Перейти к содержимому


Фотография

Еренков Вадим "Обратный отсчет"


Сообщений в теме: 2

#1 Ragnar

Ragnar
  • Пользователи
  • 2 сообщений

Отправлено 10 January 2016 - 22:30

Вадим Еренков

v2.erenkov@gmail.com

 

Обратный отсчет

 

1. Ее жизнь пошла кувырком

 

«…наша новая страна станет оплотом закона и справедливости. Новая Конституция, написанная лично вами, гражданами СССР, будет неприкосновенна, а я стану ее гарантом.»

Из иннаугурационной речи Андрея Фомина, первого президента Нового СССР

 

– Уважаемые пассажиры! Всем просьба приготовиться к посадке: займите свои места и пристегнитесь. Через десять минут прибываем в Санкт-Петербург. Спасибо, что воспользовались советскими авиалиниями!

Ира вздрогнула и проснулась. Сонно протерев глаза, она повернула голову направо и окинула соседа грустным взглядом. Вадим Александрович выглядел сухим и изможденным: полет наверняка утомил его. К горечи Иры, с каждым днем он выглядел все хуже и хуже.

– Вадим Александрович, – она мягко тронула его за плечо. – Почти прилетели.

– А? – он с трудом разлепил глаза. Затем повернулся к иллюминатору и долго смотрел на раскинувшийся под самолетом город.

– Как давно я не был в Союзе, – задумчиво произнес Вадим Александрович наконец, пристегиваясь. – Приятно вновь оказаться на родине.

Когда поток людей на автоматическую регистрацию иссяк, и они вышли на улицу, Ира улыбнулась.

– Я вызову такси, – деловито сказала она, включая электронный браслет. – Зарегистрируюсь в гостинице, а вы поговорите с Ольгой. Свяжетесь со мной, как закончите, а я за вами заеду.

Шеф сморщился; его лицо сразу стало болезненным и жалким.

– Ты… – он отвел глаза, – ты не могла бы поехать со мной?

Ира изменилась в лице.

– С вами? – немного растерялась она. – Но… но вы же едете к Ольге! Зачем я вам? Я буду лишней…

Вадим Александрович сделался настолько жалким, что у Иры сжалось сердце.

– Я бросил ее беременной, – процедил он. – Я не видел ее и дочь восемнадцать лет! Ты хочешь оставить меня одного перед ними?

Ира смешалась. Она почти физически ощущала, что будет совсем не к месту в семейной сцене, однако предать Вадима Александровича не могла.

– Ладно, – неохотно согласилась она, и облегчение в глазах шефа было наивысшей благодарностью для нее.

 

– Как тут все изменилось, – прошептал Вадим Александрович, выходя из такси.

Еще восемнадцать лет назад, в сороковых годах, Стрельнинский район был окраиной города, но теперь это был один из оживленных центров Питера. После обустройства здесь Фоминского аэропорта район так и наполнился элитной инфраструктурой, оборудованной по последнему слову архитектуры и инженерии.

– Ольга все еще живет здесь? – удивилась Ира.

– По крайней мере, она ничего не сообщала о переезде, – откликнулся Вадим Александрович, явно взволнованный, но державший себя в руках. Ира не стала говорить, что Ольга в принципе не связывалась с ним уже восемнадцать лет.

– Как зовут дочку?

– Наташа.

Поднявшись на лестничную площадку, шеф помедлил, но потом решительно провел рукой перед дверью. То же сделала и Ира. Датчик считал паспорта, и через некоторое время дверь отъехала в сторону.

На пороге стояла девушка.

Она выглядела ровно на свой возраст. Но усталость и холодное недоверие в ее глазах словно делали ее старше. Потертые джинсы и свободная майка-«алкашка» будто бы довершали образ пропитого холостяка за сорок.

– Асторин, – она назвала шефа по фамилии. – Ты вернулся. Хм, а мама была права.

Не сказав больше ни слова, Наташа отошла назад, пропуская гостей в квартиру.

– А ты кто такая? – нахмурилась она, обратившись к Ире. Ира удивленно взглянула на нее: такой невежливости она от дочери шефа не ожидала. Но все же решила ответить:

– Ира Нельских, его помощница.

– Что значит «мама была права»? – насторожился Вадим Александрович. Он выглядел… растерянно. Для него явно стала неожиданностью такая внешность и такое поведение дочери.

– Она говорила, что ты вернешься, – усмехнулась девушка. – А я думала, что она бредила.

– Где она? – встревоженно спросил Вадим Александрович.

– Умерла, – резко ответила Наташа. Ира вздрогнула, а шеф отшатнулся и оперся о стену.

– Что?.. Как?

– Попала в аварию в конце июля, – безразлично сообщила она, проходя из гостиной в кухню. Ира хотела было помочь шефу, но, похоже, его внезапная слабость не имела ничего общего с болезнью. Когда Вадим Александрович отправился вслед за дочерью, только плотно сжатые губы говорили о его эмоциях.

Они прошли в кухню. Давно забытое чувство гостеприимства, видно, воспитанное матерью, все же дало о себе знать: неловко потыркавшись по углам в до смешного бесполезной попытке замаскировать царивший беспорядок, Наташа налила всем чай и сама села за стол.

– Буду честна, – начала она. – Если бы не наказ матери, я бы тебя, Асторин, и на порог не пустила. Но я не могла не выполнить ее последнюю просьбу. Говори, какое у тебя ко мне дело. Или ты так, в гости зашел?

Шеф сделал несколько глубоких вдохов. Ира обеспокоенно смотрела на него. Конечно, Наташа имела полное право ненавидеть его, но такого отношения они оба не ожидали. Тем более теперь, когда Ольга была мертва, шансы на то, что она согласится, истончались с каждой минутой.

– Я работаю… работал в Космике. Это корпорация, занимающаяся космическими…

– Я в курсе, – перебила Наташа. – К делу.

Ира переглянулась с Вадимом Александровичем.

– Нам нужна твоя помощь, чтобы призвать их к ответу за совершенные преступления.

– Преступления? – сузила глаза Наташа. Она наклонилась к столу и обвела обоих подозрительным взглядом. – У вас должны быть очень серьезные основания, чтобы обвинять Космик в преступлениях.

– Они у нас есть, – кивнула Ира. Дождавшись разрешения шефа, она достала из сумки голопроектор и положила его на стол. – Здесь несколько документов, которые нам удалось извлечь из базы данных Космика перед увольнением. Это – список материалов, закупленных корпорацией два месяца назад. Среди них – взрывчатые вещества примерно на килограмм в тротиловом эквиваленте. По смете они ушли на опыты, но через некоторое время погиб наш коллега, Роберт Эванс. Они взорвали его машину.

– То есть у вас нет доказательств, что это была именно та взрывчатка, и вы решили, что Космик убивает людей? – возмущенно фыркнула Наташа.

– В полиции нам сказали то же самое, – кивнула Ира, – но полиция не знала, что Роберт перед смертью нашел подтверждение тому, что Космик проводит денежные аферы. К сожалению, в наше время документы легко подделать, поэтому полиция не принимает копии, а оригиналы, заверенные электронной печатью, погибли вместе с Робертом.

– Какая удивительная удача для Космика, – язвительно отозвалась Наташа.

– Они пытались и нас убить, – добавил Вадим Александрович. – Только что, перед отлетом в Союз. Хорошо, что мы решили не рисковать и взяли такси.

– Ой, да бросьте, – сморщилась Наташа. – Вам самим-то не смешно от того, что вы несете? «Космик убивает людей, как жаль, что у нас нет доказательств, Космик проворачивает аферы, ой, поддельные документы не считаются, нас пытались убить, какая удача, что мы ни с того ни с сего пересели на такси!»

– Поэтому мы здесь, а не в полиции! – крикнул Вадим Александрович, вскочив со стула, но вдруг закашлялся и оперся руками на стол. Ира молниеносно поднесла ему чашку с чаем, но он отмахнулся и скорчился в припадке. Кашель был таким сухим и жутким, что испугалась даже Наташа.

– Что с ним? – озабоченно спросила она.

– Заболел с два месяца назад, – сдавленно произнесла Ира. – Болезнь так стремительно прогрессируют, что мы не знаем, как с этим бороться.

– Но медицина… – недоуменно начала Наташа.

– …неспособна помочь тому, кто недостоин жизни, – резко прервал ее Вадим Александрович. Приступ уже прошел, он вытирал салфеткой губы от крови. – Как видишь, времени у меня осталось немного, и я хочу закончить хоть одно дело в своей жизни. Поэтому мы здесь.

– Я-то тут при чем? – почти обиженно удивилась Наташа.

– Космик хочет получить лидирующие позиции на мировой арене, – вступила Ира, зная, что шефа понесет куда-нибудь не туда. – И у них это получится, если они сумеют взять под контроль международные космические перевозки.

– А они сумеют, если завладеют патентом на мое изобретение, – закончил Вадим Александрович. Он вызвал на экран модель. – Это новый двигатель класса ST-16. Возможно, даже начало для класса ST-17 – этот прототип еще улучшать и улучшать. Ученые Союза, Америки и Китая уже несколько лет пытаются создать нечто подобное, и камнем преткновения становится термояд. Я сумел разработать систему, которая позволяет отказаться от использования дорогостоящих…

– Если люди Космика получат право на единоличное производство двигателя, они подчинят себе весь космический рынок, а это сделает их богатейшей корпорацией на Земле, – перебила Ира шефа, чтобы он не вдавался в понятные ему одному технические подробности.

– И в чем ваша проблема? – нахмурилась Наташа.

– Моя смерть как бывшего сотрудника их лаборатории автоматически передаст им все права на патент, – ответил Вадим Александрович. – Мой долг – завещать все наследнику. Моей дочери.

В глазах Наташи мелькнула догадка.

– Твоей дочери?

– Да. Тебе, Наташа. Это… это я твой отец.

У Иры на мгновение возникло странное чувство дежавю, но она не придала этому значения.

– Лжешь, – не поведя бровью, отрезала Наташа. – Даже мать не знала, кто из вас – мой отец. Откуда тебе знать?

Вадим Александрович сморщился. Ира недоуменно посмотрела на него.

– Она не знала, – тихо ответил шеф. – Она верила. Она любила меня, несмотря ни на что, хоть я и был этого недостоин.

– И поэтому я должна? – прошипела Наташа.

– Нет, – покачал головой Вадим Александрович. – Но ты – мой единственный наследник. Когда я умру, никто и ничто не остановит Космик.

– Понятно, – фыркнула Наташа. – Не парься. Я поняла. Даже если ты говоришь правду, а я в этом сомневаюсь, ты восемнадцать лет – восемнадцать лет! – здесь не был. И вернулся ради чего? Чтобы искупить свою вину? Или, может быть, помочь мне после смерти матери? Конечно, нет! Если бы я не была нужна тебе для патента, ты бы сюда даже не заглянул!

– Неправда! – обиженно крикнул шеф. – Я хочу обеспечить тебя! Этот патент принесет тебе миллионы!

– Да не нужны мне твои деньги! – в отчаянии воскликнула Наташа. – Ты правда думаешь, что можешь вернуться, осыпать меня подарками, и все будет хорошо? Ты последний идиот, если веришь, что деньги могут решить все проблемы! Мне хватит и средств Космика!

– Средств Космика? – переспросила Ира, вмешавшись наконец в эту безумную перепалку. – О чем ты?

– Вы же работали там, – с издевкой ответила Наташа. – Должны знать! Космик обеспечивает меня буквально с рождения, в отличие от заботливого «папаши»!

– Космик что? – ахнул Вадим Александрович и невольно оглянулся на Иру. Та в ответ лишь испуганно пожала плечами.

– Да! – развела руками Наташа. – Да! Есть еще такие вещи, как забота и поддержка!

– Космик не… – начал было шеф, но его голос прозвучал так жалко, что девушка не услышала.

– Если ты не примешь права, они станут самой влиятельной корпорацией на Земле, – без особой надежды в голосе сказала Ира.

– И пускай, – жестко ответила Наташа. – Пусть власть получат те, кто способен в тяжелую минуту прийти на помощь матери-одиночке с новорожденным ребенком! А теперь выметайтесь из моей квартиры и не возвращайтесь!

Ира с сожалением взглянула на шефа. Им ничего не оставалось, кроме как исполнить ее приказ.

– Асторин! – раздался голос Наташи, когда они уже вышли в коридор. Вадим Александрович с надеждой обернулся. Девушка стояла у порога и протягивала ему флэшку слегка старомодного типа.

– Что там? – не понял шеф.

– Понятия не имею, – буркнула Наташа. – Мама запретила мне смотреть. Велела лишь отдать это тебе, когда ты вернешься.

Вадим Александрович изменился в лице.

– Она оставила для меня послание?!

Дверь закрылась прямо перед его носом.

 

На улице их встретило дыхание мороза, чувствовалось приближение зимы. Было всего лишь начало декабря, а холода, несвойственные Питеру, уже подбирались к городу.

– Вадим Александрович, что она имела в виду? – задумчиво спросила Ира. – Ольга же сказала вам, что беременна от вас?..

Шеф вздохнул.

– Не совсем. Когда я уехал, она засыпала меня сообщениями, в которых кричала, плакала, угрожала и… похвалялась тем, что я ей не нужен. Что нашла себе нового парня.

– Кошмар какой, – искренне ужаснулась Ира. Она представляла себе Ольгу более… приличной.

– Ну а потом сказала, что забеременела, – он пропустил слова Иры мимо ушей. – Сказала, что это мой ребенок. Она не знала, почему. Чувствовала. Послала того типа подальше… В общем, тогда я и начал посылать ей деньги…

– Но так и не осмелился позвонить ей, – тихо сказала Ира так, чтобы шеф не слышал, и последовала за ним.

Они нашли во дворе дома детскую площадку старого образца (видно, жители не дали снести) и присели на покрытые инеем двухместные качели. Ира достала из сумки проектор и вставила флэшку в разъем.

– Здесь только один файл, – удивленно сообщила она Вадиму Александровичу. – Видеосообщение.

– Старое? – поинтересовался тот.

– Эээ… двадцать шестого июля этого года.

– Открой, – нетерпеливо попросил шеф. Ира вполне понимала его спешку: это была весточка из прошлого, последний привет от Ольги. Тем более сейчас, когда собственная дочь с ним так обошлась.

В воздухе возникла голограмма. У Иры вырвался невольный вздох: женщина, возникшая в воздухе, выглядела постаревшей и изможденной. Шеф смотрел на Ольгу с таким потрясением, что было ясно: он запомнил ее не такой.

– Здравствуй, Вадим, – начала она. – Если ты это видишь, значит, ты вернулся. Как я и надеялась.

Ольга печально улыбнулась и помолчала, видно, собираясь с мыслями.

– Я записала это сообщение на случай, если Космик все-таки дотянется до меня. Кажется, в последнее время я доставляю им… неприятности. Им не очень понравилась твоя… самодеятельность.

Если честно, твое сообщение три недели назад повергло меня в шок. Я даже не знала, что и думать. Похоже, что ты и сам не подозревал, что Космик твои деньги выдавал за свои. Все это время я думала, что ты тот еще мерзавец, но когда ты наконец связался со мной и сказал, что больше не доверяешь Космику и теперь будешь пересылать деньги сам, я осознала, что эти ублюдки лгали мне восемнадцать лет. Зачем? Понятия не имею. Недавно они приходили, чтобы я подписала какие-то бумаги на отказ от всех прав на твою собственность. Я, конечно, отказалась, хотя Наташа закатила мне истерику – мол, неужели я хочу еще иметь какие-то дела с «этим уродом»? Кажется, она так и не поняла, что здесь все гораздо сложнее.

Я не знаю, чего они хотят добиться, и какой там такой собственностью ты владеешь, но здесь явно что-то нечисто. Мне это не нравится. Они угрожали мне и требовали подписать этот договор. Я… я теперь понимаю, что ты ни при чем. Что они пытаются навредить тебе. Я… чувствую это. Черт подери, я восемнадцать лет ненавидела тебя, а ты все это время буквально содержал меня! Слепая дура… поверила же бреду про доброту Космика!

Сегодня еду к твоим родителям. Я уже обратилась к клинике, которая может провести ДНК-тест, они сказали, что без отца можно сделать анализ на материале родителей. Я докажу, что Наташа – твоя дочь. Тогда ей предоставят право на проживание и учебу в Америке – рядом с тобой. Ведь ты защитишь ее? Я знаю, что ты защитишь. Наташа не верит, но я верю – я чувствую, – что ты хороший человек. Несмотря ни на что. Прости еще раз… прости за все то, что я тебе наговорила тогда – про того парня и про тебя… Прости меня. Я люблю тебя. Прощай.

Голограмма исчезла. Во дворе установилась какая-то неестественная тишина. Вадим Александрович молча смотрел в ту точку, где было изображение Ольги, и не шевелился. Ира, не зная, что сказать, несмело, боясь сделать что-нибудь не так, прислонилась к нему и осторожно обняла за плечи.

– Что теперь? – шепнула она, когда молчание стало угнетающим.

Шеф вздрогнул, словно очнувшись ото сна, и заморгал. А потом вдруг резко повернулся к Ире лицом, да так, что обжег ее своим дыханием. Сердце Иры немедленно ухнуло вниз.

– Теперь – к родителям!

Так они и разделились: Ира отправилась регистрироваться в гостиницу, а Вадим Александрович поехал к родителям за информацией. Вернулся он только к девяти вечера, усталый и без конца кашляющий.

– Да что ж вы так, Вадим Александрович, – посетовала Ира, разводя ему специальный лекарственный раствор. – Вы же только усугубляете положение! Нельзя столько времени на ногах проводить…

– Плевать, – выдохнул шеф, кое-как откашлявшись. – Я нашел того, кто забрал результаты.

Ира изумленно подняла на него глаза.

– Клиника выдала их по специальному ордеру, который принадлежит американскому посольству. А ордер выдал один из работников посольства, по совместительству совладелец одной из дочерних фирм…

– …Космика, – закончила за него Ира. – Ну конечно.

– В общем-то, как я и подозревал, – вздохнул Вадим Александрович. Он потер ладонями лицо. – Думаешь, смерть Ольги была случайностью?

– Вряд ли, – покачала головой Ира. – Как и сказала Наташа, «слишком много совпадений для Космика».

Вадим Александрович выпрямился, а на его усталом лице проступило какое-то суровое, злое выражение.

– Они убили Ольгу.

Затем он снова скорчился в припадке. Ира дала ему выпить раствора, и кашель вроде бы отступил.

– Черт бы меня побрал… все тело болит, – ругался шеф. – К вечеру всегда обостряется…

– Всегда? – обеспокоилась Ира. – Вы все-таки должны сходить к врачу. Это уже опасно.

– Да что ты, – фыркнул Вадим Александрович. – Поздно метаться-то. Мне уже всего ничего осталось.

– Не говорите так, – испугалась Ира.

– Да брось! Как будто не видишь, в каком я состоянии…

Кровать в номере была двуспальной, но спали раздельно – из соображений приличия. Ира сама настояла на том, чтобы лечь на диване, хотя Вадим Александрович и пытался по-джентльменски уступить ей кровать. Впрочем, это не сильно помогло: Ира не спала всю ночь, слыша периодически доносящийся из соседней комнаты кашель, и пыталась не расплакаться от невозможности помочь шефу.

 

 

 

2. Его время на исходе

 

 

«…это возмутительно! Абсурдный закон, возвращающий интеллектуальную собственность корпорациям после смерти автора был принят большинством стран под угрозой торговых санкций! Я призываю немедленно прекратить тоталитарный произвол Совета ТрансНациональных Корпораций!»

Из выступления Андрея Фомина на саммите ООН по новому закону об авторском праве

 

Утро выдалось пасмурным и серым, но дождя, к счастью, не было. Умывшись и позавтракав, Вадим Александрович заявил:

– Я еду в загс. Хочу узнать, где похоронили Ольгу, попрощаться с ней в последний раз.

– Я с вами, – немедленно ответила Ира, но шеф покачал головой.

– Ты поедешь в полицию – или как это сейчас называется? Комитет внутреннего контроля? – и отдашь им все, что у нас есть на Космик. Ты уже сделала копии? Если и здесь дело замнут, мы снова окажемся у подножия лестницы.

– Не переживайте, Вадим Александрович, – улыбнулась Ира. – От такого количества улик они не смогут просто отмахнуться.

– Хотелось бы верить, – пробурчал шеф. – Ладно, за дело!

Так они и разошлись. Ира взяла с него обещание не перенапрягаться и отправилась в головной офис КВК – как она надеялась, там сидели более разумные люди, чем в участках.

Едва она сказала, что хочет подать заявление на Космик, ей незамедлительно велели пройти в девяносто второй кабинет.

– Но разве заявление подается не… – удивилась было Ира, но ее прервали:

– Анатолий Львович занимается такими делами. Третий этаж, с лестницы направо. Следующий.

Ира недоуменно отошла от поста дежурного. Такими делами? Они что, уже расследуют дело Космика? Приободрившись, она молнией взбежала по лестнице и нашла нужный кабинет. На двери висела табличка:

 

«ОРЛОВ АНАТОЛИЙ ЛЬВОВИЧ, майор КВК».

 

Орлов оказался невысоким бородатым мужчиной лет пятидесяти. Едва Ира зашла в кабинет, он сразу прекратил набирать что-то на компьютере, свернул экран и чуть приподнялся, чтобы пожать ей руку.

– Доброе утро, товарищ. Мне сообщили, что вы располагаете какими-то сведениями о незаконных действиях Космика.

– Располагаю, – с энтузиазмом подтвердила Ира. – А вы что, ведете это дело?

Орлов как будто удивился.

– Веду? Почему бы это? Если у вас окажется достаточно улик, чтобы подозревать их в чем-то, то мы заведем дело, а пока – с чего бы?

– Тогда почему меня направили к вам? – разочарованно спросила Ира.

Орлов вздохнул.

– Видите ли… в наше время гражданскому лицу довольно сложно подать заявление на корпорацию, тем более – иностранную. Подчас они имеют больше влияния, чем даже государства. Я, старший следователь по делам бизнеса, специализируюсь как раз на этой области. Так… давайте начнем.

Он вынул из ящика стола голографер, поставил перед Ирой и начал запись.

– Ведется дача показаний свидетеля против транснациональной корпорации «CoSMiC». Дата: восьмое декабря две тысячи шестьдесят первого года, одиннадцать часов пятьдесят семь минут. Полное имя свидетеля?

– Нельских Ирина Викторовна, – не очень уверенно ответила Ира: ей все еще не верилось, что ее направили к Орлову просто так.

– Дата рождения?

– Десятое марта две тысячи тридцать четвертого года.

– Отлично. Ирина Викторовна, расскажите все подробно, по порядку.

Ира помолчала, собираясь с мыслями и вспоминая, с чего все началось.

– Я и Вадим Асторин, начальник научной лаборатории при Космике, работали там до ноября этого года. Вадиму Александровичу выделили десять работников, однако вскоре он выгнал их всех, оставив только меня, его помощницу, и Роберта Эванса, его друга.

– То есть занимался кумовством? – едва улыбнувшись, спросил Орлов.

– Ой, да вы что, – испугалась Ира. – Нет… просто он… у него свои взгляды на то, как нужно управлять лабораторией. Он привык работать один.

– Ладно, продолжайте, – кивнул Орлов. Она вздохнула с облегчением.

– И когда Вадим Александрович наконец… добился успехов в своей работе, начались неприятности.

Ира пересказала ему все то, что вчера рассказала Наташе, параллельно демонстрируя необходимые изображения на проекторе. Следователь слушал внимательно, не перебивая, и только в конце задал вопрос:

– Вы сами собрали все эти улики?

– Ну… да, – слегка не поняла Ира. – Когда Роберт поделился с нами подозрениями, я проникла в их базу данных и нашла несколько документов, которые косвенно подтверждали их участие в аферах. Я все скопировала, но полиция Америки не принимает копии за доказательства.

– Ну да, логично, – снова кивнул Орлов. – А после гибели Роберта?

– Тогда мы решили точно докопаться до истины. Вадим Александрович стал буквально жить на работе, он хотел завершить разработку двигателя как можно скорее, чтобы покинуть Космик, а я влезла в почту совета директоров и нашла там вот эти несколько писем. Мне кажется, они в полной мере иллюстрируют всю ситуацию.

– Почту? Она же передается по защищенному каналу, – нахмурился Орлов.

– Я запустила простенький вирус в их базу данных, – довольно сообщила Ира. – Обычный сотрудник-то может послать письмо одному из директоров.

– А вы знаете, что нелегальная добыча доказательств также карается по закону? – лукаво улыбнулся следователь.

– Я в курсе, – кивнула Ира. – Но тогда у меня не было времени ждать судебного решения, на кону стояла моя жизнь и шефа. Да и если бы суд выдал ордер, нет ничего сложного в том, чтобы подчистить личные сообщения.

Ей показалось, будто брови Орлова на мгновение дернулись вверх, однако мужчина остался спокоен.

– А вчера, – продолжила она, – мы с Вадимом Александровичем вернулись в Союз. Он не хочет, чтобы его разработки достались Космику, и собирается передать права на патент своей дочери, Наташе. Проблема в том, что ее мать… ну, в общем, мы не знаем, точно ли Наташа – его дочь. В конце июля этого года ее мать провела тест на отцовство, однако погибла в автокатастрофе перед тем, как забрать результаты. В итоге их забрал один из Космика, воспользовавшись вероятно незаконным ордером из посольства.

Ира продемонстрировала следователю то, что передал ей шеф.

– Весьма, – односложно прокомментировал Орлов. – Вы закончили?

– Думаю, да, – кивнула Ира.

– Хорошо, – мужчина выключил голографер и спрятал в ящик стола. – Вы считаете, что мать… эээ… Натальи была убита?

– Если бы она была жива, у Космика уже не было бы никаких шансов на владение патентом, – ответила Ира уклончиво. Следователь задумчиво покивал.

– Авторское право, – понимающе проворчал он. – Все гораздо сложнее, чем я думал. После создания СТНК с копирастами стало все сложнее бороться. Благо Фомин сумел продавить хотя бы поправку о наследовании, иначе не видать Наташе патента, как своих ушей. Ну хорошо. Ваши показания приняты.

– Вы же заведете дело? – насторожилась Ира.

– Если найдем состав преступления, – в сотый раз кивнул Орлов.

Если найдете? – недоверчиво переспросила она. – То есть того, что я вам тут рассказала, недостаточно?

– Ирина Викторовна, – повысил голос следователь. – То, что вы мне предоставили – не более чем домыслы на основе некоторых незаконно полученных документов. Мы проведем проверку, но не ожидайте, что мы сейчас же побежим их арестовывать.

Ира не нашла, что ответить, и, встав со стула, подошла к двери.

– Ирина Викторовна! – позвал ее Орлов.

– Ну что? – раздраженно обернулась она.

– Где вы учились?

– Что?.. – удивилась Ира. – Здесь, в СПбГУ, а в чем дело?

– И по какой специальности? – поинтересовался следователь.

– IT-технологии, – так же недоуменно ответила она. – Тема диплома…

– …«Компьютерная вирусология», – закончил за нее Орлов.

– Как вы узнали? – поразилась Ира. Мужчина довольно ухмыльнулся.

– Просто догадка. До свидания, Ирина Викторовна. Я свяжусь с вами, как только получу какие-нибудь результаты.

– До свидания, – буркнула Ира и покинула кабинет со стойким чувством, что где-то ее обманули.

Связавшись с шефом, она пожаловалась ему на Орлова.

– Нда, – почесал он затылок. – Я, в общем-то, не сомневался. Что ж, придется нам снова полагаться только на самих себя.

– Вадим Александрович, – тихо позвала Ира. – А что вы хотите сделать? Ведь Наташа отказалась от патента…

– Ну уж нет, – решительно заявил шеф. – Я так просто не сдамся. Я совершил ужасную ошибку, и за нее сполна расплатилась Ольга. Я обязан все исправить. Пусть Наташа меня ненавидит, пусть считает кем хочет, но я не позволю ей жить на чужие деньги. Если мы докажем, что она моя дочь, а Космик преступен, ей ничего не останется, кроме как принять права!

Ира не была так оптимистична, однако разочаровывать шефа не хотелось.

– Вы узнали, на каком кладбище похоронили Ольгу?

– Узнал, да только повозиться пришлось, конечно. Нет бы сделать открытую базу данных – ну какому преступнику понадобится знать, где кто-то похоронен… Белостальское кладбище знаешь?

Ира припомнила, где она слышала название.

– Да, это где-то на границе Красносельского района…

– Вот. Я через полчаса там буду. Придешь?

– Разумеется.

 

Даже несмотря на то, что Ира предварительно зашла в цветочный магазин, она все равно оказалась на месте раньше шефа. Прислонившись к решетке, она уже хотела открыть какую-нибудь простенькую игрушку в электронном браслете, как вдруг увидела, что к воротам идет девушка. Ее длинные белокурые волосы выбивались из-под аккуратной шапочки, а шея была наглухо замотана широким шарфом. В целом она выглядела очень приятно, гораздо приличнее, чем…

Чем вчера.

– Наташа? – ахнула Ира. Девушка повернулась к ней и тут же спокойное выражение ее лица превратилось в сердитое.

– Опять ты! – недовольно воскликнула она. – Черт, вы теперь за мной повсюду следить будете?

Наташа огляделась в поисках Вадима Александровича, и, не найдя его, обратилась к Ире уже чуть смягчив тон.

– Зачем ты здесь?

Ира вздохнула.

– Отдать дань уважения твоей матери. Как и ты, полагаю.

Наташа опустила взгляд на букет в своих руках.

– А Асторин? – буркнула она. – С Космиком сражается?

– Боюсь, придется, если полиция не пошевелится, – раздался голос шефа неподалеку. Ира вздрогнула от неожиданности и повернулась на звук. Вадим Александрович шел к ним, усталый, но явно довольный: кажется, несмотря ни на что, он был рад видеть свою дочь. – Привет.

Наташа промолчала, отведя взгляд.

– Если… если правда хотите навестить маму, – неловко пробормотала она, – пойдемте, я покажу могилу.

Они шли по кладбищу молча: Наташа выглядела какой-то подавленной, ей явно было не до разговоров, Вадиму Александровичу было нечего сказать, ну а Ира чувствовала себя абсолютно лишней здесь. Что здесь делает она, которая Ольгу даже не видела никогда в жизни?

Они вышли на открытое пространство: кажется, это была новая, еще не использованная часть кладбища. Здесь, на небольшом возвышении под невзрачным деревом виднелась одинокая надгробная плита.

– Мне в некотором роде повезло, – грустно улыбнулась Наташа. – Здесь еще никого не хоронили, и я заняла это красивое место. Надеюсь, маме тут хорошо…

– Да, здесь очень красиво, – тепло сказала Ира, наблюдая, как Вадим Александрович осторожно, почти благоговейно подходит к могиле. Там он аккуратно положил цветы возле надгробия, собрал старый букет и различный мелкий мусор в пакет и, поставив возле скамейки, присел. Мягко коснулся плиты и что-то прошептал. Отсюда не было слышно его голоса, но выражение его лица, а затем и слезы в глазах говорили сами за себя.

– Если он так любил ее, почему бросил? – тоскливо спросила Наташа. Ира с жалостью посмотрела на нее. Как ей сейчас, должно быть, непросто!

– Я сама задавалась этим вопросом, – негромко ответила она. – Видишь ли, когда Космик предложил ему работу в Америке, ему фактически было не на что опереться. А обещание постоянного высокого дохода… кто не согласится? Он даже предлагал Ольге поехать вместе с ним, ты не подумай. Но ты же знаешь те времена – СССР еще был нестабилен, без гарантии обустроиться за границей отсюда было сложно уехать. И когда пришлось выбирать между Ольгой и Космиком… шеф выбрал Космик.

– Значит, так себе любовь была, – буркнула Наташа.

– Ошибаешься, – покачала головой Ира. – Он до сих пор ее любит. Он был замкнут и одинок, потому что его любовь осталась в Союзе.

– До чего романтично! – разозлилась Наташа. – Что ж он тогда игнорировал ее все восемнадцать лет?

Ира задумчиво сверлила взглядом шефа, неподвижно сидящего перед могилой. Сильные порывы ветра лохматили волосы, она пожалела, что не взяла шапку. А затем наконец осознала.

– Боялся, – медленно произнесла Ира. – Боялся посмотреть ей в глаза. Но едва он узнал о тебе, сразу начал переводить вам чуть ли не половину своей зарплаты каждый месяц, – торопливо добавила она. – Я лично наблюдала.

Встретив недоуменный взгляд Наташи, она продолжила:

– Ольга не говорила тебе, что Космик перехватывал эти деньги и выдавал за свои?

– Так это правда? – поразилась Наташа. – Мама выглядела как сумасшедшая, когда говорила это…

– И ты думала, что она сошла с ума? – нахмурилась Ира.

– А что мне еще было думать, – расстроилась девушка. – Она незадолго до смерти стала сама не своя, все куда-то уезжала, пропадала днями, вся постарела, осунулась… ну и пыталась мне что-то рассказать про Космик и про Асторина… конечно, я приняла все за бред! А потом в лучших традициях каких-то дурацких фильмов вручила мне флэшку, запретила смотреть и велела отдать Асторину, если она не вернется.

Наташа закусила губу.

– Ну… она не вернулась.

– Мне правда очень жаль, – прошептала Ира.                              

Мгновение Наташа смотрела на нее глазами, в которых было что-то похожее на хрупкое – очень хрупкое, – доверие, но потом она встряхнулась, и ее лицо вновь стало непроницаемым.

– Иди, положи цветы, – сказала она, отвернувшись. – Я… после вас обоих побуду с ней.

Ира не стала возражать ей и направилась к могиле, где шеф, кажется, уже закончил прощание. Она положила букет рядом с его цветами и взглянула на надгробие, на котором значилось:

 

КОСБИНА ОЛЬГА ЕВГЕНЬЕВНА

13.10.2020 – 26.07.2061

 

 Внизу была фотография, вероятно, сделанная задолго до смерти. В жизни Ольга была очень красива, совсем не похожа на саму себя с той голограммы. А ее веселая, теплая улыбка с лихвой объясняла, почему Вадим Александрович в нее влюбился.

– Правда, красивая? – с гордостью спросил шеф. – Наташа – точная ее копия.

Ира не могла поверить, что такую жизнерадостную женщину мог так сломить уход возлюбленного, что она попыталась найти утешение в первом встречном. И в ее душе поднялось странное чувство… злость?

Она потянула шефа за рукав, когда к ним подошла Наташа, и повела подальше от могилы, чтобы оставить девушку наедине с матерью.

– Она очень расстроена, – сообщила Ира Вадиму Александровичу. – Ее можно понять: она в ужасном смятении после нашего визита. И, мне кажется… не такая уж она грубая. Просто на нее все свалилось так неожиданно. К тому же она теперь совсем одна, и, наверное, еще не привыкла к этому…

– Так она поверила тебе? – обрадовался шеф. Ира прищурилась.

– Ну… она не выглядела такой злой, как была, – она отвернулась и посмотрела на Наташу. Та осторожно протирала надгробие тряпкой. – Нужно время, чтобы она привыкла к нам, успокоилась…

– Но у нас нет времени! – перебил ее Вадим Александрович. – Нужно, чтобы она согласилась на патент! Ты с ней подружилась, так сделай с этим что-нибудь!

Ира застыла. Внутри у нее что-то сжалось. А потом она развернулась и что было силы влепила Вадиму затрещину, да так, что тот пошатнулся.

– Какого?.. – воскликнул он с обидой и удивлением.

– Думай, о чем говоришь! – выкрикнула Ира ему в лицо. – «Сделай что-нибудь»? Черт подери, ты ее отец, а не я!

– Она не верит мне! – крикнул Вадим в ответ. – Ты же видела!

– Так не отступайся! Ты же сам говорил, что хочешь искупить свою вину, так действуй! Встань и взгляни в лицо проблемам! Ты ведь никогда их не решал, все время пытался исправить положение деньгами! За все восемнадцать лет ты ни разу – ни разу! – не позвонил Ольге! Все это время ты стыдливо прятался за своими деньгами, и даже не догадался проверить, а туда ли Космик их перечисляет! Почему, Вадим? Почему ты не боишься признавать свои ошибки, но боишься исправлять их?

– Да я пытался! – в отчаянии воскликнул Вадим. – Пытался! Я сюда, в Союз, зачем приехал? Чтобы отдать все, что имел, Ольге и дочери! Кто же знал, что Ольги больше нет…

– …и придется все-таки строить отношения с дочерью! – усмехнулась Ира. – Ты даже не попытался пообщаться с ней, узнать, кто она! Она же тебя совсем не знает, разве сдался ей твой патент?

– Но он же… он же принесет ей богатство… – растерянно произнес Вадим. – Я хочу, чтобы она была счастливой!

– Да разве счастье в деньгах? – устало спросила Ира. – Ей не нужны деньги, ей нужен отец! Твоя забота, твоя поддержка, твоя защита! И теперь, когда оказывается, что не все еще потеряно, ты просто сваливаешь все на меня, ведь я с ней «подружилась»! А ты сам? Ты не хочешь подружиться с ней?

– Я бы хотел, – прошептал Вадим, в его глазах стояли слезы. – Я бы так хотел! Но у меня совсем не осталось времени… Я должен успеть обеспечить ее, иначе…

Он отступил на шаг и закашлялся, словно подтверждая собственные слова. Ира порылась в карманах пальто в поисках быстродействующего препарата, однако Вадим молча потряс рукой:

– Нет, нет, все в порядке… кашель сейчас пройдет, просто в груди что-то…

Он снова закашлялся, схватился за грудь и скорчился в припадке. Ира подбежала к нему, вытаскивая из кармана ампулу с лекарством, но не успела ничего: вдруг перестав кашлять, шеф упал на колени и завалился набок. Ахнув, Ира опустилась рядом с ним и принялась ощупывать пульс.

– Наташа, вызывай скорую! Немедленно!

 

 

 

3. Ее долг – завершить начатое

 

 

 

«Каждый документ отныне можно будет заверить специальной электронной печатью. Документ с печатью не подлежит удалению, а печать невозможно скопировать. Ушла в прошлое эпоха бумаги!»

На презентации новой системы электронной документации

 

Ира, а с ней и Наташа, которой, наверное, попросту страшно было оставаться одной, сопровождали Вадима до ближайшей больницы. Там его сразу отправили в реанимацию, и им пришлось сидеть в приемной около четырех часов. Ира не спрашивала, почему Наташа решила высидеть все эти четыре часа в больнице вместо того, чтобы отправиться домой. Она предполагала – и надеялась, – что девушка прониклась наконец сочувствием к своему отцу. Сейчас Наташа спала, уронив ей голову на колени, а Ира обдумывала ситуацию.

С каждым днем шефу становилось все хуже, это было видно еще в Америке. Тем временем полиция вовсе не хотела шевелиться. Ира понимала, что не прошло и дня с подачи заявления, однако Орлов не дал ей даже гарантии, что дело вообще будет заведено. А она очень хорошо видела исход этого вопроса: все просто замнут деньгами и шантажом. Корпорации, как и говорил следователь, стали влиятельнее государств, и любая попытка пойти против была не выгодна никому. Что бы там ни говорил Фомин про свободу независимого предпринимательства, он не мог пожертвовать страной, которую построил с таким трудом, ради конфронтации с СТНК. А значит, помощи ждать было неоткуда. Если, – Ира сглотнула, стараясь не думать о самом худшем, – если она останется одна, ей придется полагаться исключительно на себя. И ради шефа – ради его дела, – она была готова на все.

Дверь открылась. Из реанимационной вышел дежурный врач, спустил с лица маску, снял перчатки и отправил в утилизатор.

– Вы – Ирина Нельских? – устало спросил он. Ира кивнула. – Жизни Вадима Асторина в ближайшие часы больше ничего не угрожает, однако нет никаких гарантий, что припадок не повторится. С ним раньше случалось такое?

– Он болеет уже два месяца, – ответила Ира не очень громко, не желая будить Наташу.

– Какой диагноз ему ставили?

– Ему не ставили диагноз, – замялась она. – Болезнь быстро прогрессировала, и со всеми делами мы… он не успевал пройти полное обследование. Подозревали все, от рака до туберкулеза, но ни один диагноз подтвердить не успели.

– В общем, буду честен, – начал дежурный. – Его организм очень сильно изношен, сейчас пытаться что-то сделать уже поздно. Попытаться провести регенерацию тканей… учитывая объем работы, это будет чертовски сложно. Неудача, а ее шанс очень велик, скорее всего, убьет его.

– Что же делать? – прошептала Ира. Врач виновато пожал плечами.

– Боюсь, здесь уже ничего не сделаешь.

Ира вздрогнула, ее бросило в холод.

– Что, уже… совсем? Все? Ничего?

Дежурный снова пожал плечами:

– Мы можем искусственно продлить его жизнь, но ресурсы организма тоже не вечны. Если наступит смерть мозга, то поддержание жизни уже будет бессмысленным.

– Но ведь… – начала было Ира и замолчала.

– Приходите к нему завтра, дайте ему отдохнуть, – посоветовал ей врач. – Уже стемнело, я думаю, вам тоже нужно отдохнуть. Я понимаю, как вам тяжело.

Ира подавила желание огрызнуться и лишь кивнула в ответ.

 

Она довезла Наташу до дома, и та, немного помявшись, предложила ей задержаться на чай. Ира сейчас меньше всего хотела оставаться в одиночестве и с радостью согласилась.

– Чем ты обычно питаешься? – спросила она у девушки, заглянув в холодильник.

– Да так, – пожала плечами Наташа. – В основном полуфабрикатами. У меня времени-то нет на готовку. Да и зачем, если можно купить готовое?

– Нда, – неясно прокомментировала Ира. – А что у тебя отнимает время?

– Учеба, что, – усмехнулась девушка. – Надо же в институт поступать.

– Ух ты, – искренне восхитилась Ира. – А куда?

– На биотех, – чуть застенчиво призналась Наташа. – Я вообще с детства биологию люблю. Это же так интересно – симбиоз человека и техники!

Ира улыбнулась. Ей даже в голову бы не пришло, что Наташа серьезно занимается учебой, да еще и любит науку.

– Ольга сумела вырастить из тебя человека, – прошептала она.

– Что? – не расслышала девушка.

– Да нет, мысли вслух. Пойдем, купим чего-нибудь на ужин.

Наташа немного помогала ей в готовке, и оказалось, что она и вправду не сильна в этом. Ира поставила себе целью когда-нибудь научить ее готовить – ну, если она захочет, конечно. Ей вообще понравилось присматривать за девушкой – как будто собственным великовозрастным ребенком!

Ближе к ночи Наташа начала нервничать. Она посматривала на часы, стала отвечать односложно и вымученно улыбалась, когда Ира рассказывала что-нибудь.

– Ты ждешь кого-то? – спросила наконец Ира. Девушка смутилась.

– Нет, просто… уже скоро ночь…

– Ааа, – понимающие протянула Ира. – Конечно, прости.

Она поднялась и собралась уходить, однако Наташа, помявшись, остановила ее.

– Может быть… может, еще чашечку чая?

Ира села назад.

– Хочешь, чтобы я осталась на ночь? – сочувственно спросила она. Девушка смущенно кивнула. – Ну хорошо. Я посижу с тобой. Только иди спать без меня, ладно? Мне еще нужно поработать немного, а завтра, наверное, будет сложный день…

Конечно, она лгала. Никакой работы у нее уже давно не было, ей просто хотелось убедиться, что Наташа спокойно заснет. Она не знала, чем было вызвано такое желание, но она дождалась, пока девушка сходит в душ и ляжет в кровать, чтобы сесть рядом с ней.

Наташа лежала, отвернувшись, и ничего не говорила, но Ира почему-то сомневалась, что она спала. Можно ли уснуть, когда столько всего сразу свалилось на голову? И сейчас, когда Вадим умирал там, в больнице, Ира даже не знала – кому из них было более одиноко.

– Асторин – правда мой отец? – раздалось из-под одеяла.

– Я не знаю, – честно призналась Ира. – Но Ольга верила в это, и Вадим… тоже верит в это. Впрочем, это совсем не важно. Он любит тебя, а это главное. Будь только у него больше времени…

– Я слышала ваш разговор, – еле слышно прошептала Наташа. Ира зажмурилась. Она вдруг осознала, что тогда, устроив перепалку с Вадимом прямо на кладбище, совсем забыла о Наташе, которой пришлось все это выслушать.

– Прости меня.

Из-под одеяла выбралась тонкая рука и крепко сжала ладонь Иры.

– Мне очень жаль, – сказала Наташа. – Я бы, наверное… хотела узнать его получше.

– И я, – прошептала Ира так, чтобы девушка не слышала.

 

Когда они поздним утром приехали в больницу, Вадиму стало чуть лучше. Впрочем, дежурный врач сразу посоветовал отказаться от больших надежд: после такого износа организм уже не восстанавливается. Сам Вадим, правда, не переживал по этому поводу: очевидно, его грызло другое.

Когда врачи, наконец, разрешили им войти и пообщаться с ним, Наташа попросила у Иры разрешения пойти первой. Ира буквально чувствовала ее смятение, и без вопросов пустила ее к шефу, а сама осталась ждать за дверью.

Сначала она боялась, что эти двое разругаются, но никаких страшных вещей в палате вроде бы не происходило. Их неспешный разговор длился полтора часа. Когда Наташа наконец вышла из палаты, на ее лице не осталось и следа от смятения, а ее улыбка светилась счастьем.

– Он хочет поговорить с тобой, – сказала она Ире.

В палате шефа было очень светло: яркий солнечный свет пробивался даже сквозь затененные окна, выходившие на юг, отчего здесь было очень тепло и умиротворенно. Вадим лежал на кровати, глядя в потолок, и счастливо улыбался.

– Ира, – радостно проговорил он, чуть приподнимаясь. Изголовье кровати сразу последовало за ним, принимая нужную высоту. – Как я рад тебя видеть! Такое чувство, что прошло сто лет с нашей последней встречи…

– Много что изменилось за этот день, – осторожно сказала Ира, не вполне понимая, что, собственно, произошло между ним и дочерью.

– Даже не представляешь, как, – ответил Вадим. Он буквально светился радостью. – Наташа согласилась вступить в права наследницы!

Лицо Иры словно озарило, она невольно расплылась в улыбке.

– Это же здорово!

Она села на стул рядом с кроватью и положила руку шефа в свою.

– Она все-таки поверила вам.

– Это все твоя заслуга, – тепло сказал Вадим. – Тебе удалось разглядеть в ней то, что не разглядел я. Я был так слеп… спасибо тебе, Ира. Спасибо, что вправила мне мозги, когда пришлось. Спасибо, что была со мной все это время и поддерживала. Все, что я сделал, ничтожно в сравнении с твоими поступками.

– Не прибедняйтесь, – с легким укором сказала Ира. – Ваш двигатель откроет новую эпоху в покорении космоса. Только, – она отвела взгляд, – у нас все еще нет результатов ДНК-анализа.

– Да к черту их, – поморщился Вадим. – Это уже совсем не важно. Я думал, что для такого, как я, уже не может быть никакого шанса… но Наташа возродила во мне надежду. К черту Космик. Я обрел свою дочь, и больше ничего не нужно. Теперь… теперь можно и умереть спокойно.

Ира молча гладила его по руке.

– Лишь об одном жалею – что не могу обеспечить ей безбедную жизнь. Ира, я открыл тебе доступ к своему счету. Отдай все деньги с него Наташе. Пусть хоть какая-то ей будет польза от непутевого отца.

Вадим засмеялся, но смех быстро превратился в кашель.

– Что будешь делать-то, когда я умру? Не вернешься же в Космик…

– Рано еще об этом думать, – сердито буркнула Ира.

– Нет, самое время, – серьезно сказал шеф. – Вот умру я, ты останешься без начальства, и что будешь делать?

– Похороню, – съязвила Ира. Вадим от души рассмеялся.

– Я так хочу, чтобы у тебя все было хорошо, – произнес он, отсмеявшись. – Чтобы ты устроилась в жизни. Ты четыре года потратила на меня…

– И ничуть об этом не жалею, – строго ответила Ира. – Для меня было честью работать с вами.

– И для меня. Спасибо, что была верна мне. Прости, что я не могу оставить тебе рекомендаций.  Пожалуйста… позаботься о Наташе. Приглядывай за ней иногда. Как она в институт поступила, что дальше хочет делать… пусть у нее все будет хорошо. Больше ни о чем не прошу…

– Обещаю.

Родители тоже приходили побыть с ним, и, что интересно, ни мать, ни отец не были убиты горем. В их глазах поселилась какая-то светлая печаль: они с грустной улыбкой приветствовали Иру, проходя мимо, и о чем-то тепло и долго беседовали с сыном у его постели. Как и опасался доктор, со временем ему стало хуже. Он спал все чаще и все больше, и очень редко ел.

Два дня спустя Вадим умер. Он ушел спокойно, на рассвете, не мучаясь и не страдая от кашля. Ира верила, что шеф, которому хватило горя в жизни, обрел наконец покой.

Но не она.

Слишком сильно грызла ее совесть за то, что они не завершили дело. Не пройдет и двух дней, как Космик узнает о смерти Вадима и затребует вернуть себе назад авторские права на его изобретение. И никто им не воспрепятствует. Кто вообще может им воспрепятствовать?

Ну, кроме нее.

Утром следующего дня Ира поднялась с твердой решимостью все исправить. Осторожно, чтобы не разбудить Наташу, умылась, сделала что-то перекусить и, сев за стол, вытащила из сумки портативный компьютер, подаренный ей Вадимом еще во времена работы в Космике. Включив его, она вывела в воздух два монитора. Ира не сразу нашла, что искала, времени-то прошло порядочно, а следы она в силу паранойи тщательно скрывала. Но в конце концов она вытащила из глубин памяти компьютера тот драгоценный файл, что уже помог ей однажды.

Вирус, что уже сталкивался с системами Космика.

В разговоре со следователем она умолчала об одной важной детали: вирус, которым она воспользовалась, стащил не только «некоторые письма» из их базы данных, но еще и все экстренные коды, да и кучу другой интересной информации. Например, как открыть удаленную администраторскую консоль и проникнуть в локальную сеть корпорации.

Уже несколько лет, даже после введения обязательной электронной паспортизации, удаленные хосты оставались самой уязвимой частью локальных сетей, словно вентиляционная шахта у «Звезды смерти». Поэтому коды доступа к ним прятались чуть ли не лучше ядерных кодов, но тут Ире помогла несовместимость советского и американского оборудования: зарубежный софт не распознавал советские паспорта, и для таких сотрудников были созданы пути обхода паспортной идентификации. А потому их система безопасности, полагавшаяся исключительно на нее, оказалась беззащитна против Иры.

Ира открыла хост, и, затаив дыхание, набрала код: он мог и смениться за это время. Но, к счастью, этого не случилось: она получила доступ без проблем. Проникнув в локальную сеть, она глубоко вдохнула и снова запустила вирус, который оставила дремать там месяц назад. Через несколько минут у нее вновь был доступ к системе безопасности.

Ну а потом Ира занялась унылым парсингом – сканировала все файлы на предмет хоть какой-нибудь информации о результатах ДНК.

И в итоге нашла.

Дрожащими руками она скопировала файл к себе и открыла. Это оказался обычный список указаний от руководства, но в самом конце Ира заметила то, почему файл попал ей в руки: приказ скрыть результаты анализов на личном компьютере.

Она побледнела. К личному компьютеру директора филиала было невозможно подключиться из системы безопасности, не говоря уже о локальной сети. Единственным вариантом добыть информацию оставалось личное проникновение в филиал.

Ира закрыла глаза. Это был конец.

Ей невероятно досаждала собственная глупость, которая задержала их с шефом в Америке на две лишних недели из-за надежды, что полиция все-таки сделает что-нибудь. Если бы у них была в запасе только еще одна неделя, можно было бы провести новый ДНК-тест, и все проблемы были бы решены. Но время поджимало, и Ире пришлось пойти ва-банк.

Она решилась.

Снова открыв базу данных системы безопасности, Ира нашла там список работников и отыскала свое имя в колонке заблокированных. Нехитрыми манипуляциями она восстановила себя в качестве сотрудника Космика и тем самым распахнула для себя двери филиала.

Путь был открыт.

Ира не стала медлить ни секунды, отступать было уже поздно. Быстро схватив вещи, она выбежала из дома и отправилась навстречу своей судьбе.

 

Филиал Космика в Петербурге ничуть не уступал в пафосе американской штаб-квартире: небоскреб возвышался даже над другими бизнес-зданиями центра. А логотип корпорации занял чуть ли не половину здания: схему солнечной системы, сверху окаймленная вычурной надписью «Children Of Space», а снизу чуть менее вычурной «Mother Is Calling», было видно, наверное, за километр.

Ира прошла мимо парадного входа и направилась к одному из служебных входов. Охранники внимательно следили за ней взглядом, пока она прикладывала палец к считывателю. Ира вспотела от ужаса, представляя самые разнообразные варианты развития событий: например, кто-то из администраторов заметил несанкционированную правку и откатил ее…

Светодиод загорелся зеленым, и дверь открылась. Ира пулей проскочила в здание и, исчезнув из поля зрения охранников, прислонилась к стене и выдохнула. Пот тек по ее лбу ручьем.

– Давай, соберись, – приказала она сама себе. – Это была самая простая часть операции…

Попасть в кабинет директора оказалось не так сложно: план здания, который она скачала себе на электронный браслет, помог ей избежать лишнего внимания и пробраться туда практически незамеченной. Оставалась одна проблема: сам директор.

Ира зашла в туалет, спряталась в кабинке и снова достала компьютер. Заодно проверив, не заметил ли кто-нибудь такого наглого вторжения, она пробубнила себе под нос:

– По технике пожарной безопасности все двери должны автоматически открыться…

И запустила в действие пожарную тревогу.

ВНИМАНИЕ! ПОЖАРНАЯ ТРЕВОГА! ОБЪЯВЛЕНА НЕМЕДЛЕННАЯ ЭВАКУАЦИЯ ПЕРСОНАЛА! ВНИМАНИЕ! ПОЖАРНАЯ ТРЕВОГА…

Пока надрывный голос какой-то тетки вещал об эвакуации, а сотрудники спешно покидали свои места, Ира внимательно следила за кабинетом директора. Наконец, оттуда выбежал мужчина и вместе с толпой заспешил к лестнице. Ира, убедившись, что никто не смотрит в ее сторону, пулей выскочила из туалета и нырнула в кабинет.

Закрыв за собой дверь, она лихорадочно огляделась. Единственный компьютер стоял у него на столе,

…выключенный.

Ира рухнула на колени. Черт подери, ну конечно, а на что она еще рассчитывала? Что он в спешке оставит его включенным? Дура. Личный компьютер директора был защищен паспортной верификацией, и тут уже никакой взлом не помог бы.

Ира приказала себе взять себя в руки и оглядела стол. Ее взгляд зацепился за небольшую позолоченную статуэтку, стоящую рядом с голопроектором. Ради интереса Ира взяла ее в руки и чуть не уронила: она оказалась довольно увесистой.

– Настоящее золото? – поразилась Ира. – Откуда у них деньги на настоящее золото?

Решив оставить этот вопрос до лучших времен, она осмотрела технику директора. Компьютер был стандартной модели, небольшой алюминиевый блок, никаких особых изысков. У нее когда-то стоял такой в лаборатории, пока случайно не развалился от удара об пол. Шеф тогда выделил деньги на более дорогой, понадежнее.

– Значит, на ошибках тут не учатся, – прокомментировала Ира и что было силы шандарахнула блоком об угол стола. Компьютер разлетелся чуть ли не вдребезги. Она извлекла из слота жесткий диск и, достав из сумки проектор, запустила просмотр.

Диск оказался переполнен различными важными документами Космика. Чем дальше Ира искала, тем больше находила документов, о которых говорил ей Роберт: и махинации, и взрывчатка, и указания к действию… Ольга действительно была убита в подстроенном несчастном случае, а Роберта в случае неудачи с машиной ждали у него в квартире. С ужасом Ира обнаружила так же планы по убийству их с Вадимом, которое должно было произойти через два дня.

– Твою мать, – прошептала она. – Хватит, я вызываю полицию…

Почти на автомате Ира набрала на электронном браслете экстренный номер КВК и отправила запрос. А вскоре нашелся и искомый документ – результаты анализа.

Затаив дыхание, она открыла его. А спустя мгновение она ахнула, на глазах невольно выступили слезы.

Результат был положительным.

– Слава богу, слава богу, – шептала Ира, судорожно пытаясь подключиться к сети и отправить данные с диска полиции. И тут она сообразила, что уже довольно долго не слышит голос тетки, вещающей о пожарной тревоге.

За дверью раздались шаги. Ира пригнулась и нырнула за стол, искренне надеясь, что посетитель, кем бы он ни был, не станет обыскивать помещение. Шаги раздавались все ближе и ближе, пока дверь не открылась.

– Так, тут у нас… это еще что такое?

Ира больно прикусила себе язык от осознания: обломки компьютера-то никуда не делись!

Неведомый мужчина, кажется, стоял на месте, потом осторожно направился к столу. Постояв еще немного, перебирая обломки, он подошел вплотную к нему и начал обходить. Ира, закусив кулак, чтобы не издать ни звука, осторожно переползла за другую сторону стола. С бешено бьющимся сердцем она немножко выглянула из-за него – и увидела, как мужчина, оказавшийся охранником, поднимался с пола, закончив разглядывать один из обломков. Их взгляды встретились.

Вскрикнув от ужаса, Ира вскочила на ноги и схватила со стола золотую статуэтку, а охранник выхватил пистолет. Когда он выстрелил, она уже опускала статуэтку ему на голову. Мужчину вырубило моментально: выронив пистолет, он рухнул лицом на стол. А Ира, подобрав проектор, пустилась наутек.

Выбежав из кабинета, она увидела еще двоих охранников, видно, привлеченных выстрелом. Не успели они выхватить пистолеты, как Ира уже свернула за угол и бросилась к лестнице.

А на лестнице ее ждало еще трое охранников.

– Ни с места! – крикнул один, вскидывая пистолет. Ира сорвалась с места и побежала в обратную сторону. Раздался выстрел, пуля чиркнула ее по плечу, отчего плечо обожгло острой болью, и по рубашке потекла горячая струйка крови.

Повернув еще раз, к лифтам, Ира стукнула по переключателю и дверь закрылась. Конечно, охранников это не остановит, но выиграть хоть пару секунд времени…

Она подбежала к панели управления и с ужасом поняла, что лифты обесточены. Ну конечно! Дура! Сама же включила пожарную тревогу!

Больше выхода не было. Это был последний этаж здания.

Ира почувствовала странное тепло в районе живота и посмотрела вниз. Внутри у нее все перевернулось. Она вдруг сообразила, что охранник, которого она вырубила статуэткой, выстрелил вовсе не в воздух. Боль от раны в животе, которую она раньше не замечала, разлилась по всему телу. Ей моментально стало дурно. А затем пришел дикий, животный страх. Не зная, что она пытается сделать, Ира подбежала к служебной лестнице, ведущей на крышу, поднялась по ней и услышала звук открывающейся двери сзади. Охранники настигли ее.

Ни на что не надеясь, Ира приложила палец к замку на люке, и тот открылся. Она чуть ли не выпрыгнула на крышу, и там повалилась на холодный бетон. Силы оставили ее.

– Нет, – прошептала она. – Я еще не закончила…

Двое охранников вылезли на крышу и направили на Иру пистолеты. Она отвернулась, и два выстрела раздались будто прямо над ее ухом. А спустя мгновение кто-то уже трепал ее по щеке. Ира, сфокусировав взгляд, увидела перед собой Орлова.

– Отдайте… Наташе… – прохрипела она, протягивая мужчине проектор. – Она должна знать… она должна…

Следователь кивнул и позвал кого-то к себе. А Ира опустила голову на бетон и отстраненно наблюдала за медленно опускающимися на крышу конвертопланами КВК.

 

4. Здесь их путь только начинается

 

«Я призываю вас бороться за свои права. Мы положим конец корпоратократии!»

Из выступления Андрея Фомина перед членами новообразованного Антимонопольного Комитета 15.12.61

 

Ира открыла глаза. В глаза бил солнечный свет – точно так же, как тогда, в палате у шефа.

Она оглядела комнату. Да, так и есть, обычная больничная палата: белые стены, бессмертные кактусы на подоконнике, медоборудование, следователь на стуле.

– Я почему-то не сомневалась, – проворчала Ира, чуть приподнимаясь на кровати. Тело отозвалось тупой болью в области живота.

– Не стоит, вы еще слабы, – сказал Орлов. – Вы многое пережили, имеете полное право отдохнуть.

– Сколько я здесь? – спросила Ира. Она в самом деле чувствовала слабость.

– Неделю уже.

Следователь помолчал, видно, ожидая еще вопросов, но в конце концов начал сам:

– Вам, вероятно, интересно, что произошло после этого инцидента?

Ира молча кивнула.

– Стоит отдать вам должное, ваш план, каким бы он ни был, сработал. На жестком диске, что вы мне отдали, действительно нашлась информация, компрометирующая Космик. Мы арестовали директора местного филиала и еще нескольких высокопоставленных сотрудников. Гендиректор там, в Америке, конечно, сможет отмазаться, но факт остается фактом: его репутации конец. Их президент пообещал лично разобраться с этим вопросом, так что акции Космика рухнули, их ждет по меньшей мере полное банкротство.

– А патент Вадима Асторина?

Орлов усмехнулся.

– Наталья Косбина оформила на него права на второй же день. И угадайте, что с ним сделала? Подарила Советскому Союзу!

– Да ну? – изумленно воскликнула Ира. Орлов улыбался.

– Теперь у Союза есть разработки, которые могут вознести его на рынке космических технологий. Об этом уже все газеты пишут!

– Надо же, – улыбнулась Ира. – А про меня… никто не знает?

– Славы хотите? – расхохотался Орлов. – Не переживайте, о вашем участии в инциденте знаю только я и несколько моих подчиненных. Вы же не хотите загреметь за решетку за незаконное проникновение, взлом, порчу имущества и кучу других веселых вещей?

– Вы меня покрываете? – нахмурилась Ира.

– Да. Вы нужны мне.

– В каком плане? – подозрительно спросила она.

– Я хочу предложить вам работу. Ваши навыки владения техникой изумительны. Думаете, я просто так спросил у вас, где вы учились? Отдел моего коллеги, главы информационной безопасности, сталкивался с вами четыре года назад. Поднялась тогда буча: взломали сервера СПбГУ! А потом оказалось, что это ваша дипломная работа. Ха, я это надолго запомнил!

– Я же преступник, – усмехнулась Ира.

– Мои работники уже месяц пытаются получить доступ к базам данных Космика, – сообщил Орлов. – А вы обошли их, написав «простенький» вирус!

– Плохо старались, – фыркнула Ира.

– Вот я и хочу, чтобы у меня был старательный сотрудник. Неужели не желаете встать на защиту своей страны от таких, как Космик?

Ира улыбалась. Добродушность Орлова ее веселила.

– Я подумаю.

 

В середине января, когда ее выписали, Ира первым делом захотела навестить шефа. Она связалась с Наташей, и они вместе приехали на кладбище.

– Я все не могла найти времени, чтобы сказать тебе спасибо, – говорила Наташа, когда они осторожно ступали по глубокому снегу. – Спасибо за все, что ты сделала для меня и моего отца. Ты рисковала жизнью. Я в неоплатном долгу перед тобой.

– Я должна была, – просто ответила Ира. – Ух ты, здесь зимой еще более красиво!

Две могилы, стоящие рядом, были укрыты снегом, как одеялом. Ира присела рядом с ними и положила цветы на обе. Протерла надгробие от снега:

 

АСТОРИН ВАДИМ АЛЕКСАНДРОВИЧ

04.05.2018 – 11.12.2061

 

– Так жаль, что я не успела узнать его получше, – вздохнула Наташа.

– Главное, что ты попрощалась с ним, – улыбнулась ей Ира. – Что ты знаешь: он любил тебя.

Они сидели на скамейке, любуясь медленным снегопадом.

– Что ты теперь будешь делать? – спросила Наташа. – Космика больше нет, и Асторина тоже.

Ира так и видела шефа, который говорил ей, ухмыляясь: «Ну, похоронила, а дальше что?»

– Не знаю, – негромко откликнулась она. – Теперь… такая веха в моей жизни позади, а меж тем, я еще совсем не стара. Чувствую себя так, будто полноценную жизнь прожила, а ведь я ненамного старше тебя. Ты-то что? Собираешься в институт поступать? Я слышала, Фомин наградил тебя так, что до конца жизни денег хватит.

– Ну, деньги, – повела плечом девушка. – Я же наукой хочу заниматься.

– Хорошо тебе, – улыбнулась Ира. – Увлечение есть. А мне что делать? Вирусы писать?

– Почему нет? – фыркнула Наташа.

Вадим все так же ехидно улыбался.

– На защиту страны, а? – тихонько хмыкнула Ира.

– Мм? – не расслышала девушка. Ира покачала головой.

– А и правда, почему бы нет?

Она набрала номер на электронном браслете. Через несколько секунд в воздухе возникла голограмма.

– Анатолий Львович? Это я, Ира Нельских. Я по поводу работы...

Прикрепленные файлы



#2 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 18 January 2016 - 21:07

"– Они у нас есть, – кивнула Ира. ... – Здесь несколько документов, которые нам удалось извлечь из базы данных Космика перед увольнением. Это – список материалов, закупленных корпорацией два месяца назад. Среди них – взрывчатые вещества примерно на килограмм в тротиловом эквиваленте. По смете они ушли на опыты, но через некоторое время погиб наш коллега, Роберт Эванс. Они взорвали его машину."

 

"...Диск оказался переполнен различными важными документами Космика. Чем дальше Ира искала, тем больше находила документов, о которых говорил ей Роберт: и махинации, и взрывчатка, и указания к действию… Ольга действительно была убита в подстроенном несчастном случае, а Роберта в случае неудачи с машиной ждали..."

 

просто офигеть. корпорация планирует убийства, оформляет эти планы документально (!), хранит на диске внутри офиса, открыто закупает взрывчатые вещества (якобы для косметических опытов). интересно, киллеров они вводили в штат или по договору подряда?


вот такой я пейсатель


#3 archy13

archy13
  • Пользователи
  • 382 сообщений

Отправлено 18 January 2016 - 22:14

Действительно, удивительная беспечность со стороны главы космика: хранить весь компрома на рабочем компе. Ну ладно барышня с вирусами, но ведь простую аудиторскую проверку с маски-шоу никто не может исключить.
В остадьном... Примем, пожалуй.



Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных