Перейти к содержимому


Максим Гаврилов "Геннопрокаженный"


Сообщений в теме: 6

#1 Guest_Геннопрокаженный_*

Guest_Геннопрокаженный_*
  • Гости

Отправлено 10 January 2016 - 21:54

Гаврилов Максим

maximosgav(собака)gmail.com

ГЕННОПРОКАЖЕННЫЙ

ГЛАВА 1

            Из распахнутых дверей конференц-зала шел нестройный человеческий поток. Люди не спеша спускались по широкой лестнице и через большой двустворчатый дверной проем выходили навстречу ласковому майскому солнцу. Ручейки человеческих голосов, говорящих на языках со всех концов света, сливались в один густой гомон. От толпы отделилась пара мужчин среднего возраста, которые о чем-то оживленно переговаривались.

- Вот это, я понимаю, организация конференции. Все на высшем уровне, не то, что у нас. – с восторгом произнес один из них.

- Слушай, Володя, я уже устал слушать твои причитания о том, как здесь все хорошо и как у нас все плохо. Уймись ты наконец. Да все здесь замечательно, но и у нас тоже неплохо. – ответил ему второй.

- Тебе легко говорить, Слава, ты-то у нас гений. Думаешь я не видел, как они тебя обступили? Да они тебе в открытую говорили, что если ты останешься, то они тебе организуют самые лучшие условия. – в голосе Владимира явно читалась зависть.

- Если ты так хочешь, что же ты сам-то сюда не переедешь? – окончательно потеряв терпение, спросил Вячеслав.

- Да кому я здесь нужен? Это ты ученый с мировым именем, с выдающимися достижениями в генной инженерии. А я простой инженер-роботехник среднего пошиба. Таких, как я, здесь как грязи. И на конференции я оказался только потому, что мне удалось попасть в делегацию через знакомых. Захотелось своими глазами посмотреть, как живут люди в стране победившего капитализма. Вот посмотри, - инженер указал на ряд чистых и ухоженных частных домов, - у них есть достаток, а что есть у нас?

- Отсутствие безработицы, бесплатное образование, бесплатная медицина...

- Бесплатная медицина? Да она даже в теории не может соперничать с геномным контролем. После его введения смертность от онкологических заболеваний упала в десятки раз. И проводится он среди всех (Владимир подчеркнул интонацией это слово) жителей абсолютно бесплатно. Вот так то. И никакой дискриминации.

- Никакой говоришь, - Вячеслав оглянулся, пытаясь сориентироваться в пространстве, - пойдем, я тебе кое- что покажу.

            Они свернули с основной дороги и направились в сторону складских помещений. По пути Владимир продолжал восхищаться достатком и богатством местных жителей. Наконец, ученый не выдержал:

- Ну не в деньгах ведь счастье.

- Неужели? А вот я бы не отказался стать, например, нефтяным шейхом. Быть богатым и иметь трех жен.

- Не самый удачный пример. – горько ухмыльнулся Вячеслав. – Пол года назад один шейх вез свою жену из роддома со своим новорожденным первенцем. А его «любимый» братец решил его подсидеть. Устроил маленький взрыв. Жена погибла. Сын получил тяжелейшие травмы и навряд ли доживет до конца года. А сам шейх отделался легче, но из-за полученных ран уже никогда не сможет иметь детей. Вот. Богатство и три жены есть, а смысл? Впрочем, мы уже пришли.

Вячеслав остановился и жестом указал собеседнику на группу ветхих многоэтажек. Они резко контрастировали с чистыми и ухоженными зданиями, что встречались им по дороге сюда. От здешних жителей веяло бедностью и отчаяньем.

- И?- Владимир вопросительно приподнял бровь.

- Вот, перед тобой яркий пример «отсутствия» дискриминации в обществе победившего капитализма.

- Это ничего не доказывает. Трущобы есть везде, даже в самых процветающих странах. И уж тем более у нас.

- А как ты думаешь, что за люди здесь живут?- ученый лукаво улыбнулся.

- Нищие? Эмигранты?

            Вячеслав хмыкнул и, взяв товарища под локоть, подвел его к одному из обсуждаемых ими домов. Он указал на одну из граффити, которыми щедро были покрыты здешние стены.

- Вот. Знаешь как это переводится?

- Генно?..

- Геннопрокаженные.

- Э, и что это значит? Эти люди чем-то больны? – инженер брезгливо поморщился.

- И да, и нет.

            Владимир бросил взгляд, в котором явно читался призыв не тянуть кота за внешние половые признаки и наконец-то разъяснить в чем тут дело.

- Геномный контроль,- начал Вячеслав,- как ты правильно сказал, проводится среди всех жителей страны. То есть, как только ребенок рождается, сразу становится известно, есть ли у него предрасположенность к той или иной болезни или нет. И если речь идет о онкологических заболеваниях, алкоголизме или о чем-то подобном, то данный индивид с ранних лет наблюдается у конкретных специалистов. И стоит появиться конкретным симптомам, как ему сразу оказывается медицинская помощь. Я уже не говорю о профилактике заболеваний...

- О чем я тебе и говорил.- Перебил его Владимир. – Благодаря данной практике, смертность в развитых странах (инженер сделал ударение на слове «развитых») резко упала, а средняя продолжительность жизни поднялась до таких высот, которые нам могут только сниться.

- Все правильно. Вот только столь подробная информация о человеке может быть использована и против него.

- Стоп, стоп, стоп. Разве все это не конфиденциально?

- В большинстве случаев да, но есть и исключения.- Вячеслав многозначительно посмотрел на Владимира. Тот нетерпеливым жестом показал ему продолжать.- Помнишь несколько лет назад на весь мир прогремела бойня в одной из местных школ?

- Это когда у водителя школьного автобуса поехала крыша и он расстрелял кучу народа?

            Биолог кивнул и продолжил:

- У этого парня была предрасположенность к шизофрении. Он с детства ходил к психологу, принимал профилактические препараты и жил полноценной жизнью. А в один прекрасный день у него что-то щелкнуло в голове и, взяв оружие, этот хороший парень устроил кровавую баню. – Владимир сделал многозначительную паузу и продолжил. – Когда об этом стало известно прессе, взорвалась самая настоящая информационная бомба. Общество жаждало крови. На этой волне был принят закон, обязывающий людей, предрасположенных к опасным психологическим расстройствам, уведомлять о них не только работодателей, но и соседей.

- Ну, все правильно. Люди должны знать, что имеют дело с психом.

- Четыре с мелочью процента носителей гена SDF29b, среди которых был и наш водитель автобуса, страдают шизофренией. Четыре! То есть, только каждый двадцать пятый. Но простому обывателю на это наплевать. Никто не хочет брать их на работу. Никто не хочет даже жить рядом с ними!

- Их можно понять...- начал было Владимир, но Вячеслав его прервал.

- Володя, подумай. На каждого больного человека, от которого отгораживается общество, приходятся двадцать четыре абсолютно нормальных. И эти люди страдают только из-за того, что им не повезло родиться с этим геном. Они «прокаженные». От рождения.

            Владимиру нечего было возразить. Он облокотился о стену, устало потер глаза и поднял взгляд к небу. Его товарищ терпеливо смотрел на него. Их молчание прервал человек, вылетевший из-за угла. Он затравленно оглянулся, его взгляд остановился на пропусках с конференции, которые все еще висели на шеях у друзей.  Он быстро к ним подбежал, достал из спортивной сумки, что висела у него на плече, большой сверток и впихнул его  Владимиру. Бедная и потрепанная одежда выдавала в незнакомце местного обитателя. В глаза бросался свежий синяк, из-за которого заплыл правый глаз, и разбитая губа. Неизвестный попытался что-то сказать, но из-за поврежденного рта и сильной одышки у него это получилось не очень хорошо.

- Пожалуйста,.. они не должны забрать... спасите, прошу. Иначе... кхм... смерть.

            Незнакомец испуганно оглянулся, перехватил поудобнее сумку и что есть сил рванул прочь. Когда он был уже на другой стороне улицы, появились два атлетически сложенных мужчины в строгих костюмах. Они, не сбавляя хода, помчались за парнем с сумкой. Два товарища провожали их взглядом, пока вся погоня не скрылась из виду.

- По-моему, он пытается увести их подальше от нас. И кажется они нас не заметили. Володя?

            Владимир поднял округленные глаза от приоткрытого свертка и произнес:

-Твою мать...

 

ГЛАВА 2

            Владимир и Вячеслав с чемоданами в руках вышли из здания международного аэропорта. Оба выглядели уставшими и встревоженными.

- Как же хорошо наконец-то вернуться домой.- вымолвил ученый.

- Твоя правда. Вся эта история как-то давит на меня. У меня так и не получилось нормально поспать в самолете.

- Нормально поспать? – нервно переспросил Вячеслав. – Да я вообще не смог глаз сомкнуть. Сперва мне казалось, что нас схватят прямо в аэропорту. Потом я весь полет ждал, что самолет посадят и нас арестуют. Ну хоть теперь можно вздохнуть спокойно. Кстати, ты думаешь, мы правильно поступили, что не обратились в полицию?

-  Не начинай! Мы уже сто раз это обсуждали. Мы сперва разберемся в ситуации и уже потом примем решение, что делать. Нам ведь еще наш сверточек забрать надо.

- Я до сих пор не понимаю, как ты его умудрился через таможню провести.

- Пока некоторые из нас сидели за учебниками, погрызывая гранит науки, другие – ходили по комсомольским вечеринкам и обрастали выгодными знакомствами. – Владимир многозначительно посмотрел на друга. – И так получилось, что у меня есть знакомые среди дипломатов. Они мне и подсобили. Как говорится, не имей сто рублей...

            Вячеслав лишь хмыкнул. Они распрощались друг с другом и  поехали по домам. На следующий день они условились встретиться в парке перед домом их соучастника-дипломата. За ночь ученый все хорошо обдумал, и ему в голову пришла неплохая (как ему казалось) идея, как узнать побольше подробностей о «подарке» геннопрокаженного незнакомца.

            Выйдя из автобуса, Вячеслав бодро зашагал к месту встречи. Настроение у него было не сказать, что очень хорошее, но хотя бы у него был план. Когда ты ставишь перед собой определенную цель и прорисовываешь в голове пути ее достижения, жить сразу становится как-то проще. Подойдя к фонтану, он присел на его край и стал наслаждаться по-весеннему теплой погодой. Владимир, как всегда, опаздывал, но это было делом привычным, так что ученый стал беззаботно рассматривать прохожих. Его взгляд блуждал по детям, резвящимся в парке, по мамашам с колясками, по парочкам притаившимся под деревьями, по пенсионером, сидящим на лавках...

            Вдруг Вячеслав напрягся и по его спине пробежали струйки пота. Он резко поднялся и быстро зашагал прочь. Через пару шагов он притормозил и попытался придать своей походке видимость максимальной непринужденности. Получилось у него это неубедительно. Так или иначе, ученый зашел в магазинчик на окраине парка и сделал вид, что выбирает чем бы подкрепиться. Дрожащей рукой он достал из кармана телефон и позвонил Владимиру. Спустя, как ему показалось, вечность с того конца ответили:

- Ну, иду я, иду. Мы просто перекинулись парой старых баек с...

- За мной следят. – Вячеслав сам удивился, насколько хриплый у него был голос. После долгой паузы Владимир, слегка дрожащим голосом, спросил:

- Ты уверен?

- Да. Перед тем, как приехать сюда я заехал в университет. Ну, сувениры подарить и т.п. Еще по пути туда я обратил внимание на одного парня в автобусе. У него рубашка была как у тебя. Ну та, над которой я еще вечно подшучиваю. Еще подумал, что ему она идет куда как больше чем тебе. Короче, я проторчал в лаборатории пару часов и когда ехал сюда, он опять был в автобусе. Я еще подумал, что это совпадение. Но когда я ждал тебя у фонтана, он сидел на скамейке и что-то смотрел у себя в телефоне. И даже прямо сейчас, я стою в магазине в другом конце парка, а он рядом на улице. Я ни разу не видел, чтобы он смотрел в мою сторону или шел ко мне, но этот парень всегда оказывается поблизости.

- Что будем делать?

- Во-первых, проверь есть ли у тебя «хвост».

- Хорошо. В смысле, что?! Как проверить?

- Не знаю. Ты на машине? - Владимир утвердительно промычал. – Придумай что-нибудь. Во-вторых, на досуге я обмозговал нашу ситуацию и у меня появился план. Встречаемся через два часа перед домом профессора Мирова.

- Миров? А он то тут причем? Дед уже лет сто как на пенсию вышел.

- Я все объясню на месте. Ладно, давай. До встречи.

- Эй, постой, а как ты сам собир...

            Вячеслав, не дослушав, нажал отбой. Он и сам понимал, что ему нужно оторваться от преследования. Вот только как? Так, главное не паниковать. Первым делом нужно все обдумать.

            Через десять минут Вячеслав вышел из магазина, попивая прохладительный напиток из алюминиевой баночки. В кармане у него лежала только что купленная пачка сигарет и зажигалка. Зайдя в аптеку, он приобрел пластыри и несколько пачек анальгина и гидроперита. Затем ученый посетил кафешку, где выпив холодного чаю, зашел в уборную. Там он с помощью ключей растер в порошок таблетки купленных лекарств и увеличил отверстие в банке из под прохладительного напитка. Выложив дно аптечного пакета кубиками льда (которые он специально попросил для своего чая), Вячеслав установил туда баночку и засыпал в нее оба полученных порошка. Смешав их в однородную массу, он неумело раскурил сигарету и закрепил ее с помощью пластыря у горлышка. Таким образом, как только сигарета дотлеет до определенного места, горячий пепел должен упасть в банку.

Аккуратно взяв пакет, ученый вышел из уборной, расплатился и осторожно зашагал к автобусной остановке. Его преследователь по-прежнему был рядом, на самом краю видимости. От волнения у Вячеслава пересохло в горле, а промокшая насквозь от пота рубашка прилипла к спине. Он зашел в первый подъехавший автобус и встал примерно в его середине поближе к окну. Погода была еще не совсем жаркая, но все окна уже были закрыты, и работал кондиционер. Преследователь, просочившийся в автобус, встал рядом с задней дверью и сделал вид, что рассматривает что-то увлеченно у себя в телефоне. Ученый аккуратно поставил пакет на пол и сделал пару шагов в его сторону. На оставленный пакет, к счастью, никто не обратил внимания, так как все пассажиры убивали время переписываясь по электронной почте. И тут началось. Из пакета повалил густой дым. Он быстро заполнил собой весь автобус, и люди с криками «Пожар!» в панике рванулись к выходу. Вячеслав, воспользовавшись суматохой и плохой видимостью, быстро преодолел расстояние до того места, где стоял преследователь и что есть силы ударил его ногой в пах. От такого удара парень сложился пополам. Тем временем водитель съехал на обочину и открыл двери. Выскочив наружу, Вячеслав побежал.

Он бежал, не разбирая дороги, до тех пор, пока у него не заболели легкие. Каждый удар сердца отдавался отзвуком в барабанных перепонках. Отдышавшись, Вячеслав огляделся. Преследователя нигде не было видно. Немного успокоившись, он направился к дому профессора Мирова. Там его уже поджидал Владимир. Увидев своего друга, он облегченно выдохнул.

- Ты оторвался? – быстро спросил Владимир, зачем-то заглядывая товарищу за спину.

- Вроде да. – Вячеслав сам оглянулся и взглядом «просканировал» местность. Не найдя никаких признаков «хвоста», он поинтересовался:

- А сам то как? Я надеюсь, ты хотя бы по сторонам поглядывал, прежде чем сюда приехать.

- А то! За мной не просто следили, за мной устроили целую погоню.- Владимир всем своим видом показывал, какой он молодец. Нарвавшись на недоверчивый взгляд друга, он усмехнулся и продолжил. – Ну, не совсем погоню. Я просто на красный рванул, чтобы проверить, «пасет» меня кто или нет. Так он вмиг себя выдал. Сразу вдарил по газам и за мной. Вот только у проезжающей мимо фуры было другое мнение. – Он уже лыбился во весь рот. – Правда, и я еле проскочил, но разбитая фара того стоила. – Не дождавшись похвалы от Вячеслава, инженер продолжил. – А теперь, будь любезен, объясни мне, какого лешего мы забыли у Мирова.

- Покопавшись в старых записях я обнаружил, что наши тоже вели исследования в области геномного контроля. Причем, насколько мне известно, на это выделялись просто заоблачные ресурсы. Руководил проектом как раз таки профессор Миров. И хотя результатом был полный провал, профессор обладает достаточным багажом знаний и опыта для того, чтобы указать нам хотя бы направление поисков.

            Владимир громко хмыкнул.

- У тебя есть идеи получше? – обиженно спросил Вячеслав.

- Да нет, просто меня немного смущает слово «провал». Но за неимением иных идей, мне нечего возразить.

- Кстати, а где?..

            Инженер указал на детскую коляску, стоящую рядом с ним. Полог ее был полностью опущен, так что было невозможно увидеть, что лежит внутри. Вячеслав кивнул и направился к дому профессора, а Владимир покатил коляску за ним.

Они позвонили в домофон и представились. Профессор удивился. Еще больше он удивился, когда они сказали что пришли по личному вопросу. И наконец, он был просто в шоке, когда они ввалились к нему в квартиру с детской коляской.

- Только не говорите мне, что хотите, чтобы я стал крестным отцом. – пробормотал он, не отрывая взгляда от коляски.

            Друзья переглянулись, ухмыльнулись, и принялись на перебой рассказывать ему все то, что с ними приключилось за последнее время. Когда они, наконец, закончили, профессор, внимательно их слушавший, спросил:

- Понятно, понятно. – он потеребил свою бороду, - Я только не могу понять, как я могу вам помочь, и что было в том свертке?

- Вот что и вот почему. – ответил Владимир и поднял полог коляски. Профессор приподнялся с кресла и увидел в ней мирно спящего грудного ребенка.

 

ГЛАВА 3

            Владимир напряженно крутил баранку автомобиля. На заднем сидении находился задумчивый профессор, а рядом с ним Вячеслав, в руках которого мирно дремал источник всех их неприятностей. В доме Мирова он устроил настоящий концерт, прекратить который им удалось только с помощью супруги профессора. В машине повисло тревожное молчание. Каждый из них мысленно переваривал все сказанное у Мирова. Наконец, Владимир не выдержал:

- Профессор, не могли бы вы мне снова объяснить, какого черта мы премся в вашу старую лабораторию. И в этот раз попрошу сделать это попроще. Не забывайте, что я в вашей терминологии ничего не смыслю.

Миров, погруженный в свои мысли, вздрогнул и огляделся, будто вспоминая, где находится.

- Когда-то давным давно я работал над отечественным аналогом геномного анализа. В принципе, в масштабе одного человека и тогда, и сейчас, это была вполне достижимая цель. Проблема заключается во времени и в стоимости. Иными словами, моей целью было максимально ускорить и удешевить процесс для его массового применения. – Миров сделал долгую паузу. – Правда, между нашим и их проектом была одна ощутимая разница. Мы, конечно, задумывались о здоровье наших сограждан, но у нас была немного другая основная цель. Геномный анализ должен был показывать предрасположенность человека к той или иной профессии. Так, например, индивид с повышенной чувствительностью вкусовых рецепторов мог стать хорошим поваром. А хорошее обоняние очень важно для парфюмеров. Каждой профессии мы присваивали определенную комбинацию необходимых свойств и потом, на основании анализа ДНК, приписывали человека к соответствующей группе. 

- А как же свобода выбора и все такое? – возмутился Владимир и посмотрел в зеркало заднего вида на Вячеслава. Тот задумчиво смотрел в окно.

- Ну разумеется данная сегрегация играла бы чисто консультативную роль, чтобы помочь молодому человеку в выборе жизненного пути. Никто не стал бы никого заставлять. – В голосе профессора явно слышалась неуверенность. – Впрочем сейчас это уже не имеет значения. В данный момент мы направляемся в мою старую лабораторию, чтобы провести геномный анализ этому малышу и узнать, зачем он так нужен... – Миров замялся, - тем людям.

- А почему мы просто не поедем в твою лабораторию, Слава?

- Там нас, скорее всего, ждут. А лаборатория профессора Мирова уже несколько лет как законсервирована, но при этом там есть все необходимое оборудование.

- А с чего вы взяли, что оно еще в рабочем состояние? – не унимался Владимир.

- Я там был пол года назад, - ответил профессор, - и все работало нормально. Мне даже удалось сделать успешный геномный анализ.

- А зачем вам геномный анализ? Вы же вроде на пенсии.

- Ну, понимаете, - Миров снова замялся, - мне не дает покоя этот проект. В каком-то смысле, это была главная работа в моей научной карьере.

- Которая закончилась полным провалом. – подытожил Владимир.

- Володя! – Вячеслав хорошо знал, что тактичность его друга сопоставима с тактичностью умственно отсталой обезьяны, но в этот раз он перешел все границы.

- А что? Правда ведь. – невозмутимо ответил инженер и взглянул в зеркало заднего вида. Профессор молча уставился в окно.

            Оставшаяся часть пути прошла в гнетущей тишине. Добравшись, наконец-то, до лаборатории, они взяли образец ДНК у ребенка (после чего пришлось пол часа его успокаивать) и запустили процесс анализа, хотя у Владимира и были сомнения. Он брезгливо рассматривал устаревшую аппаратуру и все удивлялся, как эта рухлядь еще работает. Вячеслав же в это время помогал профессору в загрузке кассет с реагентами. В остальном же система работала полностью автоматически.

- И долго нам ждать? – без всякого энтузиазма поинтересовался инженер.

- Около восьми часов. – ответил профессор, поглядывая на монитор.

- Всего? Вы уверены? – Вячеслав недоуменно посмотрел на Мирова. Тот отвел глаза и кивнул. – Профессор, вы говорили, что вашей основной целью было уменьшение времени и стоимости анализа. Восемь часов на один образец - это очень мало. А среди тех реагентов, что мы использовали, нет ничего по-настоящему дорогостоящего. Если мы и правда проведем успешный анализ, то по сути достигнем поставленной перед вами цели. Но в вашем рапорте, который я прочел на досуге, вы писали о полном провале. В чем же все таки проблема?

            В лаборатории повисло молчание. Профессор Миров весь сжался и уставился в пол. Некогда энергичный дедок с живыми глазами в одно мгновение превратился в немощного старца. Владимир недоуменно переводил взгляд с одного ученого на другого.

- Я хочу, чтобы вы мне поклялись, что все сказанное мной сейчас никогда не выйдет за стены этого здания. – Миров практически прошептал эти слова.

- Вы можете нам доверять, - Вячеслав ободряюще положил руку на плечо профессора.

- Понимаете, то что все считают моим самым большим провалом, таковым не является. У меня все получилось. Причем в роли контрольной пробы я использовал свое ДНК. И знаете, какой результат мне выдала эта машина? Чему по ее электронному мнению я должен был посвятить свою жизнь? Так вот, научной деятельности там и в помине не было. Я должен был стать балероном.

-Кем-кем? – Владимир неприкрыто заржал, но наткнувшись на строгий взгляд друга, благоразумно заткнулся.

- Да. Моим призванием были танцы. И я правда, очень люблю балет. И я верю, что искусство способно изменять мир. Но когда я задумываюсь о том, принес бы я столько пользы нашей стране, уйди я в балет, то ответ мне кажется очевидным. И даже. если бы я стал корифеем, все равно мои достижения в искусстве даже теоретически не смогли бы стать в один ряд с моими научными заслугами, уж простите меня за нескромность.

- Но ведь вы же сами говорили, что эти результаты имеют сугубо консультативный характер. То есть любой человек мог просто напросто на них забить. – резонно заметил Владимир.

- Простите, но в это даже я не верю. В начале может будет и так, но через лет десять – двадцать статистические исследования покажут, что люди, идущие по выбранному за них пути, добиваются в среднем больших успехов по сравнению с теми, кто решил избрать иную профессию. Конечно будут и исключения по типу моего, но их количество будет стремиться к нулю. К тому же такая сегрегация населения может привести к дискриминации людей, которые противятся решению машины. Мол, это наша судьба, а ты нам не ровня или что-то в этом роде. И в конце концов, я вас уверяю, будет принято решение о обязательном следовании результату геномного анализа. А я не могу позволить бездушной машине стать вершителем человеческих судеб. Просто не могу.

            Профессор замолчал. Все оставшееся до конца анализа время они провели не проронив ни слова. Владимир съездил и купил немного еды. Перекусив, они разбрелись по разным концам лаборатории. Миров принялся читать взятую из кабинета книгу. Владимир воспользовался хорошо отработанным за время учебы в университете умением спать, сидя на стуле. Вячеслав же погрузился в свои раздумья.

            Как только система оповестила об окончании работы, профессор мгновенно оказался перед монитором и начал анализировать результаты. Вячеслав и Владимир, сонно потиравший глаза, встали позади него.

- Хотите знать, кем рекомендуется стать этому малышу? – спросил профессор.

- Нет. Вы правильно сказали, человек сам должен выбирать свой путь. – ответил Вячеслав. Его друг, которого распирало любопытство, был явно с ним не согласен.

            После этого оба ученых принялись обсуждать полученные результаты, пытаясь найти что-то необычное. Владимир, который слабо понимал о чем идет речь, потерпев четверть часа, вернулся к прерванному занятию. Вячеслав растормошил его уже под утро. Глаза у него были красные от бессонной ночи.

- Кажется мы нашли! Теперь понятно, почему за ним так бегают. Этот малыш уникален.

- Давай рассказывай. Только простыми словами. Я еще не совсем проснулся.

- Как бы тебе объяснить. У него аномальный главный комплекс гистосовместимости. Он производит аномальные белки, в следствие чего их не распознают антитела...

- Чё?

- Ну, например, если твои органы пересадить мне, то моя иммунная система воспримет их как что-то чужеродное и уничтожит. Это происходит, потому что у нас разные гены гистосовместимости. Этих генов много и они делятся на три класса по системе HLC. Поэтому, для трансплантации мне нужны органы от доноров, у которых как можно большее число этих генов совпадает с моими. Иногда человек рождается с мутацией одного из этих генов, которая делает его подходящим для всех реципиентов. Это не играет большой роли, потому что остается еще достаточно других генов комплекса гистосовместимости. Так вот, у этого ребенка они все аномальные. Он абсолютный донор. Его органы можно пересадить и мне, и тебе, да кому угодно, и они сто процентов приживутся.

- Именно поэтому он и представляет такую ценность. – вступил в разговор профессор. - А если учесть, что он еще грудной ребенок, то стоимость его органов на черном рынке взлетает просто до небес. Любящие родители будут готовы заплатить любую цену и переступить через любые моральные принципы для того, чтобы найти донора для своего ребенка и спасти ему жизнь. Так что жизнь этого малыша находится в опасности и, к сожалению, будет находиться на протяжении всей его жизни.

- Что ж, ему хотя бы повезло в том, что он не повторил судьбу своих родителей. – Владимир попытался найти светлую сторону во всей это ситуации.

- В смысле? – не понял Вячеслав.

- Он мог родиться геннопрокаженным.

- А он и так прокаженный. Просто его проклятие не в том, что у него слишком плохой набор генов, а в том, что он слишком хороший.

Владимир хотел было возразить, но оборвал себя на полуслове, с горечью взглянул на мирно спящего ребенка и кивнул.

 

ГЛАВА 4

Вячеслав сидел на стуле и молчал. Перед ним находился мужчина на инвалидном кресле, возраст которого было сложно определить из-за покрывавших половину его лица шрамов. Одет он был просто, но со вкусом. Поодоль от него стояла молодая женщина в строгом костюме и в очках. Насколько понял ученый, она была секретарем и переводчиком одновременно. Позади от Вячеслава вне поля видимости стояло двое высоких мужчин атлетического телосложения. И хотя он не был связан, ученый отлично понимал, что не сможет покинуть это помещение по своей воле.

- Вы знаете, кто я такой? – мужчина на инвалидной коляске медленно говорил и тяжело дышал. Переводчица же изъяснялась четко и ясно.

Вячеслав кивнул. Хотя лицо его собеседника и было обезображено, он, пускай и с трудом, узнал того самого нефтяного шейха, которого попытался убить его собственный брат. Это многое объясняло. Из-за полученных травм он не может больше иметь детей, а его единственный сын находится сейчас при смерти из-за несовместимых с жизнью повреждений внутренних органов. Только самые лучшие врачи и самое современное оборудование позволяет ему целых шесть месяцев кое как цепляться за жизнь. В лице их малыша он видит полный набор «запчастей» для своего потомка.

- Что ж, это позволит нам сэкономить время. Прошу принять мои извинения за столь бесцеремонное приглашение.

Ученый напрягся. Да уж, бесцеремонное. Он так и не понял, как им удалось их выследить. Возвращаясь из лаборатории, они заехали на заправочную станцию. Пока Владимир расплачивался за бензин, Вячеслав отошел к автомату с напитками. Сказалась бессонная ночь. Он прямо физически ощущал потребность в стаканчике крепкого кофе. А потом все закружилось-завертелось. Вячеслава умело скрутили, но он все таки успел крикнуть остальным, чтобы они уезжали без него. Владимир, смачно выругавшись, надавил педаль газа, и его машина, опасно маневрируя, умчалась по трассе.

- Я ознакомился с вашим досье, - тем временем продолжил шейх, - и могу сказать, что вы очень одаренный человек. Некоторые считают вас гением в своей области. И как это часто бывает с гениальными людьми, вы к тому еще и очень странный.

- Простите? – Вячеслав понимал, что у него есть необычные привычки, но что он странный ему в голову не приходило.

- Да, да. Во-первых, вы используете общественный транспорт. Да что уж там, у вас даже водительских прав нет. Для человека с вашим статусом это определенно странно. К тому же, подавляющее большинство людей в наше время находясь в общественных местах отгораживаются от всего мира надевая наушники и включая музыку погромче. А когда они пытаются убить время, они с помощью своего телефона полностью погружаются в цифровой мир. Но вы не такой. Это стало большим и, по правде говоря, неприятным сюрпризом для человека, которого я послал следить за вами. И уж тем более он не ожидал, что вы смастерите из подручных средств дымовую шашку. И после этого вместо того, чтобы попытаться сбежать, вы атаковали своего преследователя. Ха-ха-ха. – он демонстративно похлопал в ладоши. Было видно, что даже такое простое действие далось ему нелегко.

Он льстит мне, пытаясь получить мое расположение, подумал Вячеслав. Значит решил попробовать договориться по хорошему. Ну что же, дерзай.

- И я верю, что вы, будучи очень умным человеком, примете мое щедрое предложение. Вы свяжетесь со своим другом и попросите его привести ребенка ко мне. Взамен же, и вы, и ваш товарищ получите любую сумму в любой валюте какую только назовете. И когда я говорю любую, я имею в виду абсолютно (шейх сделал ударение на этом слове) любую.

- Ваше предложение очень заманчивое, но я вынужден отказаться. К несчастью для вас, я отношусь к той категории людей, которые считают, что деньги это не главное.

- Я так и думал, что вы откажитесь от денег. Но решил все таки рискнуть. Впрочем, у меня для вас есть другое предложение. Я строю у себя самый большой в мире научный центр с тысячей сотрудников, с самым современным оборудованием и с неограниченным финансированием. И во главе всего этого становитесь вы. С такими возможностями вы сможете не просто сделать ряд выдающихся открытий, в ваших силах будет направить современную науку туда, куда вы этого пожелаете. И что самое главное, над вами не будет никого. Я буду давать вам деньги, а вы сами будете решать, что с ними делать. Абсолютная свобода мысли.

Ладони ученого вспотели. Он был уверен на сто процентов, что специалисты шейха создали его точный психологический портрет. И сейчас ему давят на самое уязвимое место. Он всегда мечтал о творческой свободе. Даже когда ему сулили золотые горы заграницей, он прекрасно понимал, что кто платит, тот и заказывает музыку. А в таких условиях, которые предлагает его собеседник, он сможет по настоящему расправить крылья и раскрыть весь свой потенциал. Вот только готов ли он заплатить за это невинной жизнью? Он уже не был полностью уверен, что нет. Шейх, увидев его смятение и поняв что попал в яблочко, едва заметно улыбнулся краешками рта.

- Принесите, пожалуйста, нашему гостю его телефон.

- Нет, не стоит. Скажу четно, ваши слова задели меня за живое. Скажу даже больше, примерно об этом я мечтал всю свою жизнь. Но совсем недавно я познакомился с одним своим коллегой, который мог достичь небывалых вершин, но остановился в шаге от своей цели. Он отказался от главной работы в своей жизни только потому, что она шла вразрез с его моральными принципами. Он отказался от славы, денег, от возможности остаться в истории только потому, что он не был готов платить за все это своей совестью. И если бы не он, я возможно и принял бы ваше предложение, но мой ответ остается прежним: Нет. Ведь я прекрасно понимаю, что если я сейчас сделаю то, что вы хотите, то я, по сути, убью ни в чем неповинного малыша.

- Иногда нам приходится приносить жертвы для того, чтобы достичь высшей цели. И нет ничего ужасного в таком малом зле как гибель одного ребенка, по сравнению с большим благом для всего человечества, которое, как мне верится, принесут ваши независимые исследования. Вы имеете полное моральное право на этот выбор.

- А этот ребёнок имеет право на жизнь! – Вячеслав не выдержал и вскочил на ноги. Его собеседник жестом показал своим охранникам оставаться на месте.

- Точно такое же как и мой сын. – все также спокойно продолжил шейх. - Ведь если вы не позвоните своему товарищу, вы убьете другого ребенка, моего сына.

- Я не виноват в том, что ваш ребенок находится на краю смерти. Лично я ему ничего не сделал.

- Поверьте мне, бездействие убивает не хуже ножа или пули. Хочется вам этого или нет, но на одной чаше весов лежит жизнь укрываемого вами ребенка, а на другой – моего сына. И вам придется сделать выбор. И каким бы он ни был, все равно погибнет одно невинное дитя. Но если в одном случае вы получите все, то в другом – ничего. Решайте.

Вячеслав сел обратно на стул, обхватил голову руками и, упершись локтями в ноги, закрыл глаза. Он лихорадочно искал какие-нибудь пробелы в выстроенной шейхом логической цепочке и никак не мог найти. Ученый чувствовал, что его загнали в угол.

- Что вы будете делать, если я все же отвечу нет?

- Можете быть спокойны, вашей жизни ничего не угрожает. Людям моего уровня невозможно въехать в вашу страну тайно от ваших спецслужб. Они прекрасно знают, что я что-то ищу, но им пока не известно, что именно. В случае вашего отказа, я обращусь напрямик к ним. Мне не хотелось этого делать с самого начала, так как вашу благосклонность я мог получить денежными средствами, а в случае сотрудничества с руководством вашей страны мне придется пойти на весомые политические уступки. А смерть столь видного научного деятеля как вы, может это сотрудничество сильно осложнить. Я, так или иначе, получу этого ребенка, а вы рискуете остаться ни с чем. Поверьте, я не плохой человек. Я просто любящий отец, пытающийся спасти жизнь своему единственному сыну. И другого у меня уже никогда не будет.

Вячеслав выпрямился и долго смотрел в глаза своему собеседнику. Наконец, он глубоко вздохнул и сказал:

- Мой ответ – нет.

***

Зайдя в магазин, Владимир купил южного вина и кое какую закуску. После этого он летучей походкой зашагал в сторону лаборатории Вячеслава. Инженер собирался устроить другу сюрприз, чтобы они смогли отпраздновать необычайно удачное окончание всей этой истории.

После полученного отказа, нефтяной шейх действительно обратился к руководству страны за помощью. Вячеслав и Владимир с ребенком были быстро найдены и доставлены в головной участок службы безопасности. Там они поведали всю историю с самого начала, за исключением исповеди профессора Мирова. После этого было созвано собрание, в котором приняли участие представители спецслужб и нескольких министерств. На нем было позволено выступить и Вячеславу, которому для этого пришлось подключить «тяжеловесов» из академии наук.

В своей речи он подчеркнул значение обсуждаемого ребенка для отечественной науки и те перспективы, которые открывает его изучение. Он утверждал, что в случае успешного клонирования отдельных органов, им удастся запустить на поток их производство для последующей пересадки. Вячеславу удалось очень грамотно расставить приоритеты. Он надавил на то, что массовое создание подходящих абсолютно любым реципиентам органов для трансплантации может стать противовесом геномного анализа за рубежом. К тому же, он подчеркнул ту экономическую выгоду, которую несет в себе экспорт этих самых органов. А для всего этого необходим живой образец. В заключении, он вызвался лично заняться изучением этого индивида. То ли Вячеслав был таким хорошим оратором, то ли министры и правда увидели большие перспективы, но, как ни странно, шейху ответили отказом, а просьба ученого была удовлетворена. С него и с Владимира были сняты обвинения за незаконный ввоз малыша на территорию страны. И даже приятель-дипломат отделался легким испугом – его лишили премии.

Так что повод для веселья у Владимира был. Он бодро, без стука, вошел в кабинет друга и громогласно произнес:

- Сюрприз!

Вячеслав сидел на полу прислонившись к стене и закрыв лицо руками. Инженер недоуменно посмотрел на друга и перевел взгляд на работающий монитор. Улыбка сползла с его лица. Он поставил гостинцы на стол и присел на корточки рядом с товарищем. Владимир положил руку на плечо друга и произнес:

- Слава, не глупи. Это не твоя вина. Ты не мог ничего с этим поделать.

Вячеслав не выдержал и зарыдал. Но мониторе виднелась страничка новостей, на которой большими буквами было написано: «Наследный принц умер».



#2 Guest_Елена_*

Guest_Елена_*
  • Гости

Отправлено 11 January 2016 - 22:29

Мне понравилась идея рассказа,неожиданно,интересно.



#3 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 12 January 2016 - 20:47

как сказал один известный персонаж : "боюсь, что здесь какое-то недоразумение. Товарищ Л. предлагает вам решать. Но понимаете ли, решать, собственно, нечего. Все уже решено."


вот такой я пейсатель


#4 Konstantin Leskov

Konstantin Leskov
  • Пользователи
  • 348 сообщений

Отправлено 22 January 2016 - 00:06

— Вот антиресное дите, товарищи, которое титек не просит, на подол не мочится и людей со сна не беспокоит... (И.Бабель "Соль")

 

Ребенок в свертке под наркозом был?

 

Подозреваю, что к 2061 году у всех шейхов будет банк собственных плюрипотентных стволовых клеток, из которых будут выращиваться органы по мере надобности.



#5 Guest_Максим_*

Guest_Максим_*
  • Гости

Отправлено 22 January 2016 - 02:02

— Вот антиресное дите, товарищи, которое титек не просит, на подол не мочится и людей со сна не беспокоит... (И.Бабель "Соль")

 

Ребенок в свертке под наркозом был?

 

Подозреваю, что к 2061 году у всех шейхов будет банк собственных плюрипотентных стволовых клеток, из которых будут выращиваться органы по мере надобности.

Шестимесячный ребенок спит в среднем от 18 до 20 часов за сутки. Так что ребенок просто спал. Плюс, мне не хотелось нагружать читателя по сути ненужной информацией.

На счет стволовых клеток я с вами согласен. Но мне кажется (и это сугубо мое личное мнение), что за 45 лет науке не удастся вырастить столь сложный орган и при этом восстановить нормальный сперматогенез. К тому же, повреждение спинного мозга и паралич нижней части тела явно не способствует терапии по восстановлению репродуктивной системы.



#6 archy13

archy13
  • Пользователи
  • 382 сообщений

Отправлено 22 January 2016 - 14:08

Примем пожалуй.

#7 Guest_Варяг_*

Guest_Варяг_*
  • Гости

Отправлено 22 January 2016 - 15:59

ГЕННОПРОКАЖЕННЫЙ

ГЛАВА 1

 

 

Глава первая, а также последняя... Роман, да? :)

А я думал, тут рассказ.





Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных