Перейти к содержимому


Сонбэним


Сообщений в теме: 54

#1 Guest_Chess-man_*

Guest_Chess-man_*
  • Гости

Отправлено 10 January 2016 - 19:07

-  Я не знаю, к чему вы привыкли в своём отечестве, но здесь Россия.

Я пристально вглядывался в лица рекрутов. Все они горели энтузиазмом. Чёрт бы побрал азиатов!

- В ближайший месяц вас ждут незабываемые ощущения. Вы к этому готовы?

- Йэ, сонбэним.

Они были серьёзны. Они уже прошли все возможные инструктажи и собеседования и вообще, они на всё согласны. Осталось только выяснить, где среди этой группы ботаников-экстремалов скрываются чоболи.

Я подхватил свой рюкзак и пошёл не оглядываясь. В принципе, все азиаты ведут себя одинаково. Они подхватили рюкзаки и рысью припустили за мной. Именно рысью – рис уже тридцать лет назад перестал быть основной пищей жёлтой расы, но нормальное питание до сих пор доступно лишь меньшинству их наций. Поэтому даже рост в метр семьдесят – это привилегия избранных.  Моя группа принадлежала к меньшинству.

От разгрузочной станции до паромной переправы (она же пристань) идти было минут пятнадцать. И да – это было для затравки. С переправы начинается «тропа испытаний». Но первые километров двадцать по Мягкой Карге – это для совсем уж отмороженных туристов. Вести незнакомую группу через заросли низкорослого кедра и кедрового стланика как-то не хотелось.

За пятнадцать минут ходьбы до прояснились детали. Мои подопечные разделились на две с половиной группы. Впереди, чуть отстав от меня, шли три парня и две девушки. Шли они с лёгкими рюкзаками. Они оживлённо болтали и смеялись. Им было хорошо и весело.

Вторая группа в десять человек тащила огромные рюкзаки. Ну как огромные – точно-такие же рейдовые, как и мой, только раза в два-три тяжелее. И ладно бы – все они были парнями – среди них оказалось четыре девчонки.

За ещё одну половину группы можно было считать одинокую девушку. Она шла словно в стороне от обеих групп. Рюкзак литров на сорок, но плотно утрамбован. И, судя по походке, утрамбован грамотно. Одежда вроде и модная, но и туристическая. Причём, уже осевшая по фигуре. Такое мало купить на заказ – такое надо именно носить какое-то время.

Эта девушка не вписывалась в стандартную модель.

На пристани нас ждали два стареньких «кузнечика». Ну как стареньких – лет двадцать на ходу. Для всего остального мира первый серийный пассажирский экраноплан всё ещё был диковинкой.

Первая группа «туристов» забралась в «трёшку» - самую разукрашенную машину, вторая набилась в «пятёрку». Причём, не сговариваясь, на автопилоте. И только эта непонятная девушка, казалось, не знала, куда лезть. В «пятёрке» все места были заняты и несколько человек уже стояли в проходе. В «трёшку» её не тянуло.

А меня не тянуло ждать её решения на пристани до вечера. Я аккуратно поднял её за рюкзак – твою ж мать, в нём килограммов двадцать! – и аккуратно занёс в двери «трёшки». Внутри «кузнечика» тут же образовалось свободное пространство.

Прокажённая – вспомнил я слово! Именно так называли в Средневековье людей, больных заразными болезнями.

Это Азия, напомнил я себе! Значит так надо.

«Кузнечики» резко стартанули через Баргузин, пересекли реку, выехали на песчаную трассу и полетели по ней, как по морской глади. В своё время дорожным строителям пришлось поломать голову, как в наших местах соорудить грунтовую дорогу десятиметровой ширины без ухабов. Благо, грунт подходящий – песчаник и наносные холмы.

Весь путь до Святого Носа «туристы» пребывали в экстазе. Ведь все знают, что экранопланы – это суда, передвигающиеся по морским просторам. А тут, как выяснилось, такой сюрприз! Дорога кончилась ровно в том месте, где кончается Мягкая Карга и начинается полуостров. Выгрузив пассажиров, «кузнечики» умчались по своим делам прямо в Баргузинский залив.

И вот теперь-то началось самое интересное. Дальше по «тропе испытаний» надо было идти пешком.

Готовясь к встрече дорогих гостей я месяц провёл, штудируя информацию о Корее. Поход в гору для корейцев – популярный вид спорта. Так что подъём на полтора километра вверх не должен был стать непреодолимым препятствием. Я построил группу.

Точнее, постарался придать ей вид построения в одну шеренгу. К сожалению, избавиться от двух с половиной групп у меня так и не получилось. Включил транслитер, дождался пока он скоммутируется с транслитерами корейцев и начал инструктаж:

- Нам с вами сейчас предстоит подняться по «тропе испытаний» на самую большую вершину полуострова. С неё вы увидите все необходимые вам на время будущего обучения объекты. А также вы увидите те объекты, приближаться к которым запрещено. Обратный путь приведёт непосредственно к общежитиям, в которых вы будете жить. Вопросы?

- Как к вам обращаться? – последовал вопрос из большой группы.

- Андрей.

- Андреши, нам обязательно подниматься на гору?

Девушка из большой группы была настойчива. Я уже успел заметить, что её рюкзак был собран неправильно. Ей, наверное, действительно было тяжело, но признаться в этом – уронить достоинство.

Это Азия – снова напомнил себе я.

Я подошёл вплотную к задавшей мне вопрос, опустился перед ней на колени и раскрыл её рюкзак.

Ну да, что и требовалось доказать. Все тяжёлые предметы были свалены в один край, а второй занимали тряпки вроде спальников (и почему их оказалось два?) нижнего белья и, зачем-то, толстовки из термосберегающей ткани. Мы, конечно же в России находимся, но не до такой же степени! На дворе начало августа. Температура у нас летом иногда и за тридцать зашкаливает!

Я вытряхнул содержимое рюкзака и сложил его заново, тщательно распределив вес по внутреннему объёму.

- У кого ещё проблемы с укладкой снаряжения? – спросил я.

Признаваться никто не хотел.

- Сейчас мы поднимемся вверх на полтора километра. Если в результате этого подъёма кто-либо из вас сорвёт спину или натрёт мозоли – он будет отстранён от обучения на неделю. Кто-нибудь хочет переложить свой рюкзак самостоятельно?

Трое парней из большой группы бросились к своим рюкзакам. Группа из пяти человек не шелохнулась, всячески демонстрируя готовность лезть хоть на Эверест.

Девушка-полгруппы стояла как ни в чём не бывало. Я уже знал вес её рюкзака. Я бы на её месте выложил хотя бы треть содержимого.

Но это Азия!

Наконец, группа подготовилась. Мы пошли.

Я хожу «тропой испытаний» где-то раз в неделю. Здесь мне знаком каждый камень. Я взял обычный темп. Первая группа из пяти человек – теперь уже не оставалось ни каких сомнений, что это чоболи – не отставала. Лёгкие рюкзаки, отличнейшая физическая подготовка – для них это было развлечением. Девушка-полгруппы отставала от них метров на десять, и то, только из вежливости. Остальные безнадёжно тащились в двадцати-тридцати метрах ниже, кряхтя и стеная как старые деды и бабки. 

На середине пути нас ждала небольшая площадка с двухметровым деревянным православным крестом. Говорят, что этому кресту больше ста лет. Врут, наверное. Всё-таки во времена Советского Союза религии не поощрялись. Но я тоже говорю, что кресту больше ста лет – не стоит нарушать традиции.

На площадке я объявил привал. Чоболи радовались жизни и восхищались пейзажем, основная масса повалилась на землю со стонами наслаждения, девушка-полгруппы просто села привалившись к камню и не снимая рюкзак. Вряд ли она устала меньше изнемогших от непосильной нагрузки «туристов». Вот только я до сих пор не слышал от неё ни звука. Это было не к добру.

Я подождал минут пятнадцать и скомандовал подъём. Мне подчинились беспрекословно. Оставшийся путь до вершины шли в том же порядке – я, чоболи, девушка-полгруппы, остальная масса. И с тем же самым интервалом.

Часа через два мы оказались в конечной точке пути – на самой высокой вершине полуострова. И это место вызвало восторг даже у непробиваемых чоболей. Действительно, увидеть у себя под ногами и просторы Мягкой Карги и Баргузинский с Чивыркуйским заливами и скалы Ольхона на горизонте – это не описать словами. Здесь действительно надо побывать.

Минут через десять, когда священный экстаз вновь прибывших стал сходить на нет, я подвёл группу к одному краю вершины и объяснил, включив транслитер для верности:

- Слева от вас Чивыркуйский залив, на берегу которого находится военный завод. Туда у вас допуска нет, поэтому в сторону залива без сопровождения местных ходить нельзя. Перешеек у вас под ногами называется Мягкая Карга. На перешейке возле Чивыркуйского залива вон там – я показал пальцем для верности – Кулиные болота. Они опасны для жизни. Туда не заходить. Дальше на Мягкой Карге вы видите озеро. Оно называется Арангатуй. Если среди вас есть любители рыбалки - там есть отличные места клёва. Справа от вас Баргузинский залив. Мы спустимся к общежитиям, в которых вы будете жить следующий месяц. Пойдёмте на другую сторону.

Я не устаю восхищаться дисциплиной азиатов. Они не шушукались, не отвлекались. Они внимательно слушали инструкции. Мы дошли до противоположного края вершины, и я показал им остальные важные места:

- Вон там справа Ушканьи острова. Туда вы не пойдёте ни по какой причине. Ходить туда нельзя! Все поняли!

- Да, сонбэним. 

Мой транслитер поперхнулся, пытаясь перевести это слово на русский и оставил звуковой сигнал. То есть, если захочу узнать, кем же они меня обозвали на самом деле, могу у него спросить, и он мне честно выдаст статью из энциклопедии.

Обожаю транслитеры! Они все такие умные приборы! Осталось только закончить инструкцию:

- Вдали вы видите остров Ольхон. Там тоже есть много красивых мест. Если у вас будет свободное время, можно попробовать организовать экскурсию туда. У вас полчаса на осмотр достопримечательностей.

Я закончил ввод данных в головы иностранных «туристов» и почувствовал законное облегчение. Оставшиеся полчаса я собирал грибы. Именно для этого я и взял с собой на вершину рейдовый рюкзак. Большую часть его внутреннего пространства занимало обычное пластиковое ведро. Я забил его полностью боровиками и собрал группу. Можно было спускаться.

Вниз не вверх. Уже через пару часов мы подошли к общежитиям. Вновь собрал в кучу «туристов» и поставил их в известность:

- Все холостые работники нашего завода живут в трёх типах общежитий: четырёхместные, двуместные и одноместные. Для вас мы забронировали три четырёхместных номера и три двухместных. Это может вызвать трудности?

Вообще-то, математика наука точная. И она утверждает, что три по четыре плюс три по два – это восемнадцать. А приехало шестнадцать человек. Поместиться должны все.

Две девочки-чоболя заняли двуместную комнату. Три мальчика-чоболя заняли четырёхместную комнату. Ещё четыре девочки из общей группы заняли четырёхместную комнату. И в трёх оставшихся комнатах поселились по два парня.

Девушка-полгруппы осталась без жилья.

И ведь я уже был готов к этому внутренне. Ещё спускаясь с горы я рассматривал два варианта. Прогнать двух парней из двуместной комнаты в четырёхместную или …

Банальная психология.

Девочка и так изгой. Если ради неё я выселяю двух парней из их помещения, то её потом совсем заклюют. А мне с этими «туристами» ещё месяц возиться!

Так что остался второй вариант.

Надо пояснить, что в социальных вопросах азиаты наиболее жестоки. Все «туристы» счастливо разбрелись по выделенным им номерам, оставив девочку-полгруппы на улице. Одну. С рюкзаком у ног.

Она не плакала, не просила помощи. Она уже смирилась с тем, что проведёт ночь под открытым небом. Я дождался момента, когда остальные корейцы зайдут внутрь общежитий, и стал напротив неё.

- Это нормально?

Я пытался поймать её взгляд.

- Йэ, сонбэним! – покорно ответила она. У неё транслитер был включён, и русский она понимала.

Я подхватил её рюкзак – твою ж мать, что у тебя там внутри? – и непринуждённо пошёл к двуместному общежитию. Кажется, это вывело её из состояния вселенской скорби. Она засеменила за мной.

- Чакома! Чосамида! Бьянео!

Голос был на удивление приятным. Когда она догнала меня, я пояснил:

- Я поселю тебя с бригадиром упаковщиков. Это девушка – зовут Яна. Её соседка недавно выскочила замуж и поселилась в общежитии для супружеских пар. Надеюсь, вы найдёте общий язык.

На проходной нас встречал вахтёр. Он же сторож, он же дворник. Дядя Лёня. Я достал из своего рюкзака ведро с боровиками и протянул ему:

- Передай Пылжат.

Пылжат – его жена, она же главный повар заводской столовой.

- О, спасибо! – воодушевился дядя Лёня.

- И скажи Яне, я ей соседку веду.

Дядя Лёня пристально посмотрел на новую постоялицу. В восторг от увиденного не пришёл. Девушка окончательно потерялась. Я снова подхватил её рюкзак и пошёл на второй этаж, в комнату Яны.

Яна уже ждала в дверях. Причём, даже, кажется, слегка накрашенная. Возможно, я испортил ей вечер. Впрочем, встретила она меня радостно:

- О, Андрей Бори…

- Кгм! – привёл её в чувство я.

С шестнадцати лет терпеть не могу, когда меня называют по имени-отчеству. Мне всего двадцать шесть, я лишь на пару лет старше Яны. И что её тянет всё время переходить на подобный тон?

Я вошёл в комнату Яны, поставил рюкзак гостьи возле пустой кровати и обернулся. Девушка-полгруппы как раз незаметно просачивалась в помещение.

- Знакомьтесь, - приказал я. – Это Яна, бригадир упаковщиков, а это.

Я вдруг понял, что забыл узнать имя нашей «туристки».

- Чхве Ха На, - представилась она самостоятельно.

Я внезапно подавился и закашлялся. Приходя в себя, смог лишь выдохнуть:

- Как?

- Чхве Ха На, - испуганно повторила гостья.

И я понял, что это действительно хана. И с этой ханой мне возиться ещё месяц. Ну, то есть, у неё на редкость подходящее имя.

- Ой, Хана, - восхитилась Яна. – Замечательно! У тебя даже имя наше! Цветок означает!

То есть, Хана – это ещё и цветок по-якутски. Я понял, что пора уносить ноги. Уже в дверях поймал глаза провожавшей меня Яны:

- Только помни: «Болтун – находка для шпиона»!

Последний месяц мой друг Костик, по кличке Смерш, устраивал всему личному персоналу предприятия политзанятия на данную тему. Люди, конечно, посмеивались, но всё понимали – наше производство стратегическое. Таких всего пять на Союз. Лишних людей здесь не бывает.

Яна понимающе кивнула и закрыла дверь. Можно было идти в свою комнату.

***

Вызов коммуникатора пришёл в двенадцать ночи. Это была Яна:

- Она стонет и плачет! Что мне делать?

Внутренне, я был готов к подобному.  Оделся секунд за пять, схватил энзэ-пакет и бросился к Яне. Она ждала меня у двери комнаты.

- Я так не могу! Она стонет и бормочет во сне по-своему.

Я вошёл в комнату. Хана свернулась калачиком на кровати и бормотала. Я включил транслитер:

- Я готова. Я здорова.  Со мной всё в порядке. Я справлюсь, сонбэним.

Выключил на фиг это чудо техники, раскрыл энзэ-пакет, открыл тюбик с мазью, выдавил на ладонь, тщательно растёр.  Потом перевернул Хану на живот – она легла спать в топике и шортах – снял топик, расстегнул застёжки бюстгальтера. Тут она проснулась и попыталась вякнуть. Я легко шлёпнул ей по затылку и нажал большими пальцами на мышечные узлы. Раздался лёгкий писк. Провёл пальцами вдоль шейных позвонков – писк повторился. Прошёлся по всем группам спинных мышц – писк перешёл в поскуливание.

В общем, всё было ясно. Я растёр мазь из тюбика по её спине, пресекая жалкие попытки высвободиться. Во мне слава богу сто килограмм живого веса – тут любое сопротивление бесполезно! И начал обрабатывать её тело. Я тщательно прошёлся по каждой мышце, по каждому позвонку. А ещё говорят, что все азиаты владеют у-шу! (Или это только китайцы?) Точно – каждый кореец владеет тхэквондо! Тело, вяло постанывающее подо мной от удовольствия, не владело ни у-шу, ни тхэквондо, ни прочими оздоровительными единоборствами. Оно было просто деревянным. Ещё пять-десять лет такой жизни – и межпозвоночная грыжа обеспечена.

К тому моменту, как я закончил массаж, Хана уже крепко спала. Я посмотрел на Яну:

- Перед завтраком отведёшь её в медпункт. И пожалуйста, разговаривай с ней только о работе.

- Да, Андрей Борисович! – послушно ответила Яна.

Надо было одёрнуть её, но я не стал. Это усталость.

Идя в свою комнату, я думал о том, почему всё несправедливо. Почему каждый встречный так и норовит назвать меня по имени отчеству. Будто я особенный какой-то!

А ещё я шкурой чувствовал, что сегодняшний день – это только цветочки. Что в переводе с якутского и звучит как полная Хана.

За что ж мне так везёт-то, а?

***

Утро примирило меня с действительностью. Пылжат приготовила боровики по русскому рецепту. Вообще, буряты умеют готовить только мясо, но Пылжат на нашей кухне практически с самого основания завода. За эти пять лет она освоила не только русскую кухню, но и кухни многих российских народов.

К моему приходу от вчерашних грибов ничего не осталось. Пылжат сунула мне специально приготовленную салатницу – исключительно как добытчику. Это, конечно, неправильно, но возражать я не стал. Был же у нас когда-то обычай оставлять двадцать пять процентов клада тому, кто его нашёл. Корейские «туристы» пришли в столовую чуть ли не строем. Отдельно сели чоболи, отдельно обычные смертные. Чуть позже в столовую вошли Яна с Ханой.

Нет. Правильней называть её Цветком. Цветочком.

Мне осталось ещё двадцать девять дней.

Яна с Цветочком сделали заказ, после чего Яна усадила её за мой столик и уселась рядом. Тут же ополовинила мою салатницу с грибами и радостно сообщила:

- У Ханы всё нормально. Она готова к трудовым подвигам!

Цветок пробормотала что-то по-корейски и покраснела до корней волос. Ну да, она же вчера ночью моего лица не видела. И Яна умеет держать язык за зубами. (Или, судя по сдавленному хрюканью, умеет качественно подставлять ни в чём не повинных девушек!)

- Нет, что ты? Это не мог быть я, - со зверски серьёзным выражением лица развеял я гнусные подозрения Цветочка. – Я же чётко вчера сказал: у кого будут проблемы с рюкзаком, того сегодня не допустят к учёбе.

Похоже, у нашей корейской гостьи есть какие-то проблемы с аппетитом. Она практически ничего не съела из заказанного. И Яна даже стрельнула у неё котлету.

После завтрака я собрал всех корейцев вместе, чтоб пять раз не повторять:

- Ваша задача – изучение технологии производства экранолётов. Сейчас вы можете выбрать, с какого участка работ начинать обучение. Цех приёмки, сборочный цех, цех покраски, отдел упаковки, отдел сбыта готовой продукции, инженерное бюро. Мы не скроем от вас ни одного этапа производства. Выберите тот участок, с которого хотите начать и сообщите мне. Я вас провожу. Вопросы?

Вопрос задал один из чоболей:

- Андрея, когда нас познакомят с главным инженером?

- Зачем вам это? – почти искренне удивился я.

Мой встречный вопрос поставил чоболя в тупик. Чон Дон Ук. Наследник корпорации «Хёндай». Ну да, он же привык, что ему некоторые главы корпораций в пояс кланяются.

- А если у меня возникнут вопросы? – нашёлся он наконец с ответом.

- Если у вас возникнут вопросы, обращайтесь ко мне. С удовольствием на них отвечу.

- А если не ответите? – не унимался он.

- Тогда найду вам того, кто сможет ответить, - пожал я плечами. – Ну так что, выбирать участки будем, или будем стоять тут до обеда? Смена начинается через десять минут.

Выбрали они быстро. Чоболи стадом заявили желание начать со сбыта готовой продукции, основная масса поровну поделилась между сборочным цехом и инженерным бюро. И только Цветочек мучительно пыталась выбрать. Пришлось ей помочь:

- Хана, ты пойдёшь в отдел упаковки, возражения?

Она попыталась возразить, но встретилась со мной взглядом, вспомнила прошлую ночь и резко передумала.

Я повёл «туристов» к месту их трудовой деятельности. На проходной меня ждал Михалыч - вредный мужик, но золотой работник.

- Борисыч, третий день демпфер травит, сколько можно? – накинулся он на меня.

- Везут тебе новый демпфер. Из Иркутска. Будет сегодня или завтра. Что ты ко мне пристаёшь?

- Золотой ты человек, Борисыч! – хлопнул Михалыч меня по спине и пошёл в свой цех.

- Чосамида, Андреши? – обратился ко мне один из обычных «туристов», и я снова включил транслитер. – А кто это был?

- Это бригадир цеха покраски. У него проблемы с одним из демпферов. Спрашивал, когда исправят оборудование. Я ответил.

- И вы этим занимаетесь? – уточнил кореец.

- Ну да, - пожал я плечами.

И понял, что только что в глазах всей группы низко пал. Практически, ниже плинтуса. Особенно помрачнели чоболи. Оказывается, их сопровождает какой-то доставщик оборудования.

Такое отношение к людям конечно же дико, но я ещё раз напомнил себе – это Азия!

Цветочка я сдал под роспись Яне. Остальных повёл через сборочный цех. Люди, которые не были непосредственно заняты работой, со мной здоровались, перешучивались. Я сдал партию «туристов» бригадиру цеха, потом ещё одну отдал инженерам – чоболей оставил напоследок. Чтоб не травмировать лишний раз их самолюбие.

В институте я не так много лекций посещал, но курс по экономике был очень важен. И там-то нам и объяснили основы экономикса и отличие его от плановой экономики. Применительно к нашему случаю в любой крупной западной корпорации (А Япония и Корея – это, как ни парадоксально, Запад с точки зрения экономики!) самый главный отдел – отдел продаж. Он один приносит прибыль, в то время как все остальные приносят убытки. Казалось бы, полный бред. Ведь товар производят рабочие, а не менеджеры продаж. Весь фокус в том, что для любой западной корпорации конечная стоимость товара связана не с себестоимостью его производства, а со спросом. Чем выше спрос – тем выше цена. И основной задачей корпорации является именно манипулирование спросом, с целью повышения конечной прибыли.

Доходит до смешного. В большинстве современных корпораций отделы маркетинга и рекламы в разы превышают непосредственное производство.

Чоболей ждал сюрприз. Весь отдел продаж нашего завода состоит из Натальи Кузьминичны (очень строгой начальницы отдела) и пяти её подчинённых, девчонок-практиканток из универа. Как правило, они зарабатывают себе на дипломы или ждут подходящую вакансию на производстве.

- О, Андрей, надеюсь, ты к нам мальчиков привёл? – обрадовалась Наталья Кузьминична, как только я зашёл.

- Только троих. И двух девочек.

- Девок нам не надо. Девок тут на пучок десяток.

Обалдевшие чоболи толпились в дверях. Я быстро перезнакомил всех между собой и ушёл. Меня как раз вызывал Костик по коммуникатору.

Я уже говорил про Костика. У него кличка Смерш. Это потому, что он на первом же году своей службы поймал шпиона. Только выпустился старлеем из академии – и сразу же в герои. Шпион, правда, оказался китайский, так что беднягу упоили вусмерть водкой и отправили с почётным конвоем до Манчжурии. Но Костик всё равно получил медальку с повышением.

Так вот, Костик, на удивление, оказался на месте и приглашал меня для доверительной беседы. Я посмотрел на часы – буржуйство, конечно, но коммуникаторы штука легко бьющаяся, так что пришлось приобрести – было только девять. Тяжко вздохнул и пошёл беседовать. У Костика сейчас самый жаркий сезон - туристов и рыбаков на Мягкой Карге под несколько сотен. И всех надо проверять для профилактики. А тут ещё группа «ботаников» из потенциально недружественной страны.

В общем, разговор меня ждал обстоятельный.

И только зайдя к Костику в кабинет я понял, что был слишком оптимистичен в своём прогнозе. Этот гад с заговорщицким видом достал из-под стола … военную алюминиевую фляжку в матерчатом чехле! Ту самую, которую двадцать лет назад в армии заменили «гидрой». Туристы перешли на «гидру» ещё раньше. Это понятно – удобно в ношении, в любой момент можно глотнуть жидкость и вмещает хоть пять литров. Только вот кроме плюсов у гидр есть и минус – ты просто отвыкаешь экономить воду. Очень сложно остановиться, когда трубка у тебя «под носом». Одно движение сделать легче, чем достать флягу, отвинтить крышку, сделать глоток, завинтить крышку и прикрепить флягу на место. В общем, «олдовые» туристы сегодня всеми правдами и неправдами пытаются достать морально устаревший раритет.

Костик флягу достал. И бросил мне через стол. Судя по тому, что ничего не булькнуло – она была полна под завязку.

- Ну что, Андрюха, садись за стол. Будем тебя колоть!

- Может не надо? – для приличия возразил я. – Рабочий день только начался!

- У тебя ближайший месяц всей работы – следить за гостями. Так что можешь расслабиться. Я тебе разрешаю.

Ага, разрешает он! Он сейчас тут со мной выпьет и пойдёт подчинённых своих гонять в хвост и гриву по Карге. А я тут …

- Кстати, а что в инженерном отделе?

- Как ты и порекомендовал, - пожал я плечами. – в этом месяце ребята будут заниматься только улучшением формы унитаза. Всё остальное только в нерабочее время и в нерабочем месте.

- Я тебя умаляю, бедные несчастные! – пожалел меня Костик, разливая по первой. – У вас там патентов на три года вперёд. С вас уже с самих надо деньги брать за новое изобретение, а не премии выписывать.

Это да. Мы чокнулись, пропустили – кедровая настойка! – и закусили бужениной с огурчиками.

- Ну, рассказывай! – подтолкнул меня Костик.

- Мне кажется, они не воспринимают меня всерьёз! – сказал я, имея в виду корейцев.

- Ну а как ты хотел? – хмыкнул Костик. – Был бы ты главным инженером завода и сыном академика в придачу, они б тебе в рот заглядывали и каждый твой пук фиксировали как истину в последней инстанции.

Я посмотрел на Костика – он это серьёзно, или как?

- Что ты на меня так смотришь? – возмутился он. – Это ж Корея. Сословное общество. У них чоболи – верховные божества, которые сильнее, мудрее и вообще, не какают!

- А при чём здесь сын академика? – про чоболей мне всё было понятно, но я не улавливал ход костиковых мыслей.

- Наш завод по цене выпускаемой продукции сопоставим с их корпорациями. И главным на нашем заводе является не директор, выполняющий бюрократическую работу, а главный инженер. А если этот главный инженер будет ещё и сыном-внуком академика наук, то в глазах любого корейца он будет особой, равной по статусу чоболю.

- А если главный инженер будет сыном Олимпийского Чемпиона и внуком Олимпийского Чемпиона, так не пойдёт? – уточнил я.

Костик задумался и выдал:

- Не-а. Это ж Корея. Они на учёбе повёрнуты уже полторы тысячи лет. Для них академики наук, это тоже существа, которые сильнее, мудрее …

- И не какают! – закончил я мудрую мысль.

За это надо было выпить, что мы и сделали.

Ну да, ведь кто я в их глазах? Простой снабженец-порученец. Принеси, возьми, подай … Даром, что я здесь с самого основания завода. Даже экзамены в институте сдавал заочно последние два года, чтоб от работы не отвлекаться.

Чудной они всё-таки народ, эти корейцы!

Под настойку мы чудесно поговорили, и я высказался про девушку-полгруппы. Что с ней что-то не так.

Ты имеешь в виду Чхве Ха На? – поразил меня своей осведомлённостью Костик.

- Угу, - кивнул я.

- Это поучительная история! – Костик разлил ещё раз, и я понял, что это должна быть последняя. – Папа Чхве Ха На владел крупной судостроительной корпорацией. Три года назад он предложил своей дочке выйти замуж за наследника главного акционера «Дэу Маринз». Дочка отказалась, потому как у нас двадцать первый век на дворе. Разозлённый папаша жениха обанкротил корпорацию несостоявшегося свата, потому что в Корее сейчас всё ещё Средневековье. И девочка, которая вчера была чоболем, вдруг оказалась обычной провинциалкой без перспектив и с подмоченной репутацией. Её и из университета пытались выжить – но она лучший студент во всей Корее. В общем, кроме диплома у неё сейчас за душой, считай, что ничего нет.

В голове такая жесть укладывалась слабо. Превратить человека в изгоя потому, что обанкротился отец. Чтобы переварить подобное, пришлось выпить ещё раз. Я посмотрел на часы – был как раз обед. Решил дойти до столовой, проведать своих подопечных. Фляжку с остатками настойки захватил с собой – чтобы добро не пропало.

***

В столовой были все корейцы кроме Цветочка. Я подошёл к Яне и поинтересовался, где её подшефная.

- К озеру пошла, - беспечно махнула рукой Яна. – Она два часа летала в шлеме, её теперь полдня будет мутить с непривычки. А что? Она ж не дура - в воду не полезет.

Я посмотрел на Яну и ещё раз понял, что она очень красивая девушка. Пулей вылетел из столовой и побежал к озеру. Подступиться к берегу у нас не так просто. От проходной идут две тропинки – одна на дальний пляж, а другая в ближайшую бухточку. Я выбрал дорогу в бухточку. Купаться там и правда опасно, зато вид очень красивый.

Уже выбегая на берег я понял, что всё … хана! Ну то есть, Хана крикнула в последний раз и окончательно ушла под воду. Я прыгнул с разбега. Сердце остановилось на пару мгновений от резкого перепада температур. Коже казалось, что я рухнул в лёд. Привычно нырнул метра на два, увидел тело, опускающееся на дно, и рванул к нему. Подхватил, вытащил на берег на большой плоский камень. Сделал искусственное дыхание, прямой массаж сердца. Дождался пока она проблюётся водой.

У неё были почти круглые глаза. Я в первый раз увидел такие круглые глаза у корейца. И ещё она затараторила что-то, из чего я выделил только одно слово: «буль». Но оно повторялось постоянно. И ещё её трясло, как ненормальную. К счастью, моя рука нащупала фляжку. Я снял её с пояса, отвинтил крышку и сунул в руки Хане:

- Пей!

Она непонимающе уставилась на меня.

- Залпом! – грозно приказал я.

Она начала пить настойку как воду.

Нет, всё-таки «буль» - это правильно! Это действительно соответствует ситуации. Вот кем надо быть, чтобы утонуть в десяти метрах от берега? Хотя, я мог понять, как всё произошло. Август месяц. Жара под тридцать градусов в тени. Ты выходишь к озеру. От воды свежо. Ты наклоняешься. Видишь каждый камешек на дне. Видишь, что-то там блестит. Хочешь дотянуться.

Откуда тебе дуре знать, что даже у поверхности температура воды всего пятнадцать градусов, а до дна у берега не меньше десяти метров! Нам же лень узнать что-либо о том месте, куда мы попали!

Ну а дальше потеря равновесия, кувырок в ледяную воду, сведённые судорогой мышцы и паника. И идиотская смерть в десяти метрах от берега.

Фляжка опустела, и выпала из рук Ханы. Рефлекторно я её подхватил, пытаясь понять – а где же откашливание? Я как дурак смотрел на пустую фляжку у себя в руке и пытался вспомнить, а сколько там было?

По ощущениям где-то треть фляги. Грамм триста-триста пятьдесят. Хана успокаивалась, дрожь проходила. Сколько там надо нерусскому человеку, чтобы упиться насмерть – бутылка водки? А если в этом человеке меньше пятидесяти килограммов веса?

Чёрт, она же должна была закашляться!

И что делают с людьми при пищевом отравлении? Суют пальцы в рот, чтобы они проблевались?

- Андрейши, косомида! – вернул меня в реальность обволакивающе-возбуждённый голос.

Лицо несостоявшейся утопленницы порозовело, глаза сияли. Руки обняли меня за шею. И, пока я пытался сообразить, что бы всё это значило, меня начали целовать. В губы, в нос, в лоб, в щёки – куда придётся.

В общем, до меня дошло.

Я подхватил Цветочек на руки, легонько подбросил. От неожиданности, её руки расцепились. После чего я перекинул тело на плечо попой к верху и пошёл к общежитиям.

Минуту Цветочек пыталась сообразить, что происходит. Я думал, что её вырвет, после чего можно будет поставить её на землю, чтобы она шла самостоятельно. Но минута прошла, а Цветочка не вырвало. Зато она начала понимать, что происходит что-то неправильное. И она стала объяснять, что именно, по её мнению, неправильно.

Ну то есть, я её неправильно несу. Мужчина должен нести женщину на спине. Особенно, если эта женщина особенная для него. И вообще, если я не собираюсь нести её правильно, то лучше её отпустить, и она пойдёт сама.

И, что самое противное, своим телом она зажала кнопку моего транслитера, и умный прибор дословно переводил мне все её умные мысли.

Я шёл и ждал момента, когда же её вырвет. Ну не может пьяного человека не вырвать в подобной ситуации. А, когда блюёшь, ты трезвеешь – по личному опыту знаю.

Уже приближаясь к общежитию я осознал потрясающий факт – Хана не человек. Её так и не вырвало.

А может чоболи действительно того … не какают? Она ж всё-таки чоболь по рождению, хотя и бывший.

Яна ждала меня возле комнаты.

- Так что ты там говорила? – мягко спросил её я. – Она не дура – в воду не полезет?

Яна пропустила меня с бесценным грузом на плече в комнату. Я уложил Цветочек на её кровать и приказал:

- Тазик!

Яна тут же метнулась за пластиковым тазиком и поставила его возле кровати нашей страдалицы. Не зря бригадиром назначили!

- Отпустишь её от себя хотя бы на метр – голову оторву!

Яна покорно кивнула, осознавая всю тяжесть своего косяка. Я вышел из комнаты. Уже на пороге поймал характерные нутряные звуки, от которых и самого слегка замутило.

Нет, всё-таки чоболи какают. Просто они умеют долго терпеть!

***

На следующий день Цветочек была очень шёлковая и скромная. Яна практически за ручку подвела её к моему столику в столовой и силком за него усадила. Цветочек сверлила взглядом поставленные перед ней тарелки с едой и розовела на глазах.

- Если не будешь есть, - пригрозил я. – Отстраню от обучения.

Цветочек посмотрела на меня взглядом затравленного зверька.

- Если съешь вот это, – я указал на тарелку с гречкой и котлетой. – пойдёшь на обучение.

- Косомида! – поблагодарила она меня таким тоном, будто я ей коробку конфет подарил или предложение сделал.

Тарелка опустела за минуту.

- И салат! – приказал я, ткнув пальцем для верности на тарелочку капустного салата.

Салат исчез за минуту.

Двадцать восемь дней. Мне ещё осталось двадцать восемь дней.

Яна потащила Цветочек работать.

***

Следующие два дня происшествий не было. Только чоболи задалбливали постоянным требованием встречи с главным инженером.  И девчонки из отдела сбыта жаловались – им и так по всему Союзу продукцию отправлять надо, а эти со своими предложениями по оптимизации лезут. Ладно бы просто с предложениями – парни то они красивые. А то, блин, только и могут, что всё критиковать.

В общем, к пятнице я дозрел. Крайний день, всё-таки. После смены я собрал всех «туристов» в одной из аудиторий заводского Дома Культуры и предложил:

- За неделю у вас накопились вопросы, на которые начальники ваших участков не смогли ответить. Задавайте эти вопросы мне.

- Почему не главному инженеру, Андрея? – тут же спросил меня Чон Дон Ук.

Я ещё путал имена некоторых корейцев, благо Костик выдал мне подробную информацию на каждого, но уж этого-то красавца было сложно не запомнить.

- А кто вы такой, чтобы с вами общался наш главный инженер? – пожал я плечами. – Договор, заключённый между нашим заводом и вашими корпорациями, заключается в предоставлении вам технической документации на малые гражданские экранолёты, на детальное знакомство с производством и дальнейшее обучение необходимого количества специалистов. Где в договоре сказано, что обучать и знакомить с производством вас должен именно главный инженер?

Похоже, такое поведение по отношению к чоболю было шокирующим. Большая часть окружающих смотрела на меня, как на какого-то монстра.

- И всё же, Андрея, почему ты считаешь, что сможешь ответить на все вопросы? – не унимался Чон  Дон Ук.

- Я работаю здесь с основания завода.

- И сколько тебе лет?

- Двадцать шесть. На заводе я работаю с двадцати одного года.

- То есть. у тебя даже нет высшего образования?

Корейцы были шокированы.

- Почему нет? Последние два курса я сдавал заочно, без отрыва от производства.

- И ты в состоянии ответить на все наши вопросы? – хмыкнул Чон Дон Ук.

Это был сигнал к началу охоты.

- Андрея, почему завод находится так далеко от промышленных центров? – задал контрольный вопрос один из простых корейцев.

- Почему далеко? – удивился я. - Двести пятьдесят километров от Улан-Уде. Как вы сами видели, у нас проложен современный монорельс до Усть-Баргузина. А по воде от нас четыреста километров до Иркутска. Учитывая парк грузовых экранопланов, расстояние приемлемое. Согласно военной доктрине нашего вероятного противника заводы вроде нашего должны быть уничтожены первым ядерным ударом. Поэтому все наши цеха, как вы видели, вырублены в скальном массиве.

- Вы что, всерьёз считаете, что на вас будут нападать? – воскликнула девушка-кореянка.

Очень красивая девушка.

- Мы готовы к подобному развитию событий! – вежливо улыбнулся я.

- Откуда вы берёте энергию для завода? – задал вопрос парень-кореец.

- На полуострове смонтирован ядерный реактор на быстрых нейтронах.

- Но ведь это же опасно! – возмутилась всё та же красивая девочка.

- Реакторы на быстрых нейтронах не оставляют заражённых отходов. И при аварии возникновение заражённого вещества тоже невозможно. На сегодняшний день реакторы на быстрых нейтронах самые экологически-чистые источники энергии. Половина ваших собственных атомных станций сейчас работает на таких реакторах.

- Как вы смогли смонтировать реактор в таких сложных условиях? – задал мне вопрос парень-чоболь.

Это был действительно грамотный вопрос. Я сам до последнего не верил, что подобное возможно. К работе были привлечены лучшие геологи страны, лучшие строители, лучшие лётчики. Огромный котлован в центре полуострова был выгрызен (я не могу подобрать другого слова) так, чтобы не нанести никакого вреда озеру. А потом Части реактора перевозились по воздуху и с ювелирной точностью опускались в выверенные места. А сверху всю конструкцию снова закрывали скальными породами. На случай того самого ядерного удара, которого не может быть. Наш завод вспомогательный. Главный – военный – находится на берегу Чивыркуйского залива. И выпускает он боевые экранолёты, способные нести на своём борту до тысячи тонн разного груза.

- А обязательно было строить завод рядом с озером? – девочка-кореянка. Только другая.

- Это же экранолёты, - пожал я плечами. – Проверку главных эксплуатационных свойств желательно производить непосредственно на месте производства. Вы не находите?

С этим у Кореи могут возникнуть проблемы. Всё-таки прибрежное судоходство там сильно развито, а больших водоёмов там нет просто потому, что страна маленькая.

- А почему вы используете монопласт? Это же очень дорогой материал? – задала очень важный вопрос девушка-чоболь.

- Потому что по сравнению с «сэндвичем» полезные свойства вырастают на пятьдесят процентов и срок службы в два раза. Это есть в техдокументации.

- Но это же невероятно! – настаивала на своём девушка-чоболь. – Как можно утверждать, что этот ваш монопласт действительно так устроен?

- А разве ваша корпорация, «Самсунг Хэви Индастриз» если не ошибаюсь, не провела молекулярный разбор нескольких наших изделий? – уточнил я у смутившейся девушки. – Технология производства монопласта не является секретом. Да, она очень энергоёмка. Именно на производство монопласта уходит половина мощности нашего реактора. Но и выпускаемый продукт того стоит. Вам так не кажется?

Корпорация «Самсунг» потеряла пять процентов рынка после того, как в продаже появились первые экранолёты, корпус которых состоял из монопласта, а не привычного всем «сэндвича». Другие корпорации, правда, потеряли меньше.

И так далее и тому подобное. К великому разочарованию Чон Дон Ука я отвечал на вопросы любой степени каверзности, и его настойчивое желание увидеть главного инженера не находило веских оснований.

Мозгами я понимаю, что тут всё дело в статусе. Он – чоболь. Он должен общаться с равными. Равным ему здесь является только главный инженер.

И вот как объяснить этому чоболю, что это по его мнению он равен главному инженеру, а с точки зрения русского человека, он на предприятии «турист». И кого пошлют его сопровождать, того пошлют. Мы продаём самые передовые технологии. Сегодня корейцам, завтра китайцам после завтра вообще европейцам каким-нибудь. И ручкаться со всеми - рук не хватит. А ведь ещё и работать когда-то надо, план выполнять.

Впрочем, судя по его оскорблённому виду, к концу нашей беседы сей факт, кажется, стал до него доходить.

Когда вопросы стали совсем уж идиотскими, я решил завязывать.

- Значит так, господа хорошие. Кому не нравится тот отдел, куда он попал, тот может на следующей неделе его поменять. Список отделов тот же. Чхве Ха На, тебе я бы рекомендовал цех покраски.

- Да, Андреши, - покорно отозвалась она.

Кстати, за весь вечер она не задала мне ни одного вопроса. Только глядела во все глаза. Как-то странно глядела. Я не мог этот взгляд понять.

Потом, когда все разошлись по своим комнатам, мне вдруг на коммуникатор позвонила Яна:

- Андрей, тут тебе одна девушка хочет выразить благодарность.

На заднем фоне коммуникатора раздавались сдавленные писки и шлепки.

- За что? – удивился я.

- Как за что? – искренне возмутилась Яна. - За спасение жизни. 

- А-а-а … - протянул я, лихорадочно пытаясь вспомнить, кого я спас.

- Значит завтра утром отвезёшь её на Змеиный источник. Заодно покажешь, где можно купаться без риска утонуть. Всё, договорились!

Она отсоединилась, а я тупо смотрел на свой коммуникатор. Вот что это было? И что теперь делать? Ну, то есть, отказаться? А под каким предлогом? И вообще, завтра выходной. Хоть бы завтра дождь пошёл, что ли!

***

Назавтра дождь не пошёл.

Зато Яна отзвонилась полвосьмого утра и сообщила, что меня ждут на стоянке квадроциклов в восемь. Пришлось приводить себя в порядок, подхватывать малый походный рюкзак и топать на стоянку.

Обычно у девушек принято опаздывать минут на десять-пятнадцать. Бороться с этим явлением бесполезно – лучше принять его за данность. Я подошёл к месту встречи без пяти восемь. Меня уже ждали.

Яна и Цветочек. Хана была одета в тот самый туристический костюм, в котором я увидел её в первый раз. В руках у неё была походная сумка-термос. Казалось, если бы не Яна, она бы уже умчалась на другой край земли.

- Ну вот видишь, а ты боялась! – удовлетворённо сказала она, увидев меня. – Андрей, позаботься о Хане пожалуйста. И покажи ей наши достопримечательности. И водить квадроцикл она не умеет.

То, что меня кидают, я понял сразу. Вот только где? Я закрепил на багажнике и свой рюкзак и термос Ханы. Сел за руль. Цветочек уселась сзади, обхватив меня за талию. Яна помахала нам на прощанье.

Вообще, квадрациклы нужны для перемещения по полуострову, потому как нормальных дорог у нас нет – есть лишь одна трасса вдоль заливов и тропинки. У большинства сотрудников завода есть свободный допуск к машинам. Достаточно поднести свой магнит-ключ к ключу зажигания – и можно ехать куда угодно. В каждый заводской квадроцикл встроены два маячка джпс-навигации. Ресурс, который ты израсходуешь за время пользования машиной, будет автоматически вычтен из твоей зарплаты. Это удобно. Единственное правило: попользовался – верни на место. А если с машиной что-то случилось, то и отвечать тебе вплоть до лишения права пользования транспортными средствами.

Дорога к Змеиному источнику довольно живописна, и первый раз действительно вызывает восторг. Военный Городок мы объехали, чтобы не мелькать лишний раз, и выехали непосредственно к Змеиной бухте.

Пока Хана восторгалась видами залива и скал, я развёл костерок в одном из специальных кострищ. Вернувшись в наш мир от созерцания природных чудес, Хана распаковала сумку-холодильник, достала из неё походное полотенце и выложила на него наборы роллов, глубокую миску для соевого соуса с самим соусом и ещё кучу всякой еды. Хотя роллы на самом деле оказались не роллами, а кимбапом. В чём принципиальная разница, мне до сих пор непонятно.

Хана рассказала, что она благодарна Андрейши за спасение, за огромную заботу. И что ей бы хотелось, чтобы я попробовал блюда, приготовленные ею.

То есть что это получается? Она что сама это делала? Вручную?

Я был поражён до глубины души. Она же чоболь. Пусть даже бывший. Но она же кореянка. Кухонный комбайн сегодня доступен большинству населения. За полгода, максимум за год ты можешь научиться делать блюда любой сложности – только засыпай нужные ингридиенты да качай из свободного доступа необходимые программы. Но вот делать этот кимбап вручную …

Хотя, это Азия!

И кимбап действительно оказался вкусным.

За едой Хана задавала какие-то совсем дурацкие вопросы. Где я родился, живы ли родители, какое у меня образование и вообще. Хотя, Костик же говорил, что для корейцев на первом месте статус.

Ну а что я.

Родился и до шестнадцати лет рос в небольшом русском городке. Тысяч сто пятьдесят населения – это ж совсем немного? Хана кивнула, что немного. Родители живы, но работают чёрт знает где. Я с ними созваниваюсь раз в месяц. Хотя, скорее, это я живу чёрт знает где. И я на два месяца её младше. Хотя, по датам получается, на год. Потом, после школы попал в институт в областном центре, а пять лет назад попал сюда. Это ж офигительный завод, один из крупнейших в России. Я с детства болел экранопланами. У меня дома была коллекция всех экранопланов и экранолётов, начиная с «С-90» и «Орлёнка». Ну вот я и прибился к новой стройке. Я здесь один из старожилов. Последние два курса института мне вообще, автоматом засчитали.

И с каждой моей фразой Хана мрачнела всё больше и больше. Я так понимаю, мой статус в её глазах всё падал и падал. Пока не упал ниже плинтуса.

Потом ей приспичило. Ну да, а говорили, что чоболи не какают! Я показал на кусты. И порекомендовал взять лопатку.

За всё время нашего общения меня терзала одна мысль – где люди? Сегодня суббота, выходной. Змеиный источник – одно из популярных мест отдыха. Здесь вообще самая тёплая вода на полуострове. Единственный минус – слишком далеко добираться, час на квадроцикле. Змеиная бухта словно вымерла.

Нет, допускаю, что какие-то компании могли прятаться где-нибудь метрах в ста южнее или севернее. Но должен же хоть кто-то быть в зоне прямой видимости!

А потом раздался дикий визг, переходящий в ультразвук. Я подлетел к квадроциклу, выхватил пугач из ремонтного ящика и бросился на звук. Из леса мне навстречу выбегала вопящая Хана со спущенными штанами. А ей вдогонку неспешно косолапил двухгодовалый мишка.

Я зарычал, привлекая его внимание и, когда он меня заметил, выстрелил в его сторону. Между нами было метров пятнадцать, но ему хватило. От неожиданности медведь сел на землю. Вторую пулю я пустил вверх, и пошёл на медведя. Тот смотрел на меня обалдело. На десяти метрах я выпустил в его сторону третью пулю. И мишка всё понял. Он наложил кучу и опрометью бросился на утёк.

Я поставил пугач на предохранитель и обернулся к Цветочку. Она успела натянуть штаны и опять смотрела на меня круглыми глазами. Шрамов и царапин видно не было.

Я дотянулся до своего коммуникатора.

- Костя, это твои штучки?

- Андрюх, ты чего? – раздался на том конце заспанный голос.

- У меня здесь медведь нечипованный!

- Ты где? – тут же проснулся Костик. – А, всё, вижу.

Это значит, он дотянулся до своего планшета и нашёл координаты моего маячка.

- То есть ты не знаешь, что у тебя тут медведи разгуливают.

- Я понял. Вали оттуда. Вызываю егерей.

Несколько лет назад стартовала программа, в рамках которой чипировали всех медведей Забайкальского Национального Парка. Ну и наших прихватили. Теперь местоположение каждого мишки высвечивается на коммуникаторах и планшетах. Но вот именно этого мишки на моём коммуникаторе не было. Это значит, что, либо его чип отвалился, либо у него вообще не было чипа. Мишка молодой, года два. Ещё не заматерел окончательно. То есть, надо вставлять втык егерям, проморгавшим этого зверя, либо поставщикам чипов.

Хорошо, что с каждым работником завода постоянно проводятся инструктажи на тему поведения при встрече с диким зверем. А ещё в каждом ремкомплекте находится пистолет-пугач снаряжённый специальными патронами свето-шумовым и бронебойно-разрывным через раз. Мишка, это зверь такой. Он может испугаться и убежать, а может испугаться и напасть. Вот для второго случая и нужен бронебойно-разрывной. Причём, он нужен именно вторым. Потому что раненый зверь нападёт точно.

Чуть успокоившись, я снял пугач с предохранителя и выпустил в воздух бронебойный. Потом проверил обойму. В ней осталось ещё шесть патронов. Хорошо, что в ремкомплекте была запасная на десять. Я перезарядил обоймы и оставил в памяти квадроцикла заявку на пополнение боекомплекта.

Оставаться на природе что-то не тянуло. Я не стал дожидаться егерей, собрал вещи, погасил костерок и повёз Цветочек обратно.

Всё-таки у неё замечательное имя! И очень сильно ей подходит! Чтобы в наше время на нашем полуострове наткнуться на нечипованного медведя – это ж какое везение нужно!

По приезду домой я сдал Хану с рук на руки Яне.  Через полчаса она мне позвонила.

- Ты что сделал с Ханой? Она ревёт не останавливаясь! – судя по тону, Яна была готова меня убить.

- Да ничего я с ней не сделал. Она медведя живого увидела. Я медведя отпугнул. Всё!

- Всё? – зачем-то переспросила Яна.

- Ну да, всё! – я действительно не понимал, чего от меня хотят.

- Какой же ты дурак!

Яна разъединилась, а я смотрел на коммуникатор, пытаясь понять, что это было. Ещё неделю назад эта девушка постоянно называла меня по имени-отчеству, а теперь вдруг дурак.

Что не так?

И только к концу воскресенья я начал что-то понимать.

***

В понедельник на завтраке Яна опять насильно усадила Хану за мой столик. Я это стерпел.

После завтрака я собрал всех корейцев, узнал, что они хотят изучать на этой неделе. Чоболи затребовали себе свободный доступ во все отделы и свободные часы посещения. То есть, они потеряли интерес к происходящему. Простые корейцы, синхронно обменялись отделами. Та группа, что изучала производство, попросилась в инженерный, и наоборот.

Я развёл их по местам. Последней была Хана. Её я отвёл в цех покраски, прямо к бригадиру:

- Вот, Михалыч. Эту девушку зовут Хана. У неё очень правильное имя. Будь добр, не отпускай её ни на шаг. Хорошо?

- Сделаю, Андрей. Не переживай.

Он протянул мне руку для рукопожатия, и я рефлекторно её пожал. Михалыч в первый раз назвал меня по имени! Я чуть дар речи не потерял.

А потом меня ждала разборка с Яной.

Я зашёл в отдел упаковки и при всех сотрудниках позвал её:

- Нюргаяна Барахсановна, можно к вам обратиться?

Яна покраснела до корней волос, а её молодые сотрудники прыснули в кулаки. Ну да, мало кто знал её полные имя с отчеством.

- Что я сделала? – возмущённо ответила Яна.

- Почему в бухте не было людей?

- А сам не понимаешь? Ты ей нравишься!

Слова у меня кончились. Я просто пошёл к себе.

То есть, я нравлюсь Цветочку, и поэтому Яна подговорила всё население завода не ходить в субботу в Змеиную бухту. А население нашего завода уговорило население военного завода.

То есть, это получается, о том, что я нравлюсь Цветочку, знает теперь уже, наверное, всё население полуострова. От стыда мне хотелось провалиться сквозь землю.

Я даже не пошёл встречать корейцев после смены.

А в десять вечера ко мне в дверь требовательно постучали.

Вообще-то, этого произойти не могло. Во-первых, дед Володя очень бдительный вахтёр и обо всех гостях сразу же сообщает постояльцам. Во-вторых, Костик и его подчинённые никогда не появляются без предварительного предупреждения за полчаса. И вообще – у нас между прочим самая серьёзная охрана в стране!

За дверью стояла она.

Я пытался что-то сказать. Что это неправильно. Что есть распорядок. И вообще, должностные инструкции.

Меня поцеловали прямо в дверях. И я почему-то ответил.

Потом я пытался сказать, что я вообще-то не мастер в этом деле, что у меня вообще в первый раз. Она демонстративно отключила свой транслитер и выкинула его в угол.

Я даже попытался сопротивляться. Честно.

Я же мужчина!

Что я в конечном итоге и доказал три раза.

Вот только к утру что-то подсказывало мне, что меня нагло и цинично использовали. Я бы даже сказал – поимели.

В шесть утра она ушла, и только когда пришло время вставать, я понял, что у неё это тоже был первый раз.

Я действительно, не могу понять, почему всё так классно получилось. Дело даже не в том, что первый раз у женщины – это должно быть больно. Но ведь если мужчина долгое время не занимается этим с женщиной – то осечка для него, дело совершенно нормальное. А если первый раз у тебя в двадцать шесть … Ты явно не станешь молодцом в постели.

В столовой Хана попыталась вести себя как ни в чём не бывало. Я поцеловал ей руку. А что, сама виновата, не надо было так далеко садиться!

В общем, все всё поняли.

Наши сделали вид, что ничего не произошло. Корейцы стали глядеть на Хану насмешливо и снисходительно.

Следующая неделя пролетела почти незаметно. После первой ночи Хана приходила ко мне часа на два. Потом она шла к Яне заниматься документацией. Яна просто от неё балдела. Та самая тяжесть, что поразила меня в рюкзаке Ханы в первую встречу – это был старый нейросенсорный шлем. И Яна говорила, что Хана действительно лучше неё. А ведь Яна и попала на завод из глухого Верхнеленска именно потому, что выиграла Всероссийский Чемпионат.

И Михалыч, хвалил Хану, говорил, что она задаёт правильные вопросы. Из неё реально получится отменный оператор монопластового модулирования.

И только насмешки корейцев становились всё больше. В пятницу, перед уходом от меня она даже заплакала. Она сказала, что отец не поймёт. И вообще, это неправильно.

Хотя я не понимал, что тут неправильного. Не поймёт отец – оставайся здесь. Я тебе выбью разрешения. Да тебя здесь любой бригадир на работу возьмёт. В очередь выстроятся. Что не так?

Но она станет главой семьи. Ей нужно поднимать бизнес отца. Ведь он из-за неё пострадал. И даже если я поеду с ней, её отец меня не примет.

В общем, ситуация складывалась паршивая. Я обнял её, чтобы не отпускать. И мы пролежали так до одиннадцати. Ничего не делая. Не шевелясь. Не произнеся ни слова.

Потом она всё-таки ушла учиться.

А в час меня подняли по звонку…

***

- Андрей, два человека в тоннеле. Состав через семь минут, - сообщил дежурный.

Я подорвался как ужаленный, натянул штаны и помчался к общежитию Яны. А в голове была только одна мысль: «Хана!»

- Код два, каждому доложить о местонахождении. Бригадиры, отчитаться, о людях. – отдавало приказы моё тело.

Я уже подлетал к комнате Яны. Та стояла в дверях и проверяла наличие своих подчинённых. За её спиною стояла испуганная и ничего не понимающая Хана.

У меня буквально отлегло с сердца.

- Я тебя люблю, Цветочек, - выдохнул я и полетел на первый этаж.

Дядя Лёня уже открыл комнату с резервным пунктом управления. Вообще-то, я должен был воспользоваться точно такой же комнатой в своём общежитии, но я потерял минуту, ради самого ценного в своей жизни.

- Дядь Лёнь, проверь всех корейцев. Врывайтесь в номера и смотрите лично.

Оставалось пять минут.

Первое, что я сделал, прикоснувшись к пульту, связался с Михалычем:

- Михалыч, что с демпфером?

- Работает, как часы.

Дядя Лёня появился в дверях и отчитался:

- Нет двух корейцев.

Оставалось четыре сорок пять до пуска состава.

За спиной дяди Лёни появилась Хана. Я мельком увидел её расширенные глаза и тут же забыл об этом. Включил громкоговорители тоннеля.

- Два дебила в тоннеле! Через четыре минуты пойдёт состав. Зайдите в боковую нишу, повернитесь спиной к монорельсу. Я дам сигнал, когда состав тронется. Когда я дам второй сигнал, резко выдохните и задержите дыхание на три минуты. Если хотите жить.

Система обнаружения выделяла маркером две точки в семи километрах от входного створа цеха покраски. Я связался с оператором цеха выплавки:

- Игорь, пускаешь состав на максимальной скорости, без запаса.

- Под твою ответственность? – уточнил Игорь.

- Да, там два человека в тоннеле. У меня новый демпфер. Должно получиться.

- Ты начальник, - хмыкнул Игорь и отключился.

Следующим на очереди был Костик:

- Костик, у меняв тоннеле два шпиона. Пусть твои люди заберут их, если выживут.

- Ну ты, Андрюха даёшь! – восхитился Костик.

Потом пошёл состав. Я нажал гудок. Через шестьдесят секунд нажал второй гурок. Всё. Я сделал всё от меня зависящее.

Хана стояла в дверях командного пункта с расширенными глазами.

- Кто ты?

Всё-таки она умная девочка. Она поняла всё сразу.

- Ты! Сволочь. Мерзавец. Ты мне врал всё это время. Ты и есть главный инженер!

- А что, не похож? – попытался отшутиться я.

Но она шутки не приняла, а подскочила ко мне и принялась бить в грудь кулачками.

- Состав пришёл. Потерь нет, - отчитался Михалыч. – Демпфер порван в клочья.

- Поставь старый, подтравливающий, завтра закажу новый, - приказал я.

Плавку монопласта останавливать нельзя. Просто потому что от скачка напряжения может хватить клина ядерный реактор. Он хоть экологически чистый, но ломать его всё-таки не стоит.

Ну а в чём я обманул Хану, в самом деле? Я родился в Академгородке – население сто пятьдесят тысяч. Мой отец академик, всю жизнь работает в закрытых городках. В шестнадцать лет случайно открыл эффект проявления иных свойств в металлах, при их предельных размерах в десятки-сотни микрометров. Так про этот эффект знали ещё когда стали наносить спецкраску на первые советские ракетные самолёты – почти сто лет назад. Только тогда технологий не было, чтобы эффект изучить. А я рос в Академгородке, где технологий немеряно. И с детства болел авиатехникой Советского Союза. И доступ к архивам мне папа выбил – чем бы дитё не тешилось.

И вот в шестнадцать лет я выдал теорию. Да ещё с математическими моделями. И первым синтезированным опытным образцом.

А меня взяли и повезли в Красноярскую РАН. И там умные дядьки начали мне всякие провокационные вопросы задавать. И всё, знаете ли на «вы» и по имени отчеству. Только я на большинство их вопросов ответил. Не на все, но на большинство.

Ко второму курсу института теория была готова в общих чертах. Мне дали в подчинение группу с опытными дядьками, кандидатами и докторами наук (ну как дядьками, тридцать-тридцать пять лет!) И тогда же меня полностью засекретили. Ну, то есть, до этого секретность была частичной из-за отца. Чтобы и мне жить было легче и ему волнений меньше.

Мне придумали новую биографию, новое имя, новый возраст. Я стал сорокалетним подающим надежды доктором наук. А в двадцать один начали строить два завода, использующих мой материал. Конечно, я не смог удержаться. Бросил учёбу и приехал сюда. Одно дело, когда ты изобретаешь теорию, а другое – когда ты эту теорию воплощаешь в реальность.

***

Сейчас единственное, что я слышу от группы «туристов», это: «Йэ, сонбэним!» и «Косомида, сонбэним!».  И поклоны в пояс, даже от чоболей! Два шпиона-неудачника по-прежнему в группе, только теперь с вживлёнными чипами.

Если же у кого-то возникает вопрос, то обращаются конечно же не ко мне, а к Хане. И обязательно «Ханаши!» А Хана то же хороша. На людях она передо мною стелется, мол, я ваша покорная раба. Но как только остаёмся наедине, мне тут же в ультимативной форме сообщается, что и как я должен говорить тому или иному корейцу. Отношения с моими подчинёнными её не интересуют.

И вообще, как теперь оказывается, по окончании стажировки я лечу с ней на предприятие её отца как технический консультант. Да, от бывшей корпорации не осталось практически ничего. Только это практически ничего кроме верфи для производства среднекаботажных экранопланов включает в себя ещё и контрольный пакет акций Пусанской АЭС (на быстрых нейтронах) и десяток огромных складов, любой из которых можно переоборудовать в завод.

А когда я пожаловался другу Костику на несправедливость жизни, он меня добил окончательно.

- Как бы тебе объяснить? Монопласт это будущее. И ради этого будущего можно поступиться многим. Даже верным союзником в лице США. Ты же наш человек. И производство ты будешь строить по нашим принципам. Восьмичасовой рабочий день, соцгарантии, соцподдержка. Ты просто не умеешь по-другому. Фактически, ты наш троянский конь. А чтоб им было тебя приятней скушать, ты уже сейчас станешь чоболем. Ты станешь частью их верхушки.

- То есть, я должен жениться на Хане из политических соображений? – уточнил я, потихоньку зверея от столь далеко идущих планов.

- Ну что ты, у нас же сейчас не Средневековье какое-нибудь! – искренне возмутился Костик. – И вообще, судя по вашим отношениям, это Ха На женится, а тебя выдают замуж с приданным. Тебе что-то не нравится?

- Нет! – грозно выдохнул я.

- Ну так иди и скажи это ей! – хмыкнул Костик.

Я представил, как говорю Хане что-то подобное, и мне стало дурно.

- Во-от! – нравоучительно протянул Костик. – У нас не Корея, у нас женятся исключительно по любви!

Но всё равно, это было как-то неправильно.

- Да не переживай ты так, - хлопнул меня по плечу Костик. – Я с тобой поеду.

- То есть как это? – удивился я. – Ты ж невыездной почище меня. Да тебя просто в Корею не пустят.

- Андрюх, ты безнадёжен! – вздохнул Костик. – Сколько раз повторять? Это почти кастовое общество. Я еду как твой верный цепной пёс, готовый по щелчку твоих пальцев порвать любого и с радостью умереть за тебя. И со мной едет ещё шесть человек с той же целью. Они это схавают не поморщившись.

Я смотрел на своего друга и не понимал его. Нет, он конечно же говорил всю эту тираду в саркастической форме. Но ведь он действительно умрёт с радостью защищая меня. И это я еду за своей женщиной в её страну. А он едет на опасное почти невыполнимое задание с билетом в один конец.

- Ах да, - обронил Костик. – Тебе же не нравится, когда к тебе обращаются по имени-отчеству? Радуйся. Теперь я буду так фамильярно обращаться к тебе только в особо важных случаях. В корейском языке есть очень много форм выражения глубочайшего почтения. И сонбэним, это ещё цветочки. Это почти фамильярность, доступная лишь узкому кругу избранных.

Я посмотрел в глаза этой сволочи, считающей себя моим другом, и понял, что влип. Крупно и окончательно.

Радовало меня только одно: Хана – это по-якутски цветок.

А значит, всё не может быть настолько плохо!

Прикрепленные файлы



#2 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 10 January 2016 - 19:08

Добавьте сюда ещё вашу электронную почту, чтобы мы смогли с вами связаться, если будет нужно.



#3 Guest_Гость_*

Guest_Гость_*
  • Гости

Отправлено 10 January 2016 - 19:11

Добавьте сюда ещё вашу электронную почту, чтобы мы смогли с вами связаться, если будет нужно.

Сhess3010@yandex.ru Это мой второй рассказ на конкурс под тем же ником



#4 Евгений Лонин

Евгений Лонин
  • Пользователи
  • 1931 сообщений

Отправлено 11 January 2016 - 09:20

Интересно
Чукча не писатель, чукча читатель

#5 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 13 January 2016 - 13:07

"Укрощение строптивой скромной"


вот такой я пейсатель


#6 archy13

archy13
  • Пользователи
  • 382 сообщений

Отправлено 14 January 2016 - 00:43

Принято.



#7 Цыбиков Чингиз

Цыбиков Чингиз
  • Пользователи
  • 85 сообщений

Отправлено 14 January 2016 - 06:55

Дочитал. На моё восприятие рассказа очень сильно повлияло, то что я живу в Бурятии. И что я азиат. 

Так что я пристрастен. Сильно пристрастен.

Сильно изменится моя республика за 45 лет, судя по рассказу. Вершина Святого Носа обрастет лесом, там можно будет собирать белые грибы, на Байкале построят два больших завода, один из которых военный, но такой ... специальный военный про который иностранцам можно выбалтывать. Правильно, чё там, подумаешь, 1/6 запасов пресной воды, и уникальное озеро, и хрен с ней, логистикой...

Буряты будут готовить только мясо, имя Пылжид (очень кстати редкое имя)  станут писать как Пылжат (впрочем такое может быть - встречаются разные написания бурятских имен).

Вода на Байкале в августе станет ледяной, хотя сейчас именно август - это самый купальный сезон на Байкале и т.д. и т.п.

Теплую одежду на Байкал станет брать необязательно, хотя у воды всегда вечерами зябковато бывает ( и не только на Байкале).

Главному инженеру можно поллитра настойки выдуть вместе со спецом по безопасности в первой половине рабочего дня. С утреца так сказать на рабочем месте.

Тем не менее добрался до конца. Структурно даже понравилось.

Но уж очень небрежно написано.

Есть прямые противоречия

К примеру

"На площадке я объявил привал. Чоболи радовались жизни и восхищались пейзажем... Часа через два мы оказались в конечной точке пути – на самой высокой вершине полуострова. И это место вызвало восторг даже у непробиваемых чоболей". Надо как-то с этими чоболями определится, какие они.

К сожалению, ограничен во времени, поэтому закругляюсь.

С азиатским комприветом!



#8 Guest_Гость_*

Guest_Гость_*
  • Гости

Отправлено 14 January 2016 - 08:39

Дочитал. На моё восприятие рассказа очень сильно повлияло, то что я живу в Бурятии. И что я азиат. 

Так что я пристрастен. Сильно пристрастен.

Сильно изменится моя республика за 45 лет, судя по рассказу. Вершина Святого Носа обрастет лесом, там можно будет собирать белые грибы, на Байкале построят два больших завода, один из которых военный, но такой ... специальный военный про который иностранцам можно выбалтывать. Правильно, чё там, подумаешь, 1/6 запасов пресной воды, и уникальное озеро, и хрен с ней, логистикой...

Буряты будут готовить только мясо, имя Пылжид (очень кстати редкое имя)  станут писать как Пылжат (впрочем такое может быть - встречаются разные написания бурятских имен).

Вода на Байкале в августе станет ледяной, хотя сейчас именно август - это самый купальный сезон на Байкале и т.д. и т.п.

Теплую одежду на Байкал станет брать необязательно, хотя у воды всегда вечерами зябковато бывает ( и не только на Байкале).

Главному инженеру можно поллитра настойки выдуть вместе со спецом по безопасности в первой половине рабочего дня. С утреца так сказать на рабочем месте.

Тем не менее добрался до конца. Структурно даже понравилось.

Но уж очень небрежно написано.

Есть прямые противоречия

К примеру

"На площадке я объявил привал. Чоболи радовались жизни и восхищались пейзажем... Часа через два мы оказались в конечной точке пути – на самой высокой вершине полуострова. И это место вызвало восторг даже у непробиваемых чоболей". Надо как-то с этими чоболями определится, какие они.

К сожалению, ограничен во времени, поэтому закругляюсь.

С азиатским комприветом!

С чего вы взяли, что вершина Святого Носа орбросла лесом? Что-то вы не то прочитали. В рассказе же чётко сказано, что с вершины (как и сегодня) можно увидеть все географические объекты. То есть леса-то на вершине как раз нет. Или вы хотите сказать, что что-то из перечисленного оттуда увидеть нельзя???

С чоболями главный герой определился - Чоболи "не какают" Это очень точное определение, если знать про что оно. 

Август, конечно же самый купальный сезон на Байкале. Только в Чивыркуйском заливе, например,где глубина метров десять всего. А там,где глубже - там и вода холодная. Заметьте, важна не сама температура воды - важна разница температур! Так-то и в пятнадцатиградусной поплавать можно.

 

Ну и по логистике. Заводы строят экранопланы и экранолёты. Производство экологически чистое. Реактор действительно, не фонит даже сейчас. Всё, что сделано - протянут монорельс из Улан-Уде. всего километров 250.

Поведение начальства не обсуждается.



#9 Konstantin Leskov

Konstantin Leskov
  • Пользователи
  • 348 сообщений

Отправлено 14 January 2016 - 08:58

Весьма недурно. 

 

Можно ли было отменить пуск состава? Новый демпфер полетел, потому что состав шел на максимальной скорости, и потом резко тормозил в пункте назначения?

 

Когда и как Хана успела кимбап приготовить?

 

Мужик попал. Запилит она его. 



#10 Цыбиков Чингиз

Цыбиков Чингиз
  • Пользователи
  • 85 сообщений

Отправлено 14 January 2016 - 09:11

Блин

 

 

Дочитал. На моё восприятие рассказа очень сильно повлияло, то что я живу в Бурятии. И что я азиат. 

Так что я пристрастен. Сильно пристрастен.

Сильно изменится моя республика за 45 лет, судя по рассказу. Вершина Святого Носа обрастет лесом, там можно будет собирать белые грибы, на Байкале построят два больших завода, один из которых военный, но такой ... специальный военный про который иностранцам можно выбалтывать. Правильно, чё там, подумаешь, 1/6 запасов пресной воды, и уникальное озеро, и хрен с ней, логистикой...

Буряты будут готовить только мясо, имя Пылжид (очень кстати редкое имя)  станут писать как Пылжат (впрочем такое может быть - встречаются разные написания бурятских имен).

Вода на Байкале в августе станет ледяной, хотя сейчас именно август - это самый купальный сезон на Байкале и т.д. и т.п.

Теплую одежду на Байкал станет брать необязательно, хотя у воды всегда вечерами зябковато бывает ( и не только на Байкале).

Главному инженеру можно поллитра настойки выдуть вместе со спецом по безопасности в первой половине рабочего дня. С утреца так сказать на рабочем месте.

Тем не менее добрался до конца. Структурно даже понравилось.

Но уж очень небрежно написано.

Есть прямые противоречия

К примеру

"На площадке я объявил привал. Чоболи радовались жизни и восхищались пейзажем... Часа через два мы оказались в конечной точке пути – на самой высокой вершине полуострова. И это место вызвало восторг даже у непробиваемых чоболей". Надо как-то с этими чоболями определится, какие они.

К сожалению, ограничен во времени, поэтому закругляюсь.

С азиатским комприветом!

С чего вы взяли, что вершина Святого Носа орбросла лесом? Что-то вы не то прочитали. В рассказе же чётко сказано, что с вершины (как и сегодня) можно увидеть все географические объекты. То есть леса-то на вершине как раз нет. Или вы хотите сказать, что что-то из перечисленного оттуда увидеть нельзя???

С чоболями главный герой определился - Чоболи "не какают" Это очень точное определение, если знать про что оно. 

Август, конечно же самый купальный сезон на Байкале. Только в Чивыркуйском заливе, например,где глубина метров десять всего. А там,где глубже - там и вода холодная. Заметьте, важна не сама температура воды - важна разница температур! Так-то и в пятнадцатиградусной поплавать можно.

 

Ну и по логистике. Заводы строят экранопланы и экранолёты. Производство экологически чистое. Реактор действительно, не фонит даже сейчас. Всё, что сделано - протянут монорельс из Улан-Уде. всего километров 250.

Поведение начальства не обсуждается.

 

А вот про купание ненадо мне парить мозги) я в этой республике родился и вырос, и на Байкале, в том числе в описанных вами местах бывал много раз. И естественно купался и в июле, и в августе. А вы мне втираете про особенности купания на Байкале...

Производство экологически чистое... допустим. Но уже сейчас идет многолетнее рубилово из-за одного единственного Селенгинского ЦКК - единственный кстати пока завод на Байкале. И есть основания полагать, что очень долго единственным останется.

По логистике намного проще производство сделать в Улан-Удэ, а экранопланы перегонять для испытаний по Селенге до Байкала. По этой реке кстати, еще в 70-е бегали суда на подводных крыльях.

Поведение начальства не обсуждается, но контролируется.

"Оставшиеся полчаса я собирал грибы. Именно для этого я и взял с собой на вершину рейдовый рюкзак. Большую часть его внутреннего пространства занимало обычное пластиковое ведро. Я забил его полностью боровиками и собрал группу. Можно было спускаться." - то прямое указание на то, неподалеку от вершины есть лес, где можно за полчаса набрать ведро белых. В наших горах вприпрыжку не побегаешь, значит лес очень лизко. Значит практически вся гора, за исключением может быть макушки, обросла лесом.

"Чоболи радовались жизни и восхищались пейзажем... Часа через два мы оказались в конечной точке пути – на самой высокой вершине полуострова. И это место вызвало восторг даже у непробиваемых чоболей". Так все таки какие они? радуются и восхищаются или непробиваемые?

 

О какающих чоболях. Шутка повторенная дважды, уже моветон, вы же эту неаппетитную шуточку повторяете трижды.

 

И последнее. Вы пытаетесь рассказывать буряту, про то как все будет в Бурятии. Неблагодарное это дело.



#11 Guest_Гость_*

Guest_Гость_*
  • Гости

Отправлено 14 January 2016 - 09:34

Блин

 

 

Дочитал. На моё восприятие рассказа очень сильно повлияло, то что я живу в Бурятии. И что я азиат. 

Так что я пристрастен. Сильно пристрастен.

Сильно изменится моя республика за 45 лет, судя по рассказу. Вершина Святого Носа обрастет лесом, там можно будет собирать белые грибы, на Байкале построят два больших завода, один из которых военный, но такой ... специальный военный про который иностранцам можно выбалтывать. Правильно, чё там, подумаешь, 1/6 запасов пресной воды, и уникальное озеро, и хрен с ней, логистикой...

Буряты будут готовить только мясо, имя Пылжид (очень кстати редкое имя)  станут писать как Пылжат (впрочем такое может быть - встречаются разные написания бурятских имен).

Вода на Байкале в августе станет ледяной, хотя сейчас именно август - это самый купальный сезон на Байкале и т.д. и т.п.

Теплую одежду на Байкал станет брать необязательно, хотя у воды всегда вечерами зябковато бывает ( и не только на Байкале).

Главному инженеру можно поллитра настойки выдуть вместе со спецом по безопасности в первой половине рабочего дня. С утреца так сказать на рабочем месте.

Тем не менее добрался до конца. Структурно даже понравилось.

Но уж очень небрежно написано.

Есть прямые противоречия

К примеру

"На площадке я объявил привал. Чоболи радовались жизни и восхищались пейзажем... Часа через два мы оказались в конечной точке пути – на самой высокой вершине полуострова. И это место вызвало восторг даже у непробиваемых чоболей". Надо как-то с этими чоболями определится, какие они.

К сожалению, ограничен во времени, поэтому закругляюсь.

С азиатским комприветом!

С чего вы взяли, что вершина Святого Носа орбросла лесом? Что-то вы не то прочитали. В рассказе же чётко сказано, что с вершины (как и сегодня) можно увидеть все географические объекты. То есть леса-то на вершине как раз нет. Или вы хотите сказать, что что-то из перечисленного оттуда увидеть нельзя???

С чоболями главный герой определился - Чоболи "не какают" Это очень точное определение, если знать про что оно. 

Август, конечно же самый купальный сезон на Байкале. Только в Чивыркуйском заливе, например,где глубина метров десять всего. А там,где глубже - там и вода холодная. Заметьте, важна не сама температура воды - важна разница температур! Так-то и в пятнадцатиградусной поплавать можно.

 

Ну и по логистике. Заводы строят экранопланы и экранолёты. Производство экологически чистое. Реактор действительно, не фонит даже сейчас. Всё, что сделано - протянут монорельс из Улан-Уде. всего километров 250.

Поведение начальства не обсуждается.

 

А вот про купание ненадо мне парить мозги) я в этой республике родился и вырос, и на Байкале, в том числе в описанных вами местах бывал много раз. И естественно купался и в июле, и в августе. А вы мне втираете про особенности купания на Байкале...

Производство экологически чистое... допустим. Но уже сейчас идет многолетнее рубилово из-за одного единственного Селенгинского ЦКК - единственный кстати пока завод на Байкале. И есть основания полагать, что очень долго единственным останется.

По логистике намного проще производство сделать в Улан-Удэ, а экранопланы перегонять для испытаний по Селенге до Байкала. По этой реке кстати, еще в 70-е бегали суда на подводных крыльях.

Поведение начальства не обсуждается, но контролируется.

"Оставшиеся полчаса я собирал грибы. Именно для этого я и взял с собой на вершину рейдовый рюкзак. Большую часть его внутреннего пространства занимало обычное пластиковое ведро. Я забил его полностью боровиками и собрал группу. Можно было спускаться." - то прямое указание на то, неподалеку от вершины есть лес, где можно за полчаса набрать ведро белых. В наших горах вприпрыжку не побегаешь, значит лес очень лизко. Значит практически вся гора, за исключением может быть макушки, обросла лесом.

"Чоболи радовались жизни и восхищались пейзажем... Часа через два мы оказались в конечной точке пути – на самой высокой вершине полуострова. И это место вызвало восторг даже у непробиваемых чоболей". Так все таки какие они? радуются и восхищаются или непробиваемые?

 

О какающих чоболях. Шутка повторенная дважды, уже моветон, вы же эту неаппетитную шуточку повторяете трижды.

 

И последнее. Вы пытаетесь рассказывать буряту, про то как все будет в Бурятии. Неблагодарное это дело.

правильно сейчас на Байкале есть одно предприятие, которое ЕДИНСТВЕННОЕ в Советском Союзе выпускало некоторые детали для космических кораблей. Именно поэтому с начала Перестройки шёл процесс по его банкротству, приватизации и закрытию. Речь шла даже не о ликвидации самого предприятия - речь всегда шла о вставлении палок в колёса Российской Космической Программы.

Суда на подводных крыльях - это хорошо. Вот только если вы выпускаете хотя бы полсотни экранопланов в день - вы их на реке пирамидкой ставить будете? или стопочкой? А учитывая скорости данных судов ... 

Производство подобной техники можно строить только на берегу больших водных массивов.

 

Ну и вы местный, вам купаться в Байкале не привыкать.

А корейцы живут несколько южнее. Не меряйте по себе. У нас допустим, люди тонут и при меньших разницах температур воды и воздуха и на гораздо меньших глубинах.

Такое возможно в принципе и случается не так уж редко, как хотелось бы, а значит, автор имеет право об этом писать.

 

Ну а "не какают" это не шутка, это мем. То есть, устойчивое выражение, несущее дополнительный смысл. Просто оно вам не знакомо, и смысл вы не уловили. Бывает, нельзя знать всё.

кто-то знаком с данным мемом. Он улыбнётся (или разозлится, есть и такие) 



#12 Цыбиков Чингиз

Цыбиков Чингиз
  • Пользователи
  • 85 сообщений

Отправлено 14 January 2016 - 09:49

Ну хорошо, пусть будет неаппетитный мем про какающих принцесс повторенный трижды.

Хрен с ним, пусть будут 15 градусов воды в августе, пусть "приборка" находится на Байкале, Улан-Удэ ведь совсем недалеко от Байкала )

Пусть проще и дешевле построить монорельс, чем по судоходной реке перегонять продукцию до Байкала, пусть будут три предприятия на Бакале, один из которых атомная станция, второе - оборонный завод, про кторый можно рассказывать иностранцам, а третье высокотехнологичное производство

Ради бога.)



#13 Guest_Гость_*

Guest_Гость_*
  • Гости

Отправлено 14 January 2016 - 10:08

Ну хорошо, пусть будет неаппетитный мем про какающих принцесс повторенный трижды.

Хрен с ним, пусть будут 15 градусов воды в августе, пусть "приборка" находится на Байкале, Улан-Удэ ведь совсем недалеко от Байкала )

Пусть проще и дешевле построить монорельс, чем по судоходной реке перегонять продукцию до Байкала, пусть будут три предприятия на Бакале, один из которых атомная станция, второе - оборонный завод, про кторый можно рассказывать иностранцам, а третье высокотехнологичное производство

Ради бога.)

Не атомная станция, а ядерный реактор на быстрых нейтронах. Атомные станции ведь разные бывают. Как допустим Билибинская, построенная аж на Чукотке в зоне вечной мерзлоты. В тексте это подчёркивается. 

И спасибо, что разрешили построить )

Такой размах характерен для Советского Союза и да, в нашем капиталистическом сегодня представить что-либо подобное глупо и смешно.



#14 Павлюков Владимир

Павлюков Владимир
  • Пользователи
  • 106 сообщений
  • ГородСевастополь

Отправлено 15 January 2016 - 23:25

Пролог.

Но лично за свои рассказы я не переживаю. На мой взгляд, они написаны правильно, и в конечном итоге их с руками оторвут. Даже если не здесь.

Как-то так.

Chess-man

________________________________________________

Автор с самого начала интуитивно пытается «зацепить» внимание читателя. Нормальный ход.  Не сказать, что этот «ход» удаётся Автору. Но он пытается. «Чёрт бы побрал азиатов!» ;)

Текст «собран», «отточен», «сконцентрирован».

Правда, уже во 2-м абзаце – штамповка: «В принципе, все азиаты ведут себя одинаково.» Какая группа включена в «азиатов»? Все ведут себя «одинаково»?  Миллион «азиатов», 2-3-10 миллионов? «Одинаково» в чём? Ну, ладно. Скажем просто – штамповка. Штамповка о невозможном.

3-й абзац продолжается: …и рысью припустили за мной. Именно рысью – рис уже тридцать лет назад перестал быть основной пищей жёлтой расы, но нормальное питание до сих пор доступно лишь меньшинству их наций.

Только третий, 3 (Карл!))) абзац. Чёрт бы побрал этих азиатов))) ;)  – объясните мне, какая связь между «припуститься рысью» и рисом? И тем более тем))) :D , что рис уже тридцать лет назад перестал быть основной пищей жёлтой расы))) :D ? И при чём тут - но нормальное питание до сих пор доступно лишь меньшинству их наций. :D ??? Какие именно нации? Эти, которые «рысью», - они чем питаются? Рисом? И потому – «рысью»? «Рысью» - это плохо или хорошо? Или они имели нормальное питание? Они из «меньшинства наций»?

Да, Автор вызывает адреналин в читателе, потому что хрен поймёшь, что там творится))) :D .

Рюкзак литров на сорок – так пишут? Я как-то не сталкивался, не знаю. Если где-то и пишут, то мне это напоминает, как в одном из рассказов данного конкурса – «Гагарин» - заливают 40 килограммов топлива))) :D .

Я аккуратно поднял её за рюкзак – твою ж мать, в нём килограммов двадцать! – и аккуратно занёс в двери «трёшки».

Ага, здесь рюкзак уже в кг))) :D .

Ага, прокажённая нарисовалась. В «средневековье» так их называли))). Ну-ну. А в 19, 20, 21 такого слова не было. Ну-ну.

Весь путь до Святого Носа «туристы» пребывали в экстазе.

Смотрим, Экста́з (от др.-греч. κ-στσις — смещение, перемещение; исступление, восхищение, нахождение вовне, пребывание вне себя) — положительно окрашенный аффект. Высшая степень восторга, воодушевления. Термин, зафиксирован ещё в античной литературе: Аристотель, Плутарх, Плотин.

Сколько путь до Святого Носа длился по времени? И всё время в экстазе. Чтобы особо не ёрничать, скажем: Автор испльзует избитую штамповку не к месту.

Автор старается на описании мелких деталей создать атмосферу реальности происходящего. Это хорошо. Так и нужно. Но вышеперечисленное – имеет место быть.

Наконец-то! Столько водички было вылито :D ))), да с ляпами-ляпами, чтобы сообщить хоть какой-то прикол:

После завтрака я собрал всех корейцев вместе, чтоб пять раз не повторять:

- Ваша задача – изучение технологии производства экранолётов…

О как! И вот ещё что! Чоболи. Чоболи. Ведь, и в начале Автор упомянул.

 

Чеболь – это южнокорейская форма финансово-промышленных групп. Чеболь представляет собой группу формально самостоятельных фирм, находящихся в собственности определенных семей и под единым административным и финансовым контролем.

Что эти Чеболи, Чоболи, чоболи у нас делают? ГГ поясняет:

Договор, заключённый между нашим заводом и вашими корпорациями, заключается в предоставлении вам технической документации на малые гражданские экранолёты, на детальное знакомство с производством и дальнейшее обучение необходимого количества специалистов.

Дальше нудновато. Да и до этого тоже. Короче, в массе «левых» деталей, якобы что-то реально происходит, ясно одно. Корейские Чеболи , чоболи? (16 человек, неоднозначных :D ))) учатся в Союзе.

Ну, что же)))? Масса мелких «левых» деталей ничего не открывает, никакого намёка. Кушайте, читатель, Чеболи в Союзе.

 

Эпилог несерьёзной рецензии.

 

Но лично за свои рассказы я не переживаю. На мой взгляд, они написаны правильно, и в конечном итоге их с руками оторвут. Даже если не здесь.

Как-то так.

Chess-man



#15 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 15 January 2016 - 23:32

Владимир, вы некторые замечания даете дельные, но иногда и просто попадаете "пальцем в небо":

 

 

Рюкзак литров на сорок – так пишут? Я как-то не сталкивался, не знаю.  -

 

да,  пишут именно так. потому что емкость рюкзака в килограммах указать невозможно :)

 

а если не знаете - зачем ерничать?

 

Я аккуратно поднял её за рюкзак – твою ж мать, в нём килограммов двадцать! – и аккуратно занёс в двери «трёшки».

Ага, здесь рюкзак уже в кг))) :D . -

 

да, тут он поразился тому что девушка тащит такую тяжесть, все верно.


вот такой я пейсатель


#16 Talanga

Talanga
  • Пользователи
  • 22 сообщений

Отправлено 16 January 2016 - 00:25

В целом - понравилось. Написано на мой взгляд хорошо, бодро (не без суперменства гг конечно, но ладно).

Читается легко и приятно, но шероховатости присутствуют.

 

Пара ошибок, то что выхватил читая:

 

Я тебя умаляю,

завтра китайцам после завтра вообще европейцам

у меняв тоннеле два шпиона.

А Хана то же хороша.

 

Но это мелочи, а вот стиль я бы сказал - скачет. Местами отточено и плавно, а то как попало, взять те же "ну как" повторяющиеся:

 

-огромные рюкзаки. Ну как огромные-

-два стареньких «кузнечика». Ну как стареньких-

-дядьками, кандидатами и докторами наук (ну как дядьками-

 

Ну и покоробила опять же фекально-физиологическая тематика "пук, какать, проблеваться" - мне лично кажется, без этого рассказ был бы ещё лучше.



#17 Guest_Гость_*

Guest_Гость_*
  • Гости

Отправлено 16 January 2016 - 06:55

Согласен с предыдущим комментарием. Хорошие писатели "не какают")))

#18 Павлюков Владимир

Павлюков Владимир
  • Пользователи
  • 106 сообщений
  • ГородСевастополь

Отправлено 16 January 2016 - 06:57

Владимир, вы некторые замечания даете дельные, но иногда и просто попадаете "пальцем в небо":

 

 

Рюкзак литров на сорок – так пишут? Я как-то не сталкивался, не знаю.  -

 

да,  пишут именно так. потому что емкость рюкзака в килограммах указать невозможно :)

 

а если не знаете - зачем ерничать?

 

Я аккуратно поднял её за рюкзак – твою ж мать, в нём килограммов двадцать! – и аккуратно занёс в двери «трёшки».

Ага, здесь рюкзак уже в кг))) :D . -

 

да, тут он поразился тому что девушка тащит такую тяжесть, все верно.

Камрад Valentinus! Слово "ёрничать" я употребил по поводу авторского использования слово "ЭКСТАЗ". Не правда ли? А именно по поводу литров рюкзака я употребил - не знаю. Таким образом, Вы мне вменяете то, чего я не делал ;) 

Если же по "самому существу" обсуждаемого нами труда, то Автор сам довольно смутно представлял и представляет свою картину (дитературную историю). Вот, в этом основная слабость труда. В своём самонадеянном заявлении, которое запечатлено в "прологе" и "эпилоге", Автор говорит о ЦЕННОСТИ своего произведения. На чём же объективно зиждется эта ЦЕННОСТЬ. Слепому видно :D , что Автор надеется на свой стиль "мелких" деталей (откровенной воды, которая никак "не проливает" :D "света к концу тоннеля" :D , и на свою Идею, что некая условная группа корпораций (целая группа! :D целых КОРПОРАЦИЙ :D !) Чеболь прислали на учёбу в Союз корейцев. Автор думал "загипнотизировать" читателей словом Чеболь? Ясно же, что Автор об этом знает столько, сколько и я , - из определения в Вике. "Мелкие" детали? О передвижении и т.д. Откровенная вода, целевое направление которой  увлечь внимание читателя "атмосферой реальности". Вот только "реальности" чего ?

Камрад Valentinus!, ещё раз акцентирую внимание на том, что Вы мне "предъявили" то, в чём я невиновен



#19 Guest_Гость_*

Guest_Гость_*
  • Гости

Отправлено 16 January 2016 - 09:39

Ну вот, подтянулась тяжёлая артиллерия в виде критикунов.

Куда ж без них?

 

Отдельно поясню про фекальную тему. Речь идёт именно про корейцев - прошу учитывать данный нюанс. И проблема того, что "чоболи не какают" - это острая социальная проблема уже сейчас, а дальше будет только острее.

И да, специально "чоболь" написано через "о", а не "е", чтобы не путали "человек и пароход". К сожалению, сейчас не могу найти звучание этого слова на языке оригинала. Знаю лишь, что город, который мы зовём Сеулом местные жители называют Сёуль или даже Сёуй. 

Так что критикун жжёт почище дуговой сварки!

 

 

Относительно языка - ну так это практически прямая речь. Речь от первого лица. Как часто в речи от первого лица не бывает словесного мусора? Особенно, если ваш герой не филолог-лингвист а технарь по образованию?

Автор не является сторонником кастрации прямой речи в угоду "чистоты литературного языка" 

Зато автор является сторонником идеи раскрытия характеров персонажей через внешние описания, мелкие детали и поступки. Именно поэтому в тексте много "воды"

 

Chess-man



#20 Алиса Климова

Алиса Климова
  • Пользователи
  • 14 сообщений

Отправлено 16 January 2016 - 10:05

Приятный рассказ.





Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных