Перейти к содержимому


Степан


Сообщений в теме: 16

#1 Guest_Марина Крамаренко_*

Guest_Марина Крамаренко_*
  • Гости

Отправлено 10 January 2016 - 23:38

СТЕПАН

Степан шел с очередного собеседования, заведомо уверенный, что его не возьмут: об этом однозначно говорили настороженный тон кадровика и бесчисленные вопросы о прошлой работе и вредных привычках. Степан зло плюнул и выругался. Прикурил дешевенькую сигарету и свернул в подворотню, чтобы пересчитать оставшиеся деньги: посреди улицы делать это было очень неловко.

«Знать, не совсем еще озверел!» - пронеслось в его голове.

В кармане оказалась мелочь и смятая трехрублевая бумажка, всего 5,80р.… на неопределенный срок…

Степан быстро прикинул: хватит как раз на три «бомжатины» по рубль тридцать и хлеб за рубль восемьдесят. Майонез еще оставался, это он помнил точно. При мысли об этих продуктах Степан даже вздрогнул, так ему сделалось дурно, но выбирать не приходилось.

«Сходить что ли опять к учителю, занять денег… Жирная стерва!» - ему опять вспомнилась хозяйка квартиры, которую он снимал. Она пару дней назад умудрилась разбить монитор от его компьютера.

«Извини, сынок, денег у меня нет, так что можешь полмесяца бесплатно пожить!» - сказала она, ничуть не извиняясь, и в голосе ее звучала слабо скрываемая издевка.

- Гори в аду! – Степан злобно затоптал окурок и вышел на улицу.

Почти два месяца назад его уволили со строительной организации, где он уже полтора года занимался отделкой помещений. Уволили его прескверно, но хоть деньгами не обидели. А виной всему наиглупейший случай!

За пару месяцев до увольнения Степана неожиданно поставили на наружную отделку многоэтажного дома. Работать на лесах тому оказалось довольно сложно, поэтому он вскоре попросился, чтобы его перевели обратно внутрь здания. Прораб согласился, но сказал, что сразу этого сделать не сможет и ему придется еще немного поработать здесь. Степан несказанно обрадовался, поблагодарил и ушел трудиться. Однако радоваться ему пришлось недолго! Буквально через день после этого разговора какой-то умник оставил прямо на проходе ящик с инструментами, а Степан что-то нес в руках, не заметил и споткнулся… В итоге он провалялся на больничном полтора месяца со сломанной ногой. Благо, дело было на уровне второго этажа!

Но после этого случая отношение начальства к Степану резко испортилось. Прорабу пришлось экстренно искать замену на его место, но сроки все равно сдвигались. А ГИП больше обозлился из-за испорченной статистики по несчастным случаям. Собственно, и один, и второй из-за Степана лишались премии. Так что, когда тот вышел на работу после больничного, его определили на восьмой этаж этого же дома. Он напомнил прорабу об их договоренности, на что тот ответил, что теперь не может решать такие вопросы и отправил к вышестоящему руководству, а пока Степан бегал по кабинетам с бумажками, ему наставили прогулов и уволили по статье, по официальной версии: за регулярные прогулы.

Вот с тех пор Степан и ходит по собеседованиям, но пока безрезультатно, даже грузчиком не берут после такого увольнения. Всё приглядываются да высматривают в нем признаки алкоголизма. А он так и вовсе не пьет, хотя эта мысль то и дело приходит в голову. Но каждый раз он берет себя в руки и убеждает, что все еще наладится, порой сам удивляясь, откуда в нем столько сил. И на какое-то время все действительно наладилось, когда получилось устроиться в эту строительную организацию. Больше всего Степан тогда благодарил Бога за то, что появилась возможность снять квартиру и убраться из того ужасного мужского общежития, в которое он попал по воле судьбы. Его начинала охватывать паника от одной только мысли, что, может быть, придется туда вернуться…

Вот где сложнее всего было сохранять надежду! Эти общежития - настоящие рассадниками депрессии и безнадеги. Населяют их в основном бывшие банковские служащие, маркетологи, пиарщики, менеджеры, бизнес-тренеры и т.д. – люди без профессий, как их теперь называют, - которые по тем или иным причинам лишились своего прежнего жилья. Причем сильные и опытные специалисты либо успели уехать за границу, где их на первых порах принимали с большим удовольствием, однако быстро насытились и ограничили въезд, либо смогли приспособиться к новым жизненным реалиям. Так что в эти заведения попадали в основном ничтожные люди, которые не смогли реализовать себя ни как специалисты в своих профессиях, ни как личности. Учреждая такие общежития, правительство говорило, что наша новая страна заботиться обо всех своих гражданах, без исключения. На деле же это были, мягко сказать, гадюшники, под которые зачастую использовали старые университетские общаги, расположенные вдали от центра города.

В мужском общежитии №9, где три года прожил Степан, скитаясь с одного места работы на другое, встретить трезвого человека в любое время суток было настоящим событием. Постоянные крики, драки, душевные излияния на полупонятном языке, пьяные женщины из такого же женского общежития, находившегося в десяти минутах ходьбы. Некоторые «дамы» могли неделями тут обитать и выселялись только по понедельникам во время регулярных милицейских проверок. Воровство там даже не считалось воровством, говорили: в нашей общажке все общее! Поэтому почти все вещи Степан хранил в ячейке ближайшего магазина, договорившись с охранником, а самое необходимое – под подушкой или матрасом, что не особо помогало. Он вообще удивлялся, как все эти люди умудряются где-то подрабатывать, а были и такие, которые могли больше года продержаться на одном месте! Несмотря на явную маргинальность этих заведений прикрывать их даже не думали, боясь, что этот сброд расползется по улицам. Конечно, это всего лишь дело времени, сейчас и без того дел достаточно: страна перестраивается! А поскольку милиция все-таки держит ситуацию под контролем, большинство советских граждан даже не догадывалось о том, что же из себя представляют эти общежития.

От одного воспоминания в горле Степана образовался комок. Только не туда!...

А из-за этой старой коровы он теперь даже работу искать не сможет! Газета стоит не меньше рубля…

Степан еще постоял в нерешительности и, наконец, резко сорвался с места и зашагал по улице, весь скрутившись под колючим октябрьским ветром в своей плохонькой, но более-менее приличной на вид куртенке.

 

Шел Степан к своему школьному товарищу, с которым пять лет просидел за одной партой. Тот всю жизнь проработал школьным учителем физики и наконец-то дождался, когда его профессия стала одной из самых почетных в обществе. Он часто любил повторять: кто владеет детскими умами, тот владеет будущим. И обязательно потом коротко смеялся. В свое время Степан подшучивал над другом, когда тот говорил, что работает по призванию, и советовал найти нормальную работу. Сам он был успешным пиарщиком и уже довольно твердо стоял на ногах. Теперь же ситуация поменялась «с точностью до наоборот»…

Степан вздохнул. Просить было стыдно, тем более что он итак должен был уже 376 рублей.

«Это последний раз…» - неуверенно подумал он и нажал на звонок.

Открыл сам хозяин.

- Привет, Димка.

- Степка! - Димка очень обрадовался такому гостю, обнял его и пригласил войти. В квартире безбожно пахло котлетами, выпечкой и еще какой-то едой, так что Степан невольно сглотнул слюну, и ему сделалось дурно.

- Надь! Смотри, кто пришел!

- Сколько лет, сколько зим! – проворно выскочила с кухни Димина теща, обняла и поцеловала Степана в обе колючие щеки.

- Да ты прям ежик! Вся обкололось об тебя! – засмеялась она молодым смехом. Маленькая и бойкая, с живыми светящимися глазами она выглядела гораздо моложе своих 76, хоть и не пользовалась услугами современной медицины, говоря: пусть все идет своим чередом. И весь ее жизнерадостный вид, исходящий от нее позитив, просто не мог не заражать, настроение само невольно поднималось. Да и смотрелась она забавно: в легинсах и широкой рубашке с коротким рукавом, с косынкой на голове, вся перепачканная мукой.

- А Вы все такая же красавица, Надежда Сергеевна! Ничуть не изменились! - улыбнулся в ответ Степан. – Вы погостить приехали?

- Да нет! Вот зятек к себе забрал, сжалился над старушкой!

- Да какая ж Вы старушка, я вот хоть сейчас же на Вас женюсь!

- Смеешься ты все, Степа! Твои-то дела как?

- Сказал бы хорошо, да потому и пришел, что совсем нехорошо…

- Ну, идем тогда, присядем.

Они зашли в светлую просторную гостиную, из которой  три двери вели в спальни и ближе к окну стояли вокруг чайного столика диван и пара кресел.

Степан почувствовал себя чем-то чужеродным в этой обстановке, и ему сделалось очень неловко, но он тут же пересилил себя и устроился на диване. Дима сел рядом, а Надежда Сергеевна побежала на кухню делать чай.

- Хорошо у вас, но без Любы все равно как-то по-другому, - невольно заметил Степан.

- Да, не хватает ее, но, значит, так должно было быть… Зато вот Вера, старшая моя, ну ты помнишь, только из-за этого готовится поступить в мед, чтобы заниматься онкологией…

- Вера всегда была умничкой…

Тут появилась Надежда Сергеевна с красивым блестящим подносом, на котором были фарфоровые чашки и чайничек из набора, корзинка с печеньем в шоколаде и две тарелочки с пирожками. Степан со вчерашнего обеда еще не ел, а сейчас была уже половина четвертого. И как он ни старался скрыть, что ужасно голоден, при появлении еды его желудок тут же зарычал, как раненный медведь.

- Ты не завтракал? – спросила старушка: его впалые небритые щеки и черные мешки под глазами давно вызывали в ней негодование.

- И не ужинал…

- Да что там у тебя происходит? – строго спросила та и, указав глазами на тарелки, приказала. – Быстро ешь!

Уговаривать того не пришлось. Степан быстро проглотил два пирожка, они оказались с картошкой и печенью, и, немного взбодрившись, рассказал, как его уволили с работы и о том, что хозяйка разбила его монитор, из-за чего, в общем-то, он и решился попросить денег.

-… новый будет стоить рублей 140, но бэушный можно найти и за 24, - озвучив цифры, Степан немного смутился.

Однако его друг, казалось, не обратил на них никакого внимания:

- Так сколько ты уже без работы?

- Месяца 2, наверное…

- И ты только сейчас пришел?!

- Да я бы и сейчас перетерпел! Если бы эта жирная тварь своей… - тут Степан осекся и мельком взглянул на Димину тещу. – Простите, Надежда Сергеевна! В общем, если бы хозяйка не разбила монитор…

- Да ты издеваешься?! Сколько раз ты меня выручал?! Сколько раз занимал мне?! Ты же ни разу не отказал, когда я просил! А я ведь просил из-за принципа, а не безнадеги! Да, в конце концов, мы же друзья! Так ты поэтому пропал и на звонки не отвечал?!

Степан смутился, а разгоряченный Дима продолжил:

- Да ты вообще в курсе, что неделю назад на голосовании утвердили штраф по безработице? Если гражданин не работает больше трех месяцев, его будут штрафовать! У тебя месяц остался, понимаешь? Месяц!

- Так с чего же я платить буду, если у меня итак денег нет? – усмехнулся Степан.

- Да ты что, Степ? Это же только повод для конфискации имущества или ареста!

- Так общажные бомжатни теперь расформируют?

Дима в ответ только пожал плечами, а Степан задумался.

- Степ, а ты не думал переучиться?

- Да думал, - машинально отвечал тот, не переставая размышлять. – Только вот приняли год назад приняли чудесное ограничение, что в течение ближайших пяти лет переучиваться будут только те, кому еще нет 40 лет… Так что мне еще годика четыре подождать придется! Если на отмену этого идиотизма не соберется достаточно голосов… Пока не хватает…

- А кстати, как там с отменой запрета на общение с детьми? Только сейчас что-то вспомнилось!

- Да я уже под него не попадаю, это ж для этих общажных бомжей, а я, слава Богу, уже не с ними! А вообще там только 116 голосов набралось… Где у вас покурить можно?

- Да можешь здесь, - кивнул хозяин. – К Наде частенько приходят товарищи по партии, которые любят во время обсуждений покурить, так что нам пришлось поставить везде фильтры для воздуха!

- Ну не знаю, - горько усмехнулся Степан. – Я курю такую отраву, что твои фильтры накроются!

- А кстати, - спохватилась Надежда Сергеевна, - Николай Федорович забыл прошлый раз свои сигареты! Так что могу угостить!

- Давайте! – тут же согласился Степан, и когда та вышла, быстро спросил у друга. – Вам в школу не нужны работники?

- Степ, да мне даже говорить не удобно…

- Чего там?

- Техничка нужна…

Вошла старушка и подала гостю открытую пачку. Погруженный в свои мысли, Степан жадно выкурил две подряд.

- Вот так, значит… - задумчиво заговорил он. – Вот чем, значит, обернулось для меня это светлое будущее, ради которого я так старался! А ведь согласитесь, что я немало сделал? Да ведь у нас была самая многочисленная партийная ячейка! И разве не я привлек туда ни много ни мало, а 3 653 человека? Разве не я им рассказывал, как чудесно мы перестроим нашу страну, разве не я им потихоньку предлагал посетить какие-нибудь кружки по интересам, зная, что их туда затянет? Я был хорошим пиарщиком, я знал свое дело! У нас все предприятие состояло в партии! Разве не мне выносили благодарность за проявленную активность? И что? Что теперь? Теперь меня просто выбрасывают на помойку, как ненужный хлам! Я потерял семью, я вынужден скитаться, терпеть унижение и нужду… в этом прекрасном мире, который так рьяно строил! И как я мог этого не предвидеть?... – Степан закрыл глаза ладонью и тяжело прошептал «техничка».

Зато лицо Надежды Сергеевны вдруг все оживились, глаза вдохновенно загорелись. Она встала, обняла Степана и начала гладить его волосы:

- Степочка, сынок, что ж ты раньше не приходил… Степочка, ты не переживай, все хорошо будет!

- Это что Вы такое говорите? – отстранился Степан.

- Есть у меня один человек, он поможет! Позвони ему сегодня, я дам тебе номер.

- Вы не шутите? – тот недоверчиво посмотрел, он даже на мгновение боялся представить, что весь этот ужас может так вдруг и прямо сейчас закончиться.

- Что ты, Степа! Какие шутки?! Ты только в порядок себя приведи, а то вид у тебя не очень презентабельный!

Степан весь встрепенулся, измученное и худое лицо его засветилось и как будто помолодело.

- Можно у тебя побриться? – спросил он друга. – А то у меня и бритвы нормальной давно нет… Это я вчера так побрился! – указал он себе на лицо и по-детски радостно, от души, засмеялся.

- Ты спрашиваешь? Конечно, можно!

 

- Этот человек, правда, поможет? – с явным недоверием спросил Дима, когда Степан включил воду в ванной. – Или ты его просто успокаиваешь?

- Дим, ты меня просто обижаешь!

- И что за человек такой?

Надежда Сергеевна немного задумалась, сомневаясь, стоит говорить или нет, но в итоге сказала:

- Понимаешь, Дим, Степа нам очень подходит… для работы за границей…

Глаза того резко округлились:

- Как за границей? Вроде же мы не нацелены на распространение своей идеологии в других странах?

- Как тебе сказать… это официальная версия! – она хитро улыбнулась. – Но завет дедушки Ленина мы все хорошо помним! Конечно, они все итак увидят, что мы в итоге построим, да уже и сейчас видят… Но изнутри тоже земельку подпушить надо! Лишним  не будет! А Степа мне сейчас как раз напомнил, чем он так хорошо послужил партии! И он, как никто другой, подойдет на роль разочарованного специалиста, которому не нашлось места в новой системе… И как я про него сразу не подумала?!

- Так, а чего же он хорошего-то сможет рассказать после того, что натерпелся?

- Это ты, сынок, не переживай, что говорить, ему скажут…

- Но вроде Европа больше не принимает русских специалистов?

- Это и вовсе мелочи! Особых специалистов всегда пропускали!

Из ванной появился Степан, весь светящийся и полный надежды, Надежда Сергеевна последний раз хитро посмотрела на зятя и резко обернулась к Степану…

 

mmm.kramarenko@yandex.ru



#2 Guest_Марина Крамаренко_*

Guest_Марина Крамаренко_*
  • Гости

Отправлено 10 January 2016 - 23:41

К сожалению, не смогла зарегистрироваться на сайте(( и не очень поняла, куда поставить контактную почту, поэтому оставила в конце текста!



#3 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 02 February 2016 - 14:27

Ну, давайте читать.

  • Степан некогда был пиарщиком, привёл в партийную ячейку больше трёх тысяч человек, но теперь его профессия Советскому Союзу не нужна. Он поработал на отделке помещений, но с последнего места трудоуйстройства начальство, не получившее из-за ошибки Степана премию, его выжило.
     
  • Переучиться он не может, потому что в ближайшие пять лет новую профессию могут получать только граждане СССР до сорока лет (кстати). Денег нет, через месяц государство начнёт Степана штрафовать. По закуну о безработице. Теперь безработным быть невыгодно, да.
     
  • Но друзья помогают ему: на новой работе он будет пиарить Советский Союз за границей.

 

Будем честны: если на такую работу берут тех, что Советский Союз гарантированно ненавидит, то наниматель или круглый идиот, или работает против Советского Союза. Да и не очень-то понятно, как именно Степан будет продвигать Советский Союз за границей.

 

Кроме того, не очень понятно: почему государство не стремится всеми силами трудоустраивать этих людей, хотя бы и с их переучиванием на кого попало. По идее, в Советском Союзе должа быть не то что не безработица, а весьма жестокий кадровый голод. А уж на непрестижных должностях, не связанных с руководством людьми — и подавно. У вас советское государство своими руками выращиваетс себе неплохих рекрутов для преступного мира и отличную пятую колонну. И даже не пытается ничего с этим поделать, встроив её в нормальную мирную жизнь.

 

Мы не против "тёмной стороны Союза". Мы против откровенных логических нестыковок.

 

Кстати, если хотите хорошей, правильной безнадёги, да ещё и из нашей реальности — можете почитать хотя бы "Елтышевых". Или вот этот этюд (осторожно, матюки).

 

Если хотите, можете попробовать переработать рассказ. 3-4 дня у вас ещё точно есть. Но в нынешнем виде он совершенно несовместим с жизнью.

Новую версию, буде таковая случится, можете залить в эту же тему, отдельным сообщением.



#4 Guest_Марина Крамаренко_*

Guest_Марина Крамаренко_*
  • Гости

Отправлено 02 February 2016 - 17:02

Ну, давайте читать.

  • Степан некогда был пиарщиком, привёл в партийную ячейку больше трёх тысяч человек, но теперь его профессия Советскому Союзу не нужна. Он поработал на отделке помещений, но с последнего места трудоуйстройства начальство, не получившее из-за ошибки Степана премию, его выжило.
     
  • Переучиться он не может, потому что в ближайшие пять лет новую профессию могут получать только граждане СССР до сорока лет (кстати). Денег нет, через месяц государство начнёт Степана штрафовать. По закуну о безработице. Теперь безработным быть невыгодно, да.
     
  • Но друзья помогают ему: на новой работе он будет пиарить Советский Союз за границей.

 

Будем честны: если на такую работу берут тех, что Советский Союз гарантированно ненавидит, то наниматель или круглый идиот, или работает против Советского Союза. Да и не очень-то понятно, как именно Степан будет продвигать Советский Союз за границей.

 

Кроме того, не очень понятно: почему государство не стремится всеми силами трудоустраивать этих людей, хотя бы и с их переучиванием на кого попало. По идее, в Советском Союзе должа быть не то что не безработица, а весьма жестокий кадровый голод. А уж на непрестижных должностях, не связанных с руководством людьми — и подавно. У вас советское государство своими руками выращиваетс себе неплохих рекрутов для преступного мира и отличную пятую колонну. И даже не пытается ничего с этим поделать, встроив её в нормальную мирную жизнь.

 

Мы не против "тёмной стороны Союза". Мы против откровенных логических нестыковок.

 

Кстати, если хотите хорошей, правильной безнадёги, да ещё и из нашей реальности — можете почитать хотя бы "Елтышевых".

 

Если хотите, можете попробовать переработать рассказ. 3-4 дня у вас ещё точно есть. Но в нынешнем виде он совершенно несовместим с жизнью.

Новую версию, буде таковая случится, можете залить в эту же тему, отдельным сообщением.

 

Спасибо за объемный комментарий!)
Но у меня, отнюдь, не было стремления показать обстановку безнадеги, тем более "правильной безнадеги", скорее наоборот. Если бы я говорила об упадке, я бы объемно описывала жизнь в общежитиях. Однако я пишу о сильном человеке, который еще к чему-то стремиться, что-то пытается, в котором еще осталась какая-то гордость и надежда на себя, потому он не спешит обращаться за помощью и даже стыдится этого. 

 

Насчет общежитий. Я, конечно, не написала, какой год, скорее всего это оплошность с моей стороны. Это самое начало, 34 год. Думаю, Вы сами прекрасно понимаете, что за 5 лет страну не построишь. Поэтому общежития - это временная мера, о чем упоминалось в тексте, просто до решения этой проблемы еще не дошли руки. А говоря о криминальности, вряд ли люди, которых приходилось пинать всю жизнь, чтобы они что-то сделали, смогут представлять реальную криминальную угрозу, особенно без лидера и под постоянным наблюдением милиции. К тому же они где-то работают или подрабатывают как раз-таки на непрестижных должностях.

 

И я не говорила, что герой ненавидит новый СССР. Он просто не думал, что окажется в самом низу. А дайте ему хорошую одежду, еду и жилье, и он будет говорить, что лучше СССР страны нет!
А за границей, к примеру, он может заниматься той же организацией кружков по интересам, о которых Вы сами писали.

 

Думаю, я недостаточно просторно изложила свою идею, так что поработать есть над чем. Если успею в срок, переработаю!

 

"Елтышевых" обязательно прочитаю, хотя рецензии на книгу весьма разноречивы!



#5 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 02 February 2016 - 17:45

Ну, лично мне, как читателю, казалось, что в тех общагах жили как раз безработные, которые сидели на пособии. Или без пособия, кто же их знает-то...

 

Кстати, если их ещё и штрафовать, то что они будут есть? Тогда им вообще останется только одно: пойти кого-нибудь ограбить и жить в казённом доме на хозяйских харчах ближайшие пару лет...



#6 Guest_Марина Крамаренко_*

Guest_Марина Крамаренко_*
  • Гости

Отправлено 02 February 2016 - 19:41

Ну, лично мне, как читателю, казалось, что в тех общагах жили как раз безработные, которые сидели на пособии. Или без пособия, кто же их знает-то...

 

Кстати, если их ещё и штрафовать, то что они будут есть? Тогда им вообще останется только одно: пойти кого-нибудь ограбить и жить в казённом доме на хозяйских харчах ближайшие пару лет...

 

Ваше мнение как читателя для меня очень важно!) 

нет, там не безработные, я об этом мельком написала, наверное, слишком мельком)) нам же, по сути, без разницы, кто метет улицы или моет полы, лишь бы чисто было и вовремя!

 

а насчет казенного дома - это Вы правильно заметили, как раз об этом говорил в конце учитель! к тому же, я думаю, вряд ли в СССР заключенные просто отдыхают в тюрьмах, выгоднее же отправить на стройки зеков, особенно в суровых климатических условиях, и платить им пайком, чем выплачивать зп обычным работникам, таким же неквалифицированным, как те же заключенные. По-моему, такой опыт не редкость)



#7 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 02 February 2016 - 20:24

а насчет казенного дома - это Вы правильно заметили, как раз об этом говорил в конце учитель!

 

Да? А где это он такое говорил? Неужели я опять всё пропустил?

 

 

вряд ли в СССР заключенные просто отдыхают в тюрьмах

 

А никто и не говорит за курорт. Я к тому, что даже арестантам государство предоставляет хоть какую-то крышу над головой и хоть какое-то пропитание. Многие люди, обнищав до крайности, этим и пользуются. В "Фараоне и хорале" у О'Генри тема раскрыта шикарно, хотя это и про Америку начала XX века.

 

 

И я не говорила, что герой ненавидит новый СССР. Он просто не думал, что окажется в самом низу. А дайте ему хорошую одежду, еду и жилье, и он будет говорить, что лучше СССР страны нет!

А за границей, к примеру, он может заниматься той же организацией кружков по интересам, о которых Вы сами писали.

 

Представьте себе: есть компания, которая наняла себе в штат PR-специалиста. После того, как рынок для её продукции был ею захвачен, рекламный отдел сокращают, и человечка увольняют. Видимо, считая, что для удержания оного рынка им не придётся прилагать усилий, и дальше всё покатится само собой. Судя по воспоминаниям вашего героя, и самое увольнение произошло не слишком мирно: видимо, выходное пособие хотя бы в пару окладов им выплачивать очень не хотелось.

 

После этого наш герой несколько лет перебивался, по сути, случайными заработками. Угадайте с трёх раз, кого же он будет обвинять в своих злоключениях? Да уж наверное не марсиан! И вот теперь какой-то начальник из другого подразделения той же компании видит перед собой этого человека. И думает: а будет ли такой человек работать на нас с любовью и внутренней грустью? Или же будет работать на нас безблагодатно и со внутренним глумлением, только из-за того, что больше работать негде? Есть подозрение, что именно второе. А так как безработных пиарщиков на рынке много, то все подозрения будут решаться не в пользу кандидата.

 

Если же Степана не нанимали в штат, а просто приглашали поработать на проект, то не очень понятны его монологи в духе "зайку бросила хозяйка". Если он сколько-нибудь твёрд духом, то зачем же ему такие оправдания?



#8 Guest_Марина Крамаренко_*

Guest_Марина Крамаренко_*
  • Гости

Отправлено 02 February 2016 - 21:30

 

а насчет казенного дома - это Вы правильно заметили, как раз об этом говорил в конце учитель!

 

Да? А где это он такое говорил? Неужели я опять всё пропустил?

 

 

вряд ли в СССР заключенные просто отдыхают в тюрьмах

 

А никто и не говорит за курорт. Я к тому, что даже арестантам государство предоставляет хоть какую-то крышу над головой и хоть какое-то пропитание. Многие люди, обнищав до крайности, этим и пользуются. В "Фараоне и хорале" у О'Генри тема раскрыта шикарно, хотя это и про Америку начала XX века.

 

 

И я не говорила, что герой ненавидит новый СССР. Он просто не думал, что окажется в самом низу. А дайте ему хорошую одежду, еду и жилье, и он будет говорить, что лучше СССР страны нет!

А за границей, к примеру, он может заниматься той же организацией кружков по интересам, о которых Вы сами писали.

 

Представьте себе: есть компания, которая наняла себе в штат PR-специалиста. После того, как рынок для её продукции был ею захвачен, рекламный отдел сокращают, и человечка увольняют. Видимо, считая, что для удержания оного рынка им не придётся прилагать усилий, и дальше всё покатится само собой. Судя по воспоминаниям вашего героя, и самое увольнение произошло не слишком мирно: видимо, выходное пособие хотя бы в пару окладов им выплачивать очень не хотелось.

 

После этого наш герой несколько лет перебивался, по сути, случайными заработками. Угадайте с трёх раз, кого же он будет обвинять в своих злоключениях? Да уж наверное не марсиан! И вот теперь какой-то начальник из другого подразделения той же компании видит перед собой этого человека. И думает: а будет ли такой человек работать на нас с любовью и внутренней грустью? Или же будет работать на нас безблагодатно и со внутренним глумлением, только из-за того, что больше работать негде? Есть подозрение, что именно второе. А так как безработных пиарщиков на рынке много, то все подозрения будут решаться не в пользу кандидата.

 

Если же Степана не нанимали в штат, а просто приглашали поработать на проект, то не очень понятны его монологи в духе "зайку бросила хозяйка". Если он сколько-нибудь твёрд духом, то зачем же ему такие оправдания?

 

 

Сложности у меня с цитированием, поэтому по-старинке)

 

1) видимо, пропустили)

"- Так с чего же я платить буду, если у меня итак денег нет? – усмехнулся Степан.

- Да ты что, Степ? Это же только повод для конфискации имущества или ареста!

- Так общажные бомжатни теперь расформируют?

Дима в ответ только пожал плечами, а Степан задумался."

 

2) мне далеко ходить не надо, у меня соседи этим пользовались ;) 

я поняла Вашу мысль, и я думаю, Вы поняли мою)

 

3) вот насчет его прежней работы, наверное, стоило бы поподробнее написать... а то возникают вопросы!

он работал на предприятии (он об этом говорит), а партийной деятельностью занимался, так сказать, проникшись идеей. А затем общей суматохе при смене власти о нем забыли, было не до него... Могу написать и про это... Если руки дойдут до переработки)

 

P.S. прочитала рассказ по ссылке) понравился стиль, в котором написан, очень живой!) однако это еще явно не безнадега, и уж точно не крайняя ее степень! я в жизни видела ситуации намного серьезнее, в разы!  



#9 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 02 February 2016 - 22:21

Это же только повод для конфискации имущества или ареста!

 

А вешать за бродяжничество, как в старой доброй Англии, они ещё не догадались? Нет, в историческом Советском Союзе тоже была статья "тунеядство", но в том Советском Союзе безработицу полностью подавили до её введения.

 

Бог с ним, пусть в стране много безработных. Но кто же тогда голосовал за принятие закона о штрафах для этих безработных? И чего хотел этим достичь? Чтобы бывшие менеджеры по мотивации стали наниматься на всякие дорожные работы или ещё куда?

 

Это имело бы смысл, если бы в стране была масса незакрытых вакансий, куда с руками рвали бы любого, кто приходит на работу трезвым и понимает по-русски. Но у вас же этого вроде нету? В общем, тут мне видится крупный логический провал.

 

 

он работал на предприятии (он об этом говорит), а партийной деятельностью занимался, так сказать, проникшись идеей. А затем общей суматохе при смене власти о нем забыли, было не до него...

 

А что же стало с его основной должностью? Ну, той, на которой он получал зарплату? Или получилось так, что он ударился в коммунистическую агитацию, а на свои прямые обязанности совсем забил, за что его и уволили? Мы, к сожалению, вообще не понимаем, чем он жил до революции.

 

прочитала рассказ по ссылке) 

 

Это вы про который рассказ? Про бомжа Сопи — или про установщика кондиционеров? Как бы там ни было, никто и не заставляет вас обязательно доводить концентрацию безнадёжности и отчаяния до предела. Речь идёт о том, чтобы хоть сколько-то достоверно описывать человеческие переживания. В которых оное отчаяние и усталость могут более чем встречаться, хотя и не в смертельных дозах.



#10 Guest_Trubadur_*

Guest_Trubadur_*
  • Гости

Отправлено 06 February 2016 - 01:14

Уволить СО строительной организации

монитор ОТ компьютера 

указал он себе на лицо

И еще много подобных перлов

 

Вообще какой-то осадок серый на душе.... очередная ДОРОГА  В СССР. 

3-4 рассказа уже есть на эту тему в конкурсе



#11 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 06 February 2016 - 02:48

очередная ДОРОГА  В СССР. 

 

Как будто это что-то плохое?



#12 Межзвёздный 4

Межзвёздный 4
  • Пользователи
  • 774 сообщений

Отправлено 06 February 2016 - 04:06

Ох уж эти сказочники читатели! Одни жалуются, что в рассказах есть дорога в СССР, другие - что её там нет!

А насчёт 3-4... Ну с учётом того, что на конкурс аж 700 подано, так неудивительно, если их даже больше на одну тему! И что ж теперь, если один подал рассказ на какую-то тему, то другому уже нельзя?



#13 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 08 February 2016 - 20:53

В общем и целом, пока вешаем в отклонённые: без доработки этот рассказ мы принять не можем точно. Будет доработка — прочитаем ещё раз.

 

P.S. Если вы всё же решитесь прислать мне новую версию, отпишите нам на почту: art-konkurs@yandex.ru



#14 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 11 February 2016 - 12:32

какая-то подозрительно любвеобильная теща друга - бросается целоваться. стопудово между ними что-то было.


вот такой я пейсатель


#15 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 11 February 2016 - 12:54

какая-то подозрительно любвеобильная теща друга - бросается целоваться. стопудово между ними что-то было.

 

ЭМЯБТ?



#16 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 11 February 2016 - 14:46

 

какая-то подозрительно любвеобильная теща друга - бросается целоваться. стопудово между ними что-то было.

 

ЭМЯБТ?

 

о да! мама Стифлера forever love!!!


вот такой я пейсатель


#17 Guest_Марина Крамаренко_*

Guest_Марина Крамаренко_*
  • Гости

Отправлено 15 February 2016 - 09:28

СТЕПАН

***

Степан шел с очередного собеседования, заведомо уверенный, что его не возьмут: об этом однозначно говорили настороженный тон кадровика и бесчисленные вопросы о прошлой работе и вредных привычках. Степан зло плюнул и выругался. Прикурил дешевенькую сигарету и свернул в подворотню, чтобы пересчитать оставшиеся деньги: все-таки посреди улицы было как-то неудобно.

«Есть стыд – есть гордость!» - машинально пронеслось в его голове, как и тысячи раз до этого, когда ему приходилось чувствовать неловкость за свою бедность.

В кармане оказалась мелочь и смятая трехрублевая бумажка, всего 5,80р.… на неопределенный срок…

Степан быстро прикинул: хватит как раз на три «бомжатины» по рубль тридцать и хлеб за рубль восемьдесят. Майонез еще оставался, это он помнил точно. При мысли об этих продуктах Степан даже вздрогнул, так ему сделалось дурно, но выбирать не приходилось.

«Сходить что ли опять к Димке, занять денег… Жирная стерва!» - ему опять вспомнилась Катерина – необъятная шестидесятилетняя хозяйка квартиры, у которой он уже год снимал комнату. Они терпеть друг друга не могли, но их совместное существование было взаимовыгодным. Пару дней назад Катерина неудачно повернулась и умудрилась разбить монитор Степанова компьютера. У того внутри все похолодело, потом закипело от ярости, но он стиснул зубы и, стараясь не смотреть в ее сторону, молча дожидался, пока та выйдет, а Катерина лишь сказала со слабо скрываемой издевкой и ничуть не извиняясь: «Извини, сынок, денег у меня нет, так что можешь полмесяца бесплатно пожить!»

- Гори в аду! – Степан злобно затоптал окурок и вышел на улицу.

Прошло почти два месяца, как его уволили из строительной организации, где он уже полтора года занимался отделкой помещений. Уволили его прескверно, но хоть деньгами не обидели. А виной всему наиглупейший случай!

За пару месяцев до увольнения Степана неожиданно поставили на наружную отделку многоэтажного дома. Работать на лесах тому оказалось довольно сложно, поэтому он вскоре попросился, чтобы его перевели обратно внутрь здания. Прораб согласился, но сказал, что сразу этого сделать не сможет и ему придется еще немного поработать здесь. Степан несказанно обрадовался, поблагодарил и ушел трудиться. Однако радоваться ему пришлось недолго! Буквально через день после этого разговора какой-то умник оставил прямо на проходе ящик с инструментами, а Степан что-то нес в руках, не заметил и споткнулся… В итоге он провалялся на больничном полтора месяца со сломанной ногой. Благо, дело было на уровне второго этажа!

Но после этой неприятности, а точнее катастрофы, отношение начальства к Степану резко испортилось. Прорабу пришлось экстренно искать замену на его место, но сроки все равно сдвигались. А ГИП больше обозлился из-за испорченной статистики по несчастным случаям. Собственно, и один, и второй из-за Степана лишался премии. Так что, когда тот вышел на работу после больничного, его определили на восьмой этаж этого же дома. Степан напомнил прорабу об их договоренности, на что тот ответил, что теперь не может решать такие вопросы и отправил к вышестоящему руководству, а пока Степан бегал по кабинетам с бумажками, ему наставили неявок и уволили по статье, по официальной версии: за регулярные прогулы.

Вот с тех пор Степан и ходит по собеседованиям, но пока безрезультатно, даже грузчиком не берут после такого увольнения. Всё приглядываются да высматривают в нем признаки алкоголизма. А он так и вовсе не пьет, хотя эта мысль то и дело приходит в голову. Но он слишком хорошо помнит, чего ему стоила последний раз такая слабость, поэтому приходится брать себя в руки и убеждать, что все еще наладится. И на какое-то время все действительно более-менее наладилось, когда получилось устроиться на работу в эту строительную организацию. Больше всего Степан тогда благодарил Бога за то, что появилась возможность снять жилье и убраться из того ужасного общежития, в которое он попал по воле судьбы. От одной только мысли, что, может быть, придется туда вернуться, ему становилось трудно дышать, душила безысходность…

 

Вот где сложнее всего было сохранять надежду! Эти общежития - настоящие рассадники депрессии. Населяют их в основном бывшие банковские служащие, маркетологи, пиарщики, менеджеры, бизнес-тренеры и т.д. – люди без профессий, как их теперь называют, - которые по тем или иным причинам лишились своего прежнего жилья. Причем сильные и опытные специалисты либо успели уехать за границу, где их на первых порах принимали с большим удовольствием, однако быстро насытились и ограничили въезд, либо смогли приспособиться к новым жизненным реалиям. Так что в эти заведения попадали в основном люди безынициативные, привыкшие плыть по течению, не желающие брать на себя ответственность за свои жизни. Учреждая такие общежития, правительство говорило, что наша новая страна заботиться обо всех своих гражданах, без исключения. Да на деле оно так и было! Большинство общажных жителей вряд ли могли позволить себе съемное жилье.

В общежитии №9, где три года прожил Степан, скитаясь с одного места работы на другое, население было весьма разношерстным: начиная от несостоявшихся студентов, которые не смогли или не захотели продолжить образование, и заканчивая семейными парами, в основном молодыми без детей, стоявшими в очередь на квартиру. Даже жили несколько пенсионеров, с хорошими пенсиями, большую часть из которых они, как полагается, отдавали внукам.

Соседом Степана по комнате был как раз таки бывший студент, из области. До смены власти Женя, как того звали, учился на менеджера, да так и не закончил, ехать обратно в деревню и трудиться на земле он не захотел, как, собственно, и переучиваться. Работал билетером в кинотеатре, а по вечерам и в выходные либо сидел в соцсетях, либо играл в онлайн игры. Степана дико раздражало это тощее, перекошенное от постоянного сидения за компьютером существо, апатичное ко всему, что происходит вне экрана. Он завидовал молодости и возможностям Жени и злился от того, что все это добро так бездарно пропадает. Степану в его 44 года было намного сложнее реанимировать свою жизнь, чем Жене построить свою! Иногда, глядя на спину соседа, он начинал представлять, что бы делал сам, будь на 20 лет моложе. И от этих мыслей делалось только тоскливей. Ведь для него, для Жени, для таких, как он, Степан стремился все поменять! Единственным плюсом от этого соседства были регулярные поставки продуктов из деревни, так что даже в сложные времена голодать не приходилось.

Было тут и несколько комнат, где собирались любители выпить, это были товарищи постарше, кому есть на что пожаловаться и за что повинить судьбу, чем они в основном и занимались. До драк доходило редко, так как они находились под постоянным контролем старост, которых в общежитии было трое, и все крепкие ребята, назначенные Социальной службой. Они же каждое утро контролировали, чтобы эти «полезные члены общества» выходили на работу и при этом имели приличный вид.

Сам Степан не пил и косился на эти пропитанные тоской и водкой коморки с явным отвращением. У него были на то причины. Хотя на всякий случай бутылочка коньяка у него была припрятана.

Когда случился переворот, вопреки собственным ожиданиям, Степан оказался не только не у дел, но даже более того, отпущенным на все четыре стороны. Из-за чего он впал сначала в глубокую депрессию, а потом жестоко запил. Он даже не помнил, как и когда подписал документы на развод, причем отписал все имущество жене. Очнулся только в клинике, куда его определила уже бывшая жена, за что Степан ей был в общем-то благодарен. Уже после выписки он узнал, что та опять вышла замуж за какого-то стоматолога. Было бы не удивительно, если бы выяснилось, что у них уже давно роман: Степан, когда начал, помимо работы, заниматься партийной деятельностью, дома вообще мало бывал. Но больше всего его во всей этой истории расстроило, что запретили видеться с детьми, и он только год назад он смог добиться отмены запрета…

Эти три года для Степана были настоящей пыткой. И сложно было не столько физически, сколько морально. Сложно было не поддаться общему настроению и сохранить внутри искру жизни, желание жить. Видеть каждый день пустые глаза, потухшие взгляды людей, которых вынули из привычного существования, которые так и не могут прийти в себя после этого и просто опускают руки. Или же наблюдать этих бывших студентов, боящихся взять ответственность за свою жизнь и погрязающих ленивом безделии. Даже семьи создаются не из любви и не из расчета, а по какой-то тупой инерции, по которой потом становятся в очереди на получение квартир и съезжают из общаг…

Степану иногда казалось, что от уныния воздух там становился просто свинцовым: так ему тяжело дышалось. Бывало, после работы он мог нарезать несколько кругов по улице вокруг общаги, станет перед дорожкой, ведущей в ее сторону, посмотрит и еще раз обойдет… Настолько все внутри него сопротивлялось возвращению.

 

Только не туда! А из-за этой старой коровы он теперь даже работу искать не сможет! Газета стоит не меньше рубля…

Степан еще постоял в нерешительности и, наконец, резко сорвался с места и зашагал по улице, весь скрутившись под колючим октябрьским ветром в своей плохонькой, но более-менее приличной на вид куртенке.

 

***

Шел Степан к своему школьному товарищу Диме, с которым пять лет просидел за одной партой. Тот всю жизнь проработал школьным учителем физики и наконец-то дождался, когда его профессия стала одной из самых почетных в обществе. Дима, или правильнее сказать, Дмитрий Александрович, часто любил повторять: кто владеет детскими умами, тот владеет будущим. И обязательно потом коротко смеялся. В свое время Степан подшучивал над другом, когда тот говорил, что работает по призванию, и советовал найти нормальную работу. Сам он работал пиарщиком на крупной кондитерской фабрике, получал хорошие проценты и уже довольно твердо стоял на ногах. Теперь же ситуация поменялась «с точностью до наоборот»…

Степан вздохнул. Просить было стыдно, тем более что он итак должен был уже 376 рублей.

«Это последний раз…» - неуверенно подумал он и нажал звонок.

Открыл сам хозяин.

- Привет, Димка.

- Степка! - Димка очень обрадовался такому гостю, обнял его и пригласил войти. В квартире безбожно пахло котлетами, выпечкой и еще какой-то едой, так что Степан невольно сглотнул слюну, и ему сделалось дурно.

В гостиной телевизор торжественно вещал о том, что эти пять первых лет были неимоверно тяжелыми, но сколько всего хорошего успел сделать советский народ за это время. Дима поспешил его выключить и заглянул на кухню.

- Надь! Смотри, кто пришел!

- Сколько лет, сколько зим! – проворно выскочила с кухни Димина теща, обняла и поцеловала Степана в обе колючие щеки.

- Да ты прям ежик! Вся обкололось об тебя! – засмеялась она молодым смехом. Маленькая и бойкая, с живыми светящимися глазами она выглядела гораздо моложе своих 72, хоть и не пользовалась услугами современной медицины, говоря: пусть все идет своим чередом. И весь ее жизнерадостный вид, исходящий от нее позитив, просто не мог не заражать, настроение само невольно поднималось. Да и смотрелась она забавно: в легинсах и широкой рубашке с коротким рукавом, с косынкой на голове, вся перепачканная мукой. Хотя, когда Степан ее видел последний раз, а это было пять с лишним лет назад, глаза ее горели ярче, морщинок было поменьше, да и сутулилась она не так сильно. Но если подумать, что за это время она потеряла горячо любимого мужа и дочь, то можно будет только подивиться ее внутренней силе. А вот для Степана смерть Алексея Васильевича, мужа Нади и одновременно Главы их партийной ячейки, обернулась настоящей катастрофой! Он умер от инфаркта буквально за три месяца до переворота! В то, что такое вообще возможно, было сложно поверить! Это было слишком фантастично. Надя тогда тоже отошла от дел, не до того ей было… А вот с новым Главой у Степана отношения с самого начала не сложились. Собственно, так он и оказался брошенным на произвол судьбы…

- А Вы все такая же красавица, Надежда Сергеевна! Ничуть не изменились! - улыбнулся в ответ Степан. – Вы погостить приехали?

- Да нет! Вот зятек к себе забрал, сжалился над старушкой!

- Да какая ж Вы старушка, я вот хоть сейчас же на Вас женюсь!

- Смеешься ты все, Степа! Твои-то дела как?

- Сказал бы хорошо, да потому и пришел, что совсем нехорошо…

- Ну, идем тогда, присядем.

Они зашли в светлую просторную гостиную, из которой  три двери вели в спальни и ближе к окну стояли вокруг чайного столика диван и пара кресел.

Степан почувствовал себя чем-то чужеродным в этой обстановке, и ему сделалось очень неловко, но он тут же пересилил себя и устроился на диване. Дима сел рядом, а Надежда Сергеевна побежала на кухню делать чай.

- Хорошо у вас, но без Любы все равно как-то по-другому, - невольно заметил Степан.

- Да, не хватает ее, но, значит, так должно было быть… Обидно правда: сейчас ее можно было бы спасти! В Германии такие опухоли удаляются как нечего делать! Правда денег надо немерено, но уже полгода работают кассы взаимопомощи… А не хватило каких-то два года… - Дима помолчал. - Зато вот Вера, старшая моя, ну ты помнишь, только из-за этого готовится поступить в мед, чтобы заниматься онкологией…

- Вера всегда была умничкой…

- Причем она решила это еще до теста на профориентацию! Я ей говорю: а вдруг тест что-то другое покажет? А она мне: мне все равно! – он посмеялся. – И ты знаешь: тест ей показал медицинское направление!

Тут появилась Надежда Сергеевна с красивым блестящим подносом, на котором было целое нагромождение: фарфоровые чашки и чайничек из набора, корзинка с печеньем в шоколаде и две тарелочки с пирожками. Степан со вчерашнего обеда еще не ел, а сейчас была уже половина четвертого. И как он ни старался скрыть, что ужасно голоден, при появлении еды его желудок тут же зарычал, как раненный медведь.

- Ты не завтракал? – спросила старушка: его впалые небритые щеки и черные мешки под глазами давно вызывали в ней негодование.

- И не ужинал…

- Да что там у тебя происходит? – строго спросила та и, указав глазами на тарелки, приказала. – Быстро ешь!

Уговаривать того не пришлось. Степан быстро проглотил два пирожка, они оказались с картошкой и печенкой, и, немного взбодрившись, рассказал, как его уволили с работы и о том, что хозяйка разбила его монитор, из-за чего, в общем-то, он и решился попросить денег.

-… новый будет стоить рублей 140, но бэушный можно найти и за 24, - озвучив цифры, Степан немного смутился.

Однако его друг, казалось, не обратил на них никакого внимания:

- Так сколько ты уже без работы?

- Месяца 2, наверное…

- И ты только сейчас пришел?!

- Да я бы и сейчас перетерпел! Если бы эта жирная тварь своей… - тут Степан осекся и мельком взглянул на Димину тещу. – Простите, Надежда Сергеевна! В общем, если бы хозяйка не разбила монитор…

- Да ты издеваешься?! Сколько раз ты меня выручал?! Сколько раз занимал мне?! Ты же ни разу не отказал, когда я просил! А я ведь просил из-за принципа, а не безнадеги! Да, в конце концов, мы же друзья! Так ты поэтому пропал и на звонки не отвечал?!

Степан смутился, а разгоряченный Дима продолжил:

- Да ты вообще в курсе, что неделю назад на голосовании утвердили штраф по безработице? Если гражданин не работает больше трех месяцев, его будут штрафовать! У тебя месяц остался, понимаешь? Месяц!

- Так с чего же я платить буду, если у меня итак денег нет? – усмехнулся Степан.

- Да ты что, Степ? Это же только повод для конфискации имущества или ареста!

Степан задумался.

- Степ, а ты не думал переучиться?

- Да думал, - машинально отвечал тот, не переставая размышлять. – Только вот приняли год назад приняли чудесное ограничение, что в течение ближайших пяти лет переучиваться будут только те, кому еще нет 40 лет… Так что мне еще годика четыре подождать придется! Если на отмену этого идиотизма не соберется достаточно голосов… Пока не хватает… Где у вас покурить можно?

- Да можешь здесь, - кивнул хозяин. – К Наде частенько приходят товарищи по партии, которые любят во время обсуждений покурить, так что нам пришлось поставить везде фильтры для воздуха!

- Ну не знаю, - горько усмехнулся Степан. – Я курю такую отраву, что твои фильтры накроются!

- А кстати, - спохватилась Надежда Сергеевна, - Николай Федорович забыл прошлый раз свои сигареты! Так что могу угостить!

- Давайте! – тут же согласился Степан, и когда та вышла, быстро спросил у друга. – Вам в школу не нужны работники?

- Степ, да мне даже говорить неудобно…

- Чего там?

- Техничка нужна…

Вошла старушка и подала гостю открытую пачку. Погруженный в свои мысли, Степан жадно выкурил две подряд.

- Вот так, значит… - задумчиво заговорил он. – Вот чем, значит, обернулось для меня это светлое будущее, ради которого я так старался! А ведь согласитесь: я немало сделал? Да ведь у нас была самая многочисленная партийная ячейка! И разве не я привлек туда ни много ни мало, а 3 653 человека? Разве не я им расписывал, как чудесно мы перестроим нашу страну, разве не я им втирал всякие сборища по интересам, зная, что их туда затянет? Я был хорошим пиарщиком, я знал свое дело! У нас вся фабрика состояла в партии! Разве не мне выносили благодарность за проявленную активность? И что? Что теперь? Теперь меня просто выбрасывают на помойку, как ненужный хлам! Я потерял семью, живу хрен знает где, всякая мразь меня шпыняет, мне даже пожрать нечего… и все в этом прекрасном мире, который так рьяно строил! И как я мог этого не предвидеть?... – Степан закрыл глаза ладонью и тяжело прошептал «техничка».

Зато лицо Надежды Сергеевны вдруг все оживились, глаза вдохновенно загорелись. Она встала, обняла Степана и начала гладить его волосы:

- Степочка, сынок, что ж ты раньше не приходил… Степочка, ты не переживай, все хорошо будет!

- Это что Вы такое говорите? – отстранился Степан.

- Есть у меня один знакомый, думаю, ты ему подойдешь! Позвони ему сегодня, я дам номер.

- Вы не шутите? – тот недоверчиво посмотрел, он даже на мгновение боялся представить, что весь этот ужас может так вдруг и прямо сейчас закончиться.

- Что ты, Степа! Какие шутки?!

- А что за работа?

- По-моему, что-то связано с внутренней пропагандой… Ты же знаешь, что я давно не при делах, так что уже особо не в курсе! Ты только в порядок себя приведи, а то вид у тебя не очень презентабельный!

Степан весь встрепенулся, измученное и худое лицо его засветилось и как будто помолодело.

- Можно у тебя побриться? – спросил он друга. – А то у меня и бритвы нормальной давно нет… Это я вчера так побрился! – указал он на свое лицо и по-детски радостно, от души, засмеялся.

- Ты спрашиваешь? Конечно, можно!

 





Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных