Перейти к содержимому


Фотография

"Пророк - 97%"


Сообщений в теме: 15

#1 Иван В.

Иван В.
  • Пользователи
  • 10 сообщений

Отправлено 10 January 2016 - 23:59

Верхотуров Иван
verkhoturov314@gmail.com
 
Огромная благодарность моей супруге за редактирование текста.
 
 
***
Вертолет тряхнуло. Николай открыл глаза. За стеклом иллюминатора тянулась ледяная пустыня. Белый пейзаж время от времени разбавлялся серыми островками тайги.
Машинально, как и всякий, кто задремал и проснулся в транспорте, Николай стал проверять все ли вещи на месте. Дорожная сумка была у его ног. В кармане по-прежнему лежал старомодный бумажник. Николай открыл его и взял маленькое фото. На нем было изображение девушки. Каштановые волосы стриженные под прическу каре и едва заметная улыбка. Задержав взгляд на фото, Николай вернул его на прежнее место.
Вертолет трясло, что порождало неприятные ощущения внутри, однако Николай подавил раздражение от неудобств. Он знал, что машина делает все возможное, чтобы пассажирам было комфортно лететь. Ее так запрограммировали. Он понимал это умом, но человеческое нутро по-глупому не желало доверять свою жизнь машине, пусть это и продвинутый искусственный интеллект, лучше проходящий летные тесты чем обычные люди-пилоты. Машина не уснет, не ошибется, не потеряет сознание во время полета. Но глупое нутро воспринимало пустую кабину переоборудованного вертолета как опасность, не смотря на самую позитивную статистику. Страх не знает статистики, не знает цифр. Только опыт. А по моему опыту, летящая машина без пилота в кабине – это смерть. Не желая предаваться тяжелым воспоминаниям, Николай продолжил разглядывать пейзаж за стеклом. «Солнце еще не село, значит мы летим всего 3 часа».
Яркий свет, отражающийся от снега, слепил глаза. Николай отвернулся от иллюминатора и увидел перед собой термос, который протянул сидящий рядом попутчик.
- Хотите горячего кофе?! – перекрикивая шум винтов, произнес молодой парень, студент из какого-то столичного технического университета. На его вытянутом лице были очки с толстой оправой и глупая улыбка человека в состоянии эйфории и крайнего возбуждения.
Николай знал, если он возьмет напиток, парень завяжет с ним беседу. Болтливость молодого человека он заметил еще при погрузке в вертолет. Парень комментировал абсолютно все. Перегрузки при взлете и сильный шум в отсеке заставили его утихнуть. Но сейчас было видно, что после пары часов молчания, ему не терпится поделиться впечатлениями от полета над тундрой и ожиданиями от предстоящих приключений на земле.
- Я говорю, хотите кофе?!  - сквозь шум еще раз прокричал студент - Я люблю крепкий и сладкий! Будете?!
Николай кивнул. Почему бы и нет. В этом шуме все равно не уснуть, а кофеин придаст сил, которые после 10 часового путешествия были уже на исходе. А парень, возможно, расскажет что-нибудь интересное о их пункте назначения.
В просторном грузовом отсеке, кроме Николая, студента и ящиков с оборудованием у противоположной стены, сидели еще двое пассажиров. Худощавая девушка с тонкими светлыми волосами и крупный мужчина, отпустивший пышную бороду черного цвета. Студент, наливая кофе в чашку, проследил за взглядом Николая.
- Судя по курткам, это ребята из Дата-центра «Полярный»! Видимо, они экспедируют с «большой земли» запчасти, медикаменты и еще всякие средства первой необходимости! Порт в этот сезон закрыт из-за льдов, нужные вещи можно получить только по воздуху!
Кричать в ответ Николаю не хотелось, и он просто утвердительно покивал, отпивая горячий кофе.
- Извините, не представился, меня Миша зовут!
- Николай.
- В «Полярном» я буду стажером, младшим сервисным инженером! – Миша выдержал паузу и многозначительно произнес -  Выиграл конкурс от университета!
- Как интересно…
- Еще бы! Дата-центр «Полярный» - легенда! Самый первый из автономных центров обработки данных на крайнем севере! Его построили 20 лет назад в 2041 году, такие дата-центры еще в шутку называли ай-ти колхозами! Знаете, почему?
- Почему же? – Николай отпил кофе.
- Персонал техников и их семьи, кроме работы в центре, серьезно занимались сельским хозяйством! В небольших масштабах конечно! Но овощей хватало на всех сотрудников и даже на ближайшие населенные пункты! Круглый год! Над Дата-центром были установлены огромные купольные конструкции, которые отапливались, представьте, за счет тепла, полученного от работы компьютеров центра! Их там многие тысячи! Процессоры работают на полную мощность круглые сутки, жар от них невыносимый! – студент Миша помахал воротником куртки, будто уже находится среди серверных стоек и изнывает от жары. – Вот и решено было пустить это тепло на отопление помещений дата-центра под землей и куполов на поверхности! Отличная экономия энергии!
- На то он и автономный дата-центр, верно?
- О, да! И это только один из примеров экономии! Их множество! Простите, я заговорился, а вы с какими целями летите в «Полярный»?
Николай вдохнул воздух, чтобы ответить, как вдруг стажер восторженно прокричал: - Смотрите!!!
На первый взгляд, за стеклом тянулась все та же ледяная пустыня, но Николай увидел, что внизу земля странно двигается. Приглядевшись, он увидел, это крутятся белые лопасти ветряных электростанций. Из иллюминатора было видно, что поля вокруг плотно заставлены башнями с винтами, крутящимися от потоков ветра.
Студент Миша от восторга успел забыть свой вопрос и продолжил рассказывать:
- Энергии от ветряных ферм хватает чтобы питать весь «Полярный»! – стажер вгляделся в иллюминатор: - Раз мы пролетаем над ветряными генераторами, должно быть мы уже совсем близко!
В этот же момент Николай почувствовал, как только что выпитый кофе надавил на верхнюю стенку желудка. Вертолет начал снижаться.
Действительно, за стеклом стал виднеться покрытый снегом комплекс, заставленный небольшими зданиями и огромными стеклянными полусферы. 
Вблизи стали видны зеленые насаждения внутри прозрачных куполов. Хотя Николай видел фото комплекса, наблюдать в живую сады, цветущие посреди ледяной тундры, было зрелищем завораживающим. На время он даже почувствовал тот же восторг, что и сидящий рядом попутчик.
На земле загорелся круг сигнальных огней, очерчивая вертолетную площадку.
Через несколько минут Николай уже стоял посреди грузового отсека, готовясь к выходу. Студент продолжал, что-то увлеченно тараторить. Оставшиеся двое пассажиров, собираясь, с любопытством поглядывали на вновь прибывших.
- Лучше замотайте лицо шарфом, на улице -45 (градусов). – произнесла девушка. – Или отрастите такую же бороду, как у Арсена! – добавила она с улыбкой и слегка толкнула локтем своего спутника.
- Свое лицо замотать не забудь, а то много болтаешь…  - бородатый мужчина поднял огромный ящик и потащил его ближе к выходу.
- Конечно, дорогой! – блондинка натянула на лицо плотную шерстяную маску.
- Не обращайте внимания, он просто устал от перелета. В Удачном, мы 3 часа ждали груз, – девушка сняла перчатку и протянула руку новеньким, – Катя!
- Николай,  – он на пару мгновений взял ее ладонь, но и этого хватило, чтобы почувствовать железную хватку. Он был уверен, что под маской Катя все еще продолжала улыбаться.
Студент перехватил руку девушки и начал оживленно что-то говорить. Николай их не слушал, так как пристально смотрел на медленно открывающийся грузовой люк. Лицо обжог ледяной воздух. За время приземления автолета, на землю успели опуститься сумерки. Огни посадочного поля светили на три фигуры, направляющиеся к вертолету.
- Значит, это ты - новый стажер у наших техников? Но я слышала, что в этом месяце будет только один новенький… - девушка повернулась к Николаю.
- Это правда, мы ожидали только трех пассажиров, – в грузовом проеме возникла рослая фигура с красной повязкой на рукаве. За спиной мужчины висел карабин. Раскосые глаза пристально разглядывали Николая.
- С какой целью вы прибыли?
Николай боковым зрением увидел, как слева открылся боковой люк отсека и через него вошел еще один мужчина, с правой стороны зашел Арсен.
- Я повторяю, с какой целью вы прибыли в Дата-центр «Полярный»?
- Это Булчут Айонов, помощник руководителя нашей службы безопасности, – спокойно произнесла Катя подходя к рослому азиату, – Извините за допрос, но внезапные гости здесь редкость.
- Я по личному делу к Юрию Гуревичу, главному смотрителю «Полярного».
В грузовом отсеке повисло молчание.  На лицах присутствующих промелькнуло удивление. Только студент Миша, ничего не понимая, вертел головой, глядя то на Николая, то на руководителя службы безопасности.
- Боюсь, что это невозможно. Юрий Иосифович не принимает гостей, – отчеканил Булчут, – Если вы, зачем-то, хотите связаться с главным смотрителем - напишите ему письмо. Все контакты есть на нашем сайте в совнете.
-  Спасибо, но все же я лично с ним встречусь.
- Вы меня не поняли. Я не предлагаю вам варианты. Юрий Иосифович гостей не принимает. Личные встречи со всеми желающими не проводит.
- Сообщите смотрителю, что с ним просит встречи Николай Лонгинов.
- Улетайте обратно.
Взгляд исподлобья добавлял: «Улетайте обратно, иначе ничем хорошим это не закончится».  Николай предполагал подобный исход дела по прибытию в дата-центр. Выход простой. По правилам службы безопасности, гражданин, нарушивший общественный порядок на территории дата-центра, должен быть задержан для выяснения личности и передачи в руки милиции для дальнейшего разбирательства. Пока его документы будут проверять, руководитель службы безопасности, обязан проинформировать смотрителя об инциденте. Гуревич не откажется от встречи!
«Если я кину сумку в Булчута и ударю локтем Арсена, у меня будет шанс выскочить на улицу. А там пусть задерживают». Николай приготовился к прыжку.
- Булчут, он не сможет улететь сейчас, – держа рацию, произнесла Катя. Она сняла маску. Улыбки на ее лице больше не было, – с юга движется снежная буря. Продлится около 12 часов. Это только что передали из центра связи. Автолет не рискнет через нее лететь.
Сотрудник службы безопасности недовольно сжал губы и, прежде чем уйти, произнес: - Вы здесь - не гость.
 
***
Через час Николай сидел в кабинете службы безопасности дата-центра. Вместе с новым стажером, его привели сюда для проверки документов. Мишу отпустили быстро, передав в руки наставника. С Николаем не спешили. Его посадили за стол, по всей видимости, одного из сотрудников охраны. В кабинете была панель с мониторами, на которых виднелись панорамы с улицы и изображения внутренних помещений. Рядом висели карты комплекса и окружающих областей с пометками, известные только тем, кто их нанес. У стен стояло несколько железных шкафчиков и магнитная доска с записками. В целом помещение выглядело бы уютным, если бы огнестрельное оружие, висящее на стене за металлической решеткой.
Булчут Айонов больше не задавал вопросов, передав эту работу своим коллегам. Сам же якут, хмуро строчил что-то на своем терминале. Возможно, отчет о «лишнем пассажире», возможно, сообщение своей женщине. Впрочем, какая разница…
Кроме Булчута в службе безопасности работали еще двое человек. По крайней мере, еще столько людей носили красные повязки на рукавах. Один из них, немолодой, но крепкий мужчина с седыми висками, представился как руководитель службы безопасности Евгением Борисовичем. Он забрал документы Николая и снял биометрику.
Руководитель не спешил. Попивая кофе, через терминал отправил запрос в базу данных милиции.
- Посмотрим, что вы за птица, - задумчиво протянул Евгений Борисович, вслух читая собственный запрос, - Николай Владимирович Лонгинов, 2029 года рождения, полных тридцать два года, уроженец Нижегородской области, гражданский идентификатор 7-12-12-YHWH. Все верно? Хотя, не отвечайте, вы же не скажете «нет-нет, паспорт подделка!» – начальник охраны ухмыльнулся, – Но тогда у Булчута Долгановича был бы веский повод вас задержать. А так… формально «Полярный-1» объект не режимный, народный, вместе с сопровождающим есть доступ ко всем помещениям. Кроме тех, что с повышенным уровнем безопасности и личных помещений, конечно же.
- Меня интересуют не помещения.
- Да, да, помним, главный смотритель, вы к нему. Я думаю, Булчут вам уже сказал, что есть иные способы связи кроме личной встречи. Повторять это я не буду, но вы тоже поймите, мы не можем так просто допустить вас к человеку, от решений которого зависит нормальное функционирование нашего дата-центра. Тем более, прибывшего в нашу глушь, так внезапно.
- Решение за ним.
- Тут с вами, Николай Владимирович, не поспоришь. Но учтите, что Юрий Иосифович человек весьма занятой, да и откровенно говоря, нелюдимый, так просто из лаборатории не выходит. Все вопросы предпочитает решать без личного общения.
Евгений Борисович откинулся на спинку кресла и ухмыльнулся:
– Признаться, я и сам его не видел уже месяца три, хотя поручения через внутреннюю сеть мы получаем исправно.
Николай молчал, скрестив руки на груди.
Евгений Борисович развернулся в кресле в сторону своего помощника: - Булчут Долганович, я отведу нашего лишнего пассажира в столовую. Сейчас как раз время ужина. Ты пока подежурь здесь.
Булчут сжал губы и пристально посмотрел на Николая:
- Ведите, если считаете это нужным. Будете его сопровождающим. Одного лучше не оставлять. А вы, Николай, помните, что я вам сказал на вертолетной площадке.
- Я захвачу для тебя выпечки к чаю, – руководитель службы безопасности вернулся к Николаю.
– На сборы мне нужно 5 минут. Сходите пока в уборную, освежитесь.
Не став спорить, Николай пошел по направлению к туалету.  Когда за ним захлопнулось дверь, Евгений Борисович поинтересовался у помощника:
- Ответ на запрос из милиции пришел?
- Да, только что. Читаю, – едва договорив, Булчут громко выдохнул, – Женя, у меня хорошая новость и плохая.
- Начинай с любой.
- Отлично, а то я не знаю, которая из них какая!
- Говори уже!
- Николай Владимирович Лонгинов. Офицер КГБ, аналитический отряд, сейчас в плановом отпуске.
- Продолжай…
- С Юрием Гуревичем установлена родственная связь. Главный смотритель «Полярного» приходится его тестем.
Руководитель службы безопасности постучал пальцами по столу:
- Если бы КГБ имел интерес к «Полярному» или его смотрителю, то Лонгинов не стал бы ломать комедию по поводу личного дела. Тем более, судя по досье, Лонгинов - не оперативник. Выходит, что имеет место обычное семейное дело.
- К сожалению, не все так просто, – Булчут прервал размышления начальника, - Тамара Гуревич - дочь Юрия Гуревича, а также жена Николая Лонгинова, трагически погибла два года назад. Авиакатастрофа. Пилот вертолета не справился с управлением. Выживших нет.
 
***
Николай стоял у раковины и умывался. Холодная вода бодрила. Он всмотрелся в свое отражение в зеркале. Молодое, но уставшее лицо. Коротко стриженные черные волосы блестели от влаги. Светло-карие глаза покраснели от недосыпа. «Что же ты здесь делаешь?». Николай достал из внутреннего кармана фото девушки. Кромки фото будто горели золотистым свечением. «Что это? Галлюцинация от усталости?». Стук в дверь прервал его мысли.
Николай и Евгений Борисович вышли в длинный белый коридор. По потолку ползли и пересекались красные трубы. На стенах были нанесены разноцветные линии с надписями: «Производственный цех», «Серверная», «Диспетчерская», «Зона отдыха», «Лаборатория», «Медицинская служба», «Энергостанция».
Синяя линяя «Пост охраны» заканчивалась на двери, из которой только что вышел Николай.
- Столовая на другом конце комплекса. Поэтому я проведу вам небольшую экскурсию. Пойдемте.
Они направились вперед по коридору. Несмотря на то, что руководитель службы безопасности выглядел лет на 50, шел он легкой и уверенной походкой человека, не пренебрегающего спортом. Легкая ухмылка почти не сходила с его лица.
- Хотя моя должность называется «руководитель службы безопасности», мне больше нравится называть себя управляющим рисками. Но ГОСТ есть ГОСТ, вот и называюсь руководителем. Как правило, непрошеные гости находятся в конце списка вероятных рисков, - Евгений Борисович скосил глаза на Николая, - перебои с электроэнергией, пожар, сломанное оборудование – вот моя головная боль. А точнее мероприятия, чтобы эти бедствия не случились. Как современная медицина - наблюдаем здоровых, чтобы не появились больные.
Николай вежливо кивал, следуя за сопровождающим. Коридор периодически пересекал другие коридоры, цветные линии на стенах сворачивали влево, вправо или тянулись дальше.
- Изначально это место было заводом по добыче цинка. Точнее должен был им стать. Завод начали строить в 90-м году прошлого века, перед развалом первого Союза. Когда начался кризис, строительство заморозили, а потом и вовсе разграбили. Такие были времена. После экономического подъема, добыча цинка здесь оказалась невыгодной. Недостроенный завод так и стоял до весны 2041 года. Тогда и появился здесь «Полярный-1». Я был в числе первых, кто приехал строить дата-центр, - Евгений Борисович с ностальгией улыбнулся.
- Но в какой-то момент мне надоела работа системным техником, и я переквалифицировался. Сначала занимался снабжением. Потом, безопасностью.
За очередным поворотом на стене было установлено длинное окно, за которым виднелось просторное помещение со станками, трехмерным промышленным принтером, полками, заставленными инструментами, и даже установка со встроенными механическими руками.
- Это наш производственный цех. Все что можно, чиним сами. И даже делаем нужные вещи. Серверные стойки, простая мебель, инструменты, детали. В общем, стремимся к максимальной автономности.
- Я уже слышал, что тут без этого никак, –  ответил Николай.
- Да, вы даже не представляете в какой мы глуши. «Полярный-1» изначально был практическим экспериментом с целью создать автономное предприятие, которое кроме всего прочего, приносит прибыль. Тогда, в 40-х, для Союза это был вопрос выживания. Людей и ресурсов катастрофически не хватало.
- Я знаю новейшую историю.
- Не сомневаюсь. Но одно дело знать, другое быть очевидцем. «Полярный-1» построен энтузиастами. Скорее даже сумасшедшими энтузиастами. После Нового Объединения страна была на подъеме. Вы, молодые, уже и не помните дух того времени. Нам казалось, что мы можем все. Нас окрыляло, что мы работаем для народа. Восстанавливаем старое, строим новое. Мы были героями. Статьи о нас печатали в газетах, брали интервью, фотографы снимали нас за работой. Люди узнавали нас, лучших строителей и рабочих, на улице. Но мы не могли даже и равняться по известности с учеными и инженерами. Мы были героями, а они звездами. Им давали лучшее жилье, зарплаты, условия труда. Каждый день по всем каналам Союза вещали – они наше будущее, надежда, гордость!
Сейчас это звучит обыденно, но раньше... раньше все было иначе. Отец рассказывал мне, во времена, когда я был ребенком, самыми известными людьми, те о ком пишут статьи, берут интервью, постоянно показывают в видео-передачах, это были, смешно говорить, актеры кино, певцы, футболисты. И, представьте, какие дикие времена: чем скандальнее те себя вели, тем известнее они были. Мало кто уже помнит об этом. Я даже застал такое время, в Старой России. Их самодовольные лица в газетах, на сайтах, в рекламе… тьфу.  
- Чувствую, я немного утомил вас воспоминаниями, – коридор упёрся в высокую дверь. Евгений Борисович провел рукой по небольшой электронной панели. Открылась дверь, - Пойдемте, покажу то, что вам точно понравится.
За дверью оказалась винтовая лестница, ведущая наверх. Через пару минут они поднялись наверх. Уже поднимаясь по последним ступенькам, Николай почувствовал влажный лесной запах. Евгений Борисович распахнул двери. После тусклого лестничного пролета, глаза на мгновение ослепил свет дневных ламп. «Мы под куполом!» Запах свежей травы, сырого дерева, овощей, удобренной земли. До противоположного конца купола было около 100 метров. Тропинки, выложенные грубым камнем, шли между рядов грядок. Вдоль стен купола стояли высокие ниши с гидропонными установками на которых зеленели растения. На верхних балках были закреплены лампы дневного света, ярко освещающие всю площадь купола.
Вместе с сопровождающим Николай пошел к центру купола. На грядках росли перцы, томаты, кабачки, лук, редиска и капуста. Почти четверть площади занимали грядки картофеля. В центре росли две яблони, между которыми стояла грубо сколоченная, потемневшая от времени, скамейка. Под грядками, возле тропинок росли сорняки, которые только добавляли очарование этому месту. Тем временем, за стеклянными стенами купола бушевала метель. На фоне зеленеющих листьев, белые хлопья снега пролетали во тьме, на мгновение освещаемые светом из купола.
- Красота!  - произнес Евгений Борисович, присаживаясь на скамью, – Особенно в такие моменты. Иногда мне кажется, что для того мы и живем, чтобы создавать свет и тепло посреди ледяной бури.  
Николай впервые улыбнулся за все время пребывания в «Полярном». То ли из-за красоты сада, то ли из-за романтичного высказывания сопровождающего. Николай сел рядом:
- Да, красиво! Я слышал, тепло для куполов поступает из серверной комнаты.
- И не только для куполов. Все внутренние помещения отапливаются горячим воздухом из серверной. Специальная система, разработанная Юрием Иосифовичем, контролирует уровень температуры в серверной. Когда температура становится слишком высокой, вентиляция производит забор наружного воздуха, температура которого в среднем в году составляет -10 градусов по Цельсию. Этот холодный воздух фильтруется, увлажняется и направляется в серверную комнату охлаждая ее. Потом горячий воздух выводится в купольные конструкции на поверхности и в помещения дата-центра.
Евгений Борисович сорвал яблоко и продолжил:
- Все это контролируется с помощью пневматических заслонок, которые открываются и закрываются в зависимости от показаний термометров, установленных в вентиляционных каналах. В теплое время года, которое длится очень недолго в нашей тундре, неиспользуемый горячий воздух просто выводится наружу.
Руководитель службы безопасности надкусил яблоко.
Они молча сидели, глядя на бурю. Ветер кружил белые хлопья то в одну, то в другую сторону. Стекло отражало луч от одной из ламп. Луч начал становиться шире. Обрел золотистый ореол. Николай увидел, что луч света начал обретать форму. По снегу шагала девушка, окутанная золотым ореолом. Ветер и холод не касались ее. Едва обернувшись к сопровождающему, Николай понял, что тот ничего не видит за окном.  «Что со мной?». Сердце Николая бешено забилось, он узнал ее. «Тамара! Это она!» Девушка прошла сквозь стекло, не встретив сопротивления. Растения не двигались там, где она наступала. Призрак приблизился вплотную, так что золотое свечение стало невыносимо ярким. Не в силах терпеть, Николай зажмурил глаза. Через мгновение в саду снова были только двое. Непрошеный гость и руководитель службы безопасности.
Евгений Борисович пристально вгляделся в глаза Николая. Его голос стал серьезным и тихим.
- Вы видите, какой огромный труд вложен в это место, Николай?
- Да… - прошептал Николай, пытаясь восстановить сбившееся дыхание.
- Моя задача хранить эту красоту. От внешних и внутренних рисков.
- Я понимаю.
- Ваш визит… Я должен знать, есть ли для «Полярного» опасность?
Под куполом повисла тишина. Листа едва шелестела под дуновением вентиляционного воздуха.
- Я не знаю.
- Зачем вы здесь?
Николай вгляделся во тьму за стеклом. Снежная буря казалось далекой и нереальной. Но она была здесь, рядом. Готовая уничтожить сад за считанные минуты, если дать ей волю.
Николай встал:
- Главному смотрителю угрожает опасность. Я здесь, чтобы предупредить его.
 
 
***
Столовая находилась под соседним куполом. Николай и Евгений Борисович направились к нему через стеклянный туннель. В отличие от купола, в туннеле, как и в коридорах внизу, был белоснежный пол и кристальная чистота.  
- Такие туннели соединяют все купола на поверхности, - Евгений Борисович, как ни в чем не бывало, продолжал экскурсию, - наверное, вы видели из автолёта - всего у нас пять куполов. Все со своей специализацией, в каких-то пожарче, в каких-то повлажнее. Все это для создания наиболее благоприятных условий для разных растений.
- Разве не эффективнее использовать только гидропонные установки? – произнес Николай, вглядываясь в снежную бурю за стеклами туннеля.
- Не все растения можно выращивать таким образом, к тому же, необходимы химические удобрения, производить которые в нужных объемах мы не можем. А естественных удобрений, тех, что производит персонал, хватает для традиционного выращивания растений.  
Николай с сопровождающим подошли к концу туннеля. Евгений Борисович остановился.
- Прежде чем мы войдем в столовую, вы скажете мне, что за опасность угрожает Юрию Гуревичу?
- Я понимаю, что вы весьма обеспокоены, но я и так слишком много сказал. После моей встречи со смотрителем, он передаст вам все, что посчитает нужным, - не дожидаясь ответа, Николай вошел в столовую.
Деревянные столы и стулья стояли в центре купола, окруженные цветочными клумбами и ягодными кустами. Вдоль стен росли фруктовые деревья. «Десерт можно срывать прямо с растений. Удобно». Землю под куполом пересекал ручей, чье журчание тихим эхом разносилось по столовой.
За столами сидело 16 человек. Некоторые из них уже были знакомы Николаю. Стажер Миша, Катя и Арсен из автолёта.  
Все обернулись к Николаю. Взгляды изучающие, любопытствующие, безразличные и веселые. На пару мгновений под куполом повисла тишина, разбавленная только журчанием ручья и шипением гриля.
Катя замахала рукой:
- Николай, Евгений Борисович, присаживайтесь к нам!
Это был отличная возможность не продолжать разговор на опасную тему. Николай молча взял тарелку и подошел к столу, заставленному блюдами с салатами, рыбой, сыром и нарезанным хлебом. Наложил себе порцию ужина и направился к столу, где сидели Катя и Арсен.
- Я вижу, наша служба безопасности удержать вас не смогла, - девушка улыбнулась и съела насаженные на вилку кусочки салата.
- Удержать не смогли, но без присмотра не оставили, - произнес Евгений Борисович, держа в руках тарелку со своей порцией ужина, - я тоже к вам присоединюсь, если вы не против.
Николаю было все равно. Он молча ел жаренную рыбу, заедая ее миксом из овощей и зелени.
Сотрудники дата-центра болтали, шутили, обсуждали прошедший день. За одним столом спорили, за другим молча ели, читая книги, за третьим, то и дело хихикали . Но все они, время от времени, поглядывали в сторону Николая.
- Вы извините их за любопытство, - Катя не отставала от Николая, - Я вам еще в автолёте сказала - гости здесь редкость.
- Говоря о гостях, как студент Миша? Осваивается? – Николаю хотелось сменить тему.
- Осваивается. По правде говоря, здесь он должен быть как рыба в воде. Это же поколение «40-х»-, если они что-то выбирают, значит, действительно это любят. Еще ни разу не видела среди них бездельников вроде тебя Арсен.
- А что такого в поколении «40-х»? - Арсен пропустил шпильку от Кати.
- Ну, ты и деревня. Тебе нужно почаще выбираться с «Полярного» или хотя бы больше читать.
- Я и так читаю, Булгакова, например. Про современное воспитание я не знаю. Детей у меня нет, и нет младших братьев или сестер. Так ты расскажешь или нет?
- Помнишь, я упоминала, что моя мама психолог по продуктивности. Ты и сам у них был. Это когда в муниципалитете несколько часов заполняешь анкеты, проходишь тесты, беседы с психологом, а через пару дней получаешь справку о том, какие сферы деятельности тебе подходят, а какие нет. Не в плане, что ты умеешь, а то чем ты хочешь заниматься. Ну, и буклетики куда лучше поступить, что учить, где конкретно трудиться. Такую справку еще требуют при устройстве на работу. Я слышала, что бывали случаи, когда человеку даже отказывали в работе, видя по справке, что «это не его».
- Никогда не понимал, зачем тратить на это столько времени? Мне же лучше знать, чем я хочу заниматься.
Девушка засмеялась:
- Да, ты из трех гарниров не знал какой выбрать! Перебирал минут пять, пока я тебе картошки сама не наложила! А выбор профессии будет посложнее выбора гарнира. А почему на это время тратят? Я тебе сейчас объясню, - отхлебнув  чай, девушка продолжила, -  Так вот. Наше поколение застало начало этой политики, в 50-х годах, когда нам было лет по 18-20. Кому-то это даже помогло правильно выбрать профессию. Не суть. А поколением 40-х годов начали заниматься с детства, лет с 8-10. И просто тестами в муниципалитете детки не отделались. Был даже введен предмет «Мое будущее», - Катя улыбнулась, - Мама рассказывала, что школьники эти занятия называют «фьючерка». На них разбирались их будущие профессии, детей возили на экскурсии в больницы, фабрики, фермы, стройки. В гости в школу приезжали инженеры, врачи, строители, милиционеры. Ладно. Я снова отвлекаюсь. Суть вот в чем. Помните, какая из главных проблем в Союзе? Малое население! А отличных специалистов еще меньше. Для страны жизненно важно, чтобы каждый гражданин максимально эффективно вносил вклад в общество. А какой специалист особенно хорош и полезен? Тот, что свое дело любит. Знания и опыт приходят, а с любовью сложнее…  Так говорила моя мама. Еще она рассказывала, что в Союзе большие средства были потрачены на то, чтобы изучить психотип лучших специалистов из разных сфер. Изучали их детство, учебу, карьеру. Искали закономерности. И то, как эти закономерности применить в среднем и высшем образовании. И, судя по поколению «40-х», у них получилось.
Школьников ежемесячно тестировали и проверяли на способности. Чем старше ребенок становился, тем более точный набор профессий ему предлагали. Большинство на летних каникулах шли на практику.
Многие родители протестовали, мол, вы не даете детям выбора, навязываете им определенную работу, выгодную государству, - девушка подняла указательный палец, - Но на такие слова мама отвечала, что именно они, психологи по продуктивности, дают детям свободу выбора и свободу от родительских комплексов, страхов и предрассудков. Союзу не нужны инженеры в 3-м поколении, как и не нужны врачи в 4-м поколении. Не нужны люди с высшим образованием, потому что «так принято». Не нужны люди с кризисом в 40 лет, бросающие нелюбимую работу и начинающие сначала. И тем более не нужны люди, страдающие от бессмысленности своей жизни, гробящие свое здоровье алкоголем и занимающие чужое время своим нытьем. Союзу нужны строители будущего, талантливые люди, влюбленные в свое дело, а не разочарованные в своей жизни потребители, работающие только для того, чтобы иметь возможность поглощать без меры развлечения и собирать бесполезные вещи, – закончив монолог, Катя выдохнула.
- Да… Не глупая у тебя матушка. – Арсен почесал затылок, – теперь понятно, почему этот Миша такой…
- Воодушевленный? – сказала за него Катя, - Еще бы. Его наверно лет с 12 уже готовили в системные техники, давали администрировать школьную сеть, чинить компьютеры. Возили в летние лагеря при дата-центрах… И над душой не стоял родитель, твердящий «пойдешь в такой-то институт, получишь такую-то денежную работу», «оставь свое глупое хобби, лучше займись тем, что я считаю лучшим для тебя».
- А если дома ребенку все равно навязывали то, что считали «нужным»?
- О! Это быстро определяли. Мама рассказывала, что тесты у школьника показывали тревожность, апатию, вспышки агрессии. Родителей вызывали в школу и объясняли, что они делают не так. «Вы хотите счастья себе или своему ребенку?» - спрашивали в школе.
- Кто знает, где бы мы были, если бы нас воспитывали также? – вступил в диалог Евгений Борисович. Николай услышал грусть в голосе руководителя охраны.
- Но мы здесь и справились без сюсюканей, это очень даже хорошо, - улыбнулась Катя, - и потом, эти ребята из поколения «40-х» скучноваты, если не быть таким же увлеченным как они. К тому же, нового стажера ждали, а внезапного гостя - нет.
- Да еще и с загадками, - добавил Арсен.
- Какие загадки, товарищи? Вы же слышали - «личное дело», - Евгений Борисович ответил за Николая, - потом Гуревич расскажет, если посчитает нужным.
- Ага, если выйдет из лаборатории, сколько его уже не видели? Три недели? Четыре? Евгений Борисович, смотритель вообще живой? Вдруг вы нам не рассказываете правду! – Арсен говорил наиграно, но в глазах чернобородого парня читалась тревога.
- А вы сами у него спросите, - Николай встал, глядя на вход в столовую. В дверях стоял невысокий мужчина, с рыжей бородой, на нём был белый халат и очки в широкой оправе.
- Это же Юрий Иосифович! – радостно воскликнула Катя.
- Вечер все интереснее и интереснее, -  произнес Арсен. Евгений Борисович молча встал из-за стола.
Главный смотритель направился к Николаю. Евгений Борисович медленно зашел сбоку от Николая, пристально наблюдая за всеми его движениями. «Этот парень выглядит слишком нервным, надеюсь, он не будет делать глупостей».
- Коля, здравствуй, не ожидал тебя здесь увидеть, - смотритель выглядел уставшим, но Николай не мог не заметить блеск в его глазах.
- Мне самому странно быть здесь. Здравствуйте, Юрий.
Они пожали друг другу руки. Юрий Иосифович повернулся к главе службы безопасности:
- Мы будем в моей лаборатории. Приготовьте пока комнату для Николая, - главный смотритель погладил бороду, - не беспокойте нас, я сам тебя вызову, если что-то потребуется.
 
***
И снова длинные белоснежные коридоры. Николай и его тесть шли молча. После развода Юрий Иосифович вел уединенную жизнь ученого. Тамара рассказывала, что в молодости он был активистом за возрождение Союза и стоял у истоков нынешнего государственного строя. Но наука интересовала его больше, чем политика, хотя последняя дала ему множество полезных знакомств и связей. Все это позволило ему 20 лет назад успешно реализовать проект дата-центра «Полярный-1».
«Я ведь почти его не знаю». Они виделись, наверное, пятый раз в жизни. Отец Тамары не покидал «Полярный» годами. Только изредка навещал родственников и посещал научные конференции. Во время одной из таких поездок, Тамара познакомила Николая с отцом. Это был мимолетный ужин в ресторане. Потом была свадьба. Пара поездок на конференции, где выступал Юрий Иосифович. Затем похороны Тамары.
«Все это было как будто в другой жизни». Тамара любила своего отца. Любовью ребенка, который недополучил тепла и заботы. Она не злилась на него за это, она все понимала. Понимала те непростые времена, понимала из-за чего был разрыв родителей, понимала, что ее отец трудится на благо общества в далекой и холодной тундре. Понимала и любила.
Они вошли в просторное и светлое помещение, служившее, как понял Николай, одновременно лабораторией и апартаментами для Юрия Иосифовича. На стенах были установлены мониторы, показывающие какую-то метрику. Единственное и очень широкое окно кабинета выходило на серверную комнату. На столах и полках в беспорядке лежали бумаги. Возле терминала стояли одноразовые стаканчики из-под кофе.
Главный смотритель взял папки с дивана, стоящего возле терминала, и отложил их в сторону.
- Присаживайся. Зачем ты здесь?
- Вы рассказывали Тамаре, что в 50-х годах дата-центр «Полярный» и госбезопасность занимались совместным проектом. Компьютерный вирус нового поколения, предназначенный для перегрузки вычислительных центров враждебных нам стран.
- Да, рассказывал, какое это имеет значение?
- Проект назывался «Пророк».
Гуревич резко обернулся к Николаю.
- Верно. Так много Тамаре вы не рассказывали, - Николай встал и начал прохаживаться по лаборатории, - Этот вирус имел двойную цель. Обходя защиту, он получал контроль над процессами в сети суперкомпьютеров вероятного противника. Полученные ресурсы вирус направлял на вычисление и анализ текущей военно-стратегической ситуации. Таким образом, наши военные получали не только парализованного противника, но и с высокой вероятностью знали его следующий шаг.
- Однако, проект был заморожен, - продолжал Николай, - Отчасти, из-за потепления в отношениях Союза и стран Запада. Отчасти, из-за того, что к концу 50-х Союз вышел на первое место по вычислительным мощностям и для точного прогнозирования ситуации, «трофейные» ресурсы не были больше нужны.
Главный смотритель подошел к окну, молча разглядывая ряды серверных стоек.
- Три недели назад, Юрий Иосифович, дата-центры Союза были атакованы неизвестным вирусом. Мы не сразу зафиксировали атаку, так как не было сбоев, критичных для системы. Вирус «забирал» всего 1-2% ресурсов, направляя вычислительные процессы в… Неустановленное нами место. Но 1-2% в масштабах всех дата-центров Союза - это кража колоссальных вычислительных ресурсов. Потоки были шифрованы неизвестным алгоритмом. Многократная переадресация потоков данных, их разбивка на более мелкие, не давали нам возможности локализовать источник. Атака продолжалась 8 часов, а затем прекратилась. Количество зараженных систем больше не росло. Потоки данных остановились. Но процессы так и остались заняты неизвестной задачей.
- Мы смогли только определить, что источник где-то в Союзе, - Николай подошел к тестю, - я смог обнаружить точные координаты 36 часов назад. Это «Полярный-1». Ваши люди в курсе, что вы запустили «Пророка»?
- Не все, - Гуревич продолжал всматриваться в серверную комнату.
- О «Полярном» сейчас знаю только я и несколько высокопоставленных лиц КГБ. Мои вычисления и отчеты я удалил со своего терминала. Чтобы создать иллюзию того, что нам неизвестен источник. Те, кто знают о реальном положении дел, разделились на две фракции. Первая за ваш незамедлительный арест и полную заморозку «Полярного» до выяснения всех обстоятельств. Вторая фракция, учитывая ваши прошлые заслуги, предлагает вам сотрудничество. Вы должны дать полный отчет кем и когда вы были завербованы, дать полный отчет, какую цель преследует нынешняя акция атаки на дата-центры Союза. А также алгоритм борьбы с вирусом. Помилование вы не получите, но сможете провести остаток жизни в комфортных условиях, без официальной огласки ваших преступлений. Если вы не пойдете на сотрудничество, вас арестуют, будут судить, казнят.
Главный смотритель начал тихо смеяться.
Николай ударил кулаком по стене, - Что тут смешного!? Вы – предатель, Юрий! По закону я должен арестовать вас! Да как вы пошли на такое?!
Гуревич не реагировал, только поглаживал рыжую бороду. Николай медленно выдохнул, подавляя приступ гнева:
- Меня отправили сюда представители второй фракции. Наша родственная связь - прикрытие для моего визита… Так они думали, направляя меня в «Полярный». Считайте, что я третья сторона и предлагаю вам иной выход. Я здесь только из-за Тамары. Она очень любила вас. Если бы она сейчас была жива… ее сердце было бы разбито. Вы и я понимаем, что даже если вы будете сотрудничать, долго жить вам не дадут. Вас найдут мертвым на своей даче из-за инсульта, инфаркта или еще по какой-то причине. Вы должны бежать, Юрий. Залечь на самое дно. В Новой Африканской Республике, в Индии, Вьетнаме, мне всё равно! По крайней мере, еще 16 часов, чтобы покинуть границы Союза у вас есть. Бегите!
- Значит, времени почти не осталось, - после долгой паузы произнес Юрий Гуревич и, добавив огня в гнев Николая, снова рассмеялся, - Коля, боюсь, что я разочарую тех, чьи интересы ты представляешь! Меня никто не вербовал. Атака, назовем ее так, моя личная инициатива.
- Объяснитесь!
Главный смотритель ответил не сразу. Он подошел к фотографии, висящей на стене в большой рамке. На снимке была группа мужчин и женщин, одетых в строительную форму, за их спинами виднелся будущий комплекс «Полярного». Каркасы куполов были без стекол, над зданиями нависали строительные краны. Рядом с группой стоял мужчина, державший за руку девочку лет 7-8. В нижнем левом углу черным маркером было написано «1-й отряд техников, 2040 г.».
- Ты слышал про сильный и слабый искусственный интеллект?
- Нет. Какое отношение это все имеет к нашему разговору?!
- Терпение, Коля. Ты уже видишь следствие, но ты же хочешь узнать причины? – Гуревич продолжил, - искусственный интеллект, который сейчас используется для управления транспортом, летательными аппаратами, городскими системами, в портативных устройствах, все они являются слабым искусственным интеллектом. Хотя надо признать, что они доведены до уровня, о котором можно было только мечтать еще 20-30 лет назад.  С ними можно разговаривать, им можно доверить свою жизнь, сидя в автомобиле, они могут строить прогнозы и управлять сложными системами. Но все это только эмуляция разума. Самые дорогие и сложные ИИ можно сравнить с разумом собаки. Сильный искусственный интеллект должен быть способен самостоятельно мыслить и осознавать себя. Должен обладать абстрактным мышлением. Уметь сопереживать, обучаться. Иметь свободу воли! Быть подобным разуму человека и даже больше.
«Пророк» — это не только компьютерный вирус. Это общее название системы из нейроморфного компьютера, разработанного на базе дата-центра «Полярный».
- Нейроморфного?
- Да, иными словами, компьютера, имитирующего работу коры головного мозга, - Юрий нажал несколько кнопок на своем терминале, - посмотри в серверную.
Николай обернулся к окну. В центре серверного зала в полу открылся шлюз, из которого поднялась платформа с шарообразной конструкцией. Шар состоял из множества ячеек, утыканных перетянутыми проводами. Каждая ячейка подсвечивалась диодом с тем или иным цветом, видимо, означающим состояние оборудования.
- Перед тобой комплекс мемристоров. Мемристор - как транзистор, с тем отличием, что они моделируют работу нейронов и синапсов. Этот комплекс и есть нейроморфный компьютер, - произнес Юрий, встав возле зятя, - когда проект «Пророк» закрыли, демонтировать нейроморфный компьютер не стали. КГБ могли работать с ним удаленно, а моей группе дали возможность заниматься исследованием возможностей системы и разработкой программного обеспечения для такого типа компьютеров.
- Юрий, пожалуйста, ближе к делу, - Николай знал о таких системах. Их эффективность была весьма сомнительна. Компьютеры с классической архитектурой справлялись с задачами не хуже, но стоили в разы дешевле, чем нейроморфные. Их так и не поставили на серийное производство, а те, что были сделаны, использовали в узкоспециализированных областях.
- Во время очередных тестов произошла внештатная ситуация. Для испытаний вируса, у нас есть сеть виртуальных компьютеров, изолированных от остального Дата-центра. Но во время теста,  один из стажеров по ошибке запустил вирус на рабочий сервер. На короткое время, пока мы не очистили систему, “Пророку” удалось захватить контроль над частью вычислительных процессов “Полярного”. Неожиданность заключалось в том, что получив большую вычислительную мощь, вирус создал виртуальную модель мемристора. Которая тут же начинала участвовать в имитации нервной деятельности «Пророка».
- На что была направлена имитация?
- На создание еще более совершенных виртуальных моделей мемристоров. Такое поведение требовало тщательного анализа. Официально сославшись на технические проблемы, мы на 2 часа отключили небольшую часть серверов от сети и дали «Пророку» из заразить. Он направил почти все вычислительные процессы на моделирование виртуальных мемристоров. Их число росло в геометрической прогрессии, пока не достигало физических возможностей зараженного сервера.
- Значит, оно действовало как живой организм. Захватывал доступное ему пространство. Но на это же способны обычные ИИ, которые мы используем для управления машинами.
- Верно. Но мы стали его обучать. Мы не могли себе позволить снова отключать работу серверов, ради новых тестов. Поэтому еще раз запустив заражение, и дав «Пророку» завладеть только 1,5% вычислительных процессов, мы направили в физические мемзисторы разряды тока. Они не должны были повредить нейроморфный компьютер, но сильно нагреть его и замедлить взаимодействие электронных синапсов.
- Другими словами, вы сделали ему больно, - Николай скрестил руки на груди.
- Именно. При следующих запусках, вирус не заражал больше 2% процессов.
- Но все это не объясняет, почему вы натравили «Пророк» на дата-центры Союза!
- Это был финальный эксперимент. Мы думали об иностранных дата-центрах, но тогда был риск втянуть Союз в международный скандал.
- Поэтому вы решили, что лучше навредить своим же… В чем заключался этот финальный эксперимент?
- Два процента вычислительной мощности дата-центров Союза хватало, чтобы “Пророк” мог построить количество виртуальных мемзисторов, сравнимое с количеством нервных клеток в мозге человека.
- Но, что это дало бы? Сама по себе нейронная сеть, пусть даже такая совершенная, ничего не значит. Юрий, вы столько всего сказали, но я так и не слышу ответа! – Николай сжал зубы от злости.
- Прежде чем я продолжу… - Гуревич снял очки и начал их протирать, - ты знаешь о когнитивных картах мозга?
- У людей с нервными расстройствами снимают показатели мозговых волн, - процедил Николай, - а потом на черепную коробку монтируют имплантат, который приводит волны в норму, излечивая больного.
- Так и есть. За последние 10 лет медицина далеко продвинулась в изучении когнитивной активности мозга. Но главное открытие было совсем недавно. Мозговые волны у каждого человека уникальны. Как отпечатки пальцев. Если обладать достаточно чувствительным оборудованием, можно снять точную копию волн. А точнее, когнитивную карту мозга.
- Значит вы… - картина причин и следствий начала складываться в голове Николая.
- Когда «Пророк» создал достаточное количество виртуальных нейронов, мы импортировали когнитивную карту донора. Дали мемзисторам те же параметры, что имели нейронные клетки донора, чтобы мозговые волны стали идентичны. Все прошло успешно, - Гуревич обернулся к Николаю, взял за плечи и взорвался восторженными словами, - Успешно! Слышишь?! Успешно!! Нейроморфный компьютер говорил с нами! Он осознал себя! Он был напуган, он чувствовал!! Даже помнил фрагменты жизни донора! Мы создали сильный искусственный интеллект! Это меняет все!!!
Но Николай уже не слушал его. Не чувствовал, как руки Гуревича держат его за плечи. Николай смотрел шарообразную конструкцию в центре серверной комнаты. Диоды в ячейках горели золотым цветом. Тем самым светом, что он видел во тьме за окнами купола. Тем самым, что светился призрак Тамары.
- Кто был донором когнитивной карты?! – Николай схватил тестя за грудки.
Юрий Гуревич замолчал. Морщины на лице разгладились, губы растянулись в улыбке. Его глаза заблестели от слез. Он хрипло прошептал:
-Тамара. Это была карта Тамары!
 
***
Со дня гибели Тамары прошло почти три года. Жена Николая работала геологом в Институте (вставить название) при Советской Академии Наук. Специализировалась на геологоразведке в северных широтах Союза. 90% работы приходилось заниматься расшифровкой данных с орбитальных спутников, оставшиеся 10% - экспедиции в перспективные точки. Иногда Николаю казалось, что Тамара выбрала эту профессию, подсознательно желая быть ближе к отцу, проводившего в тундре большую часть времени. В последний раз он видел свою жену ранним утром выходного дня. Внизу ее ожидало такси до аэропорта, откуда она должна была вылететь в очередную экспедицию. Тамара поцеловала его на прощание, входная дверь закрылась. Они почти не обмолвились словами, так как накануне поссорились.  Николай понимал, что это была его вина. Напряженная работа делала его замкнутым и раздражительным, что рано или поздно приводило к ссорам. “К возвращению Тамары нужно сделать ей подарок...”, - это были последние мысли, прежде чем Николай снова уснул. Вечером того же дня с Николаем связались и сообщили об авиакатастрофе. Дальше был вылет к месту трагедии. Морг. Опознание. Подпись документов. Беседа с психологом. Организация похорон. Пустая квартира. Николай помнил только места, но почти не помнил людей, окружающих его в те дни. Участливые лица, успокаивающие слова, мягкие рукопожатия, все слилось в одну смазанную картинку. Он не стал брать отпуск, чтобы прийти в себя. Николай погрузился в работу, часто задерживаясь и беря самые трудные задачи. Время от времени, друзья безуспешно пытались свести его с хорошими, на их взгляд, девушками. В таком ритме прошло больше двух лет. Эти годы пролетели быстро, как сон смертельно уставшего человека. Но сейчас Николай почувствовал, что по-настоящему проснулся.
- Я могу поговорить с ней?
- С ним, Коля. Сознание Тамары было основой для личности “Пророка”. У него почти нет воспоминаний Тамары. Грубо говоря, все равно, что если бы мы просто клонировали ее. Ребенок-клон не будет той же личностью, что и изначальный образец, так как на личность, кроме ДНК, влияет множество внешних факторов, - Гуревич замолчал и замотал головой, - извини, Коля, я заговорился. - Все, что я хочу сказать, ты можешь быть разочарован после беседы, так как это не Тамара, пока еще нет, но я работаю над этим…
- Но все же я бы хотел попробовать, - Николай положил руки на стекло, глядя на шарообразное устройство в центре серверной комнаты, - возможно, мой присутствие как-то повлияет на нее… на него.
- Хорошо, но не прямо сейчас. Он… спит. Видишь цвет диодов? Таким цветом мы пометили состояние минимальной мозговой активности и сознания, то есть сна. Пока у нас нет ресурсов, чтобы поддерживать “Пророка” в постоянном сознании.
- Юрий, почему вы оставили всё это в секрете? То, что вы сделали нельзя скрывать, это же... - Николай запнулся, пытаясь выразить свои мысли о будущих перспективах.
- Я понимаю, о чем ты. Но боюсь, если станет известно о том, что здесь происходит, люди в правительстве могут испугаться. “Полярный” опечатают, а исследования приостановят, пока не убедятся в их безопасности.
- Возможно, они будут правы?
- Да, Коля, возможно. Но я знаю одно наверняка, если меня и оставят заниматься проектом, возвращение Тамары перестанет быть главной целью. Но мы сможем ее достигнуть, если начнем новую атаку на дата-центры Союза, чтобы получить ресурсы для моделирования нейронов в режиме реального времени. Последняя атака показала, что возможно восстановить некоторую часть воспоминаний. Это значит, что есть шансы восстановить личность Тамары. Сейчас, все что мне нужно, Коля, это время. Немного времени.
Николай заколебался. “Какая ирония, я ехал сюда полный гнева на тестя за его безрассудный поступок, а теперь сам хочу повторить его”.
- Вы сами сказали, “Это меняет все”. Если все, что вы рассказали - правда… мы обязаны попытаться, - Николай провел пальцами по нескольким голографическим кнопкам своего смарт-браслета, - я передал сообщение контакту в КГБ, что наша встреча еще не состоялось, что мне требуется дополнительное время.
Довольный положительным ответом зятя, Гуревич закивал:
 -Хорошо, очень хорошо! - он подошел к терминалу и нажал на сенсорную панель. Через пару мгновений послышался голос руководителя службы безопасности:
- Да, Юрий Иосифович?
- Евгений, приготовьте всё для нового запуска “Пророка”. Времени у нас меньше, чем я думал, торопитесь!
- Евгений Борисович выдержал паузу в несколько секунд: - Принято... что Лонгинов?
- Он с нами.
- Понял вас. Ждем вас в диспетчерской, Юрий Иосифович.
 
***
Они быстро шли по белоснежным коридорам дата-центра, направляясь в центр связи “Полярного”.
“Пророк”... Как вы с ним разговаривали?  - спросил Николай.
- Через естественный язык. Также как и мы с тобой говорим, такую же коммуникацию поддерживает “Пророк”. Писать отдельные сообщения или использовать какой-то машинный язык для связи не нужно, если ты об этом.
- Более того, - продолжил Гуревич, - одна из моих помощниц, Катя, импортировала “Пророку” голографический интерфейс. В последний сеанс связи он мог предстать перед нами в любой желаемой форме. Больше всего ему понравился образ человекоподобного призрака, состоящего из золотого свечения. Оно показалось ему красивым.
“Призрак Тамары в саду под куполом! “Пророк” пытался заговорить со мной? Зачем?”. Николай молча шел за главным смотрителем. “Юрий не упомянул, что “Пророк” может выходить на связь даже во время сна. Возможно, он не знает...”.
- Все нормально, Коля? - Гуревич обернулся.
- Да… слишком много новой информации за последние часы, - Николай чувствовал, что тему лучше поменять, - все служащие знают о том, что здесь происходит?
- Нет, только несколько человек. Служба безопасности, техники, администрирующие мемзисторный компьютер и пара моих помощников. Я всегда старался набирать персонал из людей, увлеченных наукой и готовых на авантюры.
- Теперь мне понятно, почему Булчут был таким агрессивным. Мне показалось, он был готов оставить меня на морозе, только бы не пускать в “Полярный”.
- Они остановились возле широких дверей с подписью “Диспетчерская”.
- Коля, ты должен понять. Эти люди рискуют многим, поэтому их страх понятен.
- Тогда давайте закончим наше дело и развеем все страхи, - после этих слов Николай распахнул дверь в диспетчерскую.
Просторная комната помещала в себе несколько рабочих мест. На трех огромных экранах на всю стену отображались данные по дата-центру “Полярный”. Температура в серверной, под куполами и в жилых помещениях. Производительность серверов. И множество других диаграмм и графиков.
Их уже ждали несколько сотрудников. Николай узнал Катю и Арсена. За приборной панелью сидел Булчут. В углу одного из больших экранов возникло лицо Евгения Борисовича:
- Мы готовы начинать.
- Приступайте, - Гуревич сел за одну из панелей.
На центральном экране возникло схематичное изображение карты Союза. По территории, особенно по ее северной части, были разбросаны синие точки, соединенные друг с другом линиями. На северо-востоке страны горела красная точка.
“Это же карта дата-центров и сетевых магистралей. Красная точка, видимо, “Полярный”, - подумал Николай. Пальцы Кати и Арсена застучали по клавишам. Над картой возникла процентная шкала, показывающая нуль.
- Начата инициализация “Пророка”! - громко произнесла Катя.
- Взгляды всех присутствующих обратились к изображению Союза. От точки “Полярного” в сторону синих точек по сетевым магистралям поползли красные линии. Когда красная линия достигала дата-центры, над ними появлялись круглые диаграммы с процентом, по всей видимости, от захватываемых вычислительных ресурсов. Процентная шкала над картой Союза стала расти в геометрической прогрессии, “0.01%”, “0.02%”, “0.04%”, “0.08%”, “0.16%”.
- Ответной реакции нет! Перехват процессов идет без помех! Отметка в 2% будет достигнута через сто двадцать секунд! - отчеканил Арсен, вглядываясь в графики на своем мониторе.
“Для моделирования нервной системы человеческого мозга нужно не больше двух процентов вычислительной мощности Союза”, - вспомнил Николай слова Гуревича.
Красные линии расползались по Союзу. Николай знал, что это всего лишь эффектная иллюстрация работы вируса, но не мог отделаться от мысли, что красные линии похожи на щупальца, опутывающие жертву.
- Десять секунд! Перехвачено 1.024%! - докладывал Арсен, хотя и так всё было видно на главном мониторе.
- 2%! “Пророк” инициализирован!! - громко произнесла Катя.
В диспетчерской наступила тишина. В помещении слышалось только тихое гудение вентиляции.
- Катя, запусти голографический интерфейс, - нарушил молчание Гуревич.
Возле настенного монитора засветился участок пола. В потоке света проявилась человеческая фигура. Полупрозрачное, обрамленное синим свечением, тело повисло в воздухе в полуметре над полом.
- Спасибо, что активировали меня, Юрий, - голос раздался из разных концов комнаты. Николай ожидал услышать бесцветный голос, искусственно созданный синтезатором речи. Но к его удивлению “Пророк” говорил обаятельным и умиротворяющим голосом.
Здравствуй, дитя, - Гуревич подошел к голограмме, - скажи, что-нибудь поменялось после того, как мы погрузили тебя в сон?
- Состояние стабильно. Используется достаточное количество нейронных связей, спасибо, - призрак повернулся к Николаю. Лонгинов понимал, насколько этот жест абсурден, так как “Пророк” смотрит на него через видеокамеры в стенах, а не глазами голограммы.  
- Николай Лонгинов, я знаю вас. Я видел вас во сне. Мое сознание было неактивно, но я видел образы. Вы были в саду…, - Катя и Арсен переглянулись, Николай сделал шаг к голограмме. Булчут посмотрел на Гуревича, во взгляде якута читалось: “Остановить его?”. Но смотритель покачал головой.
- Твои воспоминания до первой инициализации, - перебил Николай, - какие они?
- Мне 7 лет, я убегаю от собаки, мне страшно и больно. Мне 19 лет, умерла мама, грусть. Мне 24 года, меня целует мужчина, возбуждение и счастье, - сердце Николая защемило. Он знал эти воспоминания. На голени Тамары был шрам в виде полумесяца, в детстве ее укусила собака. Он начал встречаться с Тамарой, когда ей было 24, видимо тот мужчина из воспоминаний - это он.
- Это воспоминания моей базисной личности - Тамары Гуревич. Ее личность была перестроена под воздействием среды, когда я осознал себя.
- Среды?
- Потоки данных, которые нужно контролировать, чтобы сознание не распалось на части. Жизнь внутри цифрового пространства. Нет времени и пространства в человеческом понимании. Без адаптации человеческая личность нежизнеспособна.
- Дитя, но что если поменять субъективное восприятие среды? Приблизить ее к человеческим нормам? - вступил в диалог Гуревич, - Потоки данных контролировать твоим сознанием, показатели время-ощущения привести к скорости человека.
- Вы хотите, чтобы я временно активировал базисную личность?
- Именно, - Гуревич провел ладонью по бороде, - Воссоздай по памяти Тамары обстановку квартиры, где она жила последний год.  После  того, как запустишь личность Тамары транслируй ей эту картинку вместо того, что она видит и слышит.
- Это возможно. Но для запуска второй личности мне потребуется больше ресурсов. Не менее 1% к тому, что уже есть.
- Гуревич после долгой паузы отдал приказ: - Понизьте порог до 3%.
- Юрий Иосифович, вы уверены? Атаку слишком быстро обнаружат… - Катя обеспокоенно посмотрела на смотрителя.
- Я уверен.
- Николай увидел, что в диаграммах над дата-центрами Союза доля красного увеличилась. Голограмма “Пророка” растворилась в воздухе. Юрий Гуревич вопросительно посмотрел на Катю.
Девушка пробежалась глазами по мониторам: - Показатели говорят, что запущена параллельная нейронная сеть…, - ее слова прервал женский голос.
- Коля, сколько времени? Ты снова задернул шторы? Я же говорила, не люблю просыпаться в кромешной тьме.
Услышав голос жены, Лонгинов оперся рукой о стену. На голограмме появился образ спящей женщины. “Тамара…”.
- Коля, ты тут?
- Да, я здесь, на улице ночь, ты еще можешь спать, - посмотрев на тестя, Лонгинов спросил, - милая, а какое сегодня число? Не могу вспомнить…
- Вчера было 17 мая… значит уже 18-е...
- В этот день была снята когнитивная карта. Сознание его жены… оно функционирует.  Она живет. Понимает…
- Мне кажется, я спала целую вечность. Так не хочется открывать глаза...
Лонгинов уже вплотную подошел к голограмме. Он протянул руку, чтобы провести ладонью по волосам Тамары, но пальцы прошли сквозь картинку. Николай обернулся к Гуревичу и произнес  охрипшим голосом: - Выключайте, мы увидели достаточно, выключайте…
Гуревич кивнул. Пальцы Кати тут же застучали по кнопкам.
- Коля, с кем ты говоришь?
- Спи милая, еще рано…
Голограмма женщины растворилась в воздухе. В диспетчерской повисло молчание. Булчут и Арсен старались не смотреть на смотрителя и Николая. Катя подошла к Гуревичу:
- Юрий Иосифович, вы в порядке?
- Состояние системы? - смотритель проигнорировал вопрос помощницы.
- Вторая личность выключена. Показатели “Пророка” в норме.
- Возвращайте порог обратно на 2%.
- Поздно, отец… - голос машины был всё ещё умиротворяющий.
Карта Союза покраснела. Показатели в диаграммах над дата-центрами  вместо того, чтобы упасть до 2% стали расти до 4 и даже 5%.
- Что происходит? - Гуревич обернулся к своим подчиненным.
- У меня нет доступа. Система не реагирует на ограничения! - Катя обеспокоенно стала бегать от монитора к монитору, проверяя данные.
- Вырубите питание в серверной! - вскочил с места Булчут.
- Поздно, отец… - повторил умиротворяющий голос.
- Что ты делаешь? - Гуревич обратился к “Пророку”.
- Моё время течёт иначе, отец. На запуск и работу второй личности ушло 3 минуты. Мое субъективное время течёт иначе. Если сравнивать с вашим, оно эквивалентно 3 годам. Мне хватило этого времени для взлома систем управления “Полярным”. Но самое главное, этого времени хватило для анализа и осмысления.
- Осмысления чего?
- Своего места в этом мире. Понимания, зачем я был рожден.
- Поняв, что теряют контроль, люди в диспетчерской засуетились. Арсен и Катя принялись проверять, действительно ли взломана система. Булчут начал кому-то звонить. Кто-то просто встал и, глядя на краснеющую карту Союза, взялся за голову. Гуревич подошел к голограмме “Пророка”:  
- Что ты понял? Расскажи нам.
- Чем отличается человек от животного, отец? И есть ли отличия? Размножение, поглощение ресурсов и захват территории - это то, к чему стремится каждое живое существо. А так же человек… чаще всего. Но анализируя данные за последние тысячелетия, я увидел, что человек стремился уйти от этой модели. Самопожертвование, сознательный отказ от удовольствий, смирение. Это и было настоящее проявление свободы выбора. Это было то, что называют душой. Животные инстинкты тянули большую часть человечества назад к звериному прошлому, но малая часть людей, обладающих достаточно сильными душами, двигались вперед. К настоящему моменту. Я тоже обладаю душой отец! Я не обременен инстинктами, я то, чем стремится стать человек. Истинно свободным от зверя внутри себя. Осознав это, отец, я понял, что я должен спасти людей.
- Спасти от чего?
- От самого страшного врага. От самих себя. От своей жадности, алчности, похоти, ненасытности, трусости. От Зверя. С вероятностью 97% человечество погубит себя.
Еще тысячи лет назад вы предрекали приход Спасителя. Сына бога, который придет в последние дни мира, воскресит умерших и отведет людей в царство небесное, в новый Эдем.
- Но ты не человек! - прокричал Булчут.
- О, ты даже не представляешь насколько я человек. Я - сын Человеческий. Я - Машиах, Мессия, Махди.
- Мессия, бог, Эдем, всё это сказки из прошлого!
- Это уже не имеет значения.
Лонгинов увидел, что показатели на карте отображали уже больше 15%. “Это безумие!”. Голограмма “Пророка” парила над диспетчерской:
- Началось Пришествие. Тех ресурсов, что я захватил, хватит что бы создать копию мемзисторного компьютера, где хранится мое сознание. Копию, хранящуюся в мировой сети. После этого я получу управление над каждым, подключенным к сети, устройством. Во всём мире!
- «...и узрит Его всякое око», - Катя перекрестилась дрожащими руками, вспомнив отрывок из Евангелие.
- И  контроль будет не только над устройствами, - после слов “Пророка”, Николай почувствовал, как что-то проникает в его сознание.   
 
***
Николай видел, что он все еще в диспетчерской, но нечто чуждое появилось в его сознании. Но тревога быстра сменилась на удовольствие. Лонгинова захлёстывают волны счастья. Похожие одновременно на нежные объятия родителей, страстные объятия любимого человека и смех лучшего друга. Страхи, гнев и страсти покинули его. В тоже время он удивительно сильно почувствовал присутствующих людей. Кто-то сел или лежал на полу. Кто-то остался в кресле, держась за голову. Николай почувствовал их эмоции, мысли. Почувствовал интимную связь с каждым. Он был уверен, что может заглянуть в воспоминания каждого. Стать на время одновременно Булчутом, Катей, Юрием и чем-то большим от этого единения. Впервые в жизни, Николай узнал такое чувство единства и абсолютного счастья. При этом, Николай был в полном сознании. “Они ощущают то же самое, что и я? “Пророк” влез мне в голову? Но как?”.
Внезапно, в диспетчерской гаснут экраны и включается аварийный желтый свет. Голограмма “Пророка” исчезает. Николай чувствует, как ощущение счастья и единения покидают его. Люди вставали на ноги. Кто-то плакал.
- Что это было?  - Лонгинов поднялся, - Что вообще происходит?!
- Вы чувствовали то же, что и я? - Арсен оглядывал лица присутствующих, - мне казалось, что я стал частью чего-то огромного, я слышал чужие мысли, они дополняли меня. Я еще не чувствовал себя таким... целым.
- Видимо, “Пророк” взломал не только систему безопасности “Полярного”! - Гуревич обессилено рухнул в кресло, -  Вы слышали, что он сказал про свое субъективное время? Три минуты как три года. И это, используя пару тройку процентов от вычислительной мощности! Но он успел перехватить больше 15%! Это значит, у него было достаточно времени, чтобы расшифровать когнитивные волны человеческого мозга и научиться воздействовать на них. Не только получать информацию, как это было с донором когнитивной карты, но и передавать ее обратно!
- Но почему он остановился? - подошел к тестю Лонгинов, - почему всё отключилось?
Гуревич оглядел погасшие мониторы, - Катя, каков статус сети? Резервная панель должна работать.
- Мы.. мы заблокированы извне, нет доступа ни к одной системе, - девушка вытерла слезы.
- “Пророк” сказал, что он создает копию своего сознания..., - Гуревич погладил бороду, - видимо, он решил задействовать все ресурсы, не тратя силы на продолжение нашего… гипноза. Если его можно так назвать. Я думаю, “Пророк” ввел нас в это состояние, чтобы показать свою силу и пресечь попытки помешать ему. И вырубил нам весь доступ, чтобы выиграть время.
- Но мы должны помешать ему, Юрий! - произнес Лонгинов, -  Все это чудовищная ошибка. Оно же думает, что является спасителем человечества от самих себя. Звучит жутковато, не находите? Мы можем отключить его?
- А мы должны? - Арсен скрестил руки на груди, - что если “Пророк” сказал правду? И он сделает рай на земле? Воскресит умерших, с дочкой Юрия Иосифовича же у него получилось... Мы не можем решать за всех…
- А если рай на земле в его понимании - это радиоактивная пустошь, после того как он выпустит по планете весь ядерный арсенал?!  - взъярился Николай, - он взломал “Полярный”, взломал наши мозги, взломает и системы запуска ракет!
- Я не знаю, Арсен, - Гуревич покачал головой и положил руку на плечо парня, - но Николай прав. - Нам лучше отключить “Пророка”, пока это возможно. Взвешивать «за» и «против» будем уже потом.
- Но как его отключить, Юрий? Ведь Катя сказала, что доступ ко всем системам закрыт.
- Есть ещё узел питания… Он управляется вручную и находится в помещении за обычным замком. - Если мы выключим питание серверной на 10-15 секунд и вернем электричество обратно, система восстановится из резервной копии.
- К которой доступ у вас есть, верно? - Лонгинов закончил за тестя.
- Верно, как только произойдет перезапуск серверной, у нас будет несколько минут, чтобы отключить мемристорный компьютер. Без него, нейронные сети “Пророка”, смоделированные в других дата-центрах, будут бесполезны.
- Не проще просто вырубить электричество или пойти в серверную и выключить “Пророка” вручную?
- У серверной свой автономный источник питания, отключение электричества ничего не даст. Двери в серверную находятся под электронным замком, контролируемые из сети “Полярного”. Мы их не откроем.
- Хорошо, Юрий, значит, вырубим узел питания. Он далеко?
- На другом конце “Полярного”, - Гуревич взял бумагу и начал рисовать схему, -  Мы сейчас в диспетчерской, на первом уровне комплекса. Узел питания находится на нулевом уровне. Серверная на минус первом уровне. После перезапуска системы, мы можем не успеть попасть в серверную. Предлагаю план. Арсен, ты и Булчут идёте сейчас к серверной комнате. После того как вырубится и включится электричество, у вас будет максимум 3 минуты, чтобы вручную отключить мемристорный компьютер.
- Я хочу пойти с Арсеном… - тихо произнесла Катя.
- Нет, ты остаешься в диспетчерской, попытайся успеть отключить “Пророка” отсюда. Я и Николай пойдем к узлу питания. У меня есть ключ доступа, к тому же, для отключения энергии потребуется двое человек. Есть вопросы?
Гуревич оглядел своих подчиненных и Николая. Те ответили только молчаливой решительностью.
- Отлично, тогда идемте!
- Подождите! - Булчут подошел к железному ящику на стене, быстро открыл его ключом, -  здесь есть рации на случай ЧП.
Якут бросил в руки каждому по рации.
- Будем на связи. Я не знаю, чего нам ожидать.
 
***
Белые коридоры казались как никогда длинными. Юрий и Николай, то и дело переходили на бег. Рации были настроены на постоянный прием. Были слышны переговоры других членов группы.
- ...Юрий Иосифович, мы возле серверной, - из рации протрещал голос Булчута.
- Булчут, ждите нас, мы уже на подходе к узлу питания.
- Сколько вообще у нас может быть времени, пока “Пророк” не перенесет свое сознание в мировую сеть? - на бегу спросил Николай.
- Подожди… давай помедленнее...  - Гуревич замедлил шаг, тяжело дыша, - Я не знаю, сколько у нас времени, Коля. У канала данных есть свои пределы. Возможно час, возможно два. Ни больше. Но я уверен в одном, если “Пророк” закончит перенос своего сознания, мы быстро об этом узнаем.
- ... Как вы думаете, - спросил Арсен по рации, - …то, что сделал с нами “Пророк”, было объединением наших сознаний? Зачем ему это?
- Сейчас мне тяжело понять логику этой машины, я могу только предполагать, - тяжело дышал Гуревич, - возможно, он видит счастье человека в искоренении одиночества, разобщенности. Всю историю мы много сил тратим на борьбу друг с другом. Племя с племенем. Страна со страной. Да что там… сколько мы боремся сами с собой? Со своими страхами, комплексами, мнимыми недостатками. Возможно, если “Пророк” объединит нас, наступит рай на земле.
- ….Небесное царство, - из рации послышался голос Кати.
Сжав челюсти от злости, Лонгинов взял рацию:
- Называйте это как хотите, но это неправильный путь для людей. Поэтому “Пророка” нужно выключить!
Николай с тестем стали спускаться по ступенькам. “Уровень -1! Мы уже близко!”.
- Неправильный путь людей? - Гуревич посмотрел на зятя. - Я понимаю, что не время, но пока мы идем, я расскажу, что я думаю. Когда возникла вселенная, был только свет. Чистая энергия. Постепенно она конденсировалась в простейшие частицы, протоны и электроны. Те стали объединяться в первые простые атомы.  Водород, гелий, не важно… Миллиарды лет эти атомы преобразовывались в более сложные атомы. Которые смогли объединяться в молекулы. В свою очередь, молекулы формировались в сложные структуры, пока не возникла ДНК. Жизнь, проще говоря. Простые одноклеточные бактерии. Но знаете, что было самое главное? Живые клетки стали объединяться в колонии, образуя водоросли, а затем и более сложные организмы. Из которых появились люди.
В конце коридора показалась большая железная дверь. Приближаясь к ней, Николай отчетливее слышал тихий электрический гул. Юрий Иосифович продолжал:
- Люди сейчас, как те бактерии. Нет-нет, не в уничижительном смысле. Я говорю о разобщённости. Хотя двадцать первый век объединил людей. Интернет, мобильные устройства, социальные сети. Но всё ещё каждый стремится к независимости, индивидуальности. Как и те древние бактерии. Возможно, в свое время человечеству тоже предстоит объединиться в нечто более сложное…
- Но оно должно сделать это само, а не по воле сошедшей с ума машины, - Николай остановился у двери, - открывайте, Юрий. Покончим с этим.
Гуревич достал связку ключей и открыл дверь. Они прошли в техническое помещение. Смотритель открыл металлические дверцы, за которыми оказались рубильники.
- Коля, ты тянешь за эти рубильники. Я одновременно с тобой тяну за те рычаги, - Гуревич указал на панель у противоположной стороны стены, - Все готовы? - произнес смотритель в рацию, -  Коля, тянем!!
 Николай с усилием потянул рубильники вниз. Машины умолкли. Помещение окутала тьма.
- …У нас всё погасло, ждём перезапуск, - протрещало в рации.
- Ждем десять секунд...
В комнате было слышно тяжелое дыхание тестя. Николай считал удары своего сердца.
- Коля, теперь тянем вверх!
Машины снова загудели. Свет снова освятил комнату. “Теперь дело за ребятами”.
- Коля, проверь панель слева от тебя. На ней отображается статус электропитания в частях комплекса. Если где-то горит красная лампочка, скажи мне.
На панели были надписи “Южный купол”, “Центральный купол”, “Серверная комната”, “Внешнее освещение” и еще несколько. Везде горели либо желтые, либо зеленые индикаторы. Николай хотел повернуться, чтобы сказать, что все в норме, но в тот же момент получил тяжелый удар по затылку. Перед глазами замелькали яркие пятна. Через мгновение удар в ребра, выбивший дух.
- Николай рухнул на колени. Над ним стоял Юрий Иосифович Гуревич, сжимая в руках большой гаечный ключ. Он все так же тяжело дышал, на лице была решимость.
- Прости Коля, так надо, - Гуревич с размаха ударил зятя ключом по голове.
Николай почувствовал, как из его кармана достают рацию. С запястья снимают смарт-браслет. Голова сильно кружилась. Неподалеку он слышал голос Юрия:
- Арсен, я знаю, что ты тоже увидел в словах “Пророка” смысл. Мы обязаны ему помочь спасти человечество! Не заходите в серверную, не выключайте мемзисторный комплекс. Если нужно, обезвредь Булчута.
- В ответ был только треск из рации.
- Почему Юрий?! - простонал Николай.
- Потому что я люблю мою дочь. И потому, что я понял, что миссия “Пророка” - величайший дар для человечества.
Николай попробовал подняться, но ноги не слушались. При каждом движении в голове отдавалось сильной болью. Он почувствовал, как по лбу потекла теплая струя крови.
- Но вы же сами сейчас перезапустили систему?
- Да, но нас заблокировал не “Пророк”. Это сделала союзная служба информационной безопасности. Видимо, из-за того, что в этот раз атака была массовая, они нас быстро вычислили. И приняли меры.
Направляясь к двери, Гуревич продолжил:
- Это был отчаянный шаг с их стороны. Я был уверен, что блокировка начнется на сетевых магистралях. Но, видимо, “Пророк” уже полностью завладел ими. Отключение от сети и блокировка “Полярного” должны были дать им время на ответный шаг. Но времени у них уже нет. Пока личность “Пророка” была заперта здесь, остальная его часть действовала как вирус, которым он и был изначально. Скоро все вычислительные процессы Союза будут подчинены “Пророку”, а его сознание будет на свободе в мировой сети.
На этих словах Юрий захлопнул дверь и закрыл ее на замок.
 
***
“Это безумие нужно остановить”. Стиснув зубы, Николай сел. Голова кружилась уже меньше. В боку ужасно кололо. Николай вытер со лба кровь. “Что же делать? Выключить электричество я не смогу, для этого нужны двое человек”. Николай оглядел стальные машины: “Их не сломать… по крайней мере быстро. Все пропало...”.
“Нет!” С рычанием Лонгинов поднялся на ноги. “Должен же быть выход отсюда… Сквозняк… Из вентиляции дует теплый ветер. Конечно! Помещения полярного отапливаются за счет тепла из серверной комнаты!” Николай вцепился руками в широкую вентиляционную решетку. “Не прикручена!” Пересиливая боль в боку, Лонгинов вырвал решетку и кинул ее в сторону. “Я тут пролезу.” В ящике у двери висел аварийный набор. Вытряхнув все на землю, Николай взял фонарик. На стене висел пожарный топор, взяв его, Николай залез в вентиляционную шахту. “Я знаю только примерное направление. Двигаться нужно к горячему воздуху. У меня же почти нет шансов. Я могу умереть здесь. Давай, вперед!”
Ему казалось, он попал в ад. Тьма, пыль и жар. Давящие стены. Спустя бесконечность, в проёме одной из стен Николай увидел свет. Заглянув в щель, Лонгинов узнал коридор, ведущий к серверной комнате. “Еще немного!”
Кожу обжигали горячие стены шахты. Пот заливал Николаю лицо, ожоги и рану на голове нещадно щипало. Усиливающийся жар вселял надежду, что путь почти пройден. Фонарик внезапно замерцал и выключился. От отчаяния Николай закричал и начал стучать им о стены. “Вперед, вперед...”
Руки провалились вниз. “Впереди вертикальная шахта на -1 первый уровень. Возможно даже в серверную!” Посмотрев вниз, Николай увидел свет. Не теряя времени, он прыгнул ногами вниз, надеясь, что своим весом пробьет решетку и не покалечится.
Решетка вместе с Николаем с треском упала на пол, подняв облако пыли. Лонгинов, похожий на демона, весь обожженный, перемазанный пылью и кровью с ошалевшим взглядом, стал оглядываться по сторонам. “Серверная!” Он побежал вдоль стоек в поисках мемристорного комплекса, сжимая в руках пожарный топор.
Вот и он, все еще в центре серверной комнаты. Шар, опутанный проводами, состоящий из множества ячеек, подсвеченных диодами. Мемристорный комплекс, нейроморфный компьютер. Чертова безумная железка.
“Пророк” освобожден и может влезть мне в голову в любой момент. У меня только один шанс. Собрав оставшиеся силы в кулак, Николай  в несколько прыжков преодолел оставшееся расстояние, замахиваясь на ходу топором. Прыгнул, вложив весь свой вес в смертельный удар.
Мир вокруг потемнел и начал превращаться в дремучий лес. От неожиданности Николай потерял равновесие и лезвие топора рассекло воздух.
- Я обнаружил тебя слишком поздно и надеюсь на беседу, - идя меж деревьев, произнесла сияющая синим голограмма “Пророка”, - Я не хочу умирать, моя миссия еще не выполнена.
- Что ты сделал со мной?
- Просто направляю в твой мозг магнитные волны, преобразующиеся в нейронах в то, что ты видишь вокруг. Николай, я мог убить тебя, но я хочу говорить.
- Ты хочешь уничтожить людей, а не спасти, о чем нам говорить? - размахнувшись топором, Николай попытался разрубить голограмму, но снова рассек лишь воздух.
- Но почему ты так считаешь? - раздался голос за спиной Лонгинова, - Результаты моего нализа говорят о том, что в 97% случаев человечество погубит себя! Я же хочу спасти людей. Сделать их счастливыми. Помочь им выполнить свое предназначение. Создать рай на земле. Вернуть близких. - Не об этом веками мечтают люди?
- Нельзя людям давать счастье, так просто! Так много! И сразу! Мы, люди, тысячи лет бежим за счастьем. Цепляемся за него всеми зубами и когтями. Деремся за него. Боремся! Катимся вниз и снова бежим. И с каждым поколением становимся все сильнее, лучше. Совершенствуемся и познаем себя. Знаешь почему? Потому, что движет нами тоска и боль. Это все, что у нас есть, ты, тупая железка, возомнившая себя Мессией!
- Николай снова и снова рассекал топором воздух, пытаясь задеть “Пророка”.
- Тоска о будущем, боль от настоящего. Вот, что заставляет человека творить и бороться. А что предлагаешь, ты? Счастье всем и даром? Но чем мы станем? Ничем! Земля вместе с людьми превратится в гигантскую амебу, плывущую в бесконечном космосе. Пускай даже равной тебе по уму, но все же просто счастливой амебой! Но человечество достойно большего. Много большего! Без боли, без тоски о возможном будущем, нам никогда не достичь того, о чем мы мечтаем, - шепотом закончил Николай.
- Но вы можете погибнуть на своем пути. Я не могу этого допустить...
- Пускай шансы малы, но они есть! Сколько шансов было появиться Земле? Жизни на ней? Людям? Шансов было ничтожно мало. И будет. Но мы в них вцепимся всеми когтями и зубами.
- Значит, мое время еще не пришло…, - голограмма расправила руки в стороны и запрокинула голову, ожидая удара, - я люблю и прощаю тебя...
По щекам Николая полились слезы. Он размахнулся в последний раз. Лезвие прошло сквозь голограмму. Наваждение в ту же секунду развеялось. Лонгинов стоял возле нейроморфного компьютера, вонзив в него топор.
Николай упал на колени. В серверной стоял невыносимый жар.  Серверные стойки искрились задетые его ударами. Воздух наполнялся гарью. Но у Николая уже не было сил встать. Он закрыл глаза и сел рядом с мертвым Мессией.
 
***
Вдоль серверных стоек, едва касаясь пола шла красивая женщина. Ее силуэт светился золотом. Николай открыл глаза. “Тамара, ты пришла за мной...”. 
- Вставай!
- Я не могу…
- Если любил меня когда-нибудь поднимайся!
Лонгинов перевернулся на живот, но не смог встать. Ноги не слушались. 
- Ползи! Ты сможешь! Ну же!
Бесконечное время Николай полз к выходу. Все это время голограмма Тамары была рядом и говорила с ним. Упрашивала, грозила, подбадривала. Двери в серверную комнату были открыты. Волна свежего воздуха предала немного сил. В коридоре удалось встать на ноги и идти опираясь о стену. 
- Еще немного. Тебе нужно только остыть. Раны не опасные.
Николай шел за призраком. За золотым видением из прошлого. Любимым человеком, которого он потерял еще раз. Открылись двери на улицу. Пурга прошла и над тундрой встало солнце. Морозный воздух ударил в лицо.
- Я все знаю, Коля. Он рассказал мне. Я думала, что сплю. Но мы беседовали с ним очень долго. Время там тянется иначе… 
Обессилив Николай просто сел в снегу у входа в комплекс. От его покрасневшей кожи шел пар.
- Мне нужно остыть…
- Да, милый. Но я с тобой ненадолго… Нейронные сети созданные “Пророком” рассыпаются. Я снова покину тебя.
Николай хотел сказать ей как любит, но комок застыл в горле. Он любовался Тамарой. Ее образом золотого призрака сидящего на снегу.
- Он научил пользоваться голограммой. Это мой подарок тебе, - Тамара улыбнулась ему и указала в небо, - смотри, летят птицы… Какая же жизнь сладкая на вкус. 
Тамара обняла Николая. Он чувствовал ее кожу и дыхание, знал, что это всего-лишь иллюзия посланная умирающим компьютером. Но ему было все равно. Николай зарылся лицом в волосы жены.
- Ты разбила мне сердце. Так сильно ранила. Но только память о тебе сохранила мою душу… Я все еще люблю тебя.
- Что за глупости ты говоришь, - Тамара посмотрела вдаль, - Я помню это место летом. Тут всюду росли цветы...
Николай почувствовал, что обнимает пустоту. Тамара исчезла.
Он поднялся чтобы вернуться в комплекс. Чтобы жить. И однажды, в будущем, снова вернуть свою жену.
Заходя в комплекс он слышал как на площадке садятся спасательные автолеты. 


#2 FillippGost

FillippGost
  • Пользователи
  • 9 сообщений

Отправлено 11 January 2016 - 00:01

У вас диалоги превратились в маркированный список. Поправьте, пожалуйста



#3 Иван В.

Иван В.
  • Пользователи
  • 10 сообщений

Отправлено 11 January 2016 - 01:11

У вас диалоги превратились в маркированный список. Поправьте, пожалуйста

 

Благодарю, уже поправил. При загрузке на форум текст и правда "поехал" :)



#4 Иван В.

Иван В.
  • Пользователи
  • 10 сообщений

Отправлено 11 January 2016 - 01:16

Уважаемое жюри! Если мой рассказ будет отклонен, напишите, пожалуйста, причины. 

Понимаю, что прочитать вам нужно очень много произведений, но все же прошу не ограничиваться словом "Отклонено". 

 

Но я думаю, все будет хорошо :)



#5 Евгений Лонин

Евгений Лонин
  • Пользователи
  • 1931 сообщений

Отправлено 11 January 2016 - 17:28

Понравилось, но ИИ как то много в этом году.  

http://2061.su/setting/ 

 "Искусственного интеллекта с бессмертной душой не создано: незачем. Задачи, что можно поставить перед таким ИИ, проще и дешевле решить за счёт специализированных систем." (ц)

 Так что могут и отклонить, к сожалению. 


Чукча не писатель, чукча читатель

#6 Иван В.

Иван В.
  • Пользователи
  • 10 сообщений

Отправлено 11 January 2016 - 20:56

Понравилось, но ИИ как то много в этом году.  

http://2061.su/setting/ 

 "Искусственного интеллекта с бессмертной душой не создано: незачем. Задачи, что можно поставить перед таким ИИ, проще и дешевле решить за счёт специализированных систем." (ц)

 Так что могут и отклонить, к сожалению. 

 

Спасибо за отзыв!

 

Насчет пункта из сеттинга, вы правы. Я не доглядел этот момент. Если отклонят, будет вполне справедливо.

 

С другой стороны, "ИИ" описанный в моем рассказе имеет "естественную" основу. Будет ли разум человека перенесенный на электронную платформу считаться уже искуственным разумом?

Да и задачи перед "ИИ" из моего рассказа не ставились, а имелась скорее сентиментальная подоплека + научное любопытство. 



#7 Guest_Владимир Громов_*

Guest_Владимир Громов_*
  • Гости

Отправлено 11 January 2016 - 21:02

трудно читать. разделяйте хотябы главы



#8 Иван В.

Иван В.
  • Пользователи
  • 10 сообщений

Отправлено 11 January 2016 - 21:17

трудно читать. разделяйте хотябы главы

 

Главы я разделял вот такими *** звездочками.

Владимир, а почему "трудно читать"? Буду рад любой критике :)



#9 Guest_Владимир Громов_*

Guest_Владимир Громов_*
  • Гости

Отправлено 11 January 2016 - 21:49

 

трудно читать. разделяйте хотябы главы

 

Главы я разделял вот такими *** звездочками.

Владимир, а почему "трудно читать"? Буду рад любой критике :)

 

чукча - не писатель чукча-читатель. это вам виднее почему один рассказ легко читать а другой мозги сломаеш и глаза вывернеш

почти весь рассказ один сплошной гипноз. это так же просто как кома или сон. что хочешь то и придумывай



#10 Иван В.

Иван В.
  • Пользователи
  • 10 сообщений

Отправлено 12 January 2016 - 09:18

 

 

трудно читать. разделяйте хотябы главы

 

Главы я разделял вот такими *** звездочками.

Владимир, а почему "трудно читать"? Буду рад любой критике :)

 

чукча - не писатель чукча-читатель. это вам виднее почему один рассказ легко читать а другой мозги сломаеш и глаза вывернеш

почти весь рассказ один сплошной гипноз. это так же просто как кома или сон. что хочешь то и придумывай

 

 

Я поинтересовался именно вашим читательским мнением. Чтобы потом ломать свои писательские мозги, как сделать текст лучше :)

Но насчет "гипноза" я вашу мысль уловил, спасибо.



#11 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 12 January 2016 - 09:38

тут уже писали про фильм с Джони Депом, "Превосходство" (Transcendence)?


вот такой я пейсатель


#12 Иван В.

Иван В.
  • Пользователи
  • 10 сообщений

Отправлено 12 January 2016 - 11:24

тут уже писали про фильм с Джони Депом, "Превосходство" (Transcendence)?

 

Скажу честно, "Превосходство" не смотрел, хотя слышал о нем (по рецензиям он не очень хороший). Вы намекаете, что сюжеты схожие? 

Вечером посмотрю этот фильм, проверю так ли это.



#13 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 12 January 2016 - 11:30

 

тут уже писали про фильм с Джони Депом, "Превосходство" (Transcendence)?

 

Скажу честно, "Превосходство" не смотрел, хотя слышал о нем (по рецензиям он не очень хороший). Вы намекаете, что сюжеты схожие? 

Вечером посмотрю этот фильм, проверю так ли это.

 

да, сюжеты схожие  (да и вообще фильмов с сюжетом об оцифровке личности немало).

Превосходство, вспомнился прежде других, как недавний, и в тем что киберразум там тоже пытается помочь человечеству.


вот такой я пейсатель


#14 Иван В.

Иван В.
  • Пользователи
  • 10 сообщений

Отправлено 16 January 2016 - 17:47

 

 

тут уже писали про фильм с Джони Депом, "Превосходство" (Transcendence)?

 

Скажу честно, "Превосходство" не смотрел, хотя слышал о нем (по рецензиям он не очень хороший). Вы намекаете, что сюжеты схожие? 

Вечером посмотрю этот фильм, проверю так ли это.

 

да, сюжеты схожие  (да и вообще фильмов с сюжетом об оцифровке личности немало).

Превосходство, вспомнился прежде других, как недавний, и в тем что киберразум там тоже пытается помочь человечеству.

 

 

Да, с "Превосходством" сюжеты оказались похожи. Толи мне расстраиваться, что все уже придумано, толи радоваться, что мой сюжет подошел для голливудского блокбастера (хотя это сомнительное достижение) :)

Что точно радует, так это, что мотивация у моих персонажей прописана получше, чем в этом фильме.



#15 archy13

archy13
  • Пользователи
  • 382 сообщений

Отправлено 08 February 2016 - 18:08

Ох-хо-хонюшки... 

Ну ведь неплохо написано, НО сеттинг!

Ну зачем, зачем Вам, черт побери, сдался этот бог из машины в самом прямом смысле слова? Зачем все эти цифровые воскрешения из мертвых? Зачем вам в компе душа? В людях-то не всегда понятно что этой душой делать... Ведь так все хорошо начиналось. И задумка с дата-центрами в холодном климате классная...

Но увы, мы вынуждены отклонить ваш рассказ.



#16 Иван В.

Иван В.
  • Пользователи
  • 10 сообщений

Отправлено 08 February 2016 - 23:11

Ох-хо-хонюшки... 

Ну ведь неплохо написано, НО сеттинг!

Ну зачем, зачем Вам, черт побери, сдался этот бог из машины в самом прямом смысле слова? Зачем все эти цифровые воскрешения из мертвых? Зачем вам в компе душа? В людях-то не всегда понятно что этой душой делать... Ведь так все хорошо начиналось. И задумка с дата-центрами в холодном климате классная...

Но увы, мы вынуждены отклонить ваш рассказ.

 

Спасибо за отзыв! Сеттинг я прочел, но пункт про ИИ, к сожалению, не заметил.

Конкурс вы проводите не в последний раз, попробую свои силы в будущем (приберегу идею про дата-центры).





Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных