Перейти к содержимому


Конкурс рассказов. Рассказ "Проба пера"


Сообщений в теме: 3

#1 Guest_Victor Arbeiten_*

Guest_Victor Arbeiten_*
  • Гости

Отправлено 10 January 2016 - 23:27

Автор - Victor Arbeiten

e-mail: ldnb03@yandex.ru 

 

Текст рассказа:

 

Проба пера

 

День у Мишки незадался с самого утра. Все одно к одному: и пучеглаза увидел, и кошка, черная как смоль зараза дорогу перебежала, как будто специально ждала и, главное, - встретил блуждающего Ганса.

В принципе, одного блуждающего хватило бы для понимания, что учебный день испорчен окончательно и надо что-то делать. Но в памяти живо всплыл результат последнего, как выразился дед «экзерсиса». Это когда идея задвинуть контрольную по математике, сославшись на внезапно разболевшийся зуб, с начала показалась очень удачной. Но потом, когда в кабинете зубного врача молодой доктор, прочитав распечатку экспресс-анализатора заявил, что пациенту срочно требуется хирургической вмешательство, достал какие-то ужасного вида инструменты и сказал медсестре держать «объект» крепче, так как обезболивающее кончилось, идея утратила свою привлекательность. Пришлось убеждать доктора, что боль уже совсем прошла, ну может чуточку осталось, но уже совсем не больно. Что ему уже надо в школу, что он обожает учиться и что зубы у него уже никогда болеть не будут.

- Точно не будут? - спросил эскулап

- Точно-точно, – выдохнул Мишка, приложив руку к груди и глядя на доктора полными ужаса глазами.

- Ну тогда ладно, - сказал врач и, выглянув в коридор, окликнул сидящего там деда - забирайте вашего молодого да раннего он выздоровел. Скоропостижно. Медсестра противно захихикала, а дед, что-то невнятно пробурчав, взял Мишку за руку и вышел из медпункта. Так же за руку дед привел Мишку в школу, за руку завел в класс прямо на контрольную по математике и усадил за парту.

Надо ли объяснять, что результат был немного предсказуем: двойка по математике, насмешки приятелей - Васька вон до сих пор при любом удобном случае вспоминает и, главное, отец не взял с собой в суборбитальный. Суборбитальный! Сказал, что больнозубых и хитрозадых в космос, даже наиближайший, не берут.

Так что задвигать сегодня и в ближайшее время не вариант. А вариант только один - идти на занятия. И вроде бы бояться нечего - сегодня только математика, которую он основательно подтянул после случая с контрольной, физика, с которой Мишка всегда дружил, физкультура и литра.

Физкультуру бояться смешно - чего тут бояться? Раз-два руки в стороны, три-четыре сели-встали.

А вот литра... Иван Кириллович еще пару месяцев назад обещал придумать что-нибудь "интересненькое". А когда он обещает что-нибудь "интересненькое" лучше держать ухо востро. Ну и что? Значит - будем держать.

И вообще - все эти пучеглазы, кошки и блуждающие Гансы суть темные суеверия, которые необходимо зарыть и забыть. Взрослые, серьезные и ответственные парни 21-го века не заморачиваются по этой ерунде. Разве не так? Правда на вопрос: «Почему отец никогда не бреется перед вылетом на дежурство, а старший брат дважды в год вытаскивает зачетку и бурчит: «Ловись халява большая и маленькая» ответственные люди ухмыляются и говорят: "Так принято". Значит и по поводу Ганса - так принято?

Хотя с Гансом все понятно - опять практиканты забаговали программу и несчастный результат студенческой фантазии ходит тихой сапой по району и пристает к прохожим с просьбой отключить его. За Гансом ходит группа криворуких кодеров и пытаются его урезонить. А за всем этим безобразием наблюдает типовой лаборант. Типовой, это тощий, очкастый, занудный и очень язвительный. Как говаривала мама, в лаборатории факультета робототехники берут преимущественно таких. И еще таких, которые могут так зарыть хитрую подпрограмму в код робота, что при ошибках практикантов она активируется и робот ведет себя неадекватно. Ровно настолько, что бы практиканты навсегда усвоили простую истину - в робототехнике кодеры не нужны. Это вам не игрушки клепать и патчами дыры затыкать. Тут думать надо.

Этот Ганс просто ходил - и на том спасибо. У одного совсем веселого лаборанта он приперся в музыкальный магазин, взял электрогитару, настроил и исполнил "Шалом, я робот"1). И пел до тех пор, пока не приехала полиция и не попросила, прекратить это безобразие. Но сразу же прекратить не получилось - что-то там у лаборанта не срослось, а получилось только часов через несколько. Короче говоря, песня успела всем порядком надоесть, лаборант получил выговор, а вслед за выговором приглашение поработать над более интересными проектами - что-то он там совсем новое придумал в алгоритмах с нечеткой логикой. В общем, случай нашумевший, и привлекший интерес к музыке конца девяностых прошлого века, ибо песня родом оттуда.

У школяров же встреча с блуждающим Гансом ознаменовывала криворукость, никчемность, полную бесполезность и являлась очень плохой приметой.

За этими мыслями Мишка добрел до школьного крыльца и окунулся в круговерть суеты, обычной для любой средней школы любого более-менее крупного города человеческой цивилизации: треп, споры, уроки, перемены, шушуканья, приколы на уроке и после него, обсуждение последних игр, фильмов и дворовых похождений. Ничем не примечательная школьная чашка Петри – лягушатник, как любил говаривать старший брат.

Урок литературы подкрался незаметно – Мишка уже и думать забыл о своих утренних страхах. На физике он раньше некоторых дюже умных нашел подход к непростой задачке на закон сохранения энергии, и на пару с Васькой они разделали под орех братьев Красновых в теннис на физкультуре. А математичка заболела – вместо нее было что-то по культурологии. Так что настроение было на все сто.

Когда они разгоряченные и довольные ввалились в класс литературы, Мишка даже подмигнул Толстому, смотрящему на него со своего портрета с вечной задумчивостью в глазах: «Вот мол, как мы их и нефиг так смотреть».

Тем не менее, неприятности не замедлили себя ждать фактически сразу же после начала урока.

- Кантемиров - назвал фамилию Мишки Иван Кириллович.

- Я, - ответил Мишка, внутренне напрягшись.

- А что это у меня в руке, дорогой мой Кантемиров? - спросил Иван Кириллович, держа тонкий продолговатый предмет длинной около 15 сантиметров.

Мишка пригляделся и отчеканил, подозревая подвох:

- Ручка, шариковая, обыкновенная, ничем не примечательная. С вашего позволения, Иван Кириллович, прошлый век, в топку.

Иван Кириллович прищурился:

- Прошлый век в топку или ручку?

- Ручку конечно, Иван Кириллович, - заверил Мишка.

- Хорошо, Кантемиров, продолжил Иван Кириллович, А скажи мне, друг мой любезный, практиковался ли ты в использовании этой ничем не примечательной шариковой ручки?

Мишка задумался. В памяти пронеслись фразы «мелкая моторика», «ощущение письма», «практика рукописного ввода данных», «четкость изложения мыслей в связи с невозможностью исправить написанное без следа» и прочий информационный шум из разговора мамы с отцом по поводу факультативных уроков чистописания на которые Мишку загнали в самом начале учебного года. Мишка особенно не упирался. Более того, на этот факультатив были направлены практически все его одноклассники. Мама тогда сказала, что если ты умеешь только надиктовывать редактору текст или стучать по клавишам, то твой «горизонт возможностей» весьма узок. Отец не возражал, а братец заявил, что Мишке уже ничего не поможет – разве только биореактор, за что Мишка запустил ему в планшет хитрый вирус, который при активации выдавал старый слоган: «Не знаешь матан – пойдешь на метан». А активировался вирус очень не регулярно, и выловить его стоило братцу большого труда. Так что еще неизвестно кого в биореактор-то.

- Вижу, Кантемиров, задумался ты изрядно. Но ничего, братец, сейчас у тебя и других твоих товарищей будет достаточно времени «на подумать». Я тут для вас подготовил не только ручки и бумагу, но и тему для сочинения. Кстати, это сочинение котируется как А+. Сами знаете, что значит. Так что те, которые думали, что на факультативе они будут только черточки рисовать и этим все закончится, серьезно ошибались, - заявил с легкой усмешкой Иван Кириллович.

Мишка аж подпрыгнул – уровень А+! Сдача работы такого уровня на 4,5 или 5 баллов давало возможность избежать выпускного сочинения по литературе с автоматическим получением высшего балла! Проблема ровно в одном – Мишка практиковался в использовании ручки шариковой, обыкновенной весьма мало и, по правде говоря, не совсем по назначению – в основном рисовал шаржи на приятелей и учителей. Конечно, упражнения по чистописанию он выполнял, но без души. Так, для отмазки. И вот оно как повернулось – такой шанс. Бли-и-ин!

Иван Кириллович тем временем не спеша раздал всем по ручке, несколько листов бумаги и, оглядев притихший класс, заявил:

- Тема сочинения свободная. Писать можете о чем угодно и излагать свои мысли в какой угодно форме. Главное – что бы было понятно другим. Но для особо упертых общую тему можно обрисовать так: «Проба пера». Была такая фраза еще во времена Очаковские и покорения Крыма то есть очень давно. И значила она – опробование себя в чем-то новом, неизведанном. Вот и пробуйте. Это ведь всегда интересно. Да, еще одно важное требование – черновиков не будет. Чем меньше ошибок, помарок и исправлений – тем выше оценка. Не зря же вы учились излагать свои мысли четко и ясно. Правда, Кантемиров?

- Правда, Иван Кириллович, - вздохнул Мишка. Последнее требование окончательно похоронило его надежды на «автомат» по литературе – излагать свои мысли четко и ясно, да еще на бумаге Мишка не умел ни при каких раскладах.

- Да, и времени у вас – стандартный урок. Время, кстати, пошло.

Класс зашуршал бумагами и заскрипел мозгами. Мишка искоса посмотрел на своих товарищей. Вон Васька уже что-то пишет. От усердия даже язык высунул – этот напишет, не беспокойтесь – у него всегда припасено несколько историй и говорит он складно – заслушаешься. Ирка сидит, думает. Та еще тихоня – как придумает начнет строчить почище Васьки. Причем во всех отношениях. Матвей задумчиво крутит ручку. Не прет его – видно сразу.

Мишка взял ручку, положил перед собой бумагу и прислушался к себе. Никаких идей. О чем писать? Зачем писать? Кстати, зачем писать? Что там говорил Иван Кириллович: «… излагать свои мысли в какой угодно форме… опробование в чем-то новом, неизведанном… черновиков не будет…». Так мне и не надо. Зачем писать, когда можно рисовать?! Точно, чем не сочинение только в виде картинок. Писал рукой? Рукой! Ручкой? Да, ручкой. На бумаге? Да, на бумаге. Тема свободная – типа «Проба пера»? Вот и получите!

Мишку охватил азарт – перед глазами замелькали картинки из совсем недавнего прошлого: вот они с братцем отвлекли горе-кодеров и увели у них блуждающего Ганса – нужно было брату достать элемент питания для робота собственной конструкции, да только не успели они – злобный лаборант всех «повинтил». Правда никому не сдал и помог сделать собственного робота. А вот и собственно робот, разработанный братом и подаренный маме для выполнения всех домашних дел. А вот первый суборбитальный полет с отцом и братом. Это за робота. Как бы передать эти чувства? Мишка задумался: как можно передать восторг от полета над огромной, голубой, безумно красивой планетой? Как можно изобразить на бумаге первый опыт невесомости? А может вот так – несколько штрихов сформировали его, Мишку, неуклюже раскинувшего в стороны руки и ноги, открывшего в радостном вопле рот и горящие от восторга глаза. И отца с братом, смеющихся, веселых поддерживающих его, что бы не крутился бестолковой юлой. И маму с улыбкой наблюдающей за ними с Земли.

- Что ж, Кантемиров, - голос Ивана Кирилловича вытащил Мишку в реальность. Свой шанс на «автомат» ты использовал вполне. В конце концов, у каждого своя проба пера.

 

Эти слова еще не раз вспомнились майору ВКС Кантемирову Михаилу Сергеевичу. У каждого своя проба пера. Каждый всегда делает что-то первый раз. Главное, что бы это было хорошо и не в последний. Особенно, если ты идешь на таран стремительно уходящего в прыжок лайнера, с заложниками на борту. Значит надо протаранить так, что бы лайнер не ушел в прыжок, не взорвался и не получил повреждений, не совместимых с жизнью экипажа. Это что бы было хорошо. А что бы не в последний – это что бы сработала система катапультирования и меня, майора ВКС по прозвищу «художник» подобрали свои хотя бы через неделю.

Чувствую, наемся я этой невесомости «по самое немогу» - подумал Мишка, включая форсаж.

 

 

Москва, январь 2016.

 

1)      Слова из песни «Чрезвычайное происшествие», группы «НОМ»



#2 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 03 February 2016 - 12:17

Принято.



#3 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 07 February 2016 - 09:03

"таран стремительно уходящего в прыжок лайнера, с заложниками на борту" -  звучит пугающе.


вот такой я пейсатель


#4 Guest_Victor Arbeiten_*

Guest_Victor Arbeiten_*
  • Гости

Отправлено 02 March 2016 - 21:38

Принято.

Спасибо.

 

"таран стремительно уходящего в прыжок лайнера, с заложниками на борту" -  звучит пугающе.

Ну, так получилось.

Но "пугающе" это ведь не "страшно"?





Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных