Перейти к содержимому


Выбор


Сообщений в теме: 6

#1 Guest_Х_*

Guest_Х_*
  • Гости

Отправлено 10 January 2016 - 23:55

ВЫБОР

 

  Посреди Петровки завод закончился. Я прислонился к кирпичной стене, и устало прикрыл глаза. Потер воспаленные веки, и случайно включил виртуальные линзы. В красноватой полутьме развернулось с десяток окошек, и диктор новостного портала, пойманный на полуслове, начал размеренно бубнить.

 - … а теперь к другим новостям. В этот самый момент рабочие орбитальной верфи заканчивают погрузку последних килограммов топлива…

  Я поморщился, и вырубил сеть. Хватит. Надоело. Нет сил уже слушать про всю эту марсианскую дребедень. С утра и до ночи про нее стрекочут, как будто других проблем нету.

  Невдалеке что-то гулко и размеренно бухало, как будто заколачивали сваи. И на кой черт их здесь заколачивают? По идее, должны ведь наоборот, выдергивать. Район же под снос идет. Чуть ли не четверть города сносят, собрались чем-то новым застраивать. Не удовлетворяют, понимаешь ли, старые хрущобы новым социальным стандартам.    

  Мимо прогрохотал грузовик с полным кузовом битого кирпича. Из кабины неслась веселая музыка. А, ну да, у нас ведь сегодня не только конец света, у нас еще и праздник. И все из-за этого чертова Марса…  

  Я свернул с проспекта на боковую улочку, и напоролся на толпу демонстрантов, которые собирались строиться в колонну. Меня тут же попытались затянуть в водоворот всеобщего веселья – нацепили картонный колпак на голову и гирлянду из бумажных звездочек на шею. Попытались даже всучить какой-то плакат, но от него я сумел отбиться. Я увернуться, поднырнул под чьими-то руками, немного поработал локтями, и вывалился из гудящей толпы.

  Уфф. А теперь ходу отсюда.

  Гирлянду из звездочек подарил кибердворнику, который медленно катил по обочине, подбирая  обрывки серпантина и строительный мусор. Захлестнул вокруг сенсоров, торчащих из квадратной башки, и слегка поправил, чтобы висело ровнее. Хорошо получилось, празднично. Даже настроение слегка поднялось.

  А вот колпак решил не снимать – подумал, что сойдет за маскировку. Если спросят, что я забыл в праздничный день посреди этих развалин, всегда можно будет сказать, что я демонстрант, отбившийся от колонны.

  Черт, тогда, может, и плакат прихватить стоило?.. Да нет, это уже слишком.

  Через пару кварталов завод опять закончился, и я решил немного передохнуть. Присел на лавочку, и выкурил сигарету. Мышцы ломило, голова кружилась, и в глаза как будто песку насыпали. Не лучшее состояние для прогулок. Вместо этого стоило бы зайти в ближайшую столовую, и перехватить чего-нибудь горячего. Солянки там, или борща. А потом заглотить пару таблеток метакандида и попытаться хотя бы немножко поспать.

  Но как тут уснешь, если в голове у тебя заложена часовая бомба? Если в голове у тебя тикает дофаминовый будильник, и уже вот-вот раздастся звонок?..

  Я выбросил сигарету в урну, и поднялся с лавочки. Ладно, пора двигать дальше.

  На Титова было пусто - ни людей, ни машин. Только ветер гонял сухие листья среди куч щебня и строительного мусора.

  Я шел по улице, и отсчитывал дома. Двадцатый, двадцать второй, двадцать четвертый… Ага, вот и он, двадцать шестой – старая пятиэтажка со сквозной аркой, ведущей во внутренний дворик. Я задрал голову, и прищурился, вглядываясь в зияющие провалы окон.

  На третьем этаже, приколотый к разбитой оконной раме, трепетал желтый листок.

  Есть.

  Я воровато огляделся, и нырнул под арку.   

 

  Через дворик протянулась здоровенная траншея, залитая зеленой водой. Из воды торчали провода и трубы. Рядом застыл ремонтный робот – оранжевый жук, размером с трансформаторную будку, похожий на помесь бронзовки и богомола.

  Рядом с ним, прислонившись к коленчатой лапе, стояла девчонка, и задумчиво листала электронную планшетку. Симпатичная такая – рыжие волосы до плеч, нос в конопушках, милая мордаха. Судя по оранжевому комбинезону с шевронами на рукавах – студентка-практикантка из какого-то робототехничего ВУЗа. Проходя мимо, я подмигнул ей, но она в ответ даже не улыбнулась – только мазнула безразличным взглядом, и снова уткнулась в свою планшетку. Ну да, кавалер из меня сейчас, прямо скажем, не ахти – бледный, всклокоченный, под глазами круги… И колпак этот дурацкий…

  В общем, тот еще видок.

  Здоровенный оранжевый робот гораздо интереснее.

  Я подошел к заветному подъезду, и осмотрелся по сторонам. Вроде, никого, даже девчонка куда-то подевалась. Приоткрыл дверь, и скользнул внутрь.

  В пустынном холле было темно и жарко, в воздухе висела душная цементная пыль. Под ногами скрипел раскрошившийся пластик. По лестнице с выщербленными ступеньками я поднялся на нужный этаж, и застыл перед тремя одинаковыми дверьми. Какая из них? Та, та или эта? Я дернул за ручку сначал правую, потом левую, приналег на среднюю, и она распахнулась.

  - Ну, здравствуй, болезный, - сказал Кролик.

  От неожиданности я вздрогнул.

  Кролик сидел напротив двери, на колченогом стуле, забросив ногу на ногу. Он выглядел чертовски элегантно и вместе с тем слегка сюрреалистично. На нем был светло-синий костюм двойка, галстук-бабочка и маска кролика, сделанная из папье-маше. Создавалось впечатление, что ее украли с какого-то детсткого утренника. Из кармана пиджака кокетливо выглядывал бумажный зайчик, вырезанный, наверное, из обложки Плейбоя.

  Кролик был один. И если б я не чувствовал себя настолько паршиво, то даже удивился бы этому факту, потому что обычно он появлялся в компании какого-нибудь амбала, а то и двух. И это не было пустой блажью – уж больно клиентура у Кролика была специфическая... Опасная у него была клиентура…

  - А чего ты в колпак нарядился, гражданин наркоман? – спросил дилер, - В цирк работать устроился? Или ты под этих маскируешься?

  Он кивнул в сторону разбитого окна, из которого долетали голоса и обрывки музыки.

  - Э-э… Ну да, маскируюсь.

  - Молодец какой, - Кролик одобрительно кивнул, - хитрый. Только поздно ты пришел, хитрец. Кончился уже твой клопомор.

  - Как это кончился? – тупо переспросил я.

  - Элементарно. Взял и кончился. Наркота сегодня в дефиците, знаешь ли.

  Он поднялся со стула, и стал расхаживать по комнате. Потом остановился около окна. Я подошел, и встал рядом.

  Окна квартиры выходили на широкий проспект. Внизу, под нами, медленно тянулась колонна демонстрантов. Над морем людских голов скользила надувная ракета.

  - «Марс-2061», - прочитал Кролик. - Поперли, хомяки.

  Он приподнял маску, и длинно сплюнул на грязный пол. Я вдруг подумал, что Кролику очень подходит это место. Несмотря на весь его элегантный облик.

  Кролик обернулся, и смерил меня неприязненным взглядом.

  - Ты все еще здесь?

  - Мне очень нужно.

  - Говорю же - нету. Кончился.

  - Очень. Нужно, - я старался, чтобы голос звучал ровно.

  Кролик сделал вид, что задумался. Потом махнул рукой.

  - Эх, щедрость моя! Для себя ведь берег! Ну, да ладно, такому замечательному человеку грех отказать, - он покопался во внутреннем кармане, и достал пакетик с желтыми таблетками, - Вот твое зелье. Но сегодня дороже. Десять рублей.

  - Сколько-сколько?!

  - Ну, не хочешь – как хочешь, - он сделал вид, что собирается спрятать таблетки обратно.

  - Ладно, черт с тобой!

  Я достал планшетку, и сбросил деньги. Кролик проверил счет, и торжественно вручил мне пакетик.

  - На, наркот, держи. Как там говорилось у загнивающих? – он пощелкал пальцами, пытаясь припомнить. – А, вот! Живи быстро, умирай…

  Вдруг он осекся, и уставился куда-то в окно. На соседний дом.

  На что-то, почти сливающееся с кирпичной стеной…

  На что-то, наставившее нас выпуклый глаз телеобъектива…

  Кролик среагировал первым. Он заорал:

  - Шухер! - и бросился в соседнюю комнату, а оттуда, через пролом в стене вылетел в коридор. За ним метнулись две размытые серые тени. Я ринулся ко входной двери, но этот путь бы отрезан - оттуда, растопырив руки, на меня медленно наступала еще одна фигура.

  Тогда я развернулся, подбежал к окну, перемахнул через подоконник, и…

  - Стой, идиот! – заорали сзади.

  Асфальт ударил по ногам с такой силой, что чуть не заорал. Я с трудом поднялся, и похромал вдоль колонны – сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее, переходя на бег. Ноги не сломаны, легко отделался. Вокруг мелькали испуганные лица, картонные колпаки и бумажные ожерелья. Все это походило на идиотский фарс.

  Я пробежал пару домов, и свернул с проспекта на боковую улочку, на ходу выкинув пакетик с таблетками в приметную кучу мусора – вернусь за ними, когда все уляжется. А пока надо запутать следы. Улица, переулок,  подворотня… Черт, ограда!

  Твою же мать!

  Я вцепился в ржавую рабицу, и полез вверх. Все выше и выше. Ну, давай, еще чуть-чуть, до желанной свободы уже рукой подать…

  Но сзади раздались крики, топот, а потом на меня навалились, схватили за штаны, и стянули на асфальт. 

  - Ых!

  От падения вышибло дух. В добавок ко всему, я крепко приложился головой.

  Когда цветные круги перед глазами рассеялись, я увидел склонившихся надо мной людей в картонных колпаках.

  И рыжую девчонку в спецовке, наставившую на меня электрошокер.

  «Приехали», - мелькнуло в голове, и я отключился.

 

  * * *

 

  - У меня же не было ничего!

  - Конечно, не было, - следователь был невозмутим, как скала, - Ты же выкинул таблетки на бегу. Не волнуйся, камера все отлично записала.

  Кабинет следователя был маленьким и аскетичным. Стол, пара стульев, и каталожный шкафчик – вот, собственно, и вся обстановка. На столе, посреди вороха бумаг и скоросшивателей, примостились старомодный компьютер, пара фотографий в рамочках и пластмассовая модель "Юрия Гагарина", нашего марсианского корабля.

  Опять этот проклятый Марс.

  Модное безумие. Марсианский грипп, как говорил Кролик.

  Грипп, трип...

  Я прикрыл воспаленные глаза.

  - Сколько раз повторять, я там вообще случайно оказался!

  - Что, просто мимо проходил?

  - Да нет. Отлить зашел.

  - На третий этаж? – следователь не смог сдержать улыбку, - А если на детекторе прогоним?.. Что, молчим? Ну-ну. Ясно с тобой все.

  Он пощелкал клавиатурой. 

  -Ты ведь был уже на принудительном лечении, а, подследственный?

  - Ну был.

  - Да? И где же?

  - В Инском, будто вы не знаете.

  - Знаем, конечно. Мы в милиции все про всех знаем, нам это по долгу службы положено… Что, понравилось коробочки под пряники клеить? Или чертиков из шишек мастерить? А может, там медсестра была какая-нибудь особенно хорошенькая? Я просто понять не могу, зачем ты опять в эту клинику хочешь вернуться?  

  Я промолчал.

  Тогда следователь прищурился.

  - А может ты на повышение пошел? Может ты сам уже торгуешь? Может, ты к этому дилеру товар ходил забирать?

  - Я что дурак что ли?!

  - Ты, дорогой подследственный, громкость-то поубавь. На полтона пониже, будь любезен.

  - А вы мне дело не шейте!

  Следователь сморщился:

  - Молодежь, ну что за лексика, а? Ты что, чернухи насмотрелся? Дело шить... Тоже мне.

  Он взял пластмассового «Гагарина» в руки, и задумчиво постучал по выпуклым топливным бакам. Увидев, что я таращусь на модель, зачем-то пояснил: «Сын клеил».

  Я вдруг спросил:

  - А Кролика схватили?

  - Какого еще Кролика? А, Зайцева-то? Да нет, утек, сволочь ушастая. Маску свою дурацкую выкинул, и в колонне демонстрантов затерялся. Ну, ничего, мы его дружков повязали, так что скоро и сам допрыгается... Но ты за него не переживай, парень, ты лучше о себе подумай.

  Я уперся взглядом в пол. Думать о себе мне хотелось меньше всего на свете.

  Следователь постучал по столу, привлекая внимание.

  - В общем, так, молодежь.  Сейчас у нас по плану должна состояться душеспасительная беседа… Да не морщись так, не буду я тебе мозги выедать. Ну, разве что так, самую малость…

  Он вздохнул, и начал.

  - Каждый может оступиться. Один раз. Второй. И даже третий. Но у каждого поступка, парень, есть последствия. Понимаешь? В первый раз тебя отправили коробки клеить. И во второй раз отправят коробки клеить. А вот в третий ты уже поедешь на лесоповал – елки пилить. И удовольствия в этом, прямо скажем, маловато, уж поверь мне. Но даже это не главное. Наркомания – это клеймо. И отмыться от него не так-то просто. Сначала – коробки, потом – лесоповал, а потом – поражение в правах, и запрет на серьезные профессии. И это – надолго, если не навсегда. Ты вот на кого, например, учишься?

  Я мотнул головой, и криво улыбнулся.

  - Ни на кого. Да вы и сами знаете…

  - А на кого хотел бы?

  Я непроизвольно поднял взгляд на пластмассового «Гагарина».

  Следователь все понял.

  - Так… Ясно.

  Он поднялся из-за стола, и прошелся по комнате. Потом снова сел, и сказал:

  - Ты вот над чем подумай. Большие дела, они ведь не только там творятся. И на Земле еще есть, к чему руки приложить… Впрочем, все это вопросы отвлеченные, а нам сейчас надо решать вопросы конкретные. Вернее сказать, один вопрос. А именно: что нам с тобой делать? Как тебе проходить реабилитацию. Вариантов два. Первый: ты отправляешься пить таблетки и мастерить чертиков из шишек и желудей. И второй – ты поступаешь в школу милиции. Правда, таблетки пить все равно придется. 

  Я даже рот открыл от удивления.

  - Меня? В милицию? Да вы с ума сошли!

  - Может сошел, а может и нет. Реабилитация, она, знаешь, разная бывает. Да и, думается мне, из тебя может получиться неплохой оперативник. Вон, как ты лихо с третьего этажа спрыгнул, а потом еще минут десять следы путал. Если бы не Светка наша, так бы и вовсе ускользнул.

  - Чушь. Бред.

  - Но ты хоть подумай об этом, а?

  Я сглотнул, и качнул головой.

  - Хорошо. Подумаю.

  - Вот и славно, - следователь нажал на клавишу, и сказал в микрофон, - Руднев, проводи гражданина, и давай мне сюда следующего!

 

  * * *

 

  Дверь захлопнулась, щелкнул замок.

  Одиночка.

  Наркоманов всегда суют в одиночку.

  Я осмотрелся – небольшая комнатка, из мебели только койка, стул, откидной столик, и санитарный блок за пластиковой занавеской. В углу, на кронштейне, подвешен старенький телевизор. Это очень кстати - от удара при падении правая линза у меня вылетела, и теперь изображение расплывалось. Ну что ж, хоть так посмотрю…

  Я включил телевизор. Диктор заливался соловьем – про Марс, разумеетя, все про тот же осточертевший Марс. На экране мелькали космонавты – Комов, Агишев, и этот, как его - Шахметов. Потом изображение сменилось, и на экране распахнулась черная бездна, посреди которой завис серебристый силуэт «Гагарина». Пошли цифры стартового отсчета.

  Я дослушал до пяти, и выключил телевизор.

  Адреналин спал, и меня снова начало ломать. Перед глазами все плыло, к горлу подкатывала тошнота. Я рухнул на койку, и решил твердо решил постараться уснуть…

  Как бы не так.

  По коридору пролетело раскатистое «ура», и кто-то пронесся мимо, стуча во все двери, и радостно вопя: «Поехали, поехали!»

  С улицы неслись крики, гремели салюты.

  Я поднялся, и подошел к окну. Прислонился горящим лбом к холодному стеклу.

  На улице творилось настоящее безумие. Народ валил по проезжей части, не обращая внимания ни на какие правила. А по обочине катил мой давешний знакомый - кибердворник с гирляндой из бумажных звездочек, обмотанной вокруг сенсоров.

  И тут я внезапно увидел ее – рыжую девчонку в оранжевом комбинезоне. Он шла вместе со всеми, в ликующей толпе. И вдруг случайно – а может, и не случайно, черт его знает, может быть, случайностей вообще не существует – мы встретились взглядами.

  И она улыбнулась мне.

  И помахала рукой.



#2 Guest_Х_*

Guest_Х_*
  • Гости

Отправлено 11 January 2016 - 00:02

Уфф, еле успел.

 

Рассказ, конечно, очень сырой. В оправдание могу сказать, что о конкурсе я узнал только три дня назад, и писал в большой спешке.  

 

Через пару дней постараюсь выложить исправленную версию - если жюри не завернет, конечно.



#3 _X_

_X_
  • Пользователи
  • 2 сообщений

Отправлено 14 January 2016 - 16:23

ВЫБОР

 

  Посреди Петровки завод закончился. Я прислонился к кирпичной стене, и устало прикрыл глаза. Потер воспаленные веки, и случайно включил виртуальные линзы. В красноватой полутьме развернулось с десяток окошек, и диктор новостного портала, пойманный на полуслове, начал размеренно бубнить.

 - … а теперь к другим новостям. В этот самый момент рабочие орбитальной верфи заканчивают погрузку последних килограммов топлива…

  Я поморщился, и вырубил сеть. Хватит. Надоело. Нет сил уже слушать про всю эту марсианскую дребедень. С утра и до ночи про нее стрекочут, как будто других проблем нету.

  Невдалеке что-то гулко и размеренно бухало, как будто заколачивали сваи. И на кой черт их здесь заколачивают? По идее, должны ведь наоборот, выдергивать. Район же под снос идет. Чуть ли не четверть города сносят, собрались чем-то новым застраивать. Не удовлетворяют, понимаешь ли, старые хрущобы новым социальным стандартам.    

  Мимо прогрохотал грузовик с полным кузовом битого кирпича. Из кабины неслась веселая музыка. А, ну да, у нас ведь сегодня не только конец света, у нас еще и праздник. И все из-за этого чертова Марса…  

  Я свернул с проспекта на боковую улочку, и напоролся на толпу демонстрантов, которые собирались строиться в колонну. Меня тут же попытались затянуть в водоворот всеобщего веселья – нацепили картонный колпак на голову и гирлянду из бумажных звездочек на шею. Попытались даже всучить какой-то плакат, но от него я сумел отбиться. Я увернуться, поднырнул под чьими-то руками, немного поработал локтями, и вывалился из гудящей толпы.

  Уфф. А теперь ходу отсюда.

  Гирлянду из звездочек подарил кибердворнику, который медленно катил по обочине, подбирая  обрывки серпантина и строительный мусор. Захлестнул вокруг сенсоров, торчащих из квадратной башки, и слегка поправил, чтобы висело ровнее. Хорошо получилось, празднично. Даже настроение слегка поднялось.

  А вот колпак решил не снимать – подумал, что сойдет за маскировку. Если спросят, что я забыл в праздничный день посреди этих развалин, всегда можно будет сказать, что я демонстрант, отбившийся от колонны.

  Черт, тогда, может, и плакат прихватить стоило?.. Да нет, это уже слишком.

  Через пару кварталов завод опять закончился, и я решил немного передохнуть. Присел на лавочку, и выкурил сигарету. Мышцы ломило, голова кружилась, и в глаза как будто песку насыпали. Не лучшее состояние для прогулок. Вместо этого стоило бы зайти в ближайшую столовую, и перехватить чего-нибудь горячего. Солянки там, или борща. А потом заглотить пару таблеток метакандида и попытаться хотя бы немножко поспать.

  Но как тут уснешь, если в голове у тебя заложена часовая бомба? Если в голове у тебя тикает дофаминовый будильник, и уже вот-вот раздастся звонок?..

  Я выбросил сигарету в урну, и поднялся с лавочки. Ладно, пора двигать дальше.

  На Титова было пусто - ни людей, ни машин. Только ветер гонял сухие листья среди куч щебня и строительного мусора.

  Я шел по улице, и отсчитывал дома. Двадцатый, двадцать второй, двадцать четвертый… Ага, вот и он, двадцать шестой – старая пятиэтажка со сквозной аркой, ведущей во внутренний дворик. Я задрал голову, и прищурился, вглядываясь в зияющие провалы окон.

  На третьем этаже, приколотый к разбитой оконной раме, трепетал желтый листок.

  Есть.

  Я воровато огляделся, и нырнул под арку.   

 

  Через дворик протянулась здоровенная траншея, залитая зеленоватой водой. Из воды торчали провода и трубы. Рядом застыл ремонтный робот – оранжевый жук, размером с трансформаторную будку, похожий на помесь бронзовки и богомола.

  Рядом с ним, прислонившись к коленчатой лапе, стояла девчонка, и задумчиво листала электронную планшетку. Симпатичная такая – рыжие волосы до плеч, нос в конопушках, милая мордаха. Судя по оранжевому комбинезону с шевронами на рукавах – студентка-практикантка из какого-то робототехничего ВУЗа. Проходя мимо, я подмигнул ей, но она в ответ даже не улыбнулась – только мазнула безразличным взглядом, и снова уткнулась в свою планшетку. Ну да, кавалер из меня сейчас, прямо скажем, не ахти – бледный, всклокоченный, под глазами круги… И колпак этот дурацкий…

  В общем, тот еще видок.

  Здоровенный оранжевый робот гораздо интереснее.

  Я подошел к заветному подъезду, и осмотрелся по сторонам. Вроде, никого, даже девчонка куда-то подевалась. Приоткрыл дверь, и скользнул внутрь.

  В пустынном холле было темно и жарко, в воздухе висела душная цементная пыль. Под ногами скрипел раскрошившийся пластик. По лестнице с выщербленными ступеньками я поднялся на нужный этаж, и застыл перед тремя одинаковыми дверьми. Какая из них? Та, та или эта? Я дернул за ручку сначал правую, потом левую, приналег на среднюю, и она распахнулась.

  - Ну, здравствуй, болезный, - сказал Кролик.

  От неожиданности я вздрогнул.

  Кролик сидел напротив двери, на колченогом стуле, забросив ногу на ногу. Он выглядел чертовски элегантно и вместе с тем слегка сюрреалистично. На нем был светло-синий костюм двойка, галстук-бабочка и маска кролика, сделанная из папье-маше. Создавалось впечатление, что ее украли с какого-то детсткого утренника. Из кармана пиджака кокетливо выглядывал бумажный зайчик, вырезанный, наверное, из обложки Плейбоя.

  Кролик был один. И если б я не чувствовал себя настолько паршиво, то даже удивился бы этому факту, потому что обычно он появлялся в компании какого-нибудь амбала, а то и двух. И это не было пустой блажью – уж больно клиентура у Кролика была специфическая... Опасная у него была клиентура…

  - А чего это ты в колпак нарядился, гражданин наркоман? – спросил дилер, - В цирк работать устроился? Или ты под этих маскируешься?

  Он кивнул в сторону разбитого окна, из которого долетали голоса и обрывки музыки.

  - Э-э… Ну да, маскируюсь.

  - Молодец какой, - Кролик одобрительно кивнул, - хитрый. Только поздно ты пришел, хитрец. Кончился уже твой клопомор.

  - Как это кончился? – тупо переспросил я.

  - Элементарно. Взял и кончился. Наркота сегодня в дефиците, знаешь ли.

  Он поднялся со стула, и стал расхаживать по комнате. Потом остановился около окна. Я подошел, и встал рядом.

  Окна квартиры выходили на широкий проспект. Внизу, под нами, медленно тянулась колонна демонстрантов. Над морем людских голов скользила надувная ракета.

  - «Марс-2061», - прочитал Кролик. - Поперли, хомяки.

  Он приподнял маску, и длинно сплюнул на грязный пол. Я вдруг подумал, что Кролику очень подходит это место. Несмотря на весь его элегантный облик.

  Кролик обернулся, и смерил меня неприязненным взглядом.

  - Ты все еще здесь?

  - Мне очень нужно.

  - Говорю же - нету. Кончился.

  - Очень. Нужно, - я старался, чтобы голос звучал ровно.

  Кролик сделал вид, что задумался. Потом махнул рукой.

  - Эх, щедрость моя! Для себя ведь берег! Ну, да ладно, такому замечательному человеку грех отказать, - он покопался во внутреннем кармане, и достал пакетик с желтыми таблетками, - Вот твое зелье. Но сегодня дороже. Десять рублей.

  - Сколько-сколько?!

  - Ну, не хочешь – как хочешь, - он сделал вид, что собирается спрятать таблетки обратно.

  - Ладно, черт с тобой!

  Я достал планшетку, и сбросил деньги. Кролик проверил счет, и торжественно вручил мне пакетик.

  - На, наркот, держи. Как там говорилось у загнивающих? – он пощелкал пальцами, пытаясь припомнить. – А, вот! Живи быстро, умирай…

  Вдруг он осекся, и уставился куда-то в окно. На соседний дом.

  На что-то, почти сливающееся с кирпичной стеной…

  На что-то, наставившее нас выпуклый глаз телеобъектива…

  Кролик среагировал первым. Он заорал:

  - Шухер! - и бросился в соседнюю комнату, а оттуда, через пролом в стене вылетел в коридор. За ним метнулись две размытые серые тени. Я ринулся ко входной двери, но этот путь был отрезан - оттуда, растопырив руки, на меня медленно наступала еще одна фигура.

  Тогда я развернулся, подбежал к окну, перемахнул через подоконник, и…

  - Стой, идиот! – заорали сзади.

  В ушах свистнул ветер, и асфальт ударил по ногам; я ухнул, и завалился на бок. С трудом поднялся, и похромал вдоль колонны – сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее, переходя на бег. Ноги не сломаны, легко отделался. Вокруг мелькали испуганные лица, картонные колпаки и бумажные ожерелья. Все это походило на идиотский фарс.

  Я пробежал пару домов, и свернул с проспекта на боковую улочку, на ходу выкинув пакетик с таблетками в приметную кучу мусора – вернусь за ними, когда все уляжется. А пока надо запутать следы. Улица, переулок,  подворотня… Черт, ограда!

  Твою же мать!

  Я вцепился в ржавую рабицу, и полез вверх. Все выше и выше. Ну, давай, еще чуть-чуть, до желанной свободы уже рукой подать…

  Но сзади раздались крики, топот, а потом на меня навалились, схватили за штаны, и стянули на землю. 

  - Ых!

  От падения вышибло дух. В добавок ко всему, я крепко приложился затылком.

  Когда цветные круги перед глазами рассеялись, я увидел склонившихся надо мной людей в картонных колпаках.

  И рыжую девчонку в спецовке, наставившую на меня электрошокер.

  «Приехали», - мелькнуло в голове, и я отключился.

 

  * * *

 

  - У меня же не было ничего!

  - Конечно, не было, - следователь был невозмутим, как удав, - Таблетки ты на бегу выбросил. Не волнуйся, парень, камера все отлично записала.

  Я тоскливо глядел на него, и понимал, что дела мои плохи. То есть, совсем плохи - отвертеться не получиться. Потому что это был не современный следователь – помесь психолога и социального работника, - а настоящий следователь, взаправдашний. Прямо как в старых фильмах.

  Невозмутимое лицо, седой ежик волос, цепкий, внимательный взгляд …

  С ним как-то очень хорошо рифмовалось слово «матерый».

  Кабинет тоже был под стать – маленький и аскетичный. Стол, пара стульев, и каталожный шкафчик – вот, собственно, и вся обстановка. На столе, посреди вороха бумаг и скоросшивателей, примостились старомодный компьютер, пара фотографий в рамочках и пластмассовая модель "Юрия Гагарина", нашего марсианского корабля.

  Опять этот проклятый Марс.

  Модное безумие. Марсианский грипп, как говорил Кролик.

  Грипп, трип...

  Я прикрыл воспаленные глаза.

  - Сколько раз повторять, я там вообще случайно оказался!

  - Что, просто мимо проходил?

  - Да нет. Отлить зашел.

  - На третий этаж? – следователь не смог сдержать улыбки, - А если на детекторе прогоним?.. Что, молчим? Ну-ну. Ясно с тобой все.

  Он пощелкал клавиатурой. 

  -Ты ведь раньше уже был на принудительном лечении, а, подследственный?

  - Ну был.

  - Да? И где же?

  - В Инском, будто вы не знаете.

  - Знаем, конечно. Мы в милиции все про всех знаем, нам это по долгу службы положено… Что, понравилось коробочки под пряники клеить? Или чертиков из шишек мастерить? А может, там медсестра была какая-нибудь симпатичная? Я просто понять не могу, зачем ты опять в эту клинику вернуться хочешь?   

  Я промолчал.

  Тогда следователь прищурился.

  - А может ты на повышение пошел? Может ты сам уже торгуешь? Может, ты к этому дилеру товар ходил забирать?

  - Я что дурак что ли?!

  - Ты, дорогой подследственный, громкость-то поубавь. На полтона пониже, будь любезен.

  - А вы мне дело не шейте!

  Следователь сморщился:

  - Молодежь, ну что за лексика, а? Ты что, чернухи насмотрелся? Дело шить... Тоже мне.

  Он взял пластмассового «Гагарина» в руки, и задумчиво постучал по выпуклым топливным бакам. Увидев, что я таращусь на модель, зачем-то пояснил: «Сын клеил».

  Я вдруг спросил:

  - А Кролика схватили?

  - Какого еще Кролика? А, Зайцева-то? Да нет, утек, сволочь ушастая. Маску свою дурацкую выкинул, и в колонне демонстрантов затерялся. Ну, ничего, мы его дружков повязали, так что скоро и сам допрыгается... Но ты за него не переживай, ты лучше о себе подумай.

  Я уперся взглядом в пол. Думать о себе мне хотелось меньше всего на свете.

  Следователь постучал по столу, привлекая внимание.

  - В общем, так, молодежь.  Сейчас у нас по плану должна состояться душеспасительная беседа… Да не морщись так, не буду я тебе мозги выедать. Ну, разве что так, самую малость…

  Он вздохнул, и начал.

  - Каждый может оступиться. Один раз. Второй. И даже третий. Но у каждого поступка, парень, есть последствия. Понимаешь? В первый раз тебя отправили коробки клеить. И во второй раз отправят коробки клеить. А вот в третий ты уже поедешь на лесоповал – елки пилить. И удовольствия в этом, прямо скажем, маловато, уж поверь мне. Но даже это не главное. Наркомания – это клеймо. И отмыться от него не так-то просто. Сначала – коробки, потом – лесоповал, а потом – поражение в правах, и запрет на серьезные профессии. И это – надолго, если не навсегда. Ты вот на кого, например, учишься?

  Я мотнул головой, и криво улыбнулся.

  - Ни на кого. Да вы и сами знаете…

  - А на кого хотел бы?

  Я непроизвольно бросил взгляд на пластмассового «Гагарина».

  Следователь все понял.

  - Так… Ясно.

  Он поднялся из-за стола, и прошелся по комнате. Потом снова сел, и сказал:

  - Ты вот над чем подумай. Большие дела, они ведь не только там творятся. И на Земле еще есть, к чему руки приложить… Впрочем, все это вопросы отвлеченные, а нам сейчас надо решать вопросы конкретные. Вернее сказать, один вопрос. А именно: что нам с тобой делать? Как тебе проходить реабилитацию? Вариантов два. Первый: ты отправляешься в больницу. Будешь пить таблетки и мастерить чертиков из шишек и желудей. И второй – ты поступаешь в школу милиции. Но таблетки пить все равно придется. 

  Я даже рот открыл от удивления.

  - Меня? В милицию? Да вы с ума сошли!

  - Может сошел, а может и нет. Реабилитация, она, знаешь, разная бывает. Да и, мнится мне, из тебя может выйти неплохой оперативник. Вон, как ты лихо с третьего этажа спрыгнул, а потом еще минут десять следы путал. Если бы не Светка наша, так бы и вовсе ускользнул.

  - Чушь. Бред.

  - Но ты хоть подумай об этом, а?

  Я сглотнул, и качнул головой.

  - Хорошо. Подумаю.

  - Вот и славно, - следователь нажал на клавишу, и сказал куда-то в пространство, - Руднев, проводи гражданина, и давай мне следующего!

 

  * * *

 

  Дверь захлопнулась, щелкнул замок.

  Одиночка.

  Наркоманов всегда суют в одиночку.

  Я осмотрелся – небольшая комнатка, шагов пять в длину. Стены выкрашены в зеленый цвет. Напротив дверей - узкое зарешеченное окошко. Из мебели только койка, привинченная к полу, стул и откидной столик. В углу, за пластиковой занавеской - санитарный блок. Рядом с койкой, на кронштейне, подвешен старенький телевизор. Это очень кстати - от удара при падении правая линза у меня выскочила, и теперь изображение расплывалось. Ну что ж, хоть так посмотрю…

  Я включил телевизор. Диктор заливался соловьем – про Марс, разумеетя, все про тот же осточертевший Марс. Мелькали лица космонавтов – Комова, Агишева, и этого, как его - Шахметова. Потом изображение сменилось, и на экране распахнулась черная бездна, посреди которой завис серебристый силуэт «Гагарина». Пошли цифры стартового отсчета.

  Я дослушал до пяти, и выключил телевизор.

  Адреналин спал, и меня снова начало ломать. Перед глазами все расплывалось, к горлу подкатывала тошнота. Я рухнул на койку, и прикрыл глаза. Надо хоть немного поспать…

  Как бы не так.

  По коридору пролетело раскатистое «ура», и кто-то пронесся мимо, стуча во все двери, и радостно вопя: «Поехали, поехали!»

  С улицы неслись крики, гремели салюты.

  Я поднялся, и подошел к окну. Прислонился горящим лбом к холодному стеклу.

  На улице творилось настоящее безумие. Народ валил по проезжей части, не обращая внимания ни на какие правила. А по обочине катил мой давешний знакомый - кибердворник с гирляндой из бумажных звездочек, обмотанной вокруг сенсоров.

  И тут я увидел ее – рыжую девчонку в оранжевом комбинезоне. Он шла вместе со всеми, в ликующей толпе. И вдруг случайно – а может, и нет, черт его знает, может, случайностей вообще не существует – мы встретились взглядами.

  И она улыбнулась мне.

  И помахала рукой.



#4 _X_

_X_
  • Пользователи
  • 2 сообщений

Отправлено 14 January 2016 - 16:31

Немножко доработал напильником. Финальная версия.



#5 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 14 January 2016 - 19:08

написано  складно. но блин не верится в то что его реабилитироваться в милицию отправили. вот хоть что делайте. могу поверить что после реабилитации он стал дружинником, или внештатником, или оперативников в "Город без наркотиков". но не раньше.


вот такой я пейсатель


#6 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 23 January 2016 - 15:31

Принято.

 

не верится в то что его реабилитироваться в милицию отправили. вот хоть что делайте. могу поверить что после реабилитации он стал дружинником, или внештатником, или оперативников в "Город без наркотиков". но не раньше.

 

Склонен согласиться.



#7 Цыбиков Чингиз

Цыбиков Чингиз
  • Пользователи
  • 85 сообщений

Отправлено 05 February 2016 - 08:08

Присоединюсь к предыдущим ораторам. Если финал вот уже троим из трех отметившихся представляется недостоверным, то ...





Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных