Перейти к содержимому


Ответ в "Яблочное Королевство"


Опции

  • Анти-спам: выполните проверочное задание

Прикрепить файлы

   Максимальны размер файла: 20МБ

  или Отмена


Последние 10 сообщений

Отправлен 08 March 2016 - 14:07

Весьма любопытный рассказ. Несмотря на бурное развитие социальных сетей последних лет, очень немногие понимают какой огромный потенциал в них кроется. Коллективы строятся на основе надличностных традиций или межличностных коммуникаций. А на основе чего строится коммунизм?

 

Но диалоги у вас, уважаемый автор, это "застрелите мой мозг" :-)


Цыбиков Чингиз

Отправлен 25 January 2016 - 11:57

Не дай бог! целый город задротов! спаси и сохрани!


Kpt.Flint

Отправлен 21 January 2016 - 19:00

Принято.


Ноябрь

Отправлен 12 January 2016 - 19:25

Я был молод, оптимистичен, умел стрелять и кричать командным голосом, а потому передо мной открывались все пути. И я решил пойти в наш пед на переводчика с китайского

шта..


Valentinus

Отправлен 12 January 2016 - 13:59

понятно.


Отправлен 11 January 2016 - 19:07

Хороший слог. 


Отправлен 10 January 2016 - 23:59

Александр Архаров

(m.t.iskander@gmail.com, тел: +79259301933)

 

ЯБЛОЧНОЕ КОРОЛЕВСТВО

2031 год запомнился мне последним звонком, первым сексом, осенним призывом и торжественной присягой на верность своей Родине, Российской Федерации. Но людям постарше и посерьезнее этот год запомнился событиями куда менее радостными.

На мировых фондовых рынках лопнул пузырь природной электроэнергетики. После шести лет оптимистичных публикаций в СМИ неожиданно выяснилось, что современные материалы все-таки не позволяют конструировать эффективные солнечные батареи, и замену старому доброму дядюшке Атому найти пока не удалось. Прогрессивное человечество, не успевшее толком утереться от последствий дефолта Японии, снова забрызгало. В Европе появилась парочка новых демократических стран. Индусы утроили усилия по рекламе своего инновационного биотоплива на священном коровьем навозе. Топ-менеджеры Росатома потирали руки в предвкушении сверх прибылей.

Моя страна всегда была лидером в атомной энергетике, казалось бы вот он, наш шанс стучится в двери. Но Вани, как обычно, не оказалось дома. Нас окатило вместе со всеми.

Пока я, шмыгая носом, читал прощальное письмо своей «первой и последней настоящей Любови», с которой не успел провстречаться и года, страна, шмыгая носами, смотрела прощальное послание четвертого и последнего законно избранного президента РФ, вместе с которым прожила немногим дольше моего мужского счастья. И мне, и стране казалось, что жизнь кончена. Хотелось схватить автомат и бежать в леса.

К счастью для страны (и для меня) не перевелись еще у нас настоящие русские офицеры. Полковник Саркисян Хачатур Арушанович посредством устава и отеческого слова выбил гормональную дурь из моей головы. А потом очень красноречиво разъяснил личному составу полка, почему он на внеочередных выборах будет голосовать за «красных». Демобилизовался я уже из вооруженных сил Российской Советской Федеративной Демократической Республики.

На гражданке было весело. Либералы в интернете пугали школьников Сталиным, гебней и расстрелами за прогулы. По Европе вновь бродил какой-то призрак и гремел цепями — единственным, чего ему было терять. Все западные журналы выходили в тираж с изображением огромного красного медведя на обложке, который угрожал прилично одетым джентльменам ядерными серпом и молотом. Китайцы радовались торжеству какой-то «правильной модели» и пускали фейерверки, а крупный бизнес ударными темпами выводил деньги из страны и многочисленных менеджеров — из уютных офисов на улицу. Иногда даже без выходного пособия.

Я был молод, оптимистичен, умел стрелять и кричать командным голосом, а потому передо мной открывались все пути. И я решил пойти в наш пед на переводчика с китайского — уж больно мне понравились репортажи с фейерверками. На китайский поступить не смог, зато попал на испанский. Факту этому я неоднократно порадовался после, глядя на своего соседа Ромку, который зубрил иероглифы ночами на пролет и завидовал объемам моего свободного времени.

Праздно шататься мне быстро надоело, алкоголь я не любил, а сердце мое по-прежнему принадлежало той ветреной особе, лишившей меня девственности. Чтобы чем-то себя занять, я записался в Ассоциацию Гражданского Контроля (АГК) и вступил в НеоКоммунистическую Партию. Не то, чтобы я был коммунистом в душе. Мне просто понравилось, как они использовали в рекламных целях образы героев из фильма «Матрица», да и девиз «Ты — Избранный!» здорово льстил юношескому самолюбию. Странно, что с таким девизом нам ни разу не удалось никуда избраться. Зато наши социальные компании в сети пользовались бешеной популярностью, а лидер партии пела песни про Че Гевару и собирала сотни тысяч просмотров на «трубе». Эх, чудесное было времечко!

 

  • Слушаю. Крымов.

  • Привет, Александр, - видеосвязь еще не загрузилась, но по голосу я уже узнал Петрапалыча, владельца велосипедного заводика, кристально честной деловой репутации и здоровенного носа, остававшегося самой заметной деталью его внешности даже после операции в невинномысской клинике пластической хирургии. А ведь врачи срезали чуть ли не под корень! В АГК Петрапалыч занимал должность избранного председателя. «Партийная кличка» - Крепость.

  • Дело такое. Ты на работе в отпуске?

  • В отпуске на работе, Петр Павлович, - подтвердил я.

  • Дело такое. К нам заявочка поступила от граждан. Просят проверить депутата одного местячкового совета. Но это в Чкаловск ехать придется. Возьмешься?

    Я призадумался ненадолго. Полевую работу я любил. Депутатов — нет. Все они были людьми нервными, дерганными и крайне занятыми. К проверкам относились без внутренней гармонии, иногда агрессивно. Начинали тыкать «красным» прошлым, послужными списками, а те, кто совмещал депутатскую деятельность с основной работой — еще и профессиональными заслугами. «Вы думаете, я из большой любви к власти депутатом стал? Да меня просто воспитали в ответственности за свою Родину! А так я простой стоматолог». Или «Я понимаю конечно, гражданское общество, но зачем вы сюда приперлись? Все же есть в сети, в открытом доступе!». Эти хрестоматийные фразочки я уже мог зачитывать сам, за проверяемого, по выражению его лица понимая, что именно он собирается мне высказать. Вдвойне горько было, когда после этих фраз люди попадались на нарушении закона и приходилось вызывать прокуратуру, давать показания в суде. Смотреть, как они слушают, понурив голову, постановления о штрафах, лишении права избираться в советы, или чего похуже. И думать при этом: «Ну и зачем ты голос свой продавал, стоматолог? А если продавал, то к чему были все эти громкие слова?!». С другой стороны, для этого ведь и нужна была АГК. Кто, если не мы?! Почти ВДВ.

  • Дело такое, Александр. Мне хорошо бы сейчас твое добро получить. Секретарша отгул на завтра взяла, так что если ты да, то ей сразу оформлять. А если нет — то мне человека искать быстренько, пока она домой не ушла.

  • Возьмусь, Петр Павлович, оформляйте, - решился я. Взваливать на Крепость дополнительные хлопоты мне не хотелось. Отличный он был дядька, деловой. Из тех, про которых говорят: «соль земли».

  • Молодец, Александр. Вот ты молодой парень, а серьезный. Уважаю. Я тебе тогда файлик с запросом и все документы через часик на почту кину. Как поедешь?

  • «Ласточкой», - ехать на своей машине мне не хотелось. Бензин опять подорожал, а аккумуляторы гибридного двигателя быстро вырабатывали ресурс, если часто кататься. Что поделать, бюджетная модель. На нормальную машину пока не заработал.

  • Понял, оформим, - ответил председатель. Отличный дядька! Предыдущий на билеты частенько зажимал, экономил бюджет организации. Не сказать, что плохо, вот только деньги эти так и лежали мертвым грузом, в развитие не шли, а люди катались на свои. Теперь хоть с транспортными расходами полегче стало.

  • Тогда я жду на почту. Если что — звоните, я на связи, Петр Павлович.

  • Жди, Александр, все будет. Удачи тебе там. Чтобы все прошло гладко. Впрочем, ты парень серьезный, молодец. Уважаю.

    Петрапалыч отключился. Я посидел минуту, с удовольствием переваривая его «парень серьезный, молодец, уважаю». Потом развернул окно со вторым «Магнатом». Скоро ехать, а дел невпроворот. Надо проложить железную дорогу до рудника, чтобы не возить уголь на ослах. А еще советник, собака, снова вылез: «Сэр, нам негде пасти овец. Надо расширить пастбища!». Короче, солнце еще высоко.

 

Чкаловск был небольшим поселком в 50 километрах от облцентра. Состоял он из двух так называемых квАрталов. Один квартал был застроен таунхаусами и назывался у местных «элитным». Там проживали в основном сотрудники административных отделов пары крупных городских предприятий, а также преподавательский состав Чкаловского профтехколледжа. Во втором квартале стояло несколько многоэтажек, построенных еще при Путине, а также десяток шестиэтажных многоквартиных домов. Называли его «блоки» или еще «облока» (да-да, через «о»). На «облоках» жили семьи рабочих, мелких предпринимателей, работников сферы обслуживания или охраны — в общем, обычных граждан молодого Союза, не обремененных ответственностью за сотни рабочих мест или бестолковых студентов. Студенты, кстати, проживали в общежитии аккурат в центре, между двумя этими половинами Чкаловска.

Раз в два года от Чкаловска выбирался один депутат в районный Совет. И на протяжении последних четырех лет этим счастливчиком становился некто Иркутов Семен Игоревич, 35 лет, образование средне-специальное, холост.

Иркутов совмещал депутатскую деятельность с трудовой, работал на дому. Его успехи на выборах обеспечивала единодушная поддержка молодежи и мамочек с детьми, а так же довольно серьезная поддержка молодых отцов на «облоках». Первая победа над кандидатами от «элитного» произвела фурор поселкового масштаба. Через два года профессура и управленцы объединились и выставили единого кандидата, но в упорной борьбе победа снова ускользнула от них. Наконец, на последних выборах «элитный» надеялся взять реванш, т. к. «облоки» помимо Семена выставляли еще одного кандидата. Многие студенты из старого иркутовского электората выпустились, а молодые «облоковцы» остепенились или уехали в город. Но, против всех ожиданий, новые избиратели заняли места в поредевшем строю, и Иркутов выиграл с разгромным счетом, опять отправившись представлять Чкаловск в райсовете.

У «элитного», как говорили во времена моего детства, припеклоу. Они подозревали подкуп избирателей, экстрасенсорное воздействие, шантаж и заговор мирового империализма сразу. Полетели письма в прокуратуру. Так как нарушений на выборах зафиксировано не было, то следственные органы заявление пока что отклонили и посоветовали сначала обратиться в Ассоциацию Гражданского Контроля. В Чкаловске была и своя АГК, но по старой корпоративной традиции она могла лишь оказывать содействие. Расследование должен был вести человек «не вовлеченный лично в специфику сформировавшихся социальных связей», а потому заявление ушло в областной центр. К нам.

 

На платформе, защищенной от приветливой русской погоды старым пластиковым навесом, меня встречала Зинаида Фарук-Иванова, председатель чкаловской АГК и супруга зам.директора по воспитательной работе чкаловского колледжа. Зинаида Фархадовна была не одна, рядом с ней стояло юное тело неопределенного пола. Тело, судя по всему, было проекцией виртуальной личности, которая жила в планшете у тела в руках.

  • Доброе утро, Александр Владимирович! - с избыточной приветливостью провозгласила Зинаида Фархадовна, когда я, разомлевший от вагонного сна, подошел к ней на расстояние вытянутой руки. От громкого голоса этой впечатляющей особы сон сразу как рукой сняло.

  • Доброе утро, - кивнул я. - Вам не стоило меня встречать, напрасные хлопоты. Вы же знаете протокол.

  • Ничего страшного, Александр Владимирович, я все равно на машине. Поймите правильно, у нас город захолустный, редко когда выпадает шанс проявить гостеприимство. К тому же было грех не воспользоваться случаем выгулять мою бессовестную дочь. Катерина, ты могла бы и поздороваться!

  • Салям! - сделало мне одолжение тело, не отрываясь от планшета. По бледному лицу можно было смело предположить, что связь проекции с виртуальной личностью поддерживалась двадцать четыре на семь, без перерывов на сон и еду.

  • Простите ее, Александр Владимирович, она не очень вежлива, когда играет в эти свои игрушечки. Но ей иногда надо выходить из дома на воздух.

    «Ей иногда надо выходить из планшета», - подумал я, но умничать вслух не стал. Все эта ситуация мне не очень нравилась, было неуютно.

  • Мне необходимо заехать к Иркутову, известить его о том, что АГК инициировало проверку. Потом ознакомиться с архивными данными избиркома и сверить их с данными, выложенными в общий доступ. Спасибо большое, что встретили меня, очень приятно. Я поеду работать.

  • Конечно-конечно, - интенсивно закивала Зинаида Фархадовна. - Если вам потребуется содействие, я всегда готова его оказать. Давайте, я отвезу вас на машине.

  • Благодарю, но я лучше воспользуюсь общественным транспортом.

  • У нас ходит автобус. Один маршрут на весь город, но городок у нас маленький. Сейчас я вам подробно объясню...

  • Спасибо вам большое, Зинаида Фархадовна, но, - я из кармана смартфон, - у меня есть ТриГис. Предпочитаю изучать новые города самостоятельно, в дальнейшем всегда может пригодиться в служебных целях.

  • Конечно-конечно, - она закивала еще активнее, - как вам удобнее. Я провожу вас до остановки.

    Я вздохнул, но препираться мне надоело.

  • Пойдемте, - сказал я и быстро зашагал к турникетам.

    Зинаида Фархадовна, к моему разочарованию, легко взяла мой темп и поспевала идти вровень. Лишь перед турникетами она немного замешкалась и обернулось.

  • Катерина!

    Проекция виртуальной личности, оставшаяся стоять на платформе, вздрогнула. Неуверенной походкой человека, не привыкшего много двигаться, она неспешно пошагала за нами, не отрываясь от девайса в руках.

    •  

  • Я была немного удивлена, узнав, что вы приедете экспрессом, - говорила Зинаида Фархадовна, пока мы шли к остановке. - Думала, вы приедете на машине.

  • Люблю поезда, - соврал я.

  • Жаль. Жаль, что вы не приехали на машине. Вы лично смогли бы убедиться, в каком ужасном состоянии находится участок дороги от федеральной трассы до Чкаловска. Это не мыслимо в двадцать первом веке! Мы много раз пытались добиться капремонта дороги, но депутат Иркутов продвигает в райсовете совсем другие инициативы.

    Мы подошли к уютному домику из ярко-рыжего кирпича и зеленого стекла, помеченному знаком автобусной остановки. Я зашел внутрь — там было чистенько, только пара пустых бутылок пива под лавочкой нарушала идиллию. Электронное табло подсказывало, что мне осталось продержаться 7 минут. Хотелось верить, что автобус ходит без опозданий. Чтобы потянуть время, я медленно выкинул пустые бутылки в контейнер для стекла и скучно, но многословно поругал свинтусов, которым наплевать на чистоту родного города.

  • Студенты, - уверенно поддержала меня жена зам.директора по воспитательной работе. Я так и не понял, был ли это камень в огород ее мужа, или у нее есть зуб на местных мучеников науки. Времени обдумать эту мысль Зинаида Фархадовна мне не дала.

  • Это все проявления иркутовшины. Когда у города нет нормальной дороги, то разруха в головах его жителей растет. Разруха ведь в головах, знаете?

  • Вы можете вынести вопрос для открытого голосования на городской форум.

  • Бюджет выделяют ограниченный. Всегда приходится чем-то жертвовать. Большинство жителей города на форуме поддерживает предложения депутата Иркутова, хотя умные люди указывают на то, что эти инициативы часто не идут на благо города.

  • Не хочу вас огорчать, но это и есть демократия. Как к ситуации с дорогой относится мэр?

    Зинаида Фархадовна натужно заохала и стала поразительно похожа на курочку-несушку. Я даже заподозрил, что сейчас она снесет яйцо. Но чуда не случилось.

  • Чкаловск — город маленький. Когда принимали законы о дебюрократизации, нас лишил всех выборных должностей, кроме полицейского комиссара. Всеми реальными вопросами занимается менеджер из областного центра.

  • Тогда я могу только высказать вам свою сочувствие. Тщательнее готовьте презентации ваших проектов для форума. Старайтесь доносить до людей их пользу.

    Чкаловский автобус уже показался в конце улицы и неспешно плыл к остановке.

  • В этом то и суть! В этом то и суть, Александр Владимирович! - Зинаида Фархадовна вложила в это восклицание всю экспрессию своих восточных корней. - Мы готовимся, тщательно расписываем все наши инициативы для населения, детальнейше прорабатываем предвыборные программы. А гражданин Иркутов напишет два-три предложения, но народ все равно голосует за него.

  • Краткость — сестра таланта,- резюмировал я и заскочил в салон автобуса. Напрягало меня это ее «мы». Участие в местной избирательной войне она принимала близко к сердцу, надо будет упомянуть это в отчете. Может поднимут вопрос о ее досрочном переизбрании.

 

Депутат Иркутов жил на последнем этаже болотно-зеленой многоэтажки. Такие дома начали строить в России в последний год президенства Владимира Путина по корейской технологии и построили их довольно много. Хотя сам экс-президент не имел к домам никакого отношения, их называли почему-то «путинками», по аналогии с древними хрущевками. Массовое строительство этих домов пришлось на первую половину 2020-х и помогло улучшить ситуацию с доступностью жилья в регионах. Что, в свою очередь, помогло либерал-консерваторам продержаться у власти еще один полный президентский срок. В сети ходила легенда, что прозвище свое дома получили вовсе не от фамилии политика, а от известной фотографии, запечатлевшей одно из первых построенных зданий. На глухой стене этой шестнадцатиэтажки были растянуты два огромных рекламных баннера; верхние восемь этажей занимала социальная реклама «Улучшаем качество жизни в регионах!», а нижние восемь — баннер «Водка «Путинка» теперь еще дешевле! 1л по специальной цене от завода».

Уж не знаю, был ли это фотомонтаж, капитальная шутка, или где-то реально нашлись дураки, повесившие плакаты в таком порядке, но картинка была очень популярна и ее и по сей день привлекали как аргумент в сетевых спорах об исторической судьбе России. Лично я думал, что это монтаж, но фактор глупости нельзя было недооценивать. Достаточно упомянуть о том, что появилась картинка как раз в тот короткий промежуток времени, когда парламент разрешил открытую рекламу алкогольной и табачной продукции, чтобы через три года опять ее запретить.

Дверь Семен Иркутов открыл в валенках, гавайских шортах и футболке в обтяжку, облегающей его пышные формы в районе пупка. Поверх этого гардероба был небрежно накинут полинялый махровый халат не то серого, не то сиреневого цвета. Я видал разных депутатов, но этот образ сразу и на большой скорости врезался мне в память, заняв первые места в нескольких персональных рейтингах сразу. Потом депутат Иркутов заговорил.

  • Прив, чувак. Ты чё-как, по серьезному вопросу?

  • По самому серьезному, - подтвердил я.

  • А, ты по тому рейду на ЧерКасл, который вайпнулся из-за бага, - лицо депутата приняло деловое выражение. - Короче, мы локу залочили пока, там глюкает, админы поднимут — тогда будем рейды пускать. Строй свинюшек пока, мотыжь там. Для всех вайпнутых бесплатный рейд сделаем потом. А если ты на твине шмота погорел — тут конечно сложнее, но ты логи договора потом кинь царю на мыло, мы возместим халявным донатом по стоимости. А без логов извиняй, рассматривать не станем...

     

    (примечания: в комп.играх «рейд» - поход группы игроков в определенную локацию или против игрового босса; «вайп рейда» - гибель или вылет рейда по игровым или техническим причинам; «локу залочить» - закрыть игровую локацию, вероятно пришло в сленг геймеров будущего из автоквестов типа Дозор, «твин шмота» - в буд. использование возможности копировать игровые предметы, используя игровую механику или ее недочеты, аналог совр. «дюпать»; «донат» - игровые возможности, покупаемые за реальные деньги; «гильда» - гильдия; «грифонить» - обмануть и/или убить другого игрока, чтобы завладеть его имуществом или привилегиями, аналог совр. «загриферить»).

     

  • Я из АГК, - прервал я речь депутата.

  • АГК? Че за клан? На нашем серваке играешь?

  • Ассоциация гражданского контроля. Есть такой клан. Всесоюзный.

    Иркутов залип на минуту, потом лицо его медленно приняло скорбное выражение, глаза влажно заблестели и расширились, как у голодного лабрадора, который заползает на кухню, хоть и знает, что ему нельзя.

  • Красный? - спросил он, прискуливая.

  • Очень красный, - кивнул я, - С самого начала почти.

  • А я не красный, - горестно вздохнул Семен. - Гамаешь?

  • Есть немного. «Магнат два» прохожу сейчас.

    Лицо депутата озарил луч надежды.

  • Хоть что-то родное, - заулыбался он. - А то я с вашими не не короткой ноге. На длинной, скорее. Далек я от идеологий. Проходи. Нормально, что на «ты»?

  • Нормально. Меня зовут Александр.

    С кухни донесся шумный выдох облегчения, затем шум воды. Депутат Иркутов набирал чайник.

 

  • Это с «элитного» меня рейдят, - пояснял свое видение ситуации Семен, прихлебывая краснодарский чай, заваренный до состояния чефира. Я такую дрянь пить не мог, поэтому вежливо жевал печенье и слушал.

  • У них там своя гильда, они конечно сразу про дорогу начали. Давно меня грифонить хотят, а я для Чкаловска стараюсь. За четыре года бюджет города на 5% апнул, молодежи возможность зарабатывать дал, новые технологии в город привлек. А у Петровых зять мотель и закусочную холдит на повороте, они все мечтают за казенный счет там асфальт положить. К тому же это «элитный» в сити на машинах ездит, а с «облоков» в основном «ласточками». Им эта дорога до лампочки. А ремонт платформы — это уже СЖД. Мы стоим у них в очереди, но пока нескоро.

  • Проверка будет на предмет подкупа или иного неправомерного воздействия на избирателей, - проинформировал я Иркутова. - Карточку депутатскую дай пожалуйста, я прочипую, пока не забыл.

  • Счас дам, конечно. Я сам за законность. Это «элитные» меня орком выставляют, а так я урурушечка.

    Урурушечка ушел в гостиную и громко там копался в бумагах. Я размышлял. Иркутов не производил впечатление человека, который способен шантажировать, запугивать или подкупать пол города. Может, конечно, он лицо подставное, а за его спиной целая организация. Это надо было выяснить. Но и впечатления харизматического делового человека, способного решать вопросы и привлекать избирателей, он тоже не производил. Трудно было представить простоватых провинциальных девушек, молодых охранников или заводских ребят, голосующих за 35-ти летнего пузатого задрота в халате Обломов-стайл. Зато теперь было ясно, почему он так раздражал жителей элитного района.

  • Инспектор Кот!! - донеслось из гостиной, потом послышался грохот. - Через пару минут Иркутов вернулся и протянул мне депутатскую карточку. Я достал смартфон и «прочиповал» ее: считал штрих-код с помощью специального приложения, и система автоматически открыла сеанс гражданской проверки на госпортале в сети. Данные проверяемого были найдены в базе данных по соответствующему коду с карты, данные проверяющего и причины проверки приложение добавило из картотеки АГС, используя заранее заполненные секретарем формы. Автоматически были приложены: заявление, инициировавшее проверку, с подписями граждан; мой билет до Чкаловска; бланк отчета, в котором в реальном времени отображались мои заметки, а также ссылки на фото-, аудио- и видеофайлы, которые я мог снимать в интересах расследования и заливать на сервер. Любой совершеннолетний гражданин Союза мог, используя персональный аккаунт, зайти на госпортал и отследить ход проверки. Эта процедура была стандартной для любых гражданских проверок: от депутатов горсоветов, управляющих домкомами и районных комиссаров полиции до депутатов Верховного Совета, топ-менеджеров государственных корпораций и чиновников правительства.

    Я вернул депутату карточку и встал на выход.

  • Фикус на пиджак уронил, теперь стирать придется, - виновато проговорил Семен. - У меня всего один пиджак, я в нем на сессии райсовета езжу. Работа-то домашняя.

  • А кем ты работаешь? - спросил я, уже обуваясь.

  • Тестером. Тестирую компьютерные игры, приложения, программы образовательные. Всегда мечтал играть и деньги за это получать. А еще я городской сервак «Яблочного Королевства» админю. Мне эта игра еще с теста зашла.

  • Разберемся, - пообещал я и вышел.

     

К утру следующего дня мне хотелось разобрать главным образом свою голову. Я просмотрел и проверил столько буковок и циферок, что глаза свалились в кучу и зрительные рецепторы отказывались передавать сигналы в мозг. Сотрудница архива, пришедшая к началу рабочего дня, посмотрела на меня с такой жалостью, как будто я был маленьким котенком, сидящим у закрытого подъезда в лютую метель. Ни слова не говоря, она сделала мне кофе и ушла на свое рабочее место.

Я накачивал организм кофеином и думал о тщетности бытия. Все мои изыскания, как и ожидалось, были безрезультатны — зацепиться не за что. Никаких нарушений, никаких расхождений данных, никаких основ для подозрений. Было только два момента, которые выбивались из обычной картины провинциальных выборов.

Первое — что четыре, что два года назад, что на недавних выборах среди молодых людей, которые голосовали впервые наблюдалась нетипичная активность. Больше половины из них шли голосовать, и почти все отдавали свои голоса Иркутову. Студенты колледжа тоже в массе своей голосовали за Иркутова; студенческие поколения менялись, но их электоральные предпочтения — нет. Возможно, существует какая-то неофициальная молодежная организация, которая быстро и грамотно вовлекает в свои ряды новых членов не зависимо от того, выросли они в Чкаловске или приехали сюда учиться. Если так, то это вполне может оказаться вопросом государственной безопасности. Вот только весьма сомнительно, чтобы при таком количестве и текучке членов эту организацию можно было сохранять в тайне протяжении четырех лет. Что-то тут не вязалось.

Второе: на городском форуме я читал ветку голосований по муниципальным проектам. Зинаида Фархадовна возмущалась небезосновательно, надо сказать. Против подробно расписанных проектов своих оппонентов Семен Иркутов выставлял два-три скупых предложения, составленных так, словно те, к кому он апеллировал, и так были в курсе, о чем идет речь.

Я заставил себя встать и подойти к Евгении Павловне, сотруднице архива. Она играла на рабочем компьютере в «Яблочное королевство» - очень популярную среди молодых людей и домохозяек всего мира игру. Сложный, но интересный симулятор жизни, выживания и домостроительства в средневековом мире, населенном мультяшными антропоморфными зверями. Здесь коровы могли пасти коров, овцы разводить собак, еноты — строить замки, ходить в рейды на боссов-драконов и вести междоусобные войны. «Яблочное королевство» вышло 5 лет назад и оказалось долгожданным реваншем отечественного игростроя, выпавшего из тренда после спада популярности сетевых танковых симуляторов.

Я уже успел узнать, что в Чкаловске был свой городской сервер. Официально сервер был муниципальной собственностью, доход со всех платных услуг и донатов шел в бюджет города. Администратором сервера был Иркутов, собственно сама идея создать игровой сервер в муниципальной собственности принадлежала ему. Для этого из городского бюджета в свое время были выделены деньги на покупку у компании-издателя прав, а также на закупку оборудования для сервера. Как ни странно, доход с платных услуг уже через год перекрыл все затраты, а городская казна получила дополнительный источник прибыли. Жители Чкаловска могли играть на сервере бесплатно, остальные желающие платили небольшую сумму каждый месяц.

Евгения Павловна — Женя — двадцатичетырехлетняя замужняя барышня, коротала длинные часы безделья развивая свой собачий питомник, укрепленный уже не хуже Измаила и имеющий собственную армию, способную совершить при необходимости маленький крестовый поход.

Я несколько минут стоял у нее за плечом, пытаясь собраться с мыслями. Но мне мешала цветная иконка петуха-герольда, который забавно трубил в рог в углу экрана, извещая Женю о непрочитанных сообщениях. Наконец я стряхнул с оцепеневшего после бессонной ночи мозга петушиные чары и решительным тоном спросил:

  • Что он у тебя трубит и трубит?

  • Александр Владимирович! - девушка подпрыгнула на стуле от неожиданности. - Кто трубит?

  • Петух. В углу экрана.

  • Ах, этот. Там рассылка пришла по игровой почте. Я все никак ее не прочитаю.

    Она навела курсор на петуха, развернула папку входящих сообщений. Женя быстро отметила новые и закрыла вкладку. Я успел оценить только масштаб переписки с администрацией сервера. Более тысячи отправленных оповещений.

  • Так лучше?

  • Да, спасибо, - отозвался я, - Все раздражает. Особенно петухи. Скажи пожалуйста, чем занимается молодежь в Чкаловске?

  • Тем же, чем у везде, наверное. Гуляет, в кино ходит, в игры играет.

  • В «Королевство» например?

  • О, да, - заулыбалась Женя, - Тут почти весь город сидит. На сервере тысяч тридцать игроков!

  • А какие-нибудь организации, неформальная тусовка?

  • Ничего такого не слышала.

На большее рассчитывать было бесполезно. Но вдруг смутные подозрения начали зарождаться в моем не успевшем отдохнуть от статистики сознании. Почти весь город на сервере и такая обширная рассылка игрокам от админа. Я достал смартфон и набрал Зинаиду Фархадовну.

 

  • Александр Владимирович, я на совсем ясно вас поняла во время телефонного разговора. Вы хотите что?

  • Я хочу воспользоваться компьютером вашей дочери, чтобы поиграть в «Яблочное Королевство» с ее аккаунта.

    Зинаида посмотрела на меня, как на врага народа.

  • Но я-то думала...

  • Вы обещали мне содействие? Сейчас я очень на него рассчитываю.

  • Знаете, Александр Владимирович, я может быть не совсем точно понимаю ваши намерения, - Зинаида Фархадовна попыталась сделать второй заход. Но я срезал ее на подлете: мне хотелось домой и спать, спорить не хотелось.

  • Катерине семнадцать? Ручаюсь, вы будете очень удивлены, когда через два года она проголосует за Иркутова.

    Жена зам.директора не нашлась, что ответить. Через пару минут она уже грузно топала по лестнице следом за мной в комнату дочери.

 

Порой гениальность в ее простоте очень трудно отличить от глупости. Листая внутриигровые сообщения от администрации сервера, я все никак не мог для себя решить, глупость все это или гениальнейшая комбинация в новейшей политической истории.

Вся предвыборная агитация — на игровом сервере. Все обсуждения муниципальных проектов — на игровом сервере. Блин, да даже предварительные голосования на игровом сервере! Просто игровая демократия какая-то. Советское Демократическое Яблочное Королевство Чкаловска. Проекция наших реальных социальных и гражданских процессов в виртуальный мир рано или поздно должна была дать обратную проекцию. И вот это случилось.

Человеческое общество — это не только набор сферических индивидуумов в вакууме или жесткая социальная иерархия. Это горизонтальные связи между отдельными людьми. Горизонтальные связи формируются везде, где у людей общие интересы. Интересы в бизнесе, интересы в придуманном игровом пространстве, интересы во взглядах на справедливое устройство государства, любовь к Родине. Те же процессы, которые создали Яблочное Королевство, в свое время создали и новый Союз.

 

  • Да будет тебе, Александр, это просто бред какой-то! - отсмеявшись, воскликнул Петр Павлович. - В таком виде ты и оставишь отчет на госпортале? Компиляция анекдотических ситуаций и твоей куцей социальной философии? И выводы: никаких признаков незаконного воздействия на избирателей. Да нас просто засмеют.

  • Он был одним из тестеров этой игры до релиза. «Яблочного королевства».

  • И что с того? Как после теста игры можно стать депутатом совета?

  • Ему понравился игровой мир, он увидел возможность построить в нем идеальное сообщество. И воспользовался этой возможностью. Люди, игравшие с ним, поверили в его идеалы, и когда у него родилась идея как превратить игры в ресурсы и рабочие места — эти люди спроецировали его виртуальную власть в реальность, доверили ему руководящий пост. Молодые люди, прежде всего, для которых граница между миром виртуальным и миром реальным почти условность.

    Крепость шумно засопел, подошел к серванту и налил себе коньячку.

  • Я безнадежно отстал от жизни, - сказал он задумчиво. - Я ни черта тебя не понимаю, Александр. Пузатый мужичок, живущий в интернете, поднимает родной город с колен, и за него голосуют только потому, что он в игре уже выстроил идеальную модель этого города. Но где же тогда подкуп избирателей, классический манипуляции сознанием, в чем обман?

  • Знаете, есть кое-что, к чему можно бы было придраться. На этом сервере — на Чкаловском сервере «Яблочного королевства» - возможно копировать игровые предметы. Это небольшая ошибка в игровой механике, которую во время теста нашел только Семен Иркутов. Он сам же мне об этом рассказал перед отъездом. И он не стал упоминать ее в отчете для разработчика. Игроки могут копировать вещи, потом продавать их игрокам на других серверах, лишенным такой возможности. В Чкаловске половина молодежи этим живет. Особенно студенты. Десять миллионов подписчиков по всему миру — представляете, какой это обширный рынок! Иркутов, как администратор, сохраняет на своем сервере эту возможность, но если придет новый админ, то все очень быстро раскроется. Но нету ни прямого подкупа, ни угроз. Просто все это понимают. Я думаю, что прокуратура, при желании, состав преступления найдет. Но я ведь не прокурор, я член ассоциации гражданского контроля.

  • Контроля, мда, - Петрапалыч присел на край стола напротив. - Мир меняется бытро, контролировать все просто не успеваешь. А, гражданин?

  • Не успеваешь, - кивнул я. - Но я все-таки попытался. Я спросил Иркутова, какой шаг ему кажется правильным: сообщить разработчикам об ошибке, рискнув своей любимой работой, но проявив честность, как политический деятель, несущий ответственность перед обществом; или оставить все, как есть, но отказаться от депутатских полномочий, потому что ложь и укрывательство для избранного представителя недопустимы. Он выбрал второе. С началом осенней сессии он сложит с себя депутатские полномочия и больше не будет баллотироваться в советы. И мне кажется это правильным. Как гражданин, я — за ротацию в органах власти. А у Семена останется его яблочное королевство.


Просмотр темы полностью (откроется в новом окне)