Перейти к содержимому


Ответ в Мужчины не плачут


Опции

  • Анти-спам: выполните проверочное задание

Прикрепить файлы

   Максимальны размер файла: 20МБ

  или Отмена


Последние 10 сообщений

Отправлен 15 April 2016 - 19:35

Кэш Google помнит всё:

 

Оса Оскин

 

Мужчины не плачут

 

Жена мне постоянно твердит , что я мечтатель, в свои сорок пять лет, имея хорошую должность со стабильным окладом, двух замечательных детей и уважение окружающих, мне надо это ценить и жить именно этим настоящим, а не своими идиотскими, как она их называет, фантазиями. Настоящее в её понимании - это каждое утро, кроме субботы и воскресенья, ехать на завод роботехники, где по десять часов в день, с перерывом на обед, стоять на конвейере сборки домашних андроидов, после работы сразу же домой, помогать супруге по хозяйству и слушать её постоянное ворчание, что со мной она загубила свою молодость, после чего неизменно следовал список всех тех, кому она отказала в своё время ради меня, неблагодарного, и так изо дня в день, изо дня в день медленно и верно шагать вместе с ней к нашей совместной старости.
Она постоянно приводит мне в пример своего старшего брата. С её точки зрения, у него идеальная жизнь: раз в неделю ездит на шашлыки с друзьями, свободное время проводит в гараже, копаясь во внутренностях своего электромобиля, и каждый год  вместе со всей семьёй летит на отдых, где они набираются сил, купаясь в прозрачных водах моря и загорая на пляжах с чистым белым песком. Образцовый семьянин. Счастлив ли он ? Наверное. А я бы от такой жизни сошёл с ума. 
Я никогда не любил шумные вечеринки и походы в ночные клубы. Вид разобранного двигателя электромобиля наводил на меня нестерпимую скуку. Поездки за город, на дачу, где жена каждую неделю с радостью копалась на своих бесчисленных грядках, постоянно там что-то пропалывая, подвязывая и окучивая, вызывали во мне немыслимое отвращение. 
С самого детства мои фантазии уносили меня куда-то очень-очень далеко, за пределы нашей повседневной жизни. Я не представлял себя в будущем обычным обывателем, меня всегда тянуло на нечто большее: то я мечтал быть эльфом и сражаться против полчищ орков, то быть благородным крестоносцем, в битвах громящим орды сарацинов, изредка  я даже облачался в монашеское одеяние, чтобы с помощью пистолета и слова Божьего изгонять нечистую силу из нашего мира обратно в ад. Сейчас мне уже за сорок, и я понимаю, что всего этого в моей жизни не будет, эльфов никогда не существовало, крестоносцы давно уже все умерли, а силы зла слишком эфемерное понятие, чтобы я мог о них рассуждать. Мне так и суждено быть здесь. В этой суровой и такой нежеланной для меня действительности. Многие мои соратники  свои детские нереализованные фантазии находят в виртуальном мире. Я смотрю на них с жалостью.
Сегодня суббота и моя жена уехала на дачу, оставив меня в одиночестве дома, так как по субботам я хожу на курсы танцев, куда она меня записала, насмотревшись старых фильмов с Ричардом Гиром. Я даже не знаю, кто это такой. Но моя супруга надеется, что латиноамериканские танцы вернут былую страсть в нашу разладившуюся семейную жизнь, и во избежание скандалов, я с покорностью выполняю её прихоть, вот уже пятый год разучивая самбу и румбу в Доме Танцев и Музыки, который я с исправностью посещаю каждую неделю, тем самым хотя бы на субботам избавившись от докучливой обязанности быть с женой на даче. Опаздывать туда лучше не стоит. И вот, уже собравшись, я спускаюсь на лифте вниз.
Перед тем, как открыть входную дверь на улицу, я чуть замешкался, раздумывая. Затем, решившись, воровато оглядываюсь по сторонам, и, убедившись, что меня никто не видит, достаю из потайного тайника за кирпичной кладкой первого этажа маленькую черную коробочку, после чего наконец-то выхожу  наружу. Коробочка приятно холодит мою ладонь.
 
Открыв дверь подъезда, я едва не натыкаюсь на неё.
- Привет, Женька - улыбаюсь я ей.
На работе все уважительно обращались к ней "Евгения Сергеевна", но меня она просила, чтобы я называл её по-простому, просто Женей.
- Привет, Андрей, - тепло улыбается она мне.
Её улыбка - это сладкий шёпот ожидания. Женя как всегда восхитительно выглядит, и как всегда она идёт рядом со мною, ни о чём меня не спрашивая, и стараясь не отстать от меня ни на шаг. Хотя ей должно быть тяжело. Женя ведь меньше меня на голову, и ей приходится семенить, чтобы поспеть за мною. Но она не жалуется, всем своим видом показывая, что рада даже тому, что может побыть хотя бы немного со мною рядом.
У неё голубые глаза, в которых легко может утонуть любой мужчина, по неосторожности заглянувших в них, ярко очерченная изогнутая линия бровей, мечта любой девушки, и губы такой совершенной формы, что могут свести с ума любого. Она юна и прекрасна. Любой счёл бы за счастье быть рядом с Женей, и готов был бежать за нею на самый край света. Весь мужской коллектив института от восемнадцати до семидесяти лет был по уши  в неё влюблён. Она же выбрала меня. 
Женя молчалива, и старается особо не докучать мне. За всё время нашего знакомства она ни разу ничего от меня не попросила и старается мне не мешать. Идеальная подруга для женатого мужчины. Женя очень боится, что в один прекрасный день надоест мне и я её прогоню. Если это всё же случится, она исчезнет надолго. Может быть, даже насовсем. Но я этого не делаю, и каждое утро она вновь и вновь появляется возле моего дома, чтобы просто так, ни о чем не спрашивая  немного пройтись со мною рядом  до остановки.
- Женя, - неожиданно спрашиваю я её, чуть замедлив шаг, и внимательно посмотрев на неё - а что тебе сегодня снилось?
- Ты, - просто отвечает она. Я знаю, что Женя не обманывает , и не льстит мне. Она этого просто не умеет делать.
Женя не спрашивает в ответ, что снилось мне. Она знает, что вот уже на протяжении двадцати лет мне постоянно снится один и тот же кошмар, часто заставляя просыпаться посреди ночи с холодной испариной ужаса на лице.
Дальше, до самой остановки мы идём молча. Монорельс уже подъехал к ней, гостеприимно распахнув свои двери, и выпуская пассажиров наружу.
- А помнишь, как мы гуляли с тобой в этом парке? - показывает она на тенистую аллею, расположенную невдалеке.
- Конечно помню, Женечка, - горько улыбнувшись, отвечаю я ей, - а ещё я помню, что сегодня наша годовщина.
Она виновато смотрит на меня, робко улыбаясь.
- Тебе пора, - после непродолжительного молчания, Женя кивает на монорельс, готовящийся уже уехать, и я иду к нему. Сейчас вот я войду в него и поеду разучивать новые танцы. А она останется здесь, на этой остановке, и как всегда, будет терпеливо меня ждать, чтобы, когда я вернусь, снова немного пройтись со мною до моего дома.
Я вдруг резко разворачиваюсь и возвращаюсь назад. Монорельс закрывает двери и, нетерпеливо просигналив, отъезжает, оставив на остановке только меня и Женю. 
- Я тут подумал, - быстро говорю я ей, боясь передумать, - ну их к чёрту, эти танцы. Давай сегодня с тобой прогуляемся по парку, как раньше.
В ответ она радостно вскидывает свои изогнутые ресницы и смотрит на меня влюблённым взглядом, в котором светится бескрайнее человеческое счастье.
Мне сорок пять лет, мой старший ребенок уже женат, а младший поступил в институт в другом городе. С женой мы давно уже живём как чужие люди, и часто целыми днями молчим, не зная о чём разговаривать, все эти танцы лишь слабое подражание заполнения моего досуга. Никто не знает, что сегодня я прогуливаю танцы ради Женьки, которой всего двадцать семь лет, и которая сейчас радуется этому как ребенок.
Чтобы зайти в парк через ворота, надо пройти несколько сот метров, и поэтому я поступаю как в далёком полузабытом детстве. Я перепрыгиваю небольшой железный заборчик и по джентльменски протягиваю Женьке руку, чтобы помочь ей перелезть. Но она справляется со всем сама. Лёгкий прыжок и вот уже она стоит рядом со мной, счастливо улыбаясь, и радуясь тому, что смогла меня удивить.
 
Тенистая аллея плавно погружается в сон. Осенние листья медленно и печально слетают с деревьев прямо в лужи тропинок, впитывая в себя их влагу и меняя свой цвет на более тёмный. Лёгкий ветерок изредка с трудом поднимает эти листья и кружит их в затейливом танце.
Грустная картина природы.
- Осень - печально улыбается она.
- Осень - соглашаюсь с ней я. На меня, как и на неё, это печальное время года всегда навевает хандру.
Мы не спеша прогуливаемся по тропинкам аллеи и смотрим на окружающую нас картину. Природа щедрый художник: за несколько мгновений она может создать такие картину, что и  самый гениальный живописец не сможет воплотить на холсте за долгие годы кропотливой работы.
Посреди парка высится причальная мачта. Мы смотрим друг на друга и не сговариваясь, идём к ней. 
- Два билета, - говорю я билетёрше, протягивая ей деньги.
В ответ она недоумённо смотрит на меня, и мне приходится повторить свой просьбу. Билетёрша как будто хочет меня о чём-то спросить, но в последний момент передумав, молча протягивает два белых пластиковых прямоугольника. Жене двадцать семь, но ей никогда не давали больше восемнадцати, часто принимая за студентку, пользующуюся льготами при поездках.
 
Прогулочный дирижабль величаво взмывает в верх, и неторопливо плывёт по окрестностям. По мере того, как мы поднимаемся всё выше, город постепенно открывается нам во всей своей красе. Новые районы с большими возвышающимися небоскрёбами, и ретро-улицы со стилизованными под старину ( в последнее время это очень модно) домами. Все они яркие, красочные, радующие взор, но мне сейчас не до их красот.
Я смотрю на Женечку, задумчиво глядевшую в окно на простиравшуюся под нами картину, и поневоле любуюсь её пленительной красотой. Я не вижу куда она смотрит, но догадываюсь. Дирижабль сейчас как раз проплывает над парком, посреди которого стоит трогательный памятник. Красивая молодая женщина, вырезанная из ослепительно белого мрамора, печально смотрит вперёд. 
- Красиво, - говорит она мне.
- Там всегда возложены живые цветы, в любую погоду, - отвечаю я. 
И замолкаю, видя как враз меняется её лицо. Женя отводит свой взгляд в сторону.
Глупец. Какой же я глупец.
- Извини, - виновато говорю я ей, - Но...я и правда не могу это забыть. Это сильнее меня.
Женя молчит и по-прежнему печально смотрит в окно.
Я смотрю на её задумчивое лицо с блуждающей на нём грустной улыбкой, на маленькие ямочки на её бледных щечках, на её очаровательный вздёрнутый носик, и на меня вдруг накатывает такая невероятная волна нежности, что в груди что-то резко сжимается, и на глазах непроизвольно выступают слёзы. В детстве мне часто говорили фразу, что мужчины не плачут. И вот я быстро быстро моргаю, чтобы сдержать реку слёз, и отворачиваясь в сторону, стараясь, чтобы Женя ничего не заметила. Одновременно я начинаю говорить первое, что приходит в голову, сам не понимая, что именно. Просто выплёскиваю наружу всё то, что накипело во мне за всё это время.
Огромное количество слов вырывается из меня, только ради того, чтобы не позволить слезам прорваться наружу. Я рассказываю Жене последние новости о своей семье и работе. Рассказываю, чем я в данный момент занимаюсь на работе, какие перспективные новинки мы разрабатываем, даже, что я собираюсь подарить своим близким на приближающиеся праздники. Я отгораживаюсь словами, как щитом, сооружая плотину на пути полноводной реки. Готово. Я справляюсь со своими чувствами и снова поворачиваюсь к Женечке взрослым уверенным в себе мужчиной, умудрённым опытом и сединами. Она всё это время сосредоточенно слушает мои откровения, внимательно глядя на меня. Пожалуй даже слишком внимательно.
Я никогда и ни о чем не расспрашивал её. Это ей известна вся моя жизнь в мельчайших подробностях. Она знает как начинается мой день и как он завершается. Я не знаю более внимательного и понимающего слушателя, чем Женя. У меня нету от неё никаких секретов. Женя знает про меня всё.
 
Наконец дирижабль завершает круг облёта и мы снова оказываемся внизу, на твёрдой земле. С неба тем временем начинает накрапывать дождик, и дует холодный северный ветер. Моя легкая ветровка набухает и неприятно холодит кожу.
Я смотрю на Женечку и участливо спрашиваю её:"  Ты не замерзла?"
В ответ она недоуменно смотрит на меня. Совсем забыл: Женя же не мерзнет. Даже в самый лютый мороз она никогда не надевает головной убор, предоставляя мне возможность любоваться её прекрасными распущенным волосами, серебристым водопадом струящимся по её плечам. 
- А я, признаться, немного замерз, - говорю я ей, - может зайдем ненадолго в кафе, погреемся?
Женя на миг задумывается, потом согласно кивает головой и мы идем в видневшееся неподалеку здание. В этом кафе продают замечательно вкусные пирожные, тающие прямо во рту.  А ещё здесь варят восхитительный турецкий кофе, сделанный по всем правилам, в раскалённом песке, отчего его аромат разносится по ближайшим окрестностям, завлекая в кафе прогуливающихся неподалеку отдыхающих.
Внутри помещения льются звуки музыки, лёгкие и печальные, трогающие, кажется, за самую душу. Многие заходят сюда погреться и послушать прекрасную музыку. Я тоже часто люблю бывать тут. Здесь мне кажется, что я оказываюсь вне времени. Здесь оно течет по своим законам, то убыстряясь то замедляя свой ход. И рядом она, моя любимая Женечка. 
- Нам пожалуйста два кофе, один с коньяком, и один фирменный. И пирожных на ваш вкус, - говорю я официантке. Она удивлённо смотрит на меня и удаляется выполнять наш заказ.
Женя сидит рядом, смущенно осматриваясь по сторонам. Раньше она была другой, не такой робкой и нерешительной. Её смелые опыты и эксперименты потрясали своей необычностью и громкими суждениями. Смеясь и улыбаясь она гордо шагала по своему жизненному пути, с легкостью сотрясая основы мироздания и с торжествующей улыбкой сокрушая былые устои науки. В 18 лет она была уже кандидатом наук, в 21 доктором. В 24 получила Государственную премию, а в 26 стала заведующей крупнейшей в стране лаборатории, специально созданную под неё. Фамилия Евгении гремела во всём научном мире. Многие видные учёные произносили её с трепетом и придыханием, обращаясь к ней уважительно и называя не иначе как по имени отчеству. 
А сейчас она повсюду следует за мной, преданно заглядывая мне в глаза щенячьим взглядом, и боясь, что в один прекрасный момент я вдруг брошу её или прогоню. 
- Может, заказать тебе ещё что-нибудь , - спрашиваю я Женьку.
 Она отрицательно качает головой.
- Бережёшь фигуру - шучу я.
Женя в ответ только несмело улыбается. Она всегда улыбается так, будто просит у меня прощения...за то, что она есть на свете.
Извинившись, я выхожу в уборную. Споласкиваю там своё лицо под холодной водой и внимательно разглядываю усталое изображение в зеркале. Затем нащупываю в кармане нагретую за день коробочку и выхожу назад, в зал, где вижу, что пока меня не было, за нашим столиком уже обосновались два немолодых кавказца. 
 Я быстрым шагом подхожу к ним и, сжав кулаки, грозно говорю.
- Этот столик занят нами, вы что не видите что ли.
- Ай, брат, - говорит мне один из них, низкорослый и широкоплечий, - откуда мы знали, что ты его уже занял. Тебя же тут не было.
- И тем не менее тут сижу я, - твёрдо говорю я им,  готовый в случае чего перейти от слов к более решительным действиям.
Атмосфера в воздухе наэлектризовывается. Воздух вокруг сгущается, и ,кажется, что вот вот вспыхнут искры. Незнакомцы, видимо, замечают это, и переглядываются между собой. Затем один из них внимательно смотрит на меня,  и выставив вперед открытые ладони, миролюбиво произносит -" Всё всё, брат, видишь, мы уходим." После чего шепчет что-то на своём наречии второму и они наконец-то отходят от нашего столика.
Я вижу, как низкорослый, обернувшись, смотрит на меня как на сумасшедшего. Неважно. Я не обращаю на него внимания. Мне сейчас хорошо, хорошо рядом с нею, с моей Женечкой. Наконец-то принесённый кофе дарит мне незабываемые мгновения, согревая меня изнутри, воздушные пирожные оправдывают все мои ожидания.
Вокруг льется чарующая песня Элвиса Пресли "My love" и я приглашаю Женю на медленный танец.  
Мы проходим на сцену, где я ласково обнимаю её за талию и плавно кружу в танце под звуки пленительной музыки. Сидящие вокруг отдыхающие смотрят на меня с неодобрением. Но мне нету дела до их мнения. Мы с Женечкой влюблённо смотрим друг другу в глаза, купаясь в них и нежась в ритме знойной музыки. Наконец мелодия заканчивается, и я неслышно припадаю губами к её руке, благодаря за подаренный мне танец.
 
Сумерки уже сгущаются вокруг, предзнаменуя приход ночи, когда мы наконец-то выходим из кафе. Довольные и счастливые. В лужах отражается свет фонарей, и кажется, что вокруг всё нереально и зыбко. Мне так хорошо, что я чувствую как кружится от счастья голова.
- Ты замечательно танцуешь, - говорит она мне, когда мы покидаем парк.
- У меня было много времени, чтобы этому научиться, - мой голос невольно дрожит, и она внимательно смотрит на меня. 
- Что случилось, Андрей - тихо спрашивает она меня.
- Ничего, - отвечаю я, - ты пахнешь вечностью.
- Это "Blue Brain", - твой любимый аромат - улыбается она мне, и вопросительно спрашивает- до завтра?
- Завтра воскресенье - напоминаю я ей, и вижу как её взгляд печально затуманивается.
- Да, воскресенье, - задумчиво повторяет она.
Каждое воскресное утро я еду за город, на дачу, где весь день помогаю жене по хозяйству и вечером отвожу её обратно в город. Я семейный человек, и вынужден проводить время с женой, вместо того, чтобы быть с Женечкой.
- Вот мы и пришли, - грустно улыбается она мне, когда мы подходим к моему подъезду.
- Спасибо, Жень. Это был замечательный день.
- Можно я тебя поцелую, - робко спрашивает она меня напоследок, боясь отказа.
- Почему бы и нет, - отвечаю я ей. Мне всё равно, что подумают обо мне посторонние. Мне вообще нет дела до чужого мнения. Они это они. А Женька...это Женька. Моя лучшая и верная бескорыстная подруга.
Она наклоняется к моему лицу, и легко, почти незаметно, с нежностью касается моих губ. Как будто легкое дуновение ветра задело меня.
И вот тут я уже не сдержался. Всё то, что я долгие годы копил в себе, хранил в тайне от всех глубоко внутри, наконец-то вырывается наружу. Я обнимаю её и уткнувшись своим лицом ей в грудь долго и безудержно рыдаю. 
- Андрей, не надо, не плачь, всё будет хорошо - растерянно утешает меня она.
Но я уже не могу остановиться, слёзы из моих глаз всё текут и текут заливая моё лицо. Жалкое зрелище я из себя сейчас представляю, но когда я поднимаю свой взгляд на Женю, я вижу, что она смотрит на меня с безграничной любовью и нежностью.
- Женя, Женечка, любимая, ну зачем, зачем я в тот день не послушал тебя и мы пошли через парк. Глубокая ночь, не горят фонари, на меня что, помутнение нашло? Зачем я корчил из себя героя. Чертов каратист. Вот и как мне теперь со всем этим жить дальше? Всю оставшуюся жизнь разрешать тебе идти со мной рядом до остановки и изредка гулять с тобой по парку. А что потом? Что будет дальше? Уже сейчас ты годишься мне в дочери, потом будешь внучкой. Не молчи...Скажи...Ответь, как мне теперь жить дальше?
- Прости меня - виновато говорит она мне, ласково ероша мои волосы - мне не стоило к тебе приходить.
- Замолчи, - зло обрываю я её. 
- Мне не стоило тебя навещать, - печально повторяет она.
- Замолчи немедленно. Сейчас же, - кричу я на неё, и сквозь слёзы добавляю, - я тебя забуду, ты меня забудешь, и как мне тогда быть.
- Глупенький - ласково отвечает она мне.- ты всегда будешь в моем сердце. Помнишь, что я тебе всегда говорила: "если тебя не станет, меня не будет тоже. Ты это всё, что есть у меня."
 
- Андрей Сергеевич, что с вами ? - участливо наклоняется ко мне соседка.
Что за чёрт. Неужели так сложно пройти себе мимо. Какое тебе до меня дело. Какого чёрта вообще тебе дело до сорокапятилетнего мужика, стоящего у подъезда, рыдающего как ребенок и разговаривающего с голограммой.
- У меня всё в порядке, -отстаньте от меня - грубым голосом отвечаю я соседке. И вбегаю в подъезд.
Дома мне становится стыдно, что я так грубо ей ответил. В конце концов она ведь ни в чём не виновата. Всё дело только во мне.
 Квартира пока ещё свободна. И ничто не мешает мне остаться один на один со своими воспоминаниями и бутылкой коньяка, которую я достаю из бара.
Я наливаю бокал на треть и сажусь на подоконник, глядя на улицу с высоты десятого этажа. За окном уже полностью сгустилась ночь. и отсюда не видно лежащий недалеко парк. Но мне кажется, что я полностью различаю небольшую беседку в тени аллеи и стоящий перед ней белоснежный памятник, возле которого всегда лежат свежие цветы. Памятник той, которую я любил всю жизнь, которая яркой кометой пронеслась через мою жизнь и так же ярко её покинула.
А я до сих пор не могу думать о ней в прошедшем времени. Я был лаборантом у Женечки. И нам было хорошо вместе. Она любила меня беззаветно и трепетно. А мне нравилось выглядеть в её глазах сильным мужчиной, и поэтому когда я провожал её домой, я неизменно шёл с нею напрямик, через парк, отказываясь ехать на пассажирском сиденье её машины, как она просила. Я считал для себя унизительным, что не могу заработать на машину, чтобы возить свою девушку. Она же боялась, что я сбегу от неё, узнав, что брошенный муж грозится убить её за измену, и молчала об этом. Она говорила, что любит наши ночные прогулки, хотя у неё всё сжималось внутри от страха, когда мы проходили через тёмные аллеи парка. А я же гордо шёл вперёд, с уверенностью, что чёрный пояс по карате поможет мне спасти весь мир. Наивный глупец. Я даже не смог защитить свою первую и единственную любовь всей своей жизни.
 
Сейчас у меня замечательная жена и дети. Я сам отличный семьянин. Так говорят все окружающие. Мне сейчас сорок пять и я старше Женечки на восемнадцать лет, а был на семь лет моложе, когда мы начали встречаться. Она называла меня мальчиком и с любовью смотрела на меня. Страсть между нами возникла неожиданно и полностью поглотила нас. Она любила меня, теперь я знаю это точно. А тогда я не понимал, не осознавал всего этого, думая что у меня все ещё впереди и будет много чего ещё замечательного. Теперь, оглядываясь с глубины годов назад, я понимаю, что время с нею  было самым лучшим периодом в моей жизни.
Если бы не тот случай, сейчас Женя была бы моей женой. Она подарила бы миру еще много замечательных открытий и прославила советскую науку еще больше. Но у истории нету сослагательного наклонения.
Я смотрю в окно и тихо шепчу:
- Спокойной ночи, Женечка.
За окном ярко горят звезды. Глядя сверху на меня, на человека чувствующего, что во всём мире нету, и никогда уже не будет одного-единственного человека, которого он когда-то любил и до сих пор любит.
Я смотрю на черную коробочку в руке. Это первый прототип ИР-1. Наш советский аналог западной "The Blue Brain", грандиозного по своей масштабности американского проекта, призванного оцифровать человеческий мозг. Именно Женя сделала всё для того, чтобы сократить годы отставания от США в этой сфере. И именно она испытывала на себе первую установку искусственного разума, после чего подарила мне эту чёрную коробочку, где как она сказала, хранится частичка её самой.
- Теперь я всегда буду рядом с тобой.
Она была права. Она всегда рядом. Стоит мне только захотеть и она появится сейчас рядом. Только сейчас я всё равно не смогу её увидеть, из-за этой предательской пелены, застилающей мне глаза.
  Кто сказал , что мужчины не плачут?

 

 

Андрей Иванов

Отправлен 16 February 2016 - 10:05

Мужайтесь, автор. И не опускайте руки. Ну и что, что Ваш рассказ не вошёл в ТОП-100. Главное, что у него появилось много поклонников, и я в их числе. А читатели - это ведь лучшая оценка для автора. Не так ли? 


Отправлен 02 February 2016 - 05:32

Хорошо изложено. В целом произведение понравилось, но… как здесь и было упомянуто выше, в тексте немало погрешностей.


Отправлен 01 February 2016 - 17:10

Что ж, ты автор твориш то со всеми нами :( Я всю ночь не спала так жалко было и Женю и Главного Героя и его жену. Что ж ты не можешь светлый конец сделать? Сделай, Христом Богом тебя прошу. Так рассказ затронул :(:( :(


Отправлен 31 January 2016 - 08:35

 

Грустно конечно, и жаль героя, но действительно:

 

жаль ГГ, он так и не понял, что любовь - это в том числе и "не забывать, но отпускать". жаль его жену, жаль его детей - ведь он искренне считает что они не самое лучшее что случилось с ним в жизни.

 

 

 

 

Начало очень понравилось, а концовка подкачала. Слишком уж всё разжёвано и по полочкам разложено. 


Отправлен 31 January 2016 - 08:34

 

Грустно конечно, и жаль героя, но действительно:

 

жаль ГГ, он так и не понял, что любовь - это в том числе и "не забывать, но отпускать". жаль его жену, жаль его детей - ведь он искренне считает что они не самое лучшее что случилось с ним в жизни.

 

 

 

 

Начало очень понравилось, а концовка подкачала. Слишком уж всё разжёвано и по полочкам разложено. 


Отправлен 31 January 2016 - 00:30

Грустно конечно, и жаль героя, но действительно:

 

жаль ГГ, он так и не понял, что любовь - это в том числе и "не забывать, но отпускать". жаль его жену, жаль его детей - ведь он искренне считает что они не самое лучшее что случилось с ним в жизни.

 

 

 

 

 


Отправлен 28 January 2016 - 10:37

Всё очень симпатично. Почти забытый жанр – новелла! Да, ближе всего к новелле. И сюжет, и композиция, и стиль достойны похвалы. В эмоциональном плане - трогательно и проникновенно. По моим ощущениям, как будто Бунин, Аксёнов и Ремарк сошлись – и задали автору общую тональность, а он сочинил своё очень музыкальное произведение. Единственное, в чём настоятельно нуждается новелла, - в обычной чисто редакторской правке – есть много описок, ошибок и пропусков знаков препинания. Тщательнее редактировать надо, уважаемый автор! Небрежно поданное произведение сильно проигрывает…


Ekaterina Terehova

Отправлен 27 January 2016 - 22:03

Слог хороший, легко читается. Вначале я подумала, что история списана из жизни знакомого мужчины. Потом оказалось, что все сложнее. Герою немного большее оптимизма можно пожелать, а то все уж очень печально. Так, чего доброго, к концу жизни он руки на себя наложит.


Я Смелый

Отправлен 27 January 2016 - 10:54

 

Напомнило "Робот по имени Чапи"

 

А мне эмулированные личности из моих рассказов  B) Идея как-бы в воздухе витает.

 

 

 

Ну эти идеи витают в воздухе уже давным-давно. Посмотрите фильм "Шестой день" с железным Арни. И обратите внимание на жену его друга.


Просмотр темы полностью (откроется в новом окне)