Перейти к содержимому


Фотография

Б. Танирберген "Радужный лед"


Сообщений в теме: 14

#1 inakrinat

inakrinat
  • Пользователи
  • 9 сообщений

Отправлено 10 January 2016 - 23:58

Булат Танирберген

inakrinat@gmail.com

 

Радужный лед.

 

2800.jpg

 

1.

 

Короткие итоги дня: обрывы связи с утра так и не прекратились, а на Тайшане застрял обоз с моими, в том числе, запасами. Еще заморозки усилились. Ну и вот финальный аккорд — мертвый якут-геолог с 8-й базы.

 

— Ничего вокруг не двигать, ничего не трогать, ждем дока, — крикнул я уже подоспевшим зевакам.

— Убили походу, смотри! Походу, крови много было, пока не замерзла, — рукастые мужики с промыслов были в подпитии.

— Рано пока говорить, освободите место для работы. Никто тело не трогал?

— Не трогали. Вон, около него даже следов чужих нет.

 

Вопрос и впрямь был лишним, тело лежало на ровном участке наста. Следы около жертвы были только его собственные. Желающие поглазеть обыватели толпились поодаль, метрах в трех, полукругом. Якут просто шел-шел, а потом умер, немного расплескав кровь вокруг себя во внутреннем дворике Поляриса. Кровь вмерзла в радужный лед, и в свете желтых фонарей картина казалась работой художника, регулярно потребляющего псилоцибин.

 

Док подошел быстро, сразу с парой санитаров. Гришаня-репортер появился аккурат перед доком и начал снимать произошедшее с разных ракурсов. Мертвое тело его сильно пугало, мандраж был заметен сразу. Юнец, что взять.

 

— Мне тоже снимочки скинь, — окликнул я его.

— Ч-что? — Гришаня на сразу понял, что это я к нему обратился.

— Снимки мне, говорю, скинь, как нащелкаешь.

— А… да. Да, конечно, я обработаю, скину все нормальные…

— Все скинь, сразу как вернемся внутрь, мне не на стенку вешать. Потом себе обрабатывай.

— Точно… Да, конечно…

 

Санитары начали паковать тело. Оно промерзло насквозь, так что работали аккуратно и не торопясь.

 

— Тосукаев, Н. В., восьмого года рождения. Геолог, из ваших, — док нашел в кармане документ и уже подключился к своим базам, — держи его бумажник, остальное — как оттает. Похоже на колотое в области сердца. Как будет предварительное заключение позову.

— Док, ты когда подошел, обратил внимание, что вокруг него никаких следов не было? Какое колотое?

— Обратил, так что жди, пока оттает.

— Ясно, заканчивайте тут, а я пока направлю охранение сюда. Гришаня, айда внутрь, посмотрю что ты там наснимал!

— У нас давно убийств не было, — док продолжал стоять рядом, и помогать санитарам явно не собирался.

— Знаю, — я поднес руки ко рту, как будто хотел их согреть, сам же тихо выругался в варежку, - разберемся.

 

2.

 

В Полярисе говорят на английском. Даже французы с китайцами. Так уж тут повелось, нейтральная зона, общий дом. Там, снаружи, мы могли стреляться и взрывать друг дружку, но тут все вели себя ровно. Сейчас даже странно вспоминать, но это негласное правило приняли как-то все и сразу. Поставили выборную должность для надзора за порядком, типа шерифа — наши звали его смотрящим. И выбранного уважали, чьих бы он ни был, какими бы понятиями ни жил, как бы ни решал вопросы — лишь бы только решал. За поддержание инфраструктуры Поляриса у корпораций были прописаны пунктики взаимных обязательств. Но в сохранении людского порядка приходилось полагаться на самих людей, так что нашему дикому западу они не мешали, покуда в городе тихо.

 

Меня выбрали пол года назад, первым из наших.

 

Как принято говорить, городок наш славится лучшей настойкой в округе и радужным льдом. Настойка эта — дрянь разбодяженная, но что делать, если в радиусе тысячи километров нет ничего лучше? Так что пьют и не жалуются. 

 

Радужный лед — тоже та еще радость, почти вся Антарктика покрылась маслянистой пленкой, после того как нефтезабор пошел на полную. Зеленые тогда разве что Эверест не пикетировали, но на них никто не смотрел. Замес тут шел редкостный, трупов вывозили соразмерно первой нефти, а страны на саммитах сыпали угрозами, пока не подписали вторую антарктическую конвенцию семь лет назад. В ней был снят запрет на добычу и уточнено требование по военным — ни одно государство не имело право размещать тут военный контингент. Уточнение про “государство” было лазейкой, и через неделю после подписания на континент привалили представители всех солидных военных корпораций. Рассчитывали, в том числе, на то, что Советы не смогут быстро среагировать. Какая может быть военная корпорация при коммунизме? Недорассчитали — мой батальон расквартировался на Востоке уже через месяц.

 

За пол года регулярных стычек военные корпорации проверяли друг дружку на прочность, а потом потихоньку основное кровопролитие остановилось. Нефть потекла стабильным потоком, и на месте станции Амундсен-Скотт начали строить Полярис — полуподледный частично крытый городок с ядерным реактором глубокого залегания, гидропоникой, торговым хабом и абсолютным отсутствием закона. Научных лабораторий почти не осталось — публика тут была маргинальней, чем очкарики привыкли. Из тех что остались — половина создавала новые вещества, другая — искала методы лечения свежеупоротых, на все это давались гранты. За пределы Поляриса выносить местную наркоту было нельзя, употреблять строго внутри, но этого было достаточно для создания плотного потока “рабочей” силы со всего мира. Новички приезжали за новыми ощущениями, а изрядно накушавшись оных, очухивались в клинике, которая выставляла им счет астрономического размера. Оплатить счет можно было только через кредитование в какой-нибудь из крупных корпораций, под многолетнюю выработку само собой. Тех, кто велся на эту схему, у нас звали “зомби”, с контрактными работягами они, как правило, не общались. Так и заселяли эту неблагодатную землю.

 

И вот он я, весь в белом, среди молодых наркоманов, уставших нефтяников, продажных наемников и бессовестных кредиторов, с первым за пару лет убийством на территории Поляриса. И даже не знаю на кого думать. Антарктическая смертность в целом высокая: несчастные случаи, обморожения, диверсии на буровых, заболевания, передозы и прочие радости жизни всегда с нами. Но убийство в общем доме — вопрос глобальный и политический, при неправильном подходе может и до войны довести. Новость разлетелась быстрее, чем патологоанатом смог мне сказать что-либо толковое, и я решил сделать то единственное, что мог в данный момент.

 

— Еще одну налей, — попросил я.

— Держи, — бармен поставил очередной стакан зеленоватой настойки, — так его реально там убили?

— Не понятно, — я пригубил немного, невзначай осматривая всех посетителей бара “2800”, — я скажу, как новости будут, пока можно не напрягаться.

— Ага, конечно, не напрягаться! — Крикнул старик слева, он был вроде из индийских инженеров, а может из техподдержки, не помню, — тут если одна кровь пролилась, обязательно прольется вторая. Ты это знаешь, так что будь готов.

— Расслабься, Ганди, разберемся, — объясняться перед обывателями не хотелось, так что я решил пересесть за один из дальних столиков, где Гриша запивал увиденное им сегодня. — Что, Гришаня, держишься?

— Да мать их, не знаю. Что-то мне тут больше не нравится, — он накатил очередную стопку, ошалело осмотрелся по сторонам. — Как ты тут ходишь спокойно после… после этого?

— А что мне — плакать в уголке? Меня первым из наших выбрали смотрящим, мне надо разрулить ситуацию, — технически репортер не был “нашим”, он был из под Бирмингема. Родители его эмигрировали в начале 30-х, забоялись красных, Гриша Юшков родился уже там.

 

Пока собеседник молчал, поджав губы, я слушал музыку — какие-то гастролеры играли свинг на тромбоне и контрабасе, пока темнокожая солистка что-то зычно тянула из старого. Музыкантам у нас платят прилично, потому что их у нас мало. Сюда самому-то добираться проблематично, а еще везти свой музыкальный скарб через льды — то еще удовольствие.

 

— Я свалю отсюда, начальник, — подал голос Гришаня. Не особо-то удивил, персонаж из тех, кто долго среди радужных льдов не засиживается. Местные таких называют “Nickel-free balls” — типа яйца без никеля, на морозе трескаются. Но я все равно поддержал разговор:

— Тебе же деньги были нужны.

— Я… я перебьюсь как нибудь. Найду подработку. Уже нашел варианты подработки. Но я тут не останусь.

— Билеты взял уже?

— Нет пока. Может… может все затихнет. Ты пойми, начальник, стремно мне очень после того, что сегодня было. Может все затихнет, да?

— Навряд ли, — я пригубил еще аккурат одновременно с завибрировавшим кольцом. Док звонит, своевременно, пора узнать, что там у нас.

 

3.

 

Лаборатория морга Поляриса, в которой подрабатывал док, располагалась в одной из частных клиник, где он же работал хирургом.

 

— Геолог еще не оттаял, — док что-то тыкал в планшете, на меня не смотрел, — но уже можно рассмотреть края раны. Рана колотая, в районе сердца, сквозная. Следов пулевого нет, других повреждений нет. Предполагаю что пробито сердце.

— Ты же помнишь, что перед ним — судя по следам — никто не стоял?

Док глянул на меня искоса, приподняв бровь, потом театрально пожал плечами и продолжил:

— С полуночи до часу ночи он умер, практически сразу после ранения. Если я правильно помню криминологию, то удар в грудь острым предметом — это что-то личное.

— И трудное. Там же трудно пробить, еще и насквозь?

— И трудное… Да, очень много силы надо, — док начал снимать перчатки, всем своим видом показывая, что мне пора идти, — только что скинул тебе отчет, как оттает полностью, проведу вскрытие, и снова тебя позову. А пока — тебе пора разбираться с проблемой.

 

4.

 

Оперативная работа, с ней мне более или менее понятно. Узнаем про жертву, кто он, что он, кому это все было надо. Смотрящий работает не в одиночку, в помощники каждая из представленных в Полярисе военных корпораций предлагает по одному человеку. На свое усмотрение я беру или не беру их под свое начало. Понятное дело, о лояльности тут речи не идет, все они зарплату у себя получают. Я взял себе одного — Итана Жильбера, тридцатилетнего штабного офицера из французского Секопекса. Исполнительный малый, многого мне от него не требовалось.

 

Своих ребят тоже можно привлекать, хоть целыми ротами, только вот начальство надо на это уговаривать. Все-таки на промыслах каждый человек на счету. Первым делом, я переговорил со своим начальством с большой земли, и запросил с Востока направить ко мне троих ребят покрепче, мало ли. Пока соберутся, пока доберутся — еще метель эта не к месту — пройдет день-два, так что лучше заранее. В целом начальство попросило решить вопрос “красиво” и “правильно”. Я сказал: “Так точно, разберемся!”.

 

Сначала я прошерстил все, что смог, про этого Никиту Тосукаева. Геолог, работяга, бессемейный, 4-й год в Антарктиде. Родом из Ленска, но там давно уже не был. До Антарктиды проработал в Сибири, приехал экспертом, на промысле вырос до главного геолога по месторождению. Но год назад его понизили, несмотря на профессионализм в работе, за участие в драке. После Никита неоднократно отмечался в драках, характер видно был тот еще. В Полярис приехал на межвахтовые выходные, отдохнуть, оттянуться, и буквально позавчера уже успел зацепиться дважды. Один раз в баре, другой раз во дворе спальников. Кроме участников этих двух драк, других подозреваемых не было. Мужика в целом уважали, и без сомнения смерть его на той 8-й базе еще аукнется. Пока собирал информацию, ко мне трижды заходили наши мужики, работающие в Полярисе, мол, найти надо виновных, наказать как следует.

 

В драках отметилось четверо в сумме человек, тоже работяги с других промыслов, отдыхавшие на выходных. Не наши. Из них один — дважды, как в баре, так и в спальном квартале, малаец по фамилии Гунтур. Балагур еще тот, ростом в два метра, сто сорока килограммовый инженер-механик Бритиш Петролеум, подданный его величества. Несмотря на габариты, оба раза огреб от нашего якута. В добавок, остальных троих подозреваемых гарантированно вели камеры по барам во время смерти Тосукаева, так что мы с Итаном поехали к малайцу.

 

 Гунтур спал в общежитии Бритиш Петролеума. Следов опьянения не было, но зрачки у товарища были расширены изрядно. Наш приход его обескуражил.

 

— Мохамад Гунтур Амат? Знаешь кто я?

— М… да, знаю.

— Хорошо. Вчера вечером где был?

— Почему спрашиваете? — амбал сидел на своей койке и щурил не проснувшиеся глаза, помещение расчистили по нашей просьбе.

— Потому что мне интересно. Где вчера был?

— Отдыхал. С друзьями сидели, отдыхали. Это противозаконно?

— Где? С кем? Как долго? Что делали?

— Босс, почему так много вопросов? Что я сделал? Я имею право знать, почему ты меня сейчас допрашиваешь.

 

Технически, прав у него тут не было. Полярис вне юрисдикций, но я решил не перегибать. Итан смотрел и не вмешивался, ему было явно интересно, как авторитетный дядя — то есть я — расколет коварного убийцу.

 

— Вчера ночью убили человека. Человека, с которым ты дрался дважды, Гунтур. И оба раза неудачно, и как он тебя умудрился уделать-то?

— Погодите, тот русский? Его убили? — Похоже товарищ начал просыпаться.

— Где ты вчера вечером был?

— Я не убивал. В общежитии я был! Не в этом, в том, — многозначительный взмах куда-то за окно, — мы с друзьями там просидели весь вечер.

— Друзья смогут подтвердить? Запись на камерах осталась?

— Они да. Они… А, нет, их же нет уже… уехали на работу утром, я провожал… наверное.

— Удобно. Камеры наблюдения там были?

 

Гунтур напряг извилины, что-то то-ли соображал, то-ли вспоминал.

 

— Нет. Там нету камер, босс. Мы там курили. Разные травы курили. Поэтому место искали без камер.

— А что так? Тут же все легально.

— В Полярисе да. В корпорации нет. Оштрафуют. Или уволят.

— То есть свидетели уехали, камер не было, но мы тебе должны поверить?

— Я не убивал русского. Я вообще никогда… 

— Правда? А вот мой друг Итан думает, что ты можешь и врать. Или не помнить. Давай выкладывай полный список своих друзей, с должностями, и будем разбираться, — я сделал пару шагов назад, Итан без лишних вопросов достал планшет и подошел к Гунтуру, чтобы записывать показания.

— Босс, только начальству не говорите что я там… что мы там… меня уволят же!

 

Я посмотрел на него, вздохнул, и молча вышел из комнаты. Помощник уже понял что делать дальше.

Корпорация, конечно же, в курсе, как и чем развлекаются подопечные. Они не будут наказывать только за это, но если всплывет какой-то еще проступок, но накажут совокупно, для острастки и в назидание, так сказать. Убийство в состоянии наркотического опьянения в нейтральной зоне — залет еще тот. Надо будет опросить его друзей.

 

5.

 

К слову о том, как я вообще до такой жизни докатился. Юридически мы были транснациональной охранной компанией типа Цэ-два закрытого типа с головным офисом в городе Анжу, столице Бунгестана. Наши видать давно готовились к антарктическому раскладу, через три дня после подписания новой конвенции несколько островов к северу от Якутии объявили о независимости, которую СССР ратифицировал еще через три дня. Военные базы были приватизированы внезапно образовавшейся частной военной компанией Багровый Медведь. Весь арсенал и техника, удачно подогнанные прямо на остров Котельный буквально за день до объявления независимости, были также приватизированы. Включая флот, ага. И это при постоянном населении островов в 43 человека. Само собой, там все конституции-кодексы уже были готовы к моменту появления независимого и гордого Бунгестана на карте. Другим странам было нечего предъявить нашему социалистическому оффшору, хоть большинство и не хотело признавать новоявленное государство. Впрочем, тех, кто признавал, было достаточно для открытия срочных филиальных подразделений компании и сертификации охранной и военной деятельности. 

 

Меня, на тот момент майора в одной из томских частей, отправили срочным приказом на пенсию, чтобы сразу после этого принять на новую работу в “крутую” международную охранную компанию. Месяц едва прошел от конвенции, а я уже мерз в этих льдах.

 

Сначала было тяжело и по климату, и по объему работы, и по постоянным стычкам. Ребят теряли по несколько в неделю, сами тоже неслабо огрызались в ответ. Корпорации — не страны, им не надо гимны петь, ты или делаешь дело, или свободен. Но Антарктида потихоньку расставила всех по своим местам. Через пол года бои стали стихать, занялись обустройством. Народ постепенно понял, что отсюда смерть ближе, чем правительства и советы директоров. Диверсии на буровых, конечно, и сейчас случаются, желающие не перевелись, но это не сравнить с бойней семилетней давности. За эти годы у нас тут устоялись свои порядки. И хотя легионы — то есть расквартированные в Антарктике отряды частных военных компаний — не забывают, от кого получают зарплату, далеко не все ситуации нашего быта покрываются пунктами из контрактов.

 

Полярис как явление был нужен всем. Большинство не покидает материк годами, а на одной вахтенной базе можно шизануться за считанные месяцы. Корпорациям для оперативного решения местных задач, опять-таки, нужна была нейтральная зона, так что они скинулись на постройку. А вот с людьми вышла проблема — ведь под одной городской крышей можно запросто столкнуться с тем, кто причастен к смертям и ранениям твоих боевых товарищей. После нескольких особо жестоких случаев все сошлись на полной нейтральности под крышей Поляриса, и на том, что ни одна корпорация не будет сама контролировать порядок в городе. Первые шерифы были от инженеров и ученых — большинство посчитало, что они будут рациональнее в суждениях и так будет лучше. Большинство ошиблось. Дальше на эту должность выбирали только из легионных командиров.

 

За первые два года я дорос до заместителя командующего по антарктической операции, спустя еще год моего командира подорвали фугасом во время инспекции трубопровода. Пару лет назад офис Багровых Медведей открыли в Полярисе, и вот недавно звездочка шерифа-смотрящего досталась мне. Пока я тут “смотрю”, контингентом командует текущий замком, а руководство с большой земли, в лице службы внутренней безопасности, или СВБ, засылает мне задачек, чтобы не расслаблялся. Разъясняю тут за политику и за коммунизм, представляю интересы партии на переговорах, решаю вопросы — всегда есть чем заняться. И для удобства решения оперативных задач есть у меня соответствующие привелегии. Одной из них я сейчас и собирался воспользоваться.

 

Датаброкеры были вне закона. Не путать с “незаконны”. Вне любых законных ограничений они были. Вне юрисдикций. Физически располагались нигде, оплату брали только своей же криптовалютой, получение которой заинтересованными лицами регулировали сами. В шутку между собой мы звали их хакерским профсоюзом, но в открытую с этими ребятами никто не шутил. Могли они очень многое, например, дать всю поднаготную любого человека на планете. Кто такой, что ест, чем дышит, что думает, что ему снится, а что и не снилось никогда. Весь цифровой след и весь материальный. К сожалению, у меня выданной начальством криптовалюты хватит лишь двоих человек проверить, “пополнение баланса” оперативно провести не получится, так что буду спрашивать экономично.

 

Запрос на Мохамада Гунтура Амата отработал через пол часа, и я засел его изучать. Малаец, родился в Британии, нефтянку изучал с детства, дело семейное. Своих заслуг хватает, на работе ценят, уважение среди коллег заметное. Работяга в общем, так же как и Тосукаев. И вот что интересно, оказывается в драках пересекались они и раньше. Похоже, что среди отдыхающих в Полярисе ребят возникли определенные споры, и двух уважаемых товарищей с каждой стороны как-то столкнули лбами. Каждое поражение Гунтура откликалось рядом насмешливых упоминаний в переписках коллег и, скорее всего, в жизни. Каждую победу приветствовали. Судя по упоминаниям, успех был переменный, но в целом на стороне малайца, пока вот ему дважды наш Никита не втащил по самые баклажаны.

 

Самое интересное было в личной истории переписки Гунтура. Кто-то с месторождения через три часа после второй драки прислал нашему подозреваемому фото его же поражения с комментарием: “А ты умеешь отдыхать, лузер”, на что малаец ответил буквально: “Да я эту свинью зарежу!”

 

Итан пришел через несколько минут.

 

— Как там дела с нашим другом?

— Оставил в общежитии. Список друзей занес в офис БиПи, в отдел внутренней безопасности. Там у меня знакомый, он просмотрел список и подтвердил, что сегодня они уехали на Фоссиль Блафф. Сейчас из-за метели проблемы со связью, но как только связь будет — экипаж развернут назад, для допроса. Он попросил дать возможность присутствовать на допросе, и соответственно — сам уже начал внутреннее разбирательство.

— А ты не боишься, что БиПи заберут подозреваемого и черта с два потом получится дело закрыть?

— Спросил его об этом. Он помнит про правила Поляриса, да и другие корпорации не дадут БиПи это сделать, — молодец, Итан, догадался спросить.

— Хорошо, тогда вот, почитай, что наш амбал пишет своим друзьям за день до убийства.

 

Оставив помощника за чтивом, я отправился в гости к доку, дожидаться результата вскрытия уже там.

 

6.

 

— Вот тут, в правом желудочке, — док показывал мне снимок разрезанного сердца мертвого человека, — все остальные поврежденные ткани выглядят  как при колотом ранении, но не тут.

— Док, я тебя не понимаю, по мне выглядит так же мертво и разрезано, как и все остальное.

— Не так же. Стенки желудочка изорваны, как будто внутри небольшая бомба взорвалась. Это гидроудар от ударной волны.

— Все еще не понимаю.

— Ударная волна, как у пули.

— Ты же сказал что колотая?

— Да, сказал, и так она и выглядит по тканям снаружи. Но жидкость была только в сердце, и в жидкости след как от снаряда.

— И как это понимать?

— Обычно пулевое ранение рвет все ткани вокруг точки входа, потому что тащит за собой ударную волну, ну и сама пуля, даже если навылет идет, рвет внутри все подряд. Ну а тут… Я бы предположил что-то очень обтекаемое, чтобы ударной волны почти не было. Я много видел, но не это.

— Ясно. Что бы это ни было, оно прилетело, правильно, док?

— Да. Я вышлю тебе полный отчет и мои размышления тоже, чтобы ты если что мог перечитать сам.

— Хорошо. Хотя бы от одной загадки избавились, со второй тоже разберемся.

 

7.

 

Гунтура искать не пришлось, он уже сам шел в сторону моего “шерифского” офиса по широкой крытой площади делового района. Парень был явно взбешен. Ну надо же, а мы шли тебя закрывать.

 

— Вы сволочи! Что вы наделали?!

— Мохамад Гунтур, — я говорил спокойно и громко, — руки держи на виду. Ты арестован по подозрению в совершении тяжкого преступления на территории Поляриса.

 

Зеваки уже начали скапливаться. Не самое удачное место для ареста, но кто ж знал, что я встречу малайца прямо тут. Ну да ладно, проведу красивый арест.

 

— Я не убивал никого! Вы меня подставили! Меня уже уволили из-за вас! — В такт этим словам Гунтур затряс письмом с зеленым логотипом на конверте. Оперативно.

— Это все ты будешь говорить внутри, — мы наконец-то приблизились друг к другу, — руками не тряси, не заставляй меня применять силу.

— Я не пойду с тобой! Из-за тебя их тоже уволят! Чем мы должны семьи кормить?

— Сбавь тон, — я чуть прищурил глаза и говорил негромко. Итан стоял сбоку, чуть отставая от меня, и тоже напрягся в ожидании команды, — ты идешь со мной, или я применю силу.

— Какую силу? — Гунтур наклонил голову, явно готовый к драке, — пристрелишь меня тут, у всех на глазах?

 

Зевак собралось слишком много для этого момента. И еще, как назло, окна многих офисов выходили именно на эту площадь, даже не хочу думать, сколько глаз смотрело на нас в этот момент из зданий. Я услышал легкий шипящий звук, с пол секунды, завершившийся резким хлопком. Выражение лица амбала при этом совсем не изменилось. Выражение правой половины его лица, потому что левая половина его головы исчезла, разлетевшись веером на несколько метров вокруг. С этим ненавидящим лицом бедолага и свалился на землю.

 

Стараясь перекричать окружающих, я командовал всем спрятаться и покинуть площадь. Из офисных зданий бежали на помощь охранники, помогая уводить людей. Судя по тому, что я услышал перед смертью Гунтура, что-то прилетело с левой стороны от меня и правой от него — из спального квартала. Больше выстрелов не последовало, и как только на площади появилось достаточно охраны, я с Итаном и несколькими охранниками разных компаний рванул в спальный квартал.

 

8.

 

В спальный район вести об убийстве на площади шли слегка опережая нас, создавая панику и мешая продвигаться. Я не был уверен, куда именно мы бежим и кого ищем, но надо было примерно понять, откуда произвели выстрел. В голове у меня роились шальные мысли о возможной засаде, об ожидающей меня перестрелке, но ничего этого не произошло. Только испуг на лицах прохожих.

 

Мы сбавили темп в середине спального района. Начали прикидывать, откуда можно было вести стрельбу, чтобы площадь было видно достаточно хорошо. Мест было несколько, все они относились обслуживались одной и той же сервисной корпорацией, которая вела уличное видеонаблюдение. Я отправил Итана в их офис, получить доступ к записям, сам же отправился обратно на площадь.

 

Жители города стояли поодаль, на саму площадь не выходили. Как только я появился, начали перешептываться и явно указывать на меня. Около места преступления, помимо охранников, уже было несколько журналистов, включая Гришу. Док стоял поодаль, его санитары паковали тело. Я пошел сразу к нему.

 

— Говорят, ты заболтал его до смерти, — док изобразил подобие улыбки. Ему, наверное, шутка показалась смешной.

— Что-то прилетело ему в голову. Справа. Как будто разрывная.

— А ранение в районе виска похоже на колотое, представляешь? Колотое в череп! — Это судя по всему тоже должно было насмешить меня. Не насмешило.

— Пулю нашли?

— Нет пули. Висок проколот, пол головы вынесено, следов пули нет.

— Черт, док, это не смешно! У этого парня большой авторитет среди своих. У нашего вчерашнего тоже был немалый. Завтра тут резня начнется, если быстро не решить эту проблему. Так что давай ищи следы пули, пока тебе не подкинули еще работы! Я хочу знать, из чего его убили.

 

Улыбка исчезла с лица дока.

 

— Не объясняй мне как делать мою работу, — док хотел что-то сказать, но не стал развивать тему, а выдержав паузу просто добавил, — я сообщу, как только что-то найду.

 

Я раздавал поручения охранникам, пока не пришло сообщение от Итана, что записи с видеокамер готовы к просмотру.

 

9.

 

Придя в кабинет охраны, в первую очередь я проверил ракурс каждой камеры. Результат заставил меня завыть от негодования. Ни одна камера даже близко не цепляла возможные места стрельбы. Вот твою ж за ногу, почему так, а? Да, я понимаю, что так и планировалось, кто бы чем там ни залепил Гунтуру, он явно знал где засесть. Значит убийцу на записях искать нет смысла.

 

С пары камер на площади я попробовал рассмотреть голову бедного малайца. Что бы ни произошло с ней, это было быстрее, чем велась съемка. В одном кадре голова целая, в другом уже разлетается на куски. Ничего больше камеры зафиксировать не смогли, и чего это у нас таким старьем наблюдение ведется? Оставив Итана просматривать никчемные записи — ну так, на всякий случай — я сел на диван охраны и начал думать.

 

Итак, малаец был ни при чем. Слишком уж явная подстава. Кто эту кашу заварил — явно хочет заварить целую войнушку. Убиты два нефтяника с нашей и с британской стороны — не наемники военных корпораций, а именно что граждане конкретных стран, работяги, причем спецы, а не зомби. Убиты в то время, когда я смотрю за порядком — и важно ли это? Может дело и не во мне? Понятно что я тут первый красный командир на белой станции, но все же. Кому это может быть выгодно?

 

Перебирая все известные мне тут компании, я прихожу к странному выводу — никому из тех, кого я знаю, это не надо. Антарктика стабилизировалась, процессы запущены, умеренный рост по всему континенту, и ни одна из присутствующих тут компаний войны не хочет, так как не рентабельно. Значит кто-то извне. Страна, обделенная ресурсами? Молодая корпорация пытается стравить конкурентов? Зеленые психанули? Или еще кто со взором горящим желает перебить нас во славу чего-нибудь там? Может целятся на нарко-производство? Так оно хоть и разнообразное, но очень маленькое по объему. Черт, много вариантов, на ком же остановиться?

 

От моих раздумий меня оторвал Итан:

 

— Шеф, подойдите пожалуйста.

— Что там у тебя, — я встал у него за спиной.

— Вот тут, камера 24 стоит около места, что вы хотели увидеть.

— Ага, и смотрит в другую сторону.

— Посмотрите, сейчас в момент попадания Гунтуру в голову будут странные шумы, - Итан ткнул пальцем в монитор. И впрямь, в нужную мне секунду картинка слегка дернулась, как будто кто-то навел помехи.

— Хм. Слишком своевременно для совпадения.

— Это не совпадение, шеф. Вот камера 27, тоже рядом, смотрите. И еще на двух камерах вокруг я это увидел.

— Вот черт! — Мысли забегали в голове, как белки в лесном пожаре. Кто будет наводить помехи на камеры, если камеры и так на тебя не смотрят? Если только это не наводка, а какой-то другой эффект. И тут в голове возник внезапный ответ, который расставил все по местам, — так, лезь в сеть, быстро!

 

10.

 

— Ты уверен? — Командир СВБ был задумчив.

— Да, это пушка Гаусса. Какой-то очень портативный вариант. Я уже передал доку, чтобы тот искал осколки иглы. Эффект выхода у обоих снарядов разный, но вход один и тот же.

— Откуда взяться портативному варианту? Они же все огромные, даже на джип не навесишь?

— Кто-то значит заморочился, — я пожал плечами, — я нашел шесть компаний, кто вероятно занимается этим, все относительно молодые, в области военных технологий, нанимали много физиков. Скорее всего выбивают инвестиции, а для этого нужен хороший показ, у них там так заведено. А тут сразу и повод применить новое оружие вырисовывается, и все покупатели в первом ряду сидят, на ту площадь у большинства легионных офисов окна выходят. 

— И кто же тогда стрелок?

— А вот этого пока не знаю. Думаю.

— Ясно, доложи, как надумаешь. Про пушку пока никому.

— Так точно!

 

11.

 

На кончике пинцета был темный кудрявый волос. Явно не без гордости док рассказывал:

 

— Тончайшая работа. Пуля тонюсеньким диаметром шла на гигантской скорости. Ударная волна минимальна, а вот проникающая способность даже пугает. Потом, уже в в мозгу, оголовье иглы распустилось вот такими волосиками как цветок, обеспечив гидроудар как от 45-го калибра. Я сперва думал, что это его волос, и не обратил внимания, пока магнитом искать не начал.

— Молодец док, готовь отчет, я буду у себя.

— Следующего подозреваемого допрашивай в комнате без окон, а то у меня холодильники кончаются.

 

12.

 

Обычно пушки Гаусса большие, я видел только одно такое орудие на корабле, когда вез свой батальон в эти льды. Электричества жрут знатно. Если кто-то создал портативный вариант, то вряд ли прям уж совсем портативный, там же нужны аккумуляторы, техническое оснащение и так далее. Это все надо было в Полярис привезти. У нас нет особого досмотра на ввоз, только на выходе следим, чтобы наркоту не тащили, но сюда особого багажа не везут. Для жителей регулярно ходят обозы, как тот, что застрял на Тайшане. Итан уже достал списки грузов, привезенных прошлыми обозами.

 

Корпорации тоже возят грузы, и их никто не регистрирует. Впрочем в вариант с корпорацией я не верю, весь произошедший спектакль скорее для них и предназначался. Новому оружию нужны будут покупатели, и вот вам короткая рекламная акция. Это был кто-то из жителей.

 

Просматривая список провезенных грузов, я жалел, что у меня нет возможности прогнать через датаброкеров каждого, кому хоть что-то привозили в последнее время. Данные я смогу вытащить только на одного.

 

— Контрабасист, — Итан просматривал список параллельно, на случай если я что-то пропущу.

— Что контрабасист? — Я не отрывался от своего списка. Тех жителей, что получили небольшой или легкий груз, я пропускал.

— У него в футляр от контрабаса даже бомбардировщик влезет. Я помню, как он вез инструменты, он футляр не поднимал, катил на тележке. Возможно там что-то тяжелое.

— Вряд ли, — сказал я подумав несколько секунд, — В ту ночь он играл в баре. Долго играл. И если бы в футляре была пушка, то откуда бы взялся сам контрабас?

 

Воспоминание о музыканте натолкнуло меня на мысль, которую я спешно проверил в списках получателей обозных грузов. Ошибиться было нельзя, проверить все данные я мог только по одному человеку, но я решил рискнуть, и вбил фамилию под удивленный взгляд Итана.

 

13.

 

Картинка повторялась. В баре “2800” людей было чуть меньше, но музыканты играли все так же. И настойка лучше не стала, само собой. И собеседник мой все тот же.

 

— Гриша, ты мне должен.

— В смысле? — Журналист напрягся.

— В денежном. Хочешь теперь уйти со станции — плати. Занесешь мне две трети гонорара за твою подработку. Было бы меньше, если бы ты с самого начала в тихую не играл, и не выставлял бы меня дураком.

— Погоди, как две трети, мне же не хватит потом ни на что! — Вот так вот он и сознался, дурачок, даже не стал отпираться для приличия.

— Ты не уважаешь здешние порядки, Гришаня, и ты заплатишь за это. Выбор якута первой мишенью был кстати крайне глупым поступком.

— Как глупым, у него… там у них ссора была, это сразу и мот… — бедолага не заметил моего сержанта, подсевшего чуть сзади и загнавшего ему транквилизатор в шею. Со стороны казалось, что поддатый солдатик приобнял своего товарища журналиста. Гришаня обмяк.

— Тащи его к нам, — обратился я к сержанту, — будем допрашивать мерзавца.

 

14.

 

Командир СВБ слушал в пол уха, параллельно читая какой-то документ.

 

— Подробный доклад я выслал, а если коротко, то в нычке Григория Юшкова мы обнаружили опытный образец ружья Bailyn Ford Gaussgun mk 1200, несколько комплектов зарядов разного состава и проницаемости, и инструктаж по использованию. Все это спец отряд с Беллинсгаузена уже везет домой, вылетели три часа назад, без лишнего шума. Также там фото отчет был по тем двум инцидентам. Не знаю, какую именно корпорацию хотели впечатлить ребята из Бейлин Форд, но зрителей в Полярисе хватило, так что скоро кто-то вооружится.

— Принято, ждем посылку, а тебе пока партийное задание. Насчет впечатлить ты не прав. У нас уже есть информация об отдельных фактах использования похожей пушки в других регионах планеты за последние два дня. В вашем случае просто проверяли на бою в условиях сильного холода, как пушку, так и снаряды. Компанию ту уже мониторят, на большое производство у них уйдет несколько месяцев, так что хорошо, что ты нам образец отправил. КБшники будут думать над защитой, времени должно хватить. А твоя задача — им помочь, — командир сделал паузу и слегка наклонил голову вперед, сейчас скажет важное, — Сделай так, чтобы Бейлин Форд, да и остальные тоже, решили что пушка их на морозе лажает, прям сильно лажает. До невозможности применения. Пусть поищут несуществующую проблему, потратят на это время и деньги. Не знаю как, это на твой ответственности.

— Разрешите уточнить, мне надо сделать так, чтобы при отсутствии пушки, при живом стрелке, куче свидетелей и уже опубликованных материалов о произошедшем, разработчики оружия, да и сами свидетели, начали думать, что все пошло не так, как оно пошло? И пушку для имитации проблем, вы мне, конечно же, не вернете.

— Именно так. Докладывай, как что надумаешь.

 

Командир отключился. Несколько секунд я смотрел в дальний угол, пока в голове стихал гул мыслей, и на поверхность не всплыла главная: “эта работа сама себя точно не сделает”.

 

— Ладно, — сказал я сам себе, вставая со стула, — разберемся.


Сообщение отредактировал inakrinat: 09 February 2016 - 15:10


#2 inakrinat

inakrinat
  • Пользователи
  • 9 сообщений

Отправлено 11 January 2016 - 00:04

Примечание автора касательно конкурса:

 

"Будущее, до которого хочется дожить" - штука субъективная. Рамки реалистичности отрезают многие варианты "развития событий", так что я остановился на варианте, где мы не погрузили планету в очередную мировую войну, не разожгли повсюду хаос гражданских войн, а все еще живем и развиваемся. Имхо, такой вариант будущего уже будет достижением.



#3 inakrinat

inakrinat
  • Пользователи
  • 9 сообщений

Отправлено 11 January 2016 - 12:36

В требованиях что-то не увидел про прикрепление файлов, но все крепят, так что вот



#4 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 20 January 2016 - 14:16

Принято.



#5 Guest_Иван Александров_*

Guest_Иван Александров_*
  • Гости

Отправлено 20 January 2016 - 15:45

Рассказ интересный и динамичный, но текст, на мой взгляд, требует доработки в некоторых местах. Например: "...С пары камер на площади я глянул голову бедного малайца, что бы ни произошло с ней, это было быстрее, чем велась. В одном кадре голова целая, в другом уже разлетается на куски. Ничего больше камеры понять не смогли..." Мне кажется, рассказ можно значительно улучшить, если исключить такие ошибки. В целом понятно, что вы имели ввиду сказав: "глянул голову", или "камеры понять не смогли". Наверное: "взглянул на голову бедного малайца", и "ни с чем более камеры разобраться не помогли"  или как-то в этом роде. Мне кажется, если вы вычитаете текст и избавитесь от таких ошибок, а также поправите орфографию и особо "резкую" пунктуацию - читабельность текста резко возрастет.

В целом рассказ очень понравился. Честно говоря то, как "шериф" будет решать проблему с пушкой и морозом - даже интереснее того, что произошло в самом рассказе - так мне показалось, по крайней мере. Но этого тут нет, к сожалению. Может допишите?

Желаю удачи в конкурсе.

 



#6 inakrinat

inakrinat
  • Пользователи
  • 9 сообщений

Отправлено 20 January 2016 - 15:53

...текст, на мой взгляд, требует доработки в некоторых местах...

Аналогично, думаю на выходных урвать кусок времени на это дело -_-

 

 

...то, как "шериф" будет решать проблему с пушкой и морозом...

Я еще не знаю как ) но да, как нибудь разберемся. Хотя и не уверен что в рамках конкурсной заявки



#7 Guest_Цыбиков Чингиз_*

Guest_Цыбиков Чингиз_*
  • Гости

Отправлено 21 January 2016 - 12:02

Количество ошибок какое-то неуважительное по отношению читателю. Вывод ведь какой напрашивается - автор кидает сырую, невычитанную, не продуманную толком вещь на суд читательский. Странно это.

 

"Док подошел быстро, сразу в парой санитаров. Гришаня-репортер появился аккурат перед доком, начал снимать с разных ракурсов. Мертвое тело его сильно пугало, мандраж был заметен сразу. Юнец, что взять.

 

— Мне тоже снимочки скинь, — окликнул я его.

— Ч-что? — Гришаня на сразу понял, что это я к нему обратился.

— Снимочки мне, говорю, скинь, как нащелкаешь.

— А… да. Да, конечно, я обработаю, скину все нормальные…

— Все скинь, сразу как вернемся внутрь, мне на на стенку вешать. Потом себе обрабатывай.

— Точно… Да, конечно…"

 

И далее продолжают по тексту эти ошибки густо переть. С вашего позволения автор я не буду читать дальше. Текст не готов для публикации.



#8 inakrinat

inakrinat
  • Пользователи
  • 9 сообщений

Отправлено 21 January 2016 - 12:26

Количество ошибок какое-то неуважительное по отношению читателю.

Извините, буду исправлять на выходных  <_<



#9 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 21 January 2016 - 12:48

как боевик для подростков - пойдет. а для стариков- тоска.


вот такой я пейсатель


#10 Guest_Д.Г._*

Guest_Д.Г._*
  • Гости

Отправлено 23 January 2016 - 03:14

и тут пришли покакать :) можете взять за правило - высказывать только хорошее? говна и без вас много, оно неоригинально и не научает ничему

как боевик для подростков - пойдет. а для стариков- тоска.

 



#11 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 23 January 2016 - 20:23

 

и тут пришли покакать :) можете взять за правило - высказывать только хорошее? говна и без вас много, оно неоригинально и не научает ничему

 

зачем мне такое глупое правило?

чтобы научиться играть в шахматы - надо играть с сильным противником и уметь анализировать свои проигрыши и делать выводы.

чтобы писать лучше - надо уметь выслушивать критику и учитывать ее.

 

если мои замечания вам лично ничего кроме раздражения не дают - это не значит что для остальных они бесполезны.

 

PS мое замечание отнюдь не охаивающее. просто есть литература интересная молодым, а есть интересная старикам. в молодости я с удовольствием прочел немало книг, которые сейчас читать просто не стал бы.


вот такой я пейсатель


#12 inakrinat

inakrinat
  • Пользователи
  • 9 сообщений

Отправлено 23 January 2016 - 20:47

 

и тут пришли покакать :) можете взять за правило - высказывать только хорошее? говна и без вас много, оно неоригинально и не научает ничему

как боевик для подростков - пойдет. а для стариков- тоска.

 

да ладно, я не спорю что тоскливо, даже пока писал - заснул трижды )



#13 inakrinat

inakrinat
  • Пользователи
  • 9 сообщений

Отправлено 25 January 2016 - 08:33

Поправил откровенные ляпы и опечатки, кое-где перефразировал.

Если обнаружите еще косяки - пишите, а то у меня глаз замылен. 



#14 inakrinat

inakrinat
  • Пользователи
  • 9 сообщений

Отправлено 09 February 2016 - 15:13

обзавелся картинкой  :ph34r:



#15 Евгений Лонин

Евгений Лонин
  • Пользователи
  • 1931 сообщений

Отправлено 09 February 2016 - 15:28

Симпотичная картинка. :)
Чукча не писатель, чукча читатель



Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных