Перейти к содержимому


Борьба с раком.


Сообщений в теме: 17

#1 Guest_Екатерина_*

Guest_Екатерина_*
  • Гости

Отправлено 10 January 2016 - 22:16

baranova.katherine@gmail.com, +79859780542

 

Борьба с раком.

 

Поезд бесшумно уносит меня в «мой дорогой городок». На самом деле он не мой, это мама его всегда так называет. Она в нем родилась и прожила свои первые 16 лет. Потом переехала в Москву продолжать образование. Ее родители, мои бабушка и дедушка, были людьми с хорошим достатком, так что они могли обеспечить ей жилье и все необходимое для дальнейшей самостоятельной жизни. Позднее на работе мама познакомилась с папой, они влюбились, поженились и остались жить в столице. Но «мой дорогой городок» мама навещала всегда и всегда с большим желанием и радостью. Что передалось и мне.

В детстве и юности я не могла дождаться, когда же поеду к любимому дедушки. Бабушка, к сожалению, умерла еще до моего рождения. Три года назад покинул этот мир и дедушка. Ему было за 80, он прожил достойную и интересную жизнь. Было логичным и закономерным, что он ушел. Но нас с мамой, особенно ее, это мало утешало. Мы год не могли приезжать в городок. А потом приехали, устроили уборку в его доме с садом, вспоминали, поплакали, и постепенно становилось легче. С тех пор мы продолжаем приезжать сюда всей семьей на праздники, летом да частенько и просто на выходные. Ехать не так долго – полтора часа на поезде и на месте.

А когда-то нужно было добираться часов шесть-семь! Это притом, что ехать всего триста пятьдесят километров. Не представляю, как люди жили в это медленное время. Папа с таким воодушевлением рассказывает всегда про появление этих новых поездов (новых для них, я-то всегда с ними жила). Это одна из его страстей. Говорит, они стали появляться тридцать лет назад – через два года после моего рождения. Благодаря сближению с Китаем. Там были и есть самые передовые технологии в транспортной системе, электроники, компьютерной отрасли. Благодаря тесной дружбе между странами, (и не бесплатно, естественно), нам была предоставлена часть наработок по внедрению сего технического прогресса. Благо, новое на тот момент правительство, во главе с Председателем Совета Министров, пришедшее в тридцатых годах, «оказалось достаточно умным», как говорит папа, чтобы начать реализовывать проект и в нашей стране. К слову о папе. Он вообще большой критик – критикует все и вся. Но Андрея Алексеевича  - того «умного» лидера, ПРЕДСОВМИНА, хвалит непрестанно, и всех последующих политиков сравнивает с ним, обычно не в пользу последних. Хотя мне лично нынешний Председатель кажется очень и очень достойным.

Чего стоят его политика в области медицины. Буквально на моих глазах за несколько лет очень продвинулась гинекология. Россия сейчас на первом месте в этой сфере. К нам приезжают из разных стран наблюдаться с тяжелыми случаями гинекологических заболеваний, вести беременность и роды с патологиями. Все это произошло из-за печального прошлого Председателя. Его первая жена умерла при родах, оставив его с новорожденным сыном. Очень грустно. Когда представляю это, подкатывает ком к горлу. И вот, мы с папой все время спорим по поводу Главы Евгения Марковича. Я утверждаю, что он очень активный, деятельный, и, если уж что-то задумал в своей стране, обязательно это случится. А задумывает он только улучшения. Он видит проблемы и не отстраняется от них, в этом плане мне кажется, похож на лидера из прошлого - Петра I. Но (тут уже включается папа) он видит не все проблемы. Да, у нас все сделано для детей, притом любых возрастов. Если брать Москву или Санкт-Петербург, то они вообще идеальны для семьи с ребенком. И это  идеально включает все, начиная от планирования беременности (это как раз про гинекологию) и завершая по томление в вуз, когда ребенок вроде уже и перестает быть ребенком. Притом это не только про качество учреждений - садов, школ, университетов. Они хорошие, но что уж душой кривить, лучшие университеты сейчас в Соединенном Королевстве. Это именно про организацию жизни ребенка и его родителей, особенно первые годы после рождения. Мамы могут совершенно спокойно выходить на работу, не переживая каждый раз, когда надо отпроситься по делам ребенка. Для этого есть специальная бэби-система, где при необходимости фиксируются все подобные действия с подтверждением лица, который осуществлял действия, например, врача, педагога, работника МФЦ (если дело было в документах), да даже аптекаря, если вдруг потребовалось срочно покупать медикаменты. Но последнее реже происходит, только в самых крайних случаях, и обычно без личного объяснения руководителю такое не обходится. Да что говорить, даже города преображаются именно из-за детей. И это не только о парках и прогулочных зонах, это еще и о передвижении. Даже я помню время, когда были, хоть и в небольшом количестве подземные переходы только с лестницами! Сейчас подземных переходов без привязки к метро вообще нет. А спуски в метро оборудованы лифтами, в тех редких местах, где их нет, имеются эскалаторы для колясок. Скорее всего, такие перестройки тоже обусловлены прошлыми проблемами Главы Правительства, когда он остался один с ребенком. А вот в тех сферах, где у него проблем не было, изменений больших и нет. Наверное, именно об этом говорит папа, когда мы спорим.

В последнее время я все чаще думаю, чтобы было, если бы жена Председателя умерла не от родов, а от рака. Нельзя так думать, я знаю.

Вот и приехала. Мой дорогой городок, помоги.

Пора рассказать несколько слов о себе. И зачем я приехала сюда одна, без мужа, без родителей, в будний день и почему я иду не в дом дедушки, а прошу такси отвезти меня на кладбище, к могилам моих дорогих бабушки и деда.

Меня зовут Виктория. Мне двадцать семь лет. Моя семья – моя главная ценность. Четыре года назад я вышла замуж за замечательного человека. Вадима. Он чуть старше меня, ему двадцать девять. Детей у нас пока нет, но не из-за того, что не получается. Честно говоря, мы пока не старались. Мы решили не торопиться с потомством. Любим путешествовать, посещать концерты, театры, клубы и всякие тусовки с друзьями. Но в последнее время мы с любимым все чаще стали задумываться о маленьких. Так что, полагаю, время нашего расширения уже близко. У меня есть родители, они замечательные люди. Всегда были примером отношений для меня. И более того с нынешним мужем я познакомилась через папу. Папа тогда пошутил, мол, если бы знал, что Вадим уведет меня из семьи, в жизни бы не взял меня тогда с собой. Его клиенты по работе приглашали на премьеру фильма. Там мы и познакомились с мужем. Еще у меня есть младший брат Дима, ему двадцать два и он недавно завершил образование, начинает самостоятельную жизнь. Ему, в общем-то, это удается, но он такой сорвиголова. Если для меня главнее семьи в жизни нет, то для него, кажется, на первом месте друзья. И порой этим он жутко бесит. Еще он мнит себя невероятным красавчиком. (Хотя, пожалуй, он ничего, да, что уж греха таить, мы все очень и очень ничего.) А вообще он очень добрый.

Я всегда считала, что мне везет по жизни. У меня никогда не было серьезных проблем ни с учебой, ни с семьей. В личной жизни по юности было всякое, но с мужем мне тоже очень повезло. И это состояние я воспринимала, как должное. Трудно объективно оценивать себя, но кажется я неплохой человек. Я помогаю нуждающимся, перечисляя регулярно средства на лечение детей. И помогаю маме с благотворительностью. У нее небольшая сеть кондитерских. И раз в месяц она устраивает благотворительный аукцион на свои вкусности. А я с ней до ночи развожу эти заказы. Мелкие проблемы есть у всех, и они возникают постоянно. Но в целом у нас все всегда было хорошо. До некоторого времени.

Полгода назад наша семья узнала тяжелейшую новость – у моей мамы рак. Рак кишечника в третьей стадии, по размерам опухоли переходящей в четвертую, но, все же, это третья. Ситуация еще усугубляется тем, что опухоль врастает в крестец и сосуды. То есть, удалить ее очень и очень сложно. Чуть заденешь сосуд – летальный исход. Нужна поистине ювелирная работа. И в мире есть такие специалисты, их всего несколько и один из них есть в России. Мы начали бороться. Боремся все. И до этого момента, считаю, что нам удается сохранять трезвость ума и хороший настрой. И сама мама держится крепко. Мы не плачем, потому что некогда, да и не зачем. Мы ведь ее обязательно вылечим. Я не разрешаю себе отчаиваться или сомневаться. Я предпочитаю не видеть странную тусклость папиных глаз или мамину теплую и снисходительную улыбку на очередную мою находку хорошего врача и всегда отмахиваюсь от утешительного поглаживания мужа по голове. Единственное изменение семейства, которое я готова принимать и поддерживать – это резкое взросление брата. Он, любящий покутить, злящий своей беспечностью и меня и маму, но главным образом, почему-то меня, вдруг стал серьезным, чаще приезжает к родителям и даже периодически остается ночевать. А тут еще мама сказала, что как-то среди недели заехала к нему на квартиру и обнаружила там чистоту и порядок. И маму это расстроило, я слышала по ноткам в голосе, но, ни она, ни я вслух тогда ничего не сказали. И вообще мы вслух теперь многое не говорим, мы только улыбаемся.

И вот я на могиле моих стариков.

- Здравствуй дед, здравствуй бабушка. Вы все видите, все знаете. Знаете, как мы все желаем выздоровления мамы. И я вас прошу, помогите. Замолвите за нее словечко перед Господом, если можете. Пусть он пошлет ей излечение. Спасибо.

Уже после кладбища я направляюсь в дом дедушки. Здесь мне нужно найти все данные по истории болезни бабушки. У бабушки тоже был рак, и она умерла от него в возрасте пятидесяти шести лет. Мама уже пережила ее. И более того, у моей прабабушки тоже он был, рак груди. Она  тоже покинула этот мир рано – в шестьдесят три, но умерла по другой причине. Рак у нее был выявлен на ранней стадии и спасли тем, что удалили грудь. Мама рассказывала, что помнит, как та всегда клала собственноручно сшитую подкладку в бюстгальтер. Как видно, у нас плохая наследственность по женской линии. Мама это всегда знала и всегда проверялась. Но такая опухоль у нее образовалась очень резко. Пропустила пару проверок – и вот результат, обнаружили ее, когда стадия уже стала третьей. Но ничего, мы справимся.

Я нашла клинику с самыми последними разработками в области лечения рака. Она находится, как ни странно в Испании, хотя передовыми странами по этой части всегда были Германия, Израиль, США. В Испании изобретена сыворотка, которая замораживает опухоль. Не в прямом смысле, конечно, она просто делает ее безжизненной, все процессы в ней останавливаются. Есть пациенты, которым эту опухоль после заморозки удаляли, есть те, которые живут с таким замороженным образованием. Оно уже не мешает. Дело в том, что изобретение это очень новое, ему не больше десяти лет, а применяется она лет пять всего. В проекте участвуют ведущие специалисты из многих стран, а лидером у них является испанец доктор Русси. Изучение свойств сыворотки в самом разгаре. Есть даже такие пациенты, на которых такая сыворотка использовалась два раза – у них, к сожалению, образовывалась новая опухоль в совершенно другом месте. Но все они живут! Пока живут.

Я связалась с клиникой и более того, записала маму к ним на прием, к самому доктору Русси. Благо современный мир позволяет, кому угодно записаться на прием в какую угодно клинику. Были бы свободные места и деньги (ведь это только внутри страны медицина для всех бесплатная, редко когда такие безвозмездные услуги предоставляются зарубежом). Прием состоится через 2 месяца. И мне нужно, чем скорее, тем лучше, отправить все анализы мамы. Возможно, профессора, изучив данные, удаленно дадут свои рекомендации. Отправят их лечащему врачу мамы в России, он подпишет и начнет проведение. Среди требуемых анализов еще полное сканирование органов по-клеточно – проводимое на новейшем сименсе. Такой скан-томограф в Москве стоит только в трех клиниках, очереди на него огромные. Но через знакомых удалось выбить место. Сканирование предстоит через три дня. Мама боится замкнутых пространств. И она уже проходила обычную магнитно-резонансную томографию. Но для испанской клиники этого мало. Деваться некуда, придется ей потерпеть. И плюс ко всему доктор Русси требует историю аналогичных болезней родственников – все, что имеется. На основе всех полученных данных, тщательных изучений, а также состояния организма, размера опухоли и чуть ли даже не настроения и душевного состояния пациента, он подбирает дозы и определяет места введения сыворотки. Подготовка к этой процедуре не быстрая. И это минус. Здесь важно, чтобы пациент оставался стабильным. Ведь, если опухоль будет резко расти, подготовка сыворотки будет не успевать за этим процессом, а это и выброшенные на ветер не малые деньги и что хуже – отчаяние.

Но мы настроены на хороший результат. Мама согласилась, поддержала, даже загорелась. У нас все получится.

И вот после двух часовых поисков я обнаруживаю заветные бумаги и анализы. Сканирую их с помощью своего айэм. Работа сделана. Какая же это классная штука айэм. Я ее самый преданный фанат. Именно поэтому и устроилась на работу в компанию, разработавшую их. Это – портативный носитель информации. С помощью него можно сделать все, что угодно – найти, получить, передать, создать, увидеть любые данные. Изобретен он был американской компанией. Сейчас они распространены повсюду. Эти айэм представляют собой разного рода аксессуары – самый распространенный вид - часы (у меня в том числе), есть еще в виде подвески, ремня, т.е. бляшки на ремне, брелока, кольца. При необходимости они проецируют экран диаметром от 6 до 18 дюймов. Существует еще один вид этого устройства – переносные айэм. В не рабочем виде они представляют собой блокнот. Для работы необходимо блокнот открыть, и каждую «страницу» дополнительно разложить. У него есть клавиатура, экран в десять дюймов. Но экран как таковой используется, как правило, редко, изображение может проецироваться до диагонали в 100, а на некоторых в 200 дюймов. Переносные айэм еще не так популярны. Все-таки изначальная специализация была на портативных. Стоимость переносных пока еще значительно выше обычных ноутбуков. Но, тем не менее, их внедрение растет. Все больше компаний переходят на айэм. Мне это известно как никому. Ведь я занимаюсь трейд-маркетингом именно по переносным айэм – т.е. продвижением устройств в местах продаж. Разрабатываю программы, акции, материалы для увеличения числа пользователей.

Моя работа служит мне утешением. Каждый раз я настолько глубоко погружаюсь в рабочий процесс, что забываю все и вся, в том числе и о существующих проблемах в семье. Там меня ничто не гнетет.

Мне хочется остаться в дедушкином доме, но нужно ехать.

Через три дня мы с мамой в клинике, ждем вызова на клеточное сканирование. Мама немножко волнуется.

 - Мам, не волнуйся, я не буду замолкать ни на секунду. А если вдруг у меня и закончатся темы для разговоров или ты устанешь отвечать, я взяла – вот, очень интересную книгу.

 - Хорошо, моя дорогая, - смеется мама, – даже не сомневаюсь, что ты не сможешь замолчать.

 - Ха-ха, - беззлобно передразниваю я.

Нас вызывают, проводят инструктаж. Я стою с серьезным видом, но не сильно вслушиваюсь. Мама как-то напряжена. Ее укладывают и отправляют в бокс. Проверка связи, все в порядке. Сестра напоминает о тревожной кнопке и удаляется.

И тут я понимаю, что тем для разговоров я как раз не припасла. Это никогда не было для нас проблемой. Мы всегда обсуждали наши новости, да и вообще любые новости. Но с момента известия о ее болезни мы стали общаться так часто, что обсуждаем все случившееся, можно сказать, с места события. Я думаю, а может обсудить брата, изменения его характера. Но нет, плохая идея. Изменения ведь связаны с заболеванием. И много чего прямо или косвенно касается ее сегодняшнего состояния.

- Как у тебя дела? – Начинаю я не очень уверенно.

- Хорошо.

- Не страшно? -  И зачем я только это спросила?

- Нет, - через силу усмехаться.

- Мам, точно в порядке?

- Да.

Еще несколько глупых фраз от меня. И решаю перевести разговор на обсуждение кого-то знакомого. Мы это дело тоже всегда любили. Беззлобно, но с некоторым превосходством мы порой обсуждали поступки наших не самых близких родственников и знакомых. Не близких людей, близкие для нас – табу. И я вспоминаю одну девушку – знакомую моей знакомой, которая…

 - Вик, давай не будем.

 - Что…

В следующую секунду вбегает сестра.

- В чем дело? – спрашивает она.

 Не успеваю ничего сообразить и слышу сорванный голос мамы.

- Я здесь не могу!

- Послушайте…

- Не могу! Вытащите меня срочно! Вытащите! Вика! Я умираю!

 Помогаю маме вылезти из бокса.

- Вика, я не могу, правда, - уже спокойнее говорит она. Но этот взгляд!

- Мамочка, ну нужны же анализы, - я не знаю, что делать.

- Погрузите меня в сон, - смотрит она на сестру.

Сон! Ну, как же я не подумала сразу?!

- Я бы не рекомендовала сон. В сон мы погружаем тех, кто и так находится на постельном режиме. Если человек ведет более или менее активную жизнь, сам передвигается, сам себя обслуживает, такое погружение очень и очень не рекомендуется. Вялость и сонливость могут присутствовать до недели.

Вопрос обсуждается с доктором, в итоге все же принято решение в пользу сна. Если бы я знала, что с этого сна все пойдет кувырком.

Мама действительно стала более вялой. Но как мне показалось, не из-за лекарства. Упал ее боевой дух. Вслед за ней сильно приуныл папа. Он вдруг так резко постарел.    Мы отправили анализы в испанскую клинику. И получили не очень утешительный ответ. Стадия опухоли третья, как и была. Но применение сыворотки идет при опухолях максимум второй стадии. Они изучают действие сыворотки постепенно. Еще полгода назад нельзя было использовать и на второй. А до третьей ждать не меньше года. У нас нет такого времени! Но они предлагают с согласования нашего лечащего врача провести интенсивную радиотерапию, которая может помочь уменьшить опухоль до размера второй стадии. Время проведения две недели.

Мама уже проходила курс обычной химиотерапии, не интенсивной. И то, под конец срока она еле-еле осилила лекарство. Врач сказал, что химия хорошо сработала, опухоль уменьшилась. Как же она выдержит интенсивную? Поможет ли интенсивная уменьшить опухоль до размера два?

Мы снова на приеме у нашего врача. Я также присутствую. Я боюсь, что мама может от меня что-то скрыть. И убедит папу, который не пропускает ни одного ее приема (кроме по-клеточного сканирования, к сожалению), чтобы он тоже молчал, дабы сохранить нервы любимых детей.

Врач в целом согласен с предложением доктора Русси. Он назначает срок проведения терапии, исходя из срока завершения последней и срока нашего приема в Испании. Вроде все понятно. Доктор настроен на хороший результат.

- Зачем это все?  - вдруг спрашивает мама.

- Интенсивная радиотерапия тяжела для пациента, это так. - Объясняет доктор, - Но результаты она, порой дает колоссальные. У вас еще упрощается тем, что вы при рождении ваших детей делали забор пуповинной крови, и как мы выяснили стволовые клетки, полученные и от вашей дочери и от сына, подходят и вам. Мы постараемся продержаться первую неделю без клеток, и в зависимости, от вашего состояния, включим этот так сказать «облегчитель» на второй неделе.

- Почему же вы сразу не назначили интенсивную?

- Интенсивная сейчас никому сразу не назначается. Это относительно новый метод. Он и вправду очень интенсивный и без параллельной регенерации клеток или использовании клеток костного мозга, как в вашем случае, на второй неделе терапии практически ни у одного пациента не обходится. И поскольку метод такой сильный необходимо знать, как организм реагирует на обычную химию. Ваш отреагировал хорошо, и восстановление у вас прошло быстро. Но есть те, кто уже со второго дня лежат, не поднимаясь, и, более того, у подавляющего большинства нет средств на регенерацию. А сделать своему ребенку, а возможно и себе такую страховку, как пуповинная кровь, догадывается тоже не очень-то много людей.

- Я это сделала при обоих родах, потому всегда знала, что наследственность по моей женской линии в плане рака плохая.

- Вы правильно сделали. И я не договорил по интенсивную. Я планировал ее вам назначить. Не стал говорить вам раньше, чтобы не было лишнего волнения раньше времени. Теперь самое главное, отдыхайте больше, гуляйте, продолжайте принимать железо. Нам необходим хороший гемоглобин к началу курса.

- Нет, зачем все эти мучения с химио-, радио-, если опухоль все равно растет. Эти невероятные деньги, какой-то огромный кредит на лечение, который может лишить жилья моих детей или нас. Эти нервы. Если у меня такая судьба? Может, пусть все идет так, как идет. Я себя чувствую нормально, устаю чуть больше, но в остальном нормально. Давайте…

- Давайте вы со всей семьей поедете домой, отдохнете. Не надо сейчас говорить того, о чем вы можете пожалеть. Только лишь скажу, я представляю, что вы чувствуете, что чувствуют ваши родные. Не усмехайтесь. И не думайте, откуда я могу все это понимать. Таких, как вы, я вижу, к сожалению, очень часто по роду своей работы. И могу сказать вот что. Лечение лечением. Но что очень важно, и возможно даже важнее всякого лечения. Это поддержка семьи, сплоченность, общая вера, общее стремление к победе над болезнью. И у вашей семьи на это все шансы. Вы ведь даже на прием ко мне как минимум втроем приходите. А после того случая, когда с вами еще были и ваш сын и зять, я, как видите, в том углу держу запасные стулья.

Мы дружно усмехаемся и даже немножко смеемся.

- Теперь я с вами прощаюсь. Поезжайте, а через две недели жду вас на первый курс. Виктория я только вас попрошу, задержитесь, я оформлю до конца назначение.

- Виктория, попросил остаться вас, потому что, показалось, вы сможете донести это до остальных членов семьи. Семья у вас очень дружная, и все, что я вам сказал, правда. Но вам всем надо быть готовым. У вашей мамы будут срывы и не один. Простите ее заранее за это. И ни в коем случае не принимайте на свой счет. Говорю это, потому что искренне болею за вас всех. И по моему более чем тридцатилетнему опыту работы, сплоченность – один из главных факторов в борьбе с этим заболеванием. Она у вас есть, не теряйте ее. Ну, удачи.

У нас семейный ужин. Родители, мы с мужем, брат.

- Как я люблю такие уютные вечера. Даже радует, что за окном такая метель, - говорит папа.

- Наслаждайся, пока можешь, - замечает мама

- Да, зима скоро закончится, -  папа делает вид, что не понимает намека, - а скоро, надеюсь, за столом появятся еще один стул и стульчик, - многозначительно смотрит на брата, намекая на девушку и на меня, намекая на маленького.

На самом деле на брата он просто так намекнул, чтобы уж не слишком явно наседать на нас.

- Или на один стул станет меньше, - не удерживается мама.

- Мама, зачем ты так? У нас все получится!

- У вас – не сомневаюсь.

 

В другой день прошу маму помочь мне выбрать платье. Я люблю ходить по магазинам одна, но когда не могу определиться, всегда отправляю ей фото в айэм. В этот раз она как обычно говорит, какое из выбранных ей больше нравится и добавляет: «Дочка, учись уже сама определяться». Мама, да я не хочу!!! Не хочу! Ноя не говорю этого. Я молчу.

 

 - Почему ты не настоял на моей проверке? – Я захожу в дом к родителям и, еще не увидев их, слышу этот ор мамы.

 - Что значит, не настоял? Ты сама все откладывала. Я напоминал тебе! – оправдания папы.

- Напоминал! Но не настоял! Ты никогда не предавал особого значения здоровью. И с детьми так было! И со мной! Ты всегда знал, что у нас плохая наследственность!

- Зачем мы сейчас ругаемся?

- Ты же любишь наслаждаться единением. Вот, лови момент. После ноября и ругани не будет!

- Что ты несешь???

- Мне приснился сон, что в ноябре я умираю. Меня закапывают в землю, а я мертва.

- Это бред! У тебя рак, это факт, тебе приходится бороться каждый день, плюс ты себя еще нагнетаешь каждый день. Вот тебе и снятся такие тупые сны.

- Это вы меня нагнетаете. Вы – все! Ты, Вика, которая никак не угомониться в поисках еще более извращенного метода лечения. Все жду, когда же она мне уринотерапию предложит! Этот доктор тупой – да, мол, испанцы правы, я сам такое хотел предложить. Маразматичный дурак! Да даже Дима вдруг стал таким серьезным и внимательным. Тошнит от всего этого!

Я не могу больше слушать и убегаю.

А вечером дома я реву. Реву в голос, громко, причитая, обвиняя. Обвиняя всех, и себя, и маму. Ненавижу рак! Ненавижу рак! Ненавижу рак! Почему? Почему мы? Где мы согрешили, Господи? Защити! Зачем она так? Она не верит! Никто не верит. Господи, помоги!

- Возьми меня! Я стану морем. Возьми меня, только пусть они все будут счастливы и здоровы. Пусть они забудут меня, как будто и не было никогда. А я буду помнить, буду скучать, но я стану морем, я справлюсь. Главное, чтобы они счастливы! А потом когда-нибудь они все поплывут на корабле по морю, и я их увижу – здоровых и счастливых. И это и будет высшее счастье для меня! Возьми меня. Я стану морем, лишь бы они…

Захлебываюсь в собственных словах. Муж находит меня такой в ванной. Он без слов прижимает меня к себе. Через десять минут я почти успокоилась, лишь немного всхлипывая.

 - Детка моя. У нас все получится. И если уже за дело взялась ты, то можно только посочувствовать раку. Ты же Виктория – ты сама победа! Помнишь, как ты устраивалась на работу? Что ты им тогда сказала?

Было дело. Когда устраивалась в эту компанию на работу с айэм, у меня было много собеседований. И вот уже финальное после всех заданий с руководителем отдела и линейным менеджером. И они задали одну из этих никому не нужных на собеседовании фраз: «Ну,  почему все-таки нам подходите именно вы?» «То есть, почему вам не подходят другие?» - переспросила тогда я. Они задумались и усмехнулись: «Ну, можно и так сказать». «Because I AM[1]», - ответила я с соответствующей интонацией и улыбкой. Мы дружно рассмеялись. Я думаю, к тому моменту уже было принято решение относительно меня. Но эта фраза стала ключевой. Меня до сих пор периодически приветствуют ею, и в отделе мы всегда смеемся, когда готовятся какие-то выступления и презентации. Никто не сомневается, какую фразу я произнесу. Хотя произносила я ее на выступлении лишь однажды.

И сейчас слова мужа заставляют меня улыбнуться сквозь слезы.

- Мне кажется, она не хочет проводить интенсивную терапию, она вообще ничего не хочет. Пустить все на самотек.

- Так давай ее переубедим.

 

И вот за два дня до начала курса, мы с мужем едем к родителям. Муж в качестве поддержки. У меня заготовлена целая речь.

Только я успела открыть рот, как мама меня резко обрывает.

- Пока ты не начала забрасывать меня своими невероятными аргументами и окончательно не отбить у меня желание лечиться, предупреждаю, папа со мной уже поговорил. Мы едем с ним на анализ крови для выяснения уровня гемоглобина. Позвоним, как будут результаты.

Все это было произнесено быстро четко и безапелляционно. То есть мне нельзя с ними ехать, как я планировала. Папа дает мне знак, что не надо возражать и напрашиваться.

- Удачи, будем очень ждать, - говорит Вадим.

Я молчу.

Результаты, если не отличные, то достаточного уровня, чтобы начать курс. Первые дни проходят почти незаметно. На пятый день мама уже практически не передвигается. Процедуру ей проводят на дому. С седьмого дня она уже все время лежит. Доктор говорит, что это хорошая динамика, в том плане, что лежит она только с седьмого дня. На его практике многие сдаются с пятого. Про то, что кто-то протягивает и до восьмого и девятого, он умалчивает, но я об этом знаю.

Я прихожу к маме каждый день. И больше, чтобы поддержать и развеять папу. Но я не могу прийти и не заглянуть к ней. Если я так сделаю, то знаю, будут укоры, что я, цитирую, «уже не хочу видеть мать». А так я каждый раз получаю фразу:

 - Иди уже, что на меня смотреть.

И это ее самая ласковая фраза, обращенная ко мне за последние две-три недели. Папа очень похудел. Брат мрачен. Он слабее меня. И, мне кажется, он заливает свои переживания алкоголем. Не хватало еще и с ним разбираться. Я почти научилась не принимать на свой счет. До одного момента.

- Как ты сегодня?

- Плохо, - стонет мама, - как и вчера, как и завтра. Мне плохо, вы меня убиваете.

- Это рак тебя может убить. А мы пытаемся помочь, - я впервые произношу слово «убить» и тут же жалею, что сказала его. Нельзя произносить такие слова!

- Так если так все равно и случиться, зачем меня мучить? Я хочу прожить отведенный мне год, месяц, неделю, сколько бы мне там не послал Всевышний, хочу прожить их нормально. Хочу ходить, работать, общаться… - мама не договаривает, ей тяжело много говорить. И я пользуюсь этим.

- Мама, а ты хочешь еще жить, ходить, общаться и работать не год или неделю, а долгие годы? Неужели ты не хочешь увидеть свадьбу своего сына, своих внуков? Ты нам нужна, нам нужна твоя помощь! Я хочу двойняшек, я одна не справлюсь!!! Что ты такое говоришь? Тебе тяжело, но мы все с тобой. Надо потерпеть еще три дня кроме этого. Три дня! Мамочка, ну подержись. Ну, чтобы сейчас облегчило твое состояние? Чего тебе хочется? Хочешь, включу фильм с Одри Хепберн? Музыку? Почитаю тебе, расскажу все сплетни, у меня их накопилось…

- Уйди. Уйдите оба, - папа присутствовал весь разговор, - я посплю, - голос ее звучит совсем безжизненно, что я не могу обидеться на слова.

Мы уходим. Папа плачет. Я ненавижу его сейчас за это. Пытаюсь рассказать ему свой позитивный сон, с которым проснулась сегодня. Мне приснилось, что мама окончательно выздоровела. И я с такой радостью провела весь день. Мои слова сейчас лишние для него. Я сама еле сдерживаю слезы.

А дома я вновь прошу мужа придать мне сил. Его слова вселяют уверенность. А после сегодняшнего вечера я ее совсем потеряла.

На следующий день я отпрашиваюсь с работы и уезжаю в «мой дорогой городок».

- Дорогие мои, простите меня за последний визит, - нет, я не плачу, я реву на все кладбище, - простите! Простите, что так черство к вам обратилась. Прости, Господи, что я так часто прошу. Я просто не хочу, чтобы мама умерла. Господи! Боженька, пожалуйста, помоги нам! Я умоляю, помоги! Пусть мама выздоровеет! Мамочка! Я не хочу ее так рано терять, пожалуйста! Бабушка, я тебя никогда не видела, но ты ведь любишь меня, я верю. Ты любишь мамочку. Ты же наш ангел! Дедушка, а помнишь, как мы с тобой были друзьями? Ты мне говорил, не забывать, что ты мой друг. Я не забуду, я всегда буду помнить. Мне тебя так не хватает, - я постепенно начинаю успокаиваться.

- Но хорошо, что ты ушел раньше этого. Ты уже пережил такое с бабушкой, говорю после долгой паузы.

- Помогите, - шепчу я.

Под вечер дома я чувствую себя совсем разбитой. Еще эти критические дни непонятно как идут, и начались на неделю позже, наверное, из-за нервов. Это последняя мысль, которую я помню, а после теряю сознание.

Очнулась я довольно быстро, но муж уже успел вызвать Скорую. Услышав кратко описанную историю моих переживаний в последнее время, решают, что у меня переутомление. По закону, они обязаны сделать расширенный анализ крови на месте. Одна капля на сканер и через пять минут экран компьютера заполняется строчками.

- Переутомление имеет место. И..

- Что, блин? – сестра запнулась, а меня это жутко взбесило.

- Вы беременны, блин, – в тон мне ответила сестра.

- Беременна? – мы с мужем звучим в унисон.

- Но, у меня месячные!

- Что? Срочно госпитализируем!

- Нет, я не могу! У меня мама…

Дальше начинается такая суета. Врачи кричат, что у меня может быть внематочная или замершая беременность, т.е. плод умер. Еще одно умер! Достаточно мне уже слов про смерть! Один из них уже связывается с непонятными гинекологиями! Я кричу, что поеду только к своему врачу, поеду завтра. Муж орет всем успокоиться и говорит мне позвонить врачу. На этом все и сходимся. Но мой врач говорит то же самое, что и сестра. Нужно срочно провести ультразвуковое обследование. Но я не могу сейчас ехать! Я уже почти плачу. И врач, наконец, решает. Мне можно остаться до утра при условии, что сейчас мне сделают кровоостанавливающий укол, дадут лекарство для снятия тонуса, я лягу, и не буду вставать до утра. А завтра сразу же к ней и даже не на прием, а госпитализироваться. Я соглашаюсь. Но я еще надеюсь, что обойдется без госпитализации.

Но следующий день не дает облегчения. Меня в обязательном порядке кладут в больницу. Хотя ультразвук показал, что с плодом все в порядке, виден эмбрион пол миллиметра всего и слышно сердцебиение. Это же размер пылинки, а его уже видно! И более того слышно сердечко. У меня продолжается кровотечение. Это создает угрозу выкидыша.

Кажется, во мне нет ни капли материнских чувств. Что мне делать? Я не могу лечь в больницу. Не думаю о малыше. А как же мама? Если она узнает про беременность, она начнет скрывать свое состояние, и от этого неведения я буду мучиться. А, если не узнает, то будет продолжать так обращаться, и я тоже буду мучиться. И ей же ехать на процедуру через две недели! Я поеду с ней, это не обсуждается. Я закатываю истерику в больнице, что мне нельзя ложиться. Я могу приходить на полдня.

- Вы не понимаете! Вам нельзя приходить! Вам надо лежать! Срок очень маленький, опасность потери большая!

- Тогда будь что будет!

- Ты только что произнесла фразу, которую уже не раз говорила твоя мама. После нее ты всегда впадала в отчаяние. Подумай, что могу чувствовать сейчас я.

И только тут я вижу бледное лицо мужа. Только тут понимаю, что у нас ведь великая новость, большая радость - мы ждем малыша! Я и не заметила его счастливого взгляда во вчерашней суете и помрачения взора после слов "внематочная" и "замершая". И вновь просветления после ультразвука. Какая же я дурра! Я словно восприняла малыша, как препятствие в реализации своего проекта. Нет! Я хочу этого ребенка, я не хочу его терять, но я и маму не могу потерять. Неужели мне надо кем-то жертвовать. Невозможно получить все?

- Любимый, - обнимаю его, - прости, прости меня. Я такая глупая! Но что мне делать?

Надо спросить совета у мамы. И тут же понимаю, что это невозможно. А следом всплывает ее фраза, что пора бы и одной справляться. Гоню эту фразу, собираюсь заплакать.

- Вам нельзя нервничать и расстраиваться, - напоминает врач.

- Ладно, - успокаиваюсь я, - мне надо позвонить.

Сейчас 10 утра. У мамы процедура каждый раз в 12. С утра она на пике своей бодрости и сможет поговорить со мной. Если, конечно, захочет.

-          Мама…

-          Детка…

-          Мам, я беременна.

-          …родная моя.

-          И меня кладут в больницу, потому что угроза… - голос срывается, и вновь я в своем уже ставшим обычным состоянии – слезливом.

-          Солнышко мое, все наладится, у нас все наладится. И у тебя, и у меня. Делай все, что нужно, чтобы угроза миновала. И не беспокойся за меня. Я закончу курс, и через две недели поеду в Испании. Папа обо мне позаботится. А Вадим пусть заботится о тебе.

-           Мама, я поеду с тобой!

-          Не будем загадывать. И Викуля, прости меня, пожалуйста, за все мои слова. Это все от состояния. Когда человеку плохо, он не ведает, что говорит. Спроси папу, я во время родов матом ругалась. Ну, у нас еще будет время это обсудить.

-          Мамочка, - всхлипываю я и улыбаюсь ее словам, - я тебя люблю!

-          Я тебя тоже люблю, дорогая моя!

-          Мама, это не двойняшки. Один эмбрион пол миллиметра всего.

-          С каждой последующей беременностью вероятность многоплодной возрастает. Тем более не забывай, твоя прабабушка родилась в двойне. У тебя все шансы. Так что еще попасем твой выводок.

-          Мама, - я уже смеюсь, вот она, моя мама! Она всегда умела с легкостью и беззлобно вставить такую фразу на границе грубости. Все вокруг в такой момент делают вид, что немного ее укоряют, хотя всем это жутко нравится.

- Все, Викуля, иди. И держи меня в курсе всего. Звони мне постоянно.

- Мамочка, ты тоже. Пожалуйста, ничего от меня не скрывай. Все с папой мне рассказывайте. Я ему сегодня вечером позвоню.

- Конечно. И звони мне, я хоть минуту, но поговорю с тобой.

Я не ожидала такого разговора, не ожидала, что может вернуться моя мама. Мне за долгое время впервые полегчало. Муж сказал, что у меня и лицо разгладилось как будто. Теперь все должно наладиться!

Но вечером мама не взяла трубку. И по безжизненному голосу папы я понимаю, что к ней вернулась озлобленность и отчаяние. Я знаю, что должна его поддержать. Что теперь только он будет отдавать всю свою энергию маме. Он и так ее всю отдавал. Но я делилась с ним своей, да и сама маме отдавала. А теперь мне приходится сойти с дистанции. Брат, Дима, должен подключиться.

- Дима, уйди в тихое место, - по голосу слышу, что он пьяненький и в очередном злачном месте.

- Что, сестренка? – в порыве нежности или веселья он всегда меня так называет.

- Дим, послушай меня, пожалуйста, внимательно. Дим, я беременна и лежу в больнице с угрозой выкидыша. Я не смогу поддерживать родителей. Очень тебя прошу, приходи чаще к папе. Тебе тяжело видеть маму в таком состоянии, понимаю. Но папе еще хуже, ему нужно хоть немного отвлекаться. Пожалуйста, замени меня хоть частично!

- Не объясняй, Вик. Все понял и все сделаю. И поздравляю!

- И не пей много.

- Ок.

Ну, вроде всем инструктаж дала. Можно и поспать или подумать над именем.

Следующие три дня проходят ужасно. Мои анализы плохие. Мама не берет трубку, когда я звоню. Даже с утра. Папа говорит, что у нее совсем нет сил, что она и с ним не разговаривает. Если я не верю, то он попросит ее доктора позвонить мне, объяснить, что в последние дни многие пациенты так себя ведут. Папа старается говорить об этом спокойно. Но я слышу по голосу, что он боится ее такого состояния.

А через пять дней меня ждет сюрприз. Ко мне в больницу приезжает мама. Она еще слаба, ее привозят на катале. Мы долго говорим по душам как раньше. Как будто ни у одной из нас нет проблем. И у меня вновь прилив энергии.

 - Моя родная, я еще хочу сказать две вещи. Во-первых, не надо ехать с нами в Испанию. Даже, если, ты будешь чувствовать себя, как космонавт. У тебя еще очень маленький срок, опасный срок, и плюс была и пока остается угроза. Какая бы не была сейчас медицина и связь между клиниками, лучше будь со своим врачом. Ты же ей доверяешь?

- Конечно! Но, мама!

- Подожди, я еще не все сказала, и мне тяжело спорить. Я знаю, ты переживаешь, что не сможешь все держать под контролем. Я это очень хорошо представляю, потому что это качество ты получила от меня. Но я тебя уверяю, не стоит бояться. Твой папа сделает все, что нужно! Это он с виду такой тихий. Но если речь касается семьи долга, его не остановить. Ведь мы с ним пережили и смерть моей мамы в моей юности и дважды роды. Да что там роды, он сам сумел украсить машину на нашу свадьбу и сорганизовать гостей – кто, что делает.

- Ах, ну если машину смог украсить, то я спокойна, - смеемся.

- Мам, а серьезно. Вы все-все мне рассказывайте. И вы точно справитесь?

- Точно, родная!

- Берите переводчика обязательно. Не надейтесь на свой английский и папин испанский.

- Возьмем, не переживай.

- Хорошо, - в итоге соглашаюсь я. На самом деле у меня такое ужасное состояние, что даже думать о перелете не хочется, пусть и лететь в Мадрид два часа, не то, что в Америку – четыре с лишним, с ума сойдешь за это время!

- И еще, Виктория, - мама часто называет меня полным именем, что редкость для родителей. Она аргументирует это двумя моментами - ей нравится, как звучит мое полное имя. И второй момент - привычка. Родители стали путешествовать со мной с младенчества. От них мне передалась любовь к поездкам. И когда-то давно, мне было около года, в одной такой поездке маму спросили, как меня зовут. Она сказала, Виктория. И меня стали пытаться позвать по этому имени. Но дома ко мне обращались только «Вика», и я не откликнулась на полное обращение. А имя «Вика» звучит для иностранца странно. И мама с тех пор решила приучать меня к моему международному имени.- Я хочу тебе сказать. Что бы там ни случилось, чтобы ни случилось вообще, я тебя очень и очень люблю. Я люблю и папу и Димочку. Вы - мое все!

- Мамочка, мы тебя тоже очень любим. Не надо ничего говорить.

- Нет, надо, детка, мне это надо. Сколько бы мне еще ни осталось, у меня была замечательная жизнь. У меня невероятная семья, и это самое большое счастье. Уже этого более чем достаточно, чтобы считать свою жизнь удавшейся. Я столько всего повидала, столько мы с папой посетили. И у меня свое дело. У меня все есть. И еще я испытала невероятную любовь с твоим папой. Не жалей меня. Если мне суждено умереть рано, то знай, я умру счастливой и спокойной. Я буду знать, что в случае чего, вы постоите друг за друга! Я оставлю тебя за старшую. Ты станешь матерью. И все у тебя получится. Но бойся обращаться за помощью к родителям Вадика и к папе. Он вообще при необходимости и на роды с тобой пойдет. Не обижайся на Диму. Он хороший парень, ветреный немного, но это пройдет. И он прислушивается к тебе, поэтому неявно, ненавязчиво, но, все же, наставляй его на путь истинный. И, пожалуйста, не бросайте папу. Ему будет тяжелее всех. Нагружайте его делами, берите с собой в поездки, оставляйте ему детей.

- Мама, ты не покинешь нас рано! Почему ты сомневаешься?

- Приходится сомневаться. Я хочу жить! Я и не хочу покидать вас рано. Но может случиться всякое. Твоя бабушка ушла, когда мне было 24. Я уже была замужем, жила отдельно от семьи. Но это ничего не значит. Мне было жутко плохо без мамы. И мне не хватало каких-то последних слов от нее. Какой-то инструкции по жизни. И я хочу, чтобы у тебя эти слова остались. Не грусти, малыш, я всегда буду с вами. Буду также помогать вас и направлять, а возможно и ругать вас, только уже безмолвно. Но ты всегда меня почувствуешь.

Вскоре она уходит.

Зачем? Зачем она приходила и все это говорила? Это еще хуже ее ругани и упреков. Мне это не нужно! Мне нужна она, живая! И чтобы она верила! Чтобы она подпитывала и мою веру, а не убивала ее вовсе! От моего первоначального прилива энергии не осталось и следа. Она говорит, что папе будет тяжелее всего. С чего она взяла!? Это мне будет тяжелее! Мужчины не такие. Все знают, как папа любит маму, и все в случае чего будут жалеть только его. Уже сейчас так происходит. На меня всем плевать! На все мои чувства и переживания. А, если родиться малыш, то тем более на меня не будут смотреть. Даже мама рассказывала, что все внимание идет детишкам. И в частности из-за этого у большинства новоиспеченных мамочек появляется депрессия. И она тоже не думает обо мне, говоря все это! И как же, интересно, я ее почувствую? Как будто она чувствовала свою бабушку. Сама же сказала, ей было без нее плохо! Ненавижу! Ненавижу рак!

Мо родители и брат поехали в Испанию на несколько дней раньше дня приема. Чтобы сдать финальные анализы уже там. И нас ждет еще один удар. Интенсивное радио уменьшило опухоль, но не до второй степени. И в сыворотке нам, скорее всего, будет отказано. Я ору папе в трубку, чтобы убеждал их, как только мог, чтобы нам ее все-таки сделали! Он злится на меня, что я так с ним общаюсь. Я снова в отчаянии. Мама молчит. В итоге брат вырывает трубку, говорит мне слова, которые не хочется воспроизводить и отключается.

Прием через два дня. И после многих уговоров и аргументов со стороны папы и брата, доктор Русси согласился вынести этот вопрос на конференцию среди участников проекта. Единолично он не может принять решение. Хотя, мне кажется, может, просто не хочет.

Я перестаю верить. Мысленно возвращаюсь к первоначальному плану вырезать опухоль «ювелиром». Все-таки надо доверять врачам. А риск есть везде. Еще мне так плохо, слабость жуткая, что вовсе не хочется думать. Хочется проснуться, когда все уже решиться, без моего участия.

Дорогой доктор Русси, и другие многоуважаемые доктора!

Меня зовут Виктория. Я – дочка вашей пациентки, вопрос о вакцинации которой, вы обсуждаете на конференции. Я прошу вас. Просить, кстати, это, наравне со слезами, уже мое привычное состояние. Я просила маму не сдаваться, просила папу держаться, просила брата не пить, просила мужа поддерживать во мне уверенность, просила умерших бабушку и дедушку замолвить словечко за нас на небесах и просила Господа исцеления. Сейчас прошу вас, если вы считаете, что хоть немного в силах нам помочь, помогите.

И пусть у мамы опухоль третьей стадии. Вы же все равно будете испытывать сыворотку и на третьей.

Просто я не хочу ее терять.

Я сама скоро стану мамой.

Мы не боимся последствия от вакцины, мы боимся, что будет, если ее не сделать.

Помогите.

 

С уважением,

Виктория

 

Мне так плохо, меня еще и тошнит. Вряд и в такое утро можно надеяться на хорошие новости.

- Вика.

- Привет, папа, - его голос как всегда ровный.

- Вика, у нас получилось! У тебя получилось!

Что это, папа плачет?

- Папа, они согласились? А мама знает, что ты плачешь? – Я не  определила для себя, ответ, на какой из вопросов, меня интересует больше. Кажется, второй. – И у нас еще не получилось, получится, когда мама выздоровеет.

 - А мама знает, что ты сомневаешься?

- Мне просто плохо, тошнит.

- У тебя, видимо, еще не было врача с утра. Потому что, насколько я помню, свою беременность, тошнота в таком случае – это плюс.

 - Свою беременность? Папа! – неужели и к нему возвращается его странное чувство юмора?

А позже врач мне сообщает, что тошнота, это действительно хорошо. Это значит, что плод развивается и развился до такой степени, что организм начинает его воспринимать.

И я радуюсь, второй раз за последние полгода я радуюсь.

Маме делают вакцину. Суть заключается в том, что это несколько уколов с различной дозой и концентрацией веществ лекарства. Делают эти уколы рядом с опухолью, какие-то одновременно, какие-то друг за другом. Весь процесс не больше пяти минут. И далее погружают человека в сон. У людей с опухолью первой стадии сон длится сутки, второй – двое суток. Логично предположить, что маму выведут из сна на третьи сутки. Но нам никаких сроков не дают. Выведут из сна, когда в идеале увидят, что опухоль заморозилась и не будет реакции на дальнейшую пробу. Сон обязателен, иначе человек просто будет терять сознание.

Мама умерла. Она лежит на столе на кухне в нашей старой квартире. Мы приехали туда, потому что маме там всегда очень нравилось. Сегодня ее хоронить. Мы спорим, на каком кладбище ее похоронить. И почему, мы не решили это заранее. Как же я теперь буду без нее. Как мы все будем без нее.  У меня в груди одновременно и ком и пустота. И вдруг она открывает глаза:

 - Я не умерла! Я еще больна. Но пока я живу.

И я в ужасе просыпаюсь.

Завершились третьи сутки. Врачи перестраховываются и пока не будят маму. Мы истощены переживаниями. Я не могу одновременно бороться за двоих. И меня еще держат в больнице.

Звонит папа.

- Виктория.

- Мама! – я говорю это с придыханием, - мамочка! – я кричу!

- Вика, доченька, все хорошо. Мне нельзя долго говорить, проводят восстановительные процедуры. Но я хорошо. Кажется, им удалось! А как ты?

- Мама, я тоже хорошо! Меня тошнит и это хорошо! Мама, как я рада!

Дальше берет трубку папа, объясняет мне все, что у них происходит. Но я не могу слушать, мне слишком хорошо.

«Хорошо» вместо «отчаяние», «сдалась» и «умереть». Я могу описать свое состояние таким простым, но замечательным словом, «Хорошо». Мне не хочется плакать, хотя это было бы очевидным – расплакаться от счастья. Мне хочется кричать, нестись по улице и кричать. Мне хочется поддерживать всех больных раком и говорить, что все получится! Что не нужно сдаваться, нужно сплотиться всей семьей против болезни! У меня невероятный прилив сил, энергии! Надо успокоиться. Не в моем положении. Мне нельзя волноваться, пусть это и радостное волнение. И чтобы утихомирить свои бушующие чувства, я начинаю все рассказывать своему малышу. С самого начала. Я впервые заговорила со своим ребенком.

Мамина опухоль заморозилась. Неделю ее держат в больнице, восстанавливают организм, наблюдают за опухолью. Ее выписывают с хорошими анализами. Теперь она должна постоянно проверяться в этой клинике. Следующий прием через месяц после начала процедуры, т.е. уже е через три недели. Далее через два месяца и через три, потом уже можно приехать в полгода. И далее каждые полгода.

Через полгода мама чувствует себя хорошо. Ее организм стабилен. Опухоль заморожена. При таком состоянии как у нее по желанию пациента опухоль могут удалить. Но не в ее случае. Опухоль связана с крестцом и сосудами – удаление опасно для жизни. Сейчас нас это не сильно волнует. Сейчас мы счастливы. Мы ожидаем еще одно чудо. Это чудо обещает быть мальчиком. И чувствует оно себя, так же как и я, прекрасно.

Доктор Русси говорит, что пока рано заявлять о полном излечении, равно, как и рано объявлять об изобретении лекарства от рака. Но мама сказала, что пообщавшись за свою жизнь со многими врачами, она, кажется, научилась распознавать некоторые признаки эмоций на их все скрывающих лицах. И если эмоцию сожаления они все прячут очень и очень хорошо, то эмоцию радости они не могут полностью скрыть. А может, не хотят. В любом случае, по его необычному подмигиванию и оглядыванию в сторону с мечтательным видом, можно предположить, что он воздает на сыворотку большие надежды.

Я не боюсь будущего, хотя, учитывая, через что нам так резко пришлось пройти, может и стоило бы. Но нет, сейчас я просто живу и наслаждаюсь победой.


[1] Перевод с английского – «Потому что есть я». В данном случае идет игра слов. Английское выражение I am (Я есть) в транскрипции читается Ай эм, как название устройства.

 

Прикрепленные файлы



#2 Guest_Екатерина_*

Guest_Екатерина_*
  • Гости

Отправлено 20 January 2016 - 15:17

Исправила некоторые ошибки по тексту.



#3 Guest_Екатерина_*

Guest_Екатерина_*
  • Гости

Отправлено 20 January 2016 - 15:20

В прикрепленном файле вариант с исправленными ошибками.

Прикрепленные файлы



#4 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1396 сообщений

Отправлено 20 January 2016 - 20:56

чувствуется что у автора есть личные обстоятельства, связанные с сюжетом рассказа. и это мешает.


вот такой я пейсатель


#5 Guest_Екатерина_*

Guest_Екатерина_*
  • Гости

Отправлено 20 January 2016 - 22:43

чувствуется что у автора есть личные обстоятельства, связанные с сюжетом рассказа. и это мешает.

Так и есть.



#6 archy13

archy13
  • Пользователи
  • 379 сообщений

Отправлено 07 February 2016 - 18:20

Примем, пожалуй. Хотя и мрачновато все это.

#7 ТатьянаП

ТатьянаП
  • Пользователи
  • 511 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 07 February 2016 - 18:39

Мотивы создания рассказа личные, это сразу понятно. Критиковать такой рассказ совесть не позволяет. Поэтому ограничюсь советом отредактировать и исправить ошибки, и орфографию, и по сути. К примеру, непонятно, сколько же все-таки лет героине. В одном месте написано, что 27, а в другом, что некие события происходили лет тридцать назад, через два года после рождения героини, т.е. ей уже 32.

#8 Guest_Екатерина_*

Guest_Екатерина_*
  • Гости

Отправлено 07 February 2016 - 19:23

Мотивы создания рассказа личные, это сразу понятно. Критиковать такой рассказ совесть не позволяет. Поэтому ограничюсь советом отредактировать и исправить ошибки, и орфографию, и по сути. К примеру, непонятно, сколько же все-таки лет героине. В одном месте написано, что 27, а в другом, что некие события происходили лет тридцать назад, через два года после рождения героини, т.е. ей уже 32.

Во втором комментарии под текстом исправленный вариант. Про возраст да, записалась и вместо одного предлога, написала другой. Верный вариант про эти некие события "за два года до рождения". В комментарии, повторюсь, исправлено.



#9 ТатьянаП

ТатьянаП
  • Пользователи
  • 511 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 07 February 2016 - 19:44

Мотивы создания рассказа личные, это сразу понятно. Критиковать такой рассказ совесть не позволяет. Поэтому ограничюсь советом отредактировать и исправить ошибки, и орфографию, и по сути. К примеру, непонятно, сколько же все-таки лет героине. В одном месте написано, что 27, а в другом, что некие события происходили лет тридцать назад, через два года после рождения героини, т.е. ей уже 32.

Во втором комментарии под текстом исправленный вариант. Про возраст да, записалась и вместо одного предлога, написала другой. Верный вариант про эти некие события "за два года до рождения". В комментарии, повторюсь, исправлено.
У меня почему-то не открываются прикрепленные файлы, да и не прикрепляются свои к собственнвм рассказам(((

#10 ТатьянаП

ТатьянаП
  • Пользователи
  • 511 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 15 February 2016 - 11:49

Пишу рецензию "по заявке", иначе, повторю свой более ранний комментарий, для рассказа столь личного делать бы этого не стала. Автор спрашивает - чем мешает "личное". Автору - ничем, а вот комментаторам-рецензентам - мешает. Человек искренне выплеснул свою боль и отчаяние, а мы... Но, видимо, раз Вы попросили рецензию, то она  Вам нужна.

Прежде всего, даже в исправленном варианте (я смогла его открыть) - много ошибок и речевых неточностей. Иду по тексту:

"они влюбились, поженились " - режет ухо. 

"поеду к любимому дедушки" - ошибка

"летом да частенько и просто на выходные. Ехать не так долго – полтора часа на поезде и на месте" - острая нехватка запятых 

Это - только первые два абзаца. Далее продолжать не буду. Хотя нет, один пример все-таки приведу. "Время нашего расширения" ... Ну, такой оборот о появлении в будущем детей допустим только в юмористическом рассказе, а в Вашем юмора нет совсем. В общем, нужна вычитка и редактура.

Далее - недостаток, свойственный уже не первому из прочитанных тут рассказов. Ну не верю я в то, что молодая женщина, потрясенная диагнозом матери, отправившаяся на могли бабушки и дедушки с надеждой вымолить у Бога выздоровление для матери так долго и достаточно скучно думает сначала о поездах, а потом о "дорогом Леониде Ильиче", сиречь Андрее Алексеевиче. и его политике в различных областях.

Впрочем, рассуждения героини выглядят странным не только тогда, когда речь идет о политике. Вот, к примеру, героиня объясняет то ли сама себе, то ли еще кому (а кому?) что такое айэм. Странно это как-то. Ну, будь это рассказ не о будущем, а о настоящем, причем рассказ от первого лица. Стала бы героиня рассказывать, (причем как бы про себя), что такое мобильник?

В целом же рассказ мне было очень тяжело дочитать до конца. Сама тема столь тяжела, описание тяжелейшей болезни, да еще вдобавок болезненное состояние ГГ выставляют очень высокие требования к автору, которому нужно держать внимание читателя вопреки здоровому желанию большинства людей "убежать" от болезненных тем (а для меня тема онкологии тоже лично болезненна). У Эрве Базена есть роман "Встань и иди". Для меня это - пример работы писателя с темой болезни и смерти. ГГ Базена - смертельно больная девочка-подросток. Она умирает. Но при этом роман вызывает светлое чувство, а не чувство безысходности. У Вас же в рассказе все кончается хорошо, а читать его мучительно, и послевкусие тяжелое остается.

И последнее. Если уж вернуться к сеттингу, то почему маму героини спасают в Испании? Тут в Отклоненном есть рассказ о том, как в СССР-61 всех вылечивают. Рассказ отклонили, но и светлости, и социализма там все-таки больше, чем тут. Для меня это - боль, что мы собираем всем миром деньги, чтобы спасть наших детей и взрослых в Германии, Израиле, далее по списку. Надеюсь, в будущем будет нет так.

Очень прошу автора не обижаться. Если убрать претензии к ошибкам (их убирает редактор), то виден потенциал. Просто тема для непрофессионала, как мне кажется, неподъемная. Самое главное - пусть все Ваши близкие и Вы будете здоровы. И пусть следующий рассказ будет светлым!



#11 Guest_Екатерина_*

Guest_Екатерина_*
  • Гости

Отправлено 15 February 2016 - 13:41

Пишу рецензию "по заявке", иначе, повторю свой более ранний комментарий, для рассказа столь личного делать бы этого не стала. Автор спрашивает - чем мешает "личное". Автору - ничем, а вот комментаторам-рецензентам - мешает. Человек искренне выплеснул свою боль и отчаяние, а мы... Но, видимо, раз Вы попросили рецензию, то она  Вам нужна.

Прежде всего, даже в исправленном варианте (я смогла его открыть) - много ошибок и речевых неточностей. Иду по тексту:

"они влюбились, поженились " - режет ухо. 

"поеду к любимому дедушки" - ошибка

"летом да частенько и просто на выходные. Ехать не так долго – полтора часа на поезде и на месте" - острая нехватка запятых 

Это - только первые два абзаца. Далее продолжать не буду. Хотя нет, один пример все-таки приведу. "Время нашего расширения" ... Ну, такой оборот о появлении в будущем детей допустим только в юмористическом рассказе, а в Вашем юмора нет совсем. В общем, нужна вычитка и редактура.

Далее - недостаток, свойственный уже не первому из прочитанных тут рассказов. Ну не верю я в то, что молодая женщина, потрясенная диагнозом матери, отправившаяся на могли бабушки и дедушки с надеждой вымолить у Бога выздоровление для матери так долго и достаточно скучно думает сначала о поездах, а потом о "дорогом Леониде Ильиче", сиречь Андрее Алексеевиче. и его политике в различных областях.

Впрочем, рассуждения героини выглядят странным не только тогда, когда речь идет о политике. Вот, к примеру, героиня объясняет то ли сама себе, то ли еще кому (а кому?) что такое айэм. Странно это как-то. Ну, будь это рассказ не о будущем, а о настоящем, причем рассказ от первого лица. Стала бы героиня рассказывать, (причем как бы про себя), что такое мобильник?

В целом же рассказ мне было очень тяжело дочитать до конца. Сама тема столь тяжела, описание тяжелейшей болезни, да еще вдобавок болезненное состояние ГГ выставляют очень высокие требования к автору, которому нужно держать внимание читателя вопреки здоровому желанию большинства людей "убежать" от болезненных тем (а для меня тема онкологии тоже лично болезненна). У Эрве Базена есть роман "Встань и иди". Для меня это - пример работы писателя с темой болезни и смерти. ГГ Базена - смертельно больная девочка-подросток. Она умирает. Но при этом роман вызывает светлое чувство, а не чувство безысходности. У Вас же в рассказе все кончается хорошо, а читать его мучительно, и послевкусие тяжелое остается.

И последнее. Если уж вернуться к сеттингу, то почему маму героини спасают в Испании? Тут в Отклоненном есть рассказ о том, как в СССР-61 всех вылечивают. Рассказ отклонили, но и светлости, и социализма там все-таки больше, чем тут. Для меня это - боль, что мы собираем всем миром деньги, чтобы спасть наших детей и взрослых в Германии, Израиле, далее по списку. Надеюсь, в будущем будет нет так.

Очень прошу автора не обижаться. Если убрать претензии к ошибкам (их убирает редактор), то виден потенциал. Просто тема для непрофессионала, как мне кажется, неподъемная. Самое главное - пусть все Ваши близкие и Вы будете здоровы. И пусть следующий рассказ будет светлым!

Татьяна, спасибо вам большое за отзыв. Мне это и нужно было - объективный взгляд со стороны. Я не будут вам отвечать на каждый комментарий, просто сделаю для себя выводы. Но по предпоследнему абзацу все же скажу. Мне, честно говоря, тоже обидно, что в России сейчас зачастую нет возможности спасать жизни по ряду заболеваний. И очень желаю, чтобы это изменилось в будущем. В рассказе конкретно я отмечаю, что в области гинекологии СССР на первом месте. Рак же отправила лечить в Испанию, чтобы не создалось слишком фантастического представления о стране - что смогут лечить все и вся. Но, видимо, стоило где-то в другом не навязчиво выдвинуть наше государство.

Еще раз спасибо. И желаю в ответ - здоровья вам и вашим близким!



#12 Маша Безнадежная

Маша Безнадежная
  • Пользователи
  • 624 сообщений

Отправлено 15 February 2016 - 17:49

То, что рассказ личный, мешает потому что сочувствуешь автору, а не рассказу. И оценивать сложно - написано ведь от души. Если рассказ не понравится и захочется покритиковать - все равно, что плевать в душу. Нехорошо.

Для меня тема рассказа тоже личная, но рассказом я не прониклась. Я категорически не хочу дожить до будущего, где вообще существует рак. (Рак давно пора уже напинать по иичкам, а из увиденного мною в реальной жизни, борьба с раком выглядит так:

Врач: блиииин, раааак. Чо делать? резать пробовали, химией травили... давайте попробуем поджечь? Или средством от тараканов посыпать, вдруг поможет.

Сложилось впечатление, что его чуть ли не наугад лечат.)

 

Рассказ мне напомнил все те грустные истории, которые можно прочитать на форумах, где собирают деньги на лечение. Тебе всегда показывают что-то личное, призывая "Сочувствуй, сочувствуй!". Как человеку я вам сочувствую. Как писателю - нет. Вы раскрыли тему точно так же, как те люди, что пишут те самые грустные описания. Вставь вместо рассказа любое из них - ничего не поменяется. Сори за плевок.



#13 ТатьянаП

ТатьянаП
  • Пользователи
  • 511 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 15 February 2016 - 18:01

Мария, извините, что , нарушая все писаные и неписаные правила, комментирую комментарий, тем более то, что к рассказу вообще не относится. Делаю это только потому, что Ваш комментарий могут прочитать люди, для кого слова "онкология" уже реальность, увы. И каждое слово в этом случае может стать еще одной каплей яда. Наши врачи, как бы мы их и нашу медицину не ругаем, научились многому и многое делают. Я знаю людей, которых наши врачи спасли. И надеюсь, спасеннвх будет с каждым годом все больше.

#14 Маша Безнадежная

Маша Безнадежная
  • Пользователи
  • 624 сообщений

Отправлено 15 February 2016 - 19:37

Мария, извините, что , нарушая все писаные и неписаные правила, комментирую комментарий, тем более то, что к рассказу вообще не относится. Делаю это только потому, что Ваш комментарий могут прочитать люди, для кого слова "онкология" уже реальность, увы. И каждое слово в этом случае может стать еще одной каплей яда. Наши врачи, как бы мы их и нашу медицину не ругаем, научились многому и многое делают. Я знаю людей, которых наши врачи спасли. И надеюсь, спасеннвх будет с каждым годом все больше.

Как я написала выше, для меня эта тема очень реальна (можно я пожалуйста не буду рассказывать и перечислять все, с чем пришлось столкнуться, чтобы доказать, что я как раз из тех, кого, как вы считаете, могут задеть мои слова). Поэтому я позволила себе высказаться в адрес рассказа, автор которого хотел, чтобы читатель высказался не обращая внимания на то, что рассказ личный. Я написала, что будущее из рассказа не кажется мне привлекательным, потому что в нем все еще есть рак. Так же я написала, что рассказ как рассказ - не очень, тк мало чем отличается от тысяч историй, которые не являются литературными произведениями, то есть он сам не совсем литературное произведение.

Врачи - я на них зла и это очень личное. Я люблю медицину, в умелых руках она творит чудеса. Плохо, что умелых рук на всех не хватает и хорошее лечение всегда стоит больше, чем среднестатистический человек может заработать. То, как я описала врачей и их подход к лечению рака - это личное восприятие на основании пережитых событий.

Цели кого-то обидеть не было. Но  правила "про истории про рак либо хорошо либо никак" я не придерживаюсь. Я очень злой человек. Извините.



#15 ТатьянаП

ТатьянаП
  • Пользователи
  • 511 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 15 February 2016 - 19:46

Мария, я поняла, что Вы не про рассказ писали. И во многом согласна с Вашими оценками медицины сегодняшней. У меня, помимо прочего, дочь без пяти минут врач. Я о том, что и рак сегодня в Росси побеждают, не всегда, увы, не так часто как хочется всем нам, но побеждают. Не думаю, что Вы злой человек, я ведь Ваш рассказ читала))). Желаю Вам и Вашим близким здоровья и поздравляю с прохождением в Топ-100

#16 Маша Безнадежная

Маша Безнадежная
  • Пользователи
  • 624 сообщений

Отправлено 15 February 2016 - 19:58

Мария, я поняла, что Вы не про рассказ писали. И во многом согласна с Вашими оценками медицины сегодняшней. У меня, помимо прочего, дочь без пяти минут врач. Я о том, что и рак сегодня в Росси побеждают, не всегда, увы, не так часто как хочется всем нам, но побеждают. Не думаю, что Вы злой человек, я ведь Ваш рассказ читала))). Желаю Вам и Вашим близким здоровья и поздравляю с прохождением в Топ-100

Спасибо и спасибо, Татьяна. Хороший вы человек. 

Автор, простите, если обидела. Не со зла.



#17 Guest_Екатерина_*

Guest_Екатерина_*
  • Гости

Отправлено 16 February 2016 - 18:45

То, что рассказ личный, мешает потому что сочувствуешь автору, а не рассказу. И оценивать сложно - написано ведь от души. Если рассказ не понравится и захочется покритиковать - все равно, что плевать в душу. Нехорошо.

Для меня тема рассказа тоже личная, но рассказом я не прониклась. Я категорически не хочу дожить до будущего, где вообще существует рак. (Рак давно пора уже напинать по иичкам, а из увиденного мною в реальной жизни, борьба с раком выглядит так:

Врач: блиииин, раааак. Чо делать? резать пробовали, химией травили... давайте попробуем поджечь? Или средством от тараканов посыпать, вдруг поможет.

Сложилось впечатление, что его чуть ли не наугад лечат.)

 

Рассказ мне напомнил все те грустные истории, которые можно прочитать на форумах, где собирают деньги на лечение. Тебе всегда показывают что-то личное, призывая "Сочувствуй, сочувствуй!". Как человеку я вам сочувствую. Как писателю - нет. Вы раскрыли тему точно так же, как те люди, что пишут те самые грустные описания. Вставь вместо рассказа любое из них - ничего не поменяется. Сори за плевок.

Мария, спасибо за ваше мнение. Я, к сожалению, с вами согласна по ряду моментов. И тоже хочется, чтобы в будущем не было рака. Но, когда писала рассказ, в это не верилось. А недавно узнала, что в Америке всерьез за это взялись - поставили себе цель до какого-то года победить заболевание. Так что, может и доживем до будущего, где, как вы пишите, надают ему по иичкам.



#18 Guest_heh_*

Guest_heh_*
  • Гости

Отправлено 28 October 2018 - 01:23

бульк бульк х жвак жвак
сенет ха
 
 
.пить правельно воду важно. 
за 15-30 минут до еды перестать пить. 
поесть не запивая. 
подождать 2-3 часа. 
потом пить 1,5-2 литра воды в день в перерывах. 
 

 

Прикрепленные изображения

  • 343566789.jpg
  • 4545.jpg




Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных