Перейти к содержимому


Фотография

ПАСТЫРИ


Сообщений в теме: 10

#1 Квази

Квази
  • Пользователи
  • 4 сообщений

Отправлено 10 January 2016 - 23:54

Александр Шелехов

kvazymail@gmail.com

 

ПАСТЫРИ

 

Посвящается дедушке Измаилу из СССР,

Жившему в микрорайоне Марьино, г. Москва

 

2055

Профессор Дмитриев дождался, пока зал заполнится, все займут свои места, после чего задействовал радиоэлектронную и акустическую защиту помещения. Только после этого включились экраны и планёрка началась.

 

Владимир Сергеевич Дмитриев, пусть и был почтенным профессором восьмидесяти лет, но чувствовал себя на пятьдесят. Поджарый, полностью седой, аккуратно и коротко постриженный - он даже выглядел на пятьдесят, хотя это и добавляло шероховатостей при общении со старыми друзьями, которые, в отличие от Владимира Сергеевича, были не только старыми друзьями, но и постаревшими.

 

Да, все знали, руководителю лаборатории генетического конструирования несколько раз в жизни приходилось рисковать по-крупному, отстаивая состоятельность своих открытий. И не только перед коллегами и научным сообществом, но и перед министерством, а этих волкодавов наукоподобной беллетристикой не проведёшь, они верили только делам. И Дмитриев, в те годы ещё молодой, порывистый руководитель проекта, предоставил наглядные доказательства: он закатал рукав и продемонстрировал своё предплечье. Гены молодого учёного без повреждений приняли ген бамбука, и зелёная от хлорофилла кожа была очень убедительна. Исследования тут же засекретили, Дмитриева премировали и повысили, а главное – выделили ему необходимые ресурсы, включая отдельную лабораторию в научном городке Полесье.

 

Но, мало кто знал, чем для Дмитриева обернулись эксперименты на себе. Быстро формирующийся дополнительный подкожный слой с фотосинтезом, кроме эффектного зелёного цвета кожи, привёл к полному отказу почек и некоторых обменных процессов. Но руководство всё равно верило в проект и очень ждало результатов, и через несколько лет бывшие соратники по проекту смогли вывести своего руководителя из комы, запустив часть мутаций в нужную сторону. После чего, функцию почечной системы неожиданно взяла на себя кожа Владимира Сергеевича. Правда, процесс фотосинтеза сменился на безхлорофилльный, отчего и кожа профессора, и весь организм, утратили не только свой зелёный цвет, но и какой-либо другой, лишившись природных пигментов. С тех самых пор и кожа, и шевелюра профессора были необычно белыми, а сам он обрёл в лице сотрудников преданных друзей, которым мог доверить не только тайны лаборатории, но и, в буквальном смысле, свою жизнь.

 

Тем не менее, дополнительную защиту в зале для планёрок профессор включал всегда: друзья со всего мира пристально следили за успехами советского государства.

 

- Сазонова, расскажи нам о последних результатах. Есть успехи?

- На предпоследнем этапе удалось выделить заложенную мину класса «Д». Гены не работоспособны. Почти вся партия была модифицирована таким же образом, сейчас проверяем ещё несколько спорных образцов.

- А что у нас с поставками, Плетнёв? – профессор Дмитриев пытался слушать отчёт, но глаза машинально просматривали заключения Сазоновой. Китай, конечно, поставлял самые дешёвые образцы в любых количествах, оно и не мудрено с их ставкой на донорские импланты, но всё время стремился проверить глубину советских знаний, поставляя изменённые гены с ловушками. Восточные друзья до сих пор не смирились с утечкой тридцать девятого…

 

Профессор почувствовал прилив злости: годы идут, а он всё топчется на месте. Может быть,  китайский протоген - это неверный путь? Невесёлые размышления не давали сосредоточиться и, не желая проявлять рассеянность перед подчинёнными, Владимир Сергеевич отпустил всех по отделам, сократив время планёрки. Профессор знал: если растёт раздражительность, значит - пришло время процедуры. Организм не обманешь.

 

***

2055

Полесье был небольшим городком. По крайней мере, не настолько большим, чтобы сверхскоростные поезда останавливались у перрона.

 

И когда на табло появилась надпись «До прибытия поезда Владивосток-Полесье осталось 10 минут» встречающие оживились: ведь где-то там, снаружи, за стеной купола станции, от сверскоростного состава только что отцепился вагон с прибывающими пассажирами и начал торможение.

 

На перроне были в основном родители, встречающие детей  после летних месяцев, хотя нет-нет, но мелькали и подростки, пришедшие увидеть своих друзей.

 

Профессор Дмитриев узнал нескольких коллег из института и поздоровался, но всё-таки больше присматривался к молодёжи. Совсем рядом стояли ребята в футболках всесоюзного движения «100 друзей», у девочки надпись гласила «Чистый Эльбрус-2055», а у мальчика что-то про Мурманск. Профессору никак не удавалось прочесть и пришлось сделать несколько шагов, чтобы наконец разобрать: «Сквер Победы. Мурманск-2055». Ну что ж, похвально. Ребята провели это лето с толком. В его детстве проекта «100 друзей» ещё не было, и подростки не имели такой поддержки на летние месяцы, а сейчас - пожалуйста. Проводят время с новыми друзьями, знакомятся с необъятностью и красотой Родины, своими руками делают её ещё красивее.

 

Звуки гимна вывели профессора из задумчивости, и как раз вовремя: под шипение пневматики замедляющегося вагона встречающие всколыхнулись и стали всматриваться в окна, выглядывая родные лица. Двери с красными звёздами распахнулись, и перрон тут же наполнился радостными возгласами узнавания.

 

Глеб вышел к отцу с вещевым мешком на плече, загорелый и словно подросший за эти два месяца: уже не тот семнадцатилетний подросток, что уехал во Владивосток, а совершеннолетний мужчина, которому неделю назад исполнилось 18. Но стоило им крепко обняться, как всё стало на свои места – суровый профессор Владимир Сергеевич Дмитриев вновь стал просто любящим отцом, обнимающим своего сына.

 

До институтского посёлка ехали в молчании. За окном электромобиля мелькали гибридные сады, и отец с сыном внимательно рассматривали их, будто впервые ехали этой дорогой.   Потом Глеб долго распаковывался в своей комнате, и только ближе к ужину зашёл в отцовский кабинет.

- Пап, надо поговорить. По учёбе.

Тема была серьёзная, и два месяца назад они расстались каждый на своём – профессор очень хотел видеть сына в биоинформатике, а Глеб, с детства увлёкшись роботами, не мыслил своего будущего без искусственного интеллекта.

- Пап, на меня вышли японцы, зовут к себе на стажировку в один из проектов…

Профессор не успел ничего ответить, как сын продолжил:

- И ещё китайцы, предлагают одну из лабораторий на вырост и самому набрать персонал, при условии параллельного обучения у них…

- Ты взрослый дядя стал, а думаешь как мальчишка. Неужели свои мозги, будущие открытия - чужим отдашь?

- Свои… Чужие… Ты меня годами бросал из-за своих открытий. Не думал о своих? Пап, ты забыл всё, что я в прошлый раз сказал?

Профессор Дмитриев вскочил из-за стола, прошагал к окну и замер, скрестив руки на груди, глядя на далёкие купола институтских корпусов. Спустя несколько мгновений, восстановив самообладание, полуобернувшись, он бросил:

- А что Насте своей скажешь? Как в глаза посмотришь?

- А что Настя? Ей свою жизнь строить, мне – свою… - и Глеб отвернулся к книжному стеллажу, делая вид, что внимательно изучает названия книг.

- Твоё будущее здесь! Твои мозги нужны стране, и глупо… - профессор Дмитриев выдохнул и сдержал порыв раздражения: разговор обещал быть длинным и тяжёлым. А процедура так не вовремя!

 

- Глеб, мы обязательно поговорим. Завтра. Ужинай и ложись, а мне сейчас пора отдыхать.

 

***

1981

Весенняя Москва 1981 года. До большой катастрофы было ещё десять лет, и шестилетний Вовка Дмитриев с компанией новых друзей целыми днями пропадал во дворе новостройки, стоящей на окраине микрорайона, около пустыря. Всё вокруг пахло стройкой: новым асфальтом, бетонной пылью, растревоженной землёй и приключениями. Окошки подвалов таили в себе загадочную темноту, брошенные плиты образовывали загадочные закутки, а наполненный водой котлован соседней стройки манил морскими авантюрами. Пришвартованная у берега старая дверь была прозвана пиратским кораблём, а где пираты, там, несомненно – абордаж, сражения и сокровища!

 

Набегавшиеся до седьмого пота, запыхавшиеся мальчишки не спешили подниматься домой, чтобы напиться: стоит вернуться - и на улицу сегодня уже не пустят! Тем более, на улице почти всегда был дедушка Измаил, у которого был ключ от воды.

 

Дедушка Измаил был высоким, худым и полностью седым. Взрослые говорили что он – татарин. Вернее они говорили, что он очень умный татарин. Он подходил с пустыми вёдрами, ставил их на землю рядом с краном и открывал ключом воду. Вода из крана была такая ледяная и вкусная, что, казалось, напиться ей было невозможно, и мальчишки жадно глотали холодную струю, пока не начинало ломить лоб. Дедушка поглядывал на них, и когда они, как воробьи, всей стаей срывались с места, его глаза смеялись. Может быть, он вспоминал своё детство.

 

В один из дней, гуляя в одиночестве и дожидаясь друзей, Вовка столкнулся с дедушкой Измаилом, выходящим из-за дома: старик тяжело ступал, держа в руках два полных ведра воды. Он заметил Вовкин взгляд и остановился.

- А что Вы делаете?

- Я поливаю деревья. – старик улыбнулся. – Хочешь со мной?

 

В тот день они два раза вместе ходили к крану за водой, Вовка шёл рядом, держась за ручку полного ведра – помогая нести. Потом мальчик смотрел, как вода, журча и завихряясь водоворотами, уходила в землю, а дедушка Измаил рассказывал что-то про деревья, и про то, сколько они хотят пить. Каждое - по два ведра воды. Каждый день.

 

Потом Вовке наскучило, и он побежал по своим, мальчишеским делам, но в тот день успел рассказать и друзьям, и маме, и как он поил деревья, и как помогал дедушке Измаилу носить вёдра с водой.

 

Той весной почти весь двор узнал про дедушку Измаила. Он выходил каждый день, до самого конца лета, и ведро за ведром носил воду, поливая саженцы. Многие дети, как и Вовка, уже знали как поливать деревья, и наполняли водой свои маленькие ведёрки, чтобы идти рядом и вместе поить деревья, а неравнодушные взрослые, посматривая из окон на высокого, худого старика, выходили со своими вёдрами и помогали как могли – кто несколькими ходками, а кто и больше. Большинство не могло удержаться и спрашивало: «А зачем так много деревьев? Ведь нескоро вырастут?» На что дедушка Измаил отвечал, мягко улыбаясь: «Я умру, они останутся». И брал в руки два очередных ведра с водой.

 

Следующей весной, дедушка Измаил стал уходить с лопатой на дальний пустырь. Там он выкапывал новые саженцы и вместе с тяжёлым комом земли нёс их на руках к дому, чтобы заботливо высадить во дворе. Потом, как и год назад, он вновь ежедневно выливал под каждое деревце одно ведро за другим, но не забывал и про прошлогодние посадки.

 

И вот, за несколько лет двор преобразился: саженцы прижились и набрали силу, в их окружении дом уже не выглядел одиноким, а люди спешили по своим делам мимо ставших привычными юных деревьев. Привыкли все и к дедушке Измаилу, который всю весну и лето без устали таскал вёдра полные воды.

 

Ребята пошли в новую школу, прошли годы, и Вовке было уже не до того, он и не заметил, что старый татарин больше не поливает свои деревья. А вот Вовкина мама заметила, и как-то, при встрече, спросила.

- А теперь и не надо, - ответил тогда дедушка Измаил и мягко улыбнулся, - это только вначале надо, чтобы дерево укоренилось…

 

 

***

2055

Профессор Дмитриев проснулся в ванне с раствором и сел. Перед глазами у него всё ещё стояло лицо старого, умного татарина, дедушка Измаил улыбался профессору и одобрительно кивал.

 

Сны были красочными, как и всегда после процедуры, а злое напряжение внутри отступило. Кожа, получив подпитку и очистившись, стала гладкой и свежей, ощущения чем-то напоминали отдых после парной, в годы, когда Дмитриев ещё не был профессором. И не был гибридом с бамбуком.

 

Выйдя из купола на улицу, профессор заметил электромобиль городского такси, который приветливо просигналил фарами и распахнул дверь, после чего спокойствие и расслабленность улетучились как утренний туман. Профессор участвовал в разработке протоколов безопасности и знал: если вы не вызывали такси, а автомобиль опознал вас как заказчика, значит, это срочный вызов к коменданту. Вопрос безопасности. В том самом тридцать девятом, когда перебежчик передал нам данные китайской генетической программы, СССР не только наверстал пробел тяжёлых двадцатых-тридцатых годов, но и получил прекрасный урок: защита информации бесценна, когда создана для предотвращения потерь, а не их последствий.

 

Менее чем через полчаса, уже в кабинете майора, профессор нервно ходил от стены к стене, раздавленный случившимся.

 

- Юрий Степанович, дорогой, это моя вина, сам не удалил данные перед приездом сына. Забыл. У меня вчера такой день был, знаешь – процедура…

- Владимир Сергеевич, нарушение Вами протокола безопасности - это отдельная беседа. А сейчас мы ждём, как с данными поступит Глеб.

- Это из-за меня. Я отговорю его. Юрий Степанович, это просто ошибка!

- Не волнуйтесь, её не будет. Люди вокруг на местах, все каналы связи фильтруются.

- Юра, прошу. Ради твоего отца. Разреши мне туда! - профессор умоляюще посмотрел на коменданта, и майор почти физически ощутил боль отца, просящего за своего сына.

- Дядя Володя, Вы же знаете, как я Вас уважаю… - майор подошёл к профессору, успокаивающе положил руку на плечо и заглянул в глаза, - это же Вы стояли у истоков воспитания примером, и это Вашу историю про деревья изучают в школе. Дерево укоренилось, а время разговоров прошло. Глеб будет строить будущее не так, как говорили, а так, как показывали. Давайте верить, что примеры были хорошими.

 

Майор взглянул на экраны и подобрался.

- И, кажется, ждать осталось недолго… - он сел за пульт и выбрал наилучший ракурс камеры.

 

На экране Глеб, в одном из помещений спортивно-оздоровительного комплекса пожимал руку подошедшему мужчине.

- Я согласен на Ваше предложение. Но… Вы не похожи на японца…

 

Мужчина мимолётно улыбнулся и слегка пожал плечами.

- Я, как и Вы, Глеб, родился здесь. Именно поэтому, я прекрасно понимаю, что здесь у Вас всё равно нет будущего. Рад, что Вы с нами.

- Простите, одно уточнение, если в Японии всё так хорошо, почему же вы нуждаетесь в данных нашей отсталой, советской науки?

Лицо мужчины на секунду стало жёстким, но лёгкая улыбка тут же вернулась на место.

- Я думал, мы взрослые люди и понимаем друг друга. Передайте мне носитель. Вы же принесли его?

Глеб сделал шаг назад.

- И это ответ на мой вопрос? Вам нужны только разработки отца, и обещанное мне обучение это просто приманка?

Агент кинул быстрые взгляды по сторонам и придвинулся к Глебу.

- Успокойтесь, Глеб, я лишь курьер. Передайте мне данные и разойдёмся. Куратор позднее ответит на все Ваши вопросы…

- Я ошибся, мне не стоило сюда приходить. Отец был прав…

- Не глупите, Глеб. С нами успех, а здесь Вас ждёт тюрьма. Не трусьте! – и мужчина протянул руку – Давайте сюда.

Юноша отступил назад и передвинул рюкзак на спину.

- Я ничего Вам не отдам…

Комендант кивнул и вместе с креслом развернулся к профессору Дмитриеву:

- Очевидно, что, хотя Ваш сын и запутался, но он не предатель Родины, будем брать… - но негромкий хлопок и стон заставили майора обернуться к экранам.

 

Глеб пытался зажать рану в груди и медленно сползал по стене, а за его спиной, на которой уже не было рюкзака, оставался кровавый след.  Такой яркий на белой стене.

 

Тем вечером профессор Дмитриев плакал в последний раз.

 

***

2061

Если бы Юрий Степанович, который за прошедшие шесть лет дослужился до полковника и убыл из Полесья, увидел эти системы безопасности, он бы тут же захотел такие и себе. Где бы он ни служил. И профессор Дмитриев улыбнулся, вспоминая бывшего коменданта, живущего своей работой.

 

Сопровождающий заметил улыбку профессора и уточнил:

- Вы считаете наши меры избыточными? – и, не давая времени на ответ, добавил: - Или недостаточными?

 

Профессор извинился и пояснил, после чего их дальнейший путь прошёл в молчании.

 

Когда все защитные барьеры были задействованы, профессор начал свой доклад. За двадцать лет, прошедших с выделения ему проекта и лаборатории, часть членов Комитета Развития сменилась, и профессор Дмитриев обратился именно к ним, так было даже удобнее.

 

- В рамках проекта «Пастырь», мне была поставлена задача создания частично программируемых деревьев-помощников, для эффективного управления лесохозяйствами.  Основным критерием станет уменьшение числа или полный отказ от людского персонала лесохозяйств, при качественном улучшении состава лесов и увеличении советской кислородогенерации с 28% до 40% от общемировой...

 

- Владимир Сергеевич, прошу прощения, что перебиваю Вас, – один из сидящих привлёк внимание поднятой рукой, - насколько я вижу по Вашим же отчётам, конечная цель не достигнута, поясните спешку, с которой потребовалось внеочередное заседание Комитета.

 

- Да, конечно, я поясню. Текущим результатом является создание полностью разумных деревьев, позволяющих не просто играть квотами в Пекинском протоколе и влиять на некоторых друзей, владеющих сложными технологиями. Представьте себе автономный манипулятор, который управляет сварочным аппаратом, требующий лишь полива и солнца. Или живая изгородь, пасущая скот на лугах. Лоза, помогающая с экспериментами в дальних космических полётах. Если проще – мы готовы к смене уклада. И у нас есть для этого всё, включая самую большую территорию в мире, занятую лесами, чистую воду и солнечный свет. Нужно лишь с упреждением разработать программу использования и ключевые направления.

 

В зале повисла тишина, представители разных отраслей размышляли над прозвучавшими словами и следующий вопрос прозвучал откуда-то из дальнего кресла. Говорящий был в тени, но голос показался профессору знакомым.

- Безопасность. Мы сможем защитить такую технологию?

 

- Я долго и безуспешно искал решение, но один случай… Он дал ответы на все мои вопросы. Каждый поступок организма, ставит определённую отметку в гене. И, когда вы ощущаете себя русским… По-настоящему русским… Для осознания этого, вам не нужна запись в паспорте, потому что вы так себя ощущаете. Я нашёл подтверждение тому, что русский человек несёт отметку об этом в генах. Буквально. Все мы. Но только не от рождения, а по поступкам. И это нельзя украсть. Нельзя подделать или приобрести.

 

- Вы хотите сказать, что эти деревья… - спрашивающий наклонился вперёд и экран осветил лицо бывшего коменданта.

- Да. Они русские. Они осознают себя русскими.

 

***

2061

Профессор Дмитриев шёл по берёзовой аллее. Весеннее солнце согревало белую кожу профессора, и он улыбался. Рядом с ним шла повзрослевшая  Настя, которая уже закончила институт и вернулась в Полесье, в команду профессора. Чтобы быть поближе к Глебу, конечно. Владимир Сергеевич рассказал ей о своём последнем разговоре с Глебом, но она не изменила своего мнения и не хотела ничего забывать. Сейчас она подняла руку, на ходу касаясь тонких, ниспадающих веточек, и они тут же потянулись, обвивая её пальцы, нежно пожимая в приветствии и тут же отпуская.

 

Профессор отпустил девушку вперёд, подошёл к деревцу и прижался губами к тонкой коре, пульсирующей от весеннего сока.

 

- Ну что, сынок, последняя весна. Скоро будем уходить из грунта и – за работу?

 

Ветви затрепетали, и вся аллея зашумела. И было в этом шуме так много мальчишеского восторга, что профессор разрешил себе заплакать. Тонкие веточки тут же пробежали по его щекам, смахивая слёзы и поглаживая отца по седой голове, словно оберегая от плохого.

 

- Всё хорошо, Глеб. Это я от радости.

 

Профессор Дмитриев, ещё долго стоял в аллее, прикоснувшись лбом к шершавому стволу. Профессор точно знал, что умрёт, но он улыбался. Он точно знал, кто доживёт до будущего.

 

И это было радостно.



#2 Квази

Квази
  • Пользователи
  • 4 сообщений

Отправлено 10 January 2016 - 23:57

Александр Шелехов

kvazymail@gmail.com

 

ПАСТЫРИ

Прикрепленные файлы



#3 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 14 January 2016 - 20:14

простите, но русофилией попахивает:

 

Каждый поступок организма, ставит определённую отметку в гене. И, когда вы ощущаете себя русским… По-настоящему русским… Для осознания этого, вам не нужна запись в паспорте, потому что вы так себя ощущаете. Я нашёл подтверждение тому, что русский человек несёт отметку об этом в генах. Буквально. Все мы. Но только не от рождения, а по поступкам. И это нельзя украсть. Нельзя подделать или приобрести.

 

- Вы хотите сказать, что эти деревья… - спрашивающий наклонился вперёд и экран осветил лицо бывшего коменданта.

- Да. Они русские. Они осознают себя русскими.


вот такой я пейсатель


#4 Guest_Trubadur_*

Guest_Trubadur_*
  • Гости

Отправлено 15 January 2016 - 02:53

Когда патриотизм смешон, он играет на руку врагам

 

 



#5 Квази

Квази
  • Пользователи
  • 4 сообщений

Отправлено 15 January 2016 - 23:38

 

простите, но русофилией попахивает:

 

Каждый поступок организма, ставит определённую отметку в гене. И, когда вы ощущаете себя русским… По-настоящему русским… Для осознания этого, вам не нужна запись в паспорте, потому что вы так себя ощущаете. Я нашёл подтверждение тому, что русский человек несёт отметку об этом в генах. Буквально. Все мы. Но только не от рождения, а по поступкам. И это нельзя украсть. Нельзя подделать или приобрести.

 

- Вы хотите сказать, что эти деревья… - спрашивающий наклонился вперёд и экран осветил лицо бывшего коменданта.

- Да. Они русские. Они осознают себя русскими.

 

 

Вы считаете, что дети русских родителей должны стыдиться того, что они русские? 



#6 Квази

Квази
  • Пользователи
  • 4 сообщений

Отправлено 15 January 2016 - 23:43

Когда патриотизм смешон, он играет на руку врагам

 

Ваша мысль будет иметь какие-то точки соприкосновения с материалом? :)



#7 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 15 January 2016 - 23:50

 

 

простите, но русофилией попахивает:

 

Каждый поступок организма, ставит определённую отметку в гене. И, когда вы ощущаете себя русским… По-настоящему русским… Для осознания этого, вам не нужна запись в паспорте, потому что вы так себя ощущаете. Я нашёл подтверждение тому, что русский человек несёт отметку об этом в генах. Буквально. Все мы. Но только не от рождения, а по поступкам. И это нельзя украсть. Нельзя подделать или приобрести.

 

- Вы хотите сказать, что эти деревья… - спрашивающий наклонился вперёд и экран осветил лицо бывшего коменданта.

- Да. Они русские. Они осознают себя русскими.

 

 

Вы считаете, что дети русских родителей должны стыдиться того, что они русские? 

 

 

а что делать другим национальностям в СССР? вот живет там, например, таджик, живет и работает правильно, и ему тут сообщают, "если ты делаешь правильные поступки - то все, ты уже не таджик, а русский". он такой- оппа! папа-мама мой таджики были, дедушка-таджик, прадедушка, и прапрадедушка Мансур - тоже таджик был, а я русский теперь. нет, русским конечно тоже хорошо быть, но я как бы таджиком хотел быть, и чтобы сын мой был таджиком и гордился этим... а тут все, конец нации. нет, выход конечно есть, надо работать ху*во, может кирпич класть криво, или мусор не весь подметать, или еще что делать - вот тогда таджиком останешься...


вот такой я пейсатель


#8 Guest_Trubadur_*

Guest_Trubadur_*
  • Гости

Отправлено 16 January 2016 - 00:55

 

Когда патриотизм смешон, он играет на руку врагам

 

Ваша мысль будет иметь какие-то точки соприкосновения с материалом? :)

 

Покажите пример точек соприкосновения мысли с материей. Абсурд, однако.

Хотя в сфере последних тенденций материализации воздействия биоэнергетических импульсов на плотные и газообразные тела, в будущем это функция, а главное ее фиксированное последствие будет вполне возможно. Ждем-с



#9 Konstantin Leskov

Konstantin Leskov
  • Пользователи
  • 348 сообщений

Отправлено 22 January 2016 - 19:59

 Каждый поступок организма, ставит определённую отметку в гене. И, когда вы ощущаете себя русским… По-настоящему русским… Для осознания этого, вам не нужна запись в паспорте, потому что вы так себя ощущаете. Я нашёл подтверждение тому, что русский человек несёт отметку об этом в генах. Буквально. 

 

То есть он обнаружил наследование благоприобретенных признаков, как академик Т.Д. Лысенко? И признак "русский" - один из таких?

 

Многие "исконно русские" очень удивятся, когда сделают популяционный анализ своей ДНК. У очень многих из нас есть финно-угорская и сибирско-монгольские компоненты. Особенно у тех, кто от Костромы и севернее, и у практически всех, кто за Уралом.

 

Из детства:

 

Я: - Кто такие гураны?

Мне: - Да эт вон бабушка твоя Забайкальская.



#10 Межзвёздный 4

Межзвёздный 4
  • Пользователи
  • 774 сообщений

Отправлено 22 January 2016 - 20:10

Текущим результатом является создание полностью разумных деревьев

Вот это замахнулись. ИИ был бы правдоподобнее.

 

Каждый поступок организма, ставит определённую отметку в гене. И, когда вы ощущаете себя русским… По-настоящему русским… Для осознания этого, вам не нужна запись в паспорте, потому что вы так себя ощущаете. Я нашёл подтверждение тому, что русский человек несёт отметку об этом в генах. Буквально. Все мы. Но только не от рождения, а по поступкам. И это нельзя украсть. Нельзя подделать или приобрести.

Автору следовало бы всё же подучить генетику. Раз уж взялся писать на эту тему. Хотя бы школьный курс.



#11 archy13

archy13
  • Пользователи
  • 382 сообщений

Отправлено 31 January 2016 - 19:33

Разумные деревья, которые осознают себя русскими... Деревья считают себя русскими. мда... 
Мне одному тут видится некий сарказм?
В любом случае, отклонено.





Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных