Перейти к содержимому


Поворот


Сообщений в теме: 11

#1 Guest_Семён Скорынин_*

Guest_Семён Скорынин_*
  • Гости

Отправлено 10 January 2016 - 23:59

Искусственный интеллект на автодорогах достойно продолжил традиции гражданской авиации, где человек давно стал статистом и принимает управление бортом лишь в исключительных случаях.

Автопилот надёжен, непоколебим и молниеносно принимает правильное решение. В обычных условиях, когда на дороге сплошь автоматика, движение становится простым, понятным и безопасным. Ушли в прошлое ужасы дорожных пробок и само понятие «час пик» потеряло первоначальный смысл», исчез бешеный городской ритм — в повседневную жизнь, в большинстве своём, вернулась размеренность. Стандартный рабочий день современного горожанина не превышает пяти часов, а на обед даётся два часа — и нигде нет спешки, аврала, всё и так спорится, успевается. Нет лишнего стресса, ненужной агрессии, необдуманных действий и, в результате, лишнего повода для аварий.

Конечно ручное управление не запрещено, оно существует на всякий экстренный случай, — стихийные бедствия, коварные погодные явления ещё никто не отменял. И всё же нестандартное поведение водителя, взявшего на себя ответственность вождения, может принести на дорогу много сюрпризов. Именно на такой случай в каждом салоне покоится чёрный ящик: он всегда честно готов признаться, при каких обстоятельствах и оправданно ли был отключен автопилот...

Всё выше перечисленное живописно объясняют на на курсах вождения, поначалу нагоняя страху, но, по мере появления робости у учеников, вместо которой должна бы повыситься внутренняя ответственность, всё же сбавляют напряжение: «Большинство из того, что вы узнали, вам может и не пригодиться, за вас всё сделает автопилот. Даже если за вами будет... скажем... погоня, всё же лучше нажать на приборной панели кнопки «01» или «02» — и автомобиль сам домчит вас до ближайшего поста или участка полиции...»

Так и поступает большинство, и часто это экономит время и спасает жизни.

 

Вениамин до недавних пор пользовался общественным транспортом, и это его нисколько не стесняло, лишь когда родители вышли на пенсию и вторую половину жизни решили провести на природе, ему пришлось задуматься о личном средстве передвижения. Конечно, до самого дальнего села, которое так заворожило отца с матерью, ходят регулярные автоэкспрессы, но флегматичному горожанину стало неудобно разбиваться на два мира — свой, привычный, и далёкий, сельский, — подгадывать время, ожидать пересадки. Тем более родители закупили гору бытовой техники и с азартом взялись за станинные рецепты русской кухни, каждый раз одаривая сына весомыми гостинцами.

Аренду автомобиля Вениамин отмёл сразу, наверное сказывалось воспитание, и личная брезгливость к чужим, перешедшим десятки рук вещам, поэтому потёртому салону лимузина со стандартной обивкой он предпочёл недорогой, но свой внедорожник, с нужным лично ему набором характеристик и удобным кузовом.

В эту пятницу Вениамин отпросился с работы пораньше. Цех по выпуску мороженного, где он отвечал за эстетику и компоновку вкусовой начинки, уже второй день без нареканий штамповал «Июльский каприз». Первые отзывы в интернет-гостиной минифабрики были положительными, значит пока продукт доработки не требовал.

Вениамин обозначил на навигаторе автомобиля точки маршрута. Он поудобнее вжался в кресло и, скрестив руки на груди, приготовился ближайший час созерцать окружающие звуки жизни. Автомобиль чуть слышно заурчал, сжигая этиловый спирт — автопилот принялся за работу.

Солнечный день предвещал хорошие выходные, и горожане понимающе улыбались. Автопилот размерил бег так, что светофоры почти всю дорогу сияли зелёным. Машина с главного шоссе ушла на объездную, и вскоре вокруг замелькали поля и перелески.

Домой Вениамин не заезжал, там его никто не ждал. Жениться он до сих пор не сподобился, о чём родители стали намекать всё чаще. Отец даже вспомнил про налог на бездетность, который применялся в прошлом веке к таким увольням. Сын историю знал хорошо и умело парировал — тогда враги народу много выкосили, нужно было восполнять, а сейчас в этом направлении более-менее выправилось, да и робототехника встала на страже государства в ряд с человеком. Он вообще в своё время хорошо учился, с неба звёзд не хватал, но и ниже середнячка не опускался: типичная школьная одарённость. Правда на вопрос: кем бы он хотел стать в будущем? Веня вразумительно ответить не мог — и тем бы хотел, и этим... потому что по природе был мечтателем. ВУЗ он закончил также старательно и вот уже пять лет производил мороженное. Его мирок не был велик: родители, сельский домик, школьные и вузовские друзья, работа. Здесь не было ни приключений, ни романтики, жизнь бежала ровно и умиротворённо, но это его вполне устраивало.

 Автомобиль большую часть дороги пробежал. Глядя на знакомые пейзажи Вениамин замечтался как пойдёт сегодня в банку, а отец достанет из погреба своего прошлогоднего вина из крыжовника.

Спускаясь с холма, машина шла под прямыми лучами солнца, в салоне стало жарковато, и разморённый поездкой водитель зевнул. Он вытянул руки и ноги чтобы потянуться. Вдруг на повороте из под густых зарослей прямо перед машиной выскочил пешеход. Вениамин только успел увидеть испуганную гримасу и широко открытые глаза человека. Взвизгнули тормоза, послышался лёгкий удар и силуэт пешехода скрылся под капотом...

Округу накрыл звук аварийной сирены, а из салона полетело: «А-а-а-а-а!» — это была первая реакция водителя на увиденный ужас.

На дороге появились ещё два силуэта. Они, размахивая руками, подбежали к машине и склонились над жертвой аварии.

Вениамин судорожно схватился за дверную ручку и не сразу смог вылезти. Сигнализация стихла. Он робко шагнул вперёд. Из-за колеса виднелась рука, вытянувшаяся поперёк дороги, волосатый затылок и ворот куртки — невезучий пешеход лежал без движения.

С колен поднялся белобрысый юноша и, растерянно хлопая глазами, произнёс:

— Он мёртв...

— Что?.. Как?.. — Вениамин чуть не рухнул следом. В ушах от давления зазвенело, в глазах померкло.

— Ударился головой, — пожал тот плечами. — Я студент медфака, могу сказать точно.

Его спутник, такой молодой же парнишка, словно с ума сошёл. Размахивая руками, порываясь то в одну сторону, то в другую он горестно воскликнул:

— Может что-то ещё можно сделать?

Глядя на побелевшего водителя, белобрысый решительно мотал головой:

— Ничего уже не сделать!

Порывистый юноша подбежал к Вениамину, и сотрясая за плечи его рыхлое тело громогласно простонал:

— Вы знаете кого убили? Это был поэт... подающий большие надежды!.. Он же... Вы же... Вы лишили мир такого таланта!...

Вениамин словно находился на другой планете, среди непонятных существ, слабо понимая, что они ему говорят. Их слова и его собственные мысли сгорали в голове от излишнего напряжения, превращаясь хрупкие несвязные куски, не доходя током до сознания.

Он не видел всей картины произошедшего и нерешительно сделал ещё один шаг. При этом оба парня стояли перед ним, словно преградив дорогу, один глядел сочувственно, второй готов был на себе рвать волосы за загубленную жизнь юного дарования.

— И что же теперь делать? — сказал Вениамин не своим голосом.

Белобрысый пожал плечами:

— Бежать...

— Как бежать? Куда бежать? — хлопал глазами Вениамин, едва осознавая, что ему услышанное.

— Да хоть куда... А так — посадят, как пить дать! И за поэта вам такая слава светит!.. Лишили мир светлого человека!.. Только бежать!..

— Вон его друзья идут!.. Сейчас начнётся...

Что начнётся белобрысый не пояснил, это подстегнуло, словно кнут, и Вениамин, в голове которого крутилось только: «Бежать! Бежать!»

Рванул вниз по склону, как мог быстро, опережая мысли. Он нырнув в ближайший лес, под ногами захрустели ветки и шишки. Уворачиваясь от стволов, принимая в лицо вицы малины, сбив дыхание, захлёбываясь, беглец углубился далеко, остановившись лишь у обрывистого берега. Ноги покатились вниз по скользкой подстилке, но руки ловко схватились за ветки сосны, удержали от падения.

Эта секундная встряска немного отрезвила. Вениамин стоял в обнимку с деревом, шумно отпыхиваясь и глядя в пёструю даль. Рядом пели птицы, внизу шумела река. Он всё это видел и слышал, но окружающий мир неожиданно, в один роковой миг стало другим, чужим, бесцветным, словно мир вывернули наизнанку. Вениамин вдруг вспомнил родителей, которые готовились к его приезду, их стало так жаль, как будто беда приключилась именно с ними.

Он побрёл вдоль обрывистого берега, задавшись наконец разумными вопросами: «А зачем бежал? Куда? Неужели я всерьёз решил скрыться в глуши, стать отшельником? И где эту в полном смысле глушь найти? В Сибири? В заповедниках, куда не водят туристов? Так я в таких условиях не выживу, сам стану естественным кормом. У меня же вся жизнь в одной паспортной карточке — и зарплата, и медицинская история... Да разве от себя убежишь?.. От своих мыслей?.. Вот дурак!.. Ну, дурак!..» — корил он себя. Перед глазами вновь воскресла ужасная сцена на дороге, и его бросило в жар.

Нет, ответственности Вениамин не боялся, да ведь он и не виноват по существу... Убийство по неосторожности? Несчастный случай? Это уже не ему решать. Но теперь вина его больше не в аварии а в бегстве...

Нужно срочно вернуться, понял Вениамин. Объяснить свой поступок сложно, и он предчувствовал, сколько стыда ещё натерпится из-за своего минутного сумасшествия. Но другого выхода не видел. Современные техника позволяет всесторонне фиксировать поступки человека — техника точна... до жестокости, но и скора на свой суд. Там же, где нужно вдумчиво разобраться, без человека не обойтись. Судебная система теперь построена принципиально иначе, и даже адвокаты и прокуроры в суде не защищают и выгораживают своих подопечных, а стремятся найти истину — не на словах, а на деле — рискуя карьерой и свободой даже в выигранных делах, если вердикт в последствии окажется несправедливым. Вениамин верил, что ему удастся объясниться, а в остальном пусть будет так, как должно...

Воодушевив себя, он поспешил вверх по холму, и только теперь мысленно переключился на того, кого сбила машина. А вдруг он ещё жив? Студент-медик заключил обратное, но насколько он компетентный специалист? Вениамин жертву аварии толком не разглядел, потому что подойти не смог. Оба парня встали перед ним, словно намеренно, и привлекли всё внимание к себе. Теперь их поведение Вениамину казалось странным, неестественным, наигранным, но на такое способны только закоренелые циники, каких он лично не встречал ещё ни разу.

Вениамин выбрался на дорогу, и чуть впереди на повороте увидел свой внедорожник. Подойдя ближе, он ужаснулся: перед машиной не выглядывала ни рука, ни голова потерпевшего. Он обошёл машину — никого, только земляные следы на полимерном покрытии дороги. На бампере ни царапины, стёрта местами пыль.

Вдруг снизу из леса раздался шум, показались пятеро человек. Среди них Вениамин заметил белобрысого, нервного и по цвету куртки третьим определил жертву аварии. Все пятеро весело смеялись и махали водителю руками.

Ну, вас и носит! — прокричал нервный, поднимаясь к дороге. — Весь лес обшарили, так и не нашли! — и загоготал, а за ним остальные.

Дышите ровнее, — отозвался белобрысый, — он не привидение, живой!.. И вообще, мы не знали, что вы побежите...

Вениамин молча смотрел на странную компанию, чувствуя теперь даже не злобу, а дикую усталость.

Вперемешку с заливистым смехом юные друзья признались, что это была инсценировка, что Вениамин уже пятый в их импровизированном эксперименте.

Белобрысый, чувствуя момент, и в пятый раз объясняясь с водителями, то есть с потерпевшими в этой стрессовой ситуации, сделал выражение лица серьёзнее.

Да ладно вам, не переживайте так. Ничего же не случилось. Считайте, что мы проверили вашу бдительность. Что делать, если водители реагируют в такой ситуации по-разному... Вот вы зачем-то убежали?.. А вдруг по-настоящему что-то случится? А? — и хлопнул Вениамина по плечу так, словно ето он был тридцатилетний мужчина, поучающий юнца.

Всё, что подумал Вениамин в эту минуту, никто не услышал, но взгляд его говорили о многом. Поучать он никого не собирался, свои грехи знал — настоящим героем себя никогда не чувствовал, но и глупое «геройство» презирал.

Автокурсы он закончил так же прилежно, на отлично, — единственный в группе, садясь в машину, всё же бросил последнюю фразу притихшей пятёрке парней:

А что бы было, если бы вёл не автопилот, а я лично? Интересно, смог бы я — человек — также быстро среагировать и остановить машину?.. Конечно, проверять автоматику, пугая водителя, каждый дурак может, вот только какие могут быть последствия, если на ваш эксперимент попадётся лихач?.. Не думали?.. Поразмыслите на досуге!..

Демонстративно хлопнув дверью, он задал повторно задание автопилоту. Получилось не сразу — из тела ещё не вышло напряжение и руки тряслись.

Автомобиль, не видя преград, послушно покинул злосчастный поворот. Вокруг сияло солнце, пестрели зеленью заросли и заплаты полей. Но мир почему-то не становился прежним, точнее с изнанки он вернулся, только уже не такой, каким был утром.

«И всё же, почему я убежал?» — пытал себя Вениамин. Он вдруг глянул на свою жизнь в целом, успехи и неудачи, видя в этом случае индикатор своего подсознания. — «Неужели я так всегда бегу от трудностей?..»

И до села он ехал в тяжёлых думах.  За свои тридцать лет Вениамин усвоил, что осознание своей проблемы, уже половина решения. А учиться он умел, и этот урок усвоил.

Отец, встретив сына, заметил его невесёлый взгляд, но Вениамин отшутился, оставив философские беседы до вечера. После баньки, после ужина, когда мать прибиралась в гостиной, украдкой мечтая назавтра пригласить соседей с их молодой дочкой, отец с сыном устроились на завалинке, глядя на первые звёзды, дегустируя печенье и сладкое вино из крыжовника. Оказавшись в своём мирке, воспарял духом. Жизнь продолжается.

 

 

 

 

 



#2 Guest_Семён Скорынин_*

Guest_Семён Скорынин_*
  • Гости

Отправлено 11 January 2016 - 00:09

Прикреплённый файл



#3 Guest_Семён Скорынин_*

Guest_Семён Скорынин_*
  • Гости

Отправлено 11 January 2016 - 00:12

С третьего раза

Прикрепленные файлы



#4 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 13 January 2016 - 16:40

убегать, конечно, не надо.


вот такой я пейсатель


#5 Guest_Trubadur_*

Guest_Trubadur_*
  • Гости

Отправлено 16 January 2016 - 01:44

Первым абзацем ввели в ступор курсанта, читающего инструкцию.

Хорошо, что не плюнул, а прочитал чуть дальше.

А дальше, по сути та же инструкция, но разбавленная диалогами и картинками. Ать-два, вольно, я пошел...



#6 Семён Скорынин

Семён Скорынин
  • Пользователи
  • 5 сообщений

Отправлено 17 January 2016 - 21:58

Идея пришла поздно, дописывал практически в живую, здесь в окне, куда нужно было выкладывать текст. Потом прочитал, сам немного разочаровался, что не получилось сказать по-человечески, что, собственно, хотел, - аврал подвёл, перепутал мысли...

Взялся отредактировать, но сильно вгрызся, впахался. Боюсь, сейчас выкинут, не успею...



#7 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 21 January 2016 - 18:46

Отклонять не за что, так что, пожалуй, примем.

 

Хотя читается, прямо скажем, скучновато.

 

P.S. Если будут правки, загружайте обновлённую версию как отдельное сообщение в ту же тему.



#8 Семён Скорынин

Семён Скорынин
  • Пользователи
  • 5 сообщений

Отправлено 24 January 2016 - 20:03

Да, в ближайшее время выложу отредактированную версию.



#9 Цыбиков Чингиз

Цыбиков Чингиз
  • Пользователи
  • 85 сообщений

Отправлено 02 February 2016 - 06:52

"Порывистый юноша подбежал к Вениамину, и сотрясая за плечи его рыхлое тело громогласно простонал:" - на этой фразе по хорошему надо заканчивать читать. Это как то... в лучших традициях графоманства. 

 

"Автокурсы он закончил так же прилежно, на отлично, — единственный в группе, садясь в машину, всё же бросил последнюю фразу притихшей пятёрке парней:" - где вода, а где имение...

 

Это так ... навскидку подобранные перлы.

 

В общем, язык нивелирует все достоинства рассказа (если они были). 



#10 Семён Скорынин

Семён Скорынин
  • Пользователи
  • 5 сообщений

Отправлено 03 February 2016 - 22:55

Художник Иванов 20 лет писал "Явление Христа народу", но картина так и не стала шедевром,

у меня времени на редакцию ушло меньше, жутко вымотался, но нужно было придти к результату, выкладываю новую версию. Надеюсь, что... в общем всё ниже )



#11 Семён Скорынин

Семён Скорынин
  • Пользователи
  • 5 сообщений

Отправлено 03 February 2016 - 22:55

ПОВОРОТ

Семён Скорынин

fantasma2005@yandex.ru

 

 

До недавних пор Вениамин пользовался общественным транспортом, и это его нисколько не стесняло. Многое изменилось, когда родители вышли на пенсию и вторую половину жизни решили провести на природе. Конечно, до села, которое так заворожило отца с матерью, ходят регулярные электрички, но флегматичному горожанину стало неудобно разбиваться на два мира — свой, привычный, и далёкий, сельский. Тем более родители закупили уйму бытовой техники и с азартом взялись за рецепты старой русской кухни, каждый раз одаривая сына весомыми гостинцами. Тут-то Вениамину и пришлось обзавестись личным средством передвижения. Вениамин как всегда педантично подошёл к решению возникшей проблемы и приобрёл умный внедорожник с трансформируемым багажником. Обновка быстро пришлась по душе, но другого и быть не могло, ведь техника для того и существует, чтобы приносить пользу людям.

 

Настала долгожданная пятница. На минифабрике, выпускающей мороженное, где Вениамин отвечал за эстетику и компоновку начинки, конвейер второй день штамповал новинку. Продукт пользовался спросом и пока доработки не требовал, поэтому Вениамин отпросился с работы пораньше.

Дегустируя на ходу опытный экземпляр, он спустился в подземный гараж. Забравшись в салон внедорожника, выбрал в памяти навигатора нужный маршрут. Автопилот сверился с ситуацией на дорогах, и на приборной панели отобразилось привычное время пути: один час пятнадцать минут.

Двигатель мягко заурчал, сжигая этиловый спирт. Автопилот аккуратно и неспешно, как может только он, вывел автомобиль на улицу.

Солнце стояло в зените, и лёгкий ветерок гнал по городу сладковатый парной воздух.

У городских служащих в это время начинался двухчасовой перерыв. В кафетериях, культурно-развлекательных центрах и парках зазвучали новые голоса. Двери салонов и магазинов стали распахиваться чаще, и витрины обновили сюжеты голографических роликов. Лишь неторопливые роботы-уборщики вежливо отступили к краю тротуаров, не желая причинять неудобства прохожим.

На широком проспекте было как всегда просторно, нигде не наблюдалось суеты, спешки. Автопилот внедорожника размерил бег так, что светофоры всю дорогу сияли зелёным, поэтому не пришлось останавливался ни на одном перекрёстке.

Лишь пару раз на дорогу выбегали пешеходы. Беспечные горожане нарушали правила, но Вениамину в такой ситуации нравилось наблюдать за работой искусственного интеллекта. Автопилот молниеносно анализировал ситуацию: внедорожник замедлял бег, готовясь объезжать препятствие, но так, чтобы не стать помехой машине-соседу. Та, в свою очередь, меняла траекторию движения, передавая эстафету следующей. И эта волна изменений достигала противоположного края дороги, пока человек не поднимался на тротуар. И такой же волной движение выравнивалось. После этого каждый автомобиль несколько ускорялся, нагоняя отставание от заданного времени пути.

Домой Вениамин не заезжал, там его никто не ждал. Жениться он до сих пор не сподобился, о чём родители стали намекать всё чаще. Его мирок не был велик: родители, сельский домик, школьные и вузовские друзья, работа. Здесь и не пахло приключениями и романтикой, жизнь бежала ровно и умиротворённо, но это его вполне устраивало.

Вот и теперь, когда внедорожник покинула город, и вокруг замелькали поля и перелески, Вениамин замечтался, как попарится в баньке, а отец достанет из погреба годовалого вина из крыжовника, и вечером, глядя на звёзды, можно будет поболтать о новых достижениях неутомимых первооткрывателей, пофантазировать о том, что ещё скрыто от их глаз во Вселенной...

Спускаясь с холма, машина шла под открытым солнцем, в салоне стало жарче. Разморённый поездкой водитель зевнул, вытянул руки и ноги чтобы потянуться.

Неожиданно из-под густых зарослей на повороте прямо перед машиной вынырнул пешеход. Вениамин только успел вздрогнуть и заметил его гримасу, после чего взвизгнули тормоза, послышался лёгкий удар и силуэт пешехода скрылся под капотом.

Округу тут же накрыл звук аварийной сирены, а из салона полетело: «А-а-а-а-а!» — это была первая реакция водителя.

Из-за кустов на дорогу выбежали ещё двое. Сразу, подскочив к внедорожнику, они склонились над жертвой аварии.

Вениамин судорожно схватился за дверную ручку. Сигнализация стихла.

Он не сразу смог вылезти, а потом робко, словно контуженый, шагнул вперёд. Из-за колеса виднелась рука, волосатый затылок и ворот куртки — невезучий пешеход лежал без движения. Вениамин часто хлопал глазами, словно желая сморгнуть эту жуткую картину. Но с колен поднялся белокурый юноша и безапелляционно произнёс:

Он мёртв.

Что?.. Как?.. — ужаснулся Вениамин и чуть не рухнул следом. В глазах померкло, в висках застучали молоточки.

Ударился головой, — пожал тот плечами. — Я студент медфака, могу сказать точно.

Его спутник, такой же молодой парнишка, словно с ума сошёл. Размахивая руками, порываясь то в одну, то в другую сторону, он горестно воскликнул:

Но как же?.. Как же так?.. Сделай хоть что-нибудь?..

Глядя на побелевшего водителя, белокурый решительно заявил:

Нет... его уже не спасти...

Тогда порывистый юноша подбежал к Вениамину:

Вы знаете кого убили? Это был поэт!.. подающий большие надежды!.. Он же... Вы же... Вы лишили мир такого таланта!...

Лицо Вениамина выражало обречённость и полную растерянность.

Он будто оказался на другой планете, среди непонятных существ, слабо понимая, что ему говорят. От внутреннего напряжения голова наполнилась звонким гулом, внешние звуки и собственные мысли разбивались в хрупкие несвязные куски, толком не доходя до сознания. Ещё несколько минут назад Вениамин мечтательно разглядывал золотистые пейзажи, строил планы, как вдруг такое...

Оба парня стояли рядом один прожигал взглядом, второй готов был на себе волосы рвать за загубленную жизнь юного дарования, а за их спинами черной глыбой лежало тело несчастного человека, так неудачно выбежавшего на дорогу.

Что же теперь делать? — спросил он не своим голосом.

Белокурый хмыкнул и холодно, даже с издёвкой, произнёс:

Вы уже всё сделали... Вам только бежать!..

Как бежать? Куда бежать? — непонимающе хлопал глазами Вениамин.

Да хоть куда... А так — посадят, как пить дать... И за поэта вам такая слава светит!.. Лишили мир светлого человека... Только бежать!..

Вон его друзья идут!.. Сейчас начнётся... — воскликнул нервный.

Что начнётся он не пояснил, но Вениамин и так чувствовал жгучую вину и непосильное давление укоризненных взглядов, а тут словно получил удар хлыстом. И сметённое сознание дрогнуло, а крутившаяся в голове слово «Бежать!» стала командой к действию, спасением от новых неминуемых потрясений.

Он рванул вниз по склону, полетел как мог быстро и нырнул в ближайший лес. Бежал уворачиваясь от стволов, принимая в лицо хлёсткие ветки, падая, поднимаясь, сбив дыхание. В конце концов углубился так далеко, что с ходу чуть не прыгнул с обрыва, отсекавшего лес от речной низины. Только чудом схватившись за ветки последней сосны, он остался наверху.

Эта секундная встряска немного отрезвила.

Вениамин, шумно отпыхиваясь, долго стоял в обнимку с деревом. Рядом пели птицы, внизу шумела река, но, мотая головой, вглядываясь в предметы, он не мог их узнать, будто раньше не ходил сюда за грибами, не ловил на реке рыбу, — окружающий мир в один роковой миг стал другим, чужим, бесцветным, вывернутым наизнанку.

Однако, здесь, находясь под защитой густых крон, вдали от всех, Вениамин немного отошёл от пережитого потрясения, начал собираться с мыслями. Он задался первыми разумными вопросами: «А зачем бежал? Куда? От кого?.. Неужели всерьёз решил скрыться в глуши, стать отшельником?.. И где? В диких заповедниках, где не бывает туристов? Так я там не выживу, сам стану естественным кормом... У меня же вся жизнь в одной паспортной карточке — и зарплата и медицинская история... И разве от себя убежишь? От своих мыслей?.. Вот дурак!..»

Вениамин глянул на себя со стороны — он находился на краю, в прямом и переносном смысле: вот так в один момент жизнь перевернулась.

Он вдруг вспомнил родителей, которые готовились к его приезду, и ничего ещё не знали. Их стало так жалко, как будто беда приключилась именно с ними.

Попытавшись заглянуть в своё ближайшее будущее, предугадать дальнейшую судьбу, он испугался непредсказуемости, и мысли вновь заметались в голове, словно пассажиры на «Титанике». С усилием помассировав виски, Вениамин сделал над собой усилие, беря себя в руки.

Над кронами деревьев послышался негромкий шуршащий звук. Возможно, мимо пролетал грузовой беспилотник, а, возможно, это к месту аварии спешила из города бригада скорой помощи. Может быть там, на дороге уже сгрудилась техника, вокруг бегают люди, носилки.

Нужно обязательно вернуться, понимал Вениамин, и уже дернулся в сторону холма, но тут же остановился, представив, как блондин с другом рассказывают о его бегстве; представил, как десятки осуждающих глаз потом вперятся в него, виновника аварии, отчего появлялось желание закопаться под землю, и никогда не вылазить.

Он горестно брёл вдоль обрыва, собираясь с духом. Разве он боялся ответственности? Нет. Раньше такими вопросами задаваться не приходилось, просто жил, как все, но теперь осознал это чётко. Современная судебная система стала строже в своих вердиктах, но вера в её справедливость только выросла. Да ведь и не виноват он был по существу... Убийство по неосторожности?.. Несчастный случай?.. Это не ему решать. Правда теперь главная его вина заключалась не в аварии, а именно в бегстве. Объяснить этот поступок будет сложно, и он предполагал, сколько стыда ещё натерпится из-за минутного сумасшествия. Но сделанного не вернёшь.

Глубоко вздохнув, Вениамин полез вверх по холму. Сделать это оказалось труднее, чем бежать под горку. И когда деревья впереди стали расступаться, он изрядно вспотел.

Вениамин выбрался на дорогу. Машина стояла чуть впереди, на повороте. Возле неё никто не маячил, не раздавалось ни звука.

«Неужели они тоже сбежали?» — он не мог в это поверить.

Подойдя ближе, вновь ужаснулся, не заметив за колесом тела потерпевшего. Обошёл машину — никого, только земляные следы на полимерном покрытии дороги. На бампере ни царапины, лишь местами стёрта пыль.

Вдруг с опушки леса раздался шум, показались пятеро человек. Среди них он сразу распознал белокурого, затем нервного, а по цвету куртки третьим определил жертву аварии, остальные двое, видимо, были «друзья поэта». Все пятеро весело смеялись и махали водителю руками.

Ну, вас и носит! — прокричал нервный, поднимаясь к дороге. — Весь лес обшарили, так и не нашли!

Он вновь загоготал, а за ним зазвенели остальные.

Дышите ровнее, не падайте! — отозвался белокурый и указал на парня в куртке:— он не привидение, живой... И, вообще, мы не знали, что вы побежите...

Вениамин молча смотрел на странную компанию, на него вдруг навалилась дикая усталость.

Юные друзья, тем временем, вперемешку с заливистым смехом принялись объяснять, что это была всего-лишь инсценировка, что Вениамин уже пятый в их импровизированном эксперименте.

Белокурый, старший в этой компании, уже в пятый раз объяснялся с водителями, и, чувствуя момент, сделал лицо серьёзней.

Да ладно вам, не переживайте. Ничего же не случилось. Мы проверили вашу бдительность... Вот, как мы увидели, все водители реагируют по-разному... Вот, вы — зачем убежали?.. А вдруг бы по-настоящему что-то случится? А?.. То-то, вот! — и хлопнул Вениамина по плечу, так, словно это он был тридцатилетний мужчина, поучавший юнца.

Глядя на парней, Вениамин подумал, что перед ним стоят те, кого нынче принято называть «неестественными испытателями». В то время как настоящие исследователи покоряют Луну, Марс, глубины океана, да просто, как большинство, занимаются чем-то дельным, эти пытают технику — бутовую, промышленную, любую. И иногда таких ни в чём не повинных людей, как он. Во многих роботах сейчас заложена программа по распознаванию «неестественных задач», но изощрённая фантазия «неестествоиспытателей» не знает границ.

Конечно, он и сам в детстве, что только не проделывал со своими самоходными игрушками. А однажды взял у отца робота-чистильщика труб. Тот своим эластичным телом, с маленькими колёсиками и выдвижными щупами напоминавшего ящерицу. Веня запустил его в кротовую нору в дворовой клумбе. Робот как всегда усердно взялся за дело, ушёл в нору, но больше его никто не видел. Потом Веня откровенно мучил шайбу-пылесос, что ползал по квартире, а в школе, как и другие, шутил над конвейером, выдававшим в столовой обеды. Но такое продолжалось до определённого возраста, пока не осознал глупость своих поступков.

Пауза затягивалась, юнцы притихли.

Естественно, трудно найти четкую грань между простой шалостью и откровенным безрассудством, но эта пятёрка испытателей зашла слишком далеко. Вениамин не собирался их поучать, читать нотации, изливать злость. Что толку? Раз здравый смысл их не остановил уже в пятый раз... Да и он осознавал свою роковую ошибку — смалодушничал. Поступи он правильно, разумнее, смелее, раскусил бы их авантюру сам... А что же предыдущие четверо жертв их шуток?.. Или они все вместе посмеялись и разъехались?.. Неудивительно, если даже пешеходы иной раз готовы спиной выходить на проезжую часть, понимая, что автопилот их объедет. Вот она — вера в непогрешимость техники — это привычка, стереотип, сложившийся из бытового опыта.

Вениамин отучился на автокурсах как всегда старательно и прилежно и единственный в своей группе сдал экзамен на отлично. Открыв дверь внедорожника, он остановился, и растягивая слова, чтобы голос казался увереннее, задал юнцам, которым теперь задался сам:

А что было бы, если бы машину вёл не автопилот, а я сам — человек? Ведь ручное управление ещё никто не отменял... Смог бы я также быстро нажать на педаль тормоза? Как вы думаете?.. — Парни бегло переглянулись. — Не задавались таким вопросом, прежде чем бросаться под колёса?.. Успел бы? А?.. Боюсь признаться, но... скорее — нет!.. — Поэт, представив свою возможную учесть, несколько оживился, что-то пробубнил, и вопросительно глянул на старшего из друзей. А Блондин остановил долгий взгляд на широком бампере машины.

Вениамин уселся в салон, захлопнул дверь. Не глядя на понурых, отступивших с дороги парней, он подтвердил задание автопилоту. Получилось не сразу — из тела ещё не вышло напряжение, а из рук дрожь.

Автомобиль послушно заурчал и, больше не встречая преград, привычно неспешно покинул злосчастный поворот.

До села оставалось ещё около двадцати минут. Вокруг продолжало сиять солнце, пестрели зеленью заросли и заплаты полей. Но мир отчего-то не становился прежним, точнее с изнанки он вернулся, только уже не такой, каким был утром. Эта дикая встряска, авария, пусть и мнимая, не могла так просто вылететь из головы.

Вениамин некоторое время сидел хмуро, скрестив руки. Но потом, словно его ужалили, разом сложил соседнее кресло и развернул своё задом наперёд, что крайне не рекомендовалось делать на ходу. Он выдвинул столешницу и, упёршись в неё локтями, положил на руки тяжёлую голову.

«Вот ездил бы как раньше, — вспомнил он былое, — на автобусе, и проблем бы не знал. Там просторно, удобно, а главное, никаких чудаков. Всегда есть кресло, столик, экран с джойстиком — не то в светском клубе находишься, не то в игровой комнате. За час пути можно поболтать с попутчиками, посмотреть фильм или сразиться в компьютерные игры. А громоздкие вещи всегда умещались в багажном отделении...»

Но никакие воспоминания и пространные мечтания совсем не решали главную проблему, не отвечали на вопрос: почему он сбежал? Отчего же так быстро сдало его самообладание?

Вениамин взглянул на свою жизнь со стороны, тасуя эпизоды, словно карточную колоду, вспоминая и соизмеряя успехи и неудачи, мечты и реальность. Неужели он так всегда убегает от трудностей?.. А может и трудностей-то особо в жизни не было?

Отец, встретив сына, заметил его невесёлый взгляд, но Вениамин отшутился, оставив философские беседы до вечера.

Оказавшись в своём мирке, Вениамин постепенно оттаял, воспарял духом.

Пока в электродуховке готовился обед, а печка на газу нагревала баню, он наколол дров для вечернего камина. Затем искупался в речке, и, возвращаясь чрез сад, хлёстко и звучно отбивался от комаров, чем вызвал смех молодой соседки. Девушка — была аспиранткой, но из какого ВУЗа, Вениамин не то забыл, не то раньше не интересовался. Она прикрепляла к стволу странного с виду дерева измерительные приборы.

Странное какое дерево. Как называется?— для приличия поинтересовался Вениамин.

Девушка рассмеялась сильнее:

Вы уже пятый раз за год спрашиваете... Я потом табличку к нему приделаю...

И снова весело зазвенела. Но Вениамин будто обиделся, зашагал быстрее к дому.

Во дворе стояла газонокосилка. Новая? Нет, уже видавшая виды. В сад прошмыгнул рыжий кот с ссадиной за ухом, матёрый — а ведь ещё вчера был котёнком.

Вениамин нахмурился: вроде бы здесь он гостил регулярно, и всё вокруг было на виду, но как будто что-то упустил, потерял. Он потёр лоб, почесал макушку, огляделся — дорожная встряска давала о себе знать, и мысли снова вернулись к злосчастному повороту.

К сумеркам с тихой речки пришла долгожданная прохлада.

Улеглись первые впечатления от рассказа о дневных приключениях, и Вениамин с отцом привычно устроились на открытой веранде. Мать дала электронным помощникам на кухне задание на утро и принесла мужчинам булочки с садовым вареньем.

Что ж, — продолжал рассуждать отец, — в каждой эпохе свои достижения и свои тёмные стороны. Помню, как рассказывали в школе, — во времена первых Романовых любили принарядиться поярче, румянились и красились даже мужчины. А потом оказалось, что все их краски и лекарства были откровенными ядами. Травили себя люди ради красоты свинцом, кадмием, ртутью!.. Но ведь по незнанию... В прошлом веке научный прогресс виделся благом, а сколько страшных войн случилось? А, как распалась наша страна, так вообще во всём мире разброд начался... А человек стал превращаться в беспомощного, бездумного придатка машин... Твой дед всю свою жизнь работал — авралил, подстраивался под обстоятельства, а, в итоге, и жизни-то как таковой не видал... Тогда и в фантастических фильмах всё пугали технократическим будущим, «матрицами»... Слава богу, этот апокалипсис не оправдался, теперь наоборот, а, точнее, как и должно быть, техника стала вписываться в нашу человеческую среду, можно сказать, подстраивается под наш биоритм... И теперь нет привычки авралить, бегать, метаться, но все всё успевают. Ввремя, конечно, ценнейший ресурс, но оно перестало быть роскошью. Сейчас чувствуешь, что само качество жизни, её вкус поменялся... Это я тебе с высоты своего жизненного опыта говорю, я же почти ровесник веку!.. — Отец откусил хрустящую булочку, и на время замолчал, сам осмысливая сказанное, совмещая это время с приятным вкусом. — Но, конечно, — заключил отец, — и сейчас есть свои минусы... Лишнюю энергию человеку нужно куда-то девать, раз большую часть рутины в быту за него выполняют умные машины, и не все её могут обуздать, пустить в нужное русло... А кто-то, наоборот, привыкает к таким комфортным условиям, расслабляется...

Вениамин заёрзал в кресле. Отец засмеялся, хлопнул сына по плечу:

Это не про тебя сказано... Русская мудрость говорит: век живи, век учись. А ты учиться умеешь, я знаю.



#12 Guest_Гость_*

Guest_Гость_*
  • Гости

Отправлено 06 February 2016 - 19:22

А мораль в чем?

 

Наверное, было бы лучше, если бы вы главным героем не унылого Вениамина сделали, а этих самых "неестествоиспытателей".





Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных