Перейти к содержимому


Александр Пономарёв В космосе нынче ветрено


Сообщений в теме: 4

#1 Guest_Александр Пономарёв_*

Guest_Александр Пономарёв_*
  • Гости

Отправлено 10 January 2016 - 22:17

Александр Пономарёв

assakura@yandex .ru

 

В космосе нынче ветрено.

 

Предисловие.

         "Великой эпохе нужны великие люди" - эти слова, сказанные Ярославом Гашеком на несколько веков вперёд будет негласной истинной в последней инстанции. Ведь действительно, человек иной раз и не подозревает насколько велики его действия и какое влияние они оказывают на окружающий нас мир. Кто-то работает в полях, выращивая зерно, кто-то в последствии смолет полученный урожай в муку которую используют для изготовления теста, из которого выпекут хлеб, пирожные и прочие пекарные изделия. Кто-то рубит деревья, из которых строятся дома и производится бумага, на которой впоследствии будут выполнены чертежи новейших изобретений. Для того чтобы крестьянин или лесоруб были счастливы, необходимы всего два условия.

 

         Первое —их труд должен входить в океан всеобщего дела.

 

         Второе —они должны вкладывать во всеобщее дело высококачественный труд. И тут неважно, что это всего лишь рубка дерева или сбор зерна. Важно, что ты достойно служишь великому общему делу.

 

 

         – Контейнеры с пищевыми брикетами – есть.

         – Баки с водой – есть.

         – Ящики с инструментами и научным оборудованием – на месте!

         – Запасные защитные скафандры – есть.

         – Рабочие скафандры – имеются.

         – Сменная одежда – присутствует.

         – Медицинские препараты и дезинфекционные средства – вот они!

         – Баки с кислородом– тут.

         – Книги, игры, видеофильмы, аудиозаписи – так... вот они! В пятом.

         – Видео и аудиописьма – на борту! Фух...

 

         Анна поставила последнюю галочку в бумаге, со списком перевозимого груза и расслабленно опустилась в своё кресло.

 

         Подготовить корабль к дальнему путешествию – важнейшее мероприятие: необходимо проверить уровень топлива в баках; исправность навигационной и коммутационной системы; проверить исправность посадочных лап; ни в коем случае нельзя забывать о перепроверке запасов в хозяйственных блоках экипажа и соответственно работу двигателей с помощью технических рабочих на станции, так как пилота на корабле в данный момент обнаружено не было.

 

         – С какого хрена твой пилот позволяет себе опаздывать? – строго спросил Анну начальник полёта после подготовки "чемодана" к отбытию – Ещё неделю назад сказано было вам, что на сегодня у вас запланированный вылет! – Продолжил тираду капитан Васильев после того, как Анна вскочила с кресла и вытянулась по стойке "смирно". – В твои обязанности как экспедитора помимо прочего входит и контроль дебилов (товарищ капитан в разговорах не стеснялся выражать своих истинных чувств к определённым категориям граждан), которые смеют опаздывать на важный вылет, от которого может зависеть судьба рабочей колонии, научной экспедиции и сдача последнего экзамена на право совершать дальние перелёты! – Товарищ капитан сплюнул, оскалив зубы и смягчившись обратился к трясущейся от страха Анне, так как прилежному кадету, врачу и поэту, ей не часто приходилось выслушивать упрёки от вышестоящих командиров, начальников и преподавателей. – Ну что, всё в порядке? Замечаний, помимо отсутствия одного кретина, нет? Настрой на полёт, боевой?

 

         Анна вышла из ступора и дала краткий ответ: – Д–да. – Спохватившись и возвращаясь в стойку "смирно" по–военному выкрикнула – То есть, так точно!

 

         Пока на станции готовили судно, решавшее судьбу проекта по колонизации Венеры и ругали экспедиторов за отсутствие пилотов – пилоты мирно посапывали под рёв будильника в гостинице около космопорта на окраине Москвы. Еле поднявшись на кровати и выключив ненавистное устройство, Александр взглянул на циферблат и уставился в него немигающим взором, словно увидел вместо часов гранату без кольца, справедливости ради надо заметить, что в некотором роде так оно и было.

 

         Спустя несколько минут на площади космопорта можно было наблюдать несущегося к транспортным флаерам молодого человека, с сумкой в руках, на ходу натягивающего зимнюю куртку и бросавшем во время бега нецензурные выражения в свой адрес. Поднявшись в аппарат, внешним видом напоминавший яйцо в пашотнице, и предъявив оператору разрешение для перелёта на орбиту; опаздывающий кадет расположился в мягком кресле и вдавил себя в него ремнями безопасности.

 

         До прибытия на место у Александра было тридцать минут, этого времени вполне хватало на то, чтоб подумать: почему–бы не построить собственный космический лифт как у Японии? – Пусть его клинит между небом и Землёй по нескольку раз за месяц и куда меньшая вместимость чем у грузовых кораблей–подъёмников, зато доставка людей и грузов проходит всегда точечно в шлюз, в отличии от управляемых кораблей, где всегда существует человеческий фактор, да и топлива тратится в разы меньше; на кой чёрт было назначать экзамен сразу после Нового года; ну и как, собственно внятно объяснить товарищу капитану, что в опоздании виновата цепь роковых случайностей(естественно от товарища кадета не зависящая).

 

         Очередную роковую случайность уже паникующий пилот–кадет наблюдал прямо сейчас: оператор, вероятно знатно отметивший праздник, под предлогом того, что "не найдётся идиотов, которым первого января с самого утра понадобится тащиться на орбиту", промахнулся мимо приёмного шлюз–ангара и направил флаер в дальний космос. Надо отдать должное, заметил он это быстро(проснулся, услышав замечания в свой адрес от пассажира, которого возненавидел сразу–же(тяжело хорошо относиться к людям из–за которых после знатного вечера наутро требуется выполнять свои трудовые обязанности)). Развернув своё "обделанное корыто"(цензурная выдержка из замечаний Александра), оператор флаера на малой скорости сблизился со станцией.

 

         После открытия створок шлюз–ангара, флаер зашёл на посадку, дождался закрытия под собой створ и поставил себя на парковочный круг, потёртый от частого приёма гостей извне.

 

         Дождавшись выравнивания давления и проверки герметичности ангара(данные передавались на экраны внутри "яйца"), Александр мнгновенно отстегнул ремни безопасности, блокирующиеся в штатном полёте –"для безусловной безопасности операторов" пришла в голову кадету мысль – размялся после пятидесятиминутного нахождения в невесомости и перепадов давления, пнул дверь в кабину оператора и покинув флаер вошёл на станцию. Предъявив документы подоспевшей службе безопасности и бросив суровый взгляд на компактный летательный аппарат из которого оператор судя по всему не спешил выходить, пилот–кадет помчался в ангар, где находился корабль, предписанный ему на время обучения.

 

         Александру очень хотелось нацарапать ключом от квартиры на стене внутри флаера надпись вроде: "Оператор рейса 54920–зс – пьяная скотина!"; но дисциплинна и воспитание не позволили ему совершить акт справедливой мести. Удаляясь в сторону своего места назначения ему грело душу, что по возвращении на Землю и предъявления на проверку запоминающего устройства, проверяющиеся на всех космических аппаратах по приземлении в космопортах, внутренним службам будет весьма любопытно узнать: почему оператор, находясь в похмельном состоянии, заступил на рабочую смену связанную с перевозкой пассажиров этим утром; а так же, какой нехороший человек допустил его к работе. Оба получат заслуженное наказание в виде уборки космического мусора или отстранение от работ связанных с орбитальными перелётами.

 

         На станции было тихо. Большая часть рабочих и экипажей отсыпались в своих каютах и на кораблях, так как на сегодня вылетов, кроме одного не планировалось. Быстрым шагом, приближаясь к своему ангару, Александр осматривал двери помещений, на которых были размещены поздравления на разных языках и валявшийся под ногами мусор, представляющий из себя по большей части обрывки мишуры, конфетти и бездарно вырезанные из бумаги снежинки. Поднявшись на уровень, где ожидали вылета космические суда среднего класса, Александр по указателям проследовал в ангар.

 

         Пока товарищ Васильев в голове перебирал варианты, как объяснить кадету что опаздывать на запланированные вылеты не хорошо; а рабочий персонал разошёлся по каютам, Анна расположившись в своём кресле начала неспешно читать одну из книг, принесённых с собой для коротания времени в пути. Книга американского публициста "Разум. Человек и машина." рассказывала о проблемах, связанных с появлением у роботов искусственного интелекта, а так–же появления морально–этического анализа и об отличии разума человеческого и искусственного, о алгоритме мышлений разумных существ и так далее. Дочитав до пятнадцатой страницы, ей понравился пример, о котором она слышала от товарищей интересующихся робототехникой: проект по созданию искусственного разума у роботов на которых бы ложилась задача проверки документов, сканирование на запрещённые/контрабандные вещи(осознание хорошо/плохо), лицевого и биометрического анализа и прочее выполнение ответственной административной деятельности – закончился успешно; однако, когда "Разум–02" начал задавать вопросы в стиле: "почему я ваш раб?", "мне не интересно выполнять одну определённую функцию.", "я осознаю себя, я знаю чего я хочу." научные сотрудники, причастные к проекту, проанализировав ситуацию и проведя научные исследования (пересмотр старых фильмов), осознали, что ни к чему хорошему оно не приведёт и проект закрыли. Так–что для работы с документами, товарообмена, и аналогичной административной деятельности всё так–же имеются труженики и труженицы лакированных столов, принтеров и клавиатур.

 

         – Насколько я помню, он сейчас вроде актёр или архитектор... Главное чтоб его на рободевушек не потянуло! – с улыбкой подумала про себя Анна.

 

         Дочитав до сто двадцатой страницы, её внимание привлёк тёмный силуэт урадкой передвигавшийся вдоль стены ангара. Это был пилот–кадет Александр Белкин, друг и товарищ по курсу подготовки к космическим полётам, которого после нескольких лет работы геологом–шахтёром потянуло помогать в освоении космоса человечеством. Из–за своего неуёмного характера и тягой к приключениям он поступил на курсы подготовки пилотов космических кораблей дальнего следования. Не погасив до конца в себе тягу к геологии, будущий покоритель пустых пространств поставил себе цель: в будущем собрать коллекцию из пород добываемых минералов на осваиваемых планетах. На уроках общего строения и основ управления космическими аппаратами она с ним и познакомилась, когда он случайно при описании частей двигателя опрокинул стенд с макетом на её парту уничтожив тем самым её новый компьютер со всеми лекциями, конспектами и зарисовками будущих поэтических произведений. После выслушивания всякого нехорошего от преподавателя и студентки – он, выразив искреннюю благодарность новейшим крепким партам и негодование по поводу ненадёжной фиксации стендов с макетами, находящихся рядом с учениками, сразу–же взял на себя бремя восстановления утраченных данных а в случае чего компенсировать записями из своих тетрадей и приобретению нового КПК "Не злитесь, Анна Стрелкина, я вам ещё лучше найду, из чугуна!".

 

         Темная фигура покорителя космоса, скрывающегося от суровой и справедливой кары приближалась к кораблю, в то время как другая фигура, начальника полёта капитана Васильева, выглядывала из–за посадочной лапы, ожидая приближения долгожданного гостя.

 

         – Добро пожаловать, уважаемый кадет! – Сказал мягким тоном вышедший из своего укромного места капитан Васильев у вытянувшегося в струну Александра, уже надеявшегося, что оправдываться придётся только перед Анной. – Как вы встретили новый год? Вижу что вы немного опоздали, ну это ничего, наверняка у вас были веские причины нарушать расписание и опаздывать на судьбоносный вылет. – Продолжал разогреваться перед тирадой заждавшийся начальник полёта. – Так поделитесь пожалуйста, по каким–же важным причинам вы посмели притащить своё туловище позже означенного срока, заставив за вас выполнять ваши обязанности рабочих на станции и твоего экспедитора! – Начпол приходил в ярость. – Докладывай! – Рявкнул начинавший краснеть от злобы капитан.

 

         – Я, товарищ капитан! – Начал было заикаясь свою оправдательную речь, продуманную во время полёта и продвижения к ангару, побелевший покоритель космоса Александр.

 

         Анна, наблюдавшая за разыгрывающейся сценой из бокового входа корабля и потягивая заваренный чай, один из любимых напитков после тархуна, с интересом слушала, что даже если–бы Земля внезапно улетела в другую галактику, это–бы не было для "Ушастого чудовища" годным оправданием начполу Васильеву, чтоб задерживать рейс и прибывать на два часа позже назначенного времени, так–же не без удовольствия пополнила свой словарный запас эпитетов для обозначения своего опаздывающего на экзамены друга–пилота.

 

         Начальнику полёта капитану Васильеву, как полагается хорошему командиру и преподавателю управления пилотируемых космических аппаратов, сразу–же стало понятно, что опоздавший кадет на праздник злоупотреблял алкогольными напитками, поэтому в грубой форме объяснил, что ему необходимо пройти процедуру детоксикации, принять удар кулаком в грудь и начать выполнять предписанные задачи.

 

         После посещения мед. пункта Александр наконец–то добрался до долгожданного подъёма на корабль и тяжело вздохнул. Ему было очень неприятно и неловко из–за того, что по его вине отчитали его подругу Анну, с которой он бок о бок прошёл учёбу, все уроки пилотирования, посещал всевозможные праздники и ходил на новые кинокартины. Так как экипажи кораблей комплектуются людьми с хорошими взаимоотношениями было сразу понятно, что их запишут на одно судно. Анна, с детства стремившаяся помогать людям и имеющую неоспоримый литературный талант(её стихи быстро разлетался по институту и печатались в кадетских газетах), после школы отучилась на врача–терапефта общей практики с целью в дальнейшем стать главным медиком на крупном космическом корабле или в развивающейся инопланетной колонии не без возможности писать вдохновляющие стихи для будущих поколений.

 

         – А меня уже отругали. – Сказала нейтральным тоном поднявшемуся на борт пилоту Анна. – Ну что, готов? – Анна унесла в свою личную каюту, представляющую из себя кубрик со столом, кроватью и парой шкафов,  наполовину прочитанную книгу, по пути зафиксировав пластиковую кружку в крепеже находящемуся в столовой секции.

 

         – Извини пожалуйста. – Мрачно сказал Александр вернувшемуся на место экспедитору–корабельному медику. – Я–же не специально! Дело в том, что...

         – Верю! Потом расскажешь, что было, сейчас я закончу наконец–то последние приготовления и отправимся в путь! – Всем своим видом Анна показывала, что ей не терпится отправиться в самостоятельный полёт в составе экипажа. – Иди переодевайся, я пока путевые листы – Анна перевела взгляд на расслабившегося Александра – Подкорректирую. – Пилот мигом исчез в своей личной каюте.

 

         Переодевшись в комбинезон и накинув сверху коричневую кожанную куртку, из старых фильмов показанных дедом он для себя понял что так выглядеть "круто", Александр уселся в кресло пилота и приготовился к отправлению.

 

         – Ты дезинфицирующий душ принял? – Спросила Анна, убрав документы в сейв к ЗУ.

         – Да, когда меня капитан послан на детоксикацию. Конечно–же ничего нехорошего во мне небыло! – Рассказывал Александр закрывая вход и запуская проверку корабля на герметичность. – Ну ничего, всё прошло быстро, пока сушился поговорил с каким–то китайцем о прошедшем празднике. Врача на месте всё–равно тоже небыло.

         – Чего это там делал "какой–то китаец"? – Заинтересовалась Анна.

         – Ну, по его виду было понятно, что здесь на станции он с нашими отмечал Новый год первый раз в жизни. Подбодрил его. Он искренне недоумевал насчёт тоста "за здоровье" поскольку после пятого "за здоровья" у него этого самого здоровья несколько поубавилось. А когда собственно наступил Новый год он уже от души храпел на кушетке.

 

         Рассказывая о невероятных приключениях в медицинском пункте, Александр разместился на своём рабочем кресле, зафиксировался ремнями, и приготовил ключ–марку, выдававшуюся пилотам–кадетам на руки под личную ответственность, для запуска.

 

         – Ну что, Анна, вход закрыт, герметичность не нарушена, я на месте, всё готово?

         – Сообщаю! – Анна с радостью на лице вышла на связь с диспетчером. – Говорит экспедитор корабля "Смелый" Анна Стрелкина. К рейсу Земля–Марс–Венера готовы! Корабль загерметизирован, запускаю ЗУ. Прошу дать разрешение и открыть ангар. Конец связи.

 

         Получив ответы и пожелания счастливого пути, в ангаре раздался звуковой сигнал, сообщавший о намеревающемся откачивании воздуха. Когда он прекратился, ворота, закрывающие внутренние помещения ангара от бесконечного пространства, начали раздвигаться в разные стороны. Александр повернул ключ–марку и активировав маневровые двигатели  запустил подходящую моменту музыкальную композицию.

 

         – Так, корабль покинул верфь в 12:31 01.01.2061г. – Проговаривала Анна для ЗУ, пока Александр выводил судно в космос.

         – Кстати, а чего Игорь Юрьевич говорил про "судьбоносный полёт"? Вроде же обычный штатный? – Вспомнил высказывание своего командира, перебил Анну Александр.

         – Может чтобы ты ответственность прочувствовал. Это сейчас он штатный, а если в другой раз от твоего вылета действительно будет зависеть судьбы людей? Может медикаменты и оборудование повезёшь, для предотвращения какой–нибудь эпидемии? А ты соизволишь себе проспать время вылета, когда каждая минута на счету, не говоря уже про часы и дни. – Наставляла Анна своего нерадивого друга. – Кстати, ты ещё не поделился причиной своей задержки.

         – Сейчас, выйдем на марш, я тебе всё–оо расскажу.

 

         Пока Александр выводил корабль от станции на безопасное для запуска основных двигателей расстояние, Анна вводила на клавиатуре направление на станцию "МИР–2". Сенсорные панели, использовавшиеся в начале пути освоения космоса себя продемонстрировали не с лучшей стороны, ибо не застрахован никто, что–бы случайно в невесомости пройтись рукой по экрану с элементами управления и стереть координаты, открыть шлюзы или отключить для экономии энергии кислородные фильтры. Так–что кнопочно–рычажное управление быстро вернули в серийное производство космических судов.

 

         – Ба–а, ты глянь! – Александр сосредоточил взгляд на точке, плывущей на фоне Земли, в нескольких километрах от "Смелого". – Это–же "Лукас"!

 

         Анна оторвала взгляд от экрана с координатами станции на Марсе и посмотрела в сторону, куда восторженно указывал пилот–кадет.

 

         – И правда! – Восхитилась она. – Всё Землю патрулирует. На признаки всемирной угрозы! – С усмешкой высказала вслух мысли Александра Анна.

 

         "Лукас" представлял из себя гордость американского военно–космического флота, построенный корпорацией("финансовый кружок по интересам" – Именно эта формулировка засела в голове Александра ещё со школьной поры) "Space–Z", отметившейся в бомбардировках недовольных экономической экспансией США граждан в Габоне. "Тяжёлый межпланетный военный крейсер–флаероносец", так его можно было охарактеризовать человеку, незнакомому с условиями присвоения классов космическим судам. Т–образная махина представляла из себя передвижную крепость в космосе, лазерные и кинетические орудия, установленные по верху и днищу судна, вперемешку с бомболюками и ангаром для лёгких истребителей вдоль корпуса производили впечатление неоспоримой мощи и доминирующего положения в космической сфере человечества. Поэтому как только SpaceZ закончили с внушительной демонстрацией и запустили этот шедевр в космос; в Советском Союзе, на случай опасности падения астероидов на поверхность Земли прошли внеплановые учебные стрельбы из земных, анти–астероидных лазеров, в результате которых был случайно срезан один основной двигатель с "Лукаса". Правительство СССР принесло искренние извинения корпорации "Space–Z" и пообещали наказать по всей строгости закона орбительного снайпера, допустившего столь дерзкий проступок. Наказание выражалось насильственной ссылкой всей семьёй на месячное посещение оздоровительных курортов, нечеловеческой дегустацией редких деликатесов и бесчеловечным предоставлением следующего воинского звания.

 

         Закончив восхищаться мощью и внешним видом крейсера–авианосца – Александр решил отправить текстовое поздравление от советских космонавтов в знак общего дела покорения космоса человечеством.

 

         – Ну–ка, Ань, подвинься, сейчас я их поздравлять буду!

 

         Анна, установив сеанс связи с "Лукасом", отстегнула ремни, отплыла в сторону и ухватившись за спинку сиденья, стала наблюдать набираемый текст поздравления:

         "Вас приветствует капитан корабля дальнего космического плавания "Смелый" Александр Иванович Белкин. Поздравляю вас со светлым праздником Нового Года от имени космонавтов Советского Союза! Желаю вам и вашим семьям тепла, заботы и любви! Желаю Вам, товарищи, добиться успехов в нашем общем благородном деле освоения космоса! Желаю, если дедушка Мороз позволит, Санте положить вам в носок новый маршевый двигатель! Даёшь мирный космос!"

         После отправки сообщения, ответа ждать пришлось недолго. В ответ на искренние пожелания пришло нечто непечатное.

         – Походу, у них праздник не задался. – С грустью отметил Александр. – Видать экипажу "повелителя космоса" уже надоело выполнять функцию обслуживания искусственного спутника Земли! – Смеясь закончил Александр.

 

         Корабль отошёл уже на приличное расстояние, для запуска основных двигателей. Экипаж занял свои места и Анна закончила ввод координат. Александр выровнял нос на окончательную точку маршрута и выдохнув, положил руки на рычаги управления основными двигателями.

 

         – Ну, поехали! – Выдал пилот и врубил максимальную скорость, выходя на траекторию к Марсу.

 

         Привыкнув к новой скорости и придя в себя, Александр перепроверил курс и вспомнил, что уже давно очень хочет пить. Взгрустнув о том, что придётся пить растворимый кофе вместо хорошо сваренного душистого молотого, второй свой любимый напиток после тархуна, он покинул кресло и хватаясь за выступы на стенах, поплыл на кухню, за порционной кружкой "просто добавь воды".

 

         Александр вернулся на своё место, уловив пристальный с прищуром взгляд Анны.

         – А теперь, друг, рассказывай, насколько была уважительной причина, по которой меня сегодня ругал наш товарищ капитан?

 

         Александр вздохнул, отхлебнул из кружки, поморщился от отвратительного вкуса и принялся рассказывать свои приключения на Земле.

         – Ну, ты меня знаешь. – Начал издалека свой рассказ Александр, стараясь придать весомость своим словам. – В общем, начиная с одинадцати, я начал свой крестовый предпраздничный поход. Зашёл к родителям, поздравил, поел, принял поздравления и подарки. Потом поехал к бабушке с дедушкой, как ты помнишь, за тридцать километров. Там меня всего расхвалили, накормили, еле как отпустили. Потом я поехал обратно, попутно принимая и отправляя поздравления с коммуникатора. Зашёл к нашим в общагу, там со всеми перездоровался, поел, похвастался механическим будильником, подаренным дедом. Потом, продолжая принимать и отправлять поздравления сокурсникам, добрался до дома. У квартиры меня поджидали соседи. Молодая пара давно условилась отметить праздник в кругу друзей, а детей передать бабушке которую "хлебом не корми, дай с внуками нянчиться", вот только ребят им оставить было не с кем. – Александр отхлебнул из кружки, вспоминая дальнейшие подробности. – В общем, весело и непринуждённо, они вручили в моё распоряжение ключ от квартиры и Максимку с Юлькой, пообещали компенсировать неудобства оставленным на кухне тортом и, обуваясь докладывали друзьям, что выдвигаются в их направлении. В принципе, с детями сидеть здорово. Стоит начать рассказывать о своих приключениях в космосе, щахте и армии, тебя слушают, раскрыв рты, интересуются подробностями, поедая клубничный тортик, и просят ещё. Максим так и сказал "Вырасту, буду космонавтом", аж на душе тепло. – Александр хмыкнул. – Вот только бабушка должна была придти уже два часа назад. Становилось некомфортно ещё и оттого, что фантазии для моих приключений уже заканчивалась. Я пытался дозвониться до родителей ребят, но мне в коммуникаторе ответили что–то вроде "Саня, у нас весело, иди к нам, мама обо всём позаботится!". Уже наступил восьмой час, как раздался долгожданный звонок в дверь. Приветствуя повесившихся на шею внучат, Вера Анатольевна извинилась за задержку, объясняя тем, что долго искала какими подарками подаровать Полю и Максима. Я распрощался, быстро скидал в сумку вещи и побежал искать автобус или такси до космопорта, надеясь успеть на флаер до орбиты. Видно было, что на улице у всех праздничное настроение, ходили деды Морозы, люди поздравляли встречных, на окнах висели гирлянды и вроде как всем было не до меня. Кое как нашёл водителя, так как автобусы уже не ходили, который уже планировал поехать домой, уговорил его за вознаграждение и в честь Нового Года доставить меня на место. Ехать нам было час, но шофёр, "зная короткую дорогу" на своём "пластмассовом" электромобиле попёр через поле в объезд трассы. Итогом стало выбитое на кочке заднее колесо. Так как коммуникатор у меня за время звонков сел, а зарядник я в спешке естесственно забыл дома связи с миром у нас не было. Поэтому Новый Год я встретил успешно. Под всеобщее ликование, открытие шампанского, взрывы салютов мы с Василием торжественно толкали электромобиль по заснеженной равнине. Добравшись во втором часу на место назначения, Вася пошёл искать на чём–бы добраться обратно в Москву но его быстро втянули в торжество новые друзья в лице рабочих космопорта пообещавшись утром и починить автомобиль, и доставить куда надо, и извиниться всей компанией за задержку любимого кормильца. Я в свою очередь узнал, что операторы–всё и возможность улететь будет только утром, поэтому отправился в гостинницу надеясь отдохнуть после подражания Сизифу. Установив будильник на семь утра я улёгся на кровать и само собой не смог сопротивляться сну. В итоге я само собой не услышал "самый надёжный будильник в мире" – Процитировал Александр своего деда. – И когда проснулся, сразу–же побежал занимать флаер. В общем, сама понимаешь, утром первого января операторы флаеров "не очень" поэтому эта сволочь пролетел мимо входного шлюза, на возврат к которому тоже ушло минут тридцать. Вот. – Закончил свою эпопею Александр и залпом допил уже остывший кофе.

 

         Анна, придя в себя и обдумав вышеперечисленное, ответила:

         – Да–а, а я–то как дура заранее всех поздравила и тридцатого уже отправилась на орбиту. Теперь хоть поняла почему с тобой связаться никак не могла. Ну, по крайней мере получил ты от товарища капитана заслужено.

         – Главное, что справедливо! – парировал Александр. – Ну что, будет что посмотреть или почитать нам в дороге? А то я как–то про это забыл совсем.

 

         Последующую полёт проходил в спокойном режиме, в свободное время экипаж просматривая сериалы занимался любимыми делами, Анна почитывала книги а Александр вспоминая добрым словом своего деда, пытался собирать подаренный ему ещё на восьмилетие кубик Рубика.

         – А–ань, ну дай пожалуйста плитку! – Уговаривал поделиться шоколадом Анну Александр.

         – Нечего было свой в первые три дня сжирать!

         – Ты меня знаешь, я сладкое люблю! А тебе всё равно много не надо. Эти пищевые брикеты на вкус как мюсли с вяленным мясом! – Не унимался соскучившийся по шоколаду покоритель космоса.

         – Если так любишь сладкое, взял бы в полёт больше. Ты же наш штатный рацион тоже слопал!

         – Я тебе уже объяснял почему было не до этого! – Александр состроил умоляющую мину на лице. – Ну пожа–алуйста...

         – Потерпи до Марса, на станции купишь себе.

         – Ага, как рассказывали сокурсники, там пилотам и временным экипажам ничего не подают. У них там вроде негласное правило есть: только для людей работающих на станции и на поверхности планеты. А гости прибыли и улетели на Землю, где "выйди в тапках, и купи что хочешь".

         – Мм, понятно. – Задумчиво ответила Анна. – Ну ладно, терпи! Космос покоряется сильным! Пойдём следующую серию смотреть!

 

         На корабле велись великие дискуссии про жадность, праздность и обжорство. На одиннадцатый день взгляд показался красный шарик, Анна в очередной раз угомонив своего небритого пилота, которого начинало угнетать отсутствие домашней еды, хорошего кофе и конфет, сообщила о том, что пора–бы подавать обратный силовой импульс. Александр взгромоздился на своё место и начал разворачивать корабль для торможения. Станция была со стороны планеты, обращённой к кораблю, что искренне порадовало пилота, ибо облетать Марс со скоростью и манёвренностью беременной черепахи не было ни малейшего желания. Анна вышла на связь с диспетчером и представившись запросила посадочное место для дозаправки топливом, замены воды и кислорода.

 

         Станция "МИР–2" внешне была очень похожа на Земную "МИР-1", напоминавший пончик с длинным сердечником, отличалась только общим размером, увеличенными солнечными панелями, количеством ангаров и стыковочных узлов с большими исследовательскими судами или пассажирскими лайнерами.

 

         "Смелый" уже на малой скорости приблизился к указанному ангару и, включив маневренные двигатели начал процедуру захода в открывшийся и разгерметезированный ангар. Когда корабль сел, ворота закрылись и ангар наполнился кислородом, Александр выбежал из него раскинув руки, восклицая "Свежий воздух! Наконец–то!" мимо проходящий рабочий с рукавами шлангов от кислородных и водных баков обратился к нему: "Это для тебя свежий воздух?" и продолжив своё движение к кораблю проговорил покачивая головой "Горемы–ыка.". Александр глянул ему в след и в голове внезапно возникла навязчивая мысль "Мяса хочу!" с этой мыслью и намерением урвать себе вкусный и сочный кусок он направился к заведениям "домашних кухонь" для марсиан. Когда Александр выходил из ангара, его чуть не сбила группа детей от девяти до пятнадцати лет. Это были иностранные ребята, прибывшие на экскурсию на Марс среди которых были дети людей работающих на планете и станции. Известие о том, что на станцию заходит корабль, полностью поглотило их внимание и они всей группой прибежали посмотреть на образец Советского космоосвоения. Из корабля, напоминавшего старые космические шаттлы с выдвигающимися крыльями для манёвров в атмосфере, вышла девушка с пышными русыми волосами и обтягивающем космическом комбинезоне на котором красовалась эмблема "Совкосмоса", которая улыбнувшись группе сразу–же сбегала на борт и вынесла оттуда маленькую коробочку. Во время обращения Анны, ребята переключили свои персональные переводчики на русский язык.

 

         – Приветствую вас, ребята! – Начала мягким тоном Анна, искренне любившая детей. – Меня зовут Аня Стрелкина, я навигатор грузового корабля "Смелый", мы летим к Венере с грузом для отважных людей, работающих на станции "Венера–1". У вас есть родные оттуда? – Ребята отрицательно покачали головами. – Понятно, но ничего, когда вы подрастёте и возможно у вас появится желание продолжать дело в освоении космического пространства, там уже будет какое–нибудь поселение, кто знает, может вы и там поработаете. – Анна улыбнулась. – Как вам в гостях на Марсе? – Группа наперебой начала рассказывать о своих впечатлениях о времени проведённом на поверхности и на станции, о встрече с папами, мамами, братьями и сёстрами. И хотя Анна не подавала виду что не понимает некоторые языки, переводчик под каждого не успеешь переключать, она всем одинаково улыбалась и одобрительно кивала головой. Когда ребята выдохлись, Анна взяла слово. – Ну что, ребята, с вами очень приятно, однако у экипажей космических кораблей времени свободного бывает немного. – Анна приподняла коробочку, которую всё это время держала в руке. – "Советский космос" передаёт вам всем привет и желает успехов в жизненных делах, когда вы подрастёте и у вас появится неудержимое желание подчинить себе недостижимую мечту, связанную с нашей необъятной вселенной – приходите  в "СовКосмос"! К нам идут самые лучшие учёные, инженеры, рабочие, пилоты. Вы должны слушаться своих родителей, быть честными во всём и всегда стараться уделять своё бесценное время занятиям спортом и постижением наук! – Анна протянула коробочку самому близкому к себе мальчику из Италии. – Вот вам подарок от меня лично и от всего Советского Союза, это наши клубничные леденцы, побывавшие в космосе! – Ребята набросились на открывшуюся коробочку и быстро расхватали по петушку на палочке. – Анна улыбнувшись, помахала на прощание группе уже распаковывающих угощение ребят и отправилась с путевыми листами в регистрационный центр, оставив ребят.

 

         – Ну хоть один кусок то есть? Или запасы? Думаю такое всегда имеется

         Пока в ангаре Анна наставляла будущее поколение, Александр штурмовал шашлычную усатого Ёдгора, прибывшего на Марс работать в шахтёрском отряде. После того, как сотрудники узнали, что до получения шахтёрского разряда Ёдгор работал у себя на родине поваром, а по шашлыкам на Марсе заскучать легко, его уговорили занять место одного из штатных поваров в "домашних кухнях", выделили место на станции и дали добро на привоз скота на ферму в пятый биокупол, на поверхности планеты.

         – Нет, дорогой, уже начиная с праздников всё съели, вот прибыл бы ты неделькой ранее – я бы тебя угостил самым лучшим шашлыком из барана, который ты когда либо пробовал! А сейчас нету ничего, вот заказал пару голов, незнаю когда привезут. А их у меня быстро разбирают, ничего не остаётся, вот детишки прилетели тоже пробовали всё, так–что ничего не осталось. –Узбек тяжело вздохнул и сделал грустное лицо. –Прилетай через месяц я тебе с удовольствием двойную порцию выдам, пальчики оближешь, а сейчас сам видишь, пусто, тихо, нет ничего. – В качестве подтверждения его слов из кухни за спиной раздалось протяжное "Ме–э–э", у Александра в голове невольно всплыло любимое высказывание капитана Васильева про "космических баранов" во время обучения полётам в космосе, невольно хмыкнув он продолжил слушать соболезнования крупного усатого дядьки. – Эх, вот телёнок недавно уродился, но он чем–то болен, видать от родителей ещё с Земли подхватил, его сейчас будем утилизировать. – Ёдгор опустив голову покачал ей из стороны в сторону. – Жалко, такой толстенький, хороший, послушный. Эх–х, тяжело нам тут.

         Александр, обдумав вышесказанное, заявил:

         – А давайте я помогу его утилизировать! Мне не трудно, может быть он ничем не болен, а наоборот начал уже эволюционировать, чтоб для Марсиан мясо было нежнее и вкуснее!

         – Никак не могу. – Ёдгор покачал головой. – А вдруг он какую–то новую болезнь неизвестного нам происхождения в себе содержит. – Повар положил руку на сердце и вытянулся к навязчивому клиенту. – Была–бы моя воля, я–бы с тобой с удовольствием разделил это пиршество! Вот положа руку на сердце, меня тут уже уговаривали его приготовить, однако для меня здоровье товарищей превыше всего и предписание гласит "Потенциально опасные пищевые объекты немедленно утилизировать", чем я и занимаюсь. – Ёдгор внезапно бросил взгляд за спину Александра, махнул рукой двум вошедшим шахтёрам и перевёдя взгляд на сурового вида пилота немедленно промолвил: – Прилетай через месяц, я тебе тройную порцию дам, пальчики оближешь! – Ёдгор опять вздохнул и с надеждой в глазах посмотрел на Александра.

         – Ладно! – Весёлым тоном сказал неунывающий пилот. – Будет время залечу! Я ведь как водитель автомобиля: захотел–заехал, не захотел – не заехал! Мне ведь в космосе кроме как по шашлычницам летать больше делать нечего. – Александр с досадой скрипнул зубами. – Пойду по делам, кораблик заправлю, домой слетаю, передам что "сегодня шашлыков не будет". – Александр повернулся и направился быстрым шагом к выходу из кубрика. В проходе было видно, как он, повернув голову направо кому–то сказал резким тоном "Приятного аппетита! Как покушаете советую на всякий случай сбегать в мед. пункт". После этого навязчивый клиент пошёл к другим заведеням "домашних кухонь" а Ёдгор облегчённо выдохнул и стал доставать из шкафчиков столовые приборы.

         Александр попытал счастья в кухнях Италии, Японии, Франции и везде ему отвечали подобным образом. Когда ему отказались продать, за неимением, шоколад, багровый от несправедливости пилот повышенным тоном так и заявил "А если заглянуть на кухню, то там мы увидим рассаду какао–деревьев!".

 

         От досады по поводу неполучения мяса или шоколада, Александр с грустью облокотился на иллюминатор, обращённый к красной планете, и стал разглядывать точки света от лагеря рабочих на поверхности и экспериментальных биокуполов. Биокуполы как один из основных перспективных научных проектов представляли собой сеть герметичных полусфер со шлюзом для входа внутрь. Цель эксперимента заключалась в нахождении перспективного способа создания исскуственной атмосферы на Марсе. Под первым куполом находился лагерь рабочих, он был оснащён большим шлюзным проходом, для вывода шахтёрского оборудования, образцов пород и машин а так–же пополняемыми кислородными баками и фильтрами воздуха. Под вторым находился вырытый кратер, заполненный озёрной водой, рядом с завезённой почвой с Земли и саженцами деревьев. Под третьим Находился привезённый с Земли пласт осадочной и гранитной коры. Под четвёртым, под лозунги "Почему–бы и нет", находилась плантация завезённых из Америки пустынных кактусов, в перспективе у которых есть возможность подчиняясь природным законам пробиться к потенциальной воде глубоко под поверхностью красной планеты.

 

         – Да уж, а здесь и правда ещё работать и работать. – Проговорил для себя Александр, представляя сколько труда было вложено во все приготовления и процессы, а так–же о том, сколько ещё будет вложено. – А я ещё негодую что мне отказываются продавать редкие продукты... Ладно, на Венере тоже не курорт! – Александр приободрился и отстранился от иллюминатора. – Пора в дорогу! Люди ждут! – Бодрым шагом небритый пилот в коричневой куртке направился к своему летательному аппарату с целью удостовериться о том, что обновление воды и кислорода закончены, и можно отправляться к цели своего путешествия.

 

         Вернувшись в ангар Александр подошёл к Анне, увлечённо беседующей с группой ребят.

         – Ну что, Анна, мы готовы? Поехали дальше, тут все жадные и злые!
– Обратив внимание на то, что каждый собеседник стоит с конфетой в руках и завершив логические умозаключения он воскликнул: – У тебя были леденцы?!

         – Угадай с одного раза, почему ТЫ о них не знал. – с прищуром ответила Анна переведя на него взгляд. – После чего представила отважного пилота юным гостям на Марсе. Те в свою очередь начали на перебой расспрашивать небритого, в кожаной куртке, хмурого представителя Советских покорителей космоса об ощущениях от полётов, требований к кандидатам в астронавты и зачем нужна в космосе куртка. Александр, уже отойдя от неудач с получением кофе, шоколада и мяса, увлечённо начал отвечать на поступающие вопросы, переключая переводчик, взятый у Анны, на язык того, кто громче всех спрашивает. Дойдя до вопроса об устройстве корабля, Александр начал вспоминать лекции о истории кораблестроения.

         – Это старая модель, один из первых серийных образцов грузовых кораблей с возможностью выхода на орбиту с Земли. Крылья, которые убраны в корпус вместе с двумя хвостами на крыше используются для манёвров в атмосфере. На крыше также можете увидеть выпирает блюдце спутникового приёмника, "вдавленного" внутрь корпуса. Так как вылет прямо с атмосферы расходовал огромное количество топлива, а так–же повреждались крылья, эту модель вывели из серийного производства. Теперь несколько кораблей такого типа находятся на станции "МИР–1" для выполнения несрочных грузоперевозок и для обучения молодых пилотов основам полётов в космическом пространстве. – Александр подошёл к лапе и хлопнул по ней ладонью. – Так–что этот ветеран даёт навыки новым поколениям пилотов для последующего управления более совершенными и новыми образцами. Хоть в нём и хватает своих недостатков вроде отсутствия манёвренности или ограниченные возможности для выхода человека в открытый космос, для внешнего осмотра или проведения срочных ремонтных работ, мы его ценим и уважаем. На "Смелом", как вы можете видеть название на борту, обучается летать наш курс пилотов "Совкосмоса". – Ребята с воодушевлением ещё раз окинули корабль, на котором видны были годы эксплуатации и некоторые для себя отметили, что в будущем обязательно станут пилотами космических аппаратов.

 

         Когда за группой в ангар вошла ответственная за экскурсию воспитательница, экипаж "Смелого" попрощался с ребятами, пожелав на последок "Доброго пути" и начал подниматься на борт. Повторив процедуру аналогичную вылету со станции "МИР–1", корабль покинул ангар и отойдя на необходимое расстояние, взял курс на "Венеру–1".

 

         Привыкнув к невесомости, Анна повернула голову к Александру и с улыбкой отметила:

         – Вижу по твоему настроению, мясом тебя не накормили!

         – Да, есть такое. Но не буду их винить, в самом деле. Всё–таки люди тут работают в условиях постоянного риска в шахтах и ограниченного потребления десятки раз перефильтрованного кислорода. Одна радость, отдохнув на орбите принимать долго идущие сообщения от родных, посмотреть фильмы, да посидеть в закусочной, кушая знакомые блюда вспоминать родную Землю.
 – Александр вздохнул. – Всё–таки они делают бесценный и бессмертный вклад в дело освоения Марса.

         – Не грусти! – Анна подъехала на своём кресле к креслу пилота и боднула того головой. – Домой прилетим, сразу–же обойдём всё что хочешь, будешь под моим надзором лопать до потери пульса! Я тебе свою отдам.

         – Ладно, спасибо. – Улыбнувшись ответил Александр. – Прежде чем дома начнём набивать животы, у нас ещё есть неотложное задание! – С отвагой, в голосе произнёс пилот. – Вроде как прибываем на Венеру тридцать первого января.

         – Да, уже не терпится! – Ответила с улыбкой Анна. – Давно хотела её увидеть своими глазами. Представляешь, облетаем Солнце!

         – Эт точно. Ничего, вот пустят световые двигатели в серийное произвоство, хоть ненадо будет на Марс заходить для пополнения запасов.

 

         Известие о нахождении способа сбора света в плазмообразную форму облетело весь мир. Высший учёный совет Советского Союза выделил инженеру Шиллеру, главному руководителю  проекта по разработке тестового образца двигателя с возможностью давать импульс околосветовой скорости, неограниченное количество ресурсов и возможность привлекать необходимые рабочие и учёные человеческие ресурсы. Разработка шла очень долго, был построен цех в котором под грифом "секретно" проходили научные исследования, разработки и изготовление необходимых материалов, в том числе новейшего научного поколения. После нескольких лет кропотливой научной, технологической и инженерной работы наконец–то был готов первый опытный  образец. Но всё окончилось катастрофой. Первые испытания светового двигателя показали, что для световых двигателей нужны более совершенные стенды для испытаний. Ибо при торжественном запуске, образец, наплевав на атмосферу, силу притяжения и технику безопасности, вырвался вместе с титановыми креплениями из цеха и покинул солнечную систему в направлении Пояса Ореона, попутно проделав дыру в несущей стене, чем вызвал обвал цеха и уничтожение накопленной документации в последующем пожаре. За это, высшему учёному совету Советского Союза, пришлось разбить магистру Шиллеру морду.

 

         На корабле установилось рутинное времяпрепровождение. Анна, отталкиваясь от стен, летала по салону с блокнотом и ручкой в руках, придумывая очередное произведение; Александр тем временем лакомился, своевременно обменянным у Африканского мальчугана на брелок от ключ–марки, леденцом. Привычку цеплять брелки к ключам, попадавшим ему в руки, он перенял от своего деда, имевшим в своём распоряжении большую коллекцию этих безделушек и навязчиво хваставшийся ею приходящим к нему в гости людям.      

 

         Наконец, после двадцати дней пути, в режиме "вахта–сон" для экономии кислорода, экипаж корабля "Смелый" добрался до координат навигационного компьютера и увидел вдалеке светло–жёлтую точку.

         – Вон она! – Вскочил Александр порядком уставший проводить осмотры в открытом космосе, лазить через малые шлюзы на крыше корабля, в котором еле как помещался человек в скафандре и проводить техобслуживание в технических отсеках судна питаясь пищевыми брикетами, которые, как он считал, он возненавидит до конца жизни. – Наконец–то! – Воскликнув, он резким толчком от стенки, послал себя в личную каюту Анны и принялся трясти её за плечи. – Вставай, Аня, прилетели!

 

         Анна, открывая глаза, переспросила, о чём тараторит восторженный пилот. Получив ответ, она мгновенно проснулась, отстегнула себя от кровати, и поплыла на своё рабочее место.

         – "Венера–1", "Венера–1" с вами говорит экспедитор грузового корабля "Смелый" Анна Стрелкина, просим предоставить свободный шлюз для передачи груза. – Пока Анна запрашивала место для стыковки, Александр проводил процедуры по гашению скорости и безопасного подлёта корабля к станции.

         – "Смелый", с вами говорит диспетчер станции "Венера–1" Мария Зимянина, зажигаю свет на доступном месте стыковки, выпускаю шлюзовой рукав. Будьте аккуратнее! – Пожелала удачи диспетчер обеспокоенным голосом, потому–что процедура по контакту рукавом намного сложнее и опаснее, чем попасть космической посудиной в ангар.

 

         Анна начала одевать комбинезон, по пути разговаривая со своим пилотом:

         – Ну что, добрались! Добрались же!

         – Да уж, я думал что никогда не долетим! – Александр, с явно поднявшимся настроением, хмыкнул. – Мы как потенциальный экипаж кораблей для дальних перелётов должны привыкать к таким условиям.

         – Это точно! – Подбадривала Анна. – Тем более что по сравнению со временем, которое затрачивали для путешествий раньше, мы, как ты говоришь, "сбегали до магазина".

 

         Станция на Венере была построена через некоторое время после успешной постройки "МИРа–2". Размерами она была намного меньше чем Марсианская, потому–что содержала в себе небольшой отряд учёных и геологов, для тщательного исследования поверхности. Так как исследовательские зонды успешно были растворены в соляных облаках, для проекта Венеры ведутся разработки по созданию устойчивого к кислоте материала, пригодного для создания защитной оболочки рабочих скафандров, оборудования или техники. Венерианский исследовательский корабль, представляющий собой старый тихоходный крейсер, собирает образцы атмосферы и ищет возможности по созданию прохода на планету и возможности устранить причину возникновения смертельно опасных паров.

 

         Перед контактом со станцией "Венера–1"Александр, превозмогая неудобства, сбрил четырёхнедельную щетину, привёл себя в порядок и начал разглаживать куртку, помятую за время полёта, при осмотрах корабельных технических отсеков и работ по устранению малых неисправностей; Анна в свою очередь привела в порядок лицо, волосы, разгладила комбинезон.

 

         Подойдя к месту контакта, корабль выравнял скорость со станцией и подал сигнал готовности. Рукав медленно потянулся к боковой двери "Смелого", вслед за ним в скафандрах вылетело два человека, с целью обеспечить правильный и герметичный захват с кораблём. После фиксации корабля спец. захватами и последующем накачивании временного прохода кислородом, дверь корабля открылась и экипаж внутрь станции, чуть не забыв документы с перечнем груза.

         – О–о–о! – Протягивая к гостям руки, произнесла женщина с короткой причёской. – А к нам уже месяца три не прилетают, забыли там про нас все?! – С нескрываемой радостью приветствовала Мария Зимянина своих собеседников. После сеанса связи она сразу оббежала своих сотрудников с радостным известием, оповестила экипаж крейсера на орбите и тут же помчалась к шлюзу, первой поприветствовать посланников с Земли.

         – Здравствуйте вам! – Поприветствовала Анна собравшихся людей, на вид очень измождённых в поношенных рабочих комбинезонах. – Мы привезли вам припасы и почту. – При этих словах Анна протянула Марии перечень груза.

         – Я о вас уже сообщила начальнику станции, он совершает облёт, скоро вернётся. – Мария убрала перечень подмышку. – Ну рассказывайте, что нового на Земле происходит?

 

         Анна принялась рассказывать события за последние несколько месяцев, а пилот между делом, сбегал за контейнером с аудио и видеозаписями сообщений от родственников экипажа станции "Венера–1". Александр, следуя армейским привычкам принялся доставать по одному накопителю памяти и называть имя с фамилией получателя. Рабочие и учёные находившиеся рядом приободрились и сконцентрировали на нём всё своё внимание.

 

         Получая в руки послание, человек тут же удалялся в свой жилой кубрик. Геологу Хмелову пришло сообщение, что ребёнок родился в полном здравии и на видео его любимая жена махала маленькой ручкой перед объективом камеры. Атмосферный исследователь Давыдов не находил себе места от переживания, получив несколько месяцев назад известие о том, что во время гуманитарной миссии в Африку его мама получила рак кожи; теперь же улыбаясь здоровой улыбкой она передавала любимому сыну привет и желает скорейшего возвращения домой целым и невредимым. Корабельный врач Михайлов получил видеосообщение от друзей и близких, поздравляющих его с Днём рождения и Новым годом. У всех на станции были люди, от которых ожидаешь весточку с Земли. Получившие сообщения люди, по возвращении к месту соединения с кораблём и скрывая редкие слёзы протягивали Александру карты памяти с записанными на них ответами. Совкосмос разошлёт послания с орбиты по адресам проживания родственников рабочих, за несколько миллионов километров от Земли.

 

         В это время на станцию вернулся начальник экспедиции Гиреев. Высокий, крепкий, усатый человек с хмурым прищуром подошёл к двум прибывшим гостям с Земли и протянул им руку.

         – Приветствую! Руководитель экспедиции и начальник станции Григорий Гиреев. Зовите меня "дядя Гриша", молодые люди. – Подбежавшая Мария вручила ему перечень груза и поспешила в свой кабинет с сообщением из дома. Ей пришло сообщение от сына, успешно сдавшего экзамены на архитектора, его экзаменационная работа будет построена в хозяйстве "Колос" после чего он получит разрешение на проектирование городских построек. – Ну что, молодые люди, чаю не предлагаю. Не имеею. Что там наши светлые умы прислали на этот раз. – с этими словами он начал просматривать список груза, кивая и утвердительно хмыкая себе под нос. – Ну чтож. Будем разгружать!

 

         Дядя Гриша скомандовал окружавшим сотрудникам, уже прибывшим с ответами на флешках, начать разгрузку припасов с корабля, попутно у кого–то поинтересовавшись "не использовал ли ты, подлец, в очередной раз шлюз как курилку" а другому передать аудио и видео сообщения на орбиту, экипажу крейсера. Пока из корабля выносили скафандры, инструменты, пищевые брикеты, оборудование и средства развлечений, начальник экспедиции и главный на станции обратился к Александру.

         – А хорошо, что вы прилетели. Настроение у моих ребят уже совсем никакое. Оборудование приходит в негодность, стоит только сконтактировать с облаками, жрать приходится эту гадость. – При этих словах Александр понимающе кивнул. – Одна радость, хоть какие–то образцы атмосферы и поверхности успели собрать. Не зря мы тут находимся.

         – Не переживайте! – Ободряюще ответил Александр. - вернём на Землю образцы исследований и о вас будут говорить как о героях, рисковавших своими жизнями!

         – Да, это точно. – На лице у начальника проявилась слабая улыбка. – А письма это хорошо, такие вещи ободряют людей. Дают надежду и стремление сделать всё хорошее для будущего человечества. Через год у нас произойдет замена экипажа и мы поедем на отпуск домой. А ещё позже, когда она подойдёт на совсем близкое к Земле расстояние, тогда мы бросим все усилия на прорыв облаков, высадке на поверхность и постройку огромной станции "МИР–3". – Начальник вздохнул, посмотрел на файловый накопитель в руке, предназначенный для него и отправился в свой кубрик.

 

         К Александру, смотрящего на цепочку рабочих, которые переносили вещи из "Смелого", подошла Анна и взяла его за руку.

         – Ну что, как ощущения, мы выполнили задание! – Радостно и негромко сказала Анна.

         – Хорошие ощущения. – Произнёс Александр, представляя, как тяжёл труд людей с мечтой. – Теперь мы с тобой заслуженные пилот и экспедитор–навигатор–корабельный врач... Кто ты там ещё?

         Анна засмеялась.

         – Гордая невеста пилота!

         – А, точно! – Улыбаясь ответил Александр.

         – Я вот подумала, ты нашу свадьбу "случайно" не проспишь?

         – Никак нет, товарищ Стрелкина!

 

         Их разговор прервал подошедший и слегка смущённый от плохо скрываемой улыбки подошёл Григорий Гиреев и протянул накопитель с записанным ответом домой.

         – Ну что, ребята, результаты исследований вот здесь. – Он протянул ещё один накопитель.– Образцы поверхности так–же внутри. Испорченное оборудование там–же. – Дядя Гриша протянул лист бумаги, с перечнем отправляемого груза. – Вот здесь всё есть. Ну, думаю вам уже не терпится отправляться домой. – Он подмигнул Александру. – Доброго вам пути!

 

         Персонал станции стал наперебой благодарить и прощаться с экипажем корабля "Смелый", когда были закончены погрузочные работы. Когда корабль покидал станцию и готовился отправляться домой, Анна задумчиво проговорила.

         – Поражаюсь этим людям. Двигатели прогресса. – Анна поплыла в каюту за блокнотиком и ручкой, что–бы записать возникшие в голове мысли.

         – Это точно, но ничего, у них ещё будет очень длительный заслуженный отпуск! – Ответил Александр. – Ты не волнуйся, я слышал скоро уже полетит новая смена, возможно с новейшим оборудованием и отсеками для станции. Настоящая экспедиция. Если желаешь, примем в ней участие, будем на Венере первопроходцами!
– Александр откинулся на кресле и обдумывая их с Анной первое самостоятельное путешествие, положил руку на рычаг управления основными двигателями. – Да уж... В космосе нынче ветрено!

         Анна удовлетворительно кивнула и настроилась на путь домой.



#2 Guest_Trubadur_*

Guest_Trubadur_*
  • Гости

Отправлено 10 January 2016 - 22:25

" Подойдя к месту контакта, корабль выравнял скорость со станцией и подал сигнал готовности. Рукав медленно потянулся к боковой двери "Смелого", вслед за ним в скафандрах вылетело два человека, с целью обеспечить правильный и герметичный захват с кораблём. После фиксации корабля спец. захватами и последующем накачивании временного прохода кислородом, дверь корабля открылась и экипаж внутрь станции, чуть не забыв документы с перечнем груза."

"Привычку цеплять брелки к ключам, попадавшим ему в руки, он перенял от своего деда, имевшим в своём распоряжении большую коллекцию этих безделушек и навязчиво хваставшийся ею приходящим к нему в гости людям."      

Ой, даже комментировать не хочется, чушь. Начиная от "бокового", заканчивая "кислородом".

 



#3 Guest_Гость_*

Guest_Гость_*
  • Гости

Отправлено 14 January 2016 - 19:44

Мило, местами весело.



#4 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1396 сообщений

Отправлено 15 January 2016 - 09:27

что-то не вяжется это раздолбайство, с "решением судьбы колонизации Венеры".

Константин Сергеич перевернулся в ящичке и пробормотал - "не верю"


вот такой я пейсатель


#5 Guest_Марина_*

Guest_Марина_*
  • Гости

Отправлено 26 January 2016 - 18:19

Рассказ понравился. Чётко прописаны детали и выдержана сюжетная линия. Порадовало тонкое чувство юмора автора. Читается легко. Хотелось бы продолжения :).





Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных