Перейти к содержимому


Коллекционер


Сообщений в теме: 50

#1 Guest_Никита Баландин_*

Guest_Никита Баландин_*
  • Гости

Отправлено 10 January 2016 - 20:31

Автор: Баландин Никита Романович.

E-mail: balandin-nick@gmail.com.

Vk.com: https://vk.com/balandin.nick.

 

Во многих «умных» книгах, снискавших невероятную популярность в начале двадцать первого века, написано: мир не изменить, меняйся сам, учись подстраиваться и прогибаться, поскольку твоё упрямство, твои стремления и идеалы, твоё личное счастье никому, кроме тебя самого, не интересны. Правила игры определены задолго до нашего рождения, и повлиять на них мы не в силах, следовательно, главная задача человека – получить от жизни максимум. Максимум удовольствия, максимум положительных эмоций, максимум материальных благ…

Грустно, когда ценности целого поколения сводятся к финансовым достижениям, статусу, брюликам, а успешность, предполагающая исключительно денежный достаток, становится панацеей – новейшей религией, которая не требует от паствы ни духовности, ни самоконтроля, ни нравственности. Будь собой, кричали пророки того времени, отключи вечно галдящий разум, дай волю чувствам, ведь не зря Господь даровал нам их! Будь собой, вожделей, кайфуй, потребляй, ведь это так естественно! Будь собой, делай всё, что тебе заблагорассудится, ведь ты никому ничего не должен – свобода каждого из нас священна!

Подобные деструктивные лозунги имели далеко идущие последствия, и даже десятилетия нудной воспитательной работы не возместили нанесённый ими ущерб. Слишком велико влияние упомянутой религии, ибо базируется она на животных инстинктах, низменных потребностях и отсутствии каких бы то ни было границ. Как говорил герой старого советского фильма, человек хочет только жить и жрать, причём жить как можно дольше, а жрать как можно слаще. Кому нужны чёртовы идеологии, чёртовы мечты о светлом будущем и прочие высокие материи? Желания среднестатистического обывателя вращаются вокруг сформулированного ещё Ювеналом примитива – хлеба и зрелищ. «А после нас хоть потоп!» – изрекла однажды расточительная маркиза де Помпадур, и кто бы мог подумать, что её отвратительная позиция в будущем обретёт беспрецедентную популярность.

Жаль, но эгоизм, возведённый в абсолют, неискореним, и потому гнилая мораль по-прежнему процветает, вопреки стараниям редких ассенизаторов.

Размышляя об этом, Александр Архипов поневоле вспомнил случай, приключившийся с ним и его дочерью много лет назад. В тот миг Юлька, пожалуй, впервые столкнулась с повседневным людским хамством. Она оказалась, мягко выражаясь, потрясена, когда немолодая радетельная женщина уступила ей место в общественном транспорте, а стоявший рядом «защитник Отечества» бессовестно воспользовался замешательством девочки и плюхнулся на освободившееся сиденье. Юлька так и застыла с раскрытым ртом да широко распахнутыми глазами. Превратилась в громкоголосую мегеру немолодая радетельная женщина, но её бранные изыски не принесли плодов. Вскоре она покинула душный переполненный автобус, сказав напоследок нечто совершенно непристойное.

– Папа, а почему дяденька занял моё место? – спросила дочка чуть погодя.

Что должен был ответить отец? «Потому что дяденька – невоспитанный олень, и ему плевать на всех» или «потому что дяденька устал стоять и тоже хочет отдохнуть»? Что? Стыдно признаваться, но Александр по сей день не знал, как себя следует вести в аналогичных ситуациях, как реагировать на откровенное скотство и как потом объяснять ребёнку мотивы окружающих нас подлецов. Какие аргументы использовать, отвечая на распространённый детский вопрос: почему другим можно, а мне нельзя?

Правильно ли Александр поступил тогда, солгав дочери, будто дяденька играет в театре и готовится к роли злодея? Во всяком разе Юльку это известие обрадовало, она предсказуемо засияла от восхищения, а бравый псевдоактёр припечатал отца-рохлю презрительным взглядом и надменно усмехнулся.

Кулаки зачесались, ей-богу! Очень хотелось вмазать чванливому уроду, но худощавый и сухонький Александр был заведомо слабее здоровенного бугая, похожего на сорокалетнюю версию заправского плохиша из подросткового фильма.

Порыв холодного ветра, словно звонкая пощёчина, хлёстким ударом выдернул Архипова из транса, взъерошил чёрные, поседевшие на висках волосы, обжёг коротким прикосновением небритые щёки. По-осеннему сонные деревья прошипели что-то неразборчивое, недовольно зашелестела пожухлая листва. Выкинув из головы малоприятные мысли, Александр в последний раз глубоко затянулся и вдавил окурок в донышко карманной пепельницы.

Раньше они с дочерью регулярно бывали здесь, гуляли по парку, кормили белок и голубей, но теперь посещение «зелёной» части города вызывало у отца Юльки лишь горечь, ярость и стыд. Куда подевались счастливые улыбки, смех, разговоры о сказочных персонажах? Забавный кукольный променад, восторженный писк при виде ловких зверьков с пушистым хвостом?

Как же всё-таки быстро летит время… Невообразимо быстро!

Александр стал часто думать о неизбежном, о глобальном и непостижимом. Сам диву давался – никогда не замечал за собой подобного, отнюдь не философствующей натурой вроде бы был. Возраст, видимо, берёт своё. Из-за него все метаморфозы. Однако хватит на сегодня глобализма да философии, пора и честь знать.

Поднявшись со скамьи, он извлёк из внутреннего кармана пиджака потёртый смартфон, включил его. Система автоматического оповещения предупредила владельца о шести пропущенных вызовах и двух непрочитанных сообщениях. Получасовой офлайн не остался незамеченным, как, собственно, и возвращение в сеть. Буквально через несколько мгновений после загрузки гаджет отозвался мелодичной капелью фортепиано и жужжанием вибрации, на дисплее высветилось знакомое лицо с подписью «Юра Добродеев».

Похвальная настойчивость. Наверное, что-то серьёзное…

– Слушаю, – негромко отозвался Александр, поднеся к уху давным-давно вышедший из моды аппарат.

– Саня, ты куда, блин, пропал? – хлынула из динамика волна показушного возмущения.

Ответа не последовало.

– Тут «погоны» очередного привезли!

– Так обработай, в чём проблема?

– Проблема? В том, что они просят именно тебя, а ты хрен знает где! Вот в чём проблема!

– Странно, – Архипов предпочёл не заострять внимания на эмоциональной вспышке помощника. Бесполезно, хладнокровие и рассудочность чужды импульсивному Добродееву. – Что за пациент? Опять сынок «уважаемого» лица?

– Нет. Подробности выясняем. Пока известно, что пацану шестнадцать. Зовут Денис. По делу толком ничего не понял, но слышал, «Протуберанец» замешан. Ждём тебя.

– Понятно. Выезжаю.

– Окей, до встречи!

Александр бросил трубку, не попрощавшись. Все эти ритуальные «пока», «до скорого», «до свидания» он использовал только в диалогах с клиентурой и только при необходимости. Некоторых, особенно женщин, столь пренебрежительное отношение к этикету задевало, однако чужие инфантильные обиды Архипова интересовали слабо.

Пальцы выхватили из полупустой пачки свежую сигарету. Щелкнула зажигалка. Вдох. Выдох. Вот бы вновь вернуться в то отвлечённое состояние, подумать о детях, о будущем, пофантазировать о Вселенной и далёких мирах, бесцельно поспорить с самим собой о существовании Творца.

Но мысли, к сожалению, уже переключились на рабочий лад.

В отделение он прибыл спустя двадцать минут. В середине дня движение в городе не такое плотное, как в часы пик, и автомобиль преодолел десятикилометровое расстояние почти без остановок. Пару раз бортовой компьютер сбрасывал скорость, чтобы пропустить редких пешеходов, но на общем времени пути это никак не сказалось. А жаль! В дороге Александра сморило, и он бы с удовольствием подремал ещё немного.

Увы. Сон, как говорится, роскошь, доступная не каждому.

Отделка офисных помещений, закреплённых за социальной службой, где трудился Архипов, была выполнена в светлых тонах. Бежевые обои, грязновато-белого цвета навесные потолки, тёмно-жёлтый линолеум, двери из серого пластика – типовое для государственной организации интерьерное решение, создающее, если откровенно, атмосферу обыденности и уныния. Сотрудники с посетителями сюда, разумеется, не веселиться приходили, но дизайнерам, прежде чем приступать к декорированию, всё же следовало учесть некоторые специфические особенности происходящего в этих стенах.

– О! Саня! Быстро ты!

Александр чудом сумел уклониться от неожиданно вылетевшего из-за угла Юрия. Низкорослый и, невзирая на полноту, ловкий, тот обычно пулей носился по коридору из кабинета в кабинет, из-за чего создавалось ложное впечатление, будто забот у бедняги через край. На самом же деле половину рабочего времени пройдоха тратил на неприкрытое заигрывание с дамами и философские дискуссии с джентльменами, а после жаловался, мол, ничего не успевает. Безалаберный плут!

– Что это ты с чёрного хода? – неподдельно изумился он и, хитро прищурившись, тут же выдвинул грандиозную гипотезу: – От Петровой прячешься, да? Правильно! Та ещё стерва!

Добродеев, как всегда, был полон задора и молодецкой удали, словно ему не тридцать три недавно стукнуло, а едва перевалило за восемнадцать – этакий жизнерадостный колобок, который не прочь поделиться хорошими новостями, посмеяться на общепринятые темы и безобидной шуткой поддержать товарища в трудную минуту. Александр неоднократно ловил себя на мысли, что Пухляшик, как его ласково величали женщины, даже по каплям выскребая на севере нефть из оскудевших месторождений, наверняка остался бы таким же бодрым и энергичным.

– Чего грустный? Случилось что?

– Да так, – отмахнулся Архипов. – В «Полянку» по пути заезжал.

– А-а-а, – понимающе протянул помощник. Ему, как и всем остальным, было хорошо известно, какую роль в судьбе Александра играет этот проклятый парк. – Без тебя, кстати, всё кубарем, – Юрий посчитал за лучшее перевести беседу в менее депрессивное русло.

– Ну не томи, раз начал. Что у вас стряслось?

Докладывать кратко и по существу Добродеев не умел – устный отчёт в его исполнении всенепременно превращался в бессвязную околесицу. Часто сбиваясь и отвлекаясь, он размазывал полезную информацию по тексту, лишая слушателя возможности вникнуть в суть проблемы. Чтобы Юрий не заблудился в дебрях собственных речевых конструкций, Александр бесцеремонно прерывал его, задавал уточняющие вопросы, и с горем пополам выяснил-таки, что сегодня около двух часов пополудни к ним в отделение поступил подросток, совершивший особо тяжкое преступление. Денис Андреевич Родионов, родился в 2036 на Урале в семье предпринимателей, в 2042 с отцом и матерью переехал в Стругацк, где поныне живёт и учится. Точнее, жил и учился, поскольку за статью, которую ему вменяют, садят далеко и надолго.

Занятный случай, учитывая, что обвиняемый ранее не привлекался, не разбойничал, в крупных потасовках не участвовал, даже минимальных административных штрафов не имел. Обычный ботаник, и тут вдруг…

– Хорошо, но «Протуберанец» здесь при чём? – Александр вновь грубо вклинился в словесный поток коллеги. – Почему именно он?

– А я откуда знаю? – миниатюрная ладонь Добродеева объяла дверную ручку. – Готов? – полушёпотом спросил он.

Архипов подобрался, привёл в порядок хаотичные мысли и коротко кивнул.

– Прошу, – Юрий тактично пропустил начальника вперёд.

В приёмной присутствовали двое – мужчина и женщина, оба опрятные, стильные, напыщенные донельзя. Родители Дениса встретили сотрудников КДН колючими взглядами и невнятным бурчанием вместо приветствия. В отце мальчика Александр с лёгкостью распознал филистимлянина с гипертрофированным апломбом, а в матери увидел тщательно скрываемый за маской беспокойства образ манерной, заносчивой и капризной «леди». Судя по всему, она принадлежала к тому типу женщин, которые больше времени уделяют внешности, нежели воспитанию детей. Выглядела мадам, несомненно, превосходно – красивая, ухоженная, с манящим декольте, будто на банкет явилась.

Будущие собеседники вызвали у Архипова приступ острой неприязни. Не любил он кичливых спесивцев и высокомерных профурсеток, презирал их эгоистичные идеалы и антисоциальные убеждения. Однако на физиономии его чувства никак не отразились. Назвавшись и пожав руку главе семейства, Александр устроился поудобнее в старом скрипучем кресле напротив посетителей и попросил тех представиться в ответ.

– Родионов Андрей Владимирович, – пробасил мужчина, поправляя бардовый галстук. – И Родионова Анна Вячеславовна.

Женщина натянуто улыбнулась, чуть подалась вперёд, с театральной жеманностью водрузила ногу на ногу. Взор Архипова непроизвольно скользнул по загорелым плечам и замер на роскошном бюсте. Обладательница безупречных форм наверняка сама не понимала, что творит. Ни для кого не секрет, умение добиваться своего через соблазнение или проявление слабости заложено в женской натуре с рождения, но это уже явно перебор!

– Ваш сын обвиняется в государственной измене, и передо мной стоит задача – провести с ним психотерапевтическую работу сообразно выдвинутым обвинениям, – холодным тоном произнёс Александр, отметив мимоходом, что лживая тревога подозрительно быстро сползла с милого личика Анны Вячеславовны. – Вас ввели в курс дела? У вас имеются ко мне какие-то вопросы?

* * *

Завсегдатаи специализированного форума, стать участником которого могли лишь обладатели вожделенного инвайта, не воспринимали Дэна всерьёз. Они непрестанно подшучивали над ним, высмеивали его заурядные способности и бездарные идеи. Наверное, поэтому новичок поддался на уговоры Рэд Мастера и согласился помочь ему в одном сомнительном мероприятии. «Будет круто, – обещал авторитетный сетевой взломщик. – Ты прославишься на весь мир!»

Подобно любому наивному подростку, чья личность формировалась под влиянием нынешней прозападной пропаганды, парень мнил себя извечным противником дважды прогнившего коммунизма, бесстрашным борцом с тоталитарным режимом, интернет-воином, способным сокрушить любые преграды. Но реальность, как это часто бывает, развеяла хрупкие иллюзии в пыль. На поверку глупый мальчишка оказался трусом, слабаком, пешкой, которую судьба-злодейка не глядя смахнула с доски.

Когда малолетнего преступника вычислили, схватили и привезли в милицию, он готов был расплакаться от охватившего его ужаса. Денис испугался – по-настоящему, до колик в животе, до икоты, до желания повеситься! Подросток был уверен: его будут судить и обязательно осудят. Обесчестят, уничтожат, растопчут, а потом грохнут! Нет, в новостях, конечно же, поведают, что неудачливого хакера посадили, но на самом деле от него избавятся при первой же возможности! Так и будет! Родионову-младшему уже шестнадцать, и парень давно понял, как работают долбанные законы. Они не только помогают ворам да убийцам наживаться на простых людях, но и оберегают мразей от заслуженной народной мести! В отличие от слепого зомбированного стада, Денис не желал мириться с таким положением вещей, но восторженное быдло его подвиг никогда не оценит, никогда не поймёт! А подыхать попусту ой как не хотелось.

Твари! Ограниченные тупицы! Крысы, забившиеся в угол и боящиеся нос высунуть наружу! Никчёмные рабы!

Он сидел, понурив голову, на приколоченном стуле и размышлял о выпавшей на его долю трагедии. Что дальше? Избавить парня от наказания может только чудо, но чудес не бывает: мир жесток и несправедлив, а люди – мерзкие, отвратительные создания. Никто не спасёт бедолагу! Отцу, по большому счёту, плевать, его интересует лишь собственная репутация. Друзей вне виртуала у Дениса тоже не было. Сослуживцы из популярной онлайн-игры через пару недель и вовсе забудут о его существовании. А Red Master оказался предателем и пропал сразу же после успешного завершения операции.

Дерьмо!

– Вставай. Пойдём. Настал твой звёздный час, пацан.

В комнату с узеньким окошком у потолка и запирающейся снаружи дверью вошёл конвоир, который, как понял преступник из случайно подслушанного разговора, лично вызвался сопровождать «мелкого кретина». Лейтенант Соколов долгое время являлся единственным человеком, с кем Денису дозволялось видеться. «Как долго, не знаю. До выяснения обстоятельств», – постоянно твердил следователь, когда обвиняемый робко интересовался о длительности своей изоляции.

– В какие казематы на сей раз?

– В концлагерные, умник, – проворчал Григорий Павлович. – Подъём! Не вынуждай меня обращаться с тобой, как с падалью.

– Вы и так ко всем, кто не с вами, относитесь, как к падали, – с вызовом бросил парень.

– Да неужели? Таскаюсь с тобой. Сюсюкаюсь, как мамка. А мог бы закинуть в СИЗО ко всяким моральным уродам. Это, по-твоему, как к падали?

Денис насупился и молча вышел в коридор с идиотскими бежевыми обоями на стенах да тёмно-жёлтым линолеумом на полу.

* * *

Обвиняемый всем своим видом напоминал маленького забитого волчонка, никому не нужного, одинокого и несчастного, рискнувшего доказать всем, что он опасный хищник, а не никчёмный комок шерсти. Но бросаться на самого сильного самца в стае – поступок, мягко говоря, опрометчивый. И недальновидный. Хотя навряд ли детёныш сознавал потенциальную опасность или думал о последствиях, прежде чем совершить такую глупость.

Почерневшие у корней волосы зачёсаны набок и скрывают половину лица, в глазах – огонёк подавленной злобы, движения нервозные и дёрганные. Парень явно жалел о содеянном. Если бы ему выпала возможность изменить прошлое, он бы с радостью ею воспользовался. Интересно, что послужило причиной раскаянию? Инстинктивный страх? Или же совесть?

– Спасибо, Гриша. Дальше я сам, – обратился к конвоиру Александр, когда Денис разместился в предложенном ему мягком кресле.

– Уверены, что моё присутствие не понадобится? Пацан числится, между прочим, как опасный преступник, – молодой милиционер был не в пример болтлив и любил лишний раз пошутить.

– Спасибо за предупреждение, но я, пожалуй, справлюсь, – не остался в долгу Архипов. – Если что, вспомню молодость и занятия по айкидо. В крайнем случае достану из тумбочки пистолет и пристрелю негодяя.

Родионов-младший вздрогнул, побледнел и принялся судорожно озираться в поисках укрытия либо орудия для самозащиты.

– Расслабьтесь, Денис. Профессиональный юмор, – улыбнулся Александр, когда за хихикающим Гришей закрылась дверь. – Здесь вас никто не тронет, я обещаю.

– Я расслаблен! – огрызнулся тот. – Просто меня достали уже эти бесконечные пытки!

Немудрено: следователи, поди, досуха выжали бедного пацанёнка. По крайней мере, его присутствие здесь говорило об успешном завершении серии допросных мероприятий.

– Денис, расскажи, пожалуйста, о себе, – Архипов перешёл на «ты». – Где и когда родился? Где и как учился?

Он проигнорировал патетическое заявление подростка и принялся подбираться к нему издалека. Сначала необходимо втереться пациенту в доверие, расшевелить его и только тогда задавать «красные» вопросы. Первые пять-десять минут – разведка боем, определение горячих точек и выявление рычагов для манипуляции.

Парень сопротивлялся, на удивление, долго. Отвечал кратко и неохотно, словно боялся случайно раскрыть какую-то страшную тайну. Негатива не проявлял, был сдержан и спокоен – не каждый взрослый способен на протяжении получаса противостоять уловкам Александра. Однако рано или поздно любой орешек расколется, важно найти правильный вектор приложения силы.

– Твои родители не понимают, зачем ты на это пошёл. Они очень за тебя переживают.

Денис вспыхнул, огонёк подавленной злобы разросся до размеров многокилометрового лесного пожара, тонкие губы изогнулись, раздулись узкие ноздри. Банальная фраза возымела потрясающий эффект. Её следовало бы сказать раньше, но кто знает, как бы в этом случае отреагировал пациент. Может быть, именно сейчас был подходящий момент, парень достиг кондиции.

– Бред! – выкрикнул он. – Переживают они, как же! Отец волнуется совсем не за меня, а за свою карьеру! Его просто вышвырнут с работы, если репутация не будет соответствовать должности! А на меня ему пофиг! Как и на маму!..

На последнем слове Денис запнулся. Подозрительно.

– Как ты проник в систему «Протуберанца»? – резко сменил тему Архипов в надежде, что поддавшийся эмоциям парень не сдержится.

И прогадал. Родионов-младший дёрнул подбородком и снова ушёл в глухую оборону. Тактика, конечно, не самая действенная, но Александр был вынужден признать, что пацан силён. Задатки крепкой воли и стойкого характера, плюс начитанность, если судить по речи, да высокий интеллект…

Жалко его. Мог бы получиться превосходный кадр. И зачем он ступил на кривую дорожку?

В общей сложности Архипов потратил на разговор с хакером-недоучкой около часа. Однако сколько бы ни бился, какие бы профессиональные умения ни применял – без толку. Обвиняемый закрылся, заперся в непробиваемом панцире, как пугливая черепаха.

– Ты хоть понимаешь, что жизнь себе испортил? – «включил» ментора Александр. – Слить государственную тайну в интернет – это тебе не страничку в социальной сети взломать. За измену Родине карают сильнее, чем за умышленное причинение смерти человеку.

Бесполезно. Упёрся и молчит. Что ж, придётся вскрывать, как…

«Банку сгущёнки», – пришло Архипову на ум необычное сравнение. Казалось бы, безобидное, но сотрудник комиссии по делам несовершеннолетних мгновенно помрачнел, встал, подошёл к двери и нарочито громко – так, чтобы Денис услышал – обратился к Грише:

– В обезьянник его! На трое суток! – выдохнув, Александр посмотрел на изумлённого конвоира и еле слышно добавил: – В воспитательных целях.

* * *

Стругацк в силу возраста не страдал от радикального консерватизма жителей или неграмотного проектирования. В отличие от той же Белокаменной, мегаполис, отстроенный в рамках проекта «Светлое Будущее», не знал проблем с транспортными развязками, ветхим жильём и прогнившей канализацией. Это и подкупило Архипова в далёком тридцать восьмом, когда тот, будучи выпускником московского вуза, вздумал покинуть «перегруженную» столицу. В итоге за неполные четырнадцать лет пребывания в Стругацке Александр ни разу не пожалел о принятом решении, ведь именно здесь он ни много ни мало обрёл себя, познакомился с девушкой Таней, женился на ней и стал отцом.

К сожалению, судьба не любит счастливых людей, и потому в жизни Архиповых не всё было гладко. Скорее, наоборот. Им пришлось столкнуться с тем, чего в нормальном сбалансированном обществе происходить не должно. Незваная гостья по имени Беда едва не уничтожила их хрупкий мир, Александр порой сам не понимал, каким чудом они с женой сумели сохранить рассудок и семью. Впрочем, вполне вероятно, супруги не питали друг к другу прежних чувств и держались вместе по привычке, лишь бы не очутиться наедине с собственным горем.

Всякая трагедия, как известно, оставляет неизгладимый отпечаток в душе человека, исподволь меняет его, влияет на мысли и поступки. Архипов, к примеру, в прошлом являлся активным защитником прогресса, ему неоднократно доводилось отстаивать точку зрения о позитивном воздействии на социум массовой автоматизации. Но это в прошлом, теперь он, напротив, ни на грош не доверял технике и системам искусственного интеллекта.

– Переход через улицу Станислава Лема разрешён.

Столпившиеся у края проезжей части люди дружно ринулись вперёд. Александр же, невзирая на зелёный сигнал светофора и выросшие из асфальта резиновые барьеры, продолжал стоять как истукан, пока машины, в семи случаях из десяти, кстати, управляемые компьютером, не замерли окончательно. Только тогда он ступил на жёлтую «зебру».

На противоположной стороне, прямо за торговым центром «Непобедимый» находился его дом. Высоченный, подпирающий пасмурное небо, которое того и гляди исторгнет из чёрного чрева тонны дождевой воды. У подъезда Александр привычно задрал голову и отметил, что на двадцать первом этаже в Юлькиной комнате опять включен свет. Архипова пробрало, в груди заклокотала злость.

Жена встретила его в прихожей. Услышав писк электронного ключа, она мигом выскочила из святая святых и виновато улыбнулась. Покуда супруг не разродился опять гневной тирадой, светловолосая женщина произнесла дрожащим голосом:

– Знаешь, я недавно поняла, что Бог не просто так...

В ответ на её нелепое оправдание муж раздражённо поморщился, резким взмахом руки заставил Татьяну замолчать и, сбросив обувь, проследовал в гостиную, где вот уже три месяца стояла Димкина люлька. Александр склонился над колыбелью и с теплотой посмотрел на миниатюрного мальчика, потерявшего родителей, но обретшего новых в лице Архиповых.

Различные умники могут говорить что угодно, дескать, младенцы ничего не понимают, дескать, младенцами движут исключительно инстинкты и плотские желания… Да, умники могут говорить что угодно, но в день знакомства Александр узрел в глазах этого невинного существа такую немыслимую скорбь, такую муку! Внутренности сжались от тоски, подкосились колени, в горле пересохло.

– Ну как ты тут, малыш?

– Агу, хы! – пожаловался тот, двинув ладошкой по погремушке, и вдруг расхохотался.

Сердце Александра преисполнилось решимости довести начатое до конца. Он «услышал» Димку! И вновь удостоверился в том, что всё делает правильно.

Примерно за час до запланированного подъёма на столе противно загудел смартфон. Разум ни в какую не хотел пробуждаться и сопротивлялся как мог дерзкому вторжению в сон. Но звонивший был весьма настойчив. Татьяна болезненно ткнула мужа локтем в бок, проворчала что-то явно недоброе и с головой нырнула под одеяло. Пришлось вставать и тянуться за вибрирующим девайсом, будь он трижды неладен.

– Тебе что, Соколов, жить надоело? – сдавленно возмутился Архипов, выходя из спальни.

Чуткий датчик уловил звук его шагов и перевёл систему освещения в активный режим. Лампочки, как им и полагалось, разгорались постепенно, чтобы не ослепить хозяина яркой вспышкой.

– Простите, Сан Борисыч! У нас ЧП! – протараторил не на шутку взволнованный Гриша.

Понятно. Плохие новости. Причём, как всегда, в самое неподходящее время!

– Что стряслось? – устало вздохнул Александр, обречённый, судя по всему, на вечный недосып.

– Этот дурак, мать его, надыбал где-то осколок стекла и чуть им вены себе не вскрыл!

Архипов оцепенел. Мозг молниеносно сгенерировал десяток возможных причин, согласно которым юноша пошёл на радикальные меры, но все они слабо коррелировали с реальностью. Поведенческие стереотипы и индивидуальные установки Дениса соответствовали вполне определённому типу личности без малейшего намёка на суицидальные наклонности.

– Жив?

– Да, Сан Борисыч, жив. Говорю же: чуть. Дежурный врач его сейчас осматривает. Вы приедете?

Может быть, игра на публику? Но зачем? Денис – ботаник, привыкший прятаться под сетевым псевдонимом, он бы никогда не отважился рискнуть жизнью ради привлечения чьего-либо внимания. Отнюдь. Ему комфортнее пребывать в тени, вдали от чужих глаз и ушей. Хотя чёрт его знает – в башке интровертов водятся порой такие жирные тараканы.

– Да, приеду.

Завершив разговор, Александр немедля запустил приложение поиска свободных машин и вернулся в спальню. С завистью покосился на Татьяну, открыл шкаф и шёпотом выругался. «Что тут скажешь, многоуважаемый Александр Борисович? Вы поддались эмоциям и допустили ошибку, едва не погубившую мальчика, – мысленно резюмировал он. – Браво, идиот! Браво!»

Одевался Архипов в спешке. Параллельно, дабы не скатиться в бестолковую меланхолию, занялся составлением сценария будущей беседы. Вскоре сотрудник КДН уже сидел в такси, мимо проносились разномастные здания, парки, пёстрые остановочные комплексы и спортивные площадки. Несмотря на ранний час, на улице было полно людей, туда-сюда сновали электробусы, где-то наверху периодически гудел монорельс.

Когда автомобиль с шашечками на борту достиг места назначения, цифра на центральном дисплее замигала красным. Нехилая натикала сумма! Служебный транспорт обошёлся бы в разы дешевле, но пока его выведешь из «спячки», пока передашь координаты, пока дождёшься приезда – вечность пройдёт.

Проведя паспортной картой по считывателю, пассажир выскочил наружу и зашагал ко входу в отделение.

– Здравствуйте, – механически буркнул охранник, измученный безуспешной борьбой с тоскливым бездействием длиною в ночь.

– Доброе утро, – походя обронил прибывший.

О традиционном посещении курилки он в суматохе позабыл и направился прямиком в медицинский блок. Но там никого не оказалось. Гриша с Денисом, как выяснилось позже, сидели на скамье в пустом коридоре возле приёмной и ждали его, Александра, прихода. О чём конвоир говорил с подопечным, навсегда останется загадкой: при появлении Архипова их голоса моментально стихли. Правда, Соколов успел сказать какую-то пакость напоследок, поскольку неудавшийся самоубийца краснел как рак и пытался спрятать непокорную улыбку.

– Спасибо, Гриша. Дальше я сам, – привычно поблагодарил хохмача Александр, после чего обратился к Денису: – Пойдём?

В кабинете, где состоялся их предыдущий диалог, было прохладно, и хозяину пришлось вручную разбираться со своенравным климат-контролем.

– Я не буду читать тебе нотации, мой юный друг, – на сей раз он обошёлся без вводной части. – Думаю, ты и сам всё прекрасно понимаешь. Также я не буду спрашивать тебя, зачем ты это сделал. Если захочешь, сам расскажешь. Но некоторые вопросы я задать обязан, поэтому заранее прошу прощения за излишнюю жёсткость. Хорошо?

Хакер кивнул, и Архипов, пристально наблюдая за ним, укрепился в первоначальном мнении – пациент небезнадёжен. Кажется, за время пребывания в обезьяннике тот осознал масштаб совершённого проступка. Жаль только, выводы сделал неверные.

– Готов?

– Угу.

– Отлично. Денис, скажи, пожалуйста, какие у тебя отношения с отцом?

– Не знаю, – парень почесал подбородок. – Средние.

– Окей. Пусть так. А какие у тебя отношения с матерью?

Кожа на лбу юноши пошла волнами, плечи напряглись, дрогнувшие веки опустились, скрыв смущение во взгляде. Воцарилась тишина. Александр почувствовал, как возникшее между ними доверие тает, и поторопился взять инициативу в свои руки.

– Денис, правильно ли я понимаю, Анна Вячеславовна тебе приходится мачехой?

Эта гениальная идея посетила его в такси, когда он вспомнил ненароком о болезненной реакции преступника на слово «мама». Слишком фантастичная получалась гипотеза и безумная, но Архипов должен был убедиться.

– Да пофиг! – после длительной паузы воспрянул Денис. – Считайте меня психом, но я уверен, шлюха, которую вы видели, не моя мама!

Как говорят эзотерики, случайности не случайны. Какова вероятность того или иного незначительного события? Каким непостижимым образом мелкие совпадения складываются порой в умопомрачительные картины и создают на выходе теоретически невозможный результат? Кто-то скажет: в том и заключается промысел Господень, однако Александра такой ответ не устраивал, ибо сомневался он в существовании Бога, потусторонних сил и загробного мира. Но иногда в его практике всё же попадались истории, не поддающиеся логическому объяснению, и разум вынужденно признавал торжество провидения.

Дело неопытного хакера – идеальный образец подобного откровения. Если бы не глупая оплошность на финальном этапе взлома – служба безопасности «Протуберанца» никогда бы не вычислила злоумышленника и не передала бы данные в милицию. Если бы досье на Дениса не попало к упрямому лейтенанту Соколову – парню в роли куратора достался бы лентяй Добродеев. Если бы Архипов пребывал в более демократичном расположении духа в день знакомства и некорректным поведением не вызвал бы у обвиняемого приступ отчаяния – не было бы неудачной попытки суицида, вследствие чего этот экстренный сеанс просто-напросто не состоялся бы.

Получается, к выявлению дурно пахнущих скелетов в шкафу Родионовых привела цепочка непрогнозируемых обстоятельств.

Недаром эзотерики говорят – случайности не случайны.

Своё повествование Денис начал с рассказа о детских воспоминаниях, самым ярким из которых был вечер, когда мама не вернулась домой. Отец старался успокоить сына, мол, она ушла не навсегда, а всего лишь уехала в командировку, но его увещевания не приносили пользы, мальчик не прекращал рыдать. По-видимому, лишний интерес со стороны соседей, возмущённых круглосуточными истериками шестилетнего чада, мешал Андрею Владимировичу, и тот, решив отойти от заранее намеченного плана, при Денисе позвонил по видеочату женщине, как две капли воды похожей на Анну Вячеславовну.

Ничего необычного, однажды Александр и сам стал свидетелем уникального преображения приятельницы среднего возраста в красивую молоденькую девушку. В век неотличимых от магии технологий с внешностью человека, если имеются средства, можно сотворить вообще всё что заблагорассудится!

– Я не знаю точно, что именно мне показалось странным, – парень рассеянным взором шарил по кабинету, будто искал какую-то подсказку, – но что-то в ней было явно не то.

Перебивать его Архипов не смел, а возникающие по ходу вопросы надёжно фиксировал в памяти.

– Короче, неважно! Всё равно где-то через месяц мы переехали в Стругацк. Якобы маму перевели сюда по работе. Так вот. Когда мы увиделись, я понял, это не она! От неё даже пахло иначе!

Аргументы Дениса, основанные на личных ощущениях и не подтверждённые фактами, с юридической точки зрения не значат ровным счётом ничего. Однако Александр ему верил. При встрече с родителями юноши Архипов тоже почуял некую фальшь в их манерах и речи: Анна Вячеславовна строила из себя обеспокоенную мамашу, а Андрей Владимирович волновался не столько за сына, сколько за его показания. Боялся, сволочь, что у следователей возникнут подозрения и косвенные улики? Боялся, как пить дать.

– Меня водили к психотерапевту, который сидел, как вы, и спрашивал всякую туфту.

Посмотрите-ка на него! Парень-то расслабился! Вон какие инсинуации позволяет себе, салага!

– Меня убедили в том, что я психически нездоров. Я так и думал, пока эта гадина не сказала, что терпеть не может звучание скрипки. А моя мама – настоящая мама! – играла на скрипке со школы! – последние слова Денис выкрикнул. – Гадина!

Скрипка? Неужто заговорщики упустили такую важную деталь при копировании личности? Сомнительно. Наверное, лже-Анна обронила вышеупомянутую фразу непреднамеренно.

Случайности неслучайны.

– Хм, – подал голос Александр, когда обвиняемый завершил свою душещипательную историю. – Денис, а ты готов повторить то же в милиции?

– Нет! – вскинул руки тот. – Нет, нет, нет!

– Почему?

– Я уже ходил туда. Мне сказали, что я идиот.

Архипов потянулся к смартфону, включил режим синхронизации с внешним устройством и уткнулся глазами в монитор, расположенный на краю стола – в стороне, чтобы не мешать беседующим.

– Странно, – задумчиво произнёс сотрудник КДН, плавным движением пальца перелистнув очередную электронную страницу. – В досье пусто, ни одного обращения в милицию.

– Вот видите, – погрустнел юноша. – А я ходил. Реально!

– Я тебе верю, Денис, – Александр сжал кулак, экран погас. – Почему «Протуберанец»?

– Не знаю. Объект выбирал не я, а Рэд Мастер.

– Хм. Ты удивишься, но по нашим данным, Родионов Андрей Владимирович часто фигурирует в документах, которые опубликовал твой вдохновитель.

– Он не мой вдохновитель! Он предатель!

– Хорошо. Не вдохновитель. Но ты не находишь это подозрительным? Может быть, под именем Рэд Мастер прячется кто-то из твоего окружения?

– У меня нет окружения. Я же сумасшедший. Забыли?

– И всё-таки. Твоё мнение?

– Я думаю, это случайность.

– Случайность, – эхом отозвался Александр, вспомнив о пресловутых эзотериках. – Может быть, и так, – он уронил взгляд на затемнённый дисплей телефона и сжал губы в тонкую полоску.

На заставке фотография кудрявой девчушки в сером костюме инопланетного исследователя. Детский утренник в честь дня космонавтики, двенадцатое апреля сорок четвёртого. Юлька задорно улыбается и держит под мышкой макет шлема с четырьмя ярко-красными буквами на лбу. «Вперёд! В светлое завтра!» – кричит дурёха, будущая покорительница неизведанных миров.

– Но стоить помнить, что завтра – результат сегодняшних поступков, – в пустоту изрёк Архипов.

– Что? – не понял хакер.

– Когда я был в твоём возрасте, отец показал мне старый репортаж из Израиля. В 2001 там случился теракт, смертник подорвался в толпе подростков у входа в клуб. Многие погибли. Так вот, спустя несколько лет журналисты нашли двух выживших девочек. Первой очень повезло, она пострадала несильно, стеклом посекло кожу. А вторая, наоборот, пережила несколько сложных операций – стержень в ноге, инвалидность и все вытекающие. Им обеим задали один и тот же вопрос: как они живут после того ужаса и что с ними вообще происходит.

Денис молча недоумевал – зачем куратор ему это рассказывает?

– Первая пожаловалась, что живётся ей тяжело, людская злоба и жестокость очень пугают её. Ответ второй, которая, напомню, осталась инвалидом, был диаметрально противоположным. Учёба в университете, спорт по мере возможностей, хобби. Журналисты поразились такому контрасту и спросили её: «Разве у тебя нет ненависти? Нет желания поквитаться?»

Во время короткой паузы Архипов оценил состояние пациента как удовлетворительное. Парень продолжал слушать, но по-прежнему плохо улавливал связь между своей проблемой и событиями полувековой давности.

– Она резко возразила: «Нет. Главной целью этих людей было отобрать у меня счастье. А если я начну сражаться и мстить им, то получится, что они меня победили. Нет уж, я останусь счастливой – вот мой выбор».

Лицо Дениса вытянулось.

Ага, дошло-таки!

– Подумай о том, какой путь тебе ближе, – Александр поднялся из-за стола. – А вечером сообщишь о своём решении.

* * *

– И чем тебе так нравится «Костя-космонавт»? – спросил Александр, когда Юлька, наконец, допела въедливую песенку из популярного мультсериала.

– Он сийный! – девочка широко раздвинула руки, продемонстрировав внушительные габариты знаменитого новосоветского героя. – А есё он летает в космос! Я тозе хотю!

Ночью в городе бушевала гроза, но утро выдалось, на удивление, знойным. Яркое летнее солнце обжигало кожу, горячий воздух, смешанный с пылью, щекотал ноздри, постоянно хотелось пить. Архипов плохо переносил жару и духоту. Если бы не обещание, данное дочери накануне, он ни за что не попёрся бы в этот злосчастный парк. Дома кондиционер, холодильник, прохладный душ – много ли ему нужно для счастья?

– Какие твои годы? Выйдешь замуж за космонавта, и он свозит тебя на Марс, – сдуру ляпнул отец.

– На-афиг за-амуз? – протянула Юлька. – Я сама хотю! Я тозе сийная!

– Сильная-сильная. Всё. Пойдём. Аккуратно! Не упади опять.

– Хоросо, – прощебетала она.

Вообразив себя самолётом или звездолётом, дочка вприпрыжку и с характерным звуковым сопровождением принялась бегать вокруг Александра. Под ноги беззаботная дурёха, конечно же, не смотрела – что там, внизу, любопытного может твориться? Подумаешь, затоптала ленивую пчелу и на скорости промчалась по мелкой лужице. С кем не бывает?

– Ну-ка! – грозно нахмурился отец, на чьи шорты угодило несколько грязных капель. – Я же просил! Аккуратно!

– Прости, папа, – потупилась Юлька. И, поразмыслив, простодушно заявила: – Но я зе не упала!

– Ладно, – смягчился Архипов. – Ничего страшного.

Однако непоседа, честно скажем, уже и думать об этом инциденте забыла. Увидев на полянке белочку, она вознамерилась поймать шустрого зверька во что бы то ни стало!

– Далеко не убегай, чтобы я тебя видел! – крикнул Александр.

Полуторачасовая ловля голубей, воробьёв и пушистых грызунов серьёзно его измотала. «Пора бросать курить!» – раз двадцать подумал он, с завистью наблюдая за неугомонным ребёнком. Но к разочарованию девочки, их продолжительная охота за обитателями парка не увенчалась успехом, и Юлька, расстроенная, плюхнулась на землю.

– Не даются они тебе? – отец присел подле неё на корточки.

– Тупые!

– Не ругайся, а то мама опять все конфеты отберёт.

– Сё равно тупые!

– Они тебя боятся, только и всего. Не злись, поехали лучше домой?

Дочка стрельнула ярко-синими глазками в папу и хитро прищурилась:

– На атобусе?

– Ну да, – угодил в расставленные сети Александр.

– Не хотю!

– Эм-м. А на чём хочешь?

– На ракете!

– Где ж я тебе возьму ракету?

– Не знаю, – пожала плечиками девочка. – Моё дело – казать, твоё дело – искать.

Приехали! Проявление женской натуры во всей красе?

– Классно. Может быть, всё же поедем на автобусе, чтобы успеть на новую серию «Кости-космонавта»? – предложил Архипов.

– Тогда купи мне гусёнки!

– Недавно же покупали, а ты почти не ела. Зачем тебе сгущёнка?

– Лутсе купи гусёнку, она десевле ракеты, – сердитая Юлька то ли угрожала, то ли, наоборот, заботилась о семейном кошельке.

– Сдаюсь! Едем на автобусе, и возле дома я куплю тебе сгущёнку, хорошо?

– Хоросо!

Папа с облегчением поднялся, нежно обхватил хрупкую ладошку и неспешно зашагал в направлении рокового пешеходного перехода. Хмурился отчего-то, поглядывая на пинающую камушки озорную дочурку.

Будто чувствовал, что ведёт её на смерть.

* * *

Серые тучи навевали тоску, мерзкая морось оседала в лёгких, изредка пробегал по верхушкам деревьев сентябрьский ветерок. На место встречи Архипов прибыл чуть раньше оговоренного срока и теперь прятался от непогоды под арочным навесом, растущим из скамейки. Пустая пепельница стояла рядом, там же лежала початая пачка сигарет. На расположенной напротив лавочке нежились подростки, которых несколько смущало чужое присутствие, но Александр старательно делал вид, словно не замечает их. Мелодия звонка, установленная на его смартфоне, спугнула молодёжь – парень с девушкой вдруг поднялись, взялись за руки и направились куда-то вглубь парка.

– Да? – Архипов поднёс потёртый гаджет к уху.

– Магазин «Антиквар» приветствует вас! – продекламировал автоответчик. – Ваш заказ успешно доставлен по адресу: город Стругацк, улица…

– Рановато вы, – отключившись, пробурчал Архипов.

Зацепина Юрия Николаевича он узнал издалека. Крупное телосложение, бритый под ноль череп, уверенная походка и стальной, обжигающий холодом взгляд – примечательная личность, с которой шутки плохи.

– Добрый вечер, – Юрий Николаевич не подал руки.

Впрочем, Александр тоже не испытывал желания её жать.

– Присаживайтесь, – похлопал ладонью по скамье последний, сунув в рот сигарету.

Щёлкнула и зашипела газовая зажигалка, после чего расстояние между мужчинами вмиг заполонил дым. Зацепин даже не поморщился, хотя терпеть не мог запах табака.

– Зачем ты меня звал?

Архипов глубоко затянулся, вновь вынул из кармана смартфон и активировал передачу данных на выбранное устройство.

– Лови.

Пауза. Зрачки Юрия Николаевича сузились, впились в лицо сотрудника КДН, но тот отвёл глаза, поскольку знал, что с чекистом не следует выходить на прямой зрительный контакт. Задавит.

– По-прежнему строишь из себя святого?

– Не хочется снова начинать этот разговор, – Александр стряхнул пепел и посмотрел в сторону пешеходника, где восемь лет назад произошла ужасная трагедия.

– Ты же понимаешь, что так не будет продолжаться вечно?

Небольшая веточка брякнулась о пластиковый навес и, скатившись по нему, рухнула на асфальт.

– Понимаю. Я, к сожалению, не вечный, а значит, рано или поздно умру, – покосился на неё Архипов.

– Александр, – грубым тоном одёрнул собеседника Зацепин, – ты ведёшь опасную игру и, видимо, не осознаёшь, чем она может обернуться. Когда-нибудь ты попадёшься.

– А ты меня вытащишь.

– С чего бы? Я не стану так рисковать карьерой.

Встречи с Юрием Николаевичем всегда проходили в режиме жёсткого прессинга, во время которого чекист непременно касался этой нежелательной темы. Архипов понимал, чего добивается оппонент, и потому волю чувствам не давал.

– Ты уже рискнул. Когда выпустил своего недомерка из дома. Когда купил ему тачку с ручным управлением и позволил сесть за руль. Ты допустил фатальную ошибку, когда родил его и забил на воспитание, – дёрнув щекой, отец погибшей девочки, выпустил наружу струю белого дыма и уставился вдаль.

Они ненавидели друг друга, но оба держались в строго определённых рамках: Александр ради Юльки, а Зацепин ради себя и своего проклятого отпрыска. В сущности, Юрий Николаевич, имея обширные связи во властных кругах, мог легко избавиться от назойливого шантажиста, но тот однажды сделал недвусмысленный намёк о наличии страховки. Информация о преступлении с участием сына человека, занимающего высокий пост в силовой структуре, быстро разлетится по интернету. Блогерам только повод дай, вмиг состряпают сенсацию.

– Чего ты хочешь?

– Чтобы ты ходатайствовал за мальчика, чьё досье я тебе скинул. Из него может получиться талантливый специалист по сетевой безопасности. Но мне нужно два года. За два года я слеплю из него законопослушного гражданина, – Архипов потушил окурок.

– Сколько ему лет?

– Шестнадцать.

– Примечательный кадр?

– Очень.

– Я посмотрю, что можно сделать. Это всё?

– Он не исправится.

– Кто? Мальчик? Зачем тогда…

– Твой сын, – перебил чекиста Александр. – Он не исправится. А знаешь почему? Потому что ему всё сходит с рук.

Зацепин поднялся с лавки, посмотрел на своего визави и негромко обронил:

– Как и тебе.

В Юлькиной комнате властвовала тишина. Татьяна неподвижным изваянием застыла за спиной мужа и пыталась унять ускорившееся сердцебиение. С её ресниц сорвалась крохотная слезинка, а горле поселился ком. Со дня смерти дочурки минуло уже восемь лет, но боль так и не исчезла. Архипова похудела, осунулась, сморщилась, у неё появились седые волосы, которые приходилось регулярно подкрашивать. А ещё ей периодически снились странные сны, где Юлька просила передать отцу спасибо.

Татьяна не была дурой и видела, что супруг занимается безостановочным самоедством. Она хотела, но не знала, как ему помочь. Ответственность за произошедшее Александр целиком взвалил на себя и намеревался в одиночку тащить этот крест. Стремление помочь другим, спасти заблудшие души произрастало оттуда же – он отчего-то возомнил, что должен искупить свою вину перед дочерью.

Сегодня он пришёл домой с чёрным свёртком в руках. Перешагнул порог персонального святилища, пригнулся, чтобы не стукнуться о пластмассовую модель межпланетного лайнера, подвешенного к потолку, и приблизился к миниатюрному столику, за которым восседали четыре человекообразные куклы. Их лишённые разума взоры были направлены на жестяную консервную банку голубого цвета. Архипов забрал её и на освободившееся место поставил новую.

Над кроватью торчали два самореза из нержавейки, их Александр приготовил заранее, когда оформлял заказ в интернет-магазине «Антиквар». Расстегнув чехол и бросив его на покрывало, отец Юльки подушечками пальцев нащупал пазы и осторожно вставил в них шляпки крепёжных изделий, выступающих из стены. Сделал два шага назад, склонил набок голову и улыбнулся.

Декоративная скрипка пришлась ему по вкусу.

* * *

Каждый исторический период олицетворяется прежде всего людьми, жившими в то время. Все мы знаем и помним героев Великой Отечественной войны, совершивших в буквальном смысле невозможное; великих учёных и инженеров, запустивших человека в космос; лётчиков и естествоиспытателей, которые рискнули собой во имя прогресса. Но, к сожалению, мы не знаем и не помним тех, кто не отметился громкими достижениями, но внёс свой неоценимый вклад в развитие нашей страны и всей цивилизации в целом.

Как я писал выше, в отцовской коллекции было множество различных вещей и масса связанных с ними познавательных историй. Старый кнопочный телефон, лежавший возле зеркала, принадлежал уличному воришке, ставшему впоследствии востребованным в столице хирургом. Бутылку дешёвого пойла папе шутки ради подарил бездомный сирота, а ныне мастер по ремонту технически сложного оборудования. Газовый баллончик с продолговатой ржавчиной на корпусе достался ему в наследство от изнасилованной четырнадцатилетней девушки, которая спустя два года жестоко отомстила обидчику. Сегодня она работает в детском саду. Милая женщина, кстати! И не скажешь по ней, что бедняжка пережила такое.

Ну и, наконец, бриллиант коллекции – декоративная скрипка, висящая над кроватью моей погибшей сестры. К сожалению, историю этого человека я поведать вам не могу, потому что, мои дорогие читатели, вы сразу поймёте, о ком идёт речь.

Как говорил всем известный Костя-космонавт, завтрашний день – результат сегодняшних поступков. Будущее рождается здесь и сейчас, всякая страна, всякое общество начинается с одного человека.

Может быть, с тебя?

«Инженер человеческих душ»

Дмитрий Александрович Архипов

Стругацк, 2077



#2 Никита Баландин

Никита Баландин
  • Пользователи
  • 34 сообщений

Отправлено 10 January 2016 - 22:54

Прикрепленный файл  Коллекционер.doc   228.5К   233 Количество загрузок:

Исправленный вариант!

 

Автор: Баландин Никита Романович.

E-mail: balandin.nick@gmail.com.

Vk.com: https://vk.com/balandin.nick.

Название: «Коллекционер».

 

Во многих «умных» книгах, снискавших невероятную популярность в начале двадцать первого века, написано: мир не изменить, меняйся сам, учись подстраиваться и прогибаться, поскольку твоё упрямство, твои стремления и идеалы, твоё личное счастье никому, кроме тебя самого, не интересны. Правила игры определены задолго до нашего рождения, и повлиять на них мы не в силах, следовательно, главная задача человека – получить от жизни максимум. Максимум удовольствия, максимум положительных эмоций, максимум материальных благ…

Грустно, когда ценности целого поколения сводятся к финансовым достижениям, статусу, брюликам, а успешность, предполагающая исключительно денежный достаток, становится панацеей – новейшей религией, которая не требует от паствы ни духовности, ни самоконтроля, ни нравственности. Будь собой, кричали пророки того времени, отключи вечно галдящий разум, дай волю чувствам, ведь не зря Господь даровал нам их! Будь собой, вожделей, кайфуй, потребляй, ведь это так естественно! Будь собой, делай всё, что тебе заблагорассудится, ведь ты никому ничего не должен – свобода каждого из нас священна!

Подобные деструктивные лозунги имели далеко идущие последствия, и даже десятилетия нудной воспитательной работы не возместили нанесённый ими ущерб. Слишком велико влияние упомянутой религии, ибо базируется она на животных инстинктах, низменных потребностях и отсутствии каких бы то ни было границ. Как говорил герой старого советского фильма, человек хочет только жить и жрать, причём жить как можно дольше, а жрать как можно слаще. Кому нужны чёртовы идеологии, чёртовы мечты о светлом будущем и прочие высокие материи? Желания среднестатистического обывателя вращаются вокруг сформулированного ещё Ювеналом примитива – хлеба и зрелищ. «А после нас хоть потоп!» – изрекла однажды расточительная маркиза де Помпадур, и кто бы мог подумать, что её отвратительная позиция в будущем обретёт беспрецедентную популярность.

Жаль, но эгоизм, возведённый в абсолют, неискореним, и потому гнилая мораль по-прежнему процветает, вопреки стараниям редких ассенизаторов.

Размышляя об этом, Александр Архипов поневоле вспомнил случай, приключившийся с ним и его дочерью много лет назад. В тот миг Юлька, пожалуй, впервые столкнулась с повседневным людским хамством. Она оказалась, мягко выражаясь, потрясена, когда немолодая радетельная женщина уступила ей место в общественном транспорте, а стоявший рядом «защитник Отечества» бессовестно воспользовался замешательством девочки и плюхнулся на освободившееся сиденье. Юлька так и застыла с раскрытым ртом да широко распахнутыми глазами. Превратилась в громкоголосую мегеру немолодая радетельная женщина, но её бранные изыски не принесли плодов. Вскоре она покинула душный переполненный автобус, сказав напоследок нечто совершенно непристойное.

– Папа, а почему дяденька занял моё место? – спросила дочка чуть погодя.

Что должен был ответить отец? «Потому что дяденька – невоспитанный олень, и ему плевать на всех» или «потому что дяденька устал стоять и тоже хочет отдохнуть»? Что? Стыдно признаваться, но Александр по сей день не знал, как себя следует вести в аналогичных ситуациях, как реагировать на откровенное скотство и как потом объяснять ребёнку мотивы окружающих нас подлецов. Какие аргументы использовать, отвечая на распространённый детский вопрос: «Почему другим можно, а мне нельзя?»

Правильно ли Александр поступил тогда, солгав дочери, будто дяденька играет в театре и готовится к роли злодея? Во всяком разе Юльку это известие обрадовало, она предсказуемо засияла от восхищения, а бравый псевдоактёр припечатал отца-рохлю презрительным взглядом и надменно усмехнулся.

Кулаки зачесались, ей-богу! Очень хотелось вмазать чванливому уроду, но худощавый и сухонький Александр был заведомо слабее здоровенного бугая, похожего на сорокалетнюю версию заправского плохиша из подросткового фильма.

Порыв холодного ветра, словно звонкая пощёчина, хлёстким ударом выдернул Архипова из транса, взъерошил чёрные, поседевшие на висках волосы, обжёг коротким прикосновением небритые щёки. По-осеннему сонные деревья прошипели что-то неразборчивое, недовольно зашелестела пожухлая листва. Выкинув из головы малоприятные мысли, Александр в последний раз глубоко затянулся и вдавил окурок в донышко карманной пепельницы.

Раньше они с дочерью регулярно бывали здесь, гуляли по парку, кормили белок и голубей, но теперь посещение «зелёной» части города вызывало у отца Юльки лишь горечь, ярость и стыд. Куда подевались счастливые улыбки, смех, разговоры о сказочных персонажах? Забавный кукольный променад, восторженный писк при виде ловких зверьков с пушистым хвостом?

Как же всё-таки быстро летит время… Невообразимо быстро!

Александр стал часто думать о неизбежном, о глобальном и непостижимом. Сам диву давался – никогда не замечал за собой подобного, отнюдь не философствующей натурой вроде бы был. Возраст, видимо, берёт своё. Из-за него все метаморфозы. Однако хватит на сегодня глобализма да философии, пора и честь знать.

Поднявшись со скамьи, он извлёк из внутреннего кармана пиджака потёртый смартфон, включил его. Система автоматического оповещения предупредила владельца о шести пропущенных вызовах и двух непрочитанных сообщениях. Получасовой офлайн не остался незамеченным, как, собственно, и возвращение в сеть. Буквально через несколько мгновений после загрузки гаджет отозвался мелодичной капелью фортепиано и жужжанием вибрации, на дисплее высветилось знакомое лицо с подписью «Юра Добродеев».

– Слушаю, – негромко отозвался Александр, поднеся к уху давным-давно вышедший из моды аппарат.

– Саня, ты куда, блин, пропал? – хлынула из динамика волна показушного возмущения.

Ответа не последовало.

– Тут «погоны» очередного привезли!

– Так обработай, в чём проблема?

– Проблема? В том, что они просят именно тебя, а ты хрен знает где! Вот в чём проблема!

– Странно, – Архипов предпочёл не заострять внимания на эмоциональной вспышке помощника. Бесполезно, хладнокровие и рассудочность чужды импульсивному Добродееву. – Что за пациент? Опять сынок «уважаемого» лица?

– Нет. Подробности выясняем. Пока известно, что пацану шестнадцать. Зовут Денис. По делу толком ничего не понял, но слышал, «Протуберанец» замешан. Ждём тебя.

– Понятно. Выезжаю.

– Окей, до встречи!

Александр бросил трубку, не попрощавшись. Все эти ритуальные «пока», «до скорого», «до свидания» он использовал только в диалогах с клиентурой и только при необходимости. Некоторых, особенно женщин, задевало столь пренебрежительное отношение к этикету, однако чужие инфантильные обиды Архипова интересовали слабо.

Пальцы выхватили из полупустой пачки свежую сигарету. Щёлкнула зажигалка. Вдох. Выдох. Вот бы вновь вернуться в то отвлечённое состояние, подумать о детях, о будущем, пофантазировать о Вселенной и далёких мирах, бесцельно поспорить с самим собой о существовании Творца.

Но мысли, к сожалению, уже переключились на рабочий лад.

В отделение он прибыл спустя двадцать минут. В середине дня движение в городе не такое плотное, как в часы пик, и автомобиль преодолел десятикилометровое расстояние почти без остановок. Пару раз бортовой компьютер сбрасывал скорость, чтобы пропустить редких пешеходов, но на общем времени пути это никак не сказалось. А жаль! В дороге Александра сморило, и он бы с удовольствием подремал ещё немного.

Увы. Сон, как говорится, роскошь, доступная не каждому.

Отделка офисных помещений, закреплённых за социальной службой, где трудился Архипов, была выполнена в светлых тонах. Бежевые обои, грязновато-белого цвета навесные потолки, тёмно-жёлтый линолеум, двери из серого пластика – типовое для государственной организации интерьерное решение, создающее, если откровенно, атмосферу обыденности и уныния. Сотрудники с посетителями сюда, разумеется, не веселиться приходили, но дизайнерам, прежде чем приступать к декорированию, всё же следовало учесть некоторые специфические особенности происходящего в этих стенах.

– О! Саня! Быстро ты!

Александр чудом сумел уклониться от неожиданно вылетевшего из-за угла Юрия. Низкорослый и, невзирая на полноту, ловкий, тот обычно пулей носился по коридору из кабинета в кабинет, из-за чего создавалось ложное впечатление, будто забот у бедняги через край. На самом же деле половину рабочего времени пройдоха тратил на неприкрытое заигрывание с дамами и философские дискуссии с джентльменами, а после жаловался, мол, ничего не успевает. Безалаберный плут!

– Что это ты с чёрного хода? – неподдельно изумился он и, хитро прищурившись, тут же выдвинул грандиозную гипотезу: – От Петровой прячешься, да? Правильно! Та ещё стерва!

Добродеев, как всегда, был полон задора и молодецкой удали, словно ему не тридцать три недавно стукнуло, а едва перевалило за восемнадцать – этакий жизнерадостный колобок, который не прочь поделиться хорошими новостями, посмеяться на общепринятые темы и безобидной шуткой поддержать товарища в трудную минуту. Александр неоднократно ловил себя на мысли, что Пухляшик, как его ласково величали женщины, даже по каплям выскребая на севере нефть из оскудевших месторождений, наверняка остался бы таким же бодрым и энергичным.

– Чего грустный? Случилось что?

– Да так, – отмахнулся Архипов. – В «Полянку» по пути заезжал.

– А-а-а, – понимающе протянул помощник. Ему, как и всем остальным, было хорошо известно, какую роль в судьбе Александра играет этот проклятый парк. – Без тебя, кстати, всё кубарем, – Юрий посчитал за лучшее перевести беседу в менее депрессивное русло.

– Ну не томи, раз начал. Что у вас стряслось?

Докладывать кратко и по существу Добродеев не умел – устный отчёт в его исполнении всенепременно превращался в бессвязную околесицу. Часто сбиваясь и отвлекаясь, он размазывал полезную информацию по тексту, лишая слушателя возможности вникнуть в суть проблемы. Чтобы Юрий не заблудился в дебрях собственных речевых конструкций, Александр бесцеремонно прерывал его, задавал уточняющие вопросы, и с горем пополам выяснил-таки, что сегодня около двух часов пополудни к ним в отделение поступил подросток, совершивший особо тяжкое преступление. Денис Андреевич Родионов, родился в 2036 на Урале в семье предпринимателей, в 2042 с отцом и матерью переехал в Стругацк, где поныне живёт и учится. Точнее, жил и учился, поскольку за статью, которую ему вменяют, садят далеко и надолго.

Занятный случай, учитывая, что обвиняемый ранее не привлекался, не разбойничал, в крупных потасовках не участвовал, даже минимальных административных штрафов не имел. Обычный ботаник, и тут вдруг…

– Хорошо, но «Протуберанец» здесь при чём? – Александр вновь грубо вклинился в словесный поток коллеги. – Почему именно он?

– А я откуда знаю? – миниатюрная ладонь Добродеева объяла дверную ручку. – Готов? – полушёпотом спросил он.

Архипов подобрался, привёл в порядок хаотичные мысли и коротко кивнул.

– Прошу, – Юрий тактично пропустил начальника вперёд.

В приёмной присутствовали двое – мужчина и женщина, оба опрятные, стильные, напыщенные донельзя. Родители Дениса встретили сотрудников КДН колючими взглядами и невнятным бурчанием вместо приветствия. В отце мальчика Александр с лёгкостью распознал филистимлянина с гипертрофированным апломбом, а в матери увидел тщательно скрываемый за маской беспокойства образ манерной, заносчивой и капризной «леди». Судя по всему, она принадлежала к тому типу женщин, которые больше времени уделяют внешности, нежели воспитанию детей. Выглядела мадам, несомненно, превосходно – красивая, ухоженная, с манящим декольте, будто на банкет явилась.

Будущие собеседники вызвали у Архипова приступ острой неприязни. Не любил он кичливых спесивцев и высокомерных профурсеток, презирал их эгоистичные идеалы и антисоциальные убеждения. Однако на физиономии его чувства никак не отразились. Назвавшись и пожав руку главе семейства, Александр устроился поудобнее в старом скрипучем кресле напротив посетителей и попросил тех представиться в ответ.

– Родионов Андрей Владимирович, – пробасил мужчина, поправляя бардовый галстук. – И Родионова Анна Вячеславовна.

Женщина натянуто улыбнулась, чуть подалась вперёд, с театральной жеманностью водрузила ногу на ногу. Взор Архипова непроизвольно скользнул по загорелым плечам и замер на роскошном бюсте. Обладательница безупречных форм наверняка сама не понимала, что творит. Ни для кого не секрет, умение добиваться своего через соблазнение или проявление слабости заложено в женской натуре с рождения, но это уже явно перебор!

– Ваш сын обвиняется в государственной измене, и передо мной стоит задача – провести с ним психотерапевтическую работу сообразно выдвинутым обвинениям, – холодным тоном произнёс Александр, отметив мимоходом, что лживая тревога подозрительно быстро сползла с милого личика Анны Вячеславовны. – Вас ввели в курс дела? У вас имеются ко мне какие-то вопросы?

* * *

Завсегдатаи специализированного форума, стать участником которого могли лишь обладатели вожделенного инвайта, не воспринимали Дэна всерьёз. Они непрестанно подшучивали над ним, высмеивали его заурядные способности и бездарные идеи. Наверное, поэтому новичок поддался на уговоры Рэд Мастера и согласился помочь ему в одном сомнительном мероприятии. «Будет круто, – обещал авторитетный сетевой взломщик. – Ты прославишься на весь мир!»

Подобно любому наивному подростку, чья личность формировалась под влиянием нынешней прозападной пропаганды, парень мнил себя извечным противником дважды прогнившего коммунизма, бесстрашным борцом с тоталитарным режимом, интернет-воином, способным сокрушить любые преграды. Но реальность, как это часто бывает, развеяла хрупкие иллюзии в пыль. На поверку глупый мальчишка оказался трусом, слабаком, пешкой, которую судьба-злодейка не глядя смахнула с доски.

Когда малолетнего преступника вычислили, схватили и привезли в милицию, он готов был расплакаться от охватившего его ужаса. Денис испугался – по-настоящему, до колик в животе, до икоты, до желания повеситься! Подросток был уверен: его будут судить и обязательно осудят. Обесчестят, уничтожат, растопчут, а потом грохнут! Нет, в новостях, конечно же, поведают, что неудачливого хакера посадили, но на самом деле от него избавятся при первой же возможности! Так и будет! Родионову-младшему уже шестнадцать, и парень давно понял, как работают долбанные законы. Они не только помогают ворам да убийцам наживаться на простых людях, но и оберегают мразей от заслуженной народной мести! В отличие от слепого зомбированного стада, Денис не желал мириться с таким положением вещей, но восторженное быдло его подвиг никогда не оценит, никогда не поймёт! А подыхать попусту ой как не хотелось.

Твари! Ограниченные тупицы! Крысы, забившиеся в угол и боящиеся нос высунуть наружу! Никчёмные рабы!

Он сидел, понурив голову, на приколоченном стуле и размышлял о выпавшей на его долю трагедии. Что дальше? Избавить парня от наказания может только чудо, но чудес не бывает: мир жесток и несправедлив, а люди – мерзкие, отвратительные создания. Никто не спасёт бедолагу! Отцу, по большому счёту, плевать, его интересует лишь собственная репутация. Друзей вне виртуала у Дениса тоже не было. Сослуживцы из популярной онлайн-игры через пару недель и вовсе забудут о его существовании. А Red Master оказался предателем и пропал сразу же после успешного завершения операции.

Дерьмо!

– Вставай. Пойдём. Настал твой звёздный час, пацан.

В комнату с узеньким окошком у потолка и запирающейся снаружи дверью вошёл конвоир, который, как понял преступник из случайно подслушанного разговора, лично вызвался сопровождать «мелкого кретина». Лейтенант Соколов долгое время являлся единственным человеком, с кем Денису дозволялось видеться. «Как долго, не знаю. До выяснения обстоятельств», – постоянно твердил следователь, когда обвиняемый робко интересовался о длительности своей изоляции.

– В какие казематы на сей раз?

– В концлагерные, умник, – проворчал Григорий Павлович. – Подъём! Не вынуждай меня обращаться с тобой, как с падалью.

– Вы и так ко всем, кто не с вами, относитесь, как к падали, – с вызовом бросил парень.

– Да неужели? Таскаюсь с тобой. Сюсюкаюсь, как мамка. А мог бы закинуть в СИЗО ко всяким моральным уродам. Это, по-твоему, как к падали?

Денис насупился и молча вышел в коридор с идиотскими бежевыми обоями на стенах да тёмно-жёлтым линолеумом на полу.

* * *

Обвиняемый всем своим видом напоминал маленького забитого волчонка, никому не нужного, одинокого и несчастного, рискнувшего доказать всем, что он опасный хищник, а не никчёмный комок шерсти. Но бросаться на самого сильного самца в стае – поступок, мягко говоря, опрометчивый. И недальновидный. Хотя навряд ли детёныш сознавал потенциальную опасность или думал о последствиях, прежде чем совершить такую глупость.

Почерневшие у корней волосы зачёсаны набок и скрывают половину лица, в глазах – огонёк подавленной злобы, движения нервозные и дёрганные. Парень явно жалел о содеянном. Если бы ему выпала возможность изменить прошлое, он бы с радостью ею воспользовался. Интересно, что послужило причиной раскаянию? Инстинктивный страх? Или же совесть?

– Спасибо, Гриша. Дальше я сам, – обратился к конвоиру Александр, когда Денис разместился в предложенном ему мягком кресле.

– Уверены, что моё присутствие не понадобится? Пацан числится, между прочим, как опасный преступник, – молодой милиционер был не в пример болтлив и любил лишний раз пошутить.

– Спасибо за предупреждение, но я, пожалуй, справлюсь, – не остался в долгу Архипов. – Если что, вспомню молодость и занятия по айкидо. В крайнем случае достану из тумбочки пистолет и пристрелю негодяя.

Родионов-младший вздрогнул, побледнел и принялся судорожно озираться в поисках укрытия либо орудия для самозащиты.

– Расслабьтесь, Денис. Профессиональный юмор, – улыбнулся Александр, когда за хихикающим Гришей закрылась дверь. – Здесь вас никто не тронет, я обещаю.

– Я расслаблен! – огрызнулся тот. – Просто меня достали уже эти бесконечные пытки!

Немудрено: следователи, поди, досуха выжали бедного пацанёнка. По крайней мере, его присутствие здесь говорило об успешном завершении серии допросных мероприятий.

– Денис, расскажи, пожалуйста, о себе, – Архипов перешёл на «ты». – Где и когда родился? Где и как учился?

Он проигнорировал патетическое заявление подростка и принялся подбираться к нему издалека. Сначала необходимо втереться пациенту в доверие, расшевелить его и только тогда задавать «красные» вопросы. Первые пять-десять минут – разведка боем, определение горячих точек и выявление рычагов для манипуляции.

Парень сопротивлялся, на удивление, долго. Отвечал кратко и неохотно, словно боялся случайно раскрыть какую-то страшную тайну. Негатива не проявлял, был сдержан и спокоен – не каждый взрослый способен на протяжении получаса противостоять уловкам Александра. Однако рано или поздно любой орешек расколется, важно найти правильный вектор приложения силы.

– Твои родители не понимают, зачем ты на это пошёл. Они очень за тебя переживают.

Денис вспыхнул, огонёк подавленной злобы разросся до размеров многокилометрового лесного пожара, тонкие губы изогнулись, раздулись узкие ноздри. Банальная фраза возымела потрясающий эффект. Её следовало бы сказать раньше, но кто знает, как бы в этом случае отреагировал пациент. Может быть, именно сейчас был подходящий момент, парень достиг кондиции.

– Бред! – выкрикнул он. – Переживают они, как же! Отец волнуется совсем не за меня, а за свою карьеру! Его просто вышвырнут с работы, если репутация не будет соответствовать должности! А на меня ему пофиг! Как и на маму!..

На последнем слове Денис запнулся. Подозрительно.

– Как ты проник в систему «Протуберанца»? – резко сменил тему Архипов в надежде, что поддавшийся эмоциям парень не сдержится.

И прогадал. Родионов-младший дёрнул подбородком и снова ушёл в глухую оборону. Тактика, конечно, не самая действенная, но Александр был вынужден признать, что пацан силён. Задатки крепкой воли и стойкого характера, плюс начитанность, если судить по речи, да высокий интеллект…

Жалко его. Мог бы получиться превосходный кадр. И зачем он ступил на кривую дорожку?

В общей сложности Архипов потратил на разговор с хакером-недоучкой около часа. Однако сколько бы ни бился, какие бы профессиональные умения ни применял – без толку. Обвиняемый закрылся, заперся в непробиваемом панцире, как пугливая черепаха.

– Ты хоть понимаешь, что жизнь себе испортил? – «включил» ментора Александр. – Слить государственную тайну в интернет – это тебе не страничку в социальной сети взломать. За измену Родине карают сильнее, чем за умышленное причинение смерти человеку.

Бесполезно. Упёрся и молчит. Что ж, придётся вскрывать, как…

«Банку сгущёнки», – пришло Архипову на ум необычное сравнение. Казалось бы, безобидное, но сотрудник комиссии по делам несовершеннолетних мгновенно помрачнел, встал, подошёл к двери и нарочито громко – так, чтобы Денис услышал – обратился к Грише:

– В обезьянник его! На трое суток! – выдохнув, Александр посмотрел на изумлённого конвоира и еле слышно добавил: – В воспитательных целях.

* * *

Стругацк в силу возраста не страдал от радикального консерватизма жителей или неграмотного проектирования. В отличие от той же Белокаменной, мегаполис, отстроенный в рамках проекта «Светлое Будущее», не знал проблем с транспортными развязками, ветхим жильём и прогнившей канализацией. Это и подкупило Архипова в далёком тридцать восьмом, когда тот, будучи выпускником московского вуза, вздумал покинуть «перегруженную» столицу. В итоге за неполные четырнадцать лет пребывания в Стругацке Александр ни разу не пожалел о принятом решении, ведь именно здесь он ни много ни мало обрёл себя, познакомился с девушкой Таней, женился на ней и стал отцом.

К сожалению, судьба не любит счастливых людей, и потому в жизни Архиповых не всё было гладко. Скорее, наоборот. Им пришлось столкнуться с тем, чего в нормальном сбалансированном обществе происходить не должно. Незваная гостья по имени Беда едва не уничтожила их хрупкий мир, Александр порой сам не понимал, каким чудом они с женой сумели сохранить рассудок и семью. Впрочем, вполне вероятно, супруги не питали друг к другу прежних чувств и держались вместе по привычке, лишь бы не очутиться наедине с собственным горем.

Всякая трагедия, как известно, оставляет неизгладимый отпечаток в душе человека, исподволь меняет его, влияет на мысли и поступки. Архипов, к примеру, в прошлом являлся активным защитником прогресса, ему неоднократно доводилось отстаивать точку зрения о позитивном воздействии на социум массовой автоматизации. Но это в прошлом, теперь он, напротив, ни на грош не доверял технике и системам искусственного интеллекта.

– Переход через улицу Станислава Лема разрешён.

Столпившиеся у края проезжей части люди дружно ринулись вперёд. Александр же, невзирая на зелёный сигнал светофора и выросшие из асфальта резиновые барьеры, продолжал стоять как истукан, пока машины, в семи случаях из десяти, кстати, управляемые компьютером, не замерли окончательно. Только тогда он ступил на жёлтую «зебру».

На противоположной стороне, прямо за торговым центром «Непобедимый» находился его дом. Высоченный, подпирающий пасмурное небо, которое того и гляди исторгнет из чёрного чрева тонны дождевой воды. У подъезда Александр привычно задрал голову и отметил, что на двадцать первом этаже в Юлькиной комнате опять включен свет. Архипова пробрало, в груди заклокотала злость.

Жена встретила его в прихожей. Услышав писк электронного ключа, она мигом выскочила из святая святых и виновато улыбнулась. Покуда супруг не разродился опять гневной тирадой, светловолосая женщина произнесла дрожащим голосом:

– Знаешь, я недавно поняла, что Бог не просто так...

В ответ на её нелепое оправдание муж раздражённо поморщился, резким взмахом руки заставил Татьяну замолчать и, сбросив обувь, проследовал в гостиную, где вот уже три месяца стояла Димкина люлька. Александр склонился над колыбелью и с теплотой посмотрел на миниатюрного мальчика, потерявшего родителей, но обретшего новых в лице Архиповых.

Различные умники могут говорить что угодно, дескать, младенцы ничего не понимают, дескать, младенцами движут исключительно инстинкты и плотские желания… Да, умники могут говорить что угодно, но в день знакомства Александр узрел в глазах этого невинного существа такую немыслимую скорбь, такую муку! Внутренности сжались от тоски, подкосились колени, в горле пересохло.

– Ну как ты тут, малыш?

– Агу, хы! – пожаловался тот, двинув ладошкой по погремушке, и вдруг расхохотался.

Сердце Александра преисполнилось решимости довести начатое до конца. Он «услышал» Димку! И вновь удостоверился в том, что всё делает правильно.

Примерно за час до запланированного подъёма на столе противно загудел смартфон. Разум ни в какую не хотел пробуждаться и сопротивлялся как мог дерзкому вторжению в сон. Но звонивший был весьма настойчив. Татьяна болезненно ткнула мужа локтем в бок, проворчала что-то явно недоброе и с головой нырнула под одеяло. Пришлось вставать и тянуться за вибрирующим девайсом, будь он трижды неладен.

– Тебе что, Соколов, жить надоело? – сдавленно возмутился Архипов, выходя из спальни.

Чуткий датчик уловил звук его шагов и перевёл систему освещения в активный режим. Лампочки, как им и полагалось, разгорались постепенно, чтобы не ослепить хозяина яркой вспышкой.

– Простите, Сан Борисыч! У нас ЧП! – протараторил не на шутку взволнованный Гриша.

Понятно. Плохие новости. Причём, как всегда, в самое неподходящее время!

– Что стряслось? – устало вздохнул Александр, обречённый, судя по всему, на вечный недосып.

– Этот дурак, мать его, надыбал где-то осколок стекла и чуть им вены себе не вскрыл!

Архипов оцепенел. Мозг молниеносно сгенерировал десяток возможных причин, согласно которым юноша пошёл на радикальные меры, но все они слабо коррелировали с реальностью. Поведенческие стереотипы и индивидуальные установки Дениса соответствовали вполне определённому типу личности без малейшего намёка на суицидальные наклонности.

– Жив?

– Да, Сан Борисыч, жив. Говорю же: чуть. Дежурный врач его сейчас осматривает. Вы приедете?

Может быть, игра на публику? Но зачем? Денис – ботаник, привыкший прятаться под сетевым псевдонимом, он бы никогда не отважился рискнуть жизнью ради привлечения чьего-либо внимания. Отнюдь. Ему комфортнее пребывать в тени, вдали от чужих глаз и ушей. Хотя чёрт его знает – в башке интровертов водятся порой такие жирные тараканы.

– Да, приеду.

Завершив разговор, Александр немедля запустил приложение поиска свободных машин и вернулся в спальню. С завистью покосился на Татьяну, открыл шкаф и шёпотом выругался. «Что тут скажешь, многоуважаемый Александр Борисович? Вы поддались эмоциям и допустили ошибку, едва не погубившую мальчика, – мысленно резюмировал он. – Браво, идиот! Браво!»

Одевался Архипов в спешке. Параллельно, дабы не скатиться в бестолковую меланхолию, занялся составлением сценария будущей беседы. Вскоре сотрудник КДН уже сидел в такси, мимо проносились разномастные здания, парки, пёстрые остановочные комплексы и спортивные площадки. Несмотря на ранний час, на улице было полно людей, туда-сюда сновали электробусы, где-то наверху периодически гудел монорельс.

Когда автомобиль с шашечками на борту достиг места назначения, цифра на центральном дисплее замигала красным. Нехилая натикала сумма! Служебный транспорт обошёлся бы в разы дешевле, но пока его выведешь из «спячки», пока передашь координаты, пока дождёшься приезда – вечность пройдёт.

Проведя паспортной картой по считывателю, пассажир выскочил наружу и зашагал ко входу в отделение.

– Здравствуйте, – механически буркнул охранник, измученный безуспешной борьбой с тоскливым бездействием длиною в ночь.

– Доброе утро, – походя обронил прибывший.

О традиционном посещении курилки он в суматохе позабыл и направился прямиком в медицинский блок. Но там никого не оказалось. Гриша с Денисом, как выяснилось позже, сидели на скамье в пустом коридоре возле приёмной и ждали его, Александра, прихода. О чём конвоир говорил с подопечным, навсегда останется загадкой: при появлении Архипова их голоса моментально стихли. Правда, Соколов успел сказать какую-то пакость напоследок, поскольку неудавшийся самоубийца краснел как рак и пытался спрятать непокорную улыбку.

– Спасибо, Гриша. Дальше я сам, – привычно поблагодарил хохмача Александр, после чего обратился к Денису: – Пойдём?

В кабинете, где состоялся их предыдущий диалог, было прохладно, и хозяину пришлось вручную разбираться со своенравным климат-контролем.

– Я не буду читать тебе нотации, мой юный друг, – на сей раз он обошёлся без вводной части. – Думаю, ты и сам всё прекрасно понимаешь. Также я не буду спрашивать тебя, зачем ты это сделал. Если захочешь, сам расскажешь. Но некоторые вопросы я задать обязан, поэтому заранее прошу прощения за излишнюю жёсткость. Хорошо?

Хакер кивнул, и Архипов, пристально наблюдая за ним, укрепился в первоначальном мнении – пациент небезнадёжен. Кажется, за время пребывания в обезьяннике тот осознал масштаб совершённого проступка. Жаль только, выводы сделал неверные.

– Готов?

– Угу.

– Отлично. Денис, скажи, пожалуйста, какие у тебя отношения с отцом?

– Не знаю, – парень почесал подбородок. – Средние.

– Окей. Пусть так. А какие у тебя отношения с матерью?

Кожа на лбу юноши пошла волнами, плечи напряглись, дрогнувшие веки опустились, скрыв смущение во взгляде. Воцарилась тишина. Александр почувствовал, как возникшее между ними доверие тает, и поторопился взять инициативу в свои руки.

– Денис, правильно ли я понимаю, Анна Вячеславовна тебе приходится мачехой?

Эта гениальная идея посетила его в такси, когда он вспомнил ненароком о болезненной реакции преступника на слово «мама». Слишком фантастичная получалась гипотеза и безумная, но Архипов должен был убедиться.

– Да пофиг! – после длительной паузы воспрянул Денис. – Считайте меня психом, но я уверен, шлюха, которую вы видели, не моя мама!

Как говорят эзотерики, случайности не случайны. Какова вероятность того или иного незначительного события? Каким непостижимым образом мелкие совпадения складываются порой в умопомрачительные картины и создают на выходе теоретически невозможный результат? Кто-то скажет: в том и заключается промысел Господень, однако Александра такой ответ не устраивал, ибо сомневался он в существовании Бога, потусторонних сил и загробного мира. Но иногда в его практике всё же попадались истории, не поддающиеся логическому объяснению, и разум вынужденно признавал торжество провидения.

Дело неопытного хакера – идеальный образец подобного откровения. Если бы не глупая оплошность на финальном этапе взлома – служба безопасности «Протуберанца» никогда бы не вычислила злоумышленника и не передала бы данные в милицию. Если бы досье на Дениса не попало к упрямому лейтенанту Соколову – парню в роли куратора достался бы лентяй Добродеев. Если бы Архипов пребывал в более демократичном расположении духа и некорректным поведением не вызвал бы у обвиняемого приступ отчаяния – не было бы неудачной попытки суицида, вследствие чего этот экстренный сеанс просто-напросто не состоялся бы.

Получается, к выявлению дурно пахнущих скелетов в шкафу Родионовых привела цепочка непрогнозируемых обстоятельств.

Недаром эзотерики говорят – случайности не случайны.

Своё повествование Денис начал с рассказа о детских воспоминаниях, самым ярким из которых был вечер, когда мама не вернулась домой. Отец старался успокоить сына, мол, она ушла не навсегда, а всего лишь уехала в командировку, но его увещевания не приносили пользы, мальчик не прекращал рыдать. По-видимому, лишний интерес со стороны соседей, возмущённых круглосуточными истериками шестилетнего чада, мешал Андрею Владимировичу, и тот, решив отойти от заранее намеченного плана, при Денисе позвонил по видеочату женщине, как две капли воды похожей на Анну Вячеславовну.

Ничего необычного, однажды Александр и сам стал свидетелем уникального преображения приятельницы среднего возраста в красивую молоденькую девушку. В век неотличимых от магии технологий с внешностью человека, если имеются средства, можно сотворить вообще всё что заблагорассудится!

– Я не знаю точно, что именно мне показалось странным, – парень рассеянным взором шарил по кабинету, будто искал какую-то подсказку, – но что-то в ней было явно не то.

Перебивать его Архипов не смел, а возникающие по ходу вопросы надёжно фиксировал в памяти.

– Короче, неважно! Всё равно где-то через месяц мы переехали в Стругацк. Якобы маму перевели сюда по работе. Так вот. Когда мы увиделись, я понял, это не она! От неё даже пахло иначе!

Аргументы Дениса, основанные на личных ощущениях и не подтверждённые фактами, с юридической точки зрения не значат ровным счётом ничего. Однако Александр ему верил. При встрече с родителями юноши Архипов тоже почуял некую фальшь в их манерах и речи: Анна Вячеславовна строила из себя обеспокоенную мамашу, а Андрей Владимирович волновался не столько за сына, сколько за его показания. Боялся, сволочь, что у следователей возникнут подозрения и косвенные улики? Боялся, как пить дать.

– Меня водили к психотерапевту, который сидел, как вы, и спрашивал всякую туфту.

Посмотрите-ка на него! Парень-то расслабился! Вон какие инсинуации позволяет себе, салага!

– Меня убедили в том, что я психически нездоров. Я так и думал, пока эта гадина не сказала, что терпеть не может звучание скрипки. А моя мама – настоящая мама! – играла на скрипке со школы! – последние слова Денис выкрикнул. – Гадина!

Скрипка? Неужто заговорщики упустили такую важную деталь при копировании личности? Сомнительно. Наверное, лже-Анна обронила вышеупомянутую фразу непреднамеренно.

Случайности неслучайны.

– Хм, – подал голос Александр, когда обвиняемый завершил свою душещипательную историю. – Денис, а ты готов повторить то же в милиции?

– Нет! – вскинул руки тот. – Нет, нет, нет!

– Почему?

– Я уже ходил туда. Мне сказали, что я идиот.

Архипов потянулся к смартфону, включил режим синхронизации с внешним устройством и уткнулся глазами в монитор, расположенный на краю стола – в стороне, чтобы не мешать беседующим.

– Странно, – задумчиво произнёс сотрудник КДН, плавным движением пальца перелистнув очередную электронную страницу. – В досье пусто, ни одного обращения в милицию.

– Вот видите, – погрустнел юноша. – А я ходил. Реально!

– Я тебе верю, Денис, – Александр сжал кулак, экран погас. – Почему «Протуберанец»?

– Не знаю. Объект выбирал не я, а Рэд Мастер.

– Хм. Ты удивишься, но по нашим данным, Родионов Андрей Владимирович часто фигурирует в документах, которые опубликовал твой вдохновитель.

– Он не мой вдохновитель! Он предатель!

– Хорошо. Не вдохновитель. Но ты не находишь это подозрительным? Может быть, под именем Рэд Мастер прячется кто-то из твоего окружения?

– У меня нет окружения. Я же сумасшедший. Забыли?

– И всё-таки. Твоё мнение?

– Я думаю, это случайность.

– Случайность, – эхом отозвался Александр, вспомнив о пресловутых эзотериках. – Может быть, и так, – он уронил взгляд на затемнённый дисплей телефона и сжал губы в тонкую полоску.

На заставке фотография кудрявой девчушки в сером костюме инопланетного исследователя. Детский утренник в честь дня космонавтики, двенадцатое апреля сорок четвёртого. Юлька задорно улыбается и держит под мышкой макет шлема с четырьмя ярко-красными буквами на лбу. «Вперёд! В светлое завтра!» – кричит дурёха, будущая покорительница неизведанных миров.

– Но стоить помнить, что завтра – результат сегодняшних поступков, – в пустоту изрёк Архипов.

– Что? – не понял хакер.

– Когда я был в твоём возрасте, отец показал мне старый репортаж из Израиля. В 2001 там случился теракт, смертник подорвался в толпе подростков у входа в клуб. Многие погибли. Так вот, спустя несколько лет журналисты нашли двух выживших девочек. Первой очень повезло, она пострадала несильно, стеклом посекло кожу. А вторая, наоборот, пережила несколько сложных операций – стержень в ноге, инвалидность и все вытекающие. Им обеим задали один и тот же вопрос: как они живут после того ужаса и что с ними вообще происходит.

Денис молча недоумевал – зачем куратор ему это рассказывает?

– Первая пожаловалась, что живётся ей тяжело, людская злоба и жестокость очень пугают её. Ответ второй, которая, напомню, осталась инвалидом, был диаметрально противоположным. Учёба в университете, спорт по мере возможностей, хобби. Журналисты поразились такому контрасту и спросили её: «Разве у тебя нет ненависти? Нет желания поквитаться?»

Во время короткой паузы Архипов оценил состояние пациента как удовлетворительное. Парень продолжал слушать, но по-прежнему плохо улавливал связь между своей проблемой и событиями полувековой давности.

– Она резко возразила: «Нет. Главной целью этих людей было отобрать у меня счастье. А если я начну сражаться и мстить им, то получится, что они меня победили. Нет уж, я останусь счастливой – вот мой выбор».

Лицо Дениса вытянулось.

Ага, дошло-таки!

– Подумай о том, какой путь тебе ближе, – Александр поднялся из-за стола. – А вечером сообщишь о своём решении.

* * *

– И чем тебе так нравится «Костя-космонавт»? – спросил Александр, когда Юлька, наконец, допела въедливую песенку из популярного мультсериала.

– Он сийный! – девочка широко раздвинула руки, продемонстрировав внушительные габариты знаменитого новосоветского героя. – А есё он летает в космос! Я тозе хотю!

Ночью в городе бушевала гроза, но утро выдалось, на удивление, знойным. Яркое летнее солнце обжигало кожу, горячий воздух, смешанный с пылью, щекотал ноздри, постоянно хотелось пить. Архипов плохо переносил жару и духоту. Если бы не обещание, данное дочери накануне, он ни за что не попёрся бы в этот злосчастный парк. Дома кондиционер, холодильник, прохладный душ – много ли ему нужно для счастья?

– Какие твои годы? Выйдешь замуж за космонавта, и он свозит тебя на Марс, – сдуру ляпнул отец.

– На-афиг за-амуз? – протянула Юлька. – Я сама хотю! Я тозе сийная!

– Сильная-сильная. Всё. Пойдём. Аккуратно! Не упади опять.

– Хоросо, – прощебетала она.

Вообразив себя самолётом или звездолётом, дочка вприпрыжку и с характерным звуковым сопровождением принялась бегать вокруг Александра. Под ноги беззаботная дурёха, конечно же, не смотрела – что там, внизу, любопытного может твориться? Подумаешь, затоптала ленивую пчелу и на скорости промчалась по мелкой лужице. С кем не бывает?

– Ну-ка! – грозно нахмурился отец, на чьи шорты угодило несколько грязных капель. – Я же просил! Аккуратно!

– Прости, папа, – потупилась Юлька. И, поразмыслив, простодушно заявила: – Но я зе не упала!

– Ладно, – смягчился Архипов. – Ничего страшного.

Однако непоседа, честно скажем, уже и думать об этом инциденте забыла. Увидев на полянке белочку, она вознамерилась поймать шустрого зверька во что бы то ни стало!

– Далеко не убегай, чтобы я тебя видел! – крикнул Александр.

Полуторачасовая ловля голубей, воробьёв и пушистых грызунов серьёзно его измотала. «Пора бросать курить!» – раз двадцать подумал он, с завистью наблюдая за неугомонным ребёнком.

К разочарованию девочки, их продолжительная охота за обитателями парка не увенчалась успехом, и Юлька, расстроенная, плюхнулась на землю.

– Не даются они тебе? – отец присел подле неё на корточки.

– Тупые!

– Не ругайся, а то мама опять все конфеты отберёт.

– Сё равно тупые!

– Они тебя боятся, только и всего. Не злись, поехали лучше домой?

Дочка стрельнула ярко-синими глазками в папу и хитро прищурилась:

– На атобусе?

– Ну да, – угодил в расставленные сети Александр.

– Не хотю!

– Эм-м. А на чём хочешь?

– На ракете!

– Где ж я тебе возьму ракету?

– Не знаю, – пожала плечиками девочка. – Моё дело – казать, твоё дело – искать.

Приехали! Проявление женской натуры во всей красе?

– Классно. Может быть, всё же поедем на автобусе, чтобы успеть на новую серию «Кости-космонавта»? – предложил Архипов.

– Тогда купи мне гусёнки!

– Недавно же покупали, а ты почти не ела. Зачем тебе сгущёнка?

– Лутсе купи гусёнку, она десевле ракеты, – сердитая Юлька то ли угрожала, то ли, наоборот, заботилась о семейном кошельке.

– Сдаюсь! Едем на автобусе, и возле дома я куплю тебе сгущёнку, хорошо?

– Хоросо!

Папа с облегчением поднялся, нежно обхватил хрупкую ладошку и неспешно зашагал в направлении рокового пешеходного перехода. Хмурился отчего-то, поглядывая на пинающую камушки озорную дочурку.

Будто чувствовал, что ведёт её на смерть.

* * *

Серые тучи навевали тоску, мерзкая морось оседала в лёгких, изредка пробегал по верхушкам деревьев сентябрьский ветерок. На место встречи Архипов прибыл чуть раньше оговоренного срока и теперь прятался от непогоды под арочным навесом, растущим из скамейки. Пустая пепельница стояла рядом, там же лежала початая пачка сигарет. На расположенной напротив лавочке нежились подростки, которых несколько смущало чужое присутствие, но Александр старательно делал вид, словно не замечает их. Мелодия звонка, установленная на его смартфоне, спугнула молодёжь – парень с девушкой вдруг поднялись, взялись за руки и направились куда-то вглубь парка.

– Да? – Архипов поднёс потёртый гаджет к уху.

– Магазин «Антиквар» приветствует вас! – продекламировал автоответчик. – Ваш заказ успешно доставлен по адресу: город Стругацк, улица…

– Рановато вы, – отключившись, пробурчал Архипов.

Зацепина Юрия Николаевича он узнал издалека. Крупное телосложение, бритый под ноль череп, уверенная походка и стальной, обжигающий холодом взгляд – примечательная личность, с которой шутки плохи.

– Добрый вечер, – Юрий Николаевич не подал руки.

Впрочем, Александр тоже не испытывал желания её жать.

– Присаживайтесь, – похлопал ладонью по скамье последний, сунув в рот сигарету.

Щёлкнула и зашипела газовая зажигалка, после чего расстояние между мужчинами вмиг заполонил дым. Зацепин даже не поморщился, хотя терпеть не мог запах табака.

– Зачем ты меня звал?

Архипов глубоко затянулся, вновь вынул из кармана смартфон и активировал передачу данных на выбранное устройство.

– Лови.

Пауза. Зрачки Юрия Николаевича сузились, впились в лицо сотрудника КДН, но тот отвёл глаза, поскольку знал, что с чекистом не следует выходить на прямой зрительный контакт. Задавит.

– По-прежнему строишь из себя святого?

– Не хочется снова начинать этот разговор, – Александр стряхнул пепел и посмотрел в сторону пешеходника, где восемь лет назад произошла ужасная трагедия.

– Ты же понимаешь, что так не будет продолжаться вечно?

Небольшая веточка брякнулась о пластиковый навес и, скатившись по нему, рухнула на асфальт.

– Понимаю. Я, к сожалению, не вечный, а значит, рано или поздно умру, – покосился на неё Архипов.

– Александр, – грубым тоном одёрнул собеседника Зацепин, – ты ведёшь опасную игру и, видимо, не осознаёшь, чем она может обернуться. Когда-нибудь ты попадёшься.

– А ты меня вытащишь.

– С чего бы? Я не стану так рисковать карьерой.

Встречи с Юрием Николаевичем всегда проходили в режиме жёсткого прессинга, во время которого чекист непременно касался этой нежелательной темы. Архипов понимал, чего добивается оппонент, и потому волю чувствам не давал.

– Ты уже рискнул. Когда выпустил своего недомерка из дома. Когда купил ему тачку с ручным управлением и позволил сесть за руль. Ты допустил фатальную ошибку, когда родил его и забил на воспитание, – дёрнув щекой, отец погибшей девочки, выпустил наружу струю белого дыма и уставился вдаль.

Они ненавидели друг друга, но оба держались в строго определённых рамках: Александр ради Юльки, а Зацепин ради себя и своего проклятого отпрыска. В сущности, Юрий Николаевич, имея обширные связи во властных кругах, мог легко избавиться от назойливого шантажиста, но тот однажды сделал недвусмысленный намёк о наличии страховки. Информация о преступлении с участием сына человека, занимающего высокий пост в силовой структуре, быстро разлетится по интернету. Блогерам только повод дай, вмиг состряпают сенсацию.

– Чего ты хочешь?

– Чтобы ты ходатайствовал за мальчика, чьё досье я тебе скинул. Из него может получиться талантливый специалист по сетевой безопасности. Но мне нужно два года. За два года я слеплю из него законопослушного гражданина, – Архипов потушил окурок.

– Сколько ему лет?

– Шестнадцать.

– Примечательный кадр?

– Очень.

– Я посмотрю, что можно сделать. Это всё?

– Он не исправится.

– Кто? Мальчик? Зачем тогда…

– Твой сын, – перебил чекиста Александр. – Он не исправится. А знаешь почему? Потому что ему всё сходит с рук.

Зацепин поднялся с лавки, посмотрел на своего визави и негромко обронил:

– Как и тебе.

В Юлькиной комнате властвовала тишина. Татьяна неподвижным изваянием застыла за спиной мужа и пыталась унять ускорившееся сердцебиение. С её ресниц сорвалась крохотная слезинка, а в горле поселился ком. Со дня смерти дочурки минуло уже восемь лет, но боль так и не исчезла. Архипова похудела, осунулась, сморщилась, у неё появились седые волосы, которые приходилось регулярно подкрашивать. А ещё ей периодически снились странные сны, где Юлька просила передать отцу спасибо.

Татьяна не была дурой и видела, что супруг занимается безостановочным самоедством. Она хотела, но не знала, как ему помочь. Ответственность за произошедшее Александр целиком взвалил на себя и намеревался в одиночку тащить этот крест. Стремление помочь другим, спасти заблудшие души произрастало оттуда же – он отчего-то возомнил, что должен искупить свою вину перед дочерью.

Сегодня он пришёл домой с чёрным свёртком в руках. Перешагнул порог персонального святилища, пригнулся, чтобы не стукнуться о пластмассовую модель межпланетного лайнера, подвешенного к потолку, и приблизился к миниатюрному столику, за которым восседали четыре человекообразные куклы. Их лишённые разума взоры были направлены на жестяную консервную банку голубого цвета. Архипов забрал её и на освободившееся место поставил новую.

Над кроватью торчали два самореза из нержавейки, их Александр приготовил заранее, когда оформлял заказ в интернет-магазине «Антиквар». Расстегнув чехол и бросив его на покрывало, отец Юльки подушечками пальцев нащупал пазы и осторожно вставил в них шляпки крепёжных изделий, выступающих из стены. Сделал два шага назад, склонил набок голову и улыбнулся.

Декоративная скрипка пришлась ему по вкусу.

* * *

Любой исторический период характеризуют прежде всего люди, жившие в то время. Все мы знаем и помним героев Великой Отечественной войны, совершивших в буквальном смысле невозможное; учёных и инженеров, запустивших человека в космос; лётчиков и испытателей, которые рискнули собой во имя прогресса. Однако мы не знаем и не помним тех, кто не отметился громкими достижениями, но внёс свой неоценимый вклад в развитие нашей страны и цивилизации в целом.

Именно таким был мой отец.

Как я писал выше, в его коллекции имелось множество различных вещей. Старый кнопочный телефон, лежавший возле зеркала, принадлежал уличному воришке, ставшему впоследствии востребованным хирургом. Бутылку дешёвого пойла папе шутки ради подарил бездомный сирота, а ныне мастер по ремонту технически сложного оборудования. Газовый баллончик с продолговатой ржавчиной на корпусе достался ему в наследство от изнасилованной четырнадцатилетней девушки, которая спустя два года жестоко отомстила обидчику. Сегодня она работает в детском саду. Милая женщина, кстати! И не скажешь по ней, что бедняжка пережила подобное.

Ну и, наконец, бриллиант коллекции – декоративная скрипка, висевшая над кроватью моей погибшей сестры. К сожалению, историю этого выдающегося человека я поведать вам не могу, потому что, мои дорогие читатели, вы сразу поймёте, о ком идёт речь.

Как говорил всем известный Костя-космонавт, завтрашний день – результат сегодняшних поступков. Будущее рождается здесь и сейчас, всякая страна, всякое общество начинается с одного человека.

Быть может, с тебя?

«Инженер человеческих душ»

Дмитрий Александрович Архипов

Стругацк, 2077


Сообщение отредактировал Никита Баландин: 11 February 2016 - 14:34

Мой рассказ тут.


#3 archy13

archy13
  • Пользователи
  • 382 сообщений

Отправлено 17 January 2016 - 02:25

Принято



#4 Guest_Алена Дмитриева_*

Guest_Алена Дмитриева_*
  • Гости

Отправлено 01 February 2016 - 13:37

Очень добрая история :)



#5 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 01 February 2016 - 14:33

неплохой рассказ.


вот такой я пейсатель


#6 Никита Баландин

Никита Баландин
  • Пользователи
  • 34 сообщений

Отправлено 02 February 2016 - 13:49

Благодарю, что зашли на огонёк. И спасибо хотя бы за краткое, но мнение, а то в моём "бестиарии" пусто-пусто. :-)


Мой рассказ тут.


#7 Евгений Лонин

Евгений Лонин
  • Пользователи
  • 1924 сообщений

Отправлено 02 February 2016 - 17:46

Я тут тоже был и читал.
Рассказ получился интересный, но для меня слишком перегруженный ...эээ рефлексией и моральными метаниями-проблемами пожалуй. От прочтения осталось мрачноватое послевкусие, хотя в целом и мысль и замысел понравились.
(Это мнение всего лишь одного из читателей)
С уважением.
Чукча не писатель, чукча читатель

#8 Никита Баландин

Никита Баландин
  • Пользователи
  • 34 сообщений

Отправлено 03 February 2016 - 07:36

Я тут тоже был и читал.
Рассказ получился интересный, но для меня слишком перегруженный ...эээ рефлексией и моральными метаниями-проблемами пожалуй. От прочтения осталось мрачноватое послевкусие, хотя в целом и мысль и замысел понравились.
(Это мнение всего лишь одного из читателей)
С уважением.

 

Доброе утро!

В данном произведении я, в сущности, отразил основную, как мне кажется, мысль из сеттинга:

 

Люди будущего ничего не воплощают и не символизируют — они просто живут. А в жизни люди обычно не размахивают знамёнами и не толкают пафосные речи на два часа.

 

Что касается мрачного послевкусия – это для меня похвала, поскольку я попытался максимально передать обычное состояние души подобного главному герою человека. В сегодняшней жизни на просторах нашей необъятной Родины оно ведь так же – мрачновато и тускло, но хочется верить в лучшее. Более того, несмотря на мрачную действительность, следует верить в лучшее будущее и что-то делать для того, чтобы это лучшее будущее наступило.

Рефлексия и душевные метания тоже скорее реальность, нежели выдумка. На мой взгляд, рефлексируют очень многие, мы просто не обращаем на это внимания. И я глубоко сомневаюсь, что в будущем люди будут бегать с бластерами наперевес и ежедневно летать на звездолётах. Мой персонаж не герой и не боец, а обычный человек, поэтому так и было задумано. А насколько хорошо удалось передать задумку – вопрос второй.

В любом случае – благодарю за отзыв!


Мой рассказ тут.


#9 Konstantin Leskov

Konstantin Leskov
  • Пользователи
  • 348 сообщений

Отправлено 10 February 2016 - 22:16

Надо значительно разгрузить. Первые четыре абзаца убрать. Слова в них искренние, о наболевшем, о нашей суровой реальности, но читатель на них просто засыпает. А как проснется, захочет убежать от описанной действительности, где один не уступает место в транспорте, а другой воспринимает это как кровное оскорбление. 



#10 Маша Безнадежная

Маша Безнадежная
  • Пользователи
  • 624 сообщений

Отправлено 10 February 2016 - 23:21

Надо значительно разгрузить. Первые четыре абзаца убрать. Слова в них искренние, о наболевшем, о нашей суровой реальности, но читатель на них просто засыпает. А как проснется, захочет убежать от описанной действительности, где один не уступает место в транспорте, а другой воспринимает это как кровное оскорбление. 

Согласна с Константином. Зачем писать длинное нравоучительное начало, если на примерах героев показано что такое хорошо и что такое плохо? И переживания по поводу неуступленного места едва ли не сильнее, чем переживания из-за смерти ребенка. "Моя дочь погибла из-за водителя-идиота, но я люто ненавижу того мужика, что занял ее место в транспорте, грррр!"

И я так и не поняла, что случилось с мамой Дениса( Где захватывающая история про подменную женщину? Я что-то проглядела?



#11 Никита Баландин

Никита Баландин
  • Пользователи
  • 34 сообщений

Отправлено 11 February 2016 - 06:58

Константин и Мария, спасибо за обратную связь!

 

Литература -- вещь очень субъективная, а посему позвольте, я не буду Вам полноценно оппонировать. Буду краток.

 

С Константином я отчасти могу согласиться и в будущем постараюсь учесть подобные моменты. Однако с Марией я категорически не согласен. Всё, видимо, зависит от собственного восприятия реальности, поскольку на примере персонажей как раз таки показано, что хорошо и плохо -- понятия весьма относительные. Это во-первых. Во-вторых, ГГ не переживает и не ненавидит утрированно показательный пример современного "защитника Отечества", он вспоминает о нём попутно, размышляя о нравах. Наверняка Вы, Мария, как и каждый человек на планете, теряли близких. На мой персональный взгляд, мысли о потере задвигаются очень глубоко, лишний раз даже вспоминать не хочется, не то что накручивать себя переживаниями. А вот когда думаешь о глобальном, в памяти всплывает разное... В тексте, кстати, прямо сказано о глобализме оных размышлений, а посему воспринимаю данный упрёк как лёгкую форму инсинуации. Оправданной, возможно, лишь частично.

Что касается мамы Дениса... Скажу так. В девяностые в моём районе сожгли женщину-продавца вместе с киоском. Я до сих пор не знаю, кто это сделал. Где захватывающая история про поджёг и убийство? Не надо нам этих "захватывающих" историй. Их напишут мириады и без меня. В тексте опять же сказано, что раскрыть это дело наверняка не получится по причинам, которые опять же указаны в тексте. Рассказ о другом. Посыл тут другой. Именно поэтому я не смещаю фокус в сторону детективной части. Полагаю, моё право. Допускаю, что с Вашей, Мария, точки зрения, я не прав. Но как выше было написано, литература -- вещь очень субъективная.


Мой рассказ тут.


#12 ТатьянаП

ТатьянаП
  • Пользователи
  • 511 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 11 February 2016 - 07:06

Как команч команчу ))) могу сказать следующее. Рассказ мне понравился. Начну с языка. Хороший язык. Образно, ярко, где надо - разговорно, где надо - пафосно в меру. Если очень придираться, можно отметить три неудачных момента "садят" (далеко и надолго, "филистимлянин" (не очень понятно, почему и к чему) и "миниатюрный мальчик" (про младенца это не совсем в тему)

Теперь о сюжете. Его насыщенность мне понравилась. Есть сюжет, есть повороты сюжета, причем неожиданные. И я бы не назвала, в отличие от других комментаторов, сюжет перегруженным. Он не перегружен, а немного неправильно сбалансирован. "Ушла в песок" загадочная тема про подмену мамы, а какая аппетитная тема! А вот случай в автобусе - совершенно ни к чему. Особенно после эмоционального начала, где автору удалось передать свое неприятие общества потребления (я это неприятие полностью разделяю). А потом... гора рождает мышь. Да и не является поведение участников эпизода таким уж явным примером этого самого "потребизма". И не подлец этот тип, занявший место девочки, а просто хам. И причем тут, кстати, "защитник Отечества"? Это что, был офицер? Или солдат? Чуть позже ГГ говорит об инфантильных обидах, а сам тут явно такую обиду и демонстрирует. Конечно, можно сослаться на обостренность чувств, связанных с погибшей дочерью, но все-таки этот эпизод вряд ли так уж мучил бы даже несчастного отца.

Еще один момент, вызывающий недоверие. ГГ вызывают на работу. А потом он идет общаться с родителями правонарушителя, не зная, что же случилось. Я, конечно, далека от подобных органов, но разве не логичнее было бы сначала ввести работника в курс дела?

Самое большое сомнение у меня все-таки вызывает факт шантажа со стороны положительного, в чем-то даже идеализируемого ГГ. Вот там под "Тестом Бола" шли дискуссии о поведении ГГ. Я там ничего не написала, т.к. к своему стыду на месте того ГГ я бы "украла" у проклятых капиталистов))) секрет, который мог бы помочь людям. Даже не особо потом бы рефлексировала. Но вот шантажом я бы точно не стала заниматься. Не по-советски как-то это))).

Безусловно, мое мнение может быть ошибочным. Рассказ в целом хорош, автор - молодец!



#13 ТатьянаП

ТатьянаП
  • Пользователи
  • 511 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 11 February 2016 - 07:08

К сожалению, только после отсылки своего сообщения увидела ответ автора предыдущим комментаторам. Но не буду ничего менять, раз уж отослала)))



#14 Никита Баландин

Никита Баландин
  • Пользователи
  • 34 сообщений

Отправлено 11 February 2016 - 07:39

Как команч команчу ))) могу сказать следующее. Рассказ мне понравился. Начну с языка. Хороший язык. Образно, ярко, где надо - разговорно, где надо - пафосно в меру. Если очень придираться, можно отметить три неудачных момента "садят" (далеко и надолго, "филистимлянин" (не очень понятно, почему и к чему) и "миниатюрный мальчик" (про младенца это не совсем в тему)

Теперь о сюжете. Его насыщенность мне понравилась. Есть сюжет, есть повороты сюжета, причем неожиданные. И я бы не назвала, в отличие от других комментаторов, сюжет перегруженным. Он не перегружен, а немного неправильно сбалансирован. "Ушла в песок" загадочная тема про подмену мамы, а какая аппетитная тема! А вот случай в автобусе - совершенно ни к чему. Особенно после эмоционального начала, где автору удалось передать свое неприятие общества потребления (я это неприятие полностью разделяю). А потом... гора рождает мышь. Да и не является поведение участников эпизода таким уж явным примером этого самого "потребизма". И не подлец этот тип, занявший место девочки, а просто хам. И причем тут, кстати, "защитник Отечества"? Это что, был офицер? Или солдат? Чуть позже ГГ говорит об инфантильных обидах, а сам тут явно такую обиду и демонстрирует. Конечно, можно сослаться на обостренность чувств, связанных с погибшей дочерью, но все-таки этот эпизод вряд ли так уж мучил бы даже несчастного отца.

Еще один момент, вызывающий недоверие. ГГ вызывают на работу. А потом он идет общаться с родителями правонарушителя, не зная, что же случилось. Я, конечно, далека от подобных органов, но разве не логичнее было бы сначала ввести работника в курс дела?

Самое большое сомнение у меня все-таки вызывает факт шантажа со стороны положительного, в чем-то даже идеализируемого ГГ. Вот там под "Тестом Бола" шли дискуссии о поведении ГГ. Я там ничего не написала, т.к. к своему стыду на месте того ГГ я бы "украла" у проклятых капиталистов))) секрет, который мог бы помочь людям. Даже не особо потом бы рефлексировала. Но вот шантажом я бы точно не стала заниматься. Не по-советски как-то это))).

Безусловно, мое мнение может быть ошибочным. Рассказ в целом хорош, автор - молодец!

 

Спасибо, Татьяна! В принципе, всё по делу. Придраться при желании можно всегда, идеальных произведений не существует. Честно говоря, это первое моё законченное произведение за 2-3 года, поскольку "роман рожаю", который, боюсь, из-за своей "философичности" будет мало кому интересен. Ну да ладно. В эпоху эльфов и звездолётов это -- норма. Я не о том. А о том, что давненько не получал обратной связи и даже разучился отвечать.

Попробую.

 

1. Филистимлянин не совсем понятно, чем Вам не угодил (см. ссылку, п. 3).

2. Перед тем, как общаться с родителями, ГГ вводят в курс дела. Там как раз о том, что коллеге плохо даются отчёты и доклады. Тут мне кажется, Вы упустили сами. :) Или я Вас неправильно понял.

3. Хам, не уступивший место. Господи, как он всех привлекает!  :D "Защитником Отечества" ныне кличут любого представителя сильной половины человечества. Повторюсь, любого! А эти люди -- наши потомки, соответственно, переняли от нас...

4. По поводу мук, связанных с эпизодом автобусе. Я говорил, что он не мучается, а просто вспомнил. Что ж... Видимо, я недостаточно расставил все точки над "i". Виноват, коли все понимают так, как понимают. Обоснованно, судя по всему.

5. Что касается шантажа... Татьяна, я Вас умоляю! Ну какой положительный персонаж? Давайте откровенно, хороших людей не бывает. Ровно как и плохих. "Хороший-плохой" -- это система координат для тех людей, которые застряли в пубертате. В реальности нет однозначного. Что хорошо для Вас, плохо для меня. И наоборот. Люди -- это люди. Всё зависит от качеств, культивируемых в обществе. А развитый, вежливый, сильный социум строится, на мой персональный взгляд, на протяжении поколений, и главный герой как раз таки является одним из "строителей". На войне, как известно, все средства хороши. Нельзя победить фашистов пламенными речами о мире во всём мире, будем реалистами. У всего есть своя цена. И ГГ расплачивается так.

 

Как-то так. Но, повторюсь, литература -- вещь очень субъективная. Главное, чтобы произведение находило отклик в душах и головах читателей.


Мой рассказ тут.


#15 ТатьянаП

ТатьянаП
  • Пользователи
  • 511 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 11 February 2016 - 08:17

Никита, что такое "филистимлянин", я знаю, но все равно, спасибо за ссылку))). Именно в Вашем рассказе мне показалось не уместным это слово. Конечно, это "вкусовщина", не столь уж принципиально.

По поводу введение ГГ в курс дела: да, написано, что коллега о чем-то доложил, но остается впечатление, что ГГ до конца в курс дела не вошел. Возможно, нужно было сразу указать в чем суть обвинения.

"Защитник Отечества"... Мне кажется, сейчас это словосочетание значительно реже употребляется по отношению ко всем лицам мужского пола, чем лет так 20 назад. Не думаю, что в будущем так будут называть любого представителя "сильного пола".

По п.4 и 5 не спорю, конечно, дело взглядов и вкуса. Но шантаж...Уж очень мерзкое это дело. А мне хотелось бы считать ГГ благородным человеком.

Удачи в творчестве!



#16 Никита Баландин

Никита Баландин
  • Пользователи
  • 34 сообщений

Отправлено 11 February 2016 - 08:24

Никита, что такое "филистимлянин", я знаю, но все равно, спасибо за ссылку))). Именно в Вашем рассказе мне показалось не уместным это слово. Конечно, это "вкусовщина", не столь уж принципиально.

По поводу введение ГГ в курс дела: да, написано, что коллега о чем-то доложил, но остается впечатление, что ГГ до конца в курс дела не вошел. Возможно, нужно было сразу указать в чем суть обвинения.

"Защитник Отечества"... Мне кажется, сейчас это словосочетание значительно реже употребляется по отношению ко всем лицам мужского пола, чем лет так 20 назад. Не думаю, что в будущем так будут называть любого представителя "сильного пола".

По п.4 и 5 не спорю, конечно, дело взглядов и вкуса. Но шантаж...Уж очень мерзкое это дело. А мне хотелось бы считать ГГ благородным человеком.

Удачи в творчестве!

 

Спасибо, Татьяна! И за отзыв, и за пожелания. Я Вас в любом случае услышал, это полезно, спорить не будем. ;-)

Вам тоже успехов!


Мой рассказ тут.


#17 Guest_Татьяна Нестерова_*

Guest_Татьяна Нестерова_*
  • Гости

Отправлено 11 February 2016 - 13:41

– Не знаю, – пожала плечиками девочка. – Моё дело – казать, твоё дело – искать. Ну не говорят так маленькие девочки!

С её ресниц сорвалась крохотная слезинка, а горле поселился ком. "в" пропущено

Юлька просила передать отцу спасибо. - "спасибо"

А вообще БРАВО! 



#18 Никита Баландин

Никита Баландин
  • Пользователи
  • 34 сообщений

Отправлено 11 February 2016 - 14:02

– Не знаю, – пожала плечиками девочка. – Моё дело – казать, твоё дело – искать. Ну не говорят так маленькие девочки!

С её ресниц сорвалась крохотная слезинка, а горле поселился ком. "в" пропущено

Юлька просила передать отцу спасибо. - "спасибо"

А вообще БРАВО! 

 

Огромное спасибо за указание на пропущенный предлог! Поправил.

Что касается "спасибы", когда писал, долго рыл интернет, не будучи уверенным, как надо правильно. Так что... За что купил, за то продал. Вы уверены, что нужны кавычки?

 

А по поводу девочки, Татьяна, я это наяву слышал.

Ещё из той же оперы:

Папа выходит из квартиры на работу.

-- Папа! А фто ты мне принесёшь?

-- Я ж на работу...

-- Ну да, а принесёшь-то фто?

 

За похвалу премного благодарен! Лестно.


Мой рассказ тут.


#19 Межзвёздный 4

Межзвёздный 4
  • Пользователи
  • 774 сообщений

Отправлено 11 February 2016 - 18:15

Что касается "спасибы", когда писал, долго рыл интернет, не будучи уверенным, как надо правильно. Так что... За что купил, за то продал. Вы уверены, что нужны кавычки?

Сложный случай. У меня нет уверенности ни в том, что они нужны, ни в том, что не нужны. Нужно тщательно смотреть справочник.

У Пушкина во фразе "Итак, она звалась Татьяна" имя не берётся в кавычки. Конечно, это имя собственное. И тем не менее... Сейчас нет времени порыться, может, позже.



#20 Павлюков Владимир

Павлюков Владимир
  • Пользователи
  • 106 сообщений
  • ГородСевастополь

Отправлено 11 February 2016 - 18:22

Хочется сказать уже сказанное: "Хороший язык. Образно, ярко, где надо - разговорно, где надо - пафосно в меру". 

Удачи в конкурсе!





Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных