Перейти к содержимому


Красная акула


Сообщений в теме: 5

#1 Guest_Александр Столбов_*

Guest_Александр Столбов_*
  • Гости

Отправлено 10 January 2016 - 19:16

Столбов А.С.
aleksander.stolbow@yandex.ru
Объем: 25,2 тыс. знаков
Ранее не публиковался
 


Красная акула

 

    Воздушный атлант мягко взмыл в небо. Провожающие замахали руками, и Алиса скоро потеряла из виду лица мамы и папы, а потом и весь аэропорт сжался в крохотную точку, унесся прочь и растворился за облаками.
    Скорость была не больше чем у машины на автобане, но вдали от земли, да еще и впервые на борту дирижабля, девушке казалось, будто просторный салон и огромный газовый отсек с баллонами над ним, и сама Алиса - все несется быстрее ветра.
    Когда первые эмоции улеглись, девушка немного освоилась, вытащила из рюкзака наушники и записную книжку.
    В  «Вестнике молодежи» она больше года проработала внештатным корреспондентом. Казалось бы - должна опыта поднабраться, а нет, всякий раз главный редактор Орсан Самуилович находил в статьях, что можно убрать, что улучшить. А в последний раз только проглядел глазами текст, снял очки и серьезно спросил: «Ты в штат хочешь?»
    Алиса кивнула.
    Орсан Самуилович протянул листок с заданием.
    - Ну, все в твоих руках!
    Он улыбнулся одними глазами.
    И вот она в чреве небесного тихохода. Впервые.
Карандаш завис над бумагой.
    Тут было о чем задуматься.  Ну, зачем журналу вообще эта командировка в Угорск, отнюдь не новый эко-городок? Только ради интервью какого-то Феликса Ивановича – инженера робототехники? И это накануне празднования юбилея полета человека в космос! Угорск – тема вообще никакая!
    Карандаш подрагивал в руке над бумагой, в голове - штиль.
«О чем вообще спрашивать этого Феликса? О какой-нибудь ерунде вроде, почему празднования перенесли с апреля на август или подобную чепуху? И так все ясно – денег снова не хватило вовремя все сделать».
    Алиса покачала головой, отложила блокнот и уставилась в иллюминатор. Внизу плыл пушистый бархат облаков. Стюардесса нежным голосом сообщила высоту и время полета. Девушка вздохнула, уж как-нибудь за сутки-то она набросает план вопросов.
    Но мысли все шли не о работе, а о «глупостях»: жизни, учебе, парнях…
    Люди вокруг сидели спокойные, рассудительные, судя по недорогим костюмам все больше инженеры, а значит, какая-никакая, интеллигенция.
    Летят и в ус не дуют. Что им две, да хоть все пять тысяч метров!
    Алиса поправила наушники, включила музыку, вновь раскрыла блокнот и быстренько заскрипела грифелем – просто записывала все, что приходило в голову, не утруждаясь анализом.
«Светка, Оля, Стас, корабль-дирижабль, жизнь, свет, смерть, акулы, океан. Рыбы, они и мы!»
Алиса улыбнулась. Она всегда делала наброски тем карандашом. Во-первых, как ей казалось, так делают все профессионалы. Во-вторых, удобно – пиши в любом положении. В-третьих, избавляет от кучи проблем с электроникой. Ну и конечно главное, письмо – самый короткий путь мысли.
    Через пару часов дирижабль класса Атлант-Д, напоминавший большую красную  акулу сел на дозаправку в каком-то небольшом городке. В салон зашли новые люди. От них пахло, как и от всех городских - выхлопными газами, пылью и, почему-то, машинным маслом. Алиса удивилась, как быстро она привыкла к чистому воздуху на высоте. Но, должно быть, подобные мысли посещали многих.
    Она погрызла кончик карандаша и записала в блокнот: «Что ты можешь сказать нового людям, друзьям и незнакомым гражданам?»
    Дирижабль снова взмыл в небеса. За весь день он еще дюжину раз останавливался.
«Прямо, пригородная электричка», - хмыкнула Алиса.
Незаметно подкрался вечер, к этому часу в салоне, почти все из двухсот алых кресел были заняты.
    Рядом с Алисой расположилась грузная дама в шляпе с огромными полями. Весь вечер она без умолку болтала по телефону. И никакие наушники не помогали отделаться от назойливой трескотни.
    Наконец в салоне приглушили свет, Алиса откинула спинку кресла и быстро уснула - скользнула в черноту полную неясных тревог и переживаний. Во сне она сидела одна в крохотной песочнице, а её друзья - взрослые люди, шли мимо и трепали её по голове. «Молодец Алиса, красивый куличик получился».
    Проснулась она рано утром. Дама рядом громко сопела. Свет был все еще приглушен, пассажиры спали. В иллюминаторе чернота ночи только-только собралась капитулировать перед задающимся рассветом.
    Алиса поежилась, вспомнив сновиденье. Она и наяву была одна. Восемнадцатилетняя первокурсница, умудрившаяся получить работу. У нее не было времени на общение с друзьями, не было времени на знакомства с парнями.
    «Да глупые они все, одинаковые» - отмахнулась она.
Огромная красная акула, с белым брюхом, расправив острый плавник и хвост, неслась навстречу новому дню, и что там за горизонтом Алиса не знала, лишь смутно чувствовала тревогу.
    И вдруг, разгоняя вязкие мысли, страхи, сожаления и неуверенность, из-за тяжелого облака выпрыгнуло огромное, желтое и теплое солнце. Салон залило ярким светом. Пассажиры недовольно заворочались, десятки рук потянулись к иллюминаторам, что бы задернуть шторку.
    И только Алиса блаженно прикрыла глаза.
    «Да какая разница, что там дальше? Пусть все идет своим чередом!».
    И только она так решила, волшебство окончилась, солнце юркнуло за тучу.    
    Люди еще немного поворчали и угомонились.
    За стеклом иллюминатора медленно и неспешно разгоралось утро. Бесшумно плыли уральские горы: остроконечные и не очень, каменистые и покрытые елями. Всюду, куда ни кинь взор, тянулось зеленое море, вздыбленное огромными бурунами, застывшее, будто в стоп-кадре, величественное, почти неизменное тысячи лет.
    Алиса смотрела, и в её голове проносились разные мысли.
«Неважно как сложится интервью, не важно, что там скажет Орсан Самуилович».
Все равно она с самого детства мечтала стать летчиком и парить, словно птица, среди облаков. А учится на журналиста.
Глупо все складывается. И зачем ей это все? Правда, зачем?!
Нет, решено. Вот вернется, уйдет из редакции и переведется с журналистики хотя бы на физику. За мечтой-то нужно идти, бороться!
    Наконец среди вздыбленных каменных волн заблестела жемчужина, вначале, крохотная, она медленно приближалась, а затем превратилась в небольшой городок.
    Дирижабль медленно и величаво пошел на посадку.
    Аэропорт был крохотный, всего в несколько посадочных полос, но дирижабли, как положено, швартовались поодаль. Здесь возвышались две огромные причальные мачты. Ажурная металлическая конструкция, отдаленно походящая на огромную опору ЛЭП, с приспособлением для дозаправки и лифтами для пассажиров.
    С борта бросили длинный канат – гайдроп, причальная команда его подхватила, и подтянула лебедкой воздушного гиганта.
    Через минуту раздался голос бортпроводницы, и часть людей поднялась с кресел, защелкали дверцы багажных отделений, забряцали сумки и чемоданы об пол. Алиса подхватила рюкзак и влилась в общий поток пассажиров.
    От гондолы к мачте тянулся канатный мост.
    Алиса посмотрела вниз, и ноги задрожали, подогнулись.
    - Ну-ну!
    Её подхватила пара крепких рук. Девушка ойкнула. И не успела опомниться, как оказалась на крепком полу широкой площадки. Толпа выходивших пассажиров смешалась с отбывающими и провожающими.
Сильные руки исчезли в толпе вместе с их обладателем. Алиса так и не успела поблагодарить, только видела мельком, как крепкий парень в темно-синем кителе в бескозырке с лентами скрылся из виду.
    Вниз пассажиров спустил просторный лифт. Толпа плотно обступала Алису со всех сторон. Тут захочешь, не упадешь. За спинами людей она не видела прозрачных стен и приближение земли.
    В здании аэропорта Алиса перевела дух и сделала несколько звонков - родителям, главному редактору и Феликсу Ивановичу, инженеру робототехники. На другом конце она услышала надломленный старческий голос, однако речь его была четкая и ясная, будто у диктора телевиденья. Феликс назвал адрес и время, извинился, что не может раньше и в трубке раздались гудки.
    Алиса пожала плечами, прошлась по киоскам, перекусила в буфете и вышла на улицу. Утро еще хранило ночную прохладу, но яркое солнце уже грело плечи.
    «Написать хорошую статью - это шанс», - думала она рассеянно, - «Стать настоящим журналистом, удача сама шла в руки, но разве так бывает? Да и стоит ли стараться?»
    Что ей светит на этой работе? Бесконечные статьи о знаменитых людях, которые сами чего-то достигли, а она, Алиса, будет всегда в тени, серой мышкой. Задавать вопросы и, втайне от всех, воображать себя на месте людей, о которых пишет. Зачем ей все это? Зачем она прилетела в этот яркий переполненный зеленью город?
    Она не знала. Все что она могла сейчас - плыть по течению, делать свою работу, да ждать возвращения домой.
    Слабое утешение.
    У выхода из главного терминала стояли пузатые автобусы, в них наталкивались люди с чемоданами и дорожными сумками. Автобусы отъезжали, и их место занимали новые. Круговорот приезжающих и отъезжающих бурлил.
Чуть поодаль от остановки, у обочины, под знаком «стоянка запрещена» выстроились в ряд такси.
    Их обшарпанные бока тускло переливались в утренних лучах.
    Алиса достала фотокамеру, щелкнула раз-другой и решила сделать еще пару кадров с дальнего ракурса.
    Легкий рюкзак за плечами совсем не мешал идти. Аэропорт казался нескончаемым, а дорога, примыкавшая к терминалу, насчитывала с десяток полос.
У дальнего выхода висела яркая вывеска «Эко-такси», стрелка указывала на одноэтажное здание, где кроме такси располагались еще и мойка, и ремонтная мастерская.
Здание было старое, целиком сложенное из бетонных блоков, но аккуратно выкрашенное в белую краску. Рядом с изящным и почти воздушным современным зданием аэропорта, автомойка смотрелась нелепо.
    Под яркой вывеской, переливающейся мириадами светодиодов со скучающим видом околачивался паренек на вид немного старше Алисы. Лицо загоревшее, плечи широкие и синий комбинезон мешком. Рукава куртки закатаны до локтя.
Парень жевал соломинку, а когда заметил приближение Алисы, с важным видом сложил руки на груди и оперся на гладкий бок машины.
    «Щеголь» - подумала Алиса.
    Узкий блестящий корпус машины был выполнен в нарочито подчеркнутом ретро стиле. Моторный отсек занимал половину длины аппарата, сразу за ним располагалось узкое ветровое стекло, почти как в мотоцикле, а за скупой панелью приборов помещено только два кресла.
Машина выглядела величаво и внушительно, почти как дирижабль аэрофлота в миниатюре. Серебристые трубки выходили из моторного отсека, плавно огибали выступ кабины, изящно извивались и ныряли под днище. В довершении всего, аппарат висел над землей, издавая тонкий едва различимый гул.
    - Нравится? – нарочито небрежно спросил парень.
    - Ага, - кивнула Алиса.
    - Всем нравится! - с  гордостью ответил парень и нежно протер тряпкой хромированные буквы на боковой крышке моторного отсека: «Валдай».
    - Ну, это и есть такси?
    Парень едва не поперхнулся от такого невежества, но быстро спохватился и открыл дверь пассажира. Когда Алиса уселась, он занял место водителя и заулыбался еще шире.
    - И куда ты такая, - он на мгновение задумался, - яркая собралась?
    - А я тут по работе, - важно сказала Алиса.
    Парень усмехнулся. - Это еще по какой? К бабушке в гости что ли?
    Алиса надулась.
    - Знаешь что, шофер!
    - Что?
    - Крути баранку!
    - Едем-то куда?
    - А ты точно шофер? - с подозрением спросила девушка.
    - Точно-точно, - махнул рукой парень. - Так куда?
    Алиса назвала адрес, и эко-такси на магнитной подушке мягко вырулило на широкий проспект. Скорость чувствовалась по-особенному, не было моторного гула, не было шума от механической подвески, наконец, не шуршали по асфальту покрышки.
Сплошное удовольствие, почти как полет на дирижабле.
    Такси пролетело с десяток улиц и остановилось у просторной площади.
    - Сколько? - спросила Алиса.
    - Ну, - парень неопределенно пожал плечами и на миг закусил губу.
    - Дай угадаю, сегодня для красивых девушек бесплатно.
    - Нет-нет, - он помотал головой. А потом понял, что сморозил глупость и зарделся. - Просто я забыл счетчик включить.
    - Эх ты, - сказала Алиса. - Держи двадцатку.
Парень что-то хотел ответить, но девушка нахмурила брови, подняла палец и строго добавила:
    - Сдачи не надо.
    Она вышла, махнула ручкой и, смеясь, пошла прочь от машины и зашла в арку. И тут она попала на оживленную улицу. Белые здания с широкими террасами и балконами нависали над проезжей частью, создавая дополнительную тень. И всюду белый цвет смешивался с зеленой паутиной растений. Ветер играл тентами летних кафе. На рекламных табло плакаты сменяли друг друга. «Юбилей полета» - кричали они, «спешите, спешите»!
    Люди парами, поодиночке и даже целыми семьями шли по тротуару спешили к центральной площади. Припаркованные машины сузили и без того небольшой проезд, так что по дороге моли проехать лишь велосипедисты да крохотные игрушечные электро и гибридные машины.
    Феликс Иванович назначил встречу на три часа дня на площади Чудостроителей, а часы показывали едва полдень.
    Алиса немного погуляла по центральному проспекту Радости, заглянула в местные лавки и магазинчики. Их было много, и во всех, что удивительно, продавали самые настоящие бумажные книги.
    Пахли они изумительно, типографской краской, клеем, переплеты похрустывали, стоило лишь раскрыть обложку.
    - Неужели люди покупают? – спросила Алиса в одном из магазинчиков.
    Продавец улыбнулся:
- Конечно, разве может быть что-то лучше настоящей книги?
    Алиса кивнула.
    - А как же экология?
    - Так они же из эко-сырья!
    Что это за сырье такое продавец объяснить не смог. Зато Алиса прикупила новенький томик рассказов любимого автора. В родном-то городе печатные книги уже не достать, раритет настоящий, диковинка, да и просто пережиток, а здесь, поди ж ты!
    Она ласково погладила корешок книги. Ну и пусть друзья считают всю их семью странными, за тягу к знаниям и за любовь к книгам. Пусть щурятся, читая с экранов разных устройств. Книга – она книга и есть, а все остальное…
    Довольная девушка вышла на улицу. И только сейчас обратила внимание на обилие скамеек. Спрятаны они были очень искусно и с первого взгляда выглядели как часть клумб. Множество людей сидели с раскрытыми книгами и жадно читали, читали...
    Алиса только головой покачала. Не город, а сборище книголюбов, едят-то они что?
    Есть и вправду хотелось. Алиса зашла в первое попавшееся кафе, оно оказалось крохотным и уютным. Внутри все тоже было белое, выполненное в едином городском стиле с обилием ваз, горшков, поддонов и бесконечными цветами.
Зелень свисала с потолка, со стен, едва ли не била из-под земли. Колонны по форме напоминали ветвистые деревья. Стулья, да и вся мебель были тонкими, изящными, легкими. А в меню нашлось немало вкусной выпечки.
    Часы упрямо не двигались вперед и показывали лишь четверть третьего. Алиса к этому времени уже расплатилась и вышла на проспект со смешным названием. Во всем чувствовалась основательность и размеренность. Всюду чистота.
    Выходя из кафе, она бросила в урну чек, но, должно быть, ветер изменил траекторию и бумажный комок полетел на тротуар.
    Из небольшой щели в здании выполз крохотный плоский робот. Он негодующе зажужжал щетками, втянул в недра бумажку, затем попрыскал моющим средством на тротуар, еще раз для порядка прошуршал валиками и, напоследок, брызнул в воздух освежителем.
«Нам бы на улицу с десяток таких, но без запаха лаванды. Фу, кошмар!»
    Алиса зашагала в сторону площади, где была назначена встреча. Она перебирала в голове подходящие запахи для робота-уборщика. Развлекая себя так, она вскоре оказалась на месте.
Это и был центр города - огромная площадь, куда сходились все дороги, будто лучи к солнцу, а в центре, на небольшом возвышении, высилось огромное здание. Нет, не  ратуши или городской администрации, как можно было предположить. Здесь был дом культуры.
    Витиеватый, отдаленно походивший на изваяние Гизы. Чувствовалось, что над проектом основательно поработали. Без преувеличения, оно смотрелось жемчужиной города. Плавность форм, монументальность и широкие лестницы по четырем сторонам.
    Стоя у подножия, казалось, все здание - огромное облако, спустившееся на бренную землю.
    Миновав полсотни ступеней, Алиса оказалась в вестибюле. Она подошла к информационному терминалу и быстро вбила интересующее имя.
    Феликс Иванович Руадзе, этаж 2, кабинет 241, кружок «Радиолюбитель».
    Алиса опасливо поглядела на часы, было без четверти три. Она решила осмотреться.
    Вестибюль  дома культуры был просторный, в центре расположились несколько фонтанов, множество скамеек, по углам ютились магазинчики и забегаловки.  Оттуда пахло едой, сладостями и кофе. В большинстве магазинов на полках стояли цветастые прямоугольники книг.
    Алиса улыбнулась. «Все ясно». В её родном городе на любой улице полно лотков с матрешками, магнитами на холодильник, ветерками, свистульками и другими безделушками вроде ложек, а тут – книги, книги, книги.
Скучно. Хоть и новенькие, как в витринах на центральном проспекте.
    Людей, на удивление было много. Словно Алиса вновь оказалась у терминалов аэропорта. Бабушки и дедушки с внуками, родители с колясками и разновозрастными детьми, молодые мамочки, качавшие младенцев и одновременно читающие.
    Алиса даже рот открыла от изумления, вновь показалось, что она спит. Размеренная жизнь, чистота, тяга к искусству - именно это разительно отличало эко-город от старых городов, задыхающихся в потоке людей, машин, отработанных газов и фабричного дыма.
    Она поднялась на лифте на следующий этаж. У выхода её едва не сбили с ног двое крепких санитаров с носилками. Люди были в белых халатах и характерных шапочках с красным крестом.
    Алиса улыбнулась мыслям. «Кто-то устроил бунт в библиотеке?»
    Но, в тоже мгновение за прозрачными дверями она заметила одну, две... целую дюжину коз. Животные, самые настоящие, всамделишные, гуляли по широкой террасе, полом служил густой травяной ковер. Питомцы дома культуры лениво бродили из стороны в сторону, щипали, как им положено, травку.
    Вдруг среди травы скользнул металлический корпус робота. На террасе, как и всюду, было чисто.
    - Чума! – выдохнула она и сделала пару снимков.
    Все еще в замешательстве, Алиса подошла к кабинету номер 241.
    Двери были распахнуты, и знойный ветер из открытого окна беспрепятственно дул в прохладный коридор.
    Внутри за верстаками сидели растерянные и какие-то пришибленные подростки. За преподавательской кафедрой стоял обескураженный мужчина лет тридцати.
    - А, мне бы Феликса Ивановича… - робко начала она.
    Мужчина за кафедрой дернулся, скривил губы.
    - А, - протянул он. – Вы, должно быть, из газеты.
    Алиса хотела поправить, мол, из журнала. Но, в сущности, какая разница? И она кивнула.
    - Ему стало плохо, вот. Позже звоните, позже…
    Мужчина рассеянно убирал со стола опрокинутые пробирки, платы и микроэлементы. От перевернутой паяльной станции шел дым. Паяльник угодил в подставку для ручек, прожег пластмассу насквозь, и теперь от него тянулась струйка едкого дыма.
    Говорить было не о чем. Спрашивать - бессмысленно, по крайней мере, сейчас.
Алиса подошла к перилам широкой лестницы, достала телефон и набрала главного редактора, тот сбросил.
    Она спустилась в вестибюль, но первое впечатление пропало, а может просто ушло солнце – все стало каким-то обыденным, почти серым. На скамейках сидели люди, они все также безмятежно читали.
    «И что теперь делать? У кого брать интервью? Устраивать расследование и ехать следом за скорой помощью?»
    В раздумьях Алиса подошла к выходу. Ее едва не сбил с ног высокий худой парень в синей спецовке.
    - Эй, а ты здесь, откуда? - она поймала его за край куртки.
    - Что? - глупо переспросил парень.
    - Ты меня поджидал что ли?
    - Да… то есть, нет… короче, извини, не до тебя… У меня тут дед работает, плохо ему стало.
    - А он у тебя кто?
    - Да, - махнул рукой парень, - преподает тут в одном кружке.
    - Уж не в радиолюбительском? - отступив на шаг, спросила Алиса.
    - Да, а ты откуда знаешь?
    - А неважно, так опоздал ты, его увезли на скорой.
    - Увезли? Куда?
    - А я откуда знаю!
    - Ай, - он махнул рукой и развернулся, чтобы уйти.
    - Ты сейчас в больницу?
    - А то еще куда!
    - Погоди, мне интервью у него взять нужно.
    - Интервью у деда?
    - Его ведь Феликс Иванович зовут?
    - Ну да, а зачем интервью-то, что у вас в городе никто в скорую не попадает?
    - Эх ты, он у тебя кто?
    - Инженер, - моргнул парень. - В общем если хочешь, поехали, некогда мне в шарады играть, по дороге все расскажешь!
    - Давай!
    Они сбежали по ступеням к припаркованному у обочины такси. Знакомый узкий корпус искрился на солнце, а рядом крутился угловатый кряжистый мужчина, чем-то напоминавший полисмена.
    - Ах, вот ты где! - гаркнул мужчина, глядя на парня.
    - Да, я тут вот... - парень весь съежился и замялся. – Понимаете, у меня тут личное дело.
    - Да уж вижу, - цокнув языком, сказал мужчина, взглянув на Алису.
    - Знаете что, дядя, – не выдержала девушка. - У него только что родственника в больницу увезли, а вы тут его отчитываете!
    - Отчитываю! - крякнул мужчина - этот негодяй угнал машину, а я его, видите ли, отчитываю! А ну гони ключи!
    Парень, потупив глаза, отдал связку ключей, а кряжистый мужик прыгнул за руль и в одно мгновение – раз! Нет его, и такси нет, ничего нет, только ветер играет в волосах, Только солнечные зайчики, отражаясь от громадины дома культуры, играют на  растерянном лице парня.
    И что-то Алисе подсказало «ради таких моментов, и стоит...»
Она достала фотокамеру.
Щелк!
    Этот звук вывел парня из оцепенения, он позвонил родителям, потом друзьям, потом еще кому-то. Алиса сидела на скамейке остановки. Городской транспорт приезжал и отъезжал.
    А потом подошел он, в своей мешковатой в мешковатом комбинезоне.
    - Знаешь, дед в реанимации, плох совсем, так что, не до интервью ему.
    - Понимаю, - кивнула головой Алиса.
    - Ну, - он положил руки в карманы. - Раз уж у меня тачку угнали, давай хоть провожу!
    Алиса рассмеялась.
    - Эх ты. Звать-то тебя как?
    - Русим.
    - Алиса, - представилась девушка.
    Неловкий момент затянулся, но тут перезвонил Орсан Самуилович. Девушка рассказала ему о случившемся, услышала хмурое «ясно, тогда возвращайся», но это уже было не важно.
    До отправки следующего дирижабля оставалось еще семь часов. Это время они провели вместе.
Сначала Русим и Алиса гуляли по проспектам, а затем зашли в кафе.
Русим рассказывал про дедушку, про то, что сам научился от него любви к электронике, про то, что дед, как и все старые люди, не просто человек, а человек с большой буквы и дела его были большие как акулы, как дирижабли.
- Он ведь еще приехал на пустырь, города не было, одна сплошная стройка… да так и остался здесь. А потом завод построили, и он  головой ушел в радиоэлектронику, - сказал Русим и ковырнул ложечкой мороженое.
Парень говорил, говорил, и Алисе смутно казалось, что она уже знает, о чем стоит писать, зачем вообще нужны журналисты.
    Когда они добрались до здания аэропорта, был вечер. И во мраке проступили звезды. В городе, переполненном красками и огнями, их было совсем не видно, а здесь, поди ж ты.
    Алиса и Русим уже сидели в зале ожидания. Девушка поминутно поглядывала на огромное табло, а Русим встречал и провожал глазами воздушные суда: быстрые самолеты и флегматичные дирижабли.
    - Ты мне позвони, когда дедушка поправится, - сказала Алиса и протянула листок с номером.
    - Хорошо.
    - А зачем ты приезжала-то? Можно ведь было видеозвонком!
    Алиса улыбнулась.
    - Глупые вы…
    - Кто это «вы»?
    Объявили посадку на рейс. Девушка ойкнула, поднялась с места, набросила куртку.
 Закинула на одну лямку рюкзак.
    - Ну, удачи, что ли, - сказала она, рассеянно похлопав по карману с обратным билетом.
    - А что вы-то? - переспросил парень и тоже поднялся с места.
    До лифта посадочной башни они шли молча. И, что бы хоть как-то разрядить молчание, Алиса спросила.
    - А ты, правда, угнал то такси?
    Русим зарделся, но в темноте, разбавленной приглушенным светом фонарей, это было едва заметно.
    - Да тут такое дело… - замялся он.
    - Я еще приеду, обязательно.
    И она быстро его обняла, всего на миг, но крепко-крепко и чмокнула в щеку.
    Прозрачный лифт поднял её от земли, где все еще стоял Русим, удивленный и растерянный. А потом снова было тошнотворное чувство страха, и ватные ноги, и сильный ветер там, на высоте, посередине качающегося канатного моста, но все быстро закончилось.
    И вот Алиса снова в салоне дирижабля, класса Атлант-Д. Огромная красная акула в воздухе, гондола жестко закреплена под белым брюхом.
    Бортпроводница принесла горячий чай с лимоном. Алиса отхлебнула, и, отчего-то стало себя так жалко. Неужели так будет всегда - мотания по стране, поиски неизвестно чего, и это в то время, пока другие люди будут строить города, покорять космос, изобретать новые двигатели... а она только и  будет делать, что брать интервью?
    Русим рассказал про деда много, но кто о нем знает, кроме семьи? Кто кроме коллег?
Ведь то дело, которому он отдал большую часть жизни, его вклад, остался незамечен. Просто еще одна семейная история.
    Алиса достала фотокамеру. С улыбкой пролистала снимки.
    «Хороший был день».
    Она посмотрела в иллюминатор. Огни города давно исчезли позади, и только тучи бледными тенями плыли в темноте, где-то далеко под ними проносилось черное море, вздыбленное недвижными вечными бурунами.
    «Вертись ужом, но, однажды, акула тебя достанет, и кто вспомнит, кто узнает?»
    Алиса отпила горячий чай. И вдруг все поняла. Сразу все встало на свои места.
    Зачем становиться пилотом, усложнять жизнь, ведь все и так давно на электронике, не лучше ли помогать людям? Рассказывать и нести новое. Быть тем человеком, который не даст другим забыть.
«Нет, не так, человек, который поможет помнить!»
    Пассажиры давно расселись, задвинули наверх в багажный отсек над креслами все тяжелые сумки и чемоданы. Стюардесса приглушила свет.
На соседнем ряду сидела очень худая женщина в изящной шляпке, она без передыху тараторила по телефону.
   Девушка грустно вздохнула.
   Понемногу разговоры смолкли, перешли в шушуканье.
   Люди задремали.
   Алиса достала блокнот, и карандаш еще долго скрипел в полумраке салона красного дирижабля.
 



#2 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 31 January 2016 - 19:55

Принято.



#3 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 31 January 2016 - 20:36

слегка наигранно, но что уж. слабовато обоснована перемена взглядов героини. миллионы людей прожили жизнь просто достойно работая - она будет писать про каждого? а интересно будет про них читать? раз зацепил ее чем-то рассказ о дедушке, то надо указать - чем?

 

PS как же так- такси на магнитной подушке, а счетчик надо вручную включать? и где речеписцы и речеграфы? почему героиня до сих пор пользуется карандашем и блокнотом?


вот такой я пейсатель


#4 Константин В.

Константин В.
  • Пользователи
  • 86 сообщений
  • ГородВолгоград

Отправлено 31 January 2016 - 22:07

В целом рассказ позитивный, настраивающий именно на светлое будущее, но есть в нем моменты, которые бросаются в глаза:

 

 

 

Люди вокруг сидели спокойные, рассудительные, судя по недорогим костюмам все больше инженеры, а значит, какая-никакая, интеллигенция.

Штамп. Инженеры смотрят на вас негодующе и с укором.

 

 

 Алиса назвала адрес, и эко-такси на магнитной подушке мягко вырулило на широкий проспект. Скорость чувствовалась по-особенному, не было моторного гула, не было шума от механической подвески, наконец, не шуршали по асфальту покрышки.

Вау, антигравитация. И зачем тогда эти большие неповоротливые дирижабли?



#5 Guest_Александр Столбов_*

Guest_Александр Столбов_*
  • Гости

Отправлено 01 February 2016 - 23:26

Благодарю за конструктивную критику.‭ ‬Давайте разбираться.
Про карандаши в тексте объяснено,‭ ‬возможно,‭ ‬не так явно,‭ ‬но считайте,‭ ‬что у героини такая странность.
Про инженеров...‭ ‬знаете,‭ ‬в миру я инженер,‭ ‬и каждый день имею счастье лицезреть пару тысяч коллег.‭ ‬Поэтому‭ «‬негодующе‭» ‬-‭ ‬сомнительно,‭ ‬а штамп придется переработать.
Магнитная подушка...‭ ‬-‭ «‬антиграв‭»? ‬Магнитная подушка уже применяется в Японии.‭ ‬JR-Maglev‭ (‬http://grammota.com/...glev/19-06-11‭)
Героиня знает,‭ ‬что нужен какой-то специальный асфальт,‭ ‬объяснять принцип магнитной подушки и технологию в данном рассказе нахожу лишним.
Дирижабли,‭ ‬да используются,‭ ‬не объяснено в рассказе,‭ ‬есть такое,‭ ‬зато объяснено в сеттинге‭ ‬-‭ ‬денег нету,‭ ‬вот и применяют дешевые перевозки.‭ ‬Воздушная электричка.‭ ‬Цитата:‭ "‬‭«‬Прямо,‭ ‬пригородная электричка‭» ‬-‭ ‬хмыкнула Алиса.‭»

Спасибо что читали,‭ ‬надеюсь,‭ ‬хоть на мгновение Вы перенеслись в светлое далеко‭ ‬-‭ ‬это и была основная цель.



#6 Константин В.

Константин В.
  • Пользователи
  • 86 сообщений
  • ГородВолгоград

Отправлено 02 February 2016 - 09:49

Насчет маглева.

Если с дирижаблями понятно - они уже были в истории и любой читатель может понять, какие они, то смотрите, потребовалось дополнительное объяснение к рассказу и оно вызвало еще вопросы.

Магнитная подушка - это по сути рельсы, даже шириной в дорогу. Шаг вправо, шаг влево - уже невозможны. Как такси проедет по грунтовым дорогам, которые и в светлом будущем никуда не денутся?

Кстати, насчет карандашей - поддержу. Может, для записи интервью и припасен диктофон, но для мелких черновых заметок ручку с записной книжкой еще долго ничего не заменит. 





Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных