Перейти к содержимому


Фотография

Буковка


Сообщений в теме: 13

#1 Алиса Климова

Алиса Климова
  • Пользователи
  • 14 сообщений

Отправлено 10 January 2016 - 16:15

Алиса Климова

 

Skype: luiza-bukovka

 

–...и мы возвращаемся в студию! Третий гость нашей программы - известный сетевой обозреватель, в некоторой степени даже легенда игрожурналистики. Встречайте - Сэмюэль “Девяносто второе крыло” Ньюберри!

– Добрый вечер.

– Добрый вечер Сэм. Напоминаю тем зрителям, кто недавно перешёл на наш стрим-канал, что тема текущей передачи - виртуальная симуляционная игра с полным погружением “Айсола”, позволяющая игроку окунуться в мир американского мегаполиса середины двадцатого века. Согласно статистике “ГеймДатаБанка”, по результатам пятьдесят четвёртого года, советская “Айсола” вышла на третье место по популярности в Соединённых Штатах, заняв одиннадцать процентов рынка виртуальных симуляций. Кажется невероятным, что симуляция, всего четыре года назад воспринимавшаяся типичной инди-поделкой, пусть и неплохо реализованной, совершила подобный рывок. Как Вы, с позиции профессионального обозревателя, можете прокомментировать этот успех?

– Видишь ли, Ричард, в успехе инди-проектов нет ничего удивительного - крупные разработчики ушли в гарантировано окупающиеся игровые франшизы, а это означает, что никто из них не будет заниматься проектами, в первоначальную раскрутку которых необходимо вкладывать гораздо большие средства. Любую по-настоящему прорывную идею они ограничивают рамками уже готовых игровых миров. Инди-студии же, лишённые возможности использовать раскрученные бренды, вынуждены компенсировать оригинальностью и глубокой проработкой. Разумеется, большинство таких проектов провальны или балансируют на грани самоокупаемости, но в силу общего количества таких разработчиков, на рынок поступает огромное количество неплохого контента. Закон больших чисел.

– Но “Айсола”, тем не менее, выделяется из общего числа.

– Разумеется. Они первыми заняли нишу исторических ММОРПГ. Но почему? Да, русские взяли качественную литературную основу, привлекли компетентных консультантов, наняли опытную команду разработки, изначально закупили всё требуемое оборудование. Но причина успеха, на мой взгляд, в другом - создатели “Айсолы” не совершили основной ошибки начинающих игроделов. Ну вот серьёзно, когда кто-то из гаражных энтузиастов задумывает игру, он о чём думает? Двадцать играбельных рас! Сто сорок видов оружия! Реалистичная физика каждой дробинки! Сюжет с Атлантидой и пришельцами! Десять концовок! Можно перематывать время! Можно грабить караваны! Но никто - вообще никто не говорит "Короче, делаем игру, суть такова: интуитивное меню, управление в два клика, наглядное отображение параметров персонажей, внятный туториал, всплывающие подсказки и доходчивый дизайн уровней". А разработчики "Айсолы" об удобстве пользователей подумали в первую очередь.

– Отличное объяснение, Сэм, просто отличное! Следующий вопрос, который тоже волнует многих. Каково твоё отношение к тому, что в “Айсоле” присутствуют такие отвратительные вещи, как расовая сегрегация, половая дискриминация...


Вид со стороны моря был великолепен. Он вызывал трепет, заставляя задерживать дыхание. Четкие силуэты небоскребов врезались в небо, заслоняя синеву: строгие прямоугольники, остроконечные пирамиды и шпили арт-деко; геометрическое единство золотого электрического сияния на чёрно-сером фоне ночного неба и неторопливых волн.

Город лежал россыпью драгоценных камней, которые мерцают, соперничая буйством красок.

Высотные здания казались лестницей к сияющим неоном небесам. Вертикальные линии сливающихся высоких окон стремились ввысь. Хайвей сплетал и расплетал растворяющие огни светофоров потоки пламенных нитей. Буйство света, словно в безупречном зеркале, отражалось в чёрных водах залива, и на эту картину нельзя было смотреть, не задерживая в благоговении дыхания.

Позади небоскрёбов, за стенами плотного света, лежали улицы.

На улицах валялись, ходили и жили отбросы.

Облупившиеся стены, покосившиеся заборы с выломанными там и сям досками, делили улицы на отдельные проулки и закутки, замершие в ожидании добычи. Почти осязаемая враждебность заполняла их, заставляя редких прохожих поднимать воротники и, вжав голову в плечи, стремиться как можно скорее укрыться за безопасными стенами своих квартир. На многие кварталы вокруг было лишь одно место, где улицы отступали перед людским движением - угол Ривер-стрит и Мерчиссон. Трёхэтажное кирпичное здание с  небольшими круглыми часами, показывавшими без десяти минут восемь и двумя зелёными шарами фонарей у входа.

С криво выведенными цифрами восемь и семь на давно не мытых плафонах.

Люди входили и выходили в скрипящие двери по одному или по два, согревая дыханием руки, сутулясь от колючего холода, выдыхая белые облачка пара. Подходили пешком и подъезжали на машинах. Разговаривали, торопясь с бумагами, или даже погоняя матерящихся подростков. Но даже просто дымя дешёвыми сигаретами под табличкой “Не курить”, эти люди были заняты важным делом, некогда считавшимся благородным. Они, по словам пьяного бродяги, изрыгающего проклятья из-за решетки “обезъянника” в конце комнаты, были “полицейской вонючей сраной гнилотой”.

Молодая женщина, скорее девушка, неуверенно озиралась, стоя у дверей. Неизвестно, сколько бы она так простояла, если бы на неё не налетел невысокий рыжий детектив, бегом спускавшийся с лестницы.

- …! - громко выругался он, протягивая руку упавшей девушке. - Прошу прощения мисс! Вы чего-то хотели?

– Ой, да, извините, - та поправила съехавшую шляпку. - Я хотела сообщить о преступлении…

– К дежурному сержанту, мисс, - детектив указал на конторку чуть дальше по корридору и проорал. – Дэйв, у нас убийство на Одиннадцатой, я на две кражи на Блоссом-авеню. Займёшься?

– Сейчас! – прокричал тот и поднял трубку телефона.

Убийство для полиции – обычное явление. Привычная, хорошо отлаженная машина завертелась. Сержант сделал неразборчивую запись в толстом журнале, доложил об убийстве начальнику участка, потом лейтенанту из следственного отдела. Затем он позвонил в отдел убийств, который, в свою очередь, привел в движение механизм нарастающего распространения информации, захвативший полицейскую лабораторию, телеграфное, телефонное и телетайпное бюро в Управлении, судебно-медицинского эксперта, районного прокурора, начальника районной следственной службы, начальника центральной следственной службы и, наконец, самого комиссара полиции. Что поделать - кому-то взбрело в голову лишить кого-то жизни, а в результате – многим надеявшимся отдохнуть людям пришлось вылезать из тёплых домов и кабинетов в холодную октябрьскую ночь.

И только завершив положенные процедуры, он обратил внимание на терпеливо ожидавшую посетительницу.

– Что Вы хотели, мисс?

– Я хотела бы сообщить о возможном нелицензированном самогонщике, - ответила та.

– Комната четырнадцать, второй этаж, - не моргнув глазом, ответил сержант. – Ребята из Подразделения налогообложения алкоголя скоро подойдут.


Комната была пустой, чистой, светлой, с ярким, но не раздражающим глаза светом. Очень утилитарные, но на удивление удобные стулья, простой письменный стол. И всё - ни картотек, ни доски для рабочих заметок, ни вешалки. Даже пепельниц - и тех не было. В общем, комната абсолютно не вписывалась в восемьдесят седьмой полицейский участок Айсолы.

Зато вписывались двое её обитателей - брюнетка в блёкло-красном твидовом пальто с широким поясом и мужчина лет тридцати пяти. Последний вообще являл собой наглядный пример “классического частного детектива тридцатых”, разве что обходился без сигарет.

Впрочем, это не имело ровным счётом никакого значения. Посетительница пришла к тем, с кем и хотела поговорить.

– Если я Вас правильно понял, Вы хотите сделать заявление для службы безопасности? - дождавшись кивка заявительницы, мужчина продолжил. - Меня зовут Генри. Для начала, представьтесь пожалуйста.

– Реальное имя, - уточнила девушка в красном пальто.

– Сельма Паркер, 94879, Бауэрс Авеню, Санта Клара, Калифорния. Аккаунт TeddyCopolla14. Я сразу хочу сказать, что работаю в Департаменте полиции Сан-Франциско, в FSD*.

На лице Генри появился живой интерес.

– Даже так? Простите за нескромный вопрос, а как к этому относятся Ваши друзья? Насколько я знаю, “Айсолу” постоянно клеймят за расовую нетерпимость и прочую нетолерантность…

– Не стоит во всём верить таблоидам, - улыбнулась Сельма. - Если не на публике, то многим она нравится именно соответствием эпохе. У нас есть техник, пуэрториканец, так ему даже нравится пробиваться здесь по карьерной лестнице в пожарной охране. Знаете, как настоящий вызов…

Вторая сотрудница “Подразделения налогообложения алкоголя” тем временем закончила изучать содержимое своей папки.

– Насколько я понимаю, Вы служите в CFU**? Ваше руководство в курсе ситуации? Визит это личная инициатива, или будет официальный запрос? Просто как частное лицо Вы не сможете участвовать в расследовании, а информирование будет ограничено.

– Да, начальство в курсе, но пока я выступаю как частное лицо. Собственно, поэтому я и обратилась внутриигровыми средствами. Дело в том что… Ну, знаете, то, что называют “профессиональной деформацией”. В общем, я всегда досконально проверяю логи моих банковских операций - не суммы, а все метаданные. И позавчера, когда я проводила небольшой платёж...

– Двадцатипроцентный бустер карьерного роста на месяц. Восемнадцать долларов, - уткнувшись в папку, уточнила “красное пальто”. Она так и не представилась.

– Так вот. Меня удивило, что там была задержка по сравнению с предыдущими, почти на семь секунд. Я сначала подумала, что это был обычный лаг. Но вчера мы с подругой решили купить и ей несколько бонусных вещей - и там тоже случился подобный лаг. Тогда я, просто на всякий случай, решила посмотреть трассировку - и вот.

Сельма протянула Генри листок бумаги.

– Опаньки… - “детектив” хлопнул в ладоши. - Эквадор.

– Да, - кивнула Сельма. - Сервер с “4-м Банком Айсолы”, в котором расплачивались наши персонажи, находился не в Ольгино. Рыбаки.

– Ненавижу автоперевод, - буркнул Генри. - Это я не Вам, Сельма.

– Система не пропускает платежи, проводимые ботами, - задумчиво сказала“красное пальто”. - Они передавали данные карты пользователю на игровом сервере, а тот и проводил их. Семь секунд на доптрафик.

– Вы блокировали карты?

– Пока нет. Переводов на другие счета не было, я только пока перевела почти все деньги на месячный депозит.

– Отлично. Я попрошу Вас пока не сообщать в банк и не распространять эту информацию. Если в течение трёх дней найти преступников не удастся, мы свяжемся с Вашим руководством для совместного расследования.

– А если поймаем, то тем более свяжемся, - добавила так и не сообщившая своё имя девушка.


Полковник был недоволен.

– Какого хрена вы сказали этой Паркер оставить всё, как есть?

Генри был сама невозмутимость.

– Фишинговый банк продолжает работать на сбор данных, преступники пока не снимают деньги с доступных им карт.. Для проведения платежей им необходимо держать “операторов” в нашей виртуальной реальности Айсолы - система пропускает платежи только от подтверждённых пользователей и только из самой симуляции. И, поскольку ещё никто из игроков не пожаловался на непрошедший платёж - злоумышленники всё ещё погружены. А значит, их можно найти.

– Почему этих фишеров не обнаружили сразу?

– В поддельный “банк” перенаправлялись пользователи с Камчатки, Чукотки, Магадана и прочего Приморья, а их там немного. Но в основном - из Японии с Восточного побережья США и Канады, а с зарубежными платежами всегда идёт некоторая задержка. Бэкдор гарантировано стоит на тихоокеанском игровом кластере, наши там уже подняты.

– А куда смотрели администраторы?

– Как минимум один из преступников - из технического персонала тихоокеанского кластера “Айсолы”. Имея неограниченный физический доступ к серверам можно сделать вообще что угодно.

Полковник мрачно вздохнул.

– Значит так, подготовишь обоснованный рапорт по мерам, которые необходимо предпринять для недопущения аналогичных происшествий в будущем. Подробный!

– Товарищ полковник, в мои должностные обязанности не входит написание рекомендаций для народного хозяйства. Я ловлю преступников, а не…

– Знаешь поговорку про инициативу? Какого хрена были переданы рекомендации американцам, даже без уведомления руководства?

– “Айсола” - симуляция с полным погружением. После выхода из такой виртуальной реальности человеку нужно от получаса, чтобы хотя бы минимально придти в себя. Если мы вычислим физическое местонахождение “операторов” до того, как они поймут, что их уже ловят, то их возьмут даже дружинники-пионеры. А спугнём - залягут где-нибудь на дно, месяцы искать будем…

– Вот и вычисляй, - полковник махнул рукой, давая понять, что разговор окончен. - А как найдёшь - напишешь обоснованный рапорт для “Айсолы”. На пяти листах и мелким почерком.


Валил снег. В сквере на углу Восьмой и Третьей было пусто, и даже вездесущие голуби куда-то подевались. Сидевшая на скамейке парочка - архетипичный частный сыщик и брюнетка в блёкло-красном пальто - сразу бросались бы в глаза.

Но из-за снега в сквере, кроме них, никого не было.

– В Айсоле только два терпимых сезона, - проворчала женщина, листая журнал. Снег ложился на её неприкрытые волосы пушистой шапкой. - Лето слишком душное, а зима - мокрая.

– Максимальный реализм. И, касательно реализма - Элис, ты ведь знаешь, что такое менингит?

– У служебных персонажей иммунитет.

Генри разочарованно вздохнул.

– А как же погружение? Реалистичность? Вживание в образ? Ведь именно это сделало “Айсолу” настолько популярной во всём мире. Детально воссозданная атмосфера американского мегаполиса столетней давности. Выверенные алгоритмы поведения ботов. Мне даже один бармен у пирсов взятки платит каждый вторник, представляешь? Как там на CNN было? “Тошнотворная советская агитка, целенаправленно акцентирующая внимание пользователей на неприглядных моментах истории США”. А о том, что в основе лежат романы американского же писателя они предпочитают умалчивать!

– Меня больше волнует шестнадцать тысяч банковских карт, к которым получили доступ не те, кто должен. И их текущее местоположение.

– А как же романтика? Здоровый авантюризм?

– Я уже четырнадцать часов как должна быть в отпуске. Догадываешься, что я думаю по поводу нашего дела?

– Вот! Вот так и рождается классовая ненависть к преступному элементу!

Внезапно Элис подняла руку, коснувшись виска. Поморщилась, будто от приступа лёгкой мигрени.

– Это Кутаидзе. Бэкдор вычислили. С банком они готовы, как только мы войдём. Тут, кстати, он говорит, немало сюрпризов приготовили, очень и очень талантливых. Так что, если хочешь, доставай свой тридцать восьмой с реалистичной физикой пули и развлекайся вживанием в образ. Но лично я захожу с полным админским доступом и разблокированной нейроконсолью.

– Ты, Аля, реализм с идиотизмом-то не путай, - вздохнул Генри. - Что с посторонними?

– Шесть пользователей в операционном зале. Один опознан как “оператор”, постоянно проводит платежи с десятка недавно зарегистрированных персонажей. Кассир, управляющий и администратор тоже. Новые посетители отправляются в режим ожидания, изнутри их сервер не обсчитывает. Исходим из того, что у нас минимум пара минут, пока они не поймут, что локация переведена на автономку.

– Что с техником?

– Главный разворот.

“Красное пальто” протянула спутнику журнал. В отличие от тех, которые можно было бы ожидать в пятидесятых прошлого века, по страницам журнала Элис бежали интерактивные столбцы служебной информации.

На развороте красовалось овальное серое пятно с треугольником посередине. Недолго думая, Генри нажал на него и овал сменился на лицо парня лет двадцати пяти.

– О, Генри, и тебя припахали? Это Шамиль. Александр Дрёмов, двадцать семь, инженер-программист, МФТИ, не замечен, не привлекался, угу, угу, вся фигня… Ага, слушай, восемь дней назад взял две недели за свой счёт по семейным. Судя по записям, в последний же рабочий день вылетел в Пулково семичасовым рейсом. Билет ему брала некая Дарья Сазонова, двадцать два, четвёртый курс политеха имени Петра за номером один, минимальная стипендия, практика на ЛОМО, вылетела вместе с ним. Судя по профилям, сейчас оба подключены и локализованы в вашем банке. Аппаратные идентификаторы нейроинтерфейсов всех пользователей определены и заблокированы на выход, включая аварийный. Так что, если гениев-электронщиков среди наших рыбаков не водится, выйти не сможет никто. Теперь, как говорится, все карты вам в руки.

– Карты, деньги и две консоли, - непонятно вздохнул Генри, поднимаясь.


“Fourth Isola Bank” располагался в недавно отстроенном здании, стилизованном под колониальный стиль. Прямо над входом располагалось красочное мозаичное панно, заметное даже сквозь налипший мокрый октябрьский снег. Подсвечиваемое встроенными фонарями, оно олицетворяло мощь и богатство Америки, с явным намеком на то, что источником этого могущества является именно банковская деятельность - и, в частности, конкретно Четвёртый Банк Айсолы. Сами же двери - благородная сталь и сверкающий хром - должны были ассоциироваться у посетителей с прогрессом и развитием.

Дождавшись, пока два клиента покинут банк, Генри и Элис прошли в вестибюль, стряхивая снег на новый зелёный ковёр и блестящие мраморные плиты пола. Негромкая музыка доносилась из скрытых динамиков в массивных колоннах. За перегородками из матового стекла, отделявшими рабочие места от зала, быстро трещала счётной машинкой только одна операционистка - количество обслуживающих ботов генерировалось сервером в зависимости от наплыва пользователей.

Вот только эта конкретная операционистка, согласно данным администраторского доступа, была идентифицированным зарегистрированным в системе пользователем. Как и девушка-администратор, подошедшая к посетителям.

– Добрый день! Мы рады приветствовать Вас в центральном офисе Четвёртого Банка Айсолы. Чем мы можем Вам сегодня помочь?

– Я бы хотел открыть игровой депозит для этого персонажа, - широко улыбаясь, ответил Генри.

– Реальная валюта, внутриигровые доллары, бонусные линии, сертификаты?

– Давайте пока реальная.

– Очень хорошо. Если позже Вы захотите открыть другие депозиты, они все будут привязаны к этому номеру счёта. При совершении транзакций, даже в случае нехватки средств на других депозитах, Вы сможете переводить реальную валюту на другие депозиты не заходя в банк. Вам нужно просто заполнить вот эту форму. И, разумеется, предъявить операционистке водительские права персонажа или иное удостоверение личности. Если вам будет что-то в форме непонятно, я помогу ее заполнить...

Подойдя к кассе, Генри достал из кармана удостоверение частного детектива и протянул девушке за стойкой. Размашистым почерком заполнил форму. Вид карты, эмитент, фамилия, имя, номер счета, сумма, платёжный пароль, комиссия ноль процентов, прочитал соглашение, согласен, подпись…

Для остальных присутствовавших, детектив просто рисовал прямые линии над остающимся девственно чистым бланком. Ни один другой пользователь не мог видеть чужих платёжных данных, те поступали на сервер по отдельным защищённым каналам. Администратор и операционистка лишь подтверждали “личность” персонажа.

– Вот, ваш счет открыт, это ваша чековая книжка, временная - полную вам пришлют по почте после подтверждения транзакции. Что-то еще на сегодня?

– Нет, спасибо.

– Счастливого вам дня! - застрекотала счётная машинка.

– И вам того же… - Генри закатал рукав, глядя на наручные часы. - Два, три…

Банковские боты не должны удивляться - сам смысл игровых транзакций изначально лежит вне логики виртуального мира Айсолы. Следовало отдать должное администратору - она себя ничем не выдала. В отличие от напрягшегося управляющего, якобы беседовавшего с vip-клиентом.

– Простите, сэр, но Ваша транзакция не подтверждена, - заученно виновато улыбаясь, окликнула его операционистка. - Не могли бы Вы ещё раз заполнить форму?

– Я думаю, незачем, - Генри улыбнулся. - Зайду в следующий раз. Четыре секунды...

– Куда-то торопитесь? - улыбка у подошедшего управляющего была какой-то… змеиной.

Одним махом он нарушил все правила - для платёжного бота немыслимо оспорить или подвергнуть сомнению действия пользователя. А значит, понял, кем были посетители, и счёл, что в притворстве больше нет нужды. Неудивительно - Генри не смог быстрее раскрыться, даже если бы зашёл в банк с пистолетом наголо и большой мигающей табличкой “Служба безопасности” на животе. Сама Элис никогда бы так не поступила, но её напарник, нахрапистый, самоуверенный раздолбай...

“...Успешно работает в Управлении “К” уже тридцать шесть лет.” - на всякий случай, напомнила она себе.

Генри обернулся.

– А смысл? Мы нашли всё, что хотели, - он подмигнул девушке-администратору. - Кстати, меня зовут Генри. Генри Алекс Свенссон. А Вас?

Та растеряно посмотрела на управляющего. Тот продолжал ухмыляться.

– Я думаю, не стоит пренебрегать элементарной вежливостью. Меня зовут Эрнест, девушку - Дария. Это, - он махнул рукой в сторону зала, - Алекс и Соня. И чем же мы можем на самом деле помочь нашим дорогим гостям?

– Сдаться властям, разумеется, - Генри по-прежнему сиял оптимизмом. - Сообщить нам свой адрес в реальном мире и всячески сотрудничать со следствием.

– Генри, Генри, - Эрнест укоризненно покачал головой. - Такие вещи нужно говорить лишь тогда, когда Ваш собеседник находится у Вас в кабинете, а не когда Вы влезли в его песочницу. Типичная ошибка новичка. Ничего, со временем Вы научитесь. А пока…

Управляющий театрально щёлкнул пальцами.

– Один маленький сюрприз. Небольшая доза подобранных частот дельта- и бета-волн в Ваши нейроинтерфейсы - мой фирменный коктейль “Глубина”. Признаюсь, по секрету, - Эрнест перешёл на заговорщицкий шёпот. - Я им очень горжусь. Полностью блокирует возможность движения персонажей или активации элементов управления. Придётся ждать, пока не сработает автоматический таймер интерфейса - а потом недельный курс восстановительной терапии из-за экстренного выхода. Впрочем, “Глубина” отключится сама через три часа, так что, если будете вести себя хорошо и просто подождёте - выйдете без особых потерь для здоровья. Ну а мы тем временем, пожалуй, начнём собираться.

“Тридцать шесть лет выслуги” - ещё раз напомнила себе Элис. Она и вправду не могла пошевелиться.

– Дария, я всё хотел поинтересоваться - как ни в чём ни бывало продолжил замерший Генри. - А сколько карт вашей команде удалось собрать? Пятнадцать, двадцать, тридцать тысяч?

– Какая разница? - девушка, наконец, ответила.

– Воспользоваться ими вам вряд ли удастся - эмитенты быстро начнут блокировать засвеченные карты, да и риск обнаружения большой. А если продать кардерам - так ведь дампов нет, параллельную карту не сделать. По нынешним же расценкам, насколько я знаю, пусть даже тридцать тысяч платёжных паролей - и это при условии, что уже есть готовый их скупить человек - дадут… я бы сказал, тысяч семь или восемь. Пусть восемь. Делить на четверых - по две тысячи на человека. Полугодовая зарплата научного сотрудника. Это же несерьёзно, даже хорошую машину не купить! А с банками связываться уже не получится, риск слишком велик. Прятаться всю жизнь, паниковать каждый раз, когда входишь в людное место?

– Вы ничего не понимаете, - устало бросила Дария.

– Покинуть страну? - Генри не унимался, делая вид, что просто рассуждает вслух. - Хорошая версия, многое объясняет. Но ущерб нанесён не только нашим соотечественникам, но и гражданам Японии, Вьетнама, Индонезии, Китая, США, Канады… даже несколько индусов было, по-моему. Честно говоря, не представляю страны, из которой бы вас не выдали хоть кому-нибудь из этого списка.

– Сейчас нам расскажут про честный труд и примерное поведение, - Эрнест развернул консоль - зеленоватый парящий над левой рукой прямоугольник диалогового окна с клавиатурой. - Лёш, проверь расписание, билеты я оформляю. Когда СБ продолжит поиски, мы будем уже далеко…

Остальные операторы тоже раскрыли свои консоли. В вестибюле банка воцарилась тишина, нарушаемая лишь шорохом движущихся рук. Генри печально огляделся и разочарованно зевнул.

Прикрыв рот рукой.

Потянулся, разминая плечи.

Сделал несколько махов руками.

Над правым запястьем линии зелёно-голубого цвета сформировали висящие в воздухе геометрически правильные рубленные подобия огромных когтей - длиной около полуметра и шириной сантиметров в пятнадцать. “Когти” двигались синхронно с рукой и беззвучно искрили.

– Визуализацию взял из третьих “Легенд Эпохи Разделённых Провинций”, - словно извиняясь, ответил детектив на немой вопрос в глазах напарницы. - Всё равно нужно графическое обозначение статуса, а заморачиваться на что-то своё мне лениво...

Дария на секунду отвлеклась от окна консоли.

– Ву-джен, сфера воздуха четвёртого уровня?

– Именно, - Генри чему-то обрадовался. Может быть тому, что не только он знает нишевые японские игры. И помахал “когтями” поднявшему голову управляющему.

Глаза Эрнеста расширились, но он уже не успевал ничего сделать. Старый оперативник одним прыжком пересёк разделявшее их пространство и нанёс удар. Тело оператора оказалось заключено в прозрачный цилиндр фиолетового цвета, по которому бегали электрические разряды.

– Та-даммм! - язвительно прокомментировала Элис. - А где отлетающие цифры с количеством нанесённого урона?

– Мне нужна визуальная маркировка, а не подсчёт очков в полэкрана, - с достоинством парировал Генри, запрыгнув на стойку оператора и усевшись поудобнее. - Продолжаем разговор. Так, сначала нужно отключить эту дурацкую “Глубину”...

– Но… Как? - севшим голосом спросил прижавшийся к стене Алекс.

– Профессиональная слепота высококлассного специалиста. Знаете же, что такое “ловушка для дурака”? Так вот, это - ловушка для умных. Для тех, кто настолько хорошо разбирается в своей области, что не может оценить обстановку вне рамок этой специализации.

– То есть?

– Друзья мои, персонажем в “Айсоле” можно управлять не только через нейроинтерфейс. Дух старой школы живёт только в ручном управлении, где рубятся по хардкору клавиатурой и мышью!

– Но ваши интерфейсы были опознаны системой на аппаратном уровне, иначе бы они не могли зайти в банк, - пролепетала Соня.

– Вот видите, как мало вы знаете о добрых феях, - картинно опечалился Генри. - Система служебной коммуникации нейроинтерфейса, это сорок два и один герца, гамма-диапазон. Если очень примитивно, то я посылаю служебные эсэмэски на дистанционно управляемого андроида, он воспринимает их как управляющий код и, ручками, двигает мышь и вводит команды с клавиатуры. Точность и скорость управления, конечно, несравнимы с интерфейсным, сплошные костыли и заплатки, но, если заранее прописать горячие клавиши…

– Это же какой должен быть траффик?!

– Преимущества служебного безлимитного тарифа, - андроид Генри отключил эренстовский “коктейль” и Элис смогла свободно двигаться. - Так я жду ответа на поставленный нами вопрос.

Это была одна из характерных фразочек Генри, но Элис она тоже нравилась. Девушка не могла удержаться, чтобы не вставить её при первом же подходящем случае.

Грохот заставил всех обернуться. У окна стояла Дария со стулом в руках

– Локация переведена на отдельный сервер и изолирована от основного игрового пространства, - Элис пожала плечами. - Объекты неразрушаемы, функции закольцованы. Но мы открыты для предложений.

Эрнест лишь ухмыльнулся.

– То есть, нам вроде как остаётся типа сдаться, лечь и умереть? И свечку на груди поставить? - за неимением свечки он достал из кармана золотой “паркер” и выставил ручку из скрещённых на груди рук. - Фанатам старой школы следует помнить, что в играх всегда есть кнопка “Выход”!

Генри достал из кармана плаща пачку сигарет и щелчком выстрелил одну из них. Ухватил её губами и, не зажигая, изобразил затяжку. Одну, вторую…

– Ключ?.. - прошептал Эрнест.

– Принудительное блокирование выхода по команде пользователя, - если бы сигарета горела, Генри наверняка выпустил бы пару колечек. - Выход только по паролю и аппаратному ключу. Недокументированная функция по заказу правоохранительных органов. Есть у всех производителей. Наши американские коллеги любезно предоставили информацию и по твоему “Рифту S14”, товарищ Хельгер.

– Вы… Откуда…

– Эвель Вамболович Хельгер, - Генри пожал плечами. - Не хотелось бы отходить от идеологии дружбы народов, но, между нами - человек с таким именем просто не может вырасти хорошим.

Хельгер расхохотался, но в его смехе отчётливо слышались истерические нотки.

– Есть ещё аппаратное отключение, по таймеру! Не найдёте!

– Если наши трейсеры не окажутся быстрее, - детектив был само равнодушие. - Или если нам не поможет один из ваших товарищей, поскольку сотрудничество со следствием - смягчающее вину обстоятельство.

Агенты оглядели разом помрачневших операторов. Никто не выражал желание облегчить душу и работу органов внутренних дел.

– Ничего, мы подождём, - ободрил их очаровательной улыбкой Генри, доставая из внутреннего кармана плаща характерную фляжку.

– У меня почасовая оплата, - добавила Элис, раскрывая журнал. На главном развороте шёл прямой эфир со стыковки третьего модуля китайской орбитальной станции.


Следующие минут сорок прошли в молчании. Операторы сидели, погрузившись в невесёлые мысли (Эвель тоже - тюрьма-цилиндр просто не позволяла сдвинуться с места). Генри отхлёбывал из фляжки, Элис смотрела новости. Телефонный звонок застал врасплох всех - звонил аппарат на стойке, где так удобно расположился детектив. Генри снял трубку.

– Это Кутаидзе, - судя по голосу, его обладатель сильно запыхался. - Слушай, тут такое дело… Я пробил Сазонову по личным делам Политеха, простучал одногруппников. Ну и нашёл квартиру, где она снимала комнату, подруги дали адрес. Я тут, короче... В общем, кидаю моё потоковое, сами смотрите…

Генри жестом показал девушке раскрыть журнал. Несколько секунд они смотрели на разворот.

– Дария, подойдите, пожалуйста, - на удивление тихо попросила Элис.

Девушка нехотя подошла к агентам. Те молча протянули журнал.

– Что за бред? - охнула администратор.

– Эй, что случилось, - подскочил Алекс. Элис попыталась было преградить ему путь, но Генри остановил коллегу. - Хрень какая-то…

– Что там? - занервничал Хельгер. Подойти он не мог, а показывать журнал ему никто не собирался.

– Тут видео идёт, а там Дашка. Мёртвая… - ошарашено ответил Алекс.

– За полчаса нарисовали, а теперь пытаются голову заморочить! - ухмыльнулся Эвель.

– Улица Серовой, четырнадцать, квартира четыреста два, - сообщил детектив.

– И чего? Дашка оттуда ещё утром должна была съехать, - парировал наглый управляющий. - Сам видел, как она тут подключалась.

– Отодвинь камеру, пожалуйста, - попросил Генри в трубку.

Изображение уменьшилось. На журнальном развороте появилась лежащая на зелёном ковре очень похожая на Дарию девушка, возле головы которой было большое тёмное пятно. Сложенные на груди руки, будто свечку, придерживали сувенирное “вечное перо”.

– Как Вы там говорили, Эвель? - спросил Генри, даже не повернувшись к обездвиженному оператору. - Свечку на груди поставить?..

– Вы за это время могли нарисовать что угодно. А теперь этой хренью пытаетесь заставить хоть кого-то расколоться. А почему? Да потому, что время-то у вас уходит. Трейсеры не справились, за соломинку хватаетесь. Что угодно наплетёте…

– А можно блузку расстегнуть? - вдруг попросила Дария.

– Блузку на теле расстегни, - распорядился Генри. - Это уже не девушка, это труп, остолоп! Ей плевать, в морге всё равно разденут.

В трясущемся кадре две мужские руки начали неловкими движениями расстёгивать пуговицы. Спустя минуту изображение стабилизировалось на полуголом теле.

– Родинки слева, - потеряно прошептала Дария. - Вы же не могли узнать?

Генри ответил - не ей, но будто бы в пустоту.

– В основе нейроинтерфейсов лежат сети-эмуляторы на искусственных нейронах. Грубо говоря, они выступают своеобразным дублем человеческого мозга. И если мозг погиб во время подключения, а интерфейс продолжает функционировать, то…

– Да что вы слушаете этот бред!!! - сорвался Хельгер.

– А я не помню, чтобы ехала к вам, - Дария тихо обратилась к Алексу. - Я помню, что пришло оповещение, что Эвель приехал… А потом я пошла в банк. И как выходила из Айсолы, чтобы его встретить - тоже не помню…

– ЗАТКНИСЬ, ИДИОТКА!!! ТЫ…

Голос Хельгера пропал. Вокруг головы управляющего, на уровне рта, появилось медленно крутящееся жёлтое полупрозрачное кольцо с текстом “READ ONLY 14D”.

– Ах ты су… - Алекс рванулся вперёд, но тут же замер в неестественной позе.

– Давайте не будем совершать глупостей, - ледяным голосом отчеканила Элис. - Алексей, его всё равно здесь нет, это симуляция. И как бы Вы его не били, боли он не почувствует, в курсе?

– Да… - прошипел оператор. - Ты… Тварь…

Агент повернулся к Дарии.

– Мне очень жаль, - голос детектива был полон печали. - Дарья Сазонова мертва. Как только произойдёт отключение персонажа Дарии - Вы исчезнете. Окончательно. Сколько осталось до принудительного аппаратного выхода?

– Шесть с небольшим, - потеряно прошептала та.

– Сочувствую…

– Неужели ничего нельзя сделать?.. - всхлипнула Соня.

Генри сидел за столом, сложив ладони лодочкой и уткнувшись в них лбом. Его глаза были закрыты.

– Теоретически… - пробормотал он, не открывая глаз.

– Э? - Алекс, Соня и Дария одновременно повернулись к нему.

– Теоретически, при наличии достаточных оснований… Если создать перманентную, неотключаемую виртуальную среду… Убрать аппаратные ограничения сеанса для конкретного пользователя. И, как минимум, внести изменения в код серверной части Айсолы… - Генри поднял голову и оглядел всех присутствующих. - Полагаю, Дария Сэйбл сможет неограниченно существовать в виртуальной реальности Айсолы.

– И что для этого надо? - Дрёмов уже догадывался об ответе.

– Адрес.

Дария посмотрела на остальных. Нижняя губа предательски дрожала.

– Это твоё решение, - сказал Алекс. - Я не возражаю.

– Я тоже, - не раздумывая, выпалила Соня.

– Токсовское шоссе, двадцать один, - после долгой паузы, неуверенно произнесла администратор. - Квартира сорок девять.

– Я пошла, - Элис отбила что-то в консоли, уже на ходу к дверям. - Ленинградцы свяжутся, как закончат.

– И американцам свистни, но с санкции руководства.

Эвель смотрел на присутствовавших ненавидящим взглядом.


Спустя пару минут после ухода Элис, снова позвонил Кутаидзе. на сей раз оперативника слышали все.

– Семнадцать минут и мы на месте, - сообщил он. - Я связался с землёй, у дверей уже дежурит патрульный наряд. Внутрь, сказал, не заходит, там особо опасный. Знаю, что он сейчас у тебя, но сам знаешь, молодые наверняка начнут там всё хватать, смотреть, ну их нафиг.

– Ладно, не забудь только, как зайдёшь поток мне сюда отправить. И местных предупреди, чтобы пока особо не трепались.

– Само собой. Медики спрашивают, скольких там ждать?

– Троих, я так понимаю? - Соня и Алекс кивнули. - Дрёмов, Хельгер и?

– Сагайнова, - добавила Соня.

– Ясно, - на первый взгляд, Генри выглядел довольным. - Предупреди, когда медики будут готовы их выводить.

– Не забуду, - Кутидзе отключился.

Детектив обернулся к операторам. Дария сидела в углу, безучастно наблюдая за игрой снежинок за окном, Соня тихонько плакала, Эвель беззвучно шептал проклятья. Алекс о чём-то сосредоточено думал.

– Стоило оно того? - спросил Генри. Ответом было тягостное молчание.

– Послушай… те, - вдруг заговорил Алекс. - Я, как инженер, всегда вывожу себе в консоль параметры работы интерфейсов. И судя по показаниям - у нас повышается температура. Сейчас в ваннах уже сорок градусов и рост продолжается. Ваши далеко, не успевают. Дайте мне выйти, я могу исправить терморегуляцию.

Агент внимательно посмотрел на оператора. Очень внимательно.

– Ты ведь понимаешь, что у дверей стоит патруль? Что твои данные могут быть разосланы менее, чем за секунду?

– Никаких глупостей не будет, - твёрдо пообещал Алекс. - Я отрегулирую температуру и дождусь вашей группы. Да и бегать сразу после выхода, сами знаете, плохо получается.

– Хорошо… - на принятие решения у детектива ушло несколько секунд. Визуально процесс передачи ключа никак не отобразился. Просто через несколько секунд персонаж Алексея встал, направился к дверям и скрылся в снежной круговерти.


– Мы на месте, - Генри изменил настройки и видео от Кутаидзе теперь транслировалось на стену вестибюля. Типовая квартирная дверь, трое патрульных напротив.

– Дрёмов сейчас отключен, находится внутри, - на всякий случай, ещё раз напомнил агент. - Глупить не должен, но будь осторожнее. И там девушка, так что ситуация деликатная...

– Понял, - Шамиль махнул рукой сопровождающим. Знакомый щелчок затвора. - Захожу один. Контролируйте проход…

Дверь открылась. Обычная прихожая - стенка шкафов, зеркало, скамеечка. Одежда, обувь…

– Дрёмов, ты где? - не заходя за порог, прокричал оперативник.

– В большой комнате, - донеслось из квартиры. - Я в кресле, напротив входа.

– Становись на колени, руки за голову, спиной к двери, - Шамиль по прежнему не двигался. - Мне на сегодня и одного убийства многовато.

– Сейчас, - голос Алексея был совсем не похож на голос его персонажа в Айсоле. - Готово!

Кутаизе медленно и осторожно двинулся вперёд. Изображение чуть покачивалось, иногда расплываясь на секунду. Проходная комната, пустая ванна виртуальной реальности, мокрые лужи от геля на полу, скомканное полотенце. Спиной к оперативнику на коленях стоял Дрёмов, сцепив руки на затылке.

– Одного вижу, - оповестил Шамиль, одной рукой цепляя на Алексея наручники, заводя тому руки за спину. - Так, идём к выходу, не торопясь… Где остальные?

– Соня во второй комнате, Эвель в ванной...

Сдав парня на попечение патруля и медиков, Кутаидзе вернулся в квартиру. Маленькая комната… Камера прошлалась по погруженной в салатовый гель девушке, стенам, шкафам, раскладушке, мятым упаковкам готовой еды. Вернулась в большую комнату, скрипнула дверь санузла...

Тело Хельгера, неестественно белое, распухшее, колыхалось на поверхности ванны.

– Температура среды семьдесят восемь градусов, - сообщил Шамиль. - Параметры жизненных функций нулевые, отказ системы терморегуляции. Мозговые волны отсутствуют во всех диапазонах. Медиков в дальнюю комнату и ванную. В ванной труп, в комнате - норма.

Мимо оперативника проскользнули санитары. Кутаидзе вышел из квартиры, тяжело вздохнул, выщелкнул магазин...

– Товарищ Дрёмов, Вы задержаны по подозрению в неправомерном доступе к информации в электронном виде, согласно статье...

Генри развернул консоль. Обруч “READ ONLY” погас.

– Труп? - Эвель хватал ртом воздух.

– Увы, - согласился детектив. - Соня, локация разблокирована. Рекомендую Вам штатно завершить текущую игровую сессию, во избежание дополнительного дискомфорта при принудительном отключении. В рапорте будет указано Ваше добровольное сотрудничество. Так что есть высокая вероятность того, что лишения свободы удастся избежать.

Операционистка молча кивнула, смахивая рукавом подсохшие слёзы. В банковском холле осталось трое.

– Ме… Меня убили! - заорал управляющий. - Этот недоделанный, тупой инженеришка… Он убил меня!!!

– Голословное обвинение, - Генри задумчиво жевал губы. - Конечно, такая вероятность существует, но, в целом, подобное утверждение бездоказательно. Нулевая судебная перспектива. Сочувствую.

– Но все видели и слышали, как он грозился меня убить! Ваш агент сама была вынуждена его останавливать!

– Честно говоря, я не думаю, что Дрёмов решит упомянуть этот небольшой эпизод в показаниях. Да и Сагайнова тоже, учитывая, в каком состоянии она была после известия о смерти Дарьи. С учётом же того, что из-за проводимой против вас операции агент Элис отозвали из отпуска до окончания расследования, а муж и дочь уже сутки как ждут в Ялте - поданный ею рапорт будет предельно краток.

– А ты, сволочь, тоже промолчишь, чтобы убийство сошло ему с рук?

Генри поглядел на Дарию. Та по-прежнему молчала, но глаза подозрительно блестели. Детектив глубоко вздохнул.

– Проблема в том, что я не уверен - на самом деле не уверен - что Ваша смерть была вызвана действиями Дрёмова. Потому что, и это безусловно, получит отражение в моём докладе, перед выходом Алексей сообщил мне о неполадках в системе терморегуляции ваших ванн. Хотел ли он отомстить за убийство своей девушки? Безусловно. Имел ли он возможность осуществить подобное? Имел. Но мог ли обычный, вменяемый человек совершить убийство, хладнокровно наблюдая, как его злейший враг заживо варится? Сомневаюсь. В подобных обстоятельствах доказать факт убийства невозможно - поверьте, я уже сорок лет занимаюсь подобными делами. Впрочем, как и опровергнуть. А Дрёмову и так предстоит пережить суд, тюрьму и потерю любимой. Я считаю в подобной ситуации безнравственным давать основания для сплетен о том, что Алексей ещё и убийца.

– Спасибо, - прошептала Дария.

– Ничего… - Эвель практически шипел. - Лог этой симуляции покажет, кто есть кто.

– Согласно букве действующего законодательства, лог симуляции предоставляется как доказательство по завершении таковой, если не будет отдельного судебного запроса. Но, как мы прекрасно знаем, для поддержания существования персонажа Дария Сэйбл, данная симуляция будет неограниченно продлена, - впервые с момента обнаружения тела Сазоновой, Генри улыбнулся. - А поскольку у прокурора просто не откуда будет взяться даже тени мысли, что этот конкретный лог необходим для завершения расследования…

– НЕНАВИЖУ!!! СВОЛОЧИ!!! УРОДЫ!..

– Знаешь, в чём твоя основная проблема, Хельгер? - детектив никак не реагировал на вопли Эвеля. - Ты был умён, сообразителен, талантлив. При этом у тебя не было достаточных социальных тормозов, уважения к людям, их имуществу и даже жизнями. Но твоя опасность для социума была не в этом, а в том, что ты был идиот. Возможно, даже гений - но идиот. В том числе и потому, что безраздельно верил в свою исключительность. Тыне понимал, что в противостоянии одной лишь гениальности и опыта, опыт выигрывает. Может не сразу, не в первом столкновении - но, в итоге, гений всегда оказывается повергнутым. Именно так тебя вычислили - кстати, простой американский полицейский. Именно поэтому твои, без дураков, эффективнейшие ловушки мы обошли с лёгкостью - и поверь, для этого не пришлось задействовать хоть сколь либо заметную часть приёмов из моих с Элис арсеналов. И именно поэтому, ты - талантливый, умный, даже гениальный - не интересен. Даже в качестве примера, мелким шрифтом на сноске очередного номера InterPoliceJournal. Через сколько твой выход?

– Восемнадцать часов, - просипел Хельгер сорвавшимся голосом. - Это же самосуд...

– Я думаю, мы прекратим эту бесполезную дискуссию, - в развернувшемся окне административной консоли побежали строчки команд. - Принудительное завершение игровой сессии. Добро пожаловать в реальный мир.


– Доброе утро, - новый, с иголочки, мундир выглядел на молодом прокуроре совсем ни к месту. - Я, честно говоря, проглядел материалы только мельком, и решил сразу прояснить некоторые вопросы. Надеюсь, это не сильно нарушило планы Ваших сотрудников?

– Какие именно вопросы? - полковник сразу брал быка за рога. - Дело успешно прошло суд, нареканий по сбору материала не было.

– Вот прямо сейчас мы всё и обсудим, - прокурор не поддавался авторитету старого и искушённого в аппаратных перипетиях начальника Управления. - Я никого ни в чём не обвиняю, Однако хочу прояснить несколько сомнительную, на мой взгляд, ситуацию. Сотрудник, проходящий по материалам как “Генри”, отозван из отпуска?

– Да, оповестили с утра. “Генри” ждёт нас в зале для совещаний, - они подошли к тяжёлым дверям и полковник, на правах хозяина, распахнул их. Если бы в этот момент гость посмотрел на начальника Управления, то заметил бы тщетно прячущуюся в усах улыбку.

– Хорошо, что он никуда не уехал… Это ещё что такое?

Около кафедры, спиной ко входу, на коленях сидел подросток, в голубой спортивной курточке с цветастой молнией на спине и торчащей во все стороны кислотно зелёной шевелюрой. Услышав вопрос, “Генри” встал, разворачиваясь к вошедшим. Ни на градус не качнув корпусом, быстро, плавно и бесшумно.

– Давно не виделись, - произнёс андроид тягучим, вкрадчивым, звенящим как натянутая струна голосом, не размыкая изогнутые в лёгкой улыбке губы. Ярко-оранжевый и тёмно-фиолетовый глаза внимательно смотрели на полковника. - Как дела?

– Агент “Генри”, он же - полковник Буковка, Анастасия Васильевна. Шестнадцать лет назад, в результате несчастного случая, получила сложнейшую компрессионную травму позвоночника, плюс тройной перелом. С учётом выслуги, предлагалось провести операцию по имплантации искусственного позвоночника и пройти курс восстановления, но она решила, что лучше останется полноценным оперативником для работы в виртуальных симуляциях, нежели инвалидом-ветераном на пенсии.

– Вы оставили на службе инвалида?

– Нет, это было ещё до моего назначения, но, с учётом опыта и послужного списка полковника Буковки - я считаю подобное решение полностью оправданным.

– К сожалению, общаться с реальным миром я могу только через подключённых к моему нейроинтерфейсу андроидов Управления, - не меняя интонации, всё так же отстранённо, сообщила “Генри”. - Но, полагаю, это не имеет отношение к Вашим вопросам?

– Да… - прокурор сел за кафедру и открыл на служебном планшете свои документы. - Собственно, вопрос один. Ваши действия по отношению к Хельгеру Эвелю Вамболовичу, после обнаружения его тела…

– Типичная ошибка, - плавающий голос андроида вызывал у прокурора непреодолимое ощущение, что “Генри” лишь имитирует эмоции. - Вы ведь раньше никогда не работали по делам, связанным с виртуальными симуляциями, равно как и сами ими активно не пользовались?

– Вы правы, - согласился тот.

– Хельгер был уже мёртв. Он умер тогда, когда началась коагуляция белка в его мозгу. С этого момента в симуляции находился только его констракт.

– Констракт?

– Своеобразный бот. Управляемый компьютером персонаж, отличающийся от стандартных ботов лишь тем, что его паттерны поведения скопированы с оператора-игрока. Равно как и содержимое памяти констракта является лишь копией активной памяти оператора за некоторый последний период времени. Понимаете, в играх периодически происходят обрывы связи, по различным причинам. И игрокам очень не нравится, когда из-за подобных сбоев, особенно во время активных командных действий, они или их команды проигрывали или теряли что-нибудь ценное. Поэтому последние несколько лет практически во всех виртуальных играх при потере связи с игроком или дажепри штатном выходе, если персонаж действует, используются констракты, которые продолжают действовать так, как бы действовал и сам игрок. А после восстановления связи, в силу синхронизации памяти игрока и его констракта, человек просто не замечает имевшей место паузы.

– То есть, констракт - не человек?
– Никоим образом. Это даже не личность, констракты априори не разумны. Они не могут обучаться, не могут развиваться, не могут менять приоритеты.В начале было много исследований в этом направлении - считалось, что констракты могут стать дорогой к бессмертию. Увы, оказалось, что это не так. Поэтому отключение констракта Хельгера не то, чтобы не являлось преступлением - это даже не нарушение каких-либо моральных норм. Не больше, чем стереть старый чек об оплате, или уведомление о заказе такси.
– Да, это так, - подтвердил начальник Управления. - Как ни печально, но и Хельгер, и Сазонова - мертвы. Хотя как частное лицо, товарищ прокурор, скажу, что вот смерть Хельгера меня не расстраивает абсолютно.
– Есть вероятность, - продолжила “Генри”, - что его смерть была вызвана им же самим. По косвенным свидетельствам, последние два дня он готовился к отъезду из страны, возможно в Исландию. Возможно, Сазонова как-то узнала об этом, может Эвель как-то дал понять о своих планах... После убийства Даши, когда он приехал к остальным, Сагайнова и Дрёмов уже были в Айсоле. Он вполне мог решить, чьл терять уже нечего и изменить настройки терморегуляции с тем, чтобы самому тихо отключиться и сбежать со всеми собранными данными - а его сообщники погибли бы, и не могли бы дать показания против него. Это дало бы Хельгеру несколько дополнительных дней для побега из страны.
– А зачем подключаться самому?
– Жадность. Ведь денег и так заметно меньше, чем он изначально планировал. Ещё немного, ещё чуть-чуть, последний день, вот только ещё пару карт...
– Вы так полагаете? Но в рапорте этого не было.

– Увы, - андроид пожал плечами. - Недоказуемо. Я и сама не уверена, что моё предположение истинно. Несчастный случай тоже более чем вероятен. В любом случае, Хельгер мёртв.

– Ясно, - прокурор сделал несколько пометок в документах. - Спасибо, товарищ Буковка, что внесли ясность. Если Вы не  возражаете, я бы, в будущем, хотел бы обращаться за консультациями. Как Вы справедливо заметили, компьютерные преступления - не мой конёк.

– Обращайтесь, - согласилась “Генри”. - Товарищ полковник, я могу проследовать в отпуск?

– Разумеется, - согласился начальник. - Только сначала не забудь поставить андроида на место.

Люди направились к выходу. Уже в дверях прокурор спохватился, и задал агенту последний вопрос:

– Скажите, товарищ Буковка. Поскольку констракты не разумны - в чём смысл поддерживать бесконечную симуляцию Айсолы для Дарии Сэйбл?

– Таков был договор, - невозмутимо ответил андроид.

– Договор с компьютерным персонажем? - удивлённо переспросил прокурор у начальника Управления, когда они уже выходили из здания.

– Последние пятнадцать лет полковник живёт в виртуальных симуляциях. Как Вы думаете, какой мир для неё реальнее?

– Но, она же вроде собиралась в отпуск?

Начальник усмехнулся.

– К северу от Айсолы, ближе к Великим Озёрам, есть чудесный курортный городок...


– Это Сириус, - сказал Генри. - На самом деле мы видим Сириус А. Сириус Б слишком мал, чтобы его можно было заметить невооружённым взглядом. Это очень молодая пара звёзд, по Земле уже ходили динозавры, а Сириусы только собирались из пыли...

– Как красиво... - прошептала Дария.

Они сидели на берегу озера и тихо смотрели на звёзды.


 

* Forensic Services Division - управление криминалистического обеспечения

 

** Computer Forensics Unit - компьютерный криминалистический отдел



#2 Евгений Лонин

Евгений Лонин
  • Пользователи
  • 1924 сообщений

Отправлено 10 January 2016 - 19:14

Интересно
Чукча не писатель, чукча читатель

#3 Алиса Климова

Алиса Климова
  • Пользователи
  • 14 сообщений

Отправлено 10 January 2016 - 22:59

Интересно

 

Cпасибо.

Тут, конечно, ещё есть что подправить, но в целом - мне кажется, получилось хорошо.



#4 Guest_Merlin_*

Guest_Merlin_*
  • Гости

Отправлено 13 January 2016 - 09:23

Замечательно!

И очень трепетно передан дух Эда Макбейна :)



#5 Fallible_fiend

Fallible_fiend
  • Пользователи
  • 464 сообщений
  • ГородПермь

Отправлено 13 January 2016 - 09:59

Написано интересно, только чересчур много (ИМХО) специфики онлайн-игр и интернет-мошенничества, никак не поясняемой для несведущих. Даже мне, в общих чертах знакомому с предметом, пришлось заметное время потратить на то, чтобы вникнуть, что же такое случилось в игре российской разработки, что обеспокоило даже полицию США. А если читатель никогда не играл в онлайн-игры?

 

А тема СССР и будущего, до которого хочется дожить, здесь как-то осталась абсолютно за кадром. Разработчики игры и все герои с тем же успехом могли бы быть гражданами современных США, например. Ну, пусть не современных, лет на 5-10 позже, чтобы появились нейроинтерфейсы. "Нетолерантность" игры легко обходится размещением серверов и штаб-квартиры компании на каких-нить там Тюленьих островах.



#6 Цыбиков Чингиз

Цыбиков Чингиз
  • Пользователи
  • 85 сообщений

Отправлено 13 January 2016 - 12:34

Нейропанк. Или производная от него. А главное происходит на земле. )

Очень много разговаривают. И пижонисто так разговаривают.



#7 Алиса Климова

Алиса Климова
  • Пользователи
  • 14 сообщений

Отправлено 13 January 2016 - 15:09

Очень много разговаривают. И пижонисто так разговаривают.

 

What can change the nature of a man? =^.^=



#8 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 13 January 2016 - 18:10

Очень много разговаривают. И пижонисто так разговаривают.

 

Так вроде они же так своим поциентам зубы заговаривают, чтобы внимание их отвлекать? Или нет?



#9 Цыбиков Чингиз

Цыбиков Чингиз
  • Пользователи
  • 85 сообщений

Отправлено 13 January 2016 - 18:24

 

Очень много разговаривают. И пижонисто так разговаривают.

 

Так вроде они же так своим поциентам зубы заговаривают, чтобы внимание их отвлекать? Или нет?

 

ну в рассказе, у меня сложилось впечатление все пижонисто разговаривают.) мне сложно было читать, с Гибсоном была такая же история - куча терминологии, неясных движений. В сухом остатке остались пижонистые диалоги и общая канва ) 



#10 Guest_Олег Сергеев_*

Guest_Олег Сергеев_*
  • Гости

Отправлено 13 January 2016 - 18:40

Написано хорошим литературным слогом. Но я больше половины не понял. Так и не понял большей части сюжета. Рассказ, похоже, рассчитан на узкоспециализированную аудиторию связанную с игровой индустрией. К сожалению, я к ней не отношусь.



#11 somnevajus

somnevajus
  • Пользователи
  • 13 сообщений

Отправлено 28 January 2016 - 14:34

увлекательно!



#12 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 28 January 2016 - 20:04

Чересчур сложно и специфично.
Если, как говорят издатели, каждая формула в тексте уменьшает количество читателей наполовину, то тут просто геноцид :)

Вполне можно выбросить 95% специфичных описаний без ущерба для фабулы, а оставшиеся 5% описать по-проще.

вот такой я пейсатель


#13 ТатьянаП

ТатьянаП
  • Пользователи
  • 511 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 11 March 2016 - 11:19

Про инди-проекты - очень много, долго и скучно. Аналогично - про Айсолу. Много аббревиатур, разбираться в них скучно.

"Разговаривали, торопясь с бумагами, или даже погоняя матерящихся подростков. Но даже просто дымя дешёвыми сигаретами под табличкой “Не курить”, эти люди были заняты важным делом, некогда считавшимся благородным." - обе фразы неудачны

"Молодая женщина, скорее девушка" - совсем неудачно. Особенно сейчас, когда и меня в мои 54 "девушкой" называют часто))))

"Очень утилитарные, но на удивление удобные стулья," - чему удивляться, если утилитарные и значит, в принципе, удобные в ущерб внешнему виду)))

" В общем, комната абсолютно не вписывалась в восемьдесят седьмой полицейский участок Айсолы" - неудачная фраза

Дальше идет так много непонятного и скучного, что, не будь я команчем, сразу же бросила  бы читать. Что, собственно, я и сделала, когда читала этот рассказ как обычный читатель. 

Написала это, а дальше все-таки не могу заставить себя читать, простите. Возможно, рассказ просто "не мой". Но у меня впечатление, что "Вампир" и этот рассказ писали два разных автора. Лучше Вам обратиться за рецензией к команчам, которые более "в теме", чем я(((



#14 Guest_Зяма_*

Guest_Зяма_*
  • Гости

Отправлено 13 March 2016 - 04:17

 

Про инди-проекты - очень много, долго и скучно. Аналогично - про Айсолу. Много аббревиатур, разбираться в них скучно.

"Разговаривали, торопясь с бумагами, или даже погоняя матерящихся подростков. Но даже просто дымя дешёвыми сигаретами под табличкой “Не курить”, эти люди были заняты важным делом, некогда считавшимся благородным." - обе фразы неудачны

"Молодая женщина, скорее девушка" - совсем неудачно. Особенно сейчас, когда и меня в мои 54 "девушкой" называют часто))))

"Очень утилитарные, но на удивление удобные стулья," - чему удивляться, если утилитарные и значит, в принципе, удобные в ущерб внешнему виду)))

" В общем, комната абсолютно не вписывалась в восемьдесят седьмой полицейский участок Айсолы" - неудачная фраза

Дальше идет так много непонятного и скучного, что, не будь я команчем, сразу же бросила  бы читать. Что, собственно, я и сделала, когда читала этот рассказ как обычный читатель. 

Написала это, а дальше все-таки не могу заставить себя читать, простите. Возможно, рассказ просто "не мой". Но у меня впечатление, что "Вампир" и этот рассказ писали два разных автора. Лучше Вам обратиться за рецензией к команчам, которые более "в теме", чем я(((

 

комната абсолютно не вписывалась в восемьдесят седьмой полицейский участок Айсолы  дык правильная фраза, напоминание про Эда Макбейна.. рассказ понравился очень.





Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных