли. Осколки должны были посечь большую часть врагов — чтобы повредить скафандр большой силы не надо. Это не Земля, тут другие правила войны.

В бойнице на гребне мелькнул чей-то силуэт. Через мгновение из щели брызнул красный туман.

- Есть попадание, - в наушниках щелкнула рация и, после доклада, тут же отключилась. Семен уверенно прикрывал, находясь вне досягаемости противника. Видимо, на скалах уже не в кого стрелять.

- Ах! - раздался вздох Анны. Фонтанчики, поднятые скоростным рельсотроном, резко вильнули в сторону.

- Доклад! - потребовал Сергей, повернув голову к пулеметчице. Пехотный скафандр казался целым. Наствольные броневые листы, закрывавшие стрелка, не были пробиты.

- Я в порядке. «Зонт» толкнули рикошетом. Пулю утяжелили, похоже, - ответила ждевушка, продолжив поливать позиции противника огнем.

Лейтенант продолжил стрелять. Террористы продолжали огрызаться одиночными выстрелами. Скорее всего, это были стрелки, спрятавшиеся за «Скаутами» во время взрывов.

- Одна машина едет на нас, - предупредил по рации дроновод.

В тот же миг «Скаут», ведомый обезумевшим от страха налетчиком, вылетел из седой пелены над краем кратера и перебрался через осыпающийся склон. Отделение сработало мгновенно — стволы рельсотронов навелись на новую цель. Тонкое брюхо приплюснутого, как таракан, лунохода изрешетили заостренные болванки. Водитель, чей серебристый шлем был виден через прозрачное стекло, попытался проехать по советской пехоте и раздавить ее манипуляторами, но тут же мешком повис на ремнях безопасности, только кровь выплеснулась из дыр в скафандре. Машина вильнула вправо и, лишенная управления, застряла на гребне.

С башни засверкал рельсотрон вражеского лунохода. Это выплескивался из ствола ионизированный газ, толкавший болванку. Башня закружилась, и пульки начали взрыхлять реголит вокруг красноармейцев. В эфире повисла ругань, некоторые солдаты, упали на колени, прячась целиком за баллистические щиты.

- Анка, - спокойным голосом велел Сергей, - цель - башня «Скаута». Уничтожить. Миша, поддержи его.

Голубые всполохи плазмы засияли рядом с лейтенантом, и в обшивке лунохода появились круглые проломы. Бортстрелок террористов запаниковал — это было заметно по тому, как резко взметнулся ствол рельсотрона вверх. Налетчик лихорадочно выбирался из кресла и, видимо, зацепился за рукоять наведения.

Белый баллон НУР, сверкая инверсионным следом, сорвался с крайней подвески советского БТРа. Серый луч пронесся от точки старта и влетел в «Скаута». Через мгновение сработал детонатор, и корпус машины превратился в решето, отбросив покореженный кусок металла обратно в кратер.

- Вперед! Продолжаем наступать! Подавить врагов огнем, - велел Сергей, отслеживая расположение своих бойцов на миникарте. «Жужелица» продолжила атаку, взрыхлив пулями гребень кратера. Если за ним кто-то и прятался, то не смог уцелеть — рельсотрон прошибал камни насквозь.

- Один уходит, - голос наводчика был напряжен. Он был слишком занят отстрелом пехотинцев, чтобы переводить огонь с кратера на уезжавший «Скаут». - Слева на одиннадцать, двести!

- Я возьму, - в наушниках раздался возбужденный голос Лехи. Солдат в покрытом пылью скафандре, вооруженный крупным ракетометом, встал на колено и уверенно навел трубу на уходящую машину.

«Пулеметчик», сверкая чистой броней с красной звездой на плече, встала рядом с ним, закрыв однополчанина щитками оружия от огня с кратера. Гранатометчик умело навела орудие на улепетывающий четырехколесник, и неуправляемая ракета, закрыв бойцов серым следом углекислого газа, мгновенно настигла дезертира. Над реголитом раздулось облачко от подрывного заряда, и машина перевернулась набок, замерев на крыше. Анна на всякий случай пустил в ее сторону короткую очередь, пока Алексей перезаряжала оружие и не смогла продолжить наступление.

- Молодцы, вперед, - поощрил Сергей, двигаясь за «Жужелицей». Машина продолжала надвигаться на вражеские позиции. Террористы еще не использовали свои противотанковые средства. Почему же они медлят, пока их убивают? Ответа не было, ионолеты в кратере не видели ничего, похожего на ракеты или крупнокалиберные пушки, а красноармейцы продолжали наступать, постреливая по спрятавшимся за гребнем врагам.

50 метров до гребня. Рубеж для штурма. Если вновь кинуть гранаты, то поднявшаяся пыль закроет совершенно весь обзор. Проще будет прикладом отбиваться посреди возникшего киселя... но это только террористам.

- Жук, перевести «глаза» на тепло, - велел Сергей оператору дронов. Аппаратура должна отследить инфракрасное излучение скафандров.

40 метров!

- Гранатами — огонь! - приказал Сергей. Противника надо ошеломить, раз там еще кто-то уцелел. Среди осаждавшейся пыли взметнулся целый пепельный шторм. Может, выживших и не осталось, но это еще надо доказать, а гранат на заводах еще наделают.

Не сбавляя скорости лейтенант, закрывшись щитом, бросился вперед прямо в песочный туман. В кратере ничего не было видно, только миникарта поблескивала на краю обзора. Позади по перекрещенному зелеными линиями полю перебиралась линия голубых треугольников — советские космодесантники не ломали строя, штурмуя разбитый гребень кратера. Впереди пестрели красные кружки. Тепловизор «ока» отмечал как цель любую тепловую активность, начиная от еще не остывших трупов, заканчивая горячими моторами подбитых «Скаутов». Личный тепловизор, оставлявший на фонаре жуткую смазанную картинку из-за перегретых песчинок, ничем не мог бы помочь в тумане.

В зоне видимости на мгновение мигнул блик. Ни один из голубых фигур не выходил вперед. Впереди мог быть только противник.

-Контакт! - сообщил Сергей в рацию и нажал на спуск.

Щелк! Щелк! Щелк! В ранце в такт стрельбе переключались панели конденсаторов.

Среди пылевой завесы вспыхнула голубая плазма вокруг ствола, выплевывая крохотные болванки. Пробежав несколько шагов, космодесантник напоролся на валявшееся тело, окруженное кровавой пылью. В темном скафандре виднелись три крупных пролома, из которых продолжала фонтаном бить дымящаяся кровь.

- Минус один.

В ответ раздались схожие доклады красноармейцев. Никто не ранен. Пока штурм шел как по маслу — дезориентированный противник не мог оказать достойного сопротивления. Рядом в землю ударилось несколько болванок, взметнув новый пылевой шторм. Одна из них ударила в щит и отбросила лейтенанта на землю. Боль обожгла руку десантника.

- Командир! - раздался озабоченный голос Алисы, когда по радио пронесся мат лейтенанта.

- Я цел! Продолжайте наступать! - ответил Сергей, опускаясь на колено, чтобы рука не напрягалась. Возможно, перелом. Мелочь, но неприятно. Подняв глаза, офицер увидел в стальной пластине круглый пролом, оставшийся от попадания. Станковый рельсотрон. Скорее всего со «Скаута», но в этой каше его не увидеть, можно только догадываться.

- Станок (1. Сленговое наименование станкового пулемета) от десяти до двенадцати. Анка, он может быть перед тобой.

- Есть! - приказ почти совпал с началом череды вспышек, засиявших слева от красноармейца.

- «Скаут» обнаружен. Ликвидирую, - почти сразу раздался отчет Виктора. Сверкнул одиночный всполох. - Башня замерла. Готовлю гранату, Алиса помоги со вскрытием, Макс - прикрой.

- Есть попадание. Перемещаюсь, - неожиданно бросил в эфир Семен.

Отчеты бойцов продолжали щелкать в эфире, точно переключатели оружейных катушек. «Враг», «обнаружен», «уничтожен», «иду вперед». Механическая машина убийств тикала, как зловещие часы с неизменным тактом. Сергей, прячась за щитом, наблюдал, как голубые значки ползли вперед по кратеру, окружая и гася красные пятна. Заклинив сустав скафандра, чтобы не напрягать руку, лейтенант направился следом за отрядом. Ствол пришлось поместить в боковое углубление на щите. Это лишало возможности прицельно стрелять, но позволяло хоть в какой-то степени остаться боеспособным.

«Чисто.» «Чисто». «Подбитый «Скаут» зачищен». «Чисто» - доносились доклады солдат.

- Кратер пройден, - объявил офицер, подходя вместе с отрядом к гребню, под которым лежали куски камней и завалы реголита. - Продолжаем наступление. Цель — три «Скаута». Жук, подтверди их место.

- Сергей, ты как? - раздался обеспокоенный голос Алисы.

- В порядке, сустав заклинило. Не отвлекаемся. Впереди еще три «Скаута».

- Они движутся! - ответил Федорцов. - Скауты пошли в атаку. Идут с юга напрямик.

- Взвод-ложись! - скороговоркой крикнул лейтенант, бросаясь в кучу пыли. Щит оставался висеть слева, закрывая космодесантника от пуль.

Болванки пронеслись над головами красноармейцев, обрушившись на корпус БТР. Часть пуль срикошетила, часть ударила в орудийную установку.

- Серый, башню покоцали. Пушку толком не нацелить, - раздался злой голос наводчика.

- «Скауты» сменили направление. Они прорываются к каравану, - доложил дроновод.

- Беру на себя! - раздался крик Анки.

Пулеметчица взбежала на осыпавшийся склон и поставила рельсотрон на гребень кратера. Яркие вспышки озарили стрелка, отчего со спины казалось казалось, что она не стреляла, а занималась сваркой.

- Всему взводу, огонь по «Скаутам». Они не должны добраться до шахтеров! - приказал Сергей, поднимаясь из песка. С одной рукой это было очень сложно делать. Он едва не сошел на крик. Операция висела на волоске — вместо того, чтобы сбежать, террористы, как фанатики, захотели нанести хоть какой-то урон своей цели. Даже три машины могут нанести непоправимый урон горнякам и убить их веру в безопасность работы на Луне.

Один из луноходов, продырявленный ручными рельсотронами, врезался в скалу и, смяв корпус, так и остался стоять. Остальные слишком быстро маневрировали и, несмотря на беглый огонь, уходили из зоны огня, пуская наугад очередь за очередью.

- Вне моей зоны, - доложил Семен. - Перемещаюсь.

- Мы возьмем их! - раздался в наушниках хриплый голос мехвода, и БТР, поднимая столб пыль, перемахнул через гребень.

Двое «Скаутов», на своих тонких ножках напоминавшие тараканов или водомерок, мчались через дюны, туда, где вскоре окажется караван. «Жужелица», обладавшая лучшим сцеплением из-за своих восьми колес, бросилась вдогонку, поливая ближнюю машину из пулемета. Поврежденный осколками стабилизатор постоянно косил из стороны в сторону, взметая фонтанчики пыли. Еще немного, и луноходы выедут на нетронутую дорогу. Случайный проход очереди отсек тараканоподобному оба задних колеса. Пропахав брюхом широкую борозду, луноход беспомощно попылил передними лапами с колесами и замер. «Жужелица», не снижая скорости, проехала по машине, смяв своим весом и оставив глубокую борозду.

Последнюю машину постигла та же участь — бронетранспортер раздавил луноход, закопав его в реголит.

Сергей облегченно выдохнул — остановили. Еще немного, и случилось бы непоправимое.

«Жужелица», выпустив кривую контрольную очередь по поверженному врагу, развернулась к кратеру.

- Все цели поражены. Враг полностью разгромлен, - раздался в наушниках голос Федорцова, подытоживший результат. Сергей облегченно выдохнул — закончилось сражение и задание выполнено без потерь. Его рука даже не в счет.

- Перепроверь дронами местность вокруг. Не хватало еще упустить какого-нибудь гранатометчика, спрятавшегося между камнями.

Синие огоньки разведчиков мигом заметались по небосклону, а лейтенант окинул кратер. Пыль практически улеглась, так что были видны грязные остовы подбитых машин и исковерканные тела террористов, лежащие в черном песке, оставшемся от испарившейся крови. Кого-то из них настигла пуля рельсотрона, отчего в телах зияли крупные дыры, через которые виднелись разорванные в кашу внутренности. Кто-то погиб при взрыве гранат. Теперь их тела, нашпигованные осколками, представляли сплошное черное мессиво, в котором только угадывались элементы амуниции и части тела.

Ближайший труп был облачен в грубый синий скафандр с зелеными пятнами на плечах. На реголите оставалась почти черная «лужа» пыли выкипевшей крови, заметаемая опускавшейся пылью. Сергей подошел поближе. Первым в глаза бросились разорванные в кашу потемневшие органы и осколки ребер, видневшиеся из-под разбитого болванками нагрудника. Зрелище было тошнотворным, и лейтенант отвернулся. Лицо закрывал серебряный визор, и у красноармейца не было никакого желания смотреть на очередного террориста.

- Поиск завершен, - голос Федорцова отвлек офицера от мыслей. - Противник не обнаружен. Сектор чист.

- Хорошо. Взвод! - С облегчением в голосе лейтенант обратился к отряду. - В машину! Заменить батареи и баллоны. Макс, достань заодно аптечку, мне нужно руку осмотреть, и приготовьте канал связи с базой.

Командир зашел в луноход последним, оглянувшись на облако пыли, поднятое двигавшимся караваном. От места битвы можно было с трудом, но различить сверкающие корпуса, припорошенные серой пленкой наэлектризовавшегося реголита. Широкие гусеницы поднимали облака ввысь, однако красные звезды с золотыми серпами и молотами на бортах машин оставались чистыми и были подсвечены лампами, чтобы ни у кого не возникло сомнений в том, кто именно движется по тракту.

- Красиво? - в наушниках раздался голос Алисы. Сергей оглянулся — девушка, уже счистив пыль со скафандра, протягивала офицеру щетку. Через прозрачный визор под поднятым золотым забралом шлема можно было видеть яркие зеленые глаза и огненно-рыжую прядь волос, выбившуюся из-под комбинезона. - Так, к нашему вопросу. Светлое ли наше настоящее?

Сергей улыбнулся:

- Это сложный вопрос, скорее даже философский. Может, лично у меня не самое светлое «будущее», и фантасты прошлого писали не обо мне, но я буду жить, чтобы их мечты воплотились в жизни остальных, - лейтенант показал рукой на удалявшийся караван горняков. - Отправляемся. Время не ждет.


Просмотр темы полностью (откроется в новом окне)