Перейти к содержимому


На марсианских рубежах


Сообщений в теме: 24

#1 Guest_Елена Балакирева_*

Guest_Елена Балакирева_*
  • Гости

Отправлено 10 January 2016 - 23:59

kirumata@gmail.com

 

1.

В школьном актовом зале было шумно. Где-то вдалеке играла музыка, но её перекрывали многочисленные голоса. Первые ряды занимали дети, которые безостановочно крутились и перешёптывались, за ними расположились учителя и приглашённые гости, среди них была и Аня.

С первого полёта человека в космос прошло восемьдесят лет, и этот год назвали годом космонавтики. Во многих учебных заведениях проходили тематические мероприятия, и вот сейчас школьники будут представлять презентации, посвящённые истории покорения космоса. Младший брат Ани тоже должен выступить, и ей пришлось отпроситься с практики, чтобы поддержать его.

Прежде, чем занять своё место, девушка с большим интересом изучила украшение зала. Повсюду были развешены фотографии космонавтов, ракетных пусков и изображения планет. В углу возле сцены красовалась мерцающая голограмма, где вокруг полутораметровой Земли летал миниатюрный спутник. Перед этой объёмной композицией сияли цифры «1961 – 2041».

Постепенно в зале потух свет, затихла музыка, и все замолчали. Зашуршал невидимый динамик, и на экране появилось видео, посвящённое истории освоения космоса. Восемьдесят лет назад советский человек отправился в первое космическое путешествие. С тех пор был пройден сложный путь. Недавно человечество покорило новою долгожданную вершину – люди начали штурм Марса. Об этом мечтали очень многие, и советский народ мог по праву гордиться тем, что в этом великом деле он играл важнейшую роль.

Видео закончилось, вышла учительница и пригласила первого участника. Хрупкая светловолосая девочка, одетая в костюм пионера старой советской эпохи, рассказывала про Константина Циолковского. Зал проявил живейшее внимание к его изобретениям, и когда пришло время вопросов, в воздух взметнулись десятки рук. Один из мальчишек, не дожидаясь, пока ему дадут слово, поинтересовался, перекрикивая всех остальных:

– Скажите, а когда мы сможем построить «космический лифт»?

Его одноклассники одобрительно зашумели, многие опустили руки, так как именно эта идея впечатлила детей сильнее всего остального. Сидевший рядом с Аней пышноволосый усатый мужчина попросил слова, поднялся и представился. Оказалось, он работал в лаборатории, которая занималась подготовкой к запуску первого опытного образца такого лифта. Мужчина начал излагать какие-то подробности, связанные с особенностями этого проекта. На взгляд Ани, рассказывал он путанно и скучно. К тому же, уже давно стало ясно, что космический лифт заменит ракеты для доставки грузов на орбиту только в том случае, если произойдёт очень серьёзный прорыв в технологиях изготовления материалов. Однако, ему удалось заинтересовать очень многих даже среди самых младших. В итоге мужчина пообещал устроить для детей экскурсию в лабораторию.

Когда пришло время выступать Лёше, Аниному брату, его слушали с особенным вниманием, так как его доклад был о Сергее Королёве, а все знали, что именно Королёв ещё в прошлом столетии практически смог построить ракету для полёта на Марс. Но мало кто знал о том, сколько трудностей стояло у него на пути, а про то, что из-за своих ракет он даже оказался на каторге, и вовсе никому не было известно. Подобная информация школьников возмутила, они даже не поверили тому, что говорил Лёша. У детей не укладывалось в голове, как гениальный конструктор, проложивший людям дорогу в космос, мог быть наказан за свои изобретения.

К сожалению, самостоятельно объяснить одноклассникам, как такое возможно, Лёша не смог, поэтому он был вынужден стоять и краснеть, пока учительница разбирала ситуацию. Она напомнила школьникам, что в их распоряжении есть любая информация, поэтому им следует расширять свой кругозор и не бросаться бездумно обвинениями, когда им рассказывают правдивые факты. Ученики замолчали, но объяснением явно остались недовольны.

Аня увидела, что мрачный и смущённый брат не прошёл обратно в зал, а исхитрился и улизнул в коридор. Девушка посчитала необходимым найти его, поэтому она, ежесекундно извиняясь, потихоньку выбралась из зала.

Искать Лёшу долго не пришлось. Он забрался в коридоре на подоконник и, поджав губы, сосредоточенно наблюдал за пробегающим вдалеке монорельсом. Она потрепала его по колену и проговорила:

– Ты хорошо рассказывал, было очень интересно. Не реагируй ты так на эти вопросы, такое бывает, в этом нет ничего страшного…

– Да не в этом дело! – неожиданно вспылил Лёша. – Как такое, правда, возможно? Разве если занимаешься полезным для всех делом, тебе не должны помогать? Как за это могли наказывать?

– Раньше всё было сложнее, люди с трудом принимали в свою жизнь что-то новое. Многие не понимали, что изобретения – это полезно, и боялись их. Поэтому и Королёв пострадал: посчитали, что он занимается вредными вещами, и наказали его. Но потом, кстати, все всё поняли, и действительно старались всячески помогать ему… Он не успел при жизни осуществить свою мечту, долететь до Марса, но теперь там есть советская орбитальная станция, которая носит его имя.

– Да уж… – протянул мальчик.

– Я одного понять не могу. Почему ты этим вопросом только сейчас задался? Ты же этот доклад готовил!

Лёша смутился и не ответил.

– Вот видишь. Сейчас у тебя полная свобода есть, ты можешь изучать всё, что хочешь, а ты ленишься. А раньше люди жизни ради науки не жалели! – девушка, хоть и улыбалась, изо всех сил старалась придать себе грозный вид. – Пойдём, послушаем про твою любимую МКС…

Аня развернулась и пошла обратно в зал, точно зная, что брат очень скоро за ней проследует.

 

2.

Вечером после школьного праздника Аня вновь приехала в лабораторию при волжском ЦУПе, где проходила учебную практику.

Волжский ЦУП располагался в великолепном наукограде, одном из тех, которые стали появляться на территории тогда ещё Российской Федерации в двадцатые годы. Небольшие рабочие и учебные корпуса прятались среди деревьев и живописных скверов. Все сотрудники организаций, находившихся здесь, сходились во мнении, что работать в таких условиях весьма приятно. С другой стороны, территории за пределами наукограда долгое время были совершенно заброшенными, и лишь в последние десятилетия, благодаря развитию транспорта, купольного строительства и робототехники, ситуация стала понемногу исправляться.

На столе девушку ожидала записка:

«Анна, проверьте в последний раз нашего колобка, мне с утра докладывать на К. Сбруев.»

Под руководством Петра Анатольевича Сбруева группа Ани занималась контролем за орбитой Марса, где на данный момент находилось три десятка спутников, а также постоянная орбитальная станция «Королёв», принадлежавшая Советскому Союзу. Станции в глубоком Космосе – дело совсем новое, им угрожает множество опасностей, одной из которых являются метеоритные атаки. Около месяца назад как земные, так и марсианские телескопы обнаружили крупный астероид, направлявшийся из пояса астероидов в сторону Марса. Из-за круглой формы советские астрономы прозвали его «Колобком».

Сейчас этот колобок достиг критической точки, и предстояло точно определить, угрожает он станции или нет, и в случае необходимости отдать космонавтам команду на уход с орбиты. Из первоначальных выводов следовало, что астероид столкнётся с Марсом, не задев ничего из техники землян, однако с каждым днём данные становились всё точнее и ситуация менялась, поэтому за астероидом велось пристальное наблюдение. Получается, что завтра с утра это должно было кончится, будет принято окончательное решение, и учёным останется просто наблюдать за путешествием «Колобка».

Аня привычно настроила все каналы передачи с различных телескопов Земли и космоса и стала наблюдать за возникшими на мониторе графиками. Показатели слегка изменились, однако менять орбиту по-прежнему не было прямой необходимости.

Зафиксировав показатели телескопов, девушка провела в программе необходимые расчёты и отправила результаты Сбруеву, после чего отправилась домой.

Утром её разбудил чей-то звонок. Вывести сигнал на планшет или наручные часы никак не удавалось – следовательно, звонили из ЦУПа и по делу, поэтому и пользовались шифрованным каналом. Девушке пришлось вскакивать и включать рабочий ноутбук. После пары минут суеты она наконец услышала недовольный голос Владислава Маркова, куратора их группы. Он пробурчал:

–  Прости, что разбудил, но у нас тут полная катастрофа, а дело срочное. Ты вчера марсианским астероидом занималась?

–  Ну да…

–  Ты уверена, что орбиту не стоит менять?

Аня подобралась и осторожно проговорила:

–  Последние координаты практически не отличаются от тех, что мы рассчитали на прошлой неделе. А тогда мы решили, что…

–  Я помню. Значит, я могу передавать на «Королёв», чтобы продолжали работу в штатном режиме?

–  Но Пётр Анатольевич должен был…

–  Забудь, –  отрезал Марков, – Сбруев застрял под Мадридом, там какой-то коллапс с транспортом, с ним толком связи нет. А «Королёв» скоро уйдёт, и потом будет поздно менять орбиту! Так я передам, что всё нормально?

Девушка почувствовала, как пылают её щёки. Не в её компетенции было принимать такие решения! Она вновь запротестовала слабым голосом:

–  Но я же не имею права…

–  Имеешь! Ты лучшая на курсе! Да и потом, ты же говоришь, что всё также, как вы считали с Петей. Почему вдруг сомневаешься? Что-то изменилось?

–  Да… Немного.

– Стало хуже?

–  Немного.

–  Может, стоит передать команду на подъём орбиты? На всякий случай?

–  Н-нет, – пролепетала Аня, затем, переведя дух, выпалила, – орбиту можно менять только в самом крайнем случае, очень мало свободного хода, можно совсем потерять контроль над станцией.

– Понял. Значит, они должны остаться?

– Д-да…

Марков тут же отключился. Аня ещё некоторое время продолжала бездумно смотреть в погасший экран, потом медленно отошла от компьютера и повалилась обратно в кровать. Несмотря на то, что она была полностью уверена в своих расчётах и выводах, ей было невероятно страшно от мысли, что от её решения могут зависеть жизни людей.

Совершенно машинально девушка собралась и отправилась в вычислительный центр, чтобы продолжить работу над дипломом. Собраться с мыслями никак не удавалось, она то и дело отвлекалась.

Во время обеда в столовой к ней подбежала подруга Лиза с параллельного потока, и прокричала:

– «Королёв» замолчал и не подаёт сигналов! Даже телеметрии нет!

– Давно? – упавшим голосом спросила Аня.

– Уже три часа!

«Неужели я ошиблась?!» – пронеслось в голове у девушки, когда она, едва не забыв свои вещи, опрометью кинулась на улицу.

 

3.

В главном помещении ЦУПа было очень много людей. Помимо дежурных операторов над приборами колдовали их сменщики. Все были необычайно деловиты, то и дело лихорадочно перебегали от одного пульта к другому и резко перекрикивались. У стенки стояло несколько мрачных и взволнованных людей, которые обычно работали не здесь, но сейчас, как и Аня, пришли, чтобы понять, что происходит.

Аня с трудом успокоилась и постаралась вникнуть, о чём они говорят. Судя по всему, пытались переключится на ретрансляторы, находившиеся на орбите Марса, и получить хоть какой-то сигнал с них. Но все приборы либо оказались выведены из строя, либо их показания ничем не выдавали нестандартную ситуацию.

Мимо Лизы и Ани пробежал взъерошенный Марков. Он говорил по телефону по-английски, убеждая предоставить ЦУПу сигнал со спутников, принадлежащих американским корпорациям.

Неожиданно один из операторов прокричал срывающимся фальцетом:

– Есть сигнал! «Королёв» подаёт сигнал!

Все тут же замерли, с трепетом ожидая, что будет дальше. Операторы наконец настроились на нужную частоту, и все услышали мужской голос, с отчаянным жаром выкрикивавший:

– «Земля-6», «Земля-6», я «Королёв», приём! Вы слышите меня?! Ответьте!

Его голос перекрывался треском эфира и странным оглушительным грохотом, но мужчина упрямо повторял призыв. Наконец удалось наладить двухстороннюю связь, и Марков, утирая пот с залысого лба, проговорил в микрофон:

– «Королёв», я «Земля-6», вас слышу. Что у вас там?

Потянулись томительные минуты ожидания, необходимые, чтобы радиоволны донесли сигнал до Марса и вернули обратно ответ.

– «Земля», у нас разрушен третий сектор, и мы… Вся станция вращается с огромной скоростью! Перегрузка более восьми «же», члены экипажа без сознания!

Марков сильно побледнел, но тут же ответил, поборов эмоции:

– Вас понял, держитесь! Мы направим вам помощь, но вам необходимо остановить вращение. Вы можете добраться до маневровых двигателей? Приём!

После ещё одной продолжительной паузы все услышали невесёлый смешок и горький ответ космонавта:

– Владислав Олегович... Мы сошли со стационарной орбиты и падали на Марс. Я уже провёл корректировку. Теперь войдём в атмосферу не раньше, чем через восемь часов. На эту коррекцию ушло всё топливо. А запасные баки разрушены вместе с "Союзом".

Рядом с Аней кто-то выругался. Марков, бледный как полотно, тяжело произнёс в микрофон:

–"Королёв", мне всё ясно. Держитесь, мы пришлём вам помощь. Держитесь. Конец связи…

Марков отодвинулся от микрофона и поднял тяжёлый взгляд на столпившихся вокруг операторов.

– Переключитесь на западные ретрансляторы, но дайте мне связь с техникой на орбите! И да... Сегодня по плану у "Королёва" связь с семьями... Отменить. Причин не называть.

– Да нет уж, поздно, – прозвучал возмущённый голос.

Бесцеремонно отодвинув с дороги Лизу, на свет вышел высокий молодой парень в форме техника. Он сверлил Маркова свирепым взглядом, его руки сжимались в кулаки. Возникло некоторое замешательство, так как никто не знал, откуда этот человек здесь взялся. Наконец Марков обрёл голос:

– А вы, собственно, кто?

– Я? – холодно ответил парень, вскинув русые брови. – Меня зовут Кашин Ярослав Дмитриевич. Пару минут назад вы беседовали с моим отцом. Он командир «Королёва».

– Эээ… Ох. Ярослав… Дмитриевич, – мягко проговорил Анин куратор, – как видите, у нас тут чрезвычайная ситуация. Мы всё уладим, но я попрошу вас нам не мешать и покинуть помещение, посторонним здесь не место.

Затем он повысил голос, обращаясь к наблюдателям у стенки:

– Это всех касается, кстати!

– Пойдёмте, Ярослав, – с напором попросила Лиза. Когда неожиданный гость не отреагировал, она вцепилась в его плечо и потянула к выходу.

Парень какое-то время упирался. Было видно, что его распирает от волнения и желания на кого-нибудь наорать, но он всё же не стал отвлекать работников и покорно поплёлся за девушкой. В коридоре, однако, он раздражённо сбросил её руки, едва не сбив с ног.

– Вот псих, – фыркнула Лиза и, гордо тряхнув тёмными кудрями, удалилась.

– Вы мне можете объяснить, как такое получилось?! – теперь молодой человек накинулся на Аню. Та вздрогнула, поскольку тяжело переживала происходящее и погрузилась в собственные мысли. Сказать девушка ничего не смогла, только молча подняла взгляд на него.

– Я ведь слышал про метеорит… – отчаявшись дождаться ответа от девушки, Ярослав Кашин говорил, задумчиво глядя в окно. – Мне говорили, что всё под контролем… Как они такое допустили, что они теперь сделать смогут?!

Он стукнул кулаками по подоконнику и тяжело задышал. Затем процедил сквозь стиснутые зубы:

– На месте того ничтожества, который упустил этот метеорит, людей подставил, я бы не то, что уволился… Я бы застрелился.

Аня, почувствовав, что её начинают душить слёзы, убежала, надеясь оказаться как можно дальше от этого места.

 

4.

Дома, когда перепуганные мама и брат смогли наконец успокоить безутешно рыдавшую Аню, она пересказала им всё произошедшее, от начала и до конца. Она не пропустила ни того, что именно из-за неё космонавты не были в безопасности в момент прохода метеорита, ни встречи с парнем, который из-за неё может никогда не увидеть отца.

Родные не верили, что девушка могла совершить ошибку, и пытались убедить её, что причина катастрофы кроется в чём-то другом. Но Аня мотала головой и говорила, что иначе просто быть не может. Не помогли и убеждения в том, что она не несёт ответственности за решения, принимаемые ЦУПом, и что обвинять в произошедшем её никто не должен.

– Мне теперь придётся уйти оттуда… – девушка произнесла эти слова с трудом, а когда в её памяти возникли жёсткие слова сына космонавта, то она содрогнулась и вновь разрыдалась.

Её мама, покачав головой, осторожно проговорила:

– Ну, может, оно и к лучшему? Всё-таки ты выбрала себе уж очень нервную работу. Ещё институт не закончила, а уже работаешь наравне с руководством… Молодая ты ещё, чтоб такие решения серьёзные на себя брать! Твои одноклассники спокойно учатся, набираются сил, опыта… Осваиваются в профессии не спеша, у них есть возможность и развиваться, и путешествовать, и о семье своей подумать… Всё для них сделано, продумано! А ты работаешь сутки напролёт, света белого не видишь. Это лет сорок назад так всем приходилось поступать, чтобы чего-то достичь, но времена изменились, теперь всё проще стало!

– Мама, – с отчаянием ответила девушка, всхлипнув. – Ты же знаешь, что здесь всё то же самое… Просто где-то работать проще, а где-то вот – сложнее… Меня никто не заставляет сидеть там подолгу, это мой выбор!

– И всё же я советую тебе сейчас не расстраиваться, а поговорить с отцом, когда он приедет, пусть он тебя к себе в компанию устроит.

Сказав это, женщина вышла, потрепав напоследок дочь по плечу. Когда за ней закрылась дверь, Аня пробурчала:

– Вот отец-то как раз меня и отговорил от моей специальности отказываться, сейчас он тоже против будет…

Повисла невесёлая тишина. Через некоторое время притихший в уголке брат осторожно поинтересовался:

– Ты ведь сейчас пойдёшь обратно в ЦУП?

– Ну да… Собирать вещи и отправляться на все четыре стороны…

– Но тебя же не могут уволить! – серьёзно глядя сестре в глаза, проговорил он. – Не ты виновата в том, что приняли неверное решение! Ты всего лишь поделилась информацией, тебя за это не могут наказать!

– Даже если и так, – мрачно ответила Аня. – А если они погибнут, Лёш? Я же не смогу там никому в глаза смотреть… Лучше уж я тогда сама уволюсь…

Чувствуя, что к глазам вновь подступают слёзы, девушка яростно тряхнула головой.

– Ты не должна сдаваться! Нужно бороться! Они там, – мальчик неопределённо ткнул рукой в небо, – борются за свою жизнь! В ЦУПе за них тоже все борются! Не бросай так легко свою мечту, не отступай, борись вместе со всеми! И тогда всё обязательно будет хорошо…

Глядя на серьёзного брата, Аня не выдержала – улыбнулась. В этот момент у неё зазвонил телефон.

– Это из ЦУПа, – содрогаясь от страха, проговорила она.

– Ответь! Вдруг там хорошие новости.

Оказалось, что звонил Максим Щегольцев, стажёр-программист, работавший с программным обеспечением телескопов. У него новости были не то, что хорошие, но достаточно обнадёживающие. Он сообщил, что удалось связаться с одним из советских спутников-разведчиков. У него имелся некоторый запас свободного хода, поэтому его попытаются состыковать с «Королёвым» и скомпенсировать вращение за счёт его двигателей. Конечно, никто и никогда ещё не пытался произвести стыковку в настолько сложных условиях, но всё же у космонавтов появился шанс на спасение.

Поговорив, Аня какое-то время не знала, что ей делать и как поступить в такой ситуации. Через какое-то время ей в голову пришла резонная мысль, что дома она всё равно не успокоится, поэтому стоит ехать обратно в ЦУП, чтобы быть поближе к источникам информации. Тем более что Максим тоже убеждал её приехать.

Быть может, всё действительно будет хорошо.

 

5.

Семья Ани жила не на самой территории волжского наукограда, но добираться до него было совсем близко, поэтому при хорошей погоде девушка приезжала туда на велосипеде. Пристегнув велосипед у входа в ЦУП, она кинулась внутрь, но почти сразу столкнулась с Лизой и Максимом, выходившими на улицу, чтобы перекусить на свежем воздухе. Увидев Аню, они обрадовались и утащили её с собой. Молодые люди расположились в ближайшей беседке в тени деревьев.

– Есть новости с Марса? – наконец решилась спросить Аня.

– Пока нет, – ответила Лиза, тяжело вздохнув, но не прекратив сосредоточенно разливать всем сок, – пытаются провести стыковку. Наши с ума сходят, пытаются хоть как-то повлиять на происходящее, управлять полётом спутника. Но, учитывая задержку сигнала, реально можно надеяться только на автоматику…

– Неужели автоматика может скомпенсировать такое вращение?

– Пока неизвестно, – невесело усмехнулся Максим. – Такой аварии в истории ещё не было. Беспилотные грузовики иногда так улетали, это да. Но их поймать всё-таки проще, чем такую махину, как МКС или «Королёв» …

– Но как же тогда?! – с отчаянием воскликнула Аня.

– Ты не волнуйся так. Наших оттуда выручат! – пламенно ответил парень. – Туда полетел Чен, тот, который испытывает советско-китайский аппарат с ядерными движками... Пристыковаться он не сможет, но, если экипаж «Королёва» воспользуется капсулой-«катапультой», он их сможет подобрать.

– Как полетел?! – чуть не подавившись бутербродом, удивилась Лиза. – Вот камикадзе! Он же летает по дальней орбите, за Деймосом, ему разве хватит топлива, чтобы долететь туда, да и ещё вырваться потом от тяготения Марса?

– Затея опасная, это так, – подтвердил Максим. – Но шанс всё же есть, что у него получится. Да и лучших вариантов пока нет… – помрачнев, закончил он.

– Ребят, я пойду туда… Может, узнаю что-нибудь, – тихо проговорила Аня, выбираясь из беседки.

– Эй! А сок? Кружку хоть с собой возьми! – крикнула Лиза вслед уходящей подруге. Но та на неё не реагировала, а молча шла, понуро опустив плечи.

Чтобы узнать, насколько реально спасение экипажа таким образом, о котором говорил Максим, девушка отправилась через сквер к соседнему корпусу, в котором обитала советско-китайская лаборатория ракетных двигателей. Их специалисты следят за полётом Чена, поэтому они должны были точно знать ответ.

Приближаясь к нужному корпусу, Аня заметила сына командира «Королёва». Вновь встречаться с ним ей крайне не хотелось, поэтому она постаралась скрыться за деревьями. Но было поздно: парень её уже заметил и широко шагал прямо ей навстречу. Поравнявшись с ней, он замялся и какое-то время молчал, затем наконец проговорил, неуверенно улыбнувшись:

– Снова здравствуйте. Я вас сегодня днём напугал, простите меня, пожалуйста…

– Ничего страшного, – тихо ответила Аня и добавила, внутренне вздрогнув, – я вас понимаю…

– Слава, – представился молодой человек, вновь стараясь улыбнуться, несмотря на измученный вид.

Девушка неуверенно пожала протянутую руку и тоже представилась.

– Я вас, наверное, задерживаю? – спросил Слава. – Я просто пытался выяснить, каковы шансы, что китайский лётчик сможет помочь «Королёву».

– Да нет, я туда по тому же вопросу… – уныло проговорила Аня.

– А, тогда вам не обязательно туда идти. Мне всё объяснили, но, по-моему, если их ещё раз отвлечь, они не обрадуются.

Он жестом пригласил девушку пройти с дороги в парк и стал рассказывать:

– В общем, выходит, что это не невозможно. Тяги ему хватит, сноровки тоже. Они там, – он махнул рукой в сторону лаборатории, – очень восторженно о его мастерстве отзываются. Одна проблема: чтобы сократить путь, он идёт напрямик, его траектория пройдёт вплотную к Деймосу. А это, как я понял, очень опасно из-за мелких обломков и выбросов газов с его поверхности… Он сам жизнью рискует из-за них!

Сказав это, он окончательно помрачнел, засунул руки в карманы и молча поплёлся рядом с Аней, которая тоже уже растеряла всю уверенность в том, что терпящих бедствие космонавтов спасут. Конечно, наличие на орбите Марса столь самоотверженного пилота, да ещё и на ракете с новейшими двигателями – невероятная удача, но он ведь может не справиться с задачей и сам погибнуть…

Тяжёлое молчание прервали тихие слова Славы:

– Вы не знаете, кто это?

Он кивнул на соседнюю дорожку, частично скрытую высокими кустами. По ней медленно шёл человек и, судя по всему, наблюдал за Аней и Славой. Девушка его не знала.

– Он был с китайцами в лаборатории, и вышел следом за мной. И не уходит почему-то…

Парень резко остановился и развернулся лицом к незнакомцу, не вынимая рук из карманов. Повисла пауза, во время которой Аня в смятении топталась на месте, страстно желая сбежать, но хладнокровие Ярослава Кашина её успокаивало.

Наконец неизвестный мужчина понял, что его уже точно заметили, и вышел навстречу. Криво улыбнувшись и поклонившись, он заговорил с сильным акцентом:

– Вы ребята из ЦУПа? «Королёв» – ваша проблема?

– Да, – ответила Аня. Слава энергично закивал.

– Вы говорите по-английски?

– Да.

– Пройдёмте со мной, пожалуйста. С вами должен кое-кто поговорить.

 

6.

Удивлённо переглянувшись, молодые люди проследовали за странным человеком. Их привели к другой беседке, в которой расположился пожилой мужчина, внимательно изучавший что-то на планшете. Когда они приблизились, он отложил планшет и поднял на них цепкий изучающий взгляд, не лишённый, однако, доброжелательности.

Когда молчание затянулось, Славя решил взять инициативу в свои руки и произнёс, переходя на английский:

– Добрый вечер. Меня зовут Ярослав, а это Анна. Вы хотели нас видеть?

Мужчина встал и обменялся с каждым из них рукопожатием, ответив:

– Приятно познакомиться. Зовите меня Рив.

Было сложно понять, сколько ему лет. С одной стороны, он казался достаточно старым, но в то же время от него ощутимо веяло силой и энергией. Аня решила, что ему должно быть примерно шестьдесят, хотя, возможно, и больше.

– Ребята, я знаю, что времени мало, поэтому сразу перейду к делу. До меня дошла информация про вашу станцию… В общем, управлением с Земли вы её не поймаете, это точно.

– С чего вы взяли?! – возмутилась Аня.

Рив сочувственно посмотрел на девушку.

– Автоматика для подобных ситуаций не приспособлена. Стыковать надо вручную. А скорость и масса слишком большие. Чтобы такое осуществить, нужны не просто мощные движки, а ещё очень высокая точность и скорость управления. А при нынешнем положении Марса задержка команд с Земли будет не менее десяти минут, а это просто нереально!

– Если нереально, значит, их заберёт Чен, – мрачно ответил Слава.

– Чен? – переспросил мужчина.

– Китайский пилот, тестирует на орбите советско-китайские ядерные двигатели. Он их заберёт.

– Ах да, я слышал… – протянул Рив. – Сумасшедший парень… Он может не успеть. И он сильно рискует, пытаясь влезть на низкую орбиту. Да там одни обломки станции могут столько бед натворить!

Слава возмущённо засопел и проговорил голосом, в котором почувствовались стальные нотки:

– Мистер Рив, сэр. Для чего вы нам это говорите? Успокоить стараетесь? Спасибо, у вас это получилось!

– Там же его отец! – добавила Аня.

– Ох, простите, простите, – замотал головой мужчина. – Я не с того начал. В общем, я знаю, как вам помочь.

Рив молча выдал обоим очки дополненной реальности, сам надел такие же и стал копаться в планшете. Чуть позже все увидели над полом беседки объёмную модель Марса и его спутников, на которой разноцветными точками отображались работающая на орбите земная техника.

– Вот это, – он указал на стремительно снижавшийся красный огонёк. – Ваш «Королёв». А вот это – «Вымпел», это его ваши сейчас пытаются пристыковать.

Зелёная точка двигалась относительно станции по кругу, не приближаясь.

– Как видите, – прокомментировал Рив, – выйти на верную траекторию у них совершенно не выходит, а топлива надолго не хватит.

– Это разве точная картинка?

– Нет, само собой, это лишь модель, но мои данные обновляются каждые три минуты, поэтому она достаточно точна.

– Но откуда у вас это? – продолжал недоумевать парень.

– Это долгая история. Суть в том, что эти данные не засекречены, поэтому доступ к ним у меня имеется.

После этого он вывел на модели ещё одну точку достаточно близко от «Вымпела» и сообщил, что этот аппарат имеет возможность добраться до «Королёва» и совершить стыковку.

– Почему он может, а «Вымпел» нет? – задала резонный вопрос Аня.

– Видите ли… Как я уже сказал, для успеха миссии вам нужна высокая скорость реакции и принятия решений. Гораздо более высокая, чем можно обеспечить при управлении с Земли. И даже более высокая, чем если бы стыковку осуществлял вручную кто-то из космонавтов там, на орбите. Нужна та скорость, с которой умеют думать только машины. А на «Дельфине» как раз установлена весьма неплохая система искусственного интеллекта…

– И как им управлять?

– Никак, – улыбнулся Рив. – Его нужно будет запустить, передать задачу, и дальше он справится сам.

– Что, без людей?!

– Именно так.

Шокированный Ярослав Кашин молча открывал и закрывал рот, не в силах подобрать слова. Тогда заговорила Аня:

– Как можно полностью доверить судьбу людей машине? Я понимаю, когда роботы берут на себя часть человеческих обязанностей, но здесь речь идёт о ситуации, когда ошибка может стоить чьей-то жизни!

– Вот-вот, – обрёл голос Слава. – Все так восторгаются возможностями умных роботов, прямо мерзко даже как-то… А я-то знаю, мне на заводе приходится командовать целой армией таких… Работничков с искусственным интеллектом. Умом они не блещут, на самом деле.

– Не стоит судить об искусственном интеллекте, опираясь лишь на опыт общения с … подражающими ему системами, – вкрадчиво проговорил Рив. – «Дельфин» – это, не побоюсь этого слова, лучшая в своём роде система компьютерного интеллекта. Он вполне может заменить космонавта-оператора в процессе ручной стыковки.

– Это сумасшествие какое-то, – раздражённо пробурчал парень.

Мужчина странно хмыкнул и ответил:

–  Как это ни странно, я с вами полностью согласен. Я всегда старался избегать использования искусственного разума, «Дельфин» – особый случай. Но сейчас он, насколько я вижу, единственный реальный шанс для советских космонавтов. Я могу дать вам его.

Повисла странная пауза. Рив добавил:

– Ребята, давайте так. Чтобы вам было проще принять решение, наведайтесь в ЦУП, поинтересуйтесь, как сейчас идёт спасательная миссия. Быть может, они там и сами справятся, без нас.

– Д-да, я схожу, – ответила Аня и, выскользнув из беседки, побежала к своему корпусу.

Рив, пока её не было, вновь уткнулся в планшет, насвистывая себе под нос что-то легкомысленное. Минут через десять девушка вернулась. Она была бледна, её губы дрожали, каштановые волосы растрепались. Задыхаясь, она выпалила:

– Ничего у них не выходит, спрогнозировать траекторию «Королёва» не удаётся совершенно! И… И Чен замолчал, не подаёт сигналов уже сорок минут!

Слава, тяжело вздохнув, уткнулся лицом в ладони. Рив, вскинув седые брови, поинтересовался с улыбкой:

– Ну что, ребята, вы со мной?

– Но как вы сможете…

– Сказал – смогу, значит, смогу, – строго ответил он. – Долго объяснять, надо действовать. Дайте мне минут десять, я уточню некоторые детали…

Сказав это, он вышел из беседки, на ходу доставая телефон.

 

7.

– Я ведь правильно понимаю, что вы в ЦУПе проходите практику от вашего института? – вернувшись, поинтересовался Рив.

– Да, – ответила Аня.

– Где у вас ближайшее место, где можно… Оформить документы? Договор заключить и заверить, грубо говоря.

– Ну есть здесь одно, минут десять идти.

– Ведите, – потребовал мужчина.

– Но зачем, собственно…

Он принялся на ходу объяснять, как именно можно сделать законной всю эту авантюру по использованию чужих спутников. По его словам, этот план был разработан совместно с несколькими юристами. Советская плановая экономика, несмотря на высокую эффективность, страдала некоторой инертностью, поэтому очень быстро добиться легализации миссии не представлялось возможным.  Конечно, такое разрешение возможно было бы получить, но, к примеру, на следующий день, а в их ситуации счёт шёл на часы. Поэтому приходилось действовать обходными путями.

Чтобы было можно беспрепятственно стыковать спутник с «Королёвым», он должен принадлежать Советскому Союзу. Рив был готов переоформить его. Безвозмездно. Одно «но». Передача какой-либо техники ЦУПам и советским космическим агентствам – процесс не менее трудоёмкий, чем получение разрешения на использование иностранной техники. Но была другая возможность.

Согласно международному правилу, студенты высших учебных заведений, проходящие производственную практику, могли напрямую обращаться к компаниям, работающим по их профилю, с просьбой предоставить нужную информацию или оборудование. Это активно использовалось внутри СССР, где многие институты готовили студентов целенаправленно для работы в той или иной компании. Однако, в теории, это правило могло работать и по отношению к зарубежным компаниям, если бы были достигнуты соответствующие договорённости.

Поэтому, если бы Аня отправила запрос в компанию, владеющую «Дельфином», с просьбой предоставить ей спутник для прохождения практики, то ей бы его передали. После этого он стал бы формально советским, и можно было бы сразу приступать к работе. Самым главным было то, что всё это было возможно проделать сразу же, без промедлений и задержек.

Устав удивляться фантастичности и абсурдности перспектив, рисуемых странным мужчиной, Аня проговорила:

– И как же вы, сэр, сможете сделать так, чтобы нам просто взяли и передали спутник ценой в несколько миллиардов долларов?

– Ну если это мой спутник? Я его и могу передать. В рамках, так сказать, поддержки образования и международной космонавтики, – улыбнулся Рив.

Когда все формальности были соблюдены, Рив проговорил:

– Ну, вот и всё. Теперь спутник будет числиться в базах как советский, и вы сможете начать с ним работу.

– Сэр, я не знаю, как вас отблагодарить, – с жаром проговорил Слава.

– Рано ещё… – буркнул мужчина. – Сейчас ваша работа начнётся, я только дам вам все инструкции, как запустить «Дельфин».

– Нам? – удивилась Аня.

– Вам-вам, – подтвердил Рив. – Мне в ЦУПе делать нечего, и я настаиваю, чтобы запуском этой миссии занялись молодые специалисты. Я же отдаю «Дельфина» для студентов, так ведь? – хмыкнул он. – Подключите друзей, но действуйте сами, без ваших наставников. Опыт получите потрясающий! Это и будет мне отличной благодарностью – знание, что приблизил момент, когда молодёжи можно будет передать дело всей жизни, что вам хватит опыта и выдержки…

Пока он это говорил, его пальцы лихорадочно бегали по экрану планшета. Потом он сказал:

– Анна, я на почту, закреплённую за вашим идентификатором, выслал пакет скриптов для «Дельфина». Открыть и использовать его можно только при вас. Ну, это чтобы гарантированно убедиться, что вас допустят к запуску... Вам потом останется только задать параметры стыковочного узла «Королёва», чтобы программа начала работать. Справитесь?

– Д-да, – ответила девушка. – Но я ведь могу позвать специалистов других специальностей? Они все тоже недавно начали работать…

– Да, конечно. А вам, Ярослав, должно быть тоже весьма интересно поприсутствовать при всём этом, столкнуться с настоящим компьютерным разумом. «Дельфин» в процессе работы может болтать слишком много, не удивляйтесь. Выполнять задачу ему это совершенно не мешает… – мужчина хмыкнул.

– Понял.

– Ну что же, ребята. Успехов вам, а я поехал дальше, – он с улыбкой стал пожимать им руки.

Аня не выдержала и воскликнула:

- Кто же вы, Рив?! Вы же не из Союза, почему вы нам так помогаете? Как же космическая гонка и всё прочее… Вы так легко отдали нам спутник…

Рив с удивлением и укором посмотрел на девушку и со вздохом ответил:

– Вот уж от коммунистов я такого ожидал меньше всего. Не соревноваться нужно, а наоборот объединиться и вместе идти вперёд. Это могут не понимать правительства на Земле, но космонавты, те, кто побывали там, в небе, знали это всегда. А всё почему? Потому что они видели оттуда, какова на самом деле наша планета. Вот вы, Анна, интересовались когда-нибудь, как выглядит Земля, если смотреть на неё с Марса?

– Нет, я же не была там, – смутилась девушка.

– Я тоже не был. Пока, – он улыбнулся. – Но фотографии оттуда весьма впечатляют. Земля на них совсем крохотная! Маленькая голубоватая звёздочка в бескрайнем небе. Даже с Марса все наши конфликты и международные споры кажутся неуместными и нелепыми. А уж перед лицом миллиардов иных звёзд такие понятия как «государственная граница» и «гонка вооружений» и вовсе теряют свой смысл. Помните это всегда, пожалуйста.

– Конечно, сэр, – отозвалась Анна, заворожённая его пламенной речью.

– Время уходит, ребята. Вам пора в ЦУП.

– И всё же мне кажется, я вас где-то видела.

– Что? Нее-е-т! – энергично замахал руками мужчина. – Вам показалось, меня часто с кем-то путают. Давайте, давайте, отправляйтесь скорее работать, у вас мало времени. До свидания!

Сказав это, он стремительно вышел из здания. Аня и Слава, переглянувшись и вздохнув, заторопились в ЦУП.

8.

В зале связи по-прежнему было много народу, когда Аня и Слава туда вернулись, приведя с собой донельзя удивлённых Лизу и Максима. Марков, совсем несчастный и осунувшийся, оторопело выслушал их рассказ. Добравшийся наконец из Мадрида Сбруев высился у него за плечом, скрестив руки на груди и с суровым выражением на лице наблюдая за происходящим. Когда рассказ дошёл до оформления документов, он стремительно направился к ближайшему компьютеру и запросил базу данных ЦУПа.

– Ого… – пробормотал он. – И правда, у нас теперь числится орбитальный модуль «Дельфин». Но каким… – замолчав, он принялся с остервенением стучать по клавишам. – Да неужели? – тихо проговорил он, шокировано глядя в монитор.

– Что такое?! – хором воскликнули сразу несколько человек, вырастая у него за спиной.

– А? – рассеянно выдал Пётр Анатольевич после минутной паузы.

Заметив возле себя сгорающую от нетерпения толпу, он вновь посуровел и чётко проговорил:

– Ничего. Модуль у нас, все по местам, работаем! Анна Михайловна!

– Я! – на автомате откликнулась девушка.

– Начинайте грузить скрипты, не теряйте время. Говорите, сказали вам самим работать? Так работайте! Максим, разбирайтесь со скриптами. Лизавета, синхронизируйте настройки стыковочных узлов. Анна – рассчитайте необходимые параметры траектории и отправьте «Дельфину». Успехов.

Отдав распоряжения, он откинулся в кресле и устало прикрыл глаза, а вокруг него закипела работа.

Аня, лихорадочно проводя требуемые расчёты, с ужасом думала, что ошибиться второй раз она не имеет просто никакого права. Она не должна такого допустить!

Спустя примерно пятнадцать минут во всех динамиках зазвучал спокойный и размеренный голос:

– «Земля-6», я «Дельфин», слышу вас отлично. Входящий пакет получен, приступаю к выполнению инструкций…

– Успехов тебе, малыш, – прошептала Лиза, скрестив пальцы на руках.

Следующие несколько минут все, кто находился в здании ЦУПа, сидели, не смея пошевелиться, и прислушивались к тому, как далёкий спутник комментирует собственные действия по отработке манёвров изменения орбиты. Казалось, всё идёт слишком хорошо, поэтому Ярослав Кашин не выдержал и спросил:

– «Дельфин». Что ты видишь? Ты видишь «Королёв»?

– Тише ты! – зашипели одновременно Максим и Лиза, которые от волнения вцепились друг в друга. – Не отвлекай его! Это он вещает непрерывно, а пока твой вопрос дойдёт до Марса, пройдёт уйма времени!

– И разве стоит говорить с ним по-русски? – поинтересовался кто-то.

– Ладно, ладно, простите… – смутился парень.

– Страшно представить, – подал голос один из операторов, – что там, на орбите, скорее всего уже всё решилось. А мы об этом узнаем лишь минут через десять.

– Я вижу Марс, – внезапно сообщил «Дельфин» по-русски, отвечая, видимо, на вопрос Славы. – Вижу много звёзд. «Открылась бездна звёзд полна; звездам числа нет, бездне дна…».

Услышав, как далёкий робот цитирует Ломоносова, присутствующие переглянулись в полном недоумении.

– Вижу «Королёв» на сорок пять градусов…

Было слышно, как Слава шумно вздохнул. Аня осторожно прикоснулась к его руке и проговорила:

– Всё будет хорошо, Слав… Вот увидишь! Ой, – спохватившись, добавила она, – Ничего, что я на «ты»?

– Конечно ничего! – пламенным шёпотом ответил парень, сжимая её руку.

Аня заулыбалась, смутившись, старательно опуская взгляд в пол.

– Стыковка произведена успешно, – бесстрастно объявил «Дельфин», – начинаю компенсацию вращения…

Накал эмоций в зале связи достиг своего апогея. Все боялись шуметь, но сдерживать чувства было очень трудно. Кто-то сдавленно пискнул, кто-то раздирал на мелкие кусочки ближайший лист бумаги, некоторые повыскакивали со своих мест. Марков бессильно уронил голову на руки. Сбруев сжимал и разжимал кулаки, сурово сверля взглядом основной монитор контроля.

– Шестьдесят процентов готово.

Все замерли.

– Восемьдесят процентов готово.

По залу разнёсся гулкий вздох.

– Сто процентов готово, – возвестил хладнокровный голос. – «Королёв» на стационарной орбите, траектория стабильна. Получаю сигнал телеметрии от четырёх скафандров…

Все наконец дали волю эмоциям, и в помещении стало невероятно шумно. Перекрывая всех, Сбруев прокричал срывающимся голосом:

– Да тихо всем!

Стало чуть тише, все вновь прислушались к словам далёкого робота:

– Члены экипажа орбитальной станции без сознания, у каждого имеются следы воздействия длительных больших перегрузок. Однако, согласно моим данным, их жизни ничего не угрожает.

– Спасибо тебе, милый «Дельфин»! – прокричала Лиза, борясь с нервным смехом и нахлынувшими слезами.

В зале все прыгали, смеялись и обнимали друг друга. Аню наконец отпустило чувство отчаяния, мучившее её почти с самого утра. Она неуверенно улыбнулась, но потом не выдержала и разрыдалась. Вдруг она почувствовала, что Слава её крепко обнял и пристроил подбородок у неё на макушке, тихо приговаривая:

– Всё хорошо… Всё закончилось! Они живы, он справился!

Чувствовалось, что парня слегка трясёт.

Неожиданно в динамиках зазвучал другой, охрипший и тихий голос:

– «Земля» … Я «Королёв» … Приём!

– Кашин! Димка! Слышим тебя! – отозвался Павел Анатольевич. – Ваша проблема улажена, орбита стабильна! Как самочувствие?

Пережидать задержку сигнала было невероятно сложно. Слава, прекрасно зная, что раньше времени он ответ всё равно не получит, не выдержал и проговорил в микрофон:

– Папа, как ты?!

– «Земля», состояние удовлетворительное. На данный момент все члены экипажа пришли в сознание, более подробную информацию сможем сказать чуть позже.

– Приходите в себя, «Королёв». Если нужно, обращайтесь за консультацией, не забывайте, что у нас здесь врачи дежурят. К сожалению, санаторий и нормальное медицинское обслуживание вы сможете получить лишь на Земле… Но, по крайней мере, ждать осталось недолго – ваши сменщики доберутся до вас примерно через неделю.

В этот момент эфир донёс слова Дмитрия Кашина:

– Славка, ты здесь?! Я в норме, не волнуйся. К Новому году, надеюсь, буду дома. Только я, вроде бы, обещал твоей сестре сводить её покататься на карусели… Простите, это теперь лучше без меня, – хмыкнул космонавт.

Слава тихо рассмеялся и прошептал Ане на ухо:

– Пойдёшь с нами на карусели кататься?

Девушка кивнула, чувствуя, как в душе разливаются покой и радость.

 

9.

В кабинете Петра Анатольевича было сумрачно из-за закрытых жалюзи. На стене слабо мерцала электронная панель. Аня, неуверенно войдя внутрь, не сразу заметила, что в углу в кресле расположился Марков.

– Проходите, Анна, садитесь, – попросил Сбруев.

Девушка покорно села.

– Я хотел с вами поговорить про историю с «Королёвым».

– Понимаю…

– То, что вы сделали – это нечто невообразимое, такого раньше нигде и никогда не происходило.

Переведя дух, девушка яростно вскинула голову и ответила, изо всех сил стараясь, чтобы её голос не дрожал:

– Павел Анатольевич, я знаю, что виновата. Я готова понести наказание. Мне придётся уйти, ведь так?

Сбруев вздрогнул, снял очки и удивлённо воззрился на свою ученицу.

– В смысле? В чём вы виноваты?

– О чём ты, Ань? – добавил Марков.

– Но ведь… Астероид… – пролепетала девушка. – Это же я сказала, что столкновения не будет… Я совершила какую-то ошибку в вычислениях…

– Так, стоп, Аня, – отрезал Сбруев, отбрасывая для убедительности все церемонии. – Во-первых, ты передала результаты моих вычислений. И мои выводы. Мы же с тобой вместе всё считали, ничего же не изменилось! Во-вторых, я не ошибся. Столкновения астероида со станцией не произошло.

– Но почему же тогда?..

– О-о-о, этого мы и сами до конца пока не поняли! – проговорил мужчина и вывел на настенную панель изображение марсианской поверхности с орбиты. – Эти съёмки, помимо некоторых других, предоставил нам «Дельфин». Они были сделаны тем утром.

Сначала на Марсе ничего не менялось, спутник плыл над поверхностью планеты, которая была абсолютно безмолвна. Спустя некоторое время появились довольно значительные помехи, которые могут возникать при воздействии мощного электромагнитного поля. На периферии кадра возникла громада астероида, окружённая потоками раскалённого воздуха – он уже вошёл в верхние слои атмосферы.

Внезапно на поверхности Марса произошло какое-то движение. По склонам горы, одиноко стоящей практически на пути следования метеорита, пошли трещины, из её вершины заструился яркий свет. Несколько сияющих лучей, отдалённо напоминающих лазерные, начали ощупывать пространство. Потом всё озарила ослепительная вспышка, из-за которой поверхность планеты совершенно перестала быть видна. Изображение же метеорита поплыло и стало гораздо более светлым, чем до этого. После этого почти сразу камера «Дельфина» отключилась, сообщив о сбое в энергопитании и ошибке работы нейросети. Аня была почти уверенна, что успела разглядеть, как злополучный метеорит начал разваливаться на мелкие кусочки.

– Вещание «Дельфина» восстановилось через пару часов, – проговорил Сбруев, выводя на панель новую картинку. – Вот этот район, – он указал на противоположную часть экрана.

Гора, из которой появились странные лучи, стала несколько ниже, её склоны потемнели, точно оплавленные. Кроме этого на поверхности планеты, на первый взгляд, ничего не изменилось.

– А как же метеорит? – спросила поражённая Аня.

– Он исчез! – воскликнул Сбруев. – Ударного кратера нигде нет, это подтверждает не только «Дельфин», но и все другие орбитальные аппараты. Похоже, вот эти лучи, которые мы видели на прошлых кадрах, его уничтожили. И совершенно точно установлено, что один из этих лучей попал в третий сектор «Королёва». Так что ты тут совершенно не при чём.

Изображение пропало, кабинет вновь погрузился в сумрак. Аня долго не могла заговорить, так как пыталась осознать услышанное.

– Но кто...? Что...? Что это было?! – наконец выдала она.

– Мы можем лишь догадываться, – с задумчивой улыбкой ответил Сбруев. – Ясно пока только одно: обычно из гор никогда не появляются лучи, способные растереть в порошок метеорит и разнести объект на орбите…

– Вы хотите сказать, на Марсе есть жизнь?! – ахнула девушка.

– Да нет, что ты. Мы уже почти доказали, что кроме некоторых микроорганизмов, там никого нет ни на поверхности, ни под ней.

– Но поскольку явление, которые ты видела на кадрах с «Дельфина» носит явно техногенный характер, – заговорил молчавший до этого Марков. – За основную гипотезу было взято, что на Марсе жизнь когда-то была. Ну, по крайней мере, кто-то эту штуку построил…

Совершенно поражённая, Аня слабым голосом проговорила:

– Кто мог построить такое?

– Не знаю. Все сейчас пытаются понять. Быть может, всему этому есть какое-то другое объяснение…

 

10.

Какое-то время в комнате все молчали. Затем Сбруев зажёг свет, выключил настенную панель и проговорил:

– Меня сейчас вот что интересует. Ты, вообще, поняла, с кем столкнулась? Что за человек столь щедро отдал тебе целый спутник?

Девушка смутилась и почувствовала, что краснеет. Произошедшее в тот день до сих пор не укладывалось у неё в голове. Человек со странным именем Рив и его действия казались наиболее невероятным из всего, что было.

– Я… Честно говоря, я не знаю. Он толком ничего не сказал, кроме того, что «Дельфин» принадлежит ему… Ведь было очень мало времени. Он, кстати, так и отвечал на все вопросы – мол, история долгая, времени нету, это не так важно, надо работать…

– Ну я так и думал, – хмыкнул мужчина. – Но неужели у тебя даже версий не было, кто это мог быть?

– Мне кажется, я его где-то видела. Возможно, когда-то давно, когда он был моложе…

– Ну естественно, видела! – с ехидными нотками в голосе воскликнул Павел Анатольевич и быстро застучал по клавиатуре. – Да уж… Те, кто постарше, были бы в восторге, встретив его, а вы даже не поняли… Вот. Он?

Мужчина развернул экран Ане, демонстрируя найденную в Интернете фотографию.

– Д-да, – пробормотала девушка, постепенно начиная понимать, что столкнулась с создателем известной корпорации, пару десятилетий назад перевернувшей всю космонавтику. – А он же, вроде как, пропал несколько лет назад?

– Да нет, как пропал, так и нашёлся, вернулся к работе. Он просто сейчас в новостях особенно не светится… А почему? Занят. Работает. У них там полным ходом идёт работа по подготовке пилотируемых высадок.

– Им же тогда очень нужны свои глаза на орбите, зачем же они отдали «Дельфин»?

– Ну, во-первых, «Дельфин» полностью нами не контролируется. Сейчас мы можем получать с него только картинку, не более. Те коды доступа, которые он тебе выдал, обнулились после отстыковки от «Королёва», и ещё раз изменить его траекторию не удастся. Остальная его электроника нам с самого начала была недоступна… Так что расстались они со спутником весьма условно. Да и есть у них ещё аппараты на орбите…

– Но зачем ему это было нужно?! – окончательно запутавшись, воскликнула Аня.

– Могу лишь предполагать, хотя, скорее всего, так и есть на самом деле. NASA сейчас планирует построить свою орбитальную станцию на Марсе… И им нужны грузовики, которые будут доставлять продовольствие туда, за это идёт весьма впечатляющая борьба между разными компаниями. А то, что произошло у нас, стыковка с нашей станцией в столь экстремальных условиях – просто потрясающая рекламная акция, от их конкурентов теперь не останется и следа.

Марков вновь вступил в разговор:

– А рассказать про остальные данные «Дельфина» ты собираешься?

– Ну да. Кроме всего прочего, у нас есть некоторые основания думать, что этот спутник не просто зафиксировал уничтожение метеорита. Скорее всего, он нашёл эту странную систему на поверхности ещё раньше, и установил с ней связь. Пока не обнулились коды доступа, наши специалисты успели заметить, что «Дельфин» поддерживал непрерывный канал связи с поверхностью и с какой-то радиостанцией на Земле, которая не является основным ЦУПом для него. Долгое время этот канал был, но по нему ничего не передавалось. А при приближении метеорита сначала «Дельфин» получил по нему сигнал с поверхности. Сигнал расшифровать не удалось, но, как я понял, важен был сам факт появления какой-то активности. И вот об этом изменении «Дельфин» потом сообщил на Землю. Куда, мы отследить не успели, но я думаю, что догадаться можно…

– И что это значит?

– Это значит, что они либо знали, либо как минимум догадывались, что на поверхности планеты есть что-то очень странное. Сообщить никому не удосужились, а у нас из-за этого чуть люди не погибли. Причём не только советские, Чен тоже спасся лишь чудом. Так что, в какой-то степени, они исправили собственную ошибку. За что им огромнейшее спасибо…

Аня невольно подумала о том, что процесс колонизации Красной планеты оказался ещё более удивительным и интересным, чем предполагалось ранее. И важным является не только то, что мы можем там найти, даже если найдём следы иной цивилизации. Марс ещё может нас научить действовать сообща, забыть про конкуренцию и международную политику. А это, наверное, самое главное.

Прикрепленные файлы



#2 Елена Балакирева

Елена Балакирева
  • Пользователи
  • 22 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 11 January 2016 - 19:43

Немного отредактированный вариант.
 
1.
В школьном актовом зале было шумно. Где-то вдалеке играла музыка, но её перекрывали многочисленные голоса. Первые ряды занимали дети, которые безостановочно крутились и перешёптывались, за ними расположились учителя и приглашённые гости, среди них была и Аня.
С первого полёта человека в космос прошло восемьдесят лет, и этот год назвали годом космонавтики. Во многих учебных заведениях проходили тематические мероприятия, и вот сейчас школьники будут представлять презентации, посвящённые истории покорения космоса. Младший брат Ани тоже должен выступить, и ей пришлось отпроситься с практики, чтобы поддержать его.
Прежде, чем занять своё место, девушка с большим интересом изучила украшение зала. Повсюду были развешены фотографии космонавтов, ракетных пусков и изображения планет. В углу возле сцены красовалась мерцающая голограмма, где вокруг полутораметровой Земли летал миниатюрный спутник. Перед этой объёмной композицией сияли цифры «1961 – 2041».
Постепенно в зале потух свет, затихла музыка, и все замолчали. Зашуршал невидимый динамик, и на экране появилось видео, посвящённое истории освоения космоса. Восемьдесят лет назад советский человек отправился в первое космическое путешествие. С тех пор был пройден сложный путь. Недавно человечество покорило новою долгожданную вершину – люди начали штурм Марса. Об этом мечтали очень многие, и советский народ мог по праву гордиться тем, что в этом великом деле он играл важнейшую роль.
Видео закончилось, вышла учительница и пригласила первого участника. Хрупкая светловолосая девочка, одетая в костюм пионера старой советской эпохи, рассказывала про Константина Циолковского. Зал проявил живейшее внимание к его изобретениям, и когда пришло время вопросов, в воздух взметнулись десятки рук. Один из мальчишек, не дожидаясь, пока ему дадут слово, поинтересовался, перекрикивая всех остальных:
– Скажите, а когда мы сможем построить «космический лифт»?
Его одноклассники одобрительно зашумели, многие опустили руки, так как именно эта идея впечатлила детей сильнее всего остального. Сидевший рядом с Аней пышноволосый усатый мужчина попросил слова, поднялся и представился. Оказалось, он работал в лаборатории, которая занималась подготовкой к запуску первого опытного образца такого лифта. Мужчина начал излагать какие-то подробности, связанные с особенностями этого проекта. На взгляд Ани, рассказывал он путанно и скучно. К тому же, уже давно стало ясно, что космический лифт заменит ракеты для доставки грузов на орбиту только в том случае, если произойдёт очень серьёзный прорыв в технологиях изготовления материалов. Однако, ему удалось заинтересовать очень многих даже среди самых младших. В итоге мужчина пообещал устроить для детей экскурсию в лабораторию.
Когда пришло время выступать Лёше, Аниному брату, его слушали с особенным вниманием, так как его доклад был о Сергее Королёве, а все знали, что именно Королёв ещё в прошлом столетии практически смог построить ракету для полёта на Марс. Но мало кто знал о том, сколько трудностей стояло у него на пути, а про то, что из-за своих ракет он даже оказался на каторге, и вовсе никому не было известно. Подобная информация школьников возмутила, они даже не поверили тому, что говорил Лёша. У детей не укладывалось в голове, как гениальный конструктор, проложивший людям дорогу в космос, мог быть наказан за свои изобретения.
К сожалению, самостоятельно объяснить одноклассникам, как такое возможно, Лёша не смог, поэтому он был вынужден стоять и краснеть, пока учительница разбирала ситуацию. Она напомнила школьникам, что в их распоряжении есть любая информация, поэтому им следует расширять свой кругозор и не бросаться бездумно обвинениями, когда им рассказывают правдивые факты. Ученики замолчали, но объяснением явно остались недовольны.
Аня увидела, что мрачный и смущённый брат не прошёл обратно в зал, а исхитрился и улизнул в коридор. Девушка посчитала необходимым найти его, поэтому она, ежесекундно извиняясь, потихоньку выбралась из зала.
Искать Лёшу долго не пришлось. Он забрался в коридоре на подоконник и, поджав губы, сосредоточенно наблюдал за пробегающим вдалеке монорельсом. Она потрепала его по колену и проговорила:
– Ты хорошо рассказывал, было очень интересно. Не реагируй ты так на эти вопросы, такое бывает, в этом нет ничего страшного…
– Да не в этом дело! – неожиданно вспылил Лёша. – Как такое, правда, возможно? Разве если занимаешься полезным для всех делом, тебе не должны помогать? Как за это могли наказывать?
– Раньше всё было сложнее, люди с трудом принимали в свою жизнь что-то новое. Многие не понимали, что изобретения – это полезно, и боялись их. Поэтому и Королёв пострадал: посчитали, что он занимается вредными вещами, и наказали его. Но потом, кстати, все всё поняли, и действительно старались всячески помогать ему… Он не успел при жизни осуществить свою мечту, долететь до Марса, но теперь там есть советская орбитальная станция, которая носит его имя.
– Да уж… – протянул мальчик.
– Я одного понять не могу. Почему ты этим вопросом только сейчас задался? Ты же этот доклад готовил!
Лёша смутился и не ответил.
– Вот видишь. Сейчас у тебя полная свобода есть, ты можешь изучать всё, что хочешь, а ты ленишься. А раньше люди жизни ради науки не жалели! – девушка, хоть и улыбалась, изо всех сил старалась придать себе грозный вид. – Пойдём, послушаем про твою любимую МКС…
Аня развернулась и пошла обратно в зал, точно зная, что брат очень скоро за ней проследует.
 
2.
Вечером после школьного праздника Аня вновь приехала в лабораторию при ЦУПе, где проходила учебную практику.
Волжский ЦУП располагался в великолепном наукограде, одном из тех, которые стали появляться на территории тогда ещё Российской Федерации в двадцатые годы. Небольшие рабочие и учебные корпуса прятались среди деревьев и живописных скверов. Все сотрудники организаций, находившихся здесь, сходились во мнении, что работать в таких условиях весьма приятно. С другой стороны, территории за пределами наукограда долгое время были совершенно заброшенными, и лишь в последние десятилетия, благодаря развитию транспорта, купольного строительства и робототехники, ситуация стала понемногу исправляться.
Включив компьютер, девушка обнаружила сообщение:
«Анна, проверьте в последний раз нашего колобка, мне с утра докладывать на К. Сбруев.»
Под руководством Петра Анатольевича Сбруева группа Ани занималась контролем за орбитой Марса, где на данный момент находилось три десятка спутников, а также постоянная орбитальная станция «Королёв», принадлежавшая Советскому Союзу. Станции в глубоком Космосе – дело совсем новое, им угрожает множество опасностей, одной из которых являются метеоритные атаки. Около месяца назад как земные, так и марсианские телескопы обнаружили крупный астероид, направлявшийся из пояса астероидов в сторону Марса. Из-за круглой формы советские астрономы прозвали его «Колобком».
Сейчас этот колобок достиг критической точки, и предстояло точно определить, угрожает он станции или нет, и в случае необходимости отдать космонавтам команду на уход с орбиты. Из первоначальных выводов следовало, что астероид столкнётся с Марсом, не задев ничего из техники землян, однако с каждым днём данные становились всё точнее и ситуация менялась, поэтому за астероидом велось пристальное наблюдение. Получается, что завтра с утра это должно было кончится, будет принято окончательное решение, и учёным останется просто наблюдать за путешествием «Колобка».
Аня привычно настроила все каналы передачи с различных телескопов Земли и космоса и стала наблюдать за возникшими на мониторе графиками. Показатели слегка изменились, однако менять орбиту по-прежнему не было прямой необходимости.
Зафиксировав показатели телескопов, девушка провела в программе необходимые расчёты и отправила результаты Сбруеву, после чего отправилась домой.
Утром её разбудил чей-то звонок. Вывести сигнал на планшет или наручные часы никак не удавалось – следовательно, звонили из ЦУПа и по делу, поэтому и пользовались шифрованным каналом. Девушке пришлось вскакивать и включать рабочий ноутбук. После пары минут суеты она наконец услышала недовольный голос Владислава Маркова, куратора их группы. Он пробурчал:
–  Прости, что разбудил, но у нас тут полная катастрофа, а дело срочное. Ты вчера марсианским астероидом занималась?
–  Ну да…
–  Ты уверена, что орбиту не стоит менять?
Аня подобралась и осторожно проговорила:
–  Последние координаты практически не отличаются от тех, что мы рассчитали на прошлой неделе. А тогда мы решили, что…
–  Я помню. Значит, я могу передавать на «Королёв», чтобы продолжали работу в штатном режиме?
–  Но Пётр Анатольевич должен был…
–  Забудь, –  отрезал Марков, – Сбруев застрял под Мадридом, там какой-то коллапс с транспортом, с ним толком связи нет. А «Королёв» скоро уйдёт, и потом будет поздно менять орбиту! Так я передам, что всё нормально?
Девушка почувствовала, как пылают её щёки. Не в её компетенции было принимать такие решения! Она вновь запротестовала слабым голосом:
–  Но я же не имею права…
–  Имеешь! Ты лучшая на курсе! Да и потом, ты же говоришь, что всё также, как вы считали с Петей. Почему вдруг сомневаешься? Что-то изменилось?
–  Да… Немного.
– Стало хуже?
–  Немного.
–  Может, стоит передать команду на подъём орбиты? На всякий случай?
–  Н-нет, – пролепетала Аня, затем, переведя дух, выпалила, – орбиту можно менять только в самом крайнем случае, очень мало свободного хода, можно совсем потерять контроль над станцией.
– Понял. Значит, они должны остаться?
– Д-да…
Марков тут же отключился. Аня ещё некоторое время продолжала бездумно смотреть в погасший экран, потом медленно отошла от компьютера и повалилась обратно в кровать. Несмотря на то, что она была полностью уверена в своих расчётах и выводах, ей было невероятно страшно от мысли, что от её решения могут зависеть жизни людей.
Совершенно машинально девушка собралась и отправилась в вычислительный центр, чтобы продолжить работу над дипломом. Собраться с мыслями никак не удавалось, она то и дело отвлекалась.
Во время обеда в столовой к ней подбежала подруга Лиза с параллельного потока, и прокричала:
– «Королёв» замолчал и не подаёт сигналов! Даже телеметрии нет!
– Давно? – упавшим голосом спросила Аня.
– Уже три часа!
«Неужели я ошиблась?!» – пронеслось в голове у девушки, когда она, едва не забыв свои вещи, опрометью кинулась на улицу.
 
3.
В главном помещении ЦУПа было очень много людей. Помимо дежурных операторов над приборами колдовали их сменщики. Все были необычайно деловиты, то и дело лихорадочно перебегали от одного пульта к другому и резко перекрикивались. У стенки стояло несколько мрачных и взволнованных людей, которые обычно работали не здесь, но сейчас, как и Аня, пришли, чтобы понять, что происходит.
Аня с трудом успокоилась и постаралась вникнуть, о чём они говорят. Судя по всему, пытались переключится на ретрансляторы, находившиеся на орбите Марса, и получить хоть какой-то сигнал с них. Но все приборы либо оказались выведены из строя, либо их показания ничем не выдавали нестандартную ситуацию.
Мимо Лизы и Ани пробежал взъерошенный Марков. Он говорил по телефону по-английски, убеждая предоставить ЦУПу сигнал со спутников, принадлежащих американским корпорациям.
Неожиданно один из операторов прокричал срывающимся фальцетом:
– Есть сигнал! «Королёв» подаёт сигнал!
Все тут же замерли, с трепетом ожидая, что будет дальше. Операторы наконец настроились на нужную частоту, и все услышали мужской голос, с отчаянным жаром выкрикивавший:
– «Земля-6», «Земля-6», я «Королёв», приём! Вы слышите меня?! Ответьте!
Его голос перекрывался треском эфира и странным оглушительным грохотом, но мужчина упрямо повторял призыв. Наконец удалось наладить двухстороннюю связь, и Марков, утирая пот с залысого лба, проговорил в микрофон:
– «Королёв», я «Земля-6», вас слышу. Что у вас там?
Потянулись томительные минуты ожидания, необходимые, чтобы радиоволны донесли сигнал до Марса и вернули обратно ответ.
– «Земля», у нас разрушен третий сектор, и мы… Вся станция вращается с огромной скоростью! Перегрузка более восьми «же», члены экипажа без сознания!
Марков сильно побледнел, но тут же ответил, поборов эмоции:
– Вас понял, держитесь! Мы направим вам помощь, но вам необходимо остановить вращение. Вы можете добраться до маневровых двигателей? Приём!
После ещё одной продолжительной паузы все услышали невесёлый смешок и горький ответ космонавта:
– Владислав Олегович... Мы сошли со стационарной орбиты и падали на Марс. Я уже провёл корректировку. Теперь войдём в атмосферу не раньше, чем через восемь часов. На эту коррекцию ушло всё топливо. А запасные баки разрушены вместе с "Союзом".
Рядом с Аней кто-то выругался. Марков, бледный как полотно, тяжело произнёс в микрофон:
–"Королёв", мне всё ясно. Держитесь, мы пришлём вам помощь. Держитесь. Конец связи…
Марков отодвинулся от микрофона и поднял тяжёлый взгляд на столпившихся вокруг операторов.
– Переключитесь на западные ретрансляторы, но дайте мне связь с техникой на орбите! И да... Сегодня по плану у "Королёва" связь с семьями... Отменить. Причин не называть.
– Да нет уж, поздно, – прозвучал возмущённый голос.
Бесцеремонно отодвинув с дороги Лизу, на свет вышел высокий молодой парень в форме техника. Он сверлил Маркова свирепым взглядом, его руки сжимались в кулаки. Возникло некоторое замешательство, так как никто не знал, откуда этот человек здесь взялся. Наконец Марков обрёл голос:
– А вы, собственно, кто?
– Я? – холодно ответил парень, вскинув русые брови. – Меня зовут Кашин Ярослав Дмитриевич. Пару минут назад вы беседовали с моим отцом. Он командир «Королёва».
– Эээ… Ох. Ярослав… Дмитриевич, – мягко проговорил Анин куратор, – как видите, у нас тут чрезвычайная ситуация. Мы всё уладим, но я попрошу вас нам не мешать и покинуть помещение, посторонним здесь не место.
Затем он повысил голос, обращаясь к наблюдателям у стенки:
– Это всех касается, кстати!
– Пойдёмте, Ярослав, – с напором попросила Лиза. Когда неожиданный гость не отреагировал, она вцепилась в его плечо и потянула к выходу.
Парень какое-то время упирался. Было видно, что его распирает от волнения и желания на кого-нибудь наорать, но он всё же не стал отвлекать работников и покорно поплёлся за девушкой. В коридоре, однако, он раздражённо сбросил её руки, едва не сбив с ног.
– Вот псих, – фыркнула Лиза и, гордо тряхнув тёмными кудрями, удалилась.
– Вы мне можете объяснить, как такое получилось?! – теперь молодой человек накинулся на Аню. Та вздрогнула, поскольку тяжело переживала происходящее и погрузилась в собственные мысли. Сказать девушка ничего не смогла, только молча подняла взгляд на него.
– Я ведь слышал про метеорит… – отчаявшись дождаться ответа от девушки, Ярослав Кашин говорил, задумчиво глядя в окно. – Мне говорили, что всё под контролем… Как они такое допустили, что они теперь сделать смогут?!
Он стукнул кулаками по подоконнику и тяжело задышал. Затем процедил сквозь стиснутые зубы:
– На месте того ничтожества, который упустил этот метеорит, людей подставил, я бы не то, что уволился… Я бы застрелился.
Аня, почувствовав, что её начинают душить слёзы, убежала, надеясь оказаться как можно дальше от этого места.
 
4.
Дома, когда перепуганные мама и брат смогли наконец успокоить безутешно рыдавшую Аню, она пересказала им всё произошедшее, от начала и до конца. Она не пропустила ни того, что именно из-за неё космонавты не были в безопасности в момент прохода метеорита, ни встречи с парнем, который из-за неё может никогда не увидеть отца.
Родные не верили, что девушка могла совершить ошибку, и пытались убедить её, что причина катастрофы кроется в чём-то другом. Но Аня мотала головой и говорила, что иначе просто быть не может. Не помогли и убеждения в том, что она не несёт ответственности за решения, принимаемые ЦУПом, и что обвинять в произошедшем её никто не должен.
– Мне теперь придётся уйти оттуда… – девушка произнесла эти слова с трудом, а когда в её памяти возникли жёсткие слова сына космонавта, то она содрогнулась и вновь разрыдалась.
Её мама, покачав головой, осторожно проговорила:
– Ну, может, оно и к лучшему? Всё-таки ты выбрала себе уж очень нервную работу. Ещё институт не закончила, а уже работаешь наравне с руководством… Молодая ты ещё, чтоб такие решения серьёзные на себя брать! Твои одноклассники спокойно учатся, набираются сил, опыта… Осваиваются в профессии не спеша, у них есть возможность и развиваться, и путешествовать, и о семье своей подумать… Всё для них сделано, продумано! А ты работаешь сутки напролёт, света белого не видишь. Это лет сорок назад так всем приходилось поступать, чтобы чего-то достичь, но времена изменились, теперь всё проще стало!
– Мама, – с отчаянием ответила девушка, всхлипнув. – Ты же знаешь, что здесь всё то же самое… Просто где-то работать проще, а где-то вот – сложнее… Меня никто не заставляет сидеть там подолгу, это мой выбор!
– И всё же я советую тебе сейчас не расстраиваться, а поговорить с отцом, когда он приедет, пусть он тебя к себе в компанию устроит.
Сказав это, женщина вышла, потрепав напоследок дочь по плечу. Когда за ней закрылась дверь, Аня пробурчала:
– Вот отец-то как раз меня и отговорил от моей специальности отказываться, сейчас он тоже против будет…
Повисла невесёлая тишина. Через некоторое время притихший в уголке брат осторожно поинтересовался:
– Ты ведь сейчас пойдёшь обратно в ЦУП?
– Ну да… Собирать вещи и отправляться на все четыре стороны…
– Но тебя же не могут уволить! – серьёзно глядя сестре в глаза, проговорил он. – Не ты виновата в том, что приняли неверное решение! Ты всего лишь поделилась информацией, тебя за это не могут наказать!
– Даже если и так, – мрачно ответила Аня. – А если они погибнут, Лёш? Я же не смогу там никому в глаза смотреть… Лучше уж я тогда сама уволюсь…
Чувствуя, что к глазам вновь подступают слёзы, девушка яростно тряхнула головой.
– Ты не должна сдаваться! Нужно бороться! Они там, – мальчик неопределённо ткнул рукой в небо, – борются за свою жизнь! В ЦУПе за них тоже все борются! Не бросай так легко свою мечту, не отступай, борись вместе со всеми! И тогда всё обязательно будет хорошо…
Глядя на серьёзного брата, Аня не выдержала – улыбнулась. В этот момент у неё зазвонил телефон.
– Это из ЦУПа, – содрогаясь от страха, проговорила она.
– Ответь! Вдруг там хорошие новости.
Оказалось, что звонил Максим Щегольцев, стажёр-программист, работавший с программным обеспечением телескопов. У него новости были не то, что хорошие, но достаточно обнадёживающие. Он сообщил, что удалось связаться с одним из советских спутников-разведчиков. У него имелся некоторый запас свободного хода, поэтому его попытаются состыковать с «Королёвым» и скомпенсировать вращение за счёт его двигателей. Конечно, никто и никогда ещё не пытался произвести стыковку в настолько сложных условиях, но всё же у космонавтов появился шанс на спасение.
Поговорив, Аня какое-то время не знала, что ей делать и как поступить в такой ситуации. Через какое-то время ей в голову пришла резонная мысль, что дома она всё равно не успокоится, поэтому стоит ехать обратно в ЦУП, чтобы быть поближе к источникам информации. Тем более что Максим тоже убеждал её приехать.
Быть может, всё действительно будет хорошо.
 
5.
Семья Ани жила не на самой территории волжского наукограда, но добираться до него было совсем близко, поэтому при хорошей погоде девушка приезжала туда на велосипеде. Пристегнув велосипед у входа в ЦУП, она кинулась внутрь, но почти сразу столкнулась с Лизой и Максимом, выходившими на улицу, чтобы перекусить на свежем воздухе. Увидев Аню, они обрадовались и утащили её с собой. Молодые люди расположились в ближайшей беседке в тени деревьев.
– Есть новости с Марса? – наконец решилась спросить Аня.
– Пока нет, – ответила Лиза, тяжело вздохнув, но не прекратив сосредоточенно разливать всем сок, – пытаются провести стыковку. Наши с ума сходят, пытаются хоть как-то повлиять на происходящее, управлять полётом спутника. Но, учитывая задержку сигнала, реально можно надеяться только на автоматику…
– Неужели автоматика может скомпенсировать такое вращение?
– Пока неизвестно, – невесело усмехнулся Максим. – Такой аварии в истории ещё не было. Беспилотные грузовики иногда так улетали, это да. Но их поймать всё-таки проще, чем такую махину, как МКС или «Королёв» …
– Но как же тогда?! – с отчаянием воскликнула Аня.
– Ты не волнуйся так. Наших оттуда выручат! – пламенно ответил парень. – Туда полетел Чен, тот, который испытывает советско-китайский аппарат с ядерными движками... Пристыковаться он не сможет, но, если экипаж «Королёва» воспользуется капсулой-«катапультой», он их сможет подобрать.
– Как полетел?! – чуть не подавившись бутербродом, удивилась Лиза. – Вот камикадзе! Он же летает по дальней орбите, за Деймосом, ему разве хватит свободного хода, чтобы долететь туда, да и ещё вырваться потом от тяготения Марса?
– Затея опасная, это так, – подтвердил Максим. – Но шанс всё же есть, что у него получится. Да и лучших вариантов пока нет… – помрачнев, закончил он.
– Ребят, я пойду туда… Может, узнаю что-нибудь, – тихо проговорила Аня, выбираясь из беседки.
– Эй! А сок? Кружку хоть с собой возьми! – крикнула Лиза вслед уходящей подруге. Но та на неё не реагировала, а молча шла, понуро опустив плечи.
Чтобы узнать, насколько реально спасение экипажа таким образом, о котором говорил Максим, девушка отправилась через сквер к соседнему корпусу, в котором обитала советско-китайская лаборатория ракетных двигателей. Их специалисты следят за полётом Чена, поэтому они должны были точно знать ответ.
Приближаясь к нужному корпусу, Аня заметила сына командира «Королёва». Вновь встречаться с ним ей крайне не хотелось, поэтому она постаралась скрыться за деревьями. Но было поздно: парень её уже заметил и широко шагал прямо ей навстречу. Поравнявшись с ней, он замялся и какое-то время молчал, затем наконец проговорил, неуверенно улыбнувшись:
– Снова здравствуйте. Я вас сегодня днём напугал, простите меня, пожалуйста…
– Ничего страшного, – тихо ответила Аня и добавила, внутренне вздрогнув, – я вас понимаю…
– Слава, – представился молодой человек, вновь стараясь улыбнуться, несмотря на измученный вид.
Девушка неуверенно пожала протянутую руку и тоже представилась.
– Я вас, наверное, задерживаю? – спросил Слава. – Я просто пытался выяснить, каковы шансы, что китайский лётчик сможет помочь «Королёву».
– Да нет, я туда по тому же вопросу… – уныло проговорила Аня.
– А, тогда вам не обязательно туда идти. Мне всё объяснили, но, по-моему, если их ещё раз отвлечь, они не обрадуются.
Он жестом пригласил девушку пройти с дороги в парк и стал рассказывать:
– В общем, выходит, что это не невозможно. Тяги ему хватит, сноровки тоже. Они там, – он махнул рукой в сторону лаборатории, – очень восторженно о его мастерстве отзываются. Одна проблема: чтобы сократить путь, он идёт напрямик, его траектория пройдёт вплотную к Деймосу. А это, как я понял, очень опасно из-за мелких обломков и выбросов газов с его поверхности… Он сам жизнью рискует из-за них!
Сказав это, он окончательно помрачнел, засунул руки в карманы и молча поплёлся рядом с Аней, которая тоже уже растеряла всю уверенность в том, что терпящих бедствие космонавтов спасут. Конечно, наличие на орбите Марса столь самоотверженного пилота, да ещё и на ракете с новейшими двигателями – невероятная удача, но он ведь может не справиться с задачей и сам погибнуть…
Тяжёлое молчание прервали тихие слова Славы:
– Вы не знаете, кто это?
Он кивнул на соседнюю дорожку, частично скрытую высокими кустами. По ней медленно шёл человек и, судя по всему, наблюдал за Аней и Славой. Девушка его не знала.
– Он был с китайцами в лаборатории, и вышел следом за мной. И не уходит почему-то…
Парень резко остановился и развернулся лицом к незнакомцу, не вынимая рук из карманов. Повисла пауза, во время которой Аня в смятении топталась на месте, страстно желая сбежать, но хладнокровие Ярослава Кашина её успокаивало.
Наконец неизвестный мужчина понял, что его уже точно заметили, и вышел навстречу. Криво улыбнувшись и поклонившись, он заговорил с сильным акцентом:
– Вы ребята из ЦУПа? «Королёв» – ваша проблема?
– Да, – ответила Аня. Слава энергично закивал.
– Вы говорите по-английски?
– Да.
– Пройдёмте со мной, пожалуйста. С вами должен кое-кто поговорить.
 
6.
Удивлённо переглянувшись, молодые люди проследовали за странным человеком. Их привели к другой беседке, в которой расположился пожилой мужчина, внимательно изучавший что-то на планшете. Когда они приблизились, он отложил планшет и поднял на них цепкий изучающий взгляд, не лишённый, однако, доброжелательности.
Когда молчание затянулось, Слава решил взять инициативу в свои руки и произнёс, переходя на английский:
– Добрый вечер. Меня зовут Ярослав, а это Анна. Вы хотели нас видеть?
Мужчина встал и обменялся с каждым из них рукопожатием, ответив:
– Приятно познакомиться. Зовите меня Рив.
Было сложно понять, сколько ему лет. С одной стороны, он казался достаточно старым, но в то же время от него ощутимо веяло силой и энергией. Аня решила, что ему должно быть примерно шестьдесят, хотя, возможно, и больше.
– Ребята, я знаю, что времени мало, поэтому сразу перейду к делу. До меня дошла информация про вашу станцию… В общем, управлением с Земли вы её не поймаете, это точно.
– С чего вы взяли?! – возмутилась Аня.
Рив сочувственно посмотрел на девушку.
– Автоматика для подобных ситуаций не приспособлена. Стыковать надо вручную. А скорость и масса слишком большие. Чтобы такое осуществить, нужны не просто мощные движки, а ещё очень высокая точность и скорость управления. А при нынешнем положении Марса задержка команд с Земли будет не менее десяти минут, а это просто нереально!
– Если нереально, значит, их заберёт Чен, – мрачно ответил Слава.
– Чен? – переспросил мужчина.
– Китайский пилот, тестирует на орбите советско-китайские ядерные двигатели. Он их заберёт.
– Ах да, я слышал… – протянул Рив. – Сумасшедший парень… Он может не успеть. И он сильно рискует, пытаясь влезть на низкую орбиту. Да там одни обломки станции могут столько бед натворить!
Слава возмущённо засопел и проговорил голосом, в котором почувствовались стальные нотки:
– Мистер Рив, сэр. Для чего вы нам это говорите? Успокоить стараетесь? Спасибо, у вас это получилось!
– Там же его отец! – добавила Аня.
– Ох, простите, простите, – замотал головой мужчина. – Я не с того начал. В общем, я знаю, как вам помочь.
Рив молча выдал обоим очки дополненной реальности, сам надел такие же и стал копаться в планшете. Чуть позже все увидели над полом беседки объёмную модель Марса и его спутников, на которой разноцветными точками отображались работающая на орбите земная техника.
– Вот это, – он указал на стремительно снижавшийся красный огонёк. – Ваш «Королёв». А вот это – «Вымпел», это его ваши сейчас пытаются пристыковать.
Зелёная точка двигалась относительно станции по кругу, не приближаясь.
– Как видите, – прокомментировал Рив, – выйти на верную траекторию у них совершенно не выходит, а топлива надолго не хватит.
– Это разве точная картинка?
– Нет, само собой, это лишь модель, но мои данные обновляются каждые три минуты, поэтому она достаточно точна.
– Но откуда у вас это? – продолжал недоумевать парень.
– Это долгая история. Суть в том, что эти данные не засекречены, поэтому доступ к ним у меня имеется.
После этого он вывел на модели ещё одну точку достаточно близко от «Вымпела» и сообщил, что этот аппарат имеет возможность добраться до «Королёва» и совершить стыковку.
– Почему он может, а «Вымпел» нет? – задала резонный вопрос Аня.
– Видите ли… Как я уже сказал, для успеха миссии вам нужна высокая скорость реакции и принятия решений. Гораздо более высокая, чем можно обеспечить при управлении с Земли. И даже более высокая, чем если бы стыковку осуществлял вручную кто-то из космонавтов там, на орбите. Нужна та скорость, с которой умеют думать только машины. А на «Дельфине» как раз установлена весьма неплохая система искусственного интеллекта…
– И как им управлять?
– Никак, – улыбнулся Рив. – Его нужно будет запустить, передать задачу, и дальше он справится сам.
– Что, без людей?!
– Именно так.
Шокированный Ярослав Кашин молча открывал и закрывал рот, не в силах подобрать слова. Тогда заговорила Аня:
– Как можно полностью доверить судьбу людей машине? Я понимаю, когда роботы берут на себя часть человеческих обязанностей, но здесь речь идёт о ситуации, когда ошибка может стоить чьей-то жизни!
– Вот-вот, – обрёл голос Слава. – Все так восторгаются возможностями умных роботов, прямо мерзко даже как-то… А я-то знаю, мне на заводе приходится командовать целой армией таких… Работничков с искусственным интеллектом. Умом они не блещут, на самом деле.
– Не стоит судить об искусственном интеллекте, опираясь лишь на опыт общения с … подражающими ему системами, – вкрадчиво проговорил Рив. – «Дельфин» – это, не побоюсь этого слова, лучшая в своём роде система компьютерного интеллекта. Он вполне может заменить космонавта-оператора в процессе ручной стыковки.
– Это сумасшествие какое-то, – раздражённо пробурчал парень.
Мужчина странно хмыкнул и ответил:
–  Как это ни странно, я с вами полностью согласен. Я всегда старался избегать использования искусственного разума, «Дельфин» – особый случай. Но сейчас он, насколько я вижу, единственный реальный шанс для советских космонавтов. Я могу дать вам его.
Повисла странная пауза. Рив добавил:
– Ребята, давайте так. Чтобы вам было проще принять решение, наведайтесь в ЦУП, поинтересуйтесь, как сейчас идёт спасательная миссия. Быть может, они там и сами справятся, без нас.
– Д-да, я схожу, – ответила Аня и, выскользнув из беседки, побежала к своему корпусу.
Рив, пока её не было, вновь уткнулся в планшет, насвистывая себе под нос что-то легкомысленное. Минут через десять девушка вернулась. Она была бледна, её губы дрожали, каштановые волосы растрепались. Задыхаясь, она выпалила:
– Ничего у них не выходит, спрогнозировать траекторию «Королёва» не удаётся совершенно! И… И Чен замолчал, не подаёт сигналов уже сорок минут!
Слава, тяжело вздохнув, уткнулся лицом в ладони. Рив, вскинув седые брови, поинтересовался с улыбкой:
– Ну что, ребята, вы со мной?
– Но как вы сможете…
– Сказал – смогу, значит, смогу, – строго ответил он. – Долго объяснять, надо действовать. Дайте мне минут десять, я уточню некоторые детали…
Сказав это, он вышел из беседки, на ходу доставая телефон.
 
7.
– Я ведь правильно понимаю, что вы в ЦУПе проходите практику от вашего института? – вернувшись, поинтересовался Рив.
– Да, – ответила Аня.
– Где у вас ближайшее место, где можно… Оформить документы? Договор заключить и заверить, грубо говоря.
– Ну есть здесь одно, минут десять идти.
– Ведите, – потребовал мужчина.
– Но зачем, собственно…
Он принялся на ходу объяснять, как именно можно сделать законной всю эту авантюру по использованию чужих спутников. По его словам, этот план был разработан совместно с несколькими юристами. Советская плановая экономика, несмотря на высокую эффективность, страдала некоторой инертностью, поэтому очень быстро добиться легализации миссии не представлялось возможным.  Конечно, такое разрешение возможно было бы получить, но, к примеру, на следующий день, а в их ситуации счёт шёл на часы. Поэтому приходилось действовать обходными путями.
Чтобы было можно беспрепятственно стыковать спутник с «Королёвым», он должен принадлежать Советскому Союзу. Рив был готов переоформить его. Безвозмездно. Одно «но». Передача какой-либо техники ЦУПам и советским космическим агентствам – процесс не менее трудоёмкий, чем получение разрешения на использование иностранной техники. Но была другая возможность.
Согласно международному правилу, студенты высших учебных заведений, проходящие производственную практику, могли напрямую обращаться к компаниям, работающим по их профилю, с просьбой предоставить нужную информацию или оборудование. Это активно использовалось внутри СССР, где многие институты готовили студентов целенаправленно для работы в той или иной компании. Однако, в теории, это правило могло работать и по отношению к зарубежным компаниям, если бы были достигнуты соответствующие договорённости.
Поэтому, если бы Аня отправила запрос в компанию, владеющую «Дельфином», с просьбой предоставить ей спутник для прохождения практики, то ей бы его передали. После этого он стал бы формально советским, и можно было бы сразу приступать к работе. Самым главным было то, что всё это было возможно проделать сразу же, без промедлений и задержек.
Устав удивляться фантастичности и абсурдности перспектив, рисуемых странным мужчиной, Аня проговорила:
– И как же вы, сэр, сможете сделать так, чтобы нам просто взяли и передали спутник ценой в несколько миллиардов долларов?
– Ну если это мой спутник? Я его и могу передать. В рамках, так сказать, поддержки образования и международной космонавтики, – улыбнулся Рив.
Когда все формальности были соблюдены, Рив проговорил:
– Ну, вот и всё. Теперь спутник будет числиться в базах как советский, и вы сможете начать с ним работу.
– Сэр, я не знаю, как вас отблагодарить, – с жаром проговорил Слава.
– Рано ещё… – буркнул мужчина. – Сейчас ваша работа начнётся, я только дам вам все инструкции, как запустить «Дельфин».
– Нам? – удивилась Аня.
– Вам-вам, – подтвердил Рив. – Мне в ЦУПе делать нечего, и я настаиваю, чтобы запуском этой миссии занялись молодые специалисты. Я же отдаю «Дельфина» для студентов, так ведь? – хмыкнул он. – Подключите друзей, но действуйте сами, без ваших наставников. Опыт получите потрясающий! Это и будет мне отличной благодарностью – знание, что приблизил момент, когда молодёжи можно будет передать дело всей жизни, что вам хватит опыта и выдержки…
Пока он это говорил, его пальцы лихорадочно бегали по экрану планшета. Потом он сказал:
– Анна, я на почту, закреплённую за вашим идентификатором, выслал пакет скриптов для «Дельфина». Открыть и использовать его можно только при вас. Ну, это чтобы гарантированно убедиться, что вас допустят к запуску... Вам потом останется только задать параметры стыковочного узла «Королёва», чтобы программа начала работать. Справитесь?
– Д-да, – ответила девушка. – Но я ведь могу позвать специалистов других специальностей? Они все тоже недавно начали работать…
– Да, конечно. А вам, Ярослав, должно быть тоже весьма интересно поприсутствовать при всём этом, столкнуться с настоящим компьютерным разумом. «Дельфин» в процессе работы может болтать слишком много, не удивляйтесь. Выполнять задачу ему это совершенно не мешает… – мужчина хмыкнул.
– Понял.
– Ну что же, ребята. Успехов вам, а я поехал дальше, – он с улыбкой стал пожимать им руки.
Аня не выдержала и воскликнула:
- Кто же вы, Рив?! Вы же не из Союза, почему вы нам так помогаете? Как же космическая гонка и всё прочее… Вы так легко отдали нам спутник…
Рив с удивлением и укором посмотрел на девушку и со вздохом ответил:
– Вот уж от коммунистов я такого ожидал меньше всего. Не соревноваться нужно, а наоборот объединиться и вместе идти вперёд. Это могут не понимать правительства на Земле, но космонавты, те, кто побывали там, в небе, знали это всегда. А всё почему? Потому что они видели оттуда, какова на самом деле наша планета. Вот вы, Анна, интересовались когда-нибудь, как выглядит Земля, если смотреть на неё с Марса?
– Нет, я же не была там, – смутилась девушка.
– Я тоже не был. Пока, – он улыбнулся. – Но фотографии оттуда весьма впечатляют. Земля на них совсем крохотная! Маленькая голубоватая звёздочка в бескрайнем небе. Даже с Марса все наши конфликты и международные споры кажутся неуместными и нелепыми. А уж перед лицом миллиардов иных звёзд такие понятия как «государственная граница» и «гонка вооружений» и вовсе теряют свой смысл. Помните это всегда, пожалуйста.
– Конечно, сэр, – отозвалась Анна, заворожённая его пламенной речью.
– Время уходит, ребята. Вам пора в ЦУП.
– И всё же мне кажется, я вас где-то видела.
– Что? Нее-е-т! – энергично замахал руками мужчина. – Вам показалось, меня часто с кем-то путают. Давайте, давайте, отправляйтесь скорее работать, у вас мало времени. До свидания!
Сказав это, он стремительно вышел из здания. Аня и Слава, переглянувшись и вздохнув, заторопились в ЦУП.
8.
В зале связи по-прежнему было много народу, когда Аня и Слава туда вернулись, приведя с собой донельзя удивлённых Лизу и Максима. Марков, совсем несчастный и осунувшийся, оторопело выслушал их рассказ. Добравшийся наконец из Мадрида Сбруев высился у него за плечом, скрестив руки на груди и с суровым выражением на лице наблюдая за происходящим. Когда рассказ дошёл до оформления документов, он стремительно направился к ближайшему компьютеру и запросил базу данных ЦУПа.
– Ого… – пробормотал он. – И правда, у нас теперь числится орбитальный модуль «Дельфин». Но каким… – замолчав, он принялся с остервенением стучать по клавишам. – Да неужели? – тихо проговорил он, шокировано глядя в монитор.
– Что такое?! – хором воскликнули сразу несколько человек, вырастая у него за спиной.
– А? – рассеянно выдал Пётр Анатольевич после минутной паузы.
Заметив возле себя сгорающую от нетерпения толпу, он вновь посуровел и чётко проговорил:
– Ничего. Модуль у нас, все по местам, работаем! Анна Михайловна!
– Я! – на автомате откликнулась девушка.
– Начинайте грузить скрипты, не теряйте время. Говорите, сказали вам самим работать? Так работайте! Максим, разбирайтесь со скриптами. Лизавета, синхронизируйте настройки стыковочных узлов. Анна – рассчитайте необходимые параметры траектории и отправьте «Дельфину». Успехов.
Отдав распоряжения, он откинулся в кресле и устало прикрыл глаза, а вокруг него закипела работа.
Аня, лихорадочно проводя требуемые расчёты, с ужасом думала, что ошибиться второй раз она не имеет просто никакого права. Она не должна такого допустить!
Спустя примерно пятнадцать минут во всех динамиках зазвучал спокойный и размеренный голос:
– «Земля-6», я «Дельфин», слышу вас отлично. Входящий пакет получен, приступаю к выполнению инструкций…
– Успехов тебе, малыш, – прошептала Лиза, скрестив пальцы на руках.
Следующие несколько минут все, кто находился в здании ЦУПа, сидели, не смея пошевелиться, и прислушивались к тому, как далёкий спутник комментирует собственные действия по отработке манёвров изменения орбиты. Казалось, всё идёт слишком хорошо, поэтому Ярослав Кашин не выдержал и спросил:
– «Дельфин». Что ты видишь? Ты видишь «Королёв»?
– Тише ты! – зашипели одновременно Максим и Лиза, которые от волнения вцепились друг в друга. – Не отвлекай его! Это он вещает непрерывно, а пока твой вопрос дойдёт до Марса, пройдёт уйма времени!
– И разве стоит говорить с ним по-русски? – поинтересовался кто-то.
– Ладно, ладно, простите… – смутился парень.
– Страшно представить, – подал голос один из операторов, – что там, на орбите, скорее всего уже всё решилось. А мы об этом узнаем лишь минут через десять.
– Я вижу Марс, – внезапно сообщил «Дельфин» по-русски, отвечая, видимо, на вопрос Славы. – Вижу много звёзд. «Открылась бездна звёзд полна; звездам числа нет, бездне дна…».
Услышав, как далёкий робот цитирует Ломоносова, присутствующие переглянулись в полном недоумении.
– Вижу «Королёв» на сорок пять градусов…
Было слышно, как Слава шумно вздохнул. Аня осторожно прикоснулась к его руке и проговорила:
– Всё будет хорошо, Слав… Вот увидишь! Ой, – спохватившись, добавила она, – Ничего, что я на «ты»?
– Конечно ничего! – пламенным шёпотом ответил парень, сжимая её руку.
Аня заулыбалась, смутившись, старательно опуская взгляд в пол.
– Стыковка произведена успешно, – бесстрастно объявил «Дельфин», – начинаю компенсацию вращения…
Накал эмоций в зале связи достиг своего апогея. Все боялись шуметь, но сдерживать чувства было очень трудно. Кто-то сдавленно пискнул, кто-то раздирал на мелкие кусочки ближайший лист бумаги, некоторые повыскакивали со своих мест. Марков бессильно уронил голову на руки. Сбруев сжимал и разжимал кулаки, сурово сверля взглядом основной монитор контроля.
– Шестьдесят процентов готово.
Все замерли.
– Восемьдесят процентов готово.
По залу разнёсся гулкий вздох.
– Сто процентов готово, – возвестил хладнокровный голос. – «Королёв» на стационарной орбите, траектория стабильна. Получаю сигнал телеметрии от четырёх скафандров…
Все наконец дали волю эмоциям, и в помещении стало невероятно шумно. Перекрывая всех, Сбруев прокричал срывающимся голосом:
– Да тихо всем!
Стало чуть тише, все вновь прислушались к словам далёкого робота:
– Члены экипажа орбитальной станции без сознания, у каждого имеются следы воздействия длительных больших перегрузок. Однако, согласно моим данным, их жизни ничего не угрожает.
– Спасибо тебе, милый «Дельфин»! – прокричала Лиза, борясь с нервным смехом и нахлынувшими слезами.
В зале все прыгали, смеялись и обнимали друг друга. Аню наконец отпустило чувство отчаяния, мучившее её почти с самого утра. Она неуверенно улыбнулась, но потом не выдержала и разрыдалась. Вдруг она почувствовала, что Слава её крепко обнял и пристроил подбородок у неё на макушке, тихо приговаривая:
– Всё хорошо… Всё закончилось! Они живы, он справился!
Чувствовалось, что парня слегка трясёт.
Неожиданно в динамиках зазвучал другой, охрипший и тихий голос:
– «Земля» … Я «Королёв» … Приём!
– Кашин! Димка! Слышим тебя! – отозвался Павел Анатольевич. – Ваша проблема улажена, орбита стабильна! Как самочувствие?
Пережидать задержку сигнала было невероятно сложно. Слава, прекрасно зная, что раньше времени он ответ всё равно не получит, не выдержал и проговорил в микрофон:
– Папа, как ты?!
– «Земля», состояние удовлетворительное. На данный момент все члены экипажа пришли в сознание, более подробную информацию сможем сказать чуть позже.
– Приходите в себя, «Королёв». Если нужно, обращайтесь за консультацией, не забывайте, что у нас здесь врачи дежурят. К сожалению, санаторий и нормальное медицинское обслуживание вы сможете получить лишь на Земле… Но, по крайней мере, ждать осталось недолго – ваши сменщики доберутся до вас примерно через неделю.
В этот момент эфир донёс слова Дмитрия Кашина:
– Славка, ты здесь?! Я в норме, не волнуйся. К Новому году, надеюсь, буду дома. Только я, вроде бы, обещал твоей сестре сводить её покататься на карусели… Простите, это теперь лучше без меня, – хмыкнул космонавт.
Слава тихо рассмеялся и прошептал Ане на ухо:
– Пойдёшь с нами на карусели кататься?
Девушка кивнула, чувствуя, как в душе разливаются покой и радость.
 
9.
В кабинете Петра Анатольевича было сумрачно из-за закрытых жалюзи. На стене слабо мерцала электронная панель. Аня, неуверенно войдя внутрь, не сразу заметила, что в углу в кресле расположился Марков.
– Проходите, Анна, садитесь, – попросил Сбруев.
Девушка покорно села.
– Я хотел с вами поговорить про историю с «Королёвым».
– Понимаю…
– То, что вы сделали – это нечто невообразимое, такого раньше нигде и никогда не происходило.
Переведя дух, девушка яростно вскинула голову и ответила, изо всех сил стараясь, чтобы её голос не дрожал:
– Павел Анатольевич, я знаю, что виновата. Я готова понести наказание. Мне придётся уйти, ведь так?
Сбруев вздрогнул, снял очки и удивлённо воззрился на свою ученицу.
– В смысле? В чём вы виноваты?
– О чём ты, Ань? – добавил Марков.
– Но ведь… Астероид… – пролепетала девушка. – Это же я сказала, что столкновения не будет… Я совершила какую-то ошибку в вычислениях…
– Так, стоп, Аня, – отрезал Сбруев, отбрасывая для убедительности все церемонии. – Во-первых, ты передала результаты моих вычислений. И мои выводы. Мы же с тобой вместе всё считали, ничего же не изменилось! Во-вторых, я не ошибся. Столкновения астероида со станцией не произошло.
– Но почему же тогда?..
– О-о-о, этого мы и сами до конца пока не поняли! – проговорил мужчина и вывел на настенную панель изображение марсианской поверхности с орбиты. – Эти съёмки, помимо некоторых других, предоставил нам «Дельфин». Они были сделаны тем утром.
Сначала на Марсе ничего не менялось, спутник плыл над поверхностью планеты, которая была абсолютно безмолвна. Спустя некоторое время появились довольно значительные помехи, которые могут возникать при воздействии мощного электромагнитного поля. На периферии кадра возникла громада астероида, окружённая потоками раскалённого воздуха – он уже вошёл в верхние слои атмосферы.
Внезапно на поверхности Марса произошло какое-то движение. По склонам горы, одиноко стоящей практически на пути следования метеорита, пошли трещины, из её вершины заструился яркий свет. Несколько сияющих лучей, отдалённо напоминающих лазерные, начали ощупывать пространство. Потом всё озарила ослепительная вспышка, из-за которой поверхность планеты совершенно перестала быть видна. Изображение же метеорита поплыло и стало гораздо более светлым, чем до этого. После этого почти сразу камера «Дельфина» отключилась, сообщив о сбое в энергопитании и ошибке работы нейросети. Аня была почти уверенна, что успела разглядеть, как злополучный метеорит начал разваливаться на мелкие кусочки.
– Вещание «Дельфина» восстановилось через пару часов, – проговорил Сбруев, выводя на панель новую картинку. – Вот этот район, – он указал на противоположную часть экрана.
Гора, из которой появились странные лучи, стала несколько ниже, её склоны потемнели, точно оплавленные. Кроме этого на поверхности планеты, на первый взгляд, ничего не изменилось.
– А как же метеорит? – спросила поражённая Аня.
– Он исчез! – воскликнул Сбруев. – Ударного кратера нигде нет, это подтверждает не только «Дельфин», но и все другие орбитальные аппараты. Похоже, вот эти лучи, которые мы видели на прошлых кадрах, его уничтожили. И совершенно точно установлено, что один из этих лучей попал в третий сектор «Королёва». Так что ты тут совершенно не при чём.
Изображение пропало, кабинет вновь погрузился в сумрак. Аня долго не могла заговорить, так как пыталась осознать услышанное.
– Но кто...? Что...? Что это было?! – наконец выдала она.
– Мы можем лишь догадываться, – с задумчивой улыбкой ответил Сбруев. – Ясно пока только одно: обычно из гор никогда не появляются лучи, способные растереть в порошок метеорит и разнести объект на орбите…
– Вы хотите сказать, на Марсе есть жизнь?! – ахнула девушка.
– Да нет, что ты. Мы уже почти доказали, что кроме некоторых микроорганизмов, там никого нет ни на поверхности, ни под ней.
– Но поскольку явление, которые ты видела на кадрах с «Дельфина» носит явно техногенный характер, – заговорил молчавший до этого Марков. – За основную гипотезу было взято, что на Марсе жизнь когда-то была. Ну, по крайней мере, кто-то эту штуку построил…
Совершенно поражённая, Аня слабым голосом проговорила:
– Кто мог построить такое?
– Не знаю. Все сейчас пытаются понять. Быть может, всему этому есть какое-то другое объяснение…
 
10.
Какое-то время в комнате все молчали. Затем Сбруев зажёг свет, выключил настенную панель и проговорил:
– Меня сейчас вот что интересует. Ты, вообще, поняла, с кем столкнулась? Что за человек столь щедро отдал тебе целый спутник?
Девушка смутилась и почувствовала, что краснеет. Произошедшее в тот день до сих пор не укладывалось у неё в голове. Человек со странным именем Рив и его действия казались наиболее невероятным из всего, что было.
– Я… Честно говоря, я не знаю. Он толком ничего не сказал, кроме того, что «Дельфин» принадлежит ему… Ведь было очень мало времени. Он, кстати, так и отвечал на все вопросы – мол, история долгая, времени нету, это не так важно, надо работать…
– Ну я так и думал, – хмыкнул мужчина. – Но неужели у тебя даже версий не было, кто это мог быть?
– Мне кажется, я его где-то видела. Возможно, когда-то давно, когда он был моложе…
– Ну естественно, видела! – с ехидными нотками в голосе воскликнул Павел Анатольевич и быстро застучал по клавиатуре. – Да уж… Те, кто постарше, были бы в восторге, встретив его, а вы даже не поняли… Вот. Он?
Мужчина развернул экран Ане, демонстрируя найденную в Интернете фотографию.
– Д-да, – пробормотала девушка, постепенно начиная понимать, что столкнулась с создателем известной корпорации, пару десятилетий назад перевернувшей всю космонавтику. – А он же, вроде как, пропал несколько лет назад?
– Да нет, как пропал, так и нашёлся, вернулся к работе. Он просто сейчас в новостях особенно не светится… А почему? Занят. Работает. У них там полным ходом идёт работа по подготовке пилотируемых высадок.
– Им же тогда очень нужны свои глаза на орбите, зачем же они отдали «Дельфин»?
– Ну, во-первых, «Дельфин» полностью нами не контролируется. Сейчас мы можем получать с него только картинку, не более. Те коды доступа, которые он тебе выдал, обнулились после отстыковки от «Королёва», и ещё раз изменить его траекторию не удастся. Остальная его электроника нам с самого начала была недоступна… Так что расстались они со спутником весьма условно. Да и есть у них ещё аппараты на орбите…
– Но зачем ему это было нужно?! – окончательно запутавшись, воскликнула Аня.
– Могу лишь предполагать, хотя, скорее всего, так и есть на самом деле. NASA сейчас планирует построить свою орбитальную станцию на Марсе… И им нужны грузовики, которые будут доставлять продовольствие туда, за это идёт весьма впечатляющая борьба между разными компаниями. А то, что произошло у нас, стыковка с нашей станцией в столь экстремальных условиях – просто потрясающая рекламная акция, от их конкурентов теперь не останется и следа.
Марков вновь вступил в разговор:
– А рассказать про остальные данные «Дельфина» ты собираешься?
– Ну да. Кроме всего прочего, у нас есть некоторые основания думать, что этот спутник не просто зафиксировал уничтожение метеорита. Скорее всего, он нашёл эту странную систему на поверхности ещё раньше, и установил с ней связь. Пока не обнулились коды доступа, наши специалисты успели заметить, что «Дельфин» поддерживал непрерывный канал связи с поверхностью и с какой-то радиостанцией на Земле, которая не является основным ЦУПом для него. Долгое время этот канал был, но по нему ничего не передавалось. А при приближении метеорита сначала «Дельфин» получил по нему сигнал с поверхности. Сигнал расшифровать не удалось, но, как я понял, важен был сам факт появления какой-то активности. И вот об этом изменении «Дельфин» потом сообщил на Землю. Куда, мы отследить не успели, но я думаю, что догадаться можно…
– И что это значит?
– Это значит, что они либо знали, либо как минимум догадывались, что на поверхности планеты есть что-то очень странное. Сообщить никому не удосужились, а у нас из-за этого чуть люди не погибли. Причём не только советские, Чен тоже спасся лишь чудом. Так что, в какой-то степени, они исправили собственную ошибку. За что им огромнейшее спасибо…
Аня невольно подумала о том, что процесс колонизации Красной планеты оказался ещё более удивительным и интересным, чем предполагалось ранее. И важным является не только то, что мы можем там найти, даже если найдём следы иной цивилизации. Марс ещё может нас научить действовать сообща, забыть про конкуренцию и международную политику. А это, наверное, самое главное.


Сообщение отредактировал Елена Балакирева: 17 January 2016 - 14:25


#3 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 12 January 2016 - 13:53

очень фантастическая катастрофа, и еще более фантастическое спасение, хотя осуждать не буду (я думаю, более опытные космонаФты покритикуют по технической части).

 

осталась одна загадка - лучи из гор, они наши или не наши?


вот такой я пейсатель


#4 Елена Балакирева

Елена Балакирева
  • Пользователи
  • 22 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 12 January 2016 - 15:48

очень фантастическая катастрофа, и еще более фантастическое спасение, хотя осуждать не буду (я думаю, более опытные космонаФты покритикуют по технической части).

 

осталась одна загадка - лучи из гор, они наши или не наши?

Спасибо за отзыв)

 

Не могу не согласиться с тем, что идея катастрофы фантастична. Но, поскольку фантастику мы тут и пишем, наверное, мне стоит изложить некоторое количество аргументов в её защиту)

Сама катастрофа в формате "космический аппарат начал неконтролируемо вращаться на орбите" - явление, в принципе, не невозможное. И подобные случаи бывали. Так совсем недавно произошло с нашим грузовиком "Прогресс". С ним что-то накосячили, он улетел и стал закручиваться, и предполагалось, что если с помощью автоматики его пристыковать не удастся, то космонавты на МКС будут его ловить с помощью телеоператорного режима управления. Не вижу причин, почему вместо космонавта-оператора через 20 с лишним лет нельзя будет поставить робота с элементами ИИ)

И в фантастике подобное описывалось. У Стругацких в "Пути на Амальтею" в корабль попал метеорит, там началась карусель и болтанка, все члены экипажа отключились. Но там бравый капитан Быков нашёл в себе силы, добрался до резервных двигателей и остановил вращение. А ещё такое было показано в "Интерстелларе". К кораблю на орбите попытался пристыковаться пилотируемый модуль. Модуль взорвался, корабль тоже закрутился и стал улетать. Главному герою на другом пилотируемом модуле пришлось его догонять, пристыковываться и тормозить вращение. Опять же, вместо главного героя тоже мог бы быть ИИ)

 

Но вот с тем, что подобное произошло из-за лучей с поверхности планеты - это уже действительно совсем фантастика, надеюсь, товарищи организаторы меня за неё не отправят далеко и надолго) Хотя, в теории, если удалось создать некий луч, который с поверхности может растереть в пыль метеорит в верхних слоях атмосферы, то он и сможет как-то повредить объект на орбите.

 

И теперь насчёт "чьи лучи"... Формально, в рамках рассказа - неизвестно, предстоит разбираться. :rolleyes: Это, конечно, могут быть чужие лучи. Но не менее вероятно, что это:

1) Видеомонтаж, причём неизвестно, кем и для чего сделанный.

2) Наши лучи. И сделать их по-тихому могла как корпорация Рива, так и старый СССР, США или ещё кто-либо. Ну, допустим, тестируют противометеоритную систему для Земли, а лететь на Марс пришлось, чтобы у нас вся электроника из-за их испытаний не накрылась.

3) Этому есть совсем левое объяснение, а Марков, говоря об инопланетянах, просто выдаёт желаемое за действительное... Или специально выносит мозг юной студентке)

 

А смысл за всем этим я такой передать хотела... Слишком много уже фактов того, что Марс ранее был хотя бы отдалённо пригоден для жизни. (Жидкая вода, азот, атмосфера и всё такое). В связи с этим, там могли бы когда-либо быть разумные существа. Также они могли бы построить там временную базу или просто, пролетая мимо, устроить "пикник на обочине". Следовательно, на Марсе могут находиться техногенные объекты, на которые мы, начиная пилотируемые полёты, можем эпично наткнуться, и это даже может привести к трагическим последствиям. Этого имеет смысл опасаться. И уж тем более между собой надо достичь согласия, чтобы не происходило никаких опасных столкновений далеко от Земли.



#5 archy13

archy13
  • Пользователи
  • 382 сообщений

Отправлено 08 February 2016 - 15:13

Итак, что у нас тут.

ИИ. Инопланетные лучи, которые сносят астероид и мимоходм курочат нашу орбитальную станцию. Добрый глава западно корпорации, который выдает нашим студентам "безвозмездно то есть даром" ключи от спутника с ИИ, стоимостью многие миллиарды денег. И ОЯШ простые советские студенты, которым как-то позволяют рулить всем в ЦУПе, да еще и в критической ситуации.

Боюсь что мы вынуждены отклонить ваш рассказ.



#6 Елена Балакирева

Елена Балакирева
  • Пользователи
  • 22 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 08 February 2016 - 16:22

Итак, что у нас тут.

ИИ. Инопланетные лучи, которые сносят астероид и мимоходм курочат нашу орбитальную станцию. Добрый глава западно корпорации, который выдает нашим студентам "безвозмездно то есть даром" ключи от спутника с ИИ, стоимостью многие миллиарды денег. И ОЯШ простые советские студенты, которым как-то позволяют рулить всем в ЦУПе, да еще и в критической ситуации.

Боюсь что мы вынуждены отклонить ваш рассказ.

Я конечно, понимала, что мой рассказ вполне могли отклонить, но всё-таки Ваши аргументы для меня немного неубедительны, поэтому, если прокомментируете некоторые моменты, буду очень благодарна.

 

1) ИИ. А что - ИИ? Они есть и сейчас. Сеттингом, как я понимаю, запрещены человекоподобные ИИ, способные чувствовать, думать и превосходить человеческие мозги в десятки раз. Здесь не тот случай. Аппарат умеет собирать информацию, транслировать её на Землю, анализировать, если ситуация изменилась и сообщать об этом изменении. Он умеет пристыковываться к типовым шлюзам кораблей (что есть весьма стандартная процедура). Он умеет сам решать, какой импульс и в какую сторону надо дать, чтобы скорость стала равна той, которую от него хотят. У него есть весьма куцая и странная база фраз на русском языке, поэтому на вопрос на русском языке, не соответствующий его основной программе, он выдаёт совершенно спонтанный ответ. То, что впечатлительная девушка Лиза с ним говорит, как с одушевлённым существом, ещё не доказывает, что он таковым является. Что из всего этого нереально и сверхъестественно?

 

2) Инопланетные лучи, которые сносят астероид и курочат станцию. Во-первых, как я уже писала, это далеко не факт инопланетные лучи, а, возможно, вполне земные. У нас есть куча разработок, связанных со сбиванием спутников на орбите. Некоторые из них связаны с ударами ракет прямо с поверхности. А некоторые - с ударами лазерными лучами с борта самолётов. Последний способ чреват колоссальным электромагнитным излучением, которое способно повредить не только спутник, но и всю электронику в довольно большом радиусе. Почему бы не предположить, что кто-то решил аналогичную технологию  пустить на благое дело (противометеоритная защита), а испытания проводить на безжизненной планете, чтобы не угробить никого? Ну и облажались при этом вот так, что чуть станцию не угробили.

 

3) Опять же про лучи, только про момент с "инопланетностью". Версия героев текста, что это могут быть и инопланетяне, не убиралась целиком и полностью по такой причине. В сеттинге нету прямого указания, что инопланетян нельзя ну вообще никак. Сказано - "Инопланетяне не прилетят и всех не спасут". Может, я и не права была, но я интепретировала это так: нельзя живых и здравствующих инопланетян как героев повествования, раз, и деятельность этих самых инопланетян не может быть базой, без которой повествование развалится, два. У меня нет ни одного инопланетянина. Ну вообще ни одного. И если выкинуть из текста фразу Маркова о том, что "жизнь на Марсе, может, и была" ... ну и добавить, что Сбруев более чётко говорит о том, что "данное явление может объясняться тысячью причин" (хотя он об этом итак говорит), то рассказ не потеряет своего смысла совершенно, а инопланетянами там если и будет пахнуть, то только в фантазиях особенно впечатлительных героев. Разве есть нарушение сеттинга? Героям запрещено думать об инопланетянах как о чём-то реальном?

 

4) Что касается главы американской корпорации, который безвозмездно даёт ключи от дорогущего спутника.

  4.1) В тексте ясно сказано, что ключ одноразовый, и контроль над спутником СССР потерял почти сразу после проведения операции. И при этом ключ не давал полного доступа. Это как с учётными записями на компьютерах. Есть пароль админа, есть пароль гостя. Гостю как дали пароль, так и перекрыть доступ в любую секунду могут.

  4.2) В тексте опять же сказано, что помимо мира-дружбы-жвачки у Рива были очень веские причины поделиться спутником. И исправление своего косяка - не основная из них. Основная - победа в борьбе за выгодный контракт по доставке грузов на орбиту Марса. Акция со спутников была мощным пиаром, теперь контракт компания получит. Данный контракт стоит дороже, чем один из спутников. А если учитывать, что спутник благополучно вернулся к хозяевам, то вообще выходит, что рекламная акция обошлась весьма дёшего. А к тому же белый плащ доброго спасителя человечества вообще бесценен в мире, где судьбу многих проектов может решить общественное мнение.

  4.3.) Прототипом Рива является вполне конкретная ныне здравствующая личность. И тот человек известен тем, что вполне может вложить кучу денег в дико выглядящую, на первый взгляд, затею, если ему покажется, что она ему принесёт пользу. Правда, он не любит русских...) Но это уже детали. Да и за 30+ лет русские вполне могли исправиться в его глазах.

 

5) Наконец, ОЯШи. Что значит "всем рулить"? В каком моменте рассказа они "всем рулят"? Когда Аня решает, менять орбиту станции или нет? Так это у неё мнительность разыгралась, в самом конце показано, что все стратегически важные решения уже заранее были приняты начальством, Марков ей позвонил так... Для галочки, что ли. Это она потом перепугалась и всё повествование себя грызла.

Или Вы о том, что с Дельфином тоже студенты работают? Так это их работа. Она механическая, раз. Выполняется с разрешения и под контролем целой толпы более опытных людей, два. Опять же, это Аня считает себя ответственной за судьбу всего и вся, а на самом деле их задача весьма простенькая. Не просто же так опытные работники космической отрасли (Сбруев и Рив) сами предложили свалить эту работу на них. Рив и говорит в тексте, что работа лёгкая, ошибиться негде, поэтому давайте, ребята, топайте опыта набираться в реальном деле. 

 

 

Да уж, большой разбор полётов получился, простите. Но я всё-таки очень хотела бы услышать более чёткую причину отказа. Если нарушение сеттинга - то какого места конкретно? Если отказ по причине "Ну вот просто не верю", то так и скажите  :) Хотя, конечно, на "не верю" - понятие субъективное, но если Вы не упустили в моём рассказе что-то важное, и при этом всё равно не поверили - тогда, конечно, у меня вопросов не останется.



#7 Guest_Trubadur_*

Guest_Trubadur_*
  • Гости

Отправлено 08 February 2016 - 23:52

трудно объяснить, но я согласен. не захватывает, даже спорить не хочется. В целом - хороший рассказ, но ... может быть, его покороче сделать?



#8 Елена Балакирева

Елена Балакирева
  • Пользователи
  • 22 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 09 February 2016 - 00:12

трудно объяснить, но я согласен. не захватывает, даже спорить не хочется. В целом - хороший рассказ, но ... может быть, его покороче сделать?

Так если не захватывает, это совсем другое, спорить не о чем - писать надо интереснее) Спасибо за отзыв.

 

Короче данную идею сложно сделать - слишком много всего надо разъяснить, чтобы бредом не казалось)



#9 Guest_Trubadur_*

Guest_Trubadur_*
  • Гости

Отправлено 09 February 2016 - 00:34

 

трудно объяснить, но я согласен. не захватывает, даже спорить не хочется. В целом - хороший рассказ, но ... может быть, его покороче сделать?

Так если не захватывает, это совсем другое, спорить не о чем - писать надо интереснее) Спасибо за отзыв.

 

Короче данную идею сложно сделать - слишком много всего надо разъяснить, чтобы бредом не казалось)

 

Да, вы сами лучше объяснили. компот получился безвкусным из-за большого количества ингредиентов. 



#10 Елена Балакирева

Елена Балакирева
  • Пользователи
  • 22 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 09 February 2016 - 01:26



трудно объяснить, но я согласен. не захватывает, даже спорить не хочется. В целом - хороший рассказ, но ... может быть, его покороче сделать?

Так если не захватывает, это совсем другое, спорить не о чем - писать надо интереснее) Спасибо за отзыв.

Короче данную идею сложно сделать - слишком много всего надо разъяснить, чтобы бредом не казалось)
Да, вы сами лучше объяснили. компот получился безвкусным из-за большого количества ингредиентов.
Ну, всё-таки количество ингредиентов ещё и дело вкуса и привычек, есть те, кому это нравится. Хотя увлекать читателей с любыми вкусами - отдельное искусство, владеть им, наверное, здорово)

Ваши отзывы являются ответом, почему мало комментариев. Но в причинах отказа звучит не скучность и длинность, а несколько иные претензии. По ним у меня по-прежнему есть вопросы х)

#11 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 09 February 2016 - 18:35

Елена, давайте начистоту. Сколь не наводите тень на плетень - лучи у вас в рассказе инопланетного происхождения. А раз на них строится вся заваруха, то это уже не комильфо.

Во вторых простите, но никаких студентов в цупе нет и не будет. В третьих- передача спутника непойми кем, под честное слово, причем даже не специалистам опытным, а опять же студентке - НЕ ВЕРЮ. Ну не делают так и небудут делать. Это не "на тебе жигуль погонять"

Полагаю этот отрыв от разумной реальности и послужил причиной отклонения.

вот такой я пейсатель


#12 Елена Балакирева

Елена Балакирева
  • Пользователи
  • 22 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 09 February 2016 - 19:24

Елена, давайте начистоту. Сколь не наводите тень на плетень - лучи у вас в рассказе инопланетного происхождения. А раз на них строится вся заваруха, то это уже не комильфо.

Во вторых простите, но никаких студентов в цупе нет и не будет. В третьих- передача спутника непойми кем, под честное слово, причем даже не специалистам опытным, а опять же студентке - НЕ ВЕРЮ. Ну не делают так и небудут делать. Это не "на тебе жигуль погонять"

Полагаю этот отрыв от разумной реальности и послужил причиной отклонения.

Насчёт инопланетян получилась обширная дискуссия в "Обратной связи" (жаль, без участия организаторов). Но с этой темой ладно, пусть требование про них сформулировано так, что можно трактовать его совершенно произвольным образом, всё-таки "хозяин - барин", спорить больше не хочу х)

 

Студенты в ЦУПе есть, и уж тем более будут, когда захочется летать и к Марсу, и к Луне, и к Венере, и ещё куда подальше, соответственно, обслуживать целую прорву орбитальных группировок и наземных служб. ЦУПов понадобиться не один и не два в стране. А специалистов под такое дело резко не окажется, с нашим-то нынешним образованием. (Я знаю, о чём говорю. Выпускают, но ооочень мало пока). Поэтому придётся, придётся экстренно и по-нормальному обучать кучу молодёжи и сразу же кидать из заниматься реальным делом. Иначе - не соблюдём мы сеттинг, долетим к Марсу хорошо если к концу века, и то не факт.

 

Со всем остальным - ладно, тему не раскрыла, мне никто толком не поверил. Ошибку поняла и постараюсь принять на вооружение  :)  Спасибо за цепкие и интересные замечания, Valentinus. Мне подобное очень важно, чтобы понимать, как и куда дальше двигаться)



#13 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 09 February 2016 - 19:41

Не будут жизни людей доверять студентам. Если не будет нужного числа специалистов- подождут, пока студенты подрастут, опыта наберутся. Марс никуда не денется.
Вы поставьте себя на место начальника цупа, руководителя полета: доверите ли вы чужие жизни неопытным студентам? Что если они погубят людей? Как вы будете обьяснять родным погибших, и их детям, что освоение марса важнее жизни их родных и близких?

вот такой я пейсатель


#14 Mad Architect

Mad Architect
  • Пользователи
  • 1148 сообщений

Отправлено 09 February 2016 - 19:51

Не будут жизни людей доверять студентам. Если не будет нужного числа специалистов- подождут, пока студенты подрастут, опыта наберутся. Марс никуда не денется.

И вот тут, между прочим, Елена абсолютна права. Существующая система образования увы, даже при революции/перевороте в 30-ых, регулярные полёты к Луне и Марсу делает весьма сомнительными. И таки да, чтобы форсировать этот процесс - придётся идти на те или иные уступки.
Иными словами, многим бы здесь хотелось дожить до полётов на Марс и колоний там. Но вот что нужно делать сейчас, что - в условных 30-ых, что - в 50-ых - это ооооооочень интересный вопрос. Вы прочли все поданные рассказы (в отличие от меня), и наверное можете лучше меня сказать: смог ли кто-то прокинуть этот мостик или нет?
Меня можно уже не ругать здесь.

#15 Елена Балакирева

Елена Балакирева
  • Пользователи
  • 22 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 09 February 2016 - 20:20

Не будут жизни людей доверять студентам. Если не будет нужного числа специалистов- подождут, пока студенты подрастут, опыта наберутся. Марс никуда не денется.
Вы поставьте себя на место начальника цупа, руководителя полета: доверите ли вы чужие жизни неопытным студентам? Что если они погубят людей? Как вы будете обьяснять родным погибших, и их детям, что освоение марса важнее жизни их родных и близких?

В рассказе нет ни одного момента, где студенты делают что-то, отчего напрямую зависят жизни людей. Другое дело, они сами считают по другому. И уж совсем другое дело, что я явно всё это расписала недостаточно понятно и логично х) А в космической отрасли есть куча рутинной работы, которые и студенты сделать смогут.

 

 

 

Не будут жизни людей доверять студентам. Если не будет нужного числа специалистов- подождут, пока студенты подрастут, опыта наберутся. Марс никуда не денется.

И вот тут, между прочим, Елена абсолютна права. Существующая система образования увы, даже при революции/перевороте в 30-ых, регулярные полёты к Луне и Марсу делает весьма сомнительными. И таки да, чтобы форсировать этот процесс - придётся идти на те или иные уступки.
Иными словами, многим бы здесь хотелось дожить до полётов на Марс и колоний там. Но вот что нужно делать сейчас, что - в условных 30-ых, что - в 50-ых - это ооооооочень интересный вопрос. Вы прочли все поданные рассказы (в отличие от меня), и наверное можете лучше меня сказать: смог ли кто-то прокинуть этот мостик или нет?

 

Спасибо х) Показать свою мысль в литературной форме я не справилась, но можно, я так высказаться попробую?)

 

По-моему, нужно действительно готовить выпускников так, чтобы каждый знал - на старших курсах университета он займётся реальным и интересным делом, и ему придётся реально разбираться в своей специальности и не тупить, просиживая штаны перед компьютером. Если будет такая необходимость, процент безынициативных амёб, которые не учатся, а просто посещают учёбу, упадёт резко. (Не до нуля, но всё же). 

 

Здесь, я считаю, пример раннего Полудня Стругацких (тех же Стажёров, которых в соседней моей теме уже отмели) - таки далеко не такой нереалистичный и странный. Хотя, конечно, гипертрофированный. Там ещё нет и близко Высокой теории воспитания с интернатами, учениками и Наставниками. Там другое совсем. Там студенты, отучившись два-три года, доучиваются уже на работе. Геологи уезжают куда-то в пустыни на поиски редких руд. 20-23х летние астрофизики не штудируют книжки про Юпитер тридцатилетней давности - они летят на Юпитер и изучают его самыми современными приборами. В самих "Стажёрах" 18ти летний(!) вакуум-сварщик проходит практику на Сатурне, он уже почти готовый специалист высокого класса. Вот как он сможет балду пинать на учёбе, если знает, какая сложная работа ему предстоит? Будет пинать, останется сидеть дома и работать непойми кем. А это стыдно х)

 

Для того, чтобы это всё начало работать, помимо всего прочего, надо повышать интерес к науке и технике. Потому что многие школьники-студенты просто даже представить себе не могут, сколько интересных инженерных специальностей и полей научной деятельности бывает в природе. Это реально так, и это повсеместно! От этого и стимула нет учиться и работать в чём-то интересном, участвовать в делах будущего. Просвещать можно не только через науку, но и через культуру. И вот в этом очень может очень помочь такая затея, как данный конкурс. Организаторы, вообще, большое дело делают хоть и многое пока идёт кривовато. Я уже не раз, рассказывая о конкурсе, встречала примерно такую реакцию "Ух ты, не знал(а), что о таком кто-то думает... Когда там отбор пройдёт, скинь ссылку, почитаю хоть. А то совершенно не представляю, что реально может быть в будущем. Кроме ядерной войны и зомби-апокалипсиса"



#16 Евгений Лонин

Евгений Лонин
  • Пользователи
  • 1931 сообщений

Отправлено 09 February 2016 - 20:44

Приятно читать обсуждение. :) Честно .
Чукча не писатель, чукча читатель

#17 Mad Architect

Mad Architect
  • Пользователи
  • 1148 сообщений

Отправлено 09 February 2016 - 20:55

Елена, угу. Но прежде, чем готовить в таком ключе выпускников, надо приготовить тех, кто этих выпускников будет готовить. То есть поднимать престиж инженерных специальностей, наукоёмких и высокотехнологичных областей не когда-то в будущем, а уже сейчас. Ну просто потому, что. И делать так, чтобы в каком-нибудь условном КБ Хруничева выпускники сидели не из-за того, что от армии косят под руководством стариков в растянутых свитерах, а потому что увлекательным делом занимаются, и за хорошие деньги, и дружным коллективом. И что бы проектировать и запускать спутники было не менее престижно, чем, скажем, сидеть в юридическом отделе ВторЦветМетБанка. Как-то так. Вот тут и начинается реализм. Футуристический. И таки да, катастрофически не хватает чего-нибудь честного и в стиле "Девяти дней одного года" Рома, после которого выпускники школ валом повалили в МИФИ и прочие околоядерные институты...
Меня можно уже не ругать здесь.

#18 Елена Балакирева

Елена Балакирева
  • Пользователи
  • 22 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 09 February 2016 - 22:20

Елена, угу. Но прежде, чем готовить в таком ключе выпускников, надо приготовить тех, кто этих выпускников будет готовить. То есть поднимать престиж инженерных специальностей, наукоёмких и высокотехнологичных областей не когда-то в будущем, а уже сейчас. Ну просто потому, что. И делать так, чтобы в каком-нибудь условном КБ Хруничева выпускники сидели не из-за того, что от армии косят под руководством стариков в растянутых свитерах, а потому что увлекательным делом занимаются, и за хорошие деньги, и дружным коллективом. И что бы проектировать и запускать спутники было не менее престижно, чем, скажем, сидеть в юридическом отделе ВторЦветМетБанка. Как-то так. Вот тут и начинается реализм. Футуристический. И таки да, катастрофически не хватает чего-нибудь честного и в стиле "Девяти дней одного года" Рома, после которого выпускники школ валом повалили в МИФИ и прочие околоядерные институты...

Да, Вы правы х)

Но вот насчёт "приготовить тех, кто будет готовить" - сейчас пока ещё не вымерло окончательно поколение преподавателей, которые могут дать гораздо больше, чем нынешний студент у них обычно берёт. Плюс, подготовка тех, кто будет готовить, в любом случае должна начинаться с базового университетского курса.

Поэтому проще, наверное, мотивировать нынешних школьников-студентов на учёбу, тогда из них и работники хорошие получатся, и в преподавание кто-то точно пойдёт. Вот и запустится процесс)



#19 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 09 February 2016 - 22:49

И вот тут, между прочим, Елена абсолютна права. Существующая система образования увы, даже при революции/перевороте в 30-ых, регулярные полёты к Луне и Марсу делает весьма сомнительными. И таки да, чтобы форсировать этот процесс - придётся идти на те или иные уступки.
Иными словами, многим бы здесь хотелось дожить до полётов на Марс и колоний там. Но вот что нужно делать сейчас, что - в условных 30-ых, что - в 50-ых - это ооооооочень интересный вопрос. Вы прочли все поданные рассказы (в отличие от меня), и наверное можете лучше меня сказать: смог ли кто-то прокинуть этот мостик или нет?

нет, про мост никто не написал, насколько помню

вот такой я пейсатель


#20 Mad Architect

Mad Architect
  • Пользователи
  • 1148 сообщений

Отправлено 09 February 2016 - 22:52

нет, про мост никто не написал, насколько помню

Эх.... :( Кстати говоря, насколько я помню, даже не всуе помянутые Стругацкие проблему "моста" плавно обошли - в телеграфном стиле в "Стране багровых туч" дали экспозицию, между делом. Сложное это дело...
Меня можно уже не ругать здесь.



Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных