Перейти к содержимому


Ответ в Ничего личного!


Опции

  • Анти-спам: выполните проверочное задание

Прикрепить файлы

   Максимальны размер файла: 20МБ

  или Отмена


Последние 10 сообщений

Отправлен 14 February 2016 - 12:23

 

 

 

 

 

Бураны это что в итоге? ветер+обледенение+ осевший снег , т.е. это одни из сил воздействующие на конструкцию, наравне с весом и колебаниями системы при прохождении груза)) рассчитывается по сопромату, также как ДЛЯ ЛЮБОЙ конструкции - мосты (в том числе вантовые), здания, башенные краны и т.п. То если для них это рассчитать не проблема, а для подобной конструкции это проблема?)) Подкачка гелия? ну пусть вдоль транспортной магистрали идёт трубка подпитывающая гелием, датчик на аэростате сработал на падение давления внутри - впрыск)) если резкое падение - порыв - отсечка. И местная обслуга (опять таки упомянута в рассказе, если заметили) выезжает на дефектацию и ремонт. Газопроводы на тысячи километров обслуживают же - решаемая проблема))  Тут если до чего и докапываться - так до конструкции самих трубчатых электромагнитных рукавов)) Но дык этож рассказ а не эскизный проект, этож литконкурс, а не техсовет)) Но ладно не буду заострять))


Valentinus

Отправлен 14 February 2016 - 11:22

слона-то я и не приметил)), то есть аэростатов)) читаем внимательно:"Метрах в трехстах от них была видна цепочка  из аэростатов, прикреплённых тросами к пробуренным в земле небольшим шурфам с быстротвердеющим цементным раствором. Вдоль цепочки группа людей монтировала гибкие трубчатые электромагнитные рукава для движения грузовых капсул." то есть на подвеске - растяжке земля-аэростат. под рукавами стада могут мигрировать. 

во избежания частых в таких случаях ответов - замечаний - че-то это у автора как-то не явно прописано, не понятно, тускло - блекло - у предыдущих сто с лишним просмотров вопрос не возникал))

аэростаты я конечно приметил, но я подумал что на них трубопроводы висеть не могут, потому что тут возникает куча проблем, начиная от  противодействия погодным условиям (типа буранов), и заканчивая чисто техническими вопросами периодической подкачки гелия.

но ладно, заостряться не буду.


Отправлен 14 February 2016 - 09:40

слона-то я и не приметил)), то есть аэростатов)) читаем внимательно:"Метрах в трехстах от них была видна цепочка  из аэростатов, прикреплённых тросами к пробуренным в земле небольшим шурфам с быстротвердеющим цементным раствором. Вдоль цепочки группа людей монтировала гибкие трубчатые электромагнитные рукава для движения грузовых капсул." то есть на подвеске - растяжке земля-аэростат. под рукавами стада могут мигрировать. 

во избежания частых в таких случаях ответов - замечаний - че-то это у автора как-то не явно прописано, не понятно, тускло - блекло - у предыдущих сто с лишним просмотров вопрос не возникал))


Valentinus

Отправлен 13 February 2016 - 09:22

вопрос: ваши "гибкие трубчатые электромагнитные рукава для движения грузовых капсул "- они будут лежать на земле? если да - то как через них будут мигрировать стада оленей, ну и прочая тундровая живность?


Объективная критика

Отправлен 11 January 2016 - 12:07

Понравилось


Отправлен 26 December 2015 - 15:04

Ничего личного!

 

Таймыр. СССР. За два месяца до ринга.

- Это что за фантасмагория? – Николай Чуприн скептически рассматривал новенький балок, доставленный вертолётом из Норильска. Сам балок был стандартным жилым вагоном из многослойной ткани, натянутой на углепластиковый каркас с двумя спальнями, гостиной, ванной,  санузлом и кухней.Технология та же, что и для надувных космических модулей – тепло, герметично, да и мелкие метеориты выдерживает, а значит и зверьё не процарапается внутрь. То есть всё как полагается, но вот разукрашен он был, мягко говоря, оригинально.

- Граждане начальнички вы там у себя, что решили всю живность в округе уморить от хохота?

Как будто в подтверждение этого предположения, сидящий в ногах Чуприна пёс издал звук похожий на скептическое фырканье и повернул оскаленную морду к главе районной администрации. С натяжкой оскал можно было счесть за усмешку.

- Николай Семёнович, - залебезил глава районной администрации перед двадцатишестилетним Чуприным, - поймите, от меня тут мало что зависело. Они прилетают завтра, по линии межпарламентского обмена, какой-то там комиссии по малочисленным народам. Из Москвы дали указание содействовать, разместить. Запросили – что требуется? Я ответил, что это тундра и жильё для делегатов само ниоткуда не возьмется. Стойбище не резиновое. У вас с братом семьи. Можем опозориться перед делегацией в бытовом плане. Ну, из Москвы и выслали эту «галерею».

Главу района можно было понять: он как между молотом и наковальней. Сверху начальство, снизу избиратели, перегнёшь палку - на следующих выборах прокатят. На Таймыре чуть меньше сорока тысяч жителей, включая младенцев. Все друг другу родственники или знакомые. Ну, пусть не знакомые, но знакомые знакомых и знакомые родственников уж точно.

Кто-нибудь точно выложит на всеобщее осмеяние эту помесь Дали с Рерихом: наружные стены балка были сплошь расписаны «местными сюжетами» в представлении московского художника. На одной стороне белый медведь, задрав голову, наблюдал за полётом полярной совы на фоне северного сияния, захлестнувшего по кругу и противоположную сторону, на которой олень наставлял рога на какое-то пушисто - зубатое существо. Так же как сверху полярным сиянием, по низу балок окаймлялся изображением зелёной травки с цветочками.

- А это вообще кто? – потыкал пальцем в пушисто - зубастика Николай Чуприн.

- Чёрт его знает, - устало отозвался глава администрации. – Может песец, а может просто собака.

- Ещё уточнение, в порядке художественного ликбеза отсталых народов Крайнего Севера, - наконец подал голос старший из братьев Чуприных - Алексей, предпочитавший до поры до времени не высказываться. – Ромашки с колокольчиками,  зачем накаляканы?

- В накладной было сказано: балок- одна штука, тема художественного оформления - «Цветущая тундра». Вот и имеем московский вариант цветущей тундры. Могли и розы с лотосами поверх ягеля прописать. Сам бы смеялся над этим, да не до смеха уже. Ребята, выручайте, ваше стойбище самое близкое от Талнаха оказалось. Чего нам теперь по всей тундре метаться, в поисках того кто согласится приютить делегацию. Приказать не могу, права нет такого. Да и сам знаю, что вы здесь оказали исключительно по работе, а не на прогулке. Но к  сознательности взываю, престиж страны обязывает.

- Как сознательные граждане, Коля, а мы сознательные? – Алексей повернулся к младшему брату и, получив утвердительный кивок головой, продолжил, - Так вот как сознательные граждане, хотелось бы ещё одно уточнение: где акт передачи сего шедевра жилищно-изобразительного искусства. Дорогой вы наш районный радетель за престиж страны, неужели вы думали, когда вылетали сюда, что нас не успеют оповестить, что балок-то из Москвы приказано было передать в собственность тому стойбищу, кто делегацию примет. А не просто поставить на несколько дней и  потом снова утащить под начальственное крыло. В тундре всё обо всех знают.

Чиновник попытался изобразить возмущение:

- Да мы его на баланс райсовета поставить хотели. Для выездных мероприятий.

- Для выездных, это хорошо,  - согласился Алексей. – Прямо таки государственный подход. Особенно если выезжать планировалось к тестю на заимку. Только это уже будет нецелевое использование госсобственности выделенной принимающей стороне по целевой программе. А это дело. Возможно уголовное. А мы, как сознательные граждане к криминалу никакого отношения иметь не хотим. Поэтому пусть этот балок стоит и дальше в стороночке от всего стойбища, не подключенный. Чтобы не дай бог, кому-нибудь потом не пришло в голову его с нами связать.

Поняв намёк, чиновник окончательно сник – без энергоустановки стойбища балок был бесполезным расписным вагоном. Не умыться, не согреться. Приходилось соглашаться. Чёрт бы побрал это тундровое сарафанное радио.

 

Телестудия в США. Прямой эфир ринга.

- И снова мы рады приветствовать вас на шоу «Ничего личного!» со мной – доктором Шоном Стокбриджем! Напоминаю наши правила. Тема дискуссии между мной и приглашённым гостем свободная, аргументы любые, кроме прямых оскорблений. Переход на личности равносилен дисквалификации. Исход схватки и продолжительность зависит от зрителей,  голосующих электронно за того из нас, кто покажется более убедительным. Как только счётчик зафиксирует тысячу голосов в копилку одного из противников, раздаётся финальный гонг и дискуссия прекращается.
            До сегодняшнего дня в моём активе одиннадцать побед и четыре проигрыша. Лучший результат показал фермер из Кентукки в диспуте об индийском кинематографе, он продержался сорок две минуты, хотя и проиграл. Худшим был мой результат, когда я продул за три минуты чикагскому полицейскому спор о значимости нейтронных звёзд в формировании Вселенной. Честно говоря, коп бывший астрофизик это нечто особенное и предугадать чем он двинет было сложно. Вся эта научная говорильня у меня просто сбилась в голове в один уголок и никак не выуживалась в разумную цепочку, как я не старался. Поэтому я был только рад, что зрители прихлопнули по-быстрому эту скуку смертную, отдав победу противнику. Интересно, а преступников у себя в участке, он колет с помощью того же физико - звёздного кошмара? Ну да ладно, пусть это будет на его совести.
            Итак, представляю смельчака, который сегодня рискнул померяться со мной болтливостью! Это конгрессмен Лейн, штат Аляска! Поприветствуем этого всегда открытого к общению человека! Того кто не привык протирать штаны по кабинетам¸ а готов шагать навстречу к людям любых взглядов, что бы понять их и помочь им!
            - Идущий на смерть, приветствует тебя Цезарь!
            - Мне повезло, у партнёра есть чувство юмора. Тогда предложение: конгрессмен, а можно вас попросту звать Тони? Ваша значимость от подобного неуважения не поблекнет?

- Валяйте. Я же могу отплатить вам той же монетой – называть просто Шон. Забросим за диван вашу докторскую степень.

- Согласен. Кому она нужна кроме продюсеров нашего канала? Это их блажь иметь ведущим доктора права из Гарварда. Думаю, таким образом, они пытаются агитировать за Йельский университет, из которого сами в своё время вылупились. Мол,посмотрите, во что превращает человека Гарвард – в телевизионного болтуна с докторской степенью и все валите учиться только в Йель, если хотите что-то из себя представлять. На худой конец в Орегон. Слушай Тони, а чего ты меня потянул в какие-то дебри? Хватит предисловий! Поведай нам о своих приключениях на окраине Неосоветов.

- Да собственно и приключений не было. Я на них и не рассчитывал. Просто в тех краях можно окунуться в далёкое прошлое моей родной Аляски, когда наш штат ещё не был цивилизован настолько, как сейчас….

- Стоп, стоп, стоп! Тони, ты чего-то не договариваешь. Ты же отправился туда не туристом, а как член комиссии конгресса по делам национальных меньшинств. И теперь ты же не будешь разочаровывать наших зрителей, сознаваясь, что  средства налогоплательщиков просто потратили на частную экскурсию? Насколько я помню, уже что-то такое звучало в твой адрес не так давно.

- Во-первых, в отношении политиков многое что звучит, но комитет по этике все эти сплетни в моём случае оставил без комментариев. Во-вторых, смотря, что считать экскурсией. Моя цель была оценить возможность помощи тамошним местным властям в плане сохранения самобытной культуры коренного народа Севера – долганов.

- Это ты что решил осчастливить их по своему фирменному  рецепту: яйца и перья перелётных птиц для спасения алеутов? Неужели ты отважился предложить это патентованное снадобье и там?

- Шон, давай не будем перепевать старые мотивы. Если конгресс принял мои законопроекты, разрешающие алеутам использовать перья чаек для народных промыслов, а каждое пятое  яйцо для  питания, то значит, там посчитали, что это будет реальной поддержкой аборигенов нашего Севера. При этом заметь, что делалось это для людей, проживающих в не самых плохих условиях. Потому что,  то запустение, которое я увидел на Таймыре, ни в какое сравнение не может идти с тем образом жизни, которого достигли у нас алеуты. Поэтому я и считаю свою поездку экскурсией в прошлое.

- Ой, только не надо опять про медведей на улицах их городов. Этому не верят даже техасцы. Что-нибудь новенькое, и более правдоподобное  можешь рассказать?

- Как говорят лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Я хочу показать кинохронику, снятую видео рекордером моего референта, человеком до крайности педантичным - Софи Берджес. Всё с чем она сталкивалась, всё что увидела, увидите и вы и сможете сами судить о справедливости моих пояснений.

 

Таймыр. СССР. За два месяца до ринга.

Косые тени от лопастей вертолёта закончили свой бег по земле и застыли так, что закрыли дремавшему псу нещедрое на теплоту полярное солнце. Тарахтение двигателя не вызывало такого беспокойства у пса, как отсутствие солнца и он нехотя перешёл на соседний освещённый участок  и попытался вновь уснуть.

- Рад встрече с вами господа, - с трапа пытаясь изобразить лёгкость в движениях, сбежал полноватый человечек, среднего роста, сияющий самой доброжелательной улыбкой, какую только можно себе представить. Закреплённый на груди лингвофон  не только передал смысл сказанной по-английски фразы, но даже неплохо сымитировал голос и интонацию говорившего.

- Позвольте представиться –конгрессмен от штата Аляска Энтони Лейн. Мы с вами почти соседи. Всего-то 4700 миль. Но что значит такое расстояние для нас северян? Как говорится для бешеной собаки лишняя тысяча миль не крюк.

При этих словах пёс приоткрыл глаза и начал как-то внимательней приглядываться к этому живому как ртуть человечку. Тот же, по всей видимости, привыкший всегда при знакомствах брать инициативу в свои руки продолжал выстреливать фразами:

- Надеюсь, мы сможем пообщаться с местным населением, неплохо было бы увидеть их в быту, за привычными трудовыми заботами. Я вижу небольшое стадо оленей. Здесь живут оленеводы, это интересно. Но где они? Мне кажется, не очень правильно не давать людям общаться с нами.  Господа, я конечно не против контактов с местной администрацией, но обычные люди мне гораздо ближе и понятней. Прошу прощения, разрешите представить вам моего референта.

Человечек дёрнулся в сторону трапа, по которому не торопясь, будто оценивая не только каждую ступеньку на прочность, но и всё окружающее на безопасность, спускалась женщина лет сорока в чёрной долгополой куртке. Тщательно выкрашенные в каштановый цвет волосы были убраны под налобную повязку,на которой поблескивала точка объектива видео рекордера.

- Прошу как говорят  в вашей стране любить и жаловать – миссис Софи Берджес. А это Софи, господа из местной администрации. Я не расслышал, как вы себя назвали? – вновь засиял улыбкой в сторону встречающих человечек.

Пёс всё это время  с явно нарастающим интересом наблюдавший за столь живым монологом господина Энтони Лейна, встал и, приблизившись к нему, поднял заднюю ногу.

- Аяврик, руководитель местной службы безопасности, склонен к немногословности в общении и резкости в оценках, – прокомментировал зазвучавшее журчание один из встречавших.

Растерявшаяся миссис Берджес уставилась на ноги мистера Лейна, огонёк камеры, помаргивая, зафиксировал происходящее. Пёс, закончив своё приветствие,  оскалился улыбкой в объектив и с достоинством вернулся на нагретое солнцем место.

- С оленями вы уже познакомились, представлю остальных немногочисленных местных обитателей стойбища. Я Алексей Чуприн, - продолжил встречающий.–А это мой младший брат Николай. Его жена, Елена. Можете её считать за местное начальство. Она покажет вам ваши комнаты, где можно привести себя в порядок после дороги. Багаж из вертолёта мы поднесём. Как будете готовы, прошу в гостиную к столу.

 

Телестудия в США. Прямой эфир ринга.

- Это мелькнули встречающие местные жители. Ничего такого занимательного не произошло, никаких церемоний, речей. Вышли всего эти трое поздороваться. Маленькое угасающее стойбище, всего пара детей. Как сами можете судить по их внешнему виду, эти люди явно утратили свою национальную самоидентичность. Стандартный европеизированный стиль одежды, разве что несколько более утеплённый вариант, но не более того. Опыт предков по выживанию в тундре утрачен почти полностью.

Вот в объектив попало несколько олений. Посмотрите, что осталось от некогда громадных оленьих стад, населявших эти места. Пара десятков голов, с большим количеством они просто не в состоянии справиться, не хватает пастбищ. Добыча полезных ископаемых на Таймыре отравляет реки и вытесняет зверей из мест обитания долган.

- Боже, Тони, я просто до глубины души тронут твоей заботой о проблемах экологии у Неосоветов. Однако как же тебя понять? Ведь не так давно ты озвучивал свою  принципиальную  позицию в отношении нефтедобычи в границах Национальных парков  Аляски? Я цитирую: «Нефть всегда просачивалась из пород, где образовывалась, особенно в те времена, когда почти вся планета была покрыта водой. Но это же не помешало эволюции на Земле. А сейчас некоторые эгоистичные интеллектуальные идиоты начинают стенать, как только  несколько капель упадёт мимо трубы». Я ничего не перепутал? Это был ты и твоё интервью на Эй Си Ти?

- Шон, нужно различать цивилизованную разработку недр у нас, под инспекционным контролем профессионалов и то, что происходит там. Ситуация складывается таким образом, что теперь дичь или рыба в рационе долган практически отсутствует, питаются в основном консервированными продуктами и крупами, это так называемый у них «северный завоз» из центральных регионов страны.

 

Таймыр. СССР. За два месяца до ринга.

- Вкусно. И что это? – доброжелательная улыбка вновь светилась на лице господина Лейна, но после общения с Аявриком взгляд утратил снисходительность к окружающим, став насторожённым.

- Кердиляк по – нашему. По-русски вяленая, подкопченная рыба. А вы ещё гуся солёного попробуйте, это у нас Даша мастерица их готовить, - давала пояснения Елена.

- Что же вы такую мастерицу к столу не позвали, не представили, прячете от нас, - с иронией произнесла миссис Берджес.

- А невестка решила воспользоваться случаем, что мы в этих краях оказались. По соседям поехала детям прививки ставить.

- У вас эпидемия? - встрепенулся господин Лейн. – Много заболевших?

- У нас, как и всюду в стране обязательная вакцинация детей. Легче предупреждать болезни, чем их лечить.

- А «невестка», это что? Почему-то лингвофон не перевёл это слово. Какая-то особая медицинская специальность? – проявила интерес миссис Берджес.

- «Невестка» это жена брата моего мужа, - пояснила Елена. – А по специальности она медик, фельдшер.

- Она что не местная, прислана министерством здравоохранения? – уже суше, явно теряя интерес к теме, спросил Лейн.

- Нет, тоже наша. Из Усть-Авама. Просто замуж сюда вышла за Алексея. В Норильске в медицинском училась. А Лёша там же в Норильске заканчивал энергетический факультет. Вот и познакомились.

- Местная интеллигенция, нужно же кому-то обслуживать стойбища, - понимающе кивнул головой Лейн, отправляя в рот очередной кусок гуся. Затем прожевав, поинтересовался у Елены.  – А вам с мужем никогда не хотелось чего-то большего, чем всю жизнь кочевать и пасти оленей?

- А мы и не пасём оленей, тем более не кочуем, - вмешался, наконец, в разговор муж Елены Николай. – Лена дистанционно в Тюменском университете на геодезиста учиться. Брат главный энергетик Янгодинского участка. Я по специальности нейротрансмиссиолог.  Мы здесь представляем интересы корпорации «Севтрансстрой».

Лейн растерянно уставился перед собой в стол, пытаясь сосредоточиться: что-то его явно не устраивало в том, что он услышал. Миссис Берджес сориентировалась быстрее шефа:

- Это так неожиданно. И каким образом и кому вы представляете эти самые интересы в тундре?

- Иногда, как сейчас – местной районной администрации, по их просьбе мы и принимаем вас. А в основном - иччи.

- Кому?

- Иччи, так мы долганы называем невидимых духов, умеющих вселяться в предметы и оживлять их.

 

Телестудия в США. Прямой эфир ринга.

- Тони, давайте-ка немного прервемся лить слёзы о несчастной судьбе тамошних народов. Я хотел бы вот что уточнить для себя. Почему весь видеоряд вашего сюжета снят либо только общими планами, либо только крупными. Я вижу с большого расстояния тундру, какие-то необычные строения, смахивающие на космические. Что они там делают? Это что какие-то научные базы? Или это жильё аборигенов?

Далее, вдали мелькают какие-то рогатые помощники Санта Клауса или же фигурки нескольких человечков. Как вариант я наблюдаю, лица людей крупно. Но при этом никаких средних планов. Я не вижу ни внутренней обстановки в этих странных домиках, ни каких-то бытовых подробностей. Наверняка эти сооружения стоят не дёшево. А я что-то не встречал обездоленных аборигенов, владеющих жильём такой стоимости.

И наконец, ты упоминал об экологической катастрофе в тех местах, но где оранжевые реки промышленных отходов, обездолившие этих якобы несчастных?

- Шон, надеюсь, ты согласишься, и все зрители примут это как факт, что миссис Софи, мой референт пользовалась мобильным видео рекордером, а не профессиональной камерой. Кроме того она не кинохроникёр и фиксировала всё, что попадало в поле её зрения. А это множество однообразно повторяющихся сюжетов. Разумеется, впоследствии из сотни кадров были выбраны наиболее интересные и показательные. Предлагаю посмотреть видеосюжет дальше. Вы поймёте, что когда я, например, говорю о том вреде  местной природе, которое ей наносит промышленное освоение тундры по советской схеме, я имею в виду не примитивные «оранжевые реки», а более опасные технологии активно и бездумно привносимые в местную экологию Неосоветами, без учёта интересов этих наивных людей.

- Да брось, что-то в их лицах я не усмотрел и тени наивности.

- Между тем это так, только представь: они до сих пор искренне верят в духов тундры, которые способны вселятся в неодушевлённые предметы. Так они воспринимают систему интеллектуального управления человекоподобными роботами с точки зрения собственных суеверий. Что бы удостовериться во всём этом происходящем самому, я с трудом  уговорил одного из них показать нам, так сказать в натуральном виде то, что их так пугает.

 

Таймыр. СССР. За два месяца до ринга.

- Ну, вот и наши подопечные, - Николай заглушил двигатель болотохода и, открыв дверь начал помогать Лейну и Берджес, выбираться наружу. Метрах в трехстах от них была видна цепочка  из аэростатов, прикреплённых тросами к пробуренным в земле небольшим шурфам с быстротвердеющим цементным раствором. Вдоль цепочки группа людей монтировала гибкие трубчатые электромагнитные рукава для движения грузовых капсул.

- Через полгода эту аэростатно - тросовую магистраль от Талнаха к мысу Челюскинцев и через пролив на остров Большевик закончат. Быстро и дёшево пройдём около тысячи двухсот километров. При этом не придется, как раньше утюжить тундру вдоль и поперёк грейдерами, сминая гусеницами ягель, подвозить горы стройматериалов для шоссе или монорельсовой дороги. То немногое что необходимо доставляется либо самими аэростатами, либо по уже действующей части магистрали.

- И это у вас называется освоение Севера? – скептически пожал плечами Лейн, - размотать нитки с шариками по тундре и никаких посёлков, никаких новых жителей. Что здесь изменится вообще?

- Здесь почти ничего. Да и зачем? Зачем срывать людей с насиженных мест, создавать им бытовые проблемы, климат тоже наверняка не каждому подойдёт. Чтобы обслуживать магистраль хватит несколько десятков местных жителей, для которых здесь всё привычное и родное. Главная задача, построив магистраль, как можно меньше царапин оставить природе.

- А почему мы не подъехали ближе? Это что секретный объект или ваши духи могут разгневаться и покарать? – сыронизировала миссис Берджес.

- Если хотите можно и ближе, но тогда уж лучше пешком. Вы сами почувствуете причину.

Николай неспешно направился в сторону беспрестанно копошащейся группы строителей. По мере приближения всё отчётливей можно было различить, что все рабочие одеты в одинаковые не по погоде лёгкие комбинезоны, с крупными номерами на груди и спине. Лица у них больше походили на одинаковые маски.

- Что это? – замедляя шаг, насторожился Лейн. – Что с воздухом?

- Ионизация атмосферы усиливается, - пояснил Николай. –Видите вон ту пару контейнеров в начале и конце участка? Это усилительные ретрансляторы, принимающие энерголуч с геостационарной орбиты и замыкающие пространство между собой на беспроводное энергопитание всех этих близняшек - трудяг. Но скоро они с этого места двинутся вперёд по трассе и ретрансляторы перевезут вслед за собой. Ионизация придёт в норму.

- Так вот чем занят ваш брат – чинит розетки для роботов, - пошутила Берджес.

- Можно и так сказать. Только это не роботы. Роботу каждый шаг программировать приходиться, а это неэкономично загромождать память данными на все случаи жизни: мыслимые и не мыслимые. Проще использовать ИЧ – Искусственного Человека, не имеющего собственного разума. Это дешёвая электронно-механическая кукла, управляемая нейротрансмиссионной связью опять-таки через спутник и те же самые ретрансляторы, но на другой частоте. По стране разбросаны  трансмит – центры для связи любого из ИЧ с мозгом оператора.

Пока есть нейротрансмиссионная связь всё, что знает и умеет оператор, будет знать и уметь ИЧ. Сменил оператора и либо продолжил работать и дальше без перерывов, либо сменил профессию для ИЧ. И не надо выдёргивать массу людей в командировки на край света, где они будут работать с напряжением и перерывами на отдых. Не надо устраивать невостребованным специалистам бесконечные переезды в поисках работы. ИЧ можно управлять из любого трансмит – центра. Сейчас они подключены к Самарскому. Когда закончат с трассой, добравшись до острова Большевик, их переключат на тот город, где найдутся операторы, знающие как добывать полиметаллы.

- А причём здесь ваше поверье про иччи - духов вселяющихся в камни, воду, ещё там что-то? Зачем вам, нейротрансмиссиологу, это суеверие предков? – скептически хмыкнул Лейн.

- Это просто игра слов ИЧ – иччи. В этих куклах живого не больше чем в камне. Живыми их делает сменный чужой разум, вот и иронизируем, мешая фольклор с профессиональным термином.

 

Телестудия в США. Прямой эфир ринга.

- И чем тебе эти надутые цветастые колбаски на тросиках так не угодили? Что в них такого опасного для природы?

- Шон, ты заметил, что местный житель не рискнул подводить нас близко к строящейся магистрали? Там вся атмосфера чуть ли не выжжена ионизацией от беспроводного энергопитания. Это будет пострашнее электромагнитного излучения от линий электропередач.

- Действительно просто ужасно. Как только мы сами пользуемся подобным в Небраске и Юте. Так что давай отвлечемся от тамошних проблем с экологией, а то телезрители запаникуют насчёт своих энергетических терминалов. Знаешь Тони, я перед передачей просмотрел материалы о том,  как принимали подобную же делегацию Неосоветов у нас на Аляске. Вот сейчас сравниваю и не могу понять, то ли вы чего-то не то смотрели на русском Севере, то ли мы чего-то не то показывали им, когда принимали у себя.

- Что ты имеешь в виду?

- Ну как же, заявлено было о межпарламентском общении. Мы и они заслали тёртых политиков в тыл друг другу. Культурный обмен, зондирование возможных совместных деловых проектов в северных широтах. Неискушённый человек это всё охарактеризовал бы как сплошное бла-бла-бла на тему «вокруг и около» с примесью фольклорных карнавалов. Думаю, зрители понимают  меня. Смотришь видео об их пребывании у нас – сплошь городские пейзажи Анкориджа, Ситки, Джуно, никаких прогулок по дикой природе. Всё солидно и добротно. Опереточные шаманы на встречах. Стилизованные домики золотоискателей. Все вежливо улыбаются и машут руками.Они не роются в нашем нижнем белье. Мы не жалуемся им на наши проблемы. Шоу за бюджетные деньги.

- Ты это к чему?

- Пытаюсь понять: почему пока все остальные члены нашей делегации занимались, подобно своим русским коллегам политическим бла-бла-бла в Дудинке и Норильске, конгрессмен Лейн пожелал осматривать тундру с душеспасительными целями, а его референт стала кинохроникёром.

 

Таймыр. СССР. За два месяца до ринга.

Трасса сдвинулась далеко на северо-восток, и нужно было следовать за вечно работающими иччи дальше. И теперь оба Чуприна готовили стойбище к переезду: отключали приёмный терминал от энергоснабжения с орбиты Земли. До прибытия на новое место, балки будут запитаны только от солнечных батарей на крышах. Но сколько того солнца наберётся в тундре летом? Так что пока будут добираться до следующей точки, особо рассчитывать на комфорт не приходилось.  Хотя в течение часов восьми можно и потерпеть временные неудобства.

Женщины готовили упряжки для перевозки жилья. Болотоход на стойбище был один и использовали его при переездах, чтобы тянуть самое тяжёлое - сцепку из энерготерминала и мобильной мастерской. А для того что бы жилище перевезти и оленей раньше хватало. Но сейчас приходилось немало поломать голову над тем, как расставить немногочисленных оленей, так что бы утянули уже не один жилой вагончик, а целых два.

- Да я и не общалась толком с ними, - между делом рассказывала Елена о последних событиях только что вернувшейся из поездки Даше. – Так, покормить, да что-нибудь мимоходом по их просьбе сделать. Они либо с кем-нибудь из мужиков разговоры разговаривали, либо между собой чего-то вполголоса рассуждали, отключив лингвофоны. Я так и не поняла, понравилось им тут или нет. Пока с тобой говорят – улыбками светят, а в глазах не то равнодушие к тому, что слышат, не то задумчивость какая-то. Коля предположил, что они тут вроде как всё время пытались отыскать что-то эдакое, по своему разумению. А если не находили, то теряли к увиденному интерес, на другое перескакивали, от разговора  уходили. Мой-то ещё терпеливо с ними как с детьми разговаривал, а твой Лёшка, чтобы не  донимали, возьмёт и с серьёзным видом задвинет им байку какую-нибудь.

- Ну, он же без этого не может жить. Всё перекрутит. А они то чего?

- По миссис ничего не поймёшь. Молчит, смотрит. Иногда казалось, что спит на ходу с открытыми глазами, но нет – глядишь, и выскажется к месту. А начальник её на Лёшкин трёп сразу под ноги уставится – задумается, а потом взгляд снизу вздёрнет на Лёшку – проверяет, улыбается тот или нет. А тому чего улыбаться, он серьёзность всегда держит, чтобы не плёл. Американец опять носом вниз и в раздумья впадает над тем, что услышал.

- И что он им там такого наболтал?

- Да хватало. В основном по мелочам. Про охоту напел, что песцов манкой в сети приманиваем, чтобы капканами шкурки не портить. Ещё, что-то в этом роде. А, да! Ты ж про то, что Аяврик в прямом смысле «отмочил», слышала?

- Лёшка в лицах в тот же вечер по дуплекскому живописал, - расхохоталась Даша.

- Ну, так с того момента при виде пса американцы в лице менялись, и мы его внутрь к себе в комнаты припрятали, чтобы не шугались. Ребятня с ним возилась. А американцам Лёшка сказал, что у энергетического терминала фокусировка на луч питания сбилась и тот с орбиты по рядом спавшему псу шарахнул. В общем, погиб пёс от электрического удара. Пришлось мол, что бы Аяврика оживлять, в землю закапывать. К какому-то холмику их подвёл, он его перед этим лопатой наскоро наковырял и целую лекцию на тему объёмного заземления для повышения отдачи электронов от объёктов поражения током выдал. Те ухмылочками  недоверчивыми посветили и с Николаем на трассу уехали.

К вечеру возвращаются, а Аяврик мрачный вокруг стойбища шатается. Машка с Сашкой, пока он дрых у них в комнате, обкорнали его, как попало ножницами и акварелью серой вывозюкали.  В парикмахерскую играли. Вроде как стрижка с мелированием. Эта парочка гусей заокеанских, как это чудище замурзанное с клокастой шерстью увидели, глаза округлили, чего-то залопотали между собой и быстрее к себе закрылись. Но в окна наблюдали, пока пёс за угол не ушёл. Тогда они к холмику проверять ломанулись. А Лёшка-то заранее холмик разворошил, будто кто выбирался наружу. У тех опять ступор и лопотание в полголоса. Потом и обратно засобирались в Талнах, вертолёт вызывали. Вчера утром и улетели.

- Ну что, у вас готово? –от болотохода шагал Николай.

- Вроде как расставили на две упряжки, что бы вытянули оба балка, - с сомнением в голосе ответила Даша. – Но не дело это, мало оленей. Не рассчитывали же, что лишнее отсюда потянем. За вами на болотоходе точно не поспеем. Зимой, по снегу бы ещё ничего, но сейчас почти посуху идти - часто передышку оленям давать придется.

- Да и ладно. Выкрутимся. Мы как до точки дойдём, отцепимся и назад навстречу двинем, так что особо не рвите. Придем чуть позже, не велика проблема. А потом, как со временем свободнее станет, смотаемся к родственникам, ещё оленей пригоним, с запасом.

- Это точно, выкрутимся, - поддакнула мужу Елена. -  Главное теперь у каждой семьи своё отдельное жильё будет. Хватит вместе тесниться. А деньги, что откладывали на это дело, можно и на что-то другое потратить.

 

Телестудия в США. Прямой эфир ринга.

- Я всегда считал и буду и дальше считать, что только неравнодушие к чужим бедам делает нас настоящими людьми. Это именно то, что отличает нас настоящих американцев от иных народов. Именно поэтому я не замыкаюсь только в границах своего штата и своей страны, а пытаюсь донести свой опыт другим, помочь им в осознании существования проблем и дать им пути разрешения этих проблем.

- Звучит убедительно. Боже храни Америку! Но кстати о путях – дорогах. Вот передо мной заключение ассоциации «Налогоплательщики за здравый смысл». В нем указывается, что не так давно ты пытался продавить через конгресс выделение средств для строительства шоссе в заброшенный посёлок Анаак всего-то за какие-то смешные 527 миллионов долларов. Причём новеньких, а не дореформенных.

- Это вдохнуло бы жизнь в него, дало бы возможность создать инвестиционную привлекательность….

- Вот насчёт инвестиций, это я согласен с тобой, инвестиции вещь хорошая, особенно если попадают в нужный карман. Если бы эту дорогу в никуда построили, твой зять через корпорацию KEVEGO получил бы неплохой доход. Но не судьба. Теперь же на кону кусок ещё жирнее: подряд на проектирование и строительство магистрали Юкон – Чукотка, через Берингов пролив! KEVEGO против русских с их опытом «Севтранспути»! Проект с дорогостоящим мостом и шоссе против проекта электромагнитной подвесной магистрали! – Стокбридж выпаливал фразы, не давая Лейну сосредоточится для ответа. -  При разной на порядок стоимости получаем результат один и тот же: грузовая магистраль, соединяющая в едино грузовые потоки Америки и Евразии. Что бы додавить комиссию нужен был козырь, хотя бы краплёный и ты зашёл с попытки доказать, что Аляске будет нанесён экологический ущерб по образцу Таймыра! Это разве не так? Ну же, парируйте конгрессмен! Счёт растёт не в вашу пользу! Торопитесь! Может, отыграетесь!

Извините конгрессмен, но уже звучит гонг. Похоже, телезрители сочли ваши аргументы притянутыми за уши, по тем же причинам, что и я.С результатом на триста семнадцать голосов меньше требуемого, конгрессмен покидает наш ринг. Поздравляю его, он продержался двадцать восемь минут! Для того кто не показался  убедительным телезрителям, по нашим меркам это неплохой результат. Смотрите в следующую пятницу в это же время шоу «Ничего личного!» с Шоном Стокбриджем!

 

США, Шон Стокбридж, спустя неделю после ринга.

Несколько месяцев подряд по ночам его иногда преследовал навязчиво один и тот же сон. В нём не было ничего страшного, пугающего. Просто он надоедал своим однообразием и явной ассоциативностью. Раз в неделю – две ему снилось как он пробирается по какой-то не то канаве, не то узкому оврагу по кругу, обходя нечто вроде Острова. Левый край был не слишком высок, и в принципе можно было бы попробовать подтянуться и выбраться из Канавы, но почему-то подобное даже не приходило ему во сне на ум. Вместо столь простого решения он брёл каждый раз по кругу, запинаясь за корни деревьев, пронзавшие Канаву слева на право.  Деревья росли на Острове, но силу свою они брали в каком-то странном Болоте справа от него. Он никогда не смотрел в ту сторону, не понимал, как так могло быть, что правая сторона Канавы не обваливалась и не раскисала от воды, но точно знал, что подниматься вправо нельзя, сразу завязнешь.

На Острове иногда слышны были человеческие голоса, иногда на краю Канавы виднелись какие-то рельсы. Он слышал шум поезда и наблюдал колыхание рельсов и выступавших над канавой концов шпал, но, ни самих вагонов, ни даже колёс он не видел.

Совершив этот привычный ритуал обхода, он просыпался. Не нужно было обладать особыми познаниями в психоанализе, чтобы понять значение увиденного во сне. Он, так же как и в своих грёзах, бредёт наяву по кругу. Да, ему приходится сталкиваться с некоторыми неудобствами в жизни, подобно путающимся под ногами корням из сна. Но в целом всё не так уж и плохо, похоже на сухую, надёжную Канаву, где можно укрыться от проблем Болота. Вот только в реальности, в отличие от сновидений, почему-то грызёт червячок недовольства и сомнений: а не ухватится ли за край и, подтянувшись, забраться наверх, на Остров. Может и там тоже найдётся не так уж много интересного, подобно осточертевшей Канаве, но ведь если не попробовать, разве узнаешь?

Месяц назад он отослал своё резюме на соискание вакансии начальника правового департамента корпорации Ньюмоунт. По большому счёту это было откровенным блефом: для каждого юриста заманчиво работать хотя бы на рядовой должности в фирме контролирующей львиную долю добычи полиметаллов в мире. А уж попасть в обойму руководителей, было сродни фантастики. Но на его счастье знания, научные степени и навыки мало интересовали совет директоров корпорации. Это-то и вселяло надежду, так как он в какой-то степени сам себе испортил послужной список, уйдя из университета на телестудию. Но уж слишком надоело ему академическое однообразие, захотелось что-то изменить, освежить.

Поначалу перемены захватывали, бодрили. Казалось, на студии жизнь бьёт ключом, мелькают новые лица, мысли, слова. А затем, в какой-то момент стало казаться, что и лица схожи между собой, и слова стандартны, и мысли тривиальны. Вот тогда и стали появляться эти навязчивые сны, будто дававшие ему понять: ты не в Болоте, но и бег по кругу в Канаве не жизнь на Острове.

Позавчера он впервые проснулся, не сделав привычного круга: на полпути он протянул к левому краю руки, подтянулся и сел на осыпающийся выступ. Это был ещё не сам Остров, а только его тонкий ободок, откуда невозможно было разглядеть, что же там ждёт дальше. Но это уже была и не привычно безопасная Канава. Похоже, сон изменился, потому что он смог неделю назад продемонстрировать совету директоров доказательство своей полезности корпорации. Он поднял котировки акций Ньюмоунт на ожиданиях вхождения в консорциум по разработке нового месторождения на каком-то там острове в Неосоветах. Лейн со своим словесным треском об экологическом вреде аборигенам создавал негативный окрас участию Ньюмоунт в этом сулящем большие барыши деле. Многие воздерживались вкладывать деньги, опасаясь оказаться запачкаться обвинениями в причастности к возможному экологическому геноциду Неосоветами собственного населения.

Он добился приглашения этого самоуверенного конгрессмена к себе на шоу, доказывая руководству, что сделает интересный эфир. Лейн шёл с уверенностью, что получит ещё одну трибуну для поддержки зятя в строительном тендере против конкурентов из «Севтрансстроя». А получил щелчок по носу и окончательную славу корыстолюбца, способного на прямую фальсификацию ради выгоды.

Шон Стокбридж обещал быть полезным корпорации Ньюмоунт и он выполнил обещание. Корпорация Ньюмоунт выполнила своё обещание перед претендентами на должность начальника департамента: должность получил тот, кто продемонстрировал в кратчайший срок способность приносить реальную выгоду для корпорации, то есть Шон Стокбридж.  Это бизнес, ничего личного!

Теперь оставалось преодолеть лишь самую малость – досрочно расторгнуть контракт с телеканалом, не заплатив неустойки. Как юрист он понимал, что в этом отношении контракт составлен идеально, и он получит такой шанс лишь  по доброй воле работодателя. Но вчера он сделал всё возможное для этого. Он знал, что среди массы людей участвующих в любой работе, всегда есть те, кто из своих соображений сообщают начальству обо всём услышанном. 

Весь вчерашний день он как бы невзначай вдувал им в уши об открывшейся для себя перспективе. Мимоходом жалел, что, похоже, придётся отказаться, так как контракт ему не дадут расторгнуть. А жаль – заполучить Ньюмоунт в качестве партнёра по бизнесу через своего человека внутри корпорации, это были бы неплохие перспективы и для самого канала. Кроме того он Шон сроднился со многими коллегами и ему жаль расставаться с такой спаянной командой, начиная от слушателей и кончая Дэвидом, одним из директоров. Парень явно неплохой, да и менеджер толковый, хотя и несколько суховат. Но при его должности приходится держать дистанцию с подчинёнными. Дэвид, пожалуй, уже перерос занимаемую должность, как и мы с тобой дружище свои. Но условности, контракты, они, же держат нас гирями, не дают использовать, ни свой шанс, ни дать его своевременно другим, вытягивая за собой на новое место хороших специалистов.

День вздохов и сожалений о несбыточных перспективах прошёл явно с пользой - сегодня к обеду его вызвали в блок, где располагалась руководство телеканала.

- Шон, я немного в курсе твоих будущих планов. Поэтому, несмотря на высокие рейтинги твоего шоу, я не буду настаивать на жёстком соблюдении срока контракта со студией.

- Спасибо, сэр. Это намного упрощает ситуацию.

- Дэвид, называй меня Дэвид. Думаю, для нас это будет удобнее. Когда приступаешь к работе в Ньюмоунт?

- Благодаря тебе Дэвид уже со следующей недели. Честно говоря, я опасался, что из-за позиции телеканала я мог упустить этот шанс. Но теперь просто груз с души свалился. Я понятия не имел, с какой стороны подойти к этой проблеме. Я твой должник.

- Ну, что ты, простая человеческая услуга. Искренне желаю тебе на новом месте удачи и надеюсь, что мы ещё не раз встретимся.

- Конечно, Дэвид, думаю у такой корпорации как Ньюмоунт, найдутся точки соприкосновения интересов с каналом, занимающим одно из первых мест в федеральном телевещании. Да и неплохо было бы просто встретиться семьями, поболтать.

- Охотно. Я думаю, моя Мэгги будет рада гостям. Шон, уже дело прошлое - просто так из любопытства: а в том, что плёл Лейн, была хоть какая-то частичка правды? Магистраль и эти электронные куклы действительно опасны?

- Понятия не имею. Наверное, нет. Знаю только, что русские с их технологиями похоже выиграют подряд, значит в их проекте не нашли ничего такого страшного. Зятя Лейна скинули на обочину, всё промелькнёт мимо него. Но это, же бизнес, ничего личного!

 


Просмотр темы полностью (откроется в новом окне)