Перейти к содержимому


Евгений Арманисов «Отшельник»


Сообщений в теме: 10

#1 Guest_Евгений Арманисов_*

Guest_Евгений Арманисов_*
  • Гости

Отправлено 10 January 2016 - 23:14

Евгений Арманисов, второй рассказ для конкурса "СССР - 2061. Будущее, до которого хочется дожить". Почта kuliksa@list.ru Телефон 89202322292



#2 Guest_Евгений Арманисов_*

Guest_Евгений Арманисов_*
  • Гости

Отправлено 10 January 2016 - 23:17

Евгений Арманисов рассказ для конкурса "СССР - 2061. Будущее, до которого хочется дожить" Почта kuliksa@list.ru

 

«Отшельник».

 

         Ночью было тихо.

         Лишь под утро перестук капель на мокром крыльце разогнал сон. Мужчина основательно потянулся, нехотя откинул тяжёлое тёплое одеяло. Расслабленные ноги толкнули тело к окну. За треснувшим засиженным мухами стеклом медленно разгоралась заря. Ночные тучи с моросящим дождём рассеялись, пламенеющие облака торжественно встали над верхушками деревьев. Несколько секунд спустя ангельски чистый луч пробился сквозь ветви, прыгнул на раму и задрожал внутри комнаты, выхватывая из полумрака нехитрую алюминиевую посуду на бревенчатых стенах, побеленную печку и стол под клеенчатой скатертью.

         Ежась от прохлады, мужчина вышел на крыльцо, привычным взглядом окинул неказистый домишко под низкой крышей. Маленький, но прочный и родной, он приютился у самого края поляны. Высокая изгородь с покосившимися столбиками худо-бедно защищала ойкумену и её обитателей от опасного и не очень таёжного зверья. Короткая тропинка привела к колодцу, где мокрая трава ласково похолодила ступни. Вода из жестяного ведра хлестнула по лицу и спине ледяным жгутом, рассыпаясь сотнями искр. Радостно задохнувшись, мужчина расправил плечи, взъерошил мокрые волосы и пышную бороду. Сильные узловатые руки крепко растёрли торс чтобы горячая кровь хлынула в сонные мышцы.

         Обернувшись к обломку зеркала на стене сарая, мужчина довольно усмехнулся. Утренние сумерки не смогли скрыть сухощавую крепкую фигуру с намёком на некоторую стройность. Зато лёгкая завеса тумана надёжно спрятала возраст. В тёмном зеркале морщины под глазами превратились в сизые тени, а снег седых волос – в подобие небрежно прилипшей паутины.

 

         Дверь сарая скрипнула и на бугристую землю возле поленницы мягко приземлилась ободранная кошка. Поманив её за собой, мужчина взбежал по скрипнувшим ступеням в дом, приглушённо загремел посудой.

         До пробуждения скотины оставалось не так уж много времени. Человек и кошка жадно проглотили гречневую кашу с хлебом, после чего мышеловка получила блюдце с молоком, а хозяин принялся за чай с вареньем. Такие завтраки вот уже девять лет проходили по одному и тому же сценарию и ни разу утренняя традиция не была нарушена.

 - Ешь, Маруська, надоели, небось, мыши – то? – грубые пальцы тихонько прикоснулись к дрогнувшей спине, почесали за ушами, - далеко в лес не лазь, меня сегодня дома не будет.

Вскоре кошка шмыгнула по своим делам, а хозяин неспешно спустился с крыльца.

         Взошедшее солнце разбудило шумное хозяйство – в загонах закричали петухи, гуси расправили крылья и важно выступили в центр двора. Коровы, поросёнок, козы и цыплята постепенно наполнили утро музыкой голосов и запахов. Мужчина привычными скупыми движениями, отточенными за долгие годы, принялся за дело. Работа спорилась быстро и к полудню вся живность была накормлена, навоз убран и сараи вычищены.

         Закинув за спину мешок с провизией и взвесив в руке топорик с пилой, хозяин дома вышел за ограду. Сразу за выгоном шумела стена тайги. Мачты лиственниц и кедров, укрытые густым подлеском, тревожно качались и гудели. Мужчина, нахмурив брови, знакомой тропой пробрался через перелесок на соседнюю поляну, раздосадовано сел на упавшее бревно.

 

         Это началось примерно месяц назад или больше. Точнее он не знал – «вечный» календарь с хитрой системой исчисления потерялся лет десять тому, а вести хронику по принципу Робинзона быстро надоело. Да и зачем? Одинокая размеренная жизнь с редкими удачами и потерями не нуждалась в ритмичности – она упорядочилась очень быстро и иных понятий, чем «лето», «осень», «зима», «весна» не требовалось. Примерно в середине зимы бывал Новый год со свечами до рассвета, горячим белым хлебом, мясом и самодельной настойкой, весной – Пасха с самодельными куличами и творогом, летом – день рождения, когда мужчина позволял себе выкурить сигарету из пачки и заварить пакетик чая из почти исчерпанного за сорок пять лет запаса. Безжалостное время, так терзавшее его в молодости, превратилось в ласковые и снисходительные «на рассвете», «в полдень» и «на закате». Скотина росла, умирала и рождалась, обеспечивая пропитание. Небольшой огород давал овощи и зерно, капканы редко, но приносили дичь, а из мелких кислых таёжных яблочек получалось восхитительное варенье. Такая жизнь вполне его устраивала, а общение с тысячами привезённых книг давало пищу духовную.

         Но совсем недавно всё пошло не так. Конечно, падение метеорита на соседнюю поляну среди ночи нельзя назвать заурядностью, но, в конце концов, почему бы и нет? Мужчина стянул дырявую шерстяную рубаху, подставляя плечи ласковым лучам и задумчиво хрустнул сухарём. В одной телепередаче давным-давно ведущий разъяснял пришедшему в студию гостю, что «английская королева может вот так запросто взять и зайти сюда прямо сейчас, это вполне возможно, но маловероятно». Тогда отшельник рассудил подобным образом, но метеоритный дождь на этой поляне почти каждый день уже никак не влезал в рамки «возможного, но маловероятного». Это было просто из ряда вон, и хотя камни с неба сыпались регулярно, ни один не упал рядом с домом. Только сюда. Около сотни метеоритов.

         Мужчина задумчиво обошёл свежие воронки. От развороченной обгоревшей земли несло сыростью и незнакомым удушливым запахом. Скорее всего, камешки были небольшими, иначе ему со всей усадьбой пришлось бы худо.

 

         Незнакомый звук на границе слуха заставил испуганно присесть. Это не свист очередного метеорита, а явно нечто наземное. Мужчина кинулся в подлесок, подняв тучу мошкары. Впервые за столько лет он растерялся. Давно забытое чувство страха, которого не было ни в жгучие морозы, ни в битве с медведем, всколыхнуло всё нутро. Звук нарастал, сварливой дрелью разрывал гармонию леса. Отшельник пятился всё дальше, оставляя просвет в ветвях. Теперь он точно знал, что слышат грешники в аду – звук мотора.

         На поляну, разрывая ветви, продрался тёмный вездеход. Поворачиваясь на месте, он взревел последний раз и замер. Из раскрывшейся двери вышли двое. Мужчина не видел людей уже сорок пять лет и мог поклясться, что истосковался по ним. Внутри разрывали противоречия – многолетний уклад и спокойное сознание столкнулись с внезапно хлынувшей наружу непрошенной радостью. Слезы мокрыми дорожками прочертили морщинистое лицо, усы и борода намокли, а отшельник никак не мог сдержать рвущиеся из груди рыдания.

         Двое в тёмно–зелёных накидках вернулись к вездеходу, заглушили мотор и осмотрели поляну. Значительное расстояние скрадывало звуки, но отголоски переклички прибывших заставляли сердце отшельника колотиться в бешеном ритме. Наконец, собравшись, с духом, он выступил наружу. Незнакомцы сначала не заметили мужчину, но затем, встревожено переглянувшись, поспешили навстречу.

         Замедляя шаги, они сходились почти торжественно. Первым заговорил один из чужаков. Откинув широкий капюшон из тонко шуршащей ткани, он расширившимися от удивления глазами смерил отшельника взглядом.

          - Здравствуйте.

          - Здравствуйте.

          - Вы…здесь…вы местный?

          - Да.

          - Но согласно нашим сведениям, в радиусе сотни километров нет ни души.

          - Я живу здесь.

          - В деревне?

          - Один.

         Прибывшие переглянулись.

          - И каких чудес не встретишь на наших необъятных просторах, - выдохнул второй с пробивающимся пушком над губами и протянул руку, - Сергей.

          - Фёдор, - отшельник бережно пожал протянутую ладонь и смахнул предательскую слезу.

          - Андрей, - высокий товарищ первого был явно старше.

 

 

*           *           *

 

         Глубокая ночь за окном впервые в этих краях бежала прочь от торопливого взволнованного разговора трёх человек. Сполохи свечного огня и поставленного на стол фонаря танцевали во дворе и ближайших деревьях, заставляя прочих обитателей усадьбы тревожно прислушиваться сквозь неспокойный сон.

          - Я и подумать не мог, что метеориты можно ловить и складировать, - отшельник возбуждённо махал руками, с непривычки долго подбирая слова в непривычно быстрой беседе.

          - В Сибири организовано уже несколько таких «плацдармов небесных тел», и здешний – не самый большой, - Сергей прихлёбывал чай из большой мятой кружки и морщась, ложками ел варенье прямо из банки, - Как же вкусно!

          - А если есть такой «плацдарм», значит здесь что-то будет?, - отшельник затолкал в рот очередную конфету и зажмурился.

          - Да, - Андрей отодвинул тарелку с жареной картошкой и сыто потянулся, - здесь будет перерабатывающий центр.

          - Как центр? – хозяин дома замер.

          - Центр изучения и переработки небесных ископаемых. Полностью роботизированный. Мы с Серёжей лишь координаторы. Координаторы проекта «Небо СССР». Наша задача изучить местность, составить план, а дальше дело строителей.

          - Что простите? Какого проекта?

          - «Небо СССР». Небесные ископаемые, редкие металлы, например, теперь можно добывать не летая в…

          - СССР?

          - Вы не знаете? - Сергей восхищённо присвистнул, - вы родились ещё во времена…

          - Разве России больше нет?

          - Есть. Ещё как есть! Для вас это будет новостью, но Советский Союз вновь возродился уже лет тридцать тому.

         Некоторое время отшельник молчал, осмысливая сказанное, наконец вскочил, потянулся к висящему на стене шкафу, дрожащими руками поднёс к свету пожелтевшие от времени листки.

 - Вот план. Я купил этот участок сорок пять лет назад в полную собственность.

          - Как?

          - Вот так. Прямо здесь, посреди леса. Границы – ровно эта поляна, - узловатый палец ткнул в окно, - и прожил здесь все эти годы.

          - Да вы круче Лыковых, - стул скрипнул под подавшимся вперёд Сергеем, - были такие отшельники, правда далеко отсюда. Они прожили что-то около тридцати лет без каких-либо контактов с обществом.

          - Не беспокойтесь, перерабатывающий центр не будет на вашем участке, - Андрей глянул поверх документов на Фёдора, - вы тоже… старовер?

          - Нет, – отшельник замялся, - как вам сказать. Не старовер и не монах, вообще особо не религиозный. Просто когда жена ушла с маленьким ребёнком к другому…Кстати, партнёру по бизнесу. Я был очень богат, - Федор взволнованно вскочил, меряя широкими шагами комнатушку, - очень. Я продал всё, закупил припасов на несколько лет, нанял вертолёт, и…

          - И ни разу не захотели вернуться?

          - Вы знаете, конечно хотел, но…вы, возможно, не поверите…Понимаете, я всегда втайне мечтал о такой жизни.

          - Не могу себе этого представить, - Андрей развёл руками, - а бизнес?

          - Правила общества тяготили меня всегда. Да, я добился достатка, завёл семью, но всё это информационное пространство и спятившее общество постоянно ввергало меня в депрессию. Обморок сознания. Я не знаю как сказать понятнее, - отшельник сел, задумчиво пригладил бороду.

          - Жертва интернета, - Андрей понимающе кивнул, - наука узнала эту болезнь в начале двадцатых.

          - Может быть, - Фёдор рассеяно огляделся, - что теперь будет со всем этим? Я не смогу жить рядом с заводом, пусть и роботизированным. Вы не представляете, один звук мотора вездехода чуть не свёл меня с ума.

          - Вы знаете, Фёдор, - Андрей внимательно заглянул собеседнику в глаза, - я как координатор проекта и старший научный сотрудник института освоения космоса могу предложить один вариант…

         Сергей медленно опустил кружку и исподлобья глянул на напарника.

          - Вариант для меня? Какой же? – руки отшельника бессильно повисли вдоль туловища, к горлу подкатил комок бессильного негодования и жалости к самому себе, - Живи, мол, как хочешь, земля твоя, но рядом с заводом?!

          - Нет, вариант другой. Вы согласны на обучение работы с исследовательской техникой?

          - Что?

          - Не пугайтесь, - глаза Андрея разгорались всё ярче, - сложного ничего нет, лишь раз в месяц передать на базу данные приборов.

          - Но…как я…и зачем вообще? – Фёдор растерянно замигал, не находя слов.

          - Зато вам будет обеспечена дорогая вашему сердцу среда без посторонних, - учёный откинулся, задумчиво погладил подбородок, - вы не знаете как сложно сейчас найти таких людей.

 

*           *           *

 

          - Ешь, Маруська, наедайся, - заскорузлая рука отшельника погладила как всегда дрогнувшую спину облезлой кошки, - держи ещё рыбку.

         Отшельник не видел причин нарушать традиции завтраков с верной хвостатой спутницей, которой при желании можно высказать всё, что накопилось в душе. Отвернувшись от кошки, Фёдор выглянул в окно. Рассвет медленно поднимался над вершинами скалистой гряды, первые робкие лучи разбились в песчаных кристалликах, окрасив камни золотисто-красным. Затем, преломляясь в прозрачном куполе, солнечные посланцы робко коснулись маленького низкого домика, пробежались по контейнерам с провизией и аппаратурой, заиграли на гусеницах квадроцикла.

         Отшельник вышел во двор. Купол покрылся дымкой красноватого песка, поднятого ночным ветром. Взвесив в руке кайло и ледоруб, мужчина натянул защитный костюм и кислородную маску.

          - Не скучай, - приглушённый фильтрами голос звучал необычно, но он уже привык, - Скоро вернусь.

         Открыв прозрачную дверь, отшельник, снаряженный аппаратурой, вышел из ойкумены наружу. Где-то за хребтом жили другие, но его территория была здесь. Неспешно переставляя ноги, он загребал красный песок в контейнеры, надолго останавливаясь для передышки. Куда спешить отшельнику? Постепенно он уходил всё дальше от купола и на рюкзаке уже едва ли можно было различить надпись «Марс – 2061».



#3 Евгений Лонин

Евгений Лонин
  • Пользователи
  • 1813 сообщений

Отправлено 11 January 2016 - 13:22

Интересно
Чукча не писатель, чукча читатель

#4 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1396 сообщений

Отправлено 12 January 2016 - 21:51

оставим на совесть (и вкус) автора чай с сроком хранения 45 лет, и варенье варимое, видимо, на меду.

но мука, Карл!


вот такой я пейсатель


#5 Guest_Гость_*

Guest_Гость_*
  • Гости

Отправлено 12 January 2016 - 23:38

оставим на совесть (и вкус) автора чай с сроком хранения 45 лет, и варенье варимое, видимо, на меду.

но мука, Карл!

Спасибо за замечание. Вы правы. Просто не хотелось перегружать текст описаниями как, где и что выращивает герой, как делает из этого ту же муку, печёт хлеб и так далее. А по поводу чая...Я в детстве нашёл в погребе кофейный напиток 30-летней давности в бумажной коробочке. Назывался "Ярославна". Заварил, выпил. Дрянь, конечно, но дрянь сама по себе, не испорченная.



#6 Guest_Trubadur_*

Guest_Trubadur_*
  • Гости

Отправлено 06 February 2016 - 01:37

Про Лыковых не забыли спустя столько лет?!

И еще. Ученые уже точно знают, что поверхность Марса предстанет не в красных тонах для глаза человека, возможно, в ЗЕЛЕНЫХ!!



#7 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 07 February 2016 - 17:51

Мы этот рассказ примем, однако, на мой взгляд, несколько тем явно не раскрыты.

 

1) Как Отшельник дошёл до жизни такой. По пунктам: как он Пришёл к Деньгам, как встретил свою Жену (и чем она ему была дорога), зачем решил Пойти в Лес, а не, например, переехать в другую страну мира, когда узнал, что она сношается с кем попало.
 

2) Жизнь в лесу. Чем он питался, как обогревался и почему не помер от первой попавшейся болезни при отсутствии медицинской помощи. В подробностях. Почему у него не было никакой связи со внешним миром, даже аварийной. Почему он не хотел Выйти Из Лесу, ведь деньги и умение общаться с людьми у него были: не умел бы общаться с людьми — не стал бы богатым.
 

3) Что конкретно он делал на Марсе, что это не мог делать робот. И почему тогда туда не прислали более подготовленных людей: молодых и сильных, да с инженерным образованием. 

 

Без раскрытия этих тем рассказ выглядит откровенно лубочной картинкой. Однако если вы его допишете, он может стать по-настоящему вкусным. Мы всё равно будем перечитывать принятое с начала, так что несколько дней у вас ещё есть.

 

P.S. Новую версию можете загрузить отдельным сообщением в эту же тему.

 

---

С уважением, ваш КФ



#8 Guest_Евгений Арманисов_*

Guest_Евгений Арманисов_*
  • Гости

Отправлено 11 February 2016 - 02:49

Переработанный вариант рассказа по рекомендации Kpt.Flintа

 

 

 

«Отшельник».

 

         Ночью было тихо.

         Лишь под утро перестук капель на мокром крыльце разогнал сон. Мужчина основательно потянулся, нехотя откинул тяжёлое тёплое одеяло. Расслабленные ноги толкнули тело к окну. За треснувшим засиженным мухами стеклом медленно разгоралась заря. Ночные тучи рассеялись, уступив место облакам, торжественно пламенеющим над верхушками деревьев. Несколько секунд спустя девственно чистый луч пробился сквозь ветви, прыгнул на раму и задрожал внутри комнаты, выхватывая из полумрака нехитрую алюминиевую посуду, кучи книг на грубо сколоченных полках, бревенчатые стены и стол под клеенчатой скатертью.

         Ёжась от прохлады, мужчина вышел на крыльцо, привычным взглядом окинул неказистый домишко под низкой крышей. Маленький, но прочный и родной, он приютился у самого края поляны. Высокая изгородь с покосившимися столбиками худо-бедно защищала ойкумену и её обитателей от опасного и не очень таёжного зверья. Короткая тропинка привела к колодцу, где мокрая трава ласково похолодила ступни. Вода из жестяного ведра хлестнула по лицу и спине ледяным жгутом, рассыпаясь сотнями искр. Радостно задохнувшись, мужчина расправил плечи, взъерошил мокрые волосы и пышную бороду. Сильные узловатые руки крепко растёрли торс чтобы горячая кровь хлынула в сонные мышцы.

         Обернувшись к обломку зеркала на стене сарая, мужчина довольно усмехнулся. Утренние сумерки не смогли скрыть сухощавую крепкую фигуру с намёком на некоторую стройность. Зато лёгкая завеса тумана надёжно спрятала возраст. В тёмном зеркале морщины под глазами превратились в сизые тени, а снег седых волос – в подобие случайно налипшей паутины.

         Дверь сарая скрипнула и на бугристую землю возле поленницы мягко приземлилась ободранная кошка. Поманив её за собой, мужчина взбежал по скрипнувшим ступеням в дом, приглушённо загремел посудой.

         До пробуждения скотины оставалось не так уж много времени. Человек и кошка жадно проглотили гречневую кашу с хлебом, после чего мышеловка получила блюдце с молоком, а хозяин принялся за чай с вареньем. Такие завтраки уже девять лет проходили по одному сценарию и ни разу утренняя традиция не была нарушена.

 - Ешь, Маруська, надоели, небось, мыши – то? – грубые пальцы тихонько прикоснулись к дрогнувшей спине, почесали за ушами, - далеко в лес не лазь, меня сегодня дома не будет.

Подгоревшая гречка встала комом где-то на пути к желудку, мужчина потянулся за треснувшим бокалом и невольно усмехнулся внезапному воспоминанию. Грязный обломанный ноготь колупнул надпись «Любимому шефу», почти скрывшуюся за тёмными наслоениями сажи и трещинами. Цифра «30» с короной в навершии давно стёрлась, но память услужливо открыла калитку в прошлое. Яркая, почти нереальная картина – сияющая литровая кружка с дымящимся кофе, золотая ложечка в сахарнице и надпись на воздушном шарике, привязанном к креслу «День рождения на рабочем месте? Только такой!». И не сразу, лишь после поздравлений и пожеланий улыбающихся коллег, в глаза бросился поднос – аккуратно выстеленный двумя путёвками на средиземноморский круиз. Помнится, жена возмутилась – она то хотела провести совместный отпуск на беззаботном архипелаге совсем в другом месте. Уже тогда супруга главного таможенника крупного порта стала показывать истинный нрав…

Согнав сонных мух с липкой клеёнки, мужчина со стуком поставил кружку на место, раздосадованно отогнал непрошенные мысли. Не то чтобы они были неприятными, просто не хотелось нарушать спокойную гладь душевного равновесия.

К концу завтрака солнце заполнило всю комнатку, дотянулось даже к остывшему жерлу побеленной печки. Кошка шмыгнула по своим делам и хозяин неспешно спустился с крыльца.

         Летнее таёжное утро затопило двор – в загонах закричали петухи, гуси расправили крылья и важно выступили в центр двора. Коровы, поросёнок, козы и цыплята постепенно наполнили утро музыкой голосов и запахов. Мужчина привычными скупыми движениями, отточенными за долгие годы, принялся за дело. Работа спорилась быстро и к полудню вся живность была накормлена, навоз убран и сараи вычищены.

Натруженные мышцы на груди и руках взбугрились и приятно зудели, проступив витыми корнями через загорелую кожу. Мужчина знал, что в свои шестьдесят пять выглядит лучше чем в молодости, излучает крепость и здоровье, хотя и приобретённое после нескольких лет упорной борьбы с болезнями. После того, как много лет назад был исчерпан запас лекарств, хозяин дома сделал ставку на закаливание и физический труд и не только выжил, но обзавёлся тем, что называется «сибирским здоровьем».

При частых простудных лихорадках без элементарных жаропонижающих его жестоко скручивало и несколько раз мужчина думал, что не выживет, но отлежавшись три-четыре дня, снова вставал, шатаясь от слабости. Именно тогда он пришёл к выводу, что организм совершенствуется как хорошая армия в боевом столкновении. И лекарства, особенно на ранних стадиях, расслабляют микроскопических бойцов, делая их не агрессивными и непригодными к защите. Здоровая еда, труд, закаливание и определённый природой режим дня – вот и весь секрет, жаль поделиться не с кем.

Отшельник шагнул к приземистому строению, примыкающему к дому. Массивные створки со скрипом разошлись и солнечный свет рванулся внутрь просторного помещения. Неторопливо осмотрев сохранность мешков с ржаной и пшеничной мукой – урожай прошлого года, мужчина бросил в котомку несколько сухарей, сморщенных грибов и картофелин. Затем, процедив надоенное молоко, отшельник внёс ведёрко в дом, аккуратно пристроил на углу стола свежие яйца с прилипшими пёрышками и откинул крышку погреба.

Снизу дохнуло лютой зимой, такой неожиданной в начале летнего дня. Накинутый на плечи драный ватник почти не спасал от холода. Скрипучие деревянные ступеньки прогнулись под весом хозяина дома, размытая фигура отразилась в массивных глыбах льда, лежащих прямо на земле. Здесь, в курящемся инеем полумраке застыли на крюках разделанная туша коровы, несколько куриц с синюшными лапами и ощипанный тетерев – добыча прошлой недели. Бруски сливочного масла с намертво примёрзшими тетрадными листками подпирали кривую самодельную бочку, в которой хранился запас яблок, картошки и лука. Поставив молоко, мужчина быстро, чтобы не студить ледницу, поднялся наверх и плотно закрыл люк. При соответствующем уходе лёд мог лежать до следующих заморозков, пока не превращался в почерневшие тонкие пластинки.

         Закинув за спину мешок с провизией и взвесив в руке топорик с пилой, хозяин дома обогнул небольшой, тщательно вспаханный и засеянный пшеницей участок земли. Опытный взгляд окинул молодые ростки яровых сортов. Сколько сил и времени он потратил на то, чтобы иметь хотя бы небольшой урожай хлеба! После нескольких неудачных лет, когда уродившихся колосков хватало лишь на следующий посев, его усилия были вознаграждены. Выбери он место хоть немного севернее, где почва становилась глинистой и топкой, ничего бы не вышло. А жизнь без хлеба представлялась совсем скудной.

Мужчина вышел за ограду. Пользуясь длинными летними днями, он старался заготовить как можно больше дров на зиму и каждый день приносил увесистые вязанки. Тропинка убегала в лес и исчезала за шумящей стеной тайги. Мачты лиственниц и кедров, укрытые густым подлеском, тревожно качались и гудели вечную заунывную песню. Мужчина, нахмурив брови, знакомой тропой пробрался через перелесок на соседнюю поляну, раздосадовано сел на упавшее бревно.

 

         Это началось примерно месяц назад или больше. Точнее он не знал – «вечный» календарь с хитрой системой исчисления потерялся лет десять тому, а вести хронику по принципу Робинзона быстро надоело. Да и зачем? Одинокая размеренная жизнь с редкими удачами и потерями не нуждалась в ритмичности – она упорядочилась очень быстро и иных понятий, чем «лето», «осень», «зима», «весна» не требовалось. Примерно в середине зимы бывал Новый год со свечами до рассвета, горячим белым хлебом, мясом и самодельной настойкой, весной – Пасха с самодельными куличами и творогом, летом – день рождения, когда мужчина позволял себе выкурить сигарету из пачки и заварить пакетик чая из почти исчерпанного за тридцать лет запаса. Безжалостное время, так терзавшее его в молодости, превратилось в ласковые и снисходительные «на рассвете», «в полдень» и «на закате». Скотина росла, умирала и рождалась, обеспечивая пропитание. Небольшой огород давал овощи и зерно, капканы редко, но приносили дичь, а из мелких кислых таёжных яблочек получалось восхитительное варенье. Такая жизнь вполне его устраивала, а общение с тысячами привезённых книг давало пищу духовную.

         Но совсем недавно всё пошло не так. Конечно, падение метеорита на соседнюю поляну среди ночи нельзя назвать заурядностью, но, в конце концов, почему бы и нет? Мужчина стянул дырявую шерстяную рубаху, подставляя плечи ласковым лучам и задумчиво хрустнул сухарём. В одной телепередаче давным-давно ведущий разъяснял пришедшему в студию гостю, что «английская королева может вот так запросто взять и зайти сюда прямо сейчас, это вполне возможно, но маловероятно». Тогда отшельник рассудил подобным образом, но метеоритный дождь на этой поляне почти каждый день уже никак не влезал в рамки «возможного, но маловероятного». Это было просто из ряда вон, и хотя камни с неба сыпались регулярно, ни один не упал рядом с домом. Только сюда. Около сотни метеоритов.

         Мужчина задумчиво обошёл свежие воронки. От развороченной обгоревшей земли несло сыростью и уже знакомым удушливым запахом. Скорее всего, камешки были небольшими, иначе ему со всей усадьбой пришлось бы худо.

         В памяти всплыли чёрно-белые фотографии после падения Тунгусского метеорита в начале XX века – поваленные скорчившиеся деревья, выжженная земля. Отшельник невольно передёрнул плечами, представив свой дом после такого взрыва. Хотя для всей родни и знакомых он давно был мёртв. Письмо, написанное бывшей жене до востребования, в котором он впервые за тридцать лет рассказал правду о себе, вероятно затерялось где-то в чужих городах.

А жаль, ведь в нём он простил неверную супругу, что так легко покинула его в грозный период уголовного преследования и убежала с бывшим коллегой. Может, по мнению большинства, молодой выскочка на денежной работе прекрасно подходил на роль крупного взяточника, но справедливость взяла своё – из подозреваемого он стал свидетелем, а затем и вовсе начальником, обманутым махинациями алчных подчинённых. Вскоре супруга захотела вернуться, но общаться с нею мужчина пожелал лишь в суде по вопросу расторжения брака. Но уже задолго до этого он принял решение, которое с каждым нём манило всё сильнее.

Мужчина по привычке подавил тяжёлый вздох, взгляд устремился на верхушки лиственниц. Может, за тридцать лет нет уже в мире усталости и злости, предательства и измен? Виртуальная приторная жизнь наконец стала уксусом и люди познали настоящую радость труда? Он нашёл счастье лишь в уединении. Обрёл свою ойкумену. И не хотел потерять.

 

         Незнакомый звук на границе слуха заставил испуганно присесть. Это не свист очередного метеорита, явно нечто наземное. Мужчина кинулся в подлесок, подняв тучу мошкары. Впервые за столько лет он растерялся. Давно забытое чувство страха, которого не было ни в жгучие морозы, ни в битве с медведем, всколыхнуло всё нутро. Звук нарастал, сварливой дрелью разрывал гармонию леса. Отшельник пятился всё дальше, оставляя просвет в ветвях. Теперь он точно знал, что слышат грешники в аду – звук мотора.

         Во второй раз за всю жизнь в лесу мужчина пожалел о том, что не обзавёлся огнестрельным оружием. Тогда, в первый раз, во время схватки с медведем, его спас топор с длинной рукоятью, которым он достал лохматую голову с крыши сарая. Но то был одуревший от запаха разгрызенных консервов мишка, голодный и напуганный не меньше человека. Теперь же дело могло принять очень опасный поворот.

         На поляну, разрывая ветви, продрался тёмный вездеход. Поворачиваясь на месте, он взревел последний раз и замер. Из раскрывшейся двери вышли двое. Мужчина не видел людей уже тридцать лет и мог поклясться, что истосковался по ним. Внутри разрывали противоречия – многолетний уклад и спокойное сознание столкнулись с внезапно хлынувшей наружу непрошенной радостью. Слёзы прочертили морщинистое лицо мокрыми дорожками, усы и борода намокли, а отшельник никак не мог сдержать рвущиеся из груди рыдания.

         Двое в тёмно–зелёных накидках вернулись к вездеходу, заглушили мотор и осмотрели поляну. Значительное расстояние скрадывало звуки, но отголоски переклички прибывших заставляли сердце колотиться в бешеном ритме. Наконец, собравшись, с духом, отшельник выступил наружу. Незнакомцы сначала не заметили мужчину, но затем, встревожено переглянувшись, поспешили навстречу.

         Замедляя шаги, они сходились почти торжественно. Первым заговорил один из чужаков. Откинув широкий капюшон из тонко шуршащей ткани, он расширившимися от удивления глазами смерил отшельника взглядом.

          - Здравствуйте.

          - Здравствуйте.

          - Вы…здесь…вы местный?

          - Да.

          - Но согласно нашим сведениям, в радиусе сотни километров нет ни души.

          - Я живу здесь.

          - В деревне?

          - Один.

         Прибывшие переглянулись.

          - Каких только чудес не встретишь в этих необъятных дебрях, - выдохнул второй с пробивающимся пушком над губами и протянул руку, - Сергей.

          - Фёдор, - отшельник бережно пожал протянутую ладонь и смахнул предательскую слезу, - значит вы не из-за письма.

          - Какого письма?

          - Нет, нет, не придавайте значения.

          - Андрей. - Уверенное рукопожатие и манера держаться второго прибывшего выдавало в нём лидера. - Пригласите уставших путников немного передохнуть?

 

*           *           *

 

         Ночная тишина за окном впервые в этих краях сбежала прочь от торопливого взволнованного разговора трёх человек. Сполохи свечного огня и поставленного на стол фонаря танцевали во дворе и ближайших деревьях, заставляя прочих обитателей усадьбы тревожно прислушиваться сквозь неспокойный сон.

          - Я и подумать не мог, что метеориты можно ловить и складировать, - отшельник возбуждённо махал руками, с непривычки долго подбирая слова в непривычно быстрой беседе.

          - В Сибири организовано уже несколько таких «плацдармов небесных тел», и здешний – не самый большой, - Сергей прихлёбывал чай из большой мятой кружки и морщась, ложками ел варенье прямо из банки, - Как же вкусно!

          - А если есть такой «плацдарм», значит здесь потом что-то будет?, - отшельник затолкал в рот очередную конфету и зажмурился.

          - Да, - Андрей отодвинул тарелку с жареной картошкой и сыто потянулся, - здесь будет перерабатывающий центр. Его взгляд заинтересованно остановился на корешках книг «Выживание в дикой природе», «История земледелия», «Пособие по животноводству для студентов высших учебных заведений», «Дом своими руками».

          - Как центр? – хозяин дома замер.

          - Центр изучения и переработки небесных ископаемых. Полностью роботизированный. Мы с Серёжей лишь координаторы. Координаторы проекта «Небо СССР». Наша задача изучить местность, составить план, а дальше дело строителей.

          - Что простите? Какого проекта?

          - «Небо СССР». Небесные ископаемые, редкие металлы, например, теперь можно добывать не летая в…

          - СССР?

          - Вы и этого не знаете? - Сергей восхищённо присвистнул, - ах да, вы родились ещё во времена…

          - Разве России больше нет?

          - Есть. Ещё как есть! Для вас это будет новостью, но Советский Союз вновь возродился.

         Некоторое время отшельник молчал, осмысливая сказанное, наконец вскочил, потянулся к висящему на стене шкафу, дрожащими руками поднёс к свету пожелтевшие от времени листки.

 - Вот план. Я купил этот участок тридцать назад в полную собственность.

          - Как?

          - Вот так. Прямо здесь, посреди леса. Границы – ровно эта поляна, - узловатый палец ткнул в окно, - и прожил здесь все эти годы.

          - Да вы круче Лыковых, - стул скрипнул под подавшимся вперёд Сергеем, - были такие отшельники, целая семья. Правда, не здесь. Тоже прожили целую эпоху без контактов с обществом.

          - Не беспокойтесь, перерабатывающий центр не будет на вашем участке, - Андрей глянул поверх документов на Фёдора, - вы тоже… старовер?

          - Нет, – отшельник замялся, - как вам сказать. Не старовер и не монах, вообще особо не религиозный. Просто когда жена ушла к другому... Я был богат, - Федор взволнованно вскочил, меряя широкими шагами комнатушку, - очень, представьте достаток начальника таможни крупного порта. Имел вес, влияние. А потом уволился, продал всё, закупил припасов на несколько лет, нанял вертолёт и…и как Ной с кучей домашней живности на борту, семенами, инструментами и горой книг полетел к новой жизни. Помню, пилот, который закончил последний перегон и окончательно перевёз всё имущество на эту поляну вместо прощания покрутил пальцем у виска и бросил в траву заряженную радиостанцию на случай подачи сигнала бедствия. Это был последний человек, которого я видел до этого дня.

          - Вы ни разу не захотели вернуться?

          - Порой очень хотел, но вы, возможно, не поверите…Понимаете, я всегда втайне мечтал о такой жизни. И был даже рад возможности разорвать путы…

          - Не могу себе представить, - Андрей развёл руками, - бросить всё ради…ради чего? И почему поселились именно тут? Не уехали за границу, наконец?

          - Общество всегда тяготило меня всегда. Да, я добился достатка, завёл семью, пусть и неудачно, но всё это информационное пространство и человеческий рой постоянно ввергали меня в депрессию. Понимаете, там, где нет места настоящему уединению, вдумчивой беседе, драгоценным «долгим мыслям», а высшее достоинство – жизнь онлайн между телевизором, холодильником и смартфоном, человека неизбежно настигает обморок сознания. Я не знаю как сказать понятнее, - отшельник сел, задумчиво пригладил бороду.

          - Жертва интернета, - Андрей понимающе кивнул, - наука узнала эту болезнь в начале двадцатых.

          - Может быть, - Фёдор рассеяно огляделся, - что теперь будет со всем этим? Я не смогу жить рядом с заводом, пусть и роботизированным. Вы не представляете, один звук мотора вездехода чуть не свёл меня с ума.

          - Знаете, Фёдор, - Андрей внимательно заглянул собеседнику в глаза, - я как координатор проекта и старший научный сотрудник института освоения космоса могу предложить один вариант…

         Сергей медленно опустил кружку и исподлобья глянул на напарника.

          - Вариант для меня? Какой же? – руки отшельника бессильно повисли вдоль туловища, к горлу подкатил комок бессильного негодования и жалости к самому себе, - Живи, мол, как хочешь, земля твоя, но рядом с заводом?! Знаете, я жалею, что вы приехали. Оставьте меня в покое. Насовсем.

          - Нет, вариант другой. Вы согласны на обучение навыкам работы с исследовательской техникой?

          - Что?

          - Не пугайтесь, - глаза Андрея разгорались всё ярче, - сложного ничего нет, лишь раз в месяц передать на базу данные с приборов.

          - Но…как я…и зачем вообще? – Фёдор растерянно замигал, не находя слов.

          - Зато вам будет обеспечена дорогая вашему сердцу жизнь без посторонних, - учёный откинулся, задумчиво погладил подбородок, - вы не знаете как сложно сейчас найти таких людей. Готовы ли вы стать истинным отшельником?

          - Я мечтаю об этом.

 

*           *           *

 

          - Ешь, Маруська, наедайся, - заскорузлая рука погладила как всегда дрогнувшую спину облезлой кошки, - держи ещё рыбку.

         Мужчина не видел причин нарушать традиции завтраков с верной хвостатой спутницей, которой при желании можно высказать всё, что накопилось в душе. Отвернувшись от кошки, Фёдор выглянул в окно. Рассвет медленно поднимался над вершинами скалистой гряды, первые робкие лучи разбились в песчаных кристалликах, окрасив камни золотисто-красным. Затем, преломляясь в прозрачном куполе, солнечные посланцы робко коснулись маленького низкого домика, пробежались по контейнерам с провизией и аппаратурой, заиграли на топливном баке квадроцикла.

         Отшельник вышел во двор. Купол покрылся дымкой красноватого песка, поднятого ночным ветром. Следующий беспилотник с полезным грузом придёт лишь через месяц, поэтому о расчистке площадки для приземления пока можно забыть. Взвесив в руке кайло и ледоруб, мужчина натянул защитный костюм и кислородную маску.

          - Не скучай, - приглушённый фильтрами голос звучал необычно, но он уже привык, - Скоро вернусь.

         Открыв прозрачную дверь, отшельник, снаряженный аппаратурой, вышел из ойкумены наружу. Где-то за хребтом в тысячах миль отсюда жили другие, но его территория была здесь. Территория, каждый метр которой он должен был исследовать, взять анализы почвы, воздуха, минерального состава. Странно, но таким, как он – одиноким, свободным от мании постоянного общения и тоски по родным нашлось место на самом острие человеческого путешествия в неизведанное.

Там, где обычные люди быстро сходили с ума от одиночества и монотонной работы, а самые совершенные роботы замирали кучами бесполезного металла под дюнами, затворники, отшельники и нонконформисты упрямо бороздили пространство. «Каждому по потребностям» упрямо твердили они, зная, что каждый хоть на каплю, на самый маленький шажок приближает по-настоящему светлое будущее. И фундамент нового дома прочно встанет на исследованной ими почве.

 

Неспешно переставляя ноги, мужчина загребал красный песок в контейнеры, надолго останавливаясь для передышки. Куда спешить отшельнику? Постепенно он уходил всё дальше от купола и на рюкзаке уже едва ли можно было различить надпись «Марс – 2061».



#9 Guest_Евгений Арманисов_*

Guest_Евгений Арманисов_*
  • Гости

Отправлено 11 February 2016 - 03:04

Прошу прощения за неудобство, абзацы "поплыли" по капризным техническим причинам.

В исходнике намного приятнее.

Прикрепленные файлы

  • Прикрепленный файл  8888.doc   79К   77 Количество загрузок:


#10 Евгений Лонин

Евгений Лонин
  • Пользователи
  • 1813 сообщений

Отправлено 11 February 2016 - 08:54

Стало ещё вкуснее.
Чукча не писатель, чукча читатель

#11 AlexZhem

AlexZhem
  • Пользователи
  • 5 сообщений

Отправлено 30 March 2016 - 23:23

Кстати, весьма неплохо написано и интересно. Образно. Пусть и не лишенное слабостей в сюжете и неровностей в изложении, но это похоже именно на художественное произведение, а не на поток сознания на заданную тему. 





Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных