Перейти к содержимому


Фотография

Эпитафия мечты


Сообщений в теме: 2

#1 Артём Лапко

Артём Лапко
  • Пользователи
  • 1 сообщений
  • ГородВолковыск

Отправлено 10 January 2016 - 21:53

https://vk.com/cosyhope

 

Эпитафия мечты

 

Все мы, когда-то мечтали, особенно в детстве. Какое прекрасное и беззаботное было время. Я смотрел голографические мультики, играл в виртуальные бои космических пиратов вместе с друзьями, а свой день я заканчивал книжками, которые воспроизводились сами и погружали в свой сказочный мир. Всё было просто и не нужно было заботиться о завтрашнем дне.

Как-то на одном из уроков, в начальном классе, наш учитель попросил рассказать о своей мечте. Я не рассказал. Мечта перестаёт ею быть, когда она превращается в слова.

Тем более я удивился, когда все начали называть обычные профессии. Возможно, они тоже понимали сокровенный смысл мечты и поэтому её не раскрыли. Если же нет, и это, правда есть их мечта, то, по-моему, скучно. Находится на одном рабочем месте, и исполнять свои обязанности? Разве она не должна быть связана с чем-то более великим, к чему человек будет стремиться?

Мне было сложно определиться с мечтой. Интересов было много. Уже потом я понял, что хочу творить на бумаге, ведь я тратил большую часть времени на это.

К сожалению, когда ты взрослеешь, появляются и взрослые проблемы. Учёба, вечные ссоры с друзьями и родителями, всё это вышло на первый план и меланхолия с апатией стали заменой моих друзей.

Всё то, что было изображено с помощью моей руки и воображения, становилось всё более мрачнее, показывая отражение души бездарного человека. Позже рисунки становились отвратны и мне самому. От чего я подумал, что потерял свой навык, и карандаш больше никогда не поднимался над листом бумаги.

Похоже, это выглядело настолько отвратительно, что даже высшим силам надоело смотреть на это жалкое подобие человека. И в скором времени, они предложили вытянуть счастливый билет.

 

***

— Бестрев! Не спи на линейке! Я вас, всё-таки, не просто так здесь всех собираю! Сон сейчас не позволительная роскошь, нас ждёт важный день!

— Извините, — буркнул я, скидывая дремоту, и стал по стойке смирно.

 

Ольга Александровна, «владелец» нашей маленькой группы и моего сна. На протяжении всей последней недели, она выдёргивала меня из моей комнаты и заставляла прогонять практику с теорией по управлению кораблём, с утра до поздней ночи. Стандартных предметов ей, видимо, не хватало.

 

— Так-то лучше. Так, на чём это я остановилась? Ах, да. После новогодних каникул, у вас будет первый самостоятельный вылет в космос, а вы, я смотрю, совсем не готовы. Я не за этим провела с вами весь этот месяц, чтобы вы позволили себе спать на линейке! Верно, Эвелина?!

— Верно, Ольга Александровна! — резко воскликнула названная девушка.

 

Как и полагается старосте. Не то что бы, она сама захотела ей стать, этому способствовали некоторые обстоятельства. Послушная и правильная во всём девочка, как казалось Ольге Александровне. Ведь Эвелина, на самом деле, ею не являлась, и любила пошутить и по нарушать правила. Иногда могла и переборщить, но все её шалости, по счастливым обстоятельствам,  проходили мимо глаз нашего руководителя. Ну, а так,  как она ещё являлась и её дочерью, то назначение на столь великую должность не заставило себя долго ждать.

 

— Ладно, ребята, — поубавила свой повелительный тон Ольга Александровна. — Я, кстати, очень надеюсь, что завтра вы не оплошаете и покажете всем, чему вы научились! И поскорее вернётесь в случае успеха, — она подмигнула, будто что-то скрывала.

 

Вернёмся? О чём это она? Да, нас ожидает финальная игра от которой зависит слава академии, но почему она завела речь о возвращении? Может, она что-то подготовила в случае нашей победы?

 

— Не волнуйтесь, Ольга Александровна, мы вас не подведём! — выкрикнул кто-то из линейки.

— Очень на это надеюсь. А теперь, можете быть свободны, — завершила свою речь наш «главный».

 

Группа начала разбредаться кто куда. Кто-то решил пойти в столовою, кто на улицу, а остальные отправились по комнатам. Сейчас на часах было, всего лишь, 9 утра. Так что, вполне позволительно. Занятия не скоро, подготовка к соревнованию тоже.

Среди последних, оставшихся ребят, меня ждали Маша и Шурик. Но, к сожалению, как это со мной обычно бывает после линейки, не дождались. Я только пошёл к ним навстречу, как за спиной я услышал оклик Ольги Александровны. Опять. Я махнул им рукой, дав понять, что они могут идти без меня.

 

— Да, Ольга Александровна? — сказал я, подходя к ней.

— Веор, ты не забыл про вечер?— спросила она, приподняв левую бровь.

— Вы каждое утро мне об этом говорите, — отрывисто проговорил я. — Неужели вы думаете, что я могу забыть?

— Прекрати возмущаться, и в 7 часов, чтобы был у меня, и без опозданий!

— Есть, мэм!— наигранно отдав честь, воскликнул я .

— Надеюсь, ты не проспишь, смотри мне. А сейчас, иди готовиться.

— Обязательно, мэм, прибуду без опозданий! – как же это всё наигранно выглядело.

— Ладно, уж, иди уже,- усмехнувшись, она попрощалась со мной и пошла в сторону столовой.

 

Ещё легко отделался. Наконец, появилось хоть немного свободного времени.

 

 

 

 

 

Я шёл по коридору, навстречу своей уютной комнате. Коридор был непривычно чист и украшен новогодними аксессуарами. Наконец, советская символика приобрела новый вид, отчего на лице, невольно, появилась улыбка.

Даже старые советские шкафчики, на американскую манеру, сверкали. Непонятно, почему их до сих пор не убрали? Ведь у всех есть более новые, с современными удобствами, в своих комнатах. Наверное, дань прошлому.

Подходя к двери места своего обитания я, не глядя, достал карту-ключ из кармана, провёл по замку и дверь не открылась.

— Ну и что за чертовщина? — подумал я вслух.

Вдруг замок издал голос: «Карта-ключ не верна. Доступ отказан!»

Эм..Что? Как такое может быть? Я провёл ещё раз и услышал тоже, что и впервые… Доступ отказан!»

Да-да-да, я уже понял. И что же мне теперь делать? Как я попаду внутрь?

Достав карту, оставшуюся в замке, я посмотрел на неё и всё понял.

«Счастливого Рождества! С любовью, Эвелина и Ко» было выгравировано на этой обычной пластмаcске, заменяющей мою карту.

 Ну, что ж. Весело! Свободного времени как не бывало! И где мне её теперь искать? Всё моё негодование вылилось в удар ногой об дверь комнаты.

 

— Эй, ты что творишь? — услышал я голос. Обернувшись, я увидел приближающегося Шурика с Машей, несущего что-то съестное. Ну, вот и мои соседи-спасители.

— Эвелина, — спокойно ответил я подходившим ребятам. — Снова.

— Что на этот раз? — с волнением заинтересовалась Маша.

— На, посмотри, — я протянул им эту подделку, смех не заставил себя долго ждать.

— Ну, с Рождеством тебя, Веор, — загоготал Шурик после прочтения  этого остроумного поздравления и похлопал по плечу. — Знаешь, а в этот раз не всё так плохо. Забыл, как на уроке Казбека, вместо космического корабля на твоём планшете появилось что-то неприличное? Или подмена супа в столовой, или же…

— Хватит! — резко остановила его Маша. — Не видишь, он и так не в духе.

Я мысленно поблагодарил Машу. Уж очень вовремя. Я уже ожидал, что он скажет ещё что-то более пикантное. За это я очень уважаю Машу, что она вовремя может остановить Шурика, во время его словесных излияний.

— Ладно, ладно, — пролепетал он. — Уже и былое вспомнить нельзя.

 

Шурик достал свою ключ карту и спокойно провёл по замку. Внезапно заиграла короткая новогодняя мелодия.

— Что-то новенькое, — подумал я, — но этого следовало ожидать в такой период.

После чего замок приветливо произнёс: «Добро пожаловать домой, Шурик». И дверь, без каких либо препятствий, открылась. Хотел бы и я, чтобы мой день начался также.

 

Перед тем, как войти в комнату, он обратился ко мне:

— Ты можешь найти её в столовой. Мы как раз выходили из неё с Машей, как появилась она, с достаточно хорошим настроением. Теперь понятно почему, — на его лице проскочила улыбка.

— Отлично. Как раз не завтракал, а здесь и повод появился, — улыбнулся я ответ. — Надеюсь, надолго не задержусь. Не скучайте, накажу злодеев и сразу назад.

           

Маша мило улыбнулась, пожелала удачи и зашла в комнату вслед за Шуриком. — Ну что ж, — у меня вырвался невольный смешок, — пора на завтрак с Эвелиной.

 

 

 

Столовая уже была почти пустой. Сидело только пару ребят, которые уже заканчивали свою трапезу и собирались уходить. А вот и моя цель.

Эвелина сидела за столом в углу одна, и елозила вилкой по тарелке что-то похожее на овсянку. Весёлой она не выглядела, как говорил Шурик, но и грустной тоже, что обычно бывает с людьми сидящими одинокими в углах. Она приветливо улыбнулась, заметив, как я подхожу к её столу.

 

— Доброе утро, Веор, — поприветствовала она, продолжая копаться в тарелке.

 

А у неё красивая улыбка. И вообще, она неплохо выглядит, если не учитывать её нрав. Хотя, мне иногда нравится то, что она делает. Взять ту же выходку с тортом и Юлей. Да, было весело.

Бежевый свитер с оленями, почти такого же цвета волосы, только чуть-чуть светлее, спускались с её плеч на край стола и чуть не попадали в тарелку, по которой ездила вилка. Кстати, странно, что овсянка и вилка вместе. Возможно, потому, что ложкой так не поелозишь?

Всё это составляло довольно милую картину, представившуюся передо мной.

Также нельзя было не отметить глаза. C одной стороны, они казались голубыми, а если посмотреть с другой, серыми

 

— Только не у меня, я думаю, ты знаешь почему, — уточнил я, показывая прямоугольный кусок пластика.

— О, этот пустяк, — издав что-то похоже на «пфф», она небрежно махнула рукой. — Я хотела всего лишь поздравить тебя с наступающим праздником.

— Можешь считать, что это у тебя получилось. Оригинально, ничего не скажешь.

 

Я только сейчас заметил, что на мне, всё это время, была довольно глуповатого вида улыбка, из-за чего я решил сменить тему для разговора, но в голову ничего не приходило. Я не знал, о чём можно было поговорить с этой озорной девочкой, которая сейчас не выглядела такой. И только сейчас я осознал, что она нарушает правила, сидя здесь в свитере.

 

— А почему ты не форме? — вот и подоспевший вопрос для нарушения тишины!

— А ты разве не слышал? — слегка удивившись, она оторвала взгляд от тарелки и посмотрела на меня. — В канун праздников, нам разрешили ходить в своей повседневной. Что нравится, то и одевай.

— Я не разу не ходил ещё здесь в повседневной. Даже не помню, есть ли она у меня вообще.

— То есть, решив ехать сюда, ты об этом не задумывался, когда собирал свои вещи? — усмехнувшись, она снова оторвалась от тарелки и обратила на меня свой взгляд.

— Всё произошло так быстро, день назад дома, а на следующий уже здесь. Многие вещи, которые хотел взять с собой, остались дома.

— Соболезную, если это так. — с сарказмом произнесла Эвелина. — Ну проверь, а то уже надоело видеть тебя в одном и том же.

— Обязательно. Если что, я надеюсь на тебя и на твою одежду.

 

Она засмеялась, после чего нависло небольшое молчание. Мысли были разбросаны в моей голове, как каша в тарелке Эвелины, из-за чего было сложно о чём-то начать говорить.

Почему всегда так? Беседуешь с человеком, а потом молчание. Не ты, не твой собеседник ничего не можете сказать друг другу. Может она ощущает тоже самое? Или просто ждёт, что я чего-нибудь скажу?

 

— Извини, но мне пора идти, — нарушил тишину единственный голос, который мог прозвучать в пустой столовой, не считая меня. — Мама хотела, чтобы я зашла после столовой. Кстати, просила напомнить тебе, не опаздывать.

— Можешь передать ей, что непременно буду вовремя.

— Пока, Веор. Не раскисай, Новый Год всё-таки, — попрощалась Эвелина, оставив меня в гордом одиночестве.

 

Меня не покидала мысль, а зачем я сюда пришёл…  Напомнил мне об этом яркий свет отсвечивающий в левый глаз. Источником была жёлтая пластинка, лежащая под тарелкой и передающая солнечные лучи мне в глазное яблоко. А вот, собственно, и она. Кто-то всё-таки решил оставить посылку? Даже не знаю, как я смогу отблагодарить этого Санту, оставляющего за собой подарки. Ладно, хватит язвить, пора возвращаться.

 Я схватил карту и вышел из столовой.

 

***

 

Под ногами хрустел снег. Сильный мороз и  вечерний ветер не так сильно беспокоили меня, как событие, произошедшее полчаса назад. Последний человек, который у меня остался и кому я мог доверять предал меня. Последний оплот надежды. Она была той, к кому я могу прийти и чувствовать себя своим. А всё закончилось типичным расставанием.

Ну вот уже и дом. Всегда интересовало, сколько хрущёвки могут простоять? Уже прошло около ста лет, как их начали строить, а им хоть бы хны. Хрущёвки… хрущёвки никогда не меняются.

Незаметно кончились пять этажей и вот дверь моего дома. Я достал ключи, которыми пытался попасть в замок, получилось лишь с четвёртой попытки. На пороге никто меня не выбежал встречать. Так как мой верный пёс был сбит неадекватным водителем, находившемся в алкогольном опьянении пару месяцев назад. Было бы неплохо, если бы и я вместе с ним.

Я скинул свой рюкзак на пол, рядом с кроватью и решил лечь спать, так как усталость давала о себе знать.

 

 

 

Проснулся в холодном поту, так бывало почти всегда в последнее время. Один и тот же кошмар каждую ночь. Помню, что хочу что-то быстро изобразить на бумаге, как мой рисунок оживает и проглатывает меня целиком. Дальше я просыпаюсь и не могу больше уснуть, ворочаясь на кровати до самого утра. Часы на телефоне показывали 3 часа ночи, указывая на самое время сделать кофе.

Встав с кровати, я пошёл на кухню, запустил дрона и ввёл команду на создание эспрессо. Пока он готовился, я решил запустить свой ПК. Классика. Все пользовались более мобильными устройствами, а я отдавал предпочтение этой махине.

Зажёгся свет от монитора, и я заметил то, что не должно было здесь лежать. Я прекрасно знал свою обстановку. Обычно, у меня стояло пару кружек, потому что лень было мыть одну за раз, также здесь лежали карандаши и пара рисунков, которые ещё не отправились в мусорку.

А тут бумажный конверт, да ещё и с красной печатью. Серьёзно? Ими ещё кто-то пользуется? И как он здесь вообще мог оказаться?

Я успокоил себя тем, что скорее всего Слава, сосед по комнате, принёс. Но дома его сейчас не было.

Красная печать была в форме звезды, а на ней был изображён космонавт, за которым возвышался космический корабль. Распечатав конверт, я увидел письмо. Оно казалось бы пустым, если бы не маленькая красная кнопка на противоположном обороте, после её нажатия, неожиданно мою комнату заволокла темнота, заиграл духовой оркестр, а затем всё вокруг заполонила голограмма.

Я увидел, как ученики, да скорее всего ученики, так как шёл урок и учитель на огромном планшете висящем на стене показывал из чего состоит космический корабль, записывали что-то в свои устройства. Одна девушка привлекла внимание тем, что записывала всё в обычный блокнот.  Они все были моего возраста и сидели в одинаковой форме.

Потом картинка резко переменилась в спортплощадку, где парни и девушки играли в различные спортивные игры, от тенниса до баскетбола.

Резкое перемещение в просторную комнату. Я бы даже сказал в большой зал, посреди которого стояли столы пять на пять с большим количеством различных кнопок, а над столами висели большие мониторы. Казалось, люди сидящие за этими столами, играли в какую-то компьютерную игру.

Потом картинки начали сменять себя очень быстро: коридор, комнаты с учениками, столовая. Всё это завертелось быстрым торнадо вокруг меня. И вскоре всё затихло, бурную смену изображений вокруг меня, снова сменили такие родные стены моей комнаты.

От неожиданности, я резко вскочил со стула, так как передо мной стояла женщина солидного вида в очках, она совсем не обратила на это внимание и заговорила приятным голосом:

«Добрый день или ночь, зависимо от того, когда вы открыли письмо. Вас  приветствует  «Афина». Академия будущих покорителей космоса…».

Хоть это и казалось удивительным, увидеть женщину в моей комнате. От неё моё внимание, смог отвлечь дрон, подъезжающий с готовым кофе.

Меня удивило то, что он проехал сквозь женщину, как через призрак, выходит она тоже голограмма, а я уж было надеялся. Подъезжая ко мне, он чуть не пролил мой кофе на письмо, но быстрая реакция правой руки не дало этому свершиться.

Она не обратила на это никакого внимания и всё также, невозмутимо продолжала речь: «…надеюсь, вам понравилась наша мини экскурсия, если вы испытываете лёгкое головокружение это нормально. Наша академия единственная в своём роде, отличающаяся тем, что за короткий срок подготавливает юных специалистов к выживанию в среде космоса. Не волнуйтесь, — она помахала указательным пальцем, — имеется ввиду приобретение профессий, в которых так нуждается звёздное небо. Мир меняется, меняются и сроки обучения. У нас много специальностей, но лично вы, — она неожиданно произнесла моё имя, — Веор, попадаете в группу по управлению космическим кораблём. Не волнуйтесь, вы не особенный, это обычная практика автоматического распределения, которая приносит только положительные результаты. Занятия начинаются с первого декабря в 8 утра. Всего доброго и покоряйте звёзды!»

После этих слов женщина кивнула головой, придерживая левой рукой очки и исчезла, будто снова вселилась в письмо.

После испытанного шока в голове было много мыслей, из которых я выделил всего две.

Первая: письмо не такое уж и простое, как казалось на первый взгляд.

Вторая: Академия будущих покорителей космоса? Они серьёзно? И почему именно я? Мне это всё кажется какой-то большой ошибкой. Как такому ограниченному общением человеку как я, может прийти письмо, да ещё и с известием, что я принят в какую-то там академию. Хотя она и назвала меня по имени, такое имя не часто встретишь, но…

Я решил открыть браузер и начать искать информация о ней. Потратив кучу времени в попытке найти хоть что-то об этой академии, взамен пришло разочарование. Поиск не дал результатов, вообще никаких.

Она что засекречена? После долгого обдумывания я схватил письмо и начал вертеть его в руках, отчего из него вывалился какой-то вкладыш. На нём были написаны адрес, и какие вещи рекомендуется брать с собой. Ну, хоть какая-то информация.

Я посмотрел на число в правом нижнем углу монитора, календарь показывал 31 ноября, а это означает, что… Занятия начинаются завтра!

Меня как будто подменили, я резко вскочил и начал собирать вещи, проверил на сайте Ж/Д вокзала ближайший поезд и вздохнул с облегчением. Поезд отправлялся в пять и прибывал в семь, выходит, у меня ещё будет хоть час в запасе. Перед тем, как отправляться, надо было дать знать своему соседу, куда я пропаду на столь длинное время. Из ближайшего, на чём можно было написать, был только рисунок с изображением девушки.

Этот рисунок, я нарисовал ещё в детстве и для меня он многое значил. Но как назло, под рукой не было даже жалкого клочка бумаги, поэтом придётся чем-то жертвовать. Я перевернул его, взял карандаш и быстро написал то, что ему надо знать.

Стоя у порога меня словно ударило током. А зачем я вообще туда собираюсь? Тебе приходит письмо от неизвестной тебе академии и вот ты уже готов туда ехать? Да, очень умно.

Но если посмотреть с другой стороны, меня здесь ничего не держит, а там можно начать жизнь с чистого листа. Наверное, это будет правильным решением.

 

***

 

В комнату я вернулся без проблем, в этот раз замок приветливо пригласил «домой».

Маша лежала на верхней кровати, закутавшись полностью под одеяло, и почитывала книгу Берия «Молчание яркой звезды». Эту книгу написал её отец.

 Похоже, она даже не обратила внимания на моё появление. Если эта девочка берётся за книгу, то пропадает за ней на весь день, пока её странствия между строчек и интересных персонажей не подойдут к концу. Будто окружающий мир для неё не существует, а только она и интересная история.

Кровать была трёхъярусная и понятно почему: комната сама по себе была небольшая три на четыре метра, и если расставить одноярусные кровати, то стол с нашими шкафчиками никак бы не вместились, да и мы бы сами тоже. Шурик же сидел за планшетом, и что-то активно пытался выучить, бормоча себе под нос. Иногда приходили мысли, что его родители, возможно, были фанатами советского кинематографа, не того что сейчас, а классического.

 

—С возвращением, — поприветствовал он, отвлёкшись от экрана. — Вернул карту на своё законное место?

— Да, но так и не поел.

— Это ты зря, — протянул Шурик. — На экзамене нужно быть полным сил.

—  Предлагаешь сходить ещё раз и…

— Да нет, — оборвал он.

Как же я люблю это выражение.

 — Ты уже не успеешь, — продолжил Шурик, — до экзамена осталось менее получаса, так что нам пора уже выдвигаться .

— Почти о нём забыл из-за утренней шалости Эвелины. Но после вечерних посиделок с Ольгой Александровной, я думаю, что могу ничего не повторять.

— Самоуверенный. Но ты не расслабляйся, Казбек никого щадить не будет, а сейчас давай собираться.

 

Шурик нацепил сумку с эмблемой академии, закинул туда планшет и вышел в коридор. Я подошёл к кровати и слегка толкнул рукой Машу, после чего она резко подскочила, чуть не слетев с кровати, похоже это напугало её, но для неё это нормальная реакция отвлечения от книги.

 

— Ты чего? — воскликнула она.

— Тише, тише, — успокоил её я, еле сдерживая смех, — ничего страшного не случилось, подумаешь экзамен через десять минут.

— Десять минут? — снова воскликнула Маша. — Но ведь я ещё ничего не повторила.

 

Она рывком вскочила с кровати и начала копошиться в сумке, из которой она достала блокнот. Раньше мне казалось, что я уже где-то видел Машу, ещё до нашего первого знакомства, только вот никак не мог вспомнить где. После того как она достала блокнот, все сомнения пропали.

 

— Маш, ты, возможно, сейчас посчитаешь меня дураком, но позволь задать тебе один вопрос.

— Задавай, - разрешила она, продолжая листать свой блокнот.

— А ты не училась здесь… раньше?

— Ты что? — сказала она не скрывая своего удивления, оторвавшись от блокнота и посмотрев на меня, именно как на дурака. — Здесь все обучаются один раз, никаких исключений.

— А зачем тебе блокнот, если более удобно пользоваться планшетом? — продолжил я заваливать вопросами.

— До меня здесь училась моя сестра. Потом, когда я подросла, такое же письмо, как и ей пришло мне, и она решила подарить мне свой блокнот в честь такого события. Он для неё многое значил. Он достался ей от нашего отца, а теперь говорит, настало и твоё время хранить блокнот у себя. Да и вообще, — она встала в позу, — информация на бумаге лучше запоминается чем на современных гаджетах.

—Если это так, то почему ты достала свой блокнот только сейчас? — с укором спросил я.  Она промолчала.

 

Выходит тогда в голограмме я увидел её сестру? Меня посетила мысль: интересно, а увидят ли будущие ученики нас в голограмме? Они же её, скорее всего, обновляют.

           

 — Великодушно прошу прощения, что отвлекаю вас, но Казбек ждать не будет! — крикнул Шурик, стоя в коридоре.

— Мы уже идём! — крикнула ему в ответ Маша, быстро перелистывая блокнот трясущимися руками.

— Да не волнуйся ты так, успеешь по пути повторить.

 

Она одобрительно кивнула, схватила сумку и читая по пути блокнот, чуть не споткнулась о порог двери.

 

 

 

Мы вышли на огромную площадку, где нас ждал Казбек и те, кто успел раньше нас. Эвелина, и три вечных затейника: Дамир, Ким и Рем.

Экзамен оказался практической частью. И посмотрев на Машу, было непонятно, то ли она недовольна, что она зря всё повторяла, идя сюда, то ли рада, что всё обошлось.

 За Казбеком стояли челноки, а точнее левитировали над землей. Все они были небольшого размера, достаточного для того, чтобы там поместился один человек, при высоком желании два.

На время экзамена, площадку закрывал купол для сохранения тепла и чтобы никто случайно не вылетел за пределы академии.

 

— А вот и наши дорогие опоздавшие, — так нас встретил Казбек хлопая в ладоши, аплодируя видимо нам. — Ну что ж, будете сдавать самыми последними.

 

Мы довольные кивнули головой и встали вместе со всеми в строй. Пропустить всего четыре человека перед собой было не так уж и страшно.

 

— Ну вот видишь, — пихнул меня меня локтём в бок Шурик, — я же говорил.

— Всё обошлось не так плохо, расслабься,- ответил я ему шёпотом

— А могло быть и хуже.

— Но ведь не произошло, прекратите бухтеть,- упрекнула нас Маша, стоя справа от меня.

         

 Казбек хлопнул в ладоши привлекая внимание, и начал говорить, пристально смотря на каждого:

— Все внимание на меня. Повторять ещё раз не буду. Смысл вашего задания заключается  в том, чтобы взлететь на челноке на тридцать метров вверх. Сделать круг и успешно его посадить. Если всё сделаете правильно, то вас всех ожидает успех, если же нет, — он сделал паузу, — то будете сдавать под бой курантов. Всем ясно?

— Ясно! — крикнула Эвелина за всю группу.

— Хорошо… — протянул Казбек, листая на своём планшете список.- А первым у нас, как раз, идёте вы, Эвелина. Вы готовы?

— Всегда готова!

— Вот это я понимаю настрой! —одобрительно произнёс ведущий экзамена.

 

Эвелина размеренным шагом подошла к челноку и кабина автоматически открылась. Она осторожно села в него, оценивающе посмотрела на дисплей находившейся перед ней, ввела определённую комбинацию, потянула за рычаг и начала осторожно взлетать. Достигнув нужной высоты, челнок грациозно начал совершать круг, из-за чего его можно было спутать с птицей, хотя по конструкции похож не был. Затем он с той же грациозностью сел на то место, с которого и взлетал.

 

Встречали её под бурные овации, громче всех хлопал Казбек: — Смотрите и учитесь, мои дорогие, смотрите и учитесь. Молодец Эвелина, будь у нас пятибалльная система, как раньше, я бы поставил вам пять, а так «зачтено» и плюс сто баллов к вашему профилю.

 

Она лишь поблагодарила его, слегка присев и вытянув руки в стороны, словно сказала спасибо, после бального танца и пошла в сторону жилого корпуса.

 

— Таак,— протянул Казбек,  — а следующий у нас, а точнее следующие: Дамир, Ким и Рем.

 

К этим ребятам был особый подход, по отдельности один из них ничего не мог сделать хорошо, без остальных двух. Будто братские узы связывали их, и жестоко наказывали, если они разделялись. А вместе же, они могли дать фору каждому из нас, и дело тут было не в числе. Также они сели в челнок, который отличался ото всех остальных, этот уже мог вместить больше, чем одного.

Дамир начал вводить туже комбинацию, что и Эвелина для взлёта, Ким потянул за рычаг, а Рем начал следить за уровнем высоты. Достигнув тридцати метров над землей, челнок начал набирать сумасшедшую скорость, совершив круг за считанные секунды. Сели также быстро, даже удивляет, как они умудряются ничего не повредить.

 

— Молодцы ребята, я смотрю скорость ваш конёк. Тоже ставлю «зачёт» и по 33 балла каждому, один в следующий раз накину .

Они победоносно дали другу другу «пять» и тоже пошли прочь с площадки.

— Так, остались наши дорогие опоздавшие, — Казбек начал на нас оценивающе смотреть. — Ну что ж, — протянул он, — дамы вперёд. Маша, вы будете первой.

Она кивнула головой и начала невозмутимо подходить к челноку, пытаясь спрятать свой страх и слегка неуклюже залезла в кабину. На её полёте это не отразилось, она осторожно поднялась в воздух, также осторожно и медленно сделала круг, и успешно приземлилась.

 

— Неплохо, Маша, неплохо. Тоже «зачёт» вполне заслужено, как и сто баллов.

 

Она радостно запищала, пожелала нам удачи и счастливая побежала в сторону корпуса с комнатами.

 

—Ну, теперь вы, Веор, — Казбек укоризненно посмотрел на меня. — Ваш черёд.

 

Я посмотрел на Шурика, он сказал к чёрту, но похоже к чёрту сейчас пойду я, падая вниз на челноке прямиком в ад.

Забравшись в челнок, у меня запотели ладони и начали бегать глаза от многообразия вариантов на дисплее.

—Так расслабься, — я сделал глубокий вздох, — и делай всё также как с Ольгой Александровной. Три красных кнопки, две синих, четыре зелёных, теперь потянуть за рычаг. Таак..аккуратненько, похоже отрываюсь от земли. Высота пять…десять метров… пятнадцать. Вдруг резкий толчок, и от неожиданности я тяну рычаг со всей силы и корабль дался вперёд набирая высокую скорость.

 

— Веор, у тебя всё в порядке? — издался голос Казбека из колонок.

— Не всё так хорошо, как хотелось бы, профессор. Но я пытаюсь выравняться и подняться на нужную высоту.

— Будьте осторожнее! В экстренном случае я сажу челнок вмешательством с моей стороны.

—Я справлюсь! — после чего я начал уверенно выравниваться.

 

Челнок вышел на высоту тридцати метров, теперь осталось осторожно пролететь круг, лишь бы не с таким успехом как я поднимался. Потянув рычаг на себя, челнок начал совершать облёт вокруг купола, и вот круг был сделан.

Теперь осталось дело за малым – посадить эту машину на её законное место.

Таак, теперь наоборот. Четыре зелёных, две синих, три красных. Челнок спокойно начал опускаться…и я чуть не налетел на дисплей, спасибо ремню безопасности. 

ДА ЧТО ЖЕ ЭТО ТАКОЕ А?!  Снова этот толчок, а я думал, под конец меня уже пощадили, на виртуальном корабле намного легче летать. Осторожно накренив рычаг, я пытался выровнить челнок, и кое-как его удалось посадить.

Выйдя из него, я готов был провалиться под землю. К чёрту.

 

— Мда уж, Веор, неблестяще, неблестяще, — Казбек постучал пальцем по планшету. — У тебя возникли некоторые сложности, но в принципе ты с ними справился. Одобряю. Так и быть, «зачёт» и сто баллов.

 

Фух, значит мои страдания были не зря. На часах, висящих над площадкой, неумолимо надвигались семь часов, и если я не поспешу, то могу опоздать к Ольге Александровне.

Шурик тем временем уже забирался в челнок и готовился ко взлёту. Прости друг, но посмотреть на твоё мастерство я не могу.

 

 

 

Подойдя к комнате Ольги Александровны, за её дверью я услышал разговоры на повышенных тонах.

Выходит не стоило звонить в кнопку на тачпаде преждевременно, сообщив им о том, что здесь их ждёт живой человек, Я решил, что лучше подождать пока всё устаканится.

Ждать долго не пришлось, так как были слышны шаги, приближающиеся к двери, которые затем затихли.

 

— Прекрати, мне надоело слушать твои разговоры об этом! Надеюсь, что завтра ты изменишь своё мнение, — это вышла сама Ольга Александровна, после чего дверь за ней закрылась.

 

Не заметив меня, она уже завернула за угол. Хм, а как же ночное теребление моих мозгов?

Подождав около минуты, я всё-таки решил позвонить. Дверь открылась и за ней появилась Эвелина, быстро вытирающая слёзы рукавом:

 

—О, это ты. Проходи,— сказала она, жестом приглашая сесть на кровать, — мама всё равно попросила её заменить.

 

Комната Ольги Александровны почти ничем не отличалась от остальных, только здесь ещё стоял стол с кнопками и большим монитором. Она явно была фанатом.

 

Сев на кровать я осторожно спросил:

 — Что-то произошло?

 — Тебе уж, как никому другому об этом не знать, — вздохнула Эвелина.

 — Погоди, что? — спросил я растерянно.

 — Ничего, не обращай внимания, — отрезала она.

 

Интересно, что она только что имела ввиду? Неужели они здесь говорили обо мне? И выходит, что эта буйная девочка плакала тоже из-за меня?

 

 — Ладно так и быть, — вздохнул я, — не буду вдаваться в подробности, раз не хочешь об этом говорить.

 Весь мой разум был против этой фразы.

— И что, выходит теперь ты будешь гонять меня? – спросил я, имея ввиду замену Ольги Александровны

— Да нет, зачем. Лучше будем готовиться к завтрашней игре, — произнесла она, садившись за этот стол с кнопками. — Хотя нет. Чего мы будем здесь вдвоём за одним столом сидеть. Лучше пойдём туда, где будет завтрашняя игра.

Это было сказано с азартом.

 

 

 

Мы зашли в огромный зал, от звука шагов автоматически и поочерёдно начал зажигаться свет, который осветил десять столов, стоявших друг против друга, пять на пять, а за ними трибуны. Место славы, побед и поражений. Академия имела свою традицию, участвовать в соревновательных играх здесь по «Звёздной Битве», которые проводились между другими академиями. Да, как позже оказалось, есть и другие.

Суть игры заключалось в том, что есть две команды пять на пять, и ограниченное пространство в космосе, посередине которого находилось защитное поле в форме сферы, а в ней станция с грузом.

Задача первой была его захватить, задача другой, это предотвратить. Одна из этих задач закреплялась за лицом академии навсегда.

 У каждого игрока была своя отведённая роль: три штурмовика, у которых была своя отдельная война. Они не должны дать вражеским штурмовикам попасть в поле помочь своей команде, ибо если они это сделают, то шансов у захватчика практически никаких.

А тем временем, в зависимости от целей команды, захватчик, или как его ещё называли «почтальон», со своим проводником должны захватить груз и доставить его на свою площадку. Им же, должны помешать два вражеских стража охраняющих груз, которые поле покинуть не могли.

Роль захватчика принадлежала мне, роль моего проводника и одновременно капитана исполняла Эвелина. Ну, а с ролью штурмовиков, как никто лучше, справлялись Дамир, Ким и Рем.  

 

— Ну что ты готов? — спросила она, запуская свой стол. — В этих троих я не сомневаюсь, а вот насчёт тебя уже не так уверена. Но я всё ещё помню твой фирменный манёвр. Ты проскочил мимо стражей, словно невидимка и вернулся как не в чём не бывало. Тебе даже моя помощь тогда не понадобилась.

— Там просто повезло, — небрежно отрезал я. — Завтра всё будет не так просто.

— Ну я надеюсь на тебя, - произнесла она, посмотрев на меня будто чего-то требуя взамен, залипнув так на пару секунд. И, похоже, так и не дождавшись, отвела взгляд. — Вся команда надеется. Давай не медли, запускай.

 

Появившись на своих кораблях, нам нужно было отработать захват груза. Влетев в поле, на станции мы встретили двух левитирующих ботов , отыгрывающих роль стражей. Они сразу отреагировали на вмешательство и начали вести огонь. Эвелина начала отвлекать огонь на себя, когда я пытался подлететь ближе к ящику и схватить его, но боты моментально отреагировали на это, после чего пришлось массивно уклоняться.

Прочности у меня было меньше, чем у Эвелины. Орудий у нас не было, так что надеяться приходилось лишь на смекалку.

Залетев на второй круг, мой проводник попытался расчистить мне путь, подрезая стражей. Что ж, у него это получилось, груз у меня в кармане. Задержав их, Эвелина дала мне ещё немного времени, чтобы доставить груз назад.

1:0 в пользу Эвелины и Веора. Можно было смело нам поаплодировать, что я и сделал.  Мы повторяли игру ещё много раз, и даже играли за другую сторону, будучи стражами, отстреливая захватчиков с их проводниками.

Сбившись со счёта сыгранных раундов, мы немного расслабились и стали болтать на разные темы. Веселились, смеялись, подкалывали друг друга и в один момент я понял, что с ней я себя чувствую снова человеком, и что завтра ради неё я буду готов выложиться на полную.

 

— Если всё пройдёт завтра так гладко, как сегодня, то победа у нас в кармане, —одобрила нашу игру Эвелина. — Спасибо тебе Веор. За всё.

— Мне ли? — парировал я. — Ты же поднатаскала меня, а не наоборот. Благодаря тебе, опозоренным завтра точно не буду.

— Брось, это не моя заслуга, ты и сам отлично справляешься, - она подошла ко мне и толкнула в грудь. — Ладно уж, нам пора идти, — сказала она, элегантно потянувшись.

— Неплохо было бы выспаться перед завтрашней игрой.

— Да, ты права. Я уже чувствую, что скоро меня надо будет госпитализировать, если не посплю. Но всё-таки, я считаю, что захватчик никто без своего проводника.

 

Выходя из зала, свет за нами начал автоматически погасать, будто таким способом провожал нас. Дойдя до жилого блока, мы попрощались друг с другом и разошлись по своим комнатам.

«Дома» я никого не обнаружил, кровати были абсолютно пустыми и аккуратно застеленными. Странно конечно, обычно в такое время мои друзья уже всегда в комнате и если не спят, то занимаются своими делами. Скинув форму на стул, я залез под одеяло и наконец, мог расслабиться.

Сон всё никак не приходил, не смотря на то, что я спал в последнее время мало. После бесконечных ворочаний, уснуть так и не получилось и я подумал, что нужно подышать свежим воздухом.

Снова натянув на себя форму и включив на ней утеплённый режим, я вышел на улицу.

 

 

 

Это была, в некотором смысле, площадь академии. Здесь стояли лавочки, покрытые снегом, а посреди самой площади возвышалась статуя первому космонавту. На пьедестале было написано: «Главная сила в человеке — это сила духа».

 — А вот и один пропавший человек, — сказал я, заметив одиноко сидящую Машу на дальней скамейке и смотрящую в небо.

 

Подойдя к ней, я вытер снег на скамейке, сел и спросил всё ли у неё в порядке.

— Я за Шурика переживаю, — грустно ответила она.

— А что с ним не так, похоже этот парень всегда оптимистично смотрит на вещи.

— Он не сдал экзамен Казбека, — произнесла она голосом холоднее абсолютного нуля.

—  Как такое возможно? Этот парень… и не сдал?

Меня это удивило с печальной стороны.

— А где он сам? —  спросил я у Маши, неплохо было бы найти и поддержать друга.

— На площадке, наворачивает круги на челноке. Он просил не приходить к нему, хочет побыть наедине сам с собой.

Я вспомнил, что Казбек грозился о пересдаче во время боя курантов, возможно у Шурика ещё есть шанс.

— Я люблю смотреть на звёзды, они напоминают мне о моём отце, — холодно начала Маша, сменив тему. — Как думаешь, существа живущие там, чувствуют тоже, что и мы?

— Если они существуют и хотя бы обладают абстрактным мышлением, то думаю да.

— Хотелось бы верить,- сказала она с надеждой.

— Скоро сможешь сама убедиться, есть они или нет, — заулыбался я. — После зимних каникул, соответственно.  Кстати, хотел спросить, пойдёшь ли ты на завтрашнюю игру?

— Да, обязательно жди, — ответила она, будто другого ответа быть и не могло.     — Но, я побуду только на начале, потом я пойду к Шурику, смотреть его экзамен.

Значит завтра. Надеюсь, в этот раз он справится, этот шанс у него последний.

 — А сейчас, — Маша засунула руки под подмышки и начала трястись от холода, — я бы не отказалась оказаться в тёплой постели. Холод пробирает до костей, даже режим подогрева не помогает.

— Пошли, — протянул я, — только задержусь ненадолго, надо бы проверить Шурика.

— Как знаешь, — сказала она попрощавшись. — Не думаю, что он будет сильно рад этому.

 

Зайдя на площадку, чтобы убедиться, что с Шуриком всё в порядке, его я там так и не обнаружил. Стоял только одинокий челнок, похоже, уже отлетавший за сегодня своё.

— Наверное, пошёл спать, — подумал я, — не помешало бы уже пойти и самому.

 

Догадки оказались верны, Шурик уже лежал в кровати, но спал ли он? Это было под вопросом.

Маша тоже плотно закуталась одеялом и тихо посапывала. Остался только один здесь не спящий, парень, который смотрел на своих соседей. Забравшись под одеяло, глаза начали закрываться, и через некоторое время я провалился в сон.

 

     Стол, лист, карандаш и лампа – это всё, что было передо мной среди тьмы, которая окружала меня. Мои мысли заглушал голос твердящий:- Нарисуй! Нарисуй! Нарисуй!

И моя рука, словно, перестала слушаться меня, и начала изображать на бумаге что-то непонятное для меня. Я мог только наблюдать глазами, так как пошевелиться вообще не мог. То, что нарисовала рука, испугало меня.

 Это было существо, которое невозможно было описать словами. Неожиданно оно начало выбирать из листа, жадно протягивая свои щупальца ко мне. Я лишь сидел в панике и всё также не мог пошевелиться. Оно начало обтягивать меня полностью, отчего было очень сложно дышать, после чего широко открылась пасть, и я погрузился во тьму.

 

— Веор! — слышался голос, где-то вдалеке! — Веор, очнись!

 

После чего я ощутил удары по щеке, но боли не было, будто тот, кто это делал, совсем не хотел причинить её. Но этого было достаточно для того, чтобы открыть глаза и  увидеть Машу смотрящую на меня с испугом.

— Ты кричал во сне, — пробормотала она с нотками волнения. — С тобой всё в порядке?

— Если не считать того, что я свихнулся, то да, — ответил я ей.

— Не шути так, — обидчиво произнесла она.

— Хорошо, больше не буду, — хотя навряд ли это было шуткой после таких снов. — Не скажешь, который сейчас час?

— Уже почти два, вот я только что с обеда, как раз захватила с собой пару булочек. Будешь?

— Вот дурак! Я ведь опаздываю! — своим криком я похоже испугал Машу, отчего она выронила булочки из столовой.

Резко вскочив с кровати, я быстро натянул на себя форму и собирался бежать, словно Форест Гамп.

— Извини, Маша, но булочки подождут. Игра вот-вот начнётся!

— Подожди! — крикнула она мне вслед. — Я же обещала посмотреть игру.

 

 

 

На входе в зал, я увидел собравшуюся толпу и обеспокоенную Эвелину, в этот раз она была в форме академии.

— Я думала, ты уже не придёшь, — с разочарованием произнесла она.

— Я бы никак не смог этого допустить и оставить вас здесь отдуваться без меня, — похоже это её убедило, на её лице пробежала тень от улыбки.

 

«Итак, — воскликнул голос, идущий из динамиков, — сегодня нас ждёт великая игра! На поле боя вы сможете наблюдать таких мастодонтов, как академия «Афина» и академия «Молния». Эти две академии смогли выйти в финал,  и сегодня мы увидим, кто из них достоин вечной славы и завтрашнего полёта на корабле, прямо в новогоднюю ночь…»

Что? Полёт на корабле? Да ещё и завтра! Так вот о чём говорила Ольга Александровна. Вот это неожиданный сюрприз! «… а кто достоин лишь угля в носок над камином. Ну чтож, уважаемые зрители, встречайте игроков!»

 Ольга Александровна стоящая рядом с нами, спросила, готовы ли мы и после положительного ответа повела нас за собой.

С противоположной стороны зала, тоже вышел руководитель вместе со своей командой. Они пожали другу другу руки и вежливо пригласили нас сесть по своим местам.

За первые три стола сели Дамир, Ким и Рем с видным на них настроем победить, а мы с Эвелиной сели за следующие.

«Я думаю, что никому не стоит напоминать правила игры, чтобы меня не посчитали занудой, — произнёс ведущий игры. — Скажу лишь то, что соревнование длится до двух побед. Итак, противостояние начинается!»

 

— Дамир, Ким, Рем, — начала отдавать приказы Эвелина, — вы на всей своей возможной скорости, огибаете поле и не даёте зайти в него вражеским штурмовикам.

Они одобрительно кивнули.

—Мы же с тобой, Веор, — продолжил наш капитан, — сделаем немного неоднозначно. Проводник полетит без своего захватчика.

— Что? — воскликнул я от такого поворота событий.

— Доверься, — шёпотом произнесла она, — они будут думать думать, что ты прячешься у меня сбоку.  И когда подлетит страж, я подрежу его, а со вторым проблем у нас с тобой не будет, сможешь смело забирать груз. Я справлюсь.

—Так и быть. Ну что, поехали!- крикнул я победоносным кличом.

 

Дамир, Ким и Рем стартанули очень быстро и через пару секунд было видно, как они подлетают к полю.

Эвелина, дав приказ ждать здесь, и сообщив, что даст сигнал в случае успеха, полетела к своей цели.

 

— Есть, — прозвучал голос в моих ушах. — Веор, лети и смело забирай груз.

Эвелина уже вылетела с поля и ожидала меня пока я подлечу.

— Так, теперь всё просто. Я отвлекаю огонь на себя, ты быстро схватываешь груз и сваливаешь. Всё понял?

— Так точно, капитан! — с нотками наигранности ответил я.

 

Влетев в поле, а затем на станцию, страж начал вести огонь по мне. Увернуться от одного стража не составляла много труда. Затем огонь на себя взяла Эвелина и я спокойно забрав груз, начал возвращаться.

Видимо, если нас не преследуют штурмовики соперника, то Дамир, Ким и Рем справились со своей задачей на отлично.

 

« И вот он номинант на поездку! — издался крик, ревущий из колонок. — И первый раунд за «Афиной». Посмотрим, будет ли следующий раунд последним для «Молнии» или они всё-таки смогут дать отпор?»

На трибунах толпа размеренно кричала: Афина! Афина! Афина! В большинстве это были ребята из других групп, так как наша группа почти вся играла.

 

« Итак, второй раунд!»

— Дамир, Ким, Рем! Вы делаете всё тоже самое, — они снова одобрительно кивнули, похоже им нравилась тактика Эвелины. — Мы с тобой, Веор, теперь летим вместе, навряд ли тот трюк сработает снова.

После моего одобрения, мы пересекли поле и отправились к станции.

Стражи, заметив захватчика, начали вести огонь по мне. С некоторыми трудностями, получилось подлететь к грузу, не без помощи Эвелины. Но тут к нам присоединились ещё одни гости.

Два вражеских штурмовика пролетели сквозь поле и приближались к станции. Похоже, что в этот раз, у нашей тройки было не всё так гладко.

Эвелина крикнув о том, чтобы я подлетел поближе к ней, должна была сейчас закрыть меня своим кораблём, но я не рассчитав время, подлетел к ней слишком близко и она сбила меня, не сумев вовремя остановить корабль.

 

«Вот это неудача, — издался смех из колонок, а трибуны показывали своё разочарование, — вот это поворот. Похоже «Афина» перепили детского шампанского накануне праздников, — снова загоготал ведущий. —  И счёт у нас 1:1, благодаря нелепому случаю «Молния» смогла выровнить счёт!»

 

— Ты куда спешишь?! — крикнула на меня Эвелина, толкнув в бок. — Надо быть более осторожными, победа была почти у нас в руках!

Я, издав лишь жалкое «извини» и «нас бы и так уничтожили», ловил на себе её недобрые взгляды.

 

«Дамы и господа, а вот и последний раунд, где мы точно узнаем будущих пассажиров КОС-МО1!»

 

 —Так, — начала Эвелина, — Дамир, Ким и Рем в этот раз мы сыграем в игру «Поймай рождественского гуся». Вы занимаете позицию перед полем, и будете готовы встречать наш хвост во всеоружии. Мы тем временем, с Веором быстро хватаем груз и приводим этих жадных охотников за добычей к вам. Всё поняли?!

 

Я, вместе с Дамиром, Кимом и Ремом, издали одобрительное «да» и приступили к выполнению приказа. 

Тройка заняла свои позиции, а мы, влетев на максимальной скорости через поле, на ней же приближались к станции. Стражи не успели моментально отреагировать, но зато к нам уже приближались штурмовики, которые в этот раз не встретили сопротивления Дамира, Кима и Рема.

Эвелина, закрыв меня от стражей, дала мне время на захват груза. Тем временем один из штурмовиков успел облететь станцию и хотел было встретить на вылете, как вдруг, меня резко обогнула Эвелина, мчась ему на встречу. Он, не ожидавший такого поворота событий, вылетел за пределы поля и больше не вернулся, похоже, кто-то его там встретил.

Оставшиеся два штурмовика, перестали преследовать нас, и резко вылетели за пределы поля с обоих боков. После того как из него вылетели мы, удивление не заставило себя долго ждать.

Кораблей Дамира, Кима и Рема там не оказалось, вместо них были двое штурмовиков соперника. Похоже, что первый сообщил о засаде перед смертью.

— Веор! — крикнула Эвелина. — Поднимайся резко вверх, чтобы отвлечь их, а я тем временем пойду на таран этих зевак!

Слушаясь приказа, я резко поднялся над ними и они начали вести по мне огонь.

— «Состояние на критическом уровне», — произнёс диспетчер на корабле.

Ну же, Эвелина! Давай!

БУМ!

Издался взрыв за мной, и так как огонь по мне никто не ввёл, я с облегчением вздохнул.

           

Трибуны взорвались волной криков и бурных оваций.

« А вот и наш победитель! — кричал вместе с трибуной ведущий. — Поздравляю «Афину» с победой и правом носить титул лучших игроков в « Звёздную Битву». Желаю насладиться завтрашним полётом!»

Эвелина от радости бросилась ко мне в объятия, отчего моё лицо залилось краской. Дамира, Кима и Рема подбрасывала вверх толпа из трибун, а Ольга Александровна не могла сдержать слёзы.

           

— Поздравляю! — сказала она, кладя заплаканный платок назад в карман. — Благодаря вам «Афину» будут долго помнить среди других академий! Ну, а так, как завтра вы будете встречать Новый Год вместе со звёздами, предлагаю вам встретить его сегодня вечером всем …

Она не успела договорить, так как радостная Маша выбежавшая из толпы чуть не сбила её с ног. Наш круг игроков с интересом посмотрел на неё и она с таким же настроем воскликнула:         

— Ребята, он сдал!

 

 

 

 Вся наша группа сидела в холле у камина, который давал некоторый уют и комфорт. Несмотря на то, что он не был настоящим, а простой голограммой, тепло от него шло самое реальное.

Вальяжно развалившись на кресло-мешке, я начал наслаждаться окружающей меня обстановкой.  Дамир, Ким и Рем увлечённо спорили насчёт того, кто из них лучше справился со своей ролью в недавней игре. Похоже они так и не могли понять, что это их общая заслуга.

Слева от меня Маша и Шурик как-то поместились на одном кресле и выглядели счастливыми. Ольга Александровна раздавала всем по чашечке какао принесённого из столовой, после чего сама удобно развалилась на кресло-мешке с книгой, которую ей дала Маша. Так тихо и мирно мы решили встречать праздник, который должен был быть только завтра.

Не смотря на общую радость и уютную атмосферу, Эвелины с нами не было. Она захотела немного посидеть в своей комнате после игры. И скорее всего,она была там одна, потому что так гласили здешние правила «никаких соседей старостам».

Скучать одному здесь и заставлять её делать тоже самое, мне совершенно не хотелось. Поэтому встав со своего тёплого насиженного места, которое так и манило назад, я отправился за ней.

 

 

 

Подходя к её комнате, я заметил, что её дверь была приоткрыта. И заглянув за неё, передо мной предстала удивительная картина. Эвелина сидела возле полотна и рисовала на нём маслом. Её кисть осторожно опускалась в масляные краски и на полотне уверенно возникали результаты её воображения.

Удивительно… что ещё я о ней не знаю?

 

Зайдя к ней в комнату, я просто произнёс:

—  Красиво.

Возможно, это прозвучала банально, но бывает так, что все твои впечатления может передать лишь одно слово. Она не испугалась внезапно появившегося голоса в её комнате, будто ждала его.

—Ты правда так думаешь? — с интересом спросила Эвелина.

— По крайней мере, намного лучше чем у меня получалось за последнее время, ответил я ей.

— Погоди, — оторопела она, — ты тоже рисуешь?

— Рисовал, — уточнил я, — правда не так, как ты.

— А почему перестал?

— Импотенция, — вздохнул я, — художественная. Последний раз, когда я мог хоть что-то, был месяц назад. Ну, а потом, я оказался в академии и ты наверняка знаешь, что было дальше.

— А ты пробовал, — она сделала паузу и раскинула руки вокруг, — здесь? Ведь иногда смена окружающей нас обстановки, может изменить и обстановку, — откинув волосы, она прикоснулась пальцем к своему виску и тихо произнесла, — тут.

 

После чего она пододвинула к себе второй стул и пригласила сесть. Попросив дать ей свою руку, она положила в неё свою кисть и с помощью кисти моей руки она продолжила рисовать.

Было ощущение, что она управляет мной. Или я ею? Словно два голоса души слились в единый вокал, показывая окружающему миру огонёк который горел в них всё это время.

Я  внимательно посмотрел на Эвелину. Она улыбалась. Очень тёплой, милой улыбкой. С каждым взмахом кисти, во мне что-то просыпалось от глубого сна, и на момент я увидел перед собой мальчика, которому от силы было лет десять. Он выглядел счастливым и рисовал  на бумаге девушку,  которая чертами была похожа на него.

 Я был уверен, что он знал её, и появилось ощущение, что он никогда её больше не увидит.

 

— Веор, что с тобой? — Эвелина слегка нагнулась и посмотрела в мои глаза. В них стояли слёзы.

 

Не услышав ничего в ответ, она прижалась ко мне и приятно обняла, ничего при этом не сказав.

Как я мог быть таким эгоистом по отношению к себе? По отношению к своим друзьям?

Перед глазами вспыли все мои прошлые ошибки, которые выливались в ссоры. И по отношению к ней.  

Ответ пришёл сам собой в виде прикосновения моих губ с её. Секунды казались часами, минуты проведённые с ней – бесконечностью.

Но даже бесконечное, имеет свойство заканчиваться.

Позади нас издался кашель и обернувшись мы увидели горящие глаза Ольги Александровны.

 

 

 

Спал я снова плохо. Стол, лист, карандаш и лампа. Это всё уже было. Много…много раз. Только голос в голове твердил: Как ты мог? Как ты мог? Как ты мог?

Опять я ничем не могу пошевелить из-за парализованного тела, только рука, которая управлялась не мною, изображало что-то на бумаге. Я знал, что это будет.

 Протянув свои щупальца ко мне, на меня злобно смотрело лицо Ольги Александровны.

 

 

 

Проснувшись от этого бреда. я удивился, что нахожусь не в кровати, а в кресле рядом с Эвелиной.

— Проснулся, соня? — спросила заботливо она.

— Вроде да, — посмотрев направо, я увидел много ребят и не только из нашей группы, которые сидели и наслаждались беседой. Посмотрев налево: звёзды и приближающееся, то отдаляющиеся планеты. — А, собственно, где мы?

— В космосе, где же ещё, — ответила Эвелина, посмотрев на меня с удивлением. — У тебя вдруг склероз объявился? Совсем забыл, как мы садились на корабль?

 

А она права. Я ведь действительно не помню. Да, мы сегодня должны были лететь на КОС-МО1, но я помню только то, что лёг спать в своей кровати, а не здесь. Всё это мне кажется очень странным.

 

— Не знаешь, куда мы летим? — поинтересовался я.

— Нам не говорили, — произнесла она. — Сказали, будет что-то в роде экскурсии.

           

Почему-то я начал чувствовать себя беспокойно. Будто шестое чувство пробудилось и говорило «Веор, будь осторожен!»

Решив встать со своего кресла и услышав за собой Эвелинино «Ты куда?», я отправился к пилоту.

 

 

 

            — Что за чертовщина? — воскликнул я, то ли от удивления, то ли от страха, который окутал меня почти полностью.

            Пилота за штурвалом не было, рычаг двигался сам по себе, как и нажимались кнопки на самом дисплее.

Нет уж, технологии не настолько далеко ушли, чтобы корабль сам собой управлял. Что же здесь творится?! Паника начала охватывать меня всё больше и больше, отчего закружилась голова. Облокотившись за ближайший поручень, я ощутил как кто-то сверлит меня взглядом.

            На меня смотрели глаза существа из моих сновидений.

 

***

 

            В один момент, всё исчезло. Абсолютно всё.

Я чувствовал себя совершенно опустошённым, голова была тяжёлая как свинец и казалось, что я уже умер и мне предстоит остаток вечности провести наедине с собой здесь, в абсолютной пустоте.

Стоп. Если я могу мыслить, значит не всё так однозначно. Но кто мог точно знать, что в забвении нельзя будет мыслить. Скептики бывают и не правы. Может, после смерти, мы все погружаемся в темноту для того, чтобы стать философами?

 

— А как же Декартовское «Cogito, ergo sum»? — издался голос, условно, позади меня.

По моим ощущениям я обернулся, а может и нет. В кромешной тьме на меня смотрели те же два глаза, что и на корабле.

— Что ты, мать твою, такое?! — заорал я, что есть мочи. — Почему ты постоянно преследуешь меня?! Прекрати! Я хочу от тебя избавиться!!!

— Забавно, — пробормотало «оно». Буду называть это так, ибо описать это было невозможно. — Ты однажды избавился от меня. И теперь я вернулась, но другой. И ты хочешь избавиться снова?

— Снова?! Я хочу, что бы ты перестало приходить ко мне во сны!

— А ты уверен, что ты сейчас не спишь?— невозмутимо спросило «оно», или как теперь оказалось «она». — И то, что твоё бытие вдруг также может оказаться сном?

— Хватит говорить загадками!

— Никаких загадок нет. Я прихожу к тебе, потому что я есть ты, а ты есть я. Всё просто, — спокойной произнесло «она».

Я не боялся. Страха не было. Возможно и, правда, из-за того, что бессмысленно бояться самого себя.

— Что за бред ты несёшь! Как ты можешь быть мной?!

— Я всегда была частью тебя, Веор. Той частью, которую ты пытался уничтожить. Но теперь я воскресла в новом обличии.

— Кто ты есть? – спросил я, тщательно проговаривая каждое слово, и смотря прямо в эти два, пугающих и одновременно завораживающих, глаза.  

— Я есть твоя Мечта.

 

Вдруг я почувствовал, как что-то медленно начало тянуть меня вверх, всё выше и выше от неё. А «она» лишь моргнув глазами, растворилась во тьме.

Запрокинув голову вверх, я видел свет, да именно тот свет, который бывает в конце туннеля и постепенно моё сознание начало отключаться.

 

***

Проснувшись, я наконец обнаружил себя лежащим в кровати. Наконец-то! Неужели это всё-таки был сон? Выходит, сейчас пора вставать и готовиться с ребятами к сегодняшнему полёту. Эвелина обещала за мной зайти и …

Я услышал, как открылась дверь. А вот и она.

 

— Доброе утро, Веор. Как спалось?

Этот голос совсем не был похож на голос Эвелины. Обернувшись я увидел человека, стоящего в джемпере и джинсах.

— Мы ожидали, что вы проснётесь сегодня. Компьютеры редко врут.

— Кто вы, чёрт возьми, такой, и что вы здесь делаете?! – крикнул я незнакомцу, ожидая увидеть совсем не его.

— Тиши, тише, — начал успокаивать он, таким спокойным и тёплым голосом.      — Всё в порядке. Вы дома, а я ваш лечащий врач.

— Врач? — посмотрев на него, таких ассоциаций не возникало. — Но подождите, ведь вчера я был в академии и мы собирались…

 Незнакомец засмеялся:

— Мозг способен на удивительные вещи, мой друг. Я понимаю, что для вас это может быть тяжёлым ударом, — он сделал паузу, — но вы пробыли в коме целый месяц. Ваши друзья, сказали, что вы находились в глубокой депрессии. Скорее всего, ваш организм просто не выдержал и решил отключиться, сделав отдых.

 

Целый месяц в коме? Я не могу в это поверить! Просто не могу!

Я знаю, что сейчас сюда придёт Ольга Александровна, обеспокоившись тем, что меня всё нет. И начнёт читать нотации о том, как не хорошо опаздывать и…

Но, подождите, я же действительно не в академии, а дома. Лежу на своей кровати и разговариваю с доктором.

Выходит, что этот человек не врёт и всё это правда… Но ведь, всё было настолько реальным. Я помню всё, абсолютно всё. 

— Мозг способен на удивительные вещи, — повторил доктор. — После нахождения в коме, вы можете спутать её с реальностью и это нормально. Нормально и то, что вы, возможно, не верите мне.

 

Но, неожиданно даже для самого себя, я поверил. Сам не знаю почему, но поверил. Его слова, звучали более убедительно, чем мои догадки. Тем более, я действительно находился дома и лежал в своей кровати.

Но я так не хотел расставаться со всем, что было. Эвелина, Маша, Шурик, и даже Дамир, с Кимом и Ремом, я ко всем привязался очень сильно. Но ведь они всегда могут быть со мной. В моей голове или же на моих рисунках.

 

— Доктор, уже можно? — спросило два лица просунувшихся в дверь.

— Конечно, — кивнул доктор, — проходите.

Моему удивлению не было предела. Это были Маша и Шурик. Да, именно те самые Маша и Шурик! А за ними вслед вышла Эвелина.

— И что всё это значит? — спросил я с нескрываемым счастьем на лице.

Они все засмеялись, даже доктор.

— Видел бы ты своё лицо, Веор, — сказал Шурик сквозь смех. — Особенно на том моменте, когда ты начал кричать. Вот умора! А из Славы вышел бы не плохой актёр.

— Это была не моя идея, —  задорно произнёс «доктор», который в итоге оказался моим соседом.

— К сожалению, мы никуда не полетели из-за тебя, — влезла в разговор Маша.     — Но мы тебя не виним. После того, как к вам с Эвелиной зашла Ольга Александровна…

Увидев на моем лице удивление, вмешался Шурик:

— Да, уже вся академия о вас знает.

— Ты шлёпнулся в обморок и долго не приходил в себя,— продолжила Маша. — Ну, а так как были каникулы на носу, мы решили привезти тебя домой. Не скрываем было сложно это сделать.

— Особенно этот розыгрыш, — быстро проговорил Шурик с неслетаемой на лице улыбкой.

— Ребята, мы так скоро бой курантов пропустим. — с волнением пролепетала Маша. — Давайте уже к столу.

Слава и Шурик, как один кивнули и отправились с ней резво на кухню. Только Эвелина, всё это время, простояв в сторонке и с интересом наблюдая за нами, решила остаться.

— Да, пока ты тут себе мирно посапывал, мы успели подготовиться,— подмигнула она, пряча что-то за спиной.

 Подсев ко мне поближе, она нежно прикоснулась ко мне губами, прямо как в тот раз, и достала то, что прятала за своей спиной.

— С Новым годом, — прошептала она.

Это был набор карандашей и альбом, на котором было написано «Счастья в 2061 году!»

 

 

Прикрепленные файлы



#2 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 17 January 2016 - 17:57

прям психологический триллер


вот такой я пейсатель


#3 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 01 February 2016 - 15:24

Пожалуй, примем.

 

Хотя прямо скажу: на мой вкус, рассказ очень сильно перегружен. Настолько, что через него приходится натурально продираться.

 

P.S. Рекомендую Роберта Макки с его "Историей на миллион".





Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных