Перейти к содержимому


Фотография

Один день

2061 конкурс рассказов

Сообщений в теме: 8

#1 Валерий Николаев

Валерий Николаев
  • Пользователи
  • 8 сообщений

Отправлено 10 January 2016 - 22:55

Утром 25 декабря 2061 года моя бабушка Мария Сергеевна Грачёва, доктор наук, популяризатор астрономии и астрофизики, «муза» межзвёздной экспансии человечества и просто очень хороший человек, сидела на кухне и размышляла о том, как бы поудачнее размазать овсяную кашу по тарелке так, чтобы она выглядела съеденной хотя бы на половину. Тогда она, разумеется, ещё не была доктором наук и популяризатором, а была обычной девочкой Манюней Грачёвой, которая любила маму с папой, обожала рассказы старшего брата, пионера и отличника, о космосе и не очень любила каждый день ходить в детский сад. Она не раз рассказывала мне об этом дне, когда я уже со своей семьёй и со своей дочкой приезжал к ней в гости пить чай.

Всё написанное ниже – это её рассказ, наша семейная притча. С разрешения бабушки Маши я записал его и немного доработал, какие-то подробности додумав, какие-то опустив. Кроме того, некоторым людям я придумал новые имена, в основном тем, кого бабушка уже не смогла припомнить. Если вы можете каким-то образом помочь установить настоящие имена участников тех событий, то свяжитесь со мной, и я с удовольствием назову этих товарищей так, как их звали в реальной жизни.

 

***

 

Итак, Манюня сидела над овсянкой, болтая ножками и уделяя еде куда меньше внимания, чем того бы хотелось её маме. Старательно размазывая липкую массу по стенкам глубокой миски, она считала свои собственные тайные знаки.

Вот прощёлкали торопливые шаги от туалета до комнаты и в прихожую. Это Виталик, её старший брат, как всегда, уже немного опаздывает в школу. Немного опаздывать – это вообще его кредо, как-то на одном из семейных праздников мама выпила шампанского и пошутила, что он даже родился с опозданием, на неделю позже ожидаемого. Раз Виталька в прихожей – значит, сейчас на кухню заглянет мама и сделает строгое лицо.

- Манюня! Кушай кашку! – суровым голосом произнесла мама, проходя мимо кухни.

Улыбнувшись, Маша снова заработала ложкой, но ненадолго: в прихожей зашуршал пакет со сменкой, и хлопнула дверь. Виталик убежал в школу в театральный кружок, у него сегодня репетиция новогодней пьески. Папа обещал, что сводит её на утренник, если она будет хорошо себя вести. Задумавшись, можно ли считать нежелание есть овсянку плохим поведением, девочка едва не пропустила очередной знак: два пшика маминых духов в коридоре.

- Опять не поела ничего? – со вздохом спросила мама, появляясь на кухне, и Манюня виновато опустила голову, - Всё, времени нет, беги обувайся.

Радостно пискнув, Маша соскочила со стула и, забыв тапки под столом, побежала в прихожую. С папой такой номер не прошёл бы – он бы нахмурился и заставил съесть кашу за три минуты.

- Мама, а кто меня из садика заберёт? – крикнула Манюня из прихожей маме, задержавшейся на кухне, чтобы убрать со стола.

- Папа тебя заберёт, он сегодня специально ушёл на работу пораньше, чтобы успеть. Он уже, наверное, работает…

 

 

То, что Машин папа в этот момент работал, было одновременно как истинно, так и ложно. С одной стороны, до работы он уже дошёл, с другой – до кабинета добраться ещё не успел, потому что встретил на проходной НИИ Борю, своего старого приятеля, и мужчины, прихватив с собой вахтёра Леонида Максимовича, вернулись на крылечко покурить.

- Чего ты так рано сегодня, Серёг? Вдохновение? Или за Манюнькой побежишь? – поинтересовался Боря, прекрасно знакомый со всей семьёй Сергея.

- За Манюнькой. А тебе чего не спится? – в ответ поинтересовался Сергей.

- А у меня жены и детишек нет, дома ничего не держит, - улыбнулся тот. – Чем ещё заниматься мужчине в полном расцвете сил, если нет никакой личной жизни? Только работой.

Мужчины улыбнулись дежурной шутке и некоторое время курили в молчании. О популярности Бори среди женщин уже слагали легенды, но он этого почему-то стеснялся и старательно строил из себя неприкаянного и никому не нужного.

- О чём замечтался, Максимыч? – прервал тишину Сергей.

Пожилой вахтёр оторвался от разглядывания козырька здания НИИ, украшенного двумя ярко-алыми знамёнами. Хитро подмигнув инженерам, он заговорщицким тоном поинтересовался у обоих:

- Вы вообще знаете, что тут было до тридцатых годов?

Мужчины переглянулись, неуверенно пожав плечами.

- НИИ? – предположил Борис.

- Бизнес-центр тут был. А я был в этом центре охранником!

Произнеся последнюю фразу, Леонид Максимович метко плюнул на окурок, туша его, и поспешил на проходную, спеша обогнать стайку лаборанток, торопящихся на свои рабочие места – почти у всех из них были ещё учебные пары, так что, чтобы не выбиться из графика, на работу им надо было приходить пораньше.

- И к чему он это? – недоумённо произнёс Боря.

- Наверное, имел в виду, что многие вещи в жизни не меняются. Или что сама жизнь не меняется. А может, просто на старости лет молодость вспоминаться начинает, - поморщился Машин отец.

- Ты чего злой такой? Работа не идёт?

- Не идёт… - резким движением Сергей забычковал сигарету о край урны и, подумав, достал из пачки ещё одну. – На бумаге всё красиво, а доходит до испытаний – и привет, всё к чертям собачьим разваливается. Во всех смыслах. А Ильич всё давит и давит, ему результаты нужны, а то нам бюджет урежут, и останется человечество без межзвёздных путешествий.

Боря развёл руками:

- Ильич – он да, давить умеет… Ну ты же знаешь, что мы тут все на перспективу работаем. Человечество, может, и при наших жизнях из системы не выйдет. А может, американцы нас обгонят, говорят, наработки у них есть помощнее наших.

Мрачно кивнув, отец Маши бросил сигарету и пошёл, не дожидаясь товарища, ко входу в институт. По сути, конечно же, Борис был прав – возможность летать к иным звёздам уже не была чем-то из разряда научной фантастики, но и обыденностью, как межпланетные рейсы, ещё не стала. Отдел, в котором работал Сергей, занимался разработкой двигателей для «поездов дальнего следования», как они их называли – очень уж сильно напоминали корпуса проектируемых кораблей приплюснутые и вытянутые остроносые электрички, носящиеся по областным веткам железных дорог. Вот уже десять лет команда инженеров топталась на одном месте, выдвигая всё новые и новые предложения. Большая часть их разработок не доходила даже до этапа создания прототипа, ведь компьютерная симуляция успешно доказывала полную несостоятельность одного проекта за другим. В последние месяцы ощущение собственной бесполезности давило на них особенно сильно. Конструкторам вежливо намекнули, что их положение уже более чем шаткое, и поставили их последними в очереди на обновление оборудования. Даже у уборщиков в подсобном помещении терминал обновляли раньше. «Большие дядьки расставляют точки над буквами» - сказал им сотрудник техподдержки Сашка, принёсший невесёлую весть.

Руководство, поначалу «горевшее» идеей полётов между звёздами так же, как и рядовые сотрудники НИИ, реагировало на скромные успехи всё более и более сдержанно, а деньги выделяло всё менее и менее охотно. Лишних средств у молодого Союза не было, это все понимали, и потому боялись, что их отдел будет закрыт, как бесперспективный. Конечно, первый полёт к другой солнечной системе вывел бы СССР на лидерские позиции в аэрокосмической области, и странам-конкурентам был бы нанесён страшный репутационный удар: по умолчанию отсталый, дикий, всеми презираемый «Совок» внезапно переплюнул бы лощёных корпоративных монстров в дорогих костюмах. А дальше уже вполне понятно: взрыв патриотического настроения, трудовые подвиги по всем фронтам, резкий подъём экономики… Вот только полёт этот нужен был хотя бы в обозримом будущем, а не в неясной, как выразился Борис, «перспективе».

Занятый невесёлыми мыслями, Сергей уселся в своё рабочее кресло. Тишина пустого кабинета умиротворяла, даря некое спокойствие. В конце концов, если забыть о юношеских мечтах, можно признать, что полёты к чужим солнцам – это не то, на чём свет клином сошёлся. Живут же тысячи людей, даже не помышляя о космосе, тысячи хороших, правильных советских людей. А грамотные инженеры и в автопроме нужны.

Успокоив себя тем, что, по крайней мере, его семья не будет голодать, даже если весь НИИ разгонят, Сергей разбудил компьютер, шевельнув мышью, и с головой погрузился в работу.

Особого эмоционального подъёма или вдохновения в тот день он не чувствовал, автоматически пытаясь подставить новые данные в давно знакомое уравнение с множеством неизвестных. Ровно в пять часов вечера он скинул результаты своих не доведённых до конца расчётов непосредственному начальнику и отправился к метро, забирать Манюню из сада.

О том, что в оставленном им отчёте крылось то, что откроет перед человечеством буквально новые горизонты, он ещё не догадывался. Как и о том, что примерно через тридцать минут ему на мобильный позвонит молодой милиционер с хриплым голосом, и до детского садика он так и не дойдёт.

 

 

 

Виталик шел домой, раздуваясь от гордости. Он, конечно, знал, что пионеру гордиться плохо и нужно быть скромным, но ничего с собой поделать не мог, тем более, что и повод был. Сегодня его класс репетировал пьесу для детского утренника, и Александр Михайлович, учитель музыки и одновременно руководитель маленького школьного театра, очень хвалил Виталькино исполнение Гагарина. Роль, честно говоря, была не такой уж сложной, тем более для мальчика, бредившего космосом и зачитывающего до дыр биографии космонавтов. В первом действии Виталик, одетый в красивый белый скафандр из бинтов и бумаги, снимал с головы шлем из папье-маше и говорил:

- Ну что, потомки, дотянулись до планет нашей солнечной системы?

А стоящие на сцене пионеры хором отвечали:

- Дотянулись, Юрий Алексеевич! Дайте время - и до других звёзд дотянемся!

После этого Виталик становился по стойке «смирно» и, отдавая честь условным потомкам, говорил:

- Горжусь вами, советские школьники! Молодцы!

На этом его участие в спектакле практически заканчивалось, и появлялся на сцене ещё раз он уже в самом конце, когда все злодеи были повержены и перевоспитаны, а Дед Мороз зажигал ёлку и начинал раздавать подарки. Но роль его, с учётом того, что их школа относилась к НИИ Авиации и Космоса, где работал его папа, всё равно считалась одной из главных.

Легко перескакивая через декабрьские лужи, мальчик наслаждался тем, как поблёскивает проглядывающее между тяжёлыми облаками солнце на значке «Юный Гагаринец», закреплённом на груди.

Лужа, лужа, ещё лужа… В своих фантазиях Виталик, конечно же, не был пионером, спешащим домой после кружка – он был бесстрашным покорителем дальнего космоса, десантником, как в том старом фильме, который так нравился дедушке Ване. Только он, пожалуй, был круче. В тяжёлой броне, поддерживаемый десятками маленьких сервомоторов, он мчался по поверхности неизведанной планеты, перепрыгивая целые озёра, наполненные кислотой. Тяжёлый ранец, туго набитый бесценными артефактами, хлопал по спине, словно подгоняя и напоминая о том, что по пятам его преследовал коварный космический пират Джон Смит, ужасный и беспринципный человек, готовый на всё ради горстки космокредитов. Станнер в руке Виталия, как на зло, разрядился в схватке с местными животными, желавшими полакомиться советским гражданином, так что у отважного десантника был один единственный шанс на спасение – добраться до своего космического корабля и отгородиться от жестокого инопланетного мира тяжёлой бронированной дверью.

Смит между тем не отставал, догоняя Виталия Грачёва. За спиной у отважного исследователя раздался зловещий хохот, а над головой просвистели первые сгустки энергии. Негодяй не пользовался относительно гуманным станнером, а сразу открыл огонь из аннигилятора, чудовищно мощного оружия, обладающего, к счастью, низкой прицельной дальностью. Укрывшись за валуном, смутно напоминающим газетный киоск, Виталий решился на рискованный шаг. Он подключил станнер напрямую к батарее бронекостюма. Система жизнеобеспечения мгновенно оповестила его о том, что, если он откроет огонь, каждый выстрел будет снижать работоспособность брони, расходуя батареи, и он рискует остаться закованным в железные кандалы, если перестрелка затянется. Раздражённо поведя бровью, исследователь мыслеприказом отключил звук оповещения и осторожно выглянул из-за валуна. Подлец Смит немедленно открыл огонь, но стрелял, видимо, от бедра, почти не целясь, так что ни один заряд аннигилятора цели не достиг. Ситуация была близка к критической. Медленно выдохнув и глубоко вдохнув, космодесантник решил идти на прорыв. Чуть пригнувшись, он выскочил из укрытия и, выпустив в сторону преследователя короткую очередь, бросился бежать.

До спасения внутри корабля оставалось всего чуть-чуть, лишь пробежать до ветхого подвесного моста над бездонной пропастью и пересечь его, прыгая по уцелевшим доскам, когда из ближайшего двора на дорогу, вдоль которой бежал Виталька, выскочила тупомордая машина чёрного цвета и одним резким ударом, даже не пытаясь затормозить, сбила мальчика. Возможно, водитель был пьян, как предположили хмурые милиционеры, приехавшие на место происшествия. Или правы были дети из параллели Виталика, предположившие, предположившие, что за рулём был то самый Чёрный Таксист, который, если верить пионерлагерным страшилкам, днём и ночью носился по всему Союзу, поблёскивая буквами «ССД» на номере и сбивая советских детей на дорогах.

Как бы там ни было, взрослая реальность грубо и мерзко вторглась в выдуманный мир мальчика, как, впрочем, взрослая реальность всегда и делает, без спросу завершая все его приключения: настоящие и будущие, выдуманные и реальные. Медики говорили, что он умер даже до того, как упал на землю. Виталик не страдал.

 

 

Вечером того дня Манюня мало что понимала из происходящего. Из сада её забрали почти на три часа позже положенного срока, причём сделали это не родители, а бабушка и дедушка. Маша хотела было возмутиться, но, увидев заплаканные бабушкины глаза и побелевшие дедушкины скулы, безропотно дала себя одеть и увезти на дачу на целых три недели. Родителей она всё это время не видела, а Новый Год вышел очень странным и скучным. Весь праздник бабушка о чём-то вздыхала, а дедушка шикал на неё, страшно хмуря брови. Вернувшись домой, Манюня обнаружила, что и там всё поменялось. Родители как-то осунулись, папа перестал шутить по вечерам и ложился спать сразу же, как приходил домой, а мама болезненно кривилась каждый раз, как натыкалась на что-нибудь, связанное с Виталиком, после чего запиралась в ванной и подолгу там плакала.

О том, что старший брат не улетел с научной экспедицией на Марс, как всегда мечтал, Манюня догадалась как-то сразу, не смотря на свой маленький возраст. Может, она слишком часто смотрела новости, в которых постоянно сообщали о терактах, убийствах и несчастных случаях, а может, просто была сообразительной девочкой.

 

 

- В общем, - обычно вздыхала моя бабушка под конец рассказа, - Потом всё как-то стало налаживаться. Душевные раны затянулись, жизнь продолжилась. Мама перестала плакать в ванной, а потом даже стала снова слушать свою любимую музыку, убираясь в квартире. Папа снова начал шутить глупо и часто, как раньше. Работать он не переставал даже в самые тяжёлые моменты, наверное, так спасался от горя. Его идея оказалась не совсем верной, ушли ещё долгие годы на то, чтобы довести её до реализации, но именно с неё современная экспансия в космос и началась. Вот так… В один день семья потеряла человека, но человечество получило весь космос.

Прикрепленные файлы



#2 Валерий Николаев

Валерий Николаев
  • Пользователи
  • 8 сообщений

Отправлено 15 January 2016 - 00:30

Забыл указать сразу, надеюсь, это не проблема:)

Автор: Валерий Николаев

E-mail: nikolaev.v.s.texts@gmail.com



#3 Guest_Татьяна Нестерова_*

Guest_Татьяна Нестерова_*
  • Гости

Отправлено 15 January 2016 - 02:13

Хотел помудрствовать сначала, исправить кое-где кой-как

Но тема тело так сломала, что стало стыдно. Как дурак

смахнул слезу с клавиатуры. Какие дураки и дуры

мы с вами. Мечемся в орбитах в фантазиях своих избитых

А Будущее наше мчится домой с портфелем и мечтой.

Встречай, веди его домой сквозь рой земных метеоритов

 

А вообще... грустная жизненная трагедия семьи. Совсем не по теме, но слог замечательный. 



#4 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 15 January 2016 - 09:23

блин, дожили, товарищи писатели - детей на алтарь освоения космоса стали класть... :blink:  ну вы чо, а? :(


вот такой я пейсатель


#5 Валерий Николаев

Валерий Николаев
  • Пользователи
  • 8 сообщений

Отправлено 15 January 2016 - 10:09

отчего же на алтарь? просто контраст: личная потеря и общечеловеческое достижение. в жизни и не такие вещи происходят.

 

на самом деле идея рассказа давно уже была, сеттинг удачно подтолкнул воплощение.



#6 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 21 January 2016 - 22:13

Ну, давайте читать.

 

  • Стало быть, жила да была девочка Маня (дошкольного возраста), и был у неё братец Виталик (младшего школьного возраста). А также мать с отцом (работавшим в одном из аэрокосмических НИИ).
     
  • Отдел, где работал отец, бился над проблематикой межзвёздных перелётов. Видимых результатов не было, и руководство подумывало закрыть эту тематику.
     
  • Папаша пишет очередной отчёт на имя руководства, где делится свежими идеями, бродившими в его голове. Скорее всего, эти идеи будут забракованы, причём ими же, по итогам компьютерного моделирования. Не дойдя даже до натурных испытаний.
     
  • Папаша идёт забирать дочурку из детсада, а в это время Виталик, зазевавшись на дороге, гибнет под колёсами пьяного водителя.
     
  • Как оказалось, одна из идей, содержавшаяся в его отчёте, таки не была забракована, а впоследствии привела к пилотируемым межзвёздным перелётам.
     

Хочется спросить: и в чём же тут связь между убитым Виталиком и великими прорывами в технике и межзвёздной экспансией? Папаша и без этого довёл бы дело до конца.

 

Зачем вам настолько явный рояль в кустах в виде настолько притянутого за уши совпадения, которое, при этом, не очень-то влияет на сюжет? Если бы Виталика убили за пару лет назад до этого, а впоследствии от него бы ушла жена и увела с собой и дочку, и папаша, чтобы не спиться и не сойти с ума, превратил бы себя в законченного трудоголика (и тем победил бы) — тогда это было бы в тему. А так оно вам зачем? Тем более, с совпадением до дня?



#7 Валерий Николаев

Валерий Николаев
  • Пользователи
  • 8 сообщений

Отправлено 22 January 2016 - 09:44

 

Зачем вам настолько явный рояль в кустах в виде настолько притянутого за уши совпадения, которое, при этом, не очень-то влияет на сюжет? Если бы Виталика убили за пару лет назад до этого, а впоследствии от него бы ушла жена и увела с собой и дочку, и папаша, чтобы не спиться и не сойти с ума, превратил бы себя в законченного трудоголика (и тем победил бы) — тогда это было бы в тему. А так оно вам зачем? Тем более, с совпадением до дня?

 

Очень сложно ответить на вопрос, не дойдя при этом до детального объяснения происходящего в рассказе, если честно. Давайте я скажу так: в жизни я много раз видел, как совпадения были всего лишь совпадениями, а в глазах свидетелей и участников абсолютно случайно происходившие события наделялись неким мистическим и кармическим смыслом, обрастали подробностями и приобретали невероятное значение.

Рассказ-то не о пилотируемых межзвёздных полётах на самом деле:)



#8 Guest_Галина_*

Guest_Галина_*
  • Гости

Отправлено 24 January 2016 - 15:30

Мне кажется.что  Ваш рассказ заблудился и попал не по назначению.



#9 Валерий Николаев

Валерий Николаев
  • Пользователи
  • 8 сообщений

Отправлено 25 January 2016 - 19:22

Мне кажется.что  Ваш рассказ заблудился и попал не по назначению.

Пусть уважаемые члены жюри решают:)





Ответить



  

Темы с аналогичным тегами 2061 конкурс рассказов

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных