Перейти к содержимому


Программа "Инициация"


Сообщений в теме: 13

#1 Guest_Илья Мамаев_*

Guest_Илья Мамаев_*
  • Гости

Отправлено 10 January 2016 - 09:34

Программа «Инициация»

I

 В центре зала на стуле сидел высокий, полный молодой человек.  Дверь открылась, и группа людей вошла внутрь. Мужчина в костюме, стоявший у другого входа, громко шепнул:

- Андрей, встань!

 Ухмыльнувшись, Андрей демонстративно встал и немного наклонил голову в сторону. Сверху на него смотрели пятеро людей. Они стояли полукругом и, благодаря деревянной платформе, примерно на полметра над ним возвышались.

 Окинув всех быстрым взглядом, он сел обратно на стул. Пятеро, переглянувшись, тоже сели. Председатель, мужчина тридцати лет в черно-белой одежде, занял место напротив Андрея и, подобно остальным, начал пристально его изучать. Дойдя до ободранных костяшек на правой руке, мужчина сказал:

 - В конце концов, тебе уже 23 года. Неужели тебе это все не надоело?

- А тебе, Саш? - ехидно ответил Андрей, - давай вот без очередной нудной лекции о благе общества? По-любому она у тебя записана, скинь мне на «руку», я как-нибудь послушаю.

 «Рука» - это встроенный чип, способный воспроизводить голограммы, связываться с другими людьми, иметь доступ к электронным объектам и пр. Грубо говоря, это замена смартфонам, компьютерам и другим, необходимым для современной жизни приборам.

Тучная женщина, что сидела справа от Александра, открыв рот, резко к нему повернулась. Казалось, она хотела что-то сказать, но вместо этого лишь осуждающе покачала головой и громко выдохнула.

- Хех, - ухмыльнулся напротив нее усатый мужчина, - не волнуйся, теперь-то уж много всего скинем, просто заслушаешься.

 Он указал пальцем на Андрея и приподнял брови. По профессии мужчина был блюстзаком.

 Прикоснувшись к сенсорам на панели стола, Александр раскрыл документ. Пробежав по нескольким строчкам глазами, он зачитал вслух:

 «…17 октября в 10:39 вечера Новиков Андрей в компании двух мужчин зашел в продуктовый магазин «Для людей». Датчики у входа считали с их чипов информацию о повышенном уровне алкоголя в крови. Несмотря на совет отправиться домой и предложение вызвать для них такси, высказанные роботом-консультантом, компания осталась и направилась в центр зала. Робот-консультант пошел следом, повторяя предложение вызвать им такси. Через несколько минут Андрей взял с прилавка бутылку вина и разбил ее о «голову» робота, после чего столкнул его на пол и начал избивать. Остальные присоединились... Конфликт был исчерпан только по приезде блюстзаков…»

- И что? – спросил Андрей, - деньги за вашего робота я отдам, и за вино тоже.  Какие еще вопросы?

- Ты и твои друзья должны возместить весь материальный ущерб. Причем сделать это должны именно вы, а не ваши родители.

Андрей приподнялся на стуле.

- Хорошо, у меня есть свои личные деньги…

- Нет, Андрей, мы знаем, что и эти деньги принадлежат отцу. Сам ты никогда не работал, поэтому «своих» денег у тебя нет, - сказала женщина-врач, которая сидела слева от блюстзака.

- Но… - начал Андрей.

- Все, Андрей, теперь не перебивай. Так как тебя привели далеко не в первый раз, мы были вынуждены найти, скажем, более действенный способ помочь. Ты должен будешь работать в этом магазине, пока не возместишь весь материальный ущерб…

- Что?! Да…

- Я сказал, не перебивай. Данное решение обсуждению не подлежит, – Александр перевел взгляд с Андрея обратно на документ, - сумма материального ущерба составляет 312000 рублей. Так как в преступлении приняли участия 3 человека, каждый из вас должен возместить владелице магазина 104000 рублей. Учитывая размер заработной платы, которую вы будете получать в магазине, вам придется отработать примерно 1040 часов.

- Сколько?! Да вы что, совсем?!

 Тело Андрея застыло, и только голова металась по сторонам, смотря на сидящих выше судей. Их взгляды были направлены на него. В комнате никто не моргал, кроме Андрея, к глазам которого подступали соленые ручейки слез.

- Я сейчас вызову папу, он со всем разберется! - ломающимся голосом выкрикнул Андрей.

- Не разберется, - ответил Александр, - твой отец прекрасно знает установленные законы.

- Он управляющий города!

- Он ПРЕКРАСНО знает установленные законы.

 Андрей опустил голову. Внутри него все бурлило. Соленые ручейки уже выходили наружу.

- Андрей, тебе все ясно?

 Андрей молчал, потирая лицо ладонями. Сквозь белые пальцы было видно, как он покраснел.

- Андрей?

  Тучная учительница посмотрела на Александра и махнула рукой. Она, как и остальные судьи, не видела смысла в продолжении разговора.

- Что ж, раз вопросов нет, решено. – Александр посмотрел на своих коллег и сказал, - Прошу считать решение местного суда Звездного района, города Йошкар-Ола, СССР от 20 октября 2043 года действительным.

 Затем он взял деревянный молоток председателя и поднял его до уровня глаз.

- Кем, - убирая ладони с лица, спросил Андрей, - кем я буду работать?

Председатель задержал молоток на мгновение в воздухе и, не отвечая, ударил им по столу.

 

II

- Уборщиком?! - взвыл Андрей, недоумевая. Справа и слева от него стояли два его друга. Оба старательно сдерживали ухмылки.

- Ты серьезно считаешь, что я буду работать уборщиком?!

- Конечно, - ответила Мария, владелица магазина, - впрочем, у тебя есть выбор: магазин или трудовой отряд.

 Андрей опустил глаза. Выбора у него, конечно, не было: в трудовом отряде состояли все «сливки» криминального общества - воры, вандалы и авантюристы. В нем как будто соединились 7-ой и 8-ой круги ада, даже наказание было похожее – уборка канализаций, сортировка мусора и прочая грязная работа.

 - Твое снаряжение вон там, - сказала Мария, небрежно указывая на коричневую дверь в углу магазина, - робот-уборщик расскажет тебе твои обязанности. Слава здравомыслию, ты его хотя бы не разгромил.

 Мария сделала несколько шагов вперед и остановилась. Она выглядела достаточно неплохо для своих сорока: хорошо очерченная фигура, короткие каштановые волосы, длинная шея. От нее исходил обворожительный женский шарм, и она мастерски им пользовалась.

 Мария повернулась и все, кроме Андрея, резко подняли глаза.

- Андрей, иди на свое рабочее место, а вы, - она взглянула на «руку»,- Павел и Даниил, пойдемте со мной, я покажу вам ваши.

И они во главе с Марией пошли в сторону противоположной черной двери.

- А они кем будут работать? - крикнул ей вслед Андрей.

 Мария ничего не ответила, и только Паша повернулся и, улыбаясь, пожал плечами.

 Дверь закрылась, и он остался один среди магазинных полок. Он чувствовал себя паршиво, и приятная музыка, играющая в магазине, лишь ухудшала его состояние.

 Секунду постояв, он нехотя пошел к коричневой двери. У нее была тяжелая черная ручка и магнитный замок. По-видимому, закрытый. Андрей потянул несколько раз, но дверь не поддалась, и, выдав что-то наподобие рыка, он яростно ее пнул. «Чертова дверь!» - выпалил он внутри себя.

- Здравствуй, – донесся компьютерный голос справа.

 Это был робот. РУПИ-37 - стандартная модель для уборки в помещениях: широкие колеса для устойчивого тихого движения в разных направлениях, корпус с регулируемой высотой и различная встроенная техника: водный пылесос, пароочиститель и т.п. Свои их обычно звали Рупи.

- Вытяни вперед свою «руку», – сказал он.

- Зачем?

- Я передам на нее коды для открытия дверей в магазине.

Андрей посмотрел в его изогнутые камеры и поднял правую руку. Робот дотронулся до его кисти.

- Готово. Попробуй.

 Андрей потянул за ручку, и дверь открылась. Он вошел внутрь. Это была комнатка два на два метра с обычным набором техники для ручной уборки. На крючке висел зеленый комбинезон, и под ним лежали кроссовки.

- Здесь ты можешь переодеться и взять необходимое оборудование. Сегодня я тебя буду учить.

- Учить? – усмехнулся Андрей, - учить мыть пол и выкидывать мусор? Ты серьезно?

- Переодевайся.

Дверь начала закрываться.

- А чему еще ты меня научишь? Завязывать шнурки? Или…

Раздался щелчок. Андрей постоял пару мгновений, смотря на комбинезон.

- Серьезно?

III

 Сказать, что день для Андрея был трудным, значит ничего не сказать. Комбинезон оказался ему мал: штанины безжалостно душили ноги, а подтяжки изо всех сил старались их удержать, стирая Андрею плечи. Кроссовки же, наоборот, были ему велики. В целом, учитывая вышесказанное и тот факт, что комбинезон был зеленый, из Андрея вышел бы неплохой рождественский эльф, если бы не его рост.

 Впрочем, эльфы – создания ловкие и трудолюбивые, чего об Андрее сказать было трудно: шум падающего оборудования за коричневой дверью заметили не только дети, забежавшие в магазин за взрывающимися конфетами, но и бабушка, еще не успевшая посетить процедуру восстановления слуха.

 А то, что Андрей не знал, как правильно держать электрошвабру, позабавил бы даже робота-уборщика, если бы Мария не скупилась на дополнительную функцию «Чувство юмора» в его программном обеспечении.

- Неверно. – в сотый раз твердил РУПИ-37. Андрею становилось душно. Соленые капельки пота, скользя по его красному лицу, превращались в ручейки, заливающие его глаза, рот и пол.

 Время от времени приходила Мария. Каждый раз она все с большим отвращением смотрела на Андрея и повторяла, что он ее подчиненный, обязанный делать все, что она прикажет, что ей нет дела до того, кто его отец, а перед уходом она говорила о его никчемности или смеялась над его фигурой.

 Когда Андрей более-менее понял, как держать электрошвабру, Рупи начал учить его ей пользоваться.

- Ты должен мыть пол постепенно, по линиям, – твердил Рупи, - разбиваешь все помещение по квадратам, начинаешь с крайнего, как только с ним заканчиваешь…

«Должен мыть пол! Еще и под руководством какого-то дурацкого робота. Жесть. Ничего, сегодня скажу папе, он меня вытащит. Я ведь усвоил урок, он не станет возражать…»

- …когда провел шваброй линию до двух метров, подними, произойдет отчистка. Попробуй.

 Андрей стер пару следов от ботинок и поднял швабру. Пшшык. Грязная губка вновь побелела.

- Хорошо.

 Посетителей в тот день было немного, и все, кто замечал ученика робота-уборщика, улыбались или совершенно откровенно начинали смеяться. Только одна пожилая пара остановилась и начала перешептываться со взволнованными лицами. Они говорили о конце развития общества и о порабощении людей роботами. Качая головой и суетливо вздыхая, пара закинула в бесколесную тележку 20 кг гречки и поспешно направилась к пункту оплаты.

Андрею улыбки и смех казались насмешками и издевательством. Его скулы защемляло в кривом положении, зубы вдавливались друг в друга. Исподлобья он иногда посматривал  на посетителей, своим взглядом вызывая лишь больший смех.

«Знали бы они только, кто мой отец, ни один бы не усмехнулся!»

 Кто-то разлил молоко на пол, и Рупи сказал ему вытереть лужу.

 «Интересно, кем Паша и Дэн работают? Лучше уборщика им точно не могло ничего достаться, ведь они на большее и не способны, значит, что-то похуже, но что? Грузчики?.. Да, точно грузчики, хуже и не придумаешь. Их тоже полдня учат какие-нибудь РГ-35 или даже РГ-32», - он усмехнулся, - «Да уж, я хотя бы не надрываю спину, таская коробки».

 - Неверно. Смотри, ты пропустил прямо возле холодильника.

 РУПИ-37 обозначил границы грязного места лазерным лучом. Андрей нетерпеливо потеребил шваброй по указанному месту, пытаясь в то же время задеть робота.

«Неверно, неверно. Достал, блин!»

- Аккуратнее. – предупредил невозмутимым голосом Рупи.

 Андрей продолжал теребить шваброй по полу, не забывая ее приподнимать. В магазине слышалось пиканье пробиваемых у выхода продуктов, пшыканье швабры и предупреждения Рупи. Андрей все чаще приподнимал швабру, но никак не мог достать робота. В конце концов, он поднял швабру до уровня груди и замахнулся ею словно копьем так сильно, что комбинезон затрещал и штанины вцепились в ноги еще сильней.

- Что здесь происходит?

 Прозвучал женский голос у черной двери.

- Неверно. – сказал РУПИ-37, - ты должен держать швабру на полу.

 Андрей опустил швабру, приспустил задравшиеся штанины и сказал:

- Я мою пол, я уже целый день мою этот дурацкий пол, может хватит уже, а?

- Кто бы сомневался, что ты даже пол мыть не умеешь. Рупи, сегодня сам приберись на втором этаже и вынеси мусор. Не хочу из-за этого нюни сидеть в грязном кабинете.

- Хорошо, Мария.

- Что насчет тебя, - она с презрением посмотрела на Андрея, - как закончишь с этим рядом, можешь идти домой. Все равно от тебя никакой пользы.

 Она отвернулась и вышла на улицу.

- Ты справишься один? - спросил Рупи.

- Конечно!

 Он попрощался и ушел наверх, а Андрей, закинув швабру в комнатку, переоделся и вышел из магазина. У входа уже стояла черная машина, и мужчина в костюме ждал, пока Андрей сядет внутрь.

- Как прошел твой день?

- Да пошел ты, - ответил Андрей и залез внутрь. Его день прошел ужасно, и приятнее всего было то, что он закончился. В окне неслись дома, люди, деревья, а у него перед глазами стояли только кривые лица покупателей, он снова и снова видел, как дети указывают на него пальцем и начинают дрыгаться, отворачивая лица. В ушах звенел их хохот. Рупи, дети, насмешки, насмешки, насмешки! Затем все исчезло. Перед глазами были только каштановые волосы Марии. Они были в его руках. И он их рвал.

IV

Андрей был дома. Он сидел в столовой, соединенной с кухней. Елена, его мама, готовила торт со сгущенкой в честь его первого рабочего дня, а папа уже возвращался с работы и должен был как раз успеть на десерт.

Они жили в просторной 5-комнатной квартире на последнем этаже 14-этажного дома. Из их окон можно было любоваться замечательным видом на город: многочисленными высокими деревьями, красивыми, огромными многоэтажками, старинным монолитным собором и голубыми полосками каналов, которые соединяли все районы города.

 Помимо Андрея у Владимира и Елены Новиковых был еще один ребенок - маленькая дочка Катя. Она училась в 4-ом классе. Катя была самым теплым человеком в семье. Ее лицо светилось искренней, доброй улыбкой, которая пропадала только, когда кто-то ругался.

- Мм, какая все же вкусная вареная сгущенка! - сказала Елена, продолжая доставать со дна огромной банки остатки лакомства. Банка была больше ее головы.

- Оставь мне хотя бы чуть-чуть! - взвыл Андрей и подбежал к кухонному столу. Мама не дала ему банку.

- Ну, мам!

- Тихо, ты разбудишь Катю.

 Затем она прищурила глаза и оценивающе на него посмотрела. В квартире повисла тишина. Вдруг уголки ее губ заходили вверх-вниз, она рассмеялась и вытянула руку вперд.

 Андрей тоже рассмеялся и набросился на любимое лакомство. Некоторое время никто не говорил.

- Ты знаешь, - отвернувшись к раковине, начала Елена, - мы с твоим отцом очень переживаем за тебя…

- Мам, не начинай, а!

- Я не могу, ведь ты создаешь себе столько проблем! Блюстзаки приходят чуть ли не каждую неделю. Представь, какого отцу ходить на собрания, когда там у всех на «руках» уже очередная статья о сыне-преступнике управляющего города?

- Он может запросто все это скрыть. Он управляющий, если он запретит блюстзакам, журналистам и им подобным об этом распространяться, они не посмеют ослушаться.

 Опустив глаза и тяжело вздохнув, Елена поднесла руки к черной коробочке над раковиной. Коробочка пшыкнула, и остатки сгущенки на руках Елены исчезли.

- Почему ты никак не можешь понять, что так дела не делаются? Есть законы, и мы не можем их нарушать.

- Мама, законы для основной массы: для тупых механиков, рабочих и прочего сброда. Для тех же блюстзаков, кстати говоря, но не для таких, как мы!

- Великое здравомыслие...

  Вновь повисло молчание. Андрей, отвернувшись от мамы, засунул руку на самое дно банки. Елена взяла электронную тряпку и начала судорожно протирать обеденный стол.

 Входная дверь вспыхнула желтым светом. Это означало, что Владимир вошел в подъезд и сейчас, должно быть, поднимался на лифте. Андрей с мамой взглянули на дверь и отвернулись обратно. Андрей вытащил руки из банки и пошел к очистителю, Елена понесла на место тряпку. У раковины они столкнулись. Очиститель пшыкнул, тряпка упала на край раковины, входная дверь открылась.

- Я дома!

 Прозвучал голос из прихожей. Из кухни ему в ответ летели:

- Привет, дорогой!

- Привет, пап.

 Папа уже снял пальто и левый ботинок, едва он закончил с правым, подошла Елена и обняла его. На ухо она ему прошептала:

- Вов, пожалуйста, не будь с ним слишком строг.

 Они посмотрели друг на друга, взгляд у обоих был усталый. Вова растянул в ширину рот и пошел на кухню.

- Ну, здравствуй, сын.

- Привет.

 Владимир положил дипломат на полку в столовой, а сам сел на свое привычное место – во главе стола. Сцепив руки и вздохнув, он спросил:

- Ну, что, как прошел твой первый день?

- Ужасно, они сделали меня уборщиком! Я мыл полы целый день, а какой-то паршивый робот за мной следил.

- Ты сам виноват, и мы с мамой  и судьи предупреждали тебя много раз, что когда-нибудь дойдет до этого. Скажи спасибо, что хотя бы в трудовой отряд не отправили.

 Он настолько сильно давил пальцами между костяшек, что их кончики побелели, а под ними натягивались десятки морщин.

- Но, пап! Я ведь понимаю, что был неправ, не стоило ломать того робота тогда, я немного увлекся…

-Немного увлекся?! – прошипел отец, он из последних сил пытался сохранить спокойствие, - это ты называешь «немного увлекся»? Ты сбежал от Виктора, напился, сломал робота, а потом еще и обматерил приехавших блюстзаков!

- Ой, ладно! Блюстзаки - ограниченные олухи, не способные ни на что, кроме заполнения заявлений и…

- Лучше помолчи. Они-то как раз и способны в отличие от тебя.

 Андрей посмотрел исподлобья на отца.

- Своими выходками ты позоришь всю семью. В правительстве все только и делают, что говорят, как мне не повезло с сыном.

 Они сидели молча, смотря в разные стороны. На кухне запищала духовка, и Елена достала торт. Андрей закрыл глаза и глубоко вдохнул его аромат.

- Ну, ладно, я усвоил урок. Ты можешь договориться, чтобы меня освободили от наказания?

- Освободили? Зачем это? Ты отработаешь все, что должен.

- Но ведь там тысяча часов! Я буду отрабатывать их целую вечность!

- Ты это заслужил.

- Но ты ведь можешь договориться! Ты управляющий!

-  Законы одни для всех, Андрей. И мне очень жаль, что ты до сих пор этого не понял. Твоя младшая сестра и та уже умнее и взрослее тебя, - сказав это, он встал и пошел в комнату отдыха.

- Но, Вова, торт испекся…

- Я не голоден.

 Он вошел в комнату и дверь закрылась.

 Елена несколько мгновений смотрела на закрывшуюся дверь, затем ее лицо покраснело, глаза начали блестеть, и она спешно ушла по лестнице в свою комнату, утирая слезы ладонями.

 В комнате остались только Андрей и торт. Андрей посмотрел на него. Сверху лежали светлые кусочки фундука, под ними дышали бисквитные коржи, все это соединялось тягучей, теплой вареной сгущенкой, где-то с краю сгущенка немного вытекала и капала на деревянный поднос. Тепло, исходящее от торта, можно было увидеть, почувствовать, потрогать.

 Это Андрей и сделал. Взяв нож, он отрезал полоску торта и разделил ее на несколько частей, затем по очереди брал каждую, засовывал ее в рот и, почти не разжевывая, глотал.

 «Уборщиком! Устроить меня уборщиком! Какого черта? А папа? Что он? Ему все это просто нужно для показухи, чтобы доказать, что у нас в городе все правильно, закон един, все равны  и бла, бла, бла. Конечно, пусть сын отдувается, зато толпа будет доверять!»

 Андрей засунул в рот еще один кусок.

«А эта Мария! Жалкий представитель сброда.  Думает, что все решает, что имеет право делать что угодно, что она выше меня. Дрянь. Ничего, я покажу ей, кто на самом деле главный, это она будет мне подчиняться, это она будет мыть гребанный пол!..»

 Он отрезал все больше и больше линий, пихал куски в рот, измазывая все лицо сгущенкой. Вдыхая и выдыхая, он постоянно чувствовал ее запах в носу. Неподстриженные кончики ногтей уже были коричневыми, под некоторыми из них застревал фундук.

 Через 10 минут от торта осталась лишь куча крошек и пятна сгущенки на столе и подносе. Андрей жадно всасывал и их.

 Наконец, закончив с тортом, он подошел к окну и посмотрел вниз. Улицы освещали высокие голубые фонари, и в их свете было видно, как ходили крошечные люди, ездили крошечные машинки. Они были не больше муравьев.

Лицо Андрея искривилось в отвращении.

«Жалкие, какие все они жалкие! Разве это не сброд? Они живут, чтобы подчиняться. Подчиняться высшим. Какое, блин, равенство? Они никогда не будут равными таким, как мы. Они не люди, а… скот».

 

V

 Утро было морозным и темным, единственным отличием от ночи были, пожалуй, цифры на часах. Виктор, телохранитель Андрея, как всегда сопроводил его до работы и уехал.

 Робота-уборщика отправили на ремонт, и вот уже почти неделю Андрей убирался в магазине один. Он больше не здоровался со своими бывшими друзьями, даже скорее они с ним больше не здоровались. Их назначили работать не грузчиками, как думал Андрей, а программистами, так что целый рабочий день они проводили в комнате отдыха на втором этаже, лежа на леване(летающем диване) и уткнувшись в свои «руки». Они отвечали за все, что было связано с электроникой в магазине: ввод данных новых продуктов, создание программ организации работы и т.п., а Андрей вытирал под ними пол и выкидывал контейнеры с остатками их обедов.

  Поднеся руку к считывающему датчику, Андрей открыл дверь и начал пробираться в темноте к своей хозяйственной комнатке. Он всегда приходил раньше всех, потому что первая уборка была в 6 утра, и только через час начинали приходить остальные. С крайней полки он, как обычно, взял упаковку шоколадных печений и понес к себе. Именно поэтому он никогда и не включал свет – в темноте камеры не могли его засечь.

 Зайдя в комнату, он первым делом разорвал коробку и проглотил несколько печений.

 Прошлым вечером он забыл выкинуть коробки, и теперь четверть коморки занимали они. Андрей ел много: утром шоколадное печенье, затем апельсиновое, взрывающиеся конфеты, зеленый шоколад, вечером обычно брал маффины либо карамельные маршмэллоу.

 Комбинезон ему так и не поменяли. Наверняка, Мария не меняла его специально - она издевалась над ним при любом удобном случае. Когда Мария сидела в комнате отдыха вместе с Пашей и Данилом, они вечно шутили над фигурой Андрея и его бесполезностью, поэтому при виде его на их лицах всегда появлялись усмешки. Андрей, конечно, огрызался, что-то им кричал, но это смешило их еще больше.

 Он присел на маленький стул, давя плечами в боковые стены. Прямо напротив него стояли синие бутылочки с мыльной жидкостью, элетрошвабра, гора пустых коробок от печенья и, поверх всего, мусоронос – тяжелая, раздвигающаяся коробочка, легко помещающаяся в руку. С помощью него можно было легко зацепить 2 мусорных пакета и нести их на плече на мусорку. Мусоронос  был металлическим, от долгого использования по бокам он стерся, а в мутной блестящей середине Андрей видел самого себя - большое черное пятно, которое уменьшалось и увеличивалось. Свет в его комнатке падал так, что темные стены с комбинезоном, коробками и прочим в отражении были светлее него.

 Тишину прерывал лишь хруст поедаемых сладостей. Андрей продолжал смотреть на свое отражение, закидывая в рот шоколадное печенье. Внезапно дверь открылась, и в его глаза ударил мощный поток света. За потоком медленно проявлялись очертания женской фигуры.

- Поймался, обжора!

 Темный силуэт сделал шаг внутрь комнатки. Свет перешел с лица Андрея на пустые коробки.

- Святое здравомыслие! Сколько в тебя влезает?

 Мария снова посветила на Андрея, свет исходил из ее указательного пальца, стандартная функция «руки». На этот раз она светила не в лицо, а на коробку на его животе.

- Уже успел ведь, вы посмотрите!

 Она подняла указательный палец обратно на лицо Андрея.

- Паша всю неделю твердил мне, что не совпадает количество привезенных продуктов с количеством лежащих на прилавке и складе. Конечно! А как же оно будет совпадать, когда наш уборщик такие пиры здесь устраивает?  Это еще, слава здравомыслию, у нас вообще хоть что-то осталось!

 Андрея начал пробивать пот. За ярким пятном света он видел очертания ее волос, ее коротких, каштановых волос.

- Что молчишь? Рот весь забит? Ну, ты жуй, жуй! Ты знаешь, мне на «руку» скидывали голограмму, на которой одной свинье кидали протухшие яйца, заплесневевший хлеб, хрящи, желудки, а она жрала все это и хрюкала от удовольствия! Вся коричневая, грязная. Слюни и рваные куски забрызгивали всю ее морду, а она все жрала и жрала и запивая лужей, в которой только что валялась…

- Заткнись!

Прошипел Андрей, он сжал кулаки, ногти впивались ему в ладони, костяшки побелели.

- Ох, Вам неприятно, ваше величество? Ты только посмотри на себя, жирдяй, - продолжая светить правой рукой, она схватила его щеку левой и начала ее теребить, - какие щечки, все в сале! Ох, какой бы из них вышел шпик, а!

 Андрей вдруг резко оттолкнул ее так, что затылком она ударилась о ледяное, темное ребро двери.

- Заткнись, я сказал, заткнись! Закрой свой рот!

- Да..да как ты смеешь! – ее рот исказился в отвращении, прядь волос закрывала левый глаз - Ты никчемный, толстый уборщик, я тебя отправлю в трудовой отряд, к таким же свиньям, как ты!..

 Андрей ударил ее по лицу так сильно, что она рухнула на пол, сразу после чего начала суматошно тыкать по «руке» в поисках функции самообороны. Андрей схватил тяжелый мусоронос и ударил им изо всех сил по ее лицу. Пошла кровь. Затем он сел на Марию, упиревшись коленями в ее локти. Она почти не могла шевелиться и только скребла ногтями его бедра, оставляя в них глубокие, кровавые рубцы.  Андрей провел пальцами по ее лицу и схватил волосы.

- Это ты свинья, это ты скот, это ты будешь мне подчиняться, - чужим голосом сказал Андрей, начав рвать ее волосы и бить ее головой о кафельный пол. Сначала она громко кричала и судорожно дрыгалась всем телом, затем умолкла. Из ее указательного пальца до сих пор исходил яркий свет, под головой разрасталась лужа крови. Андрей не останавливался, каштановые волосы Марии стали мокрыми и липкими, в его руках был безжизненный тяжелый череп с холодеющей поверх кожей, который  хрустел от каждого удара. Андрей бил и бил, пока между его пальцами не потекло что-то другое, более вязкое. Тогда он оторвал дрожащие руки и упал к стенке своей комнаты. Его руки и одежда были все в крови, местами она уже засыхала, с его пальцев свисали каштановые пряди волос.

 Он дрожал и плакал.

VI

- Ну, все, оставь его, пойдем пить чай.

- Оставить?!.. В смысле оставить?! Ты видел? Он ведь убил ее!

- Конечно, все нормально. Для этого программа «Инициация» и существует, - сказал высокий мужчина среднего возраста в белом халате. Он и его стажер находились в квадратной комнате, по центру стояло кресло, на котором лежал Андрей.

- Для создания убийц?!

 Высокий мужчина улыбнулся.

- Совсем наоборот – для устранения убийц. Да и не только их.

 - В смысле?

- Что ж, видимо чай откладывается, - сказал профессор и развел руками, - скажи, ты читал «Божественную комедию» Данте?

- Читал, но она-то здесь причем?

- Притом. Помнишь гору Чистилище, на которую попадали души, которые успели рано или поздно покаяться в совершенных грехах и т.п.? Наша программа в чем-то, я бы сказал, даже во многом на нее похожа.

 Стажер нахмурился.

- Это в чем же?

- Ты ведь помнишь, что на горе было 7 кругов?

- Да, каждый из них стоял за одним из грехов типа Гордыни, Зависти, Чревоугодия и пр.

-Совершенно верно. Когда душа проходила через все круги, она попадала в земной Рай. Структура «Инициации» выглядит примерно также.

- И в чем по-твоему их схожесть? У нас в программе ведь нет всяких грехов, рая, ангелов с мечами и прочих религиозных штук.

- Ну, ангелов с мечами, конечно, нет, ты прав, а вот все остальное очень даже есть.

 Стажер недоверчиво на него посмотрел. Профессор встал с кресла и пошел в сторону Андрея.

- Когда человек к нам приходит, или же, когда его к нам приводят, он садится в это кресло, – профессор показал на длинное, приподнятое, белое кресло, на котором лежал Андрей, – мы надеваем на него датчики и погружаем в искусственный сон. Для него все, что происходит дальше – реальность. В соответствии с данными о психическом состоянии человека программа моделирует ситуацию, при которой она сможет выявить основные проблемы его психики, можно сказать, она пытается обнаружить его грехи.

-Пфф.

-Подожди со своим «пфф», ты ведь как никак будущий ученый и должен уметь рассматривать проблему с разных точек зрения. Давай просто порассуждаем. Что по-твоему программа могла выявить у Андрея?

- Эм… если принять тот факт, что наша программа – гора Чистилище, – стажер закатил глаза, - то она вероятно выявила высокомерие и обжорство.

- По Данте это гордыня и чревоугодие. Соглашусь. Определилившись с проблемами, программа начинает испытывать человека, давить на него сильнее и сильнее, доводя проблему до крайности. Крайность Андрея мы с тобой только что видели.

- А зачем? Это ведь ломает психику.

- Ломает. В этом и заключается ее работа. Понимаешь, проблемы, которые она выявляет – это «бомбы» замедленного действия, которые могут взорваться в любой момент в НАСТОЯЩЕМ мире. То есть то, что сейчас произошло с Марией в его голове, - профессор дотронулся до своего виска, - могло произойти сегодня, через неделю или через 20, 30 лет в реальной жизни.

-И что, если человек пройдет нашу программу, значит, у него теперь точно все хорошо, и он никого не убьет?

- Что ты все об убийстве, тут ведь не только в нем дело. Как я уже говорил, речь идет о любых сильных психических отклонениях. И да, вероятность того, что они у человека останутся и будут активны, ничтожно мала.

- Но почему? Программа только доводит человека до критической точки, она лишь показывает ему, какой он плохой и все. После этого вероятность того, что человек сорвется в реальной жизни, только возрастет, причем в разы.

 Профессор посмотрел на стажера из-под очков и улыбнулся.

- Если бы она только доводила его до критической точки, то ты бы был совершенно прав. Однако, она делает нечто гораздо большее – она создает такие ситуации, которые помогают человеку раскаяться и исправить сделанное, если это возможно. Получается эдакая модель «Преступления и наказания» Достоевского в подсознании человека. И она работает до тех пор, пока дефекты психики или, как я говорил, грехи полностью не истреблены. Ее работа закончена, когда человек полностью осознает вину, когда он побеждает свою природу, когда он молит о втором шансе. И этот шанс ему дается – настоящий мир, в который мы его возвращаем. Очистившись от грехов, он приходит к состоянию земного Рая по Данте, т.е. становится счастливым человеком. Конечно, он не стал идеальным, это невозможно. По утрам он до сих пор может лениться делать зарядку и по ночам есть конфеты, но самое главное – то, что он уже никогда не совершит ошибки, способные разрушить жизнь других и его самого.

 Стажер уставился в пол, обдумывая сказанное. Профессор подошел к голограмме. На ней было видно, как Андрей признается блюстзакам.

«Правильно, «Инициация» давила бы в разы сильнее, не реши ты сдаться сам».

- Но все же, - недовольно начал стажер, - получается, что мы промываем людям мозги?

- Отчасти да. Но они сами приходят к нам за этим, а заставляют только преступников и тех, чьи психические показатели не оставляют иного выбора.

- Но разве так можно? Это ведь нарушает свободу человека!

- Нарушает свободу потенциальных или действующих маньяков, насильников, террористов и др. уродов, которых нельзя назвать людьми. Программа помогает каждому из них найти в себе ЧЕЛОВЕКА, ухватиться за него и использовать как спасательную шлюпку в буре собственных страстей.

- Ну и зачем все это?

- За тем, чтобы люди спокойно шли по улице и общались друг с другом, отпускали своих детей на вечеринки или на прогулки под звездами и были уверены, что ничего плохого с ними не произойдет, были уверены, что их дети будут живы и здоровы. Это нужно за тем, чтобы правители работали на благо народа, не были высокомерными, понимали и принимали других людей. Это нужно для внутренней гармонии, которая делает человека счастливым, в свою очередь счастье каждого отдельного человека страны в совокупности дает счастье всего народа. Это нужно за тем, чтобы люди жили счастливо, как бы банально это ни звучало.

 Стажер уставился в пол. Профессор на него посмотрел и продолжил:

- Программа называется «Инициация», потому что, проходя через нее, человек достигает нового уровня развития. Кто-то способен прийти к этому уровню сам, остальным же нужна помощь.

- Ладно, ладно, я понял, - неохотно проворчал стажер. Профессор улыбнулся.

- Пойдем тогда чай пить!  Через пару часов нам нужно будет возвращать в наш мир человека, а у меня желудок сводит от голода.

- Уверен, если бы ТЫ сел в это кресло, программа бы точно выявила чревоугодничество, - сказал стажер и поднял для серьезности указательный палец.

- О, боюсь, им одним я бы не отделался.

 Они засмеялись и вышли из комнаты.

VII

«Странно, как все это странно…» - думал Андрей. Несколько минут назад его вывели из сна, и теперь он сидел на белом кресле, отвечая профессору на стандартные вопросы в то время, как стажер записывал все на «руку». Вид у Андрея был потерянный, усталый, но его взгляд внимательный и глубокий.

- Так, психические показатели в норме, это хорошо. Еще один вопрос и сделаем перерыв. Скажи, ты помнишь, как пришел в наш центр вместе с отцом?

- Да… Правда очень смутно, это было так давно.

- Это было сегодня утром.

 Андрей недоверчиво посмотрел профессору в глаза и слабо улыбнулся.

- Это шутка?

- Нет, я серьезно. Я знаю, тебе кажется, что с того дня прошли годы, в определенном смысле, так оно и есть. Но эти годы проходили только у тебя в голове, в настоящем же мире прошло лишь полдня.

  Андрей продолжал недоверчиво на него смотреть. В его голове творилась неразбериха. Профессор продолжал:

- Не переживай, через некоторое время ты все вспомнишь и поймешь, – он встал и, не сводя с него глаз, сказал, - Теперь тебе нужно немного отдохнуть. Сходи к нам в ординаторскую, попей чай. Глеб тебя проводит. Твоя семья скоро приедет.

 Андрей медленно встал, ноги были ватными. Немного шатаясь, он подошел к двери.

-Да, и Андрей, - сказал профессор, Андрей обернулся, - каждый человек может ошибиться, но далеко не каждый способен найти силы признаться самому себе, что был неправ, и исправиться. Для этого нужен действительно сильный характер. Ты молодец.

 Андрей несколько мгновений на него смотрел, затем опустил взгляд и, едва заметно кивнув, повернулся и вышел в коридор.

Глеб проводил его до ординаторской, Андрей остановился перед входом и сказал, что зайдет через минуту.

 Коридор был светлый, просторный, на левой стене располагались длинные окна, в которых был виден завораживающий осенний закат. Под ним был вход в здание и лежащий перед ним уютный зеленый дворик.

 Вдруг из-за угла Андрей услышал знакомое пшыкание и щелчки. Подойдя ближе, он увидел молодого человека примерно его возраста, который неуклюже водил электрошваброй по полу.

- Здравствуй, - сказал Андрей и тепло улыбнулся.

Парень на секунду остановился, кивнул в ответ и продолжил работать.

- Стой, так весь пол будет в разводах. Позволь мне показать?

Парень удивленно на него посмотрел и неуверенно подал швабру.

- Смотри, разбиваешь всю территорию на квадраты и моешь каждый по очереди, начиная с самого дальнего. Да, не держи рукоять слишком низко, спина быстро затекает, и потом проклинаешь весь мир, в особенности ученых за изобретение этой ужасной палки. Возьми чуть выше, и жизнь сразу становится чуть лучше…

 Они оба улыбнулись.

 Из-за угла за происходящим удивленно наблюдал Глеб.

- Тебя как вообще зовут?

- Миша…

- Я Андрей, очень приятно познакомиться. Больше не буду тебе мешать, чистого пола!

 Сказал он и пошел обратно. Глеб быстро вбежал в ординаторскую.

- Спасибо… - ответил Миша, улыбаясь и смотря вслед новому знакомому.

 Андрей тоже улыбался. Перед тем, как зайти пить чай, он выглянул в окно. Солнце уже почти село и последние его лучи поджигали ярко-оранжевым ряды облаков в небе. По дворику шли 3 человека. Слева высокий мужчина, справа женщина в платье и посередине маленькая девочка.

- Андрей! - закричала она. Это была Катя, его сестра. Он начал махать рукой. Из дворика ему тоже замахали и побежали быстро ко входу.

 Андрею вдруг стало так тепло и хорошо. Ему не было дела до сладостей на столе в ординаторской, до того, из какой семьи происходил парень со шваброй. Он просто радовался тому, что снова видит свою семью, что может обнять любимую сестренку, поговорить с папой и мамой. Он видел их тепло улыбающиеся лица, и на его глазах наворачивались слезы.

_____________________________________________________________________________________

 Профессор сидел за столом в лаборатории, перед его глазами лежал сертификат о прохождении «Инициации». Поставив внизу свою подпись, он вычеркнул имя Андрея на своей «руке» и подошел к двери. Пальцы дотронулись до дверной ручки, но вдруг остановились, и профессор повернулся. Потертое белое кресло тихо дышало, оно манило его и в то же время отталкивало. В приглушенном свете, когда они были наедине, профессору казалось, что оно его презирает. Его руки нащупали бедра и начали медленно плыть, ощупывая давние шрамы.

 «Если бы только…» - подумал профессор. Он напрягся, его глаза немного блестели. Вдруг он отдернул руки, открыл дверь и выбежал наружу.

 Несколько минут кресло одиноко стояло в свете жужжащей лампы, затем наступила тьма и тишина. И только где-то в коридоре эхом проносились радостные голоса, смех и размеренное пшыканье электрошвабры.

Бродяга,

2016 г.



#2 Евгений Лонин

Евгений Лонин
  • Пользователи
  • 1934 сообщений

Отправлено 10 January 2016 - 11:28

Интересно.
Чукча не писатель, чукча читатель

#3 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 24 January 2016 - 21:51

Ну, давайте читать.

 

Стало быть, есть Андрей, сын управляющего городом (кстати, как называется эта должность официально?). Ему 23, и у него постоянно возникают проблемы с законом. После того, как он с товарищами, напившись, разбил в магазине робота-консультанта, Андрею приходится отрабатывать долг (уборщиком в этом магазине). Владелица постоянно издевается над ним, работа кажется ему унизительной: не выдержав очередной порции насмешек, он убивает женщину.

 

Но это не реальность - он находится в программе “Инициация”, анализирующей психику человека, отыскивающей “грехи” и заставляющей раскаяться в них.

 

 

Принято.



#4 Guest_Бродяга_*

Guest_Бродяга_*
  • Гости

Отправлено 25 January 2016 - 13:33

Ну, давайте читать.

Стало быть, есть Андрей, сын управляющего городом (кстати, как называется эта должность официально?). Ему 23, и у него постоянно возникают проблемы с законом. После того, как он с товарищами, напившись, разбил в магазине робота-консультанта, Андрею приходится отрабатывать долг (уборщиком в этом магазине). Владелица постоянно издевается над ним, работа кажется ему унизительной: не выдержав очередной порции насмешек, он убивает женщину.

Но это не реальность - он находится в программе “Инициация”, анализирующей психику человека, отыскивающей “грехи” и заставляющей раскаяться в них.


Принято.

Официальное название то же, что используется в некоторых городах и сейчас - "городской управляющий"

#5 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 31 January 2016 - 13:36

блюстзаки прекрасны, ничуть не хуже шкрабов.

 

в остальном - начало бодрое, потом как-то приуныло. спорный момент с пробуждением грехов, невнятное исправление поциентов. "Программа помогает каждому из них найти в себе ЧЕЛОВЕКА" - т.е. то что Андрей вызвал блюстзаков - это и есть его исправление? не верю. им вполне мог двигать страх - не получить еще большего наказания.

 

в общем , идея рассказа понятна, но для меня она весьма спорна.


вот такой я пейсатель


#6 Guest_Бродяга_*

Guest_Бродяга_*
  • Гости

Отправлено 31 January 2016 - 17:27

блюстзаки прекрасны, ничуть не хуже шкрабов.

в остальном - начало бодрое, потом как-то приуныло. спорный момент с пробуждением грехов, невнятное исправление поциентов. "Программа помогает каждому из них найти в себе ЧЕЛОВЕКА" - т.е. то что Андрей вызвал блюстзаков - это и есть его исправление? не верю. им вполне мог двигать страх - не получить еще большего наказания.

в общем , идея рассказа понятна, но для меня она весьма спорна.

Спасибо, что прочитали и оставили комментарий!

Что касается выявления и устранения "грехов", видимо, мне не удалось отчетливо донести свою идею. Либо же вы были не очень внимательны. Безусловно, Андрей не избавился от греха, вызвав блюстзаков(кстати, забавное название по-моему:)). Он избавлялся от него долго и мучительно, отбывая наказание, шедшее многие годы(о чем говорит профессор, по пробуждении Андрея). Помните развязку "Преступления и наказания"? С Андреем происходило что-то подобное. Я не случайно сравнил программу с произведением Достоевского в своем рассказе. Я считаю, что искреннее раскаяние и искреннее стремление стать лучше способны устранить "грех"(психологический дефект). Только пройдя через все мучения(организованные программой), Андрей раскаивается и находит в себе то, за что впредь будет держаться.

#7 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 31 January 2016 - 20:19

про "долгие годы" я заметил, но подумал что оговорка или опечатка.

но опять же - где гарантия что после долгого и мучительного наказания в виртуале, в реальный мир вернется психически здоровый человек, и не произойдет рецедива?


вот такой я пейсатель


#8 Guest_Бродяга_*

Guest_Бродяга_*
  • Гости

Отправлено 31 January 2016 - 21:21

Во-первых, человек не знает, что находится в виртуальном мире, он уверен, что просто живет, поэтому все, что происходит в программе, усваивается как реальный жизненный опыт и, важно отметить, усваеватся на подсознательном уровне. Во-вторых, не стоит недооценивать способности программы, внушительную часть которой разработали психологи, люди, как никто разбирающиеся в нервных процессах головного мозга, подсознании человека, его поведении и т.п. Одни только технологии бехивиоризма способны отучить человека делать одно и приучить делать другое, а ведь существует еще огромная масса других и существует уже сегодня, а программа, описанная в рассказе, работает в 2043 году. Вероятно, наука сделает к тому времени большой шаг вперед и не один.
Наконец, в-третьих, конечно, вы правы, никакой 100% гарантии дать нельзя. Но разве ее на что-то можно дать? Сегодня, идя по улице, легко попасть под глыбу льда, падащую с крыши либо просто подскользнуться и неудачно приземлиться. Полной гарантии нет никогда, и это даже скорее к счастью. В прочем, процент гарантии действительно может быть больше или меньше в зависимости от того, на что он опирается. Разве вышеперечисленное не является хорошей опорой для высокого процента гарантии "Инициации"?

#9 Guest_Гость_*

Guest_Гость_*
  • Гости

Отправлено 31 January 2016 - 21:34

Дочитала до "от нее исходил обворожительный женский шарм".  Надеюсь, русский язык для автора - не родной... Больше тут надеяться не на что.

 

 



#10 Guest_Бродяга_*

Guest_Бродяга_*
  • Гости

Отправлено 31 January 2016 - 21:46

Дочитала до "от нее исходил обворожительный женский шарм". Надеюсь, русский язык для автора - не родной... Больше тут надеяться не на что.

Всегда говорил,что сочетание украинской крови деда и далеких предков-евреев в русском теле когда-нибудь даст о себе знать.
Буду благодарен, если вы дадите правильный вариант

#11 Guest_Гость_*

Guest_Гость_*
  • Гости

Отправлено 31 January 2016 - 22:40

У меня дедушка вообще был китаец - и что с того? По-русски надо говорить (а тем более писать) правильно, а "обворожительный шарм" - это "масло масляное". И "исходить" от кого бы то ни было он никак не может.

 

Можно было написать что-то вроде: "Она знала о своем женском обаянии и умело им пользовалась", если этот самый шарм имеет для дальнейшего повествования какое-то значение. А если не имеет - лучше вообще это предложение выкинуть.

 

 

Как там у Тургенева?

"Об одном прошу тебя, друг мой Аркадий Николаевич, не говори красиво" (цитирую по памяти)



#12 Guest_Бродяга_*

Guest_Бродяга_*
  • Гости

Отправлено 31 January 2016 - 23:05

У меня дедушка вообще был китаец - и что с того? По-русски надо говорить (а тем более писать) правильно, а "обворожительный шарм" - это "масло масляное". И "исходить" от кого бы то ни было он никак не может.

Можно было написать что-то вроде: "Она знала о своем женском обаянии и умело им пользовалась", если этот самый шарм имеет для дальнейшего повествования какое-то значение. А если не имеет - лучше вообще это предложение выкинуть.


Как там у Тургенева?
"Об одном прошу тебя, друг мой Аркадий Николаевич, не говори красиво" (цитирую по памяти)

Я уверен, что встречал подобный вариант в литературе, но переубеждать вас не стану. Как говорят англичане: "Игра не стоит свеч".
Безмерно рад, что вы начали читать мой рассказ, и я благодарен вам за удиленное внимание. Мне лишь крайне жаль, что, наткнувшись на возможную ошибку, вы повели себя, как слон, заметивший малюсенькую мышь

#13 Guest_Гость_*

Guest_Гость_*
  • Гости

Отправлено 01 February 2016 - 18:36

я НЕ читала ваш рассказ, ибо практически сразу поняла, что он того не стоит. И не надо так рьяно защищать свой безграмотный опус. И писать его не надо было. И отвечать мне тоже не надо. :wacko:



#14 Guest_Саша Козлов_*

Guest_Саша Козлов_*
  • Гости

Отправлено 01 February 2016 - 19:46

я НЕ читала ваш рассказ, ибо практически сразу поняла, что он того не стоит. И не надо так рьяно защищать свой безграмотный опус. И писать его не надо было. И отвечать мне тоже не надо. :wacko:

Очень хорошо, что вы этот комментарий оставляете анонимно, иначе у автора могло бы сложиться ложное впечатление, будто вы адекватный человек.

Несколько слов о грамотности: "обворожительный шарм" никоим образом не является тавтологией, потому что "обворожительный" – это "вызывающий восхищение", а "шарм" – это "обаяние" или "очарование". Нет никакого масляного масла в фразе "восхитительное обаяние".

Автор свой рассказ защищал не рьяно. Это вы рьяно решили заявить о своей озлобленности и некомпетентности. 
Спасибо за внимание.

 





Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных