Перейти к содержимому


Конкурс рассказов о светлом будущем. Рассказ "Архивное дело"


Сообщений в теме: 72

#21 Guest_Новосельский Андрей_*

Guest_Новосельский Андрей_*
  • Гости

Отправлено 16 January 2016 - 15:53

ещё раз перечитал - исправил пару досадных орфографических ошибок. САМАЯ ФИНАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ ! :)

 

 

Новосельский Андрей

 


АРХИВНОЕ ДЕЛО

 

Савельев ещё раз прочитал сообщение: «Егор, для тебя есть работа. Жду завтра у входа в 18.30. Титов». Часы на стене показывали 18.20, а рядом с календаря на 2060-й год улыбался космонавт «Союза-154». Уже через несколько минут Савельев, одев куртку, спускался вниз на моно-лифте. Выйдя на улицу, он увидел около подъезда знакомый старенький седан «Байкал» его бывшего наставника, и сел в машину.

- Сергей Иванович, - они обменялись рукопожатиями, - Рад встречи.

- Егор, я тоже. Дело не терпит отлагательства, подробности по дороге.

Электромобиль тронулся и поехал по вечернему мегаполису.

Титов установил на мониторе сити-режим и развернул кресло к собеседнику.

- Мне вчера звонили из самого ДИСо, - после этих слов Сергей Иванович многозначительно замолчал.

- Неужели там заинтересовались Вашими исследованиями о правлении Горбачёва? - с лёгкой иронией произнёс Савельев.

- Да нет же, - Титов махнул рукой. - Всё шутишь. А, между прочим, я тебя рекомендовал как нашего почётного выпускника, специалиста по истории 21-го века. Что скажете, молодой человек?

- Спасибо, Иваныч, с меня причитается. А что могло понадобится Конторе?

- Сказали только, что дело срочное.

- А как же Ваш любимчик Степанов? - Этот субчик из числа аспирантов славился тем, что льстил профессору нещадно.

- Хм, ты же знаешь, Егор, в некоторых вопросах он, хм, плохо разбирается. И вообще, что это ты мне тут расспросы устроил?! Ты ещё пешком под стол ходил, а я уже служил на границе! - не злобно возмущался Титов. Его истории о службе на атомном астероидоколе «Троицкий» слышал каждый мало-мальски с ним знакомый. Егор шутя называл его «Ледоруб Троцкого».

- Не обижайся, Иваныч, спасибо за рекомендации. Я же теперь безработный, вольный как ветер. Он посмотрел в тёмное окно, с другой стороны световым потоком промчался скоростной трамвай.

- Что тебя исключили, ты сам виноват. Тебе всегда больше всех надо. Много будешь знать, скоро состаришься - есть такая старая пословица.

«До конечного пункта осталось пять минут» интимным голосом оповестила машина.

- Они назначили встречу в квартале Р82, - профессор посмотрел на командирские часы.

- Это же вроде один из тех, что пойдёт на переработку?

- По мне, пусть хоть к чертям на завтрак. Пока же стоит! И оба рассмеялись.

 

***

Электромобиль остановился у тротуара. Снаружи им открылась впечатляющая картина.

Вся улица была застроена досоюзными небоскрёбами в 100-120 этажей, её левая сторона была залита мягким неоновым светом, источником которого служили тысячи огоньков механизмов, охвативших со всех сторон каждый из небоскрёбов. Собранные из стальных ферм, механизмы напоминали одновременно и полые пчелиные соты, и крупную сетку. Каждая сота-ячейка жила своей жизнью. Вдоль ферм туда-сюда двигались массивные агрегаты высокого давления - они могли разгонять абразивные частицы до скорости более 900 км/час, стирая поверхности в пыль.

Переработка - так официально называли этот процесс инженеры-строители, а механизм получил прозвище «троглодит», подразумевая приписываемую невероятную прожорливость этим то ли пещерным людям, то ли, как собой весьма тонко сегодня намекали новые артефакты, неким разумным существам.

До того, пока в двадцатых годах не появились первые такие модели, небоскрёбы под снос взрывали. Хотя в то время от нынешних они отличались, как паровой экскаватор от катапиллера. Теперь переработка одной высотки занимала в среднем до 15 суток, не считая времени на монтаж. Троглодиты «питались» и днём, и ночьюи сейчас доносилось их механическое жужжание и шорохи трения.

В тоже время, по правой стороне улицы в ожидании своей участи небоскрёбы стояли почти в полной темноте – светились всего лишь несколько разбросанных одиноких окон. По их бетонные души мощные грузовики уже привезли в конец улицы крупногабаритные детали и фермы.

У входа в ближайшее здание горел свет, куда Савельев и Титов направились. В метрах в пяти от них дорогу шустро перебегала целая популяция бродячих шиншил, покидая свои привычные места обитания. С тех пор, как эти мохнатые зверьки оказались на улице, их развелось не меньше, чем мышей.

Когда они вошли в просторный холл, их уже ждал мужчина в деловом костюме, на лацкане пиджака был серебристый значок в виде вписанной в щит книги. - Следуйте за мной, товарищи.

Прошли в конференц-зал, здесь стояли несколько рядов кресел. В трёх передних расположись несколько мужчин и женщина с планшетом в руках, у экспресс-кофе стояла девушка в платье и со стаканчиком «Донского особого». Один из мужчин, завидя их, направился к ним на встречу. Пиджак на нём сидел как влитой, на лацкане - такой же значок, как и у их проводника, только жёлтого цвета, вблизи на нём можно было прочесть: «Сила, основанная на правде».

- Здравствуйте, товарищи! - он по очереди протянул им руку, выдерживая не большие паузы. - Меня зовут Анатолий Сергеевич. Егор Владиславович, проходите, садитесь, а Вас, профессор, позвольте на два слова.

Савельев сел в свободное кресло. Слева от него молодой человек, со специфической причёской и в джинсовой куртке, играл в виртуальную головоломку. «Наверняка роботех». «Интересно, почему это дело курирует ДИСо? На сколько можно судить, Контора в пустяковые дела не ввязывается». Ему припомнился случай двухгодичной давности, когда дисовцы за причастие к торговле клонами арестовали самого члена Совещательного союзного бюро.

Когда Егор обернулся, слегка растерянный профессор уже стоял у выхода из зала, махнул ему на прощанье рукой и вышел.

Анатолий Сергеевич, пройдя с военной выправкой вдоль ряда кресел в самое их начало. Повернулся к присутствовавшим, разгладил усы. «Его важный вид обещает, как минимум, архиважные новости, товарищи!» - последние слова Егор произнёс про себя голосом известой исторической персоны.

- Итак, товарищи, приветствую всех! - внимание аудитории сосредоточились на нём. - Нам с вами предстоит совместная работа. Ещё раз представлюсь. Анатолий Сергеевич, обер-комиссар Департамента иммунитета союза. Сейчас расскажу вам о деле и затем всех представлю.

Как вы знаете из СМИ, что этот квартал Р82 будет переработан для реализации на их месте пилотного проекта куполов-коммун. Здание, в котором мы находимся, было занято учреждениями, офисами, торговыми комплексами и на сегодня их все уже почти полностью выселили. На одном из этажей размещался филиал Союзного центра системных исследований, лет десять тому назад в связи с сокращением штата закрывшийся. При этом здесь оставался архив, который нам с вами предстоит компетентно освидетельствовать. Как итог, выявить представляющие интерес группы документов и передать в те исследовательские организации, которые они могут заинтересовать. Остальные будут переданы в Центральное долгосрочное хранилище архивов в Твери. Переходим ко второй части.

- Старший архивист Ирина Юрьевна, - женщина с планшетом встала, на мгновенье повернулась к присутствующим, и снова села. Внешне она производила впечатление типичного вышколенного бюрократа. - Мой главный эксперт в этом деле, прошу любить и жаловать.

- И архивист третьего уровня Виктор Викторович, - сидящий рядом с ней полноватый мужчина проделал точно такие же действия, как и его шеф.

- Служащие службы статистики и анализа Игорь Поликарпович и Матвей Сергеевич. Двое мужчин во втором ряду покивали разной степени лысоватыми головами.

- Егор Владиславович, специалист по истории 21-го века. Егор на секунду встал.

- Артур Викторович, специалист по обслуживанию робототехники. - Можно просто Артур, - парень в джинсовке слегка привстал.

- И самая молодая участница нашей группы, Татьяна Владимировна, журналист «Делового Союза». Девушка с кофе подняла вверх свободную руку.

- Итак, товарищи, на всю работу это нам отпущено три дня. По поводу оплаты, завтра всех ознакомлю с персональными договорами. Как понимаете, выбор у вас не велик. - Он улыбнулся. На лицах многих присутсвующих прошлась улыбка. Артур, хохотнув, показал на уровне плеча четыре сжатых пальца, этот знак в среде роботехнарей означал что-то типа «Прикольно, старик».

- Приступаем завтра, в 9.00, попрошу никого не опаздывать.- уже с серьёзным лицом обер-комиссар обвёл взглядом присутсвующих. - Если нет вопросов, проходите в холл, вас проводят в ваши комнаты.

- У меня есть один вопрос, - Егор встал. - Какими исследованиями занимался филиал?

- Насколько мне извесно, гуманитарная область, эм, статистика - Анатолий Сергеевич не много помолчал. - Подробнее узнаем, когда начнём работать с архивом.

Вскоре вместительный лифт привёз всех на 65 этаж. Как гласила надпись, на этом этаже находится хостел «Пролетарий», или точнее находился, так как практически во всех жилых комнатах, за исключением предназначенных их группе, было пусто. «В здании тысячи пустых помещений, десятки лифтов, заблудиться можно. Интересно, сколько людей?». Тут неожиданно мимо них по тусклому коридору с резким возгласом «Берегите ноги!», и пуская блики никелированной надписью «Ракета», довольно быстро проехал робот-уборщик. Ещё не упел в дали коридора раствориться его низкий профиль, как они уже были на месте.

В жилой комнате Егора было минимум мебели. В красном уголке - многофункциональный экран, висевший там же активный плакат раньше заботился о постояльцах социальной рекламой: «Товарищи! Психо-генерировать вредно для здоровья!», «Пейте соки!» и прочее.

Из окна с такой высоты открывалась широкая панорама переработки. Одновременно троглодиты были смонтированны и работали на почти половине зданий квартала, всё сияло голубым неоновым цветом, в сотнях сот кипела работа. «Должно быть, внутри зданий невероятно шумно». На одном из небоскрёбов производился монтаж, в котором участвовала дюжина роботизированных телескопических и воздушных кранов. Инженеры следили за процессом, переодически облетая здание на МССП «Беларусь»*. Южнее квартала сигнальными огнями были очерчены корпуса, похожие на старинные самовары, мобильных многоцелевых заводов для подготовки поставляемых отходов переработки в виде пыли к вторичному использованию в строительстве куполов-коммун.

 

***

Следующим утром Егор, как штык, в 9.00 был на нужном 44-м этаже.

- Это архив учётной формы ПТ, - сообщила будничным канцелярским тоном Ирина Юрьевна, держа руки в карманах модного сейчас женского делового костюма. - Форма не новая, но весьма и весьма надёжная. Он поделён на девять секторов. Сейчас мы с вами войдём в первый.

Анатолий Сергеевич снял с двустворчатой двери гелевую печать. Внутри недалеко от входа находился центральный пульт ещё досоюзного производства, подключённый к таким же старым серверам, большую же часть помещения занимали стеллажи, веерообразно разбегавшиеся от центра в разные стороны, куда хватал взгляд. Окна здесь не предусматривались.

- Для большей мобильности разобьёмся парами, - обер-комиссар нажал кнопку на центральном пульте и тот засветился - В секторах работаем с персональной базой каждого, то есть, каждая группа должна проработать все девять. А вот и наши патологические помошники! - он посмотрел в строну входа. - На них мы оставим всю бюрократию. В каждую группу по одному юниту

В сектор вместе с Артуром входили роботы седьмого поколения класса «референт» - два отечественных «Лидер-Док-7М» и один китайский «Цяо-Лотос». - Имущество казённое, без надобности не калечить - хохмил Артур.

- Итак, товарищи, если вы не против, Ирина Юрьевна и Игорь Поликарпович - первая группа, Виктор Викторович и Матвей Сергеевич - вторая, Егор Владиславович. и Татьяна Владимировна - третья.

- Значит, будем работать вместе, - Егор подошёл к Татьяне. «Симпатичная девушка». От неё пахло классической «Красной Софией».

- Да. С какого сектора начнём?

- На твой выбор. Можно на ты?

- Я не против. - она кокетливо улыбнулась. - Тогда с третьего. И не забудем взять с собой того красавчика, продолжая улыбаться, показывая на оставшегося робота. Потёртый корпус «Лидер-Дока», которых в обиходе сокращённо называли Лидок, говорил о том, что робот уже много лет на службе и ему бывало не сладко.

Выбранный ими третий сектор не отличался от первого - те же сервера и бесконечные ряды стеллажей. Робот подключился к центральному пульту, Егор и Татьяна заняли места каждый у своего монитора и приступили к работе. Архив сектора был разбит на крупные учётные единицы, те, в свою очередь, на меньшие и так далее. Егор искал среди них группы документов, прямо или косвенно связанные с историей.

Обед им доставили сюда же. От меню остро повеяло ностальгией по институтской столовке.

- Как успехи? - Егор подвинул порцию картошки - Есть что-то стоящее?

- Ну, - Татьяна разливала чай - В общем, нет. Статистика, учётная документация. С ума от этого можно сойти. Я на Лидок много задачек прописала и закинула. А у тебя как?

- То же самое. В этом секторе нет ничего стоящего. Помнишь, как у Юхновского: «Что вы ищете, странники-юзеры, неужели контакты со временем?». Девушка, слегка улыбнулась, подавая ему слоёный мёд.

До вечера они проверили ещё два сектора, которые друг от друга особо не отличались. Татьяна смогла найти документы о работе давно закрывшего издания «Голос веков». Егор тоже их осмотрел, это издание было, как сейчас модно было говорить, ширпотреб, и если один-два столетия со всеми потрохами будет пылиться в Твери, человечество от этого не потеряет. Была в этом своеобразная ирония истории - «Голос веков» останется в веках.

 

 

***

На следующий день работа в архиве продолжилась. После обеда Анатолий Сергеевич вручил им договора на работу. «Что ж, вполне приличная сумма, - Егор закрыл договор - И, конечно же, не обошлось без пункта «Не разглашение»».

Часам к трём он наткнулся на подгруппу документов в которой, несмотря на её отвлечённое название, встречались массивы с пометками «Политика». «Выскочили, как черти из табакерки. Вас тут не стояло. Посмотрим, что же здесь».

- Егор! Ты идёшь, уже половина седьмого - Татьяна подошла к нему.

- Да?! Подожди ещё не много, мне надо ещё кое-что проверить. - Егор продолжал листать на мониторе длинный перечень.

- Товарищи, - на входе в сектор стояла Ирина Юрьевна. - Если вы закончили, то мы завтра с утра переходи в этот сектор.

- Да, да, конечно, - Егор не отрывал взгляда от монитора.

- Есть! - воскликнул он минут через десять и встал со стула. - Мне надо проверить наличие вот этих документов. Это не далеко. Робот, свет в четвёртом квадрате!

Слева над стеллажами зажёгся свет и он направился в проход между ними, Татьяна мгновенье поколебалась и последовала за ним.

- Это действительно что-то важное?

Савельев шёл вдоль рядов стелажей, рассматривая их номера, найдя нужный, повернул вправо и прошёл несколько вглубь, интересуясь уже номерами ячеек.

- Здесь есть единица хранения, помеченная как как личные документы И.В. Перова. Он вынул из ячейки пластиковый коробок и открыл его - внутри находился ряд пронумерованных папок. - Мне нужна с номером А3789031. Вот она!

- Подержи, пожалуйста, я введу код.

- Кто этот Перов? - пока Татьяна держала на руках открывшуюся папку, пока тот вынимал оттуда три толстые потрёпанные тетради.

- О, Перов это наш очень влиятельный досоюзный политик. Можно сказать, один из ключевых в дипломатии. Одни считают его гением. - Егор открыл одну тетрадь, начал осторожно перелистывать. - А другие - предателем. Перед его отставкой был большой скандал, далеко не первый. Его и обвиняли, и защищали сильные мира сего. Тогда многие аспекты международных событий понять было трудно, тем более, просчитать все последствия.

- Я читала о нём, - Татьяна задумалась, - Нет, точно, мне же об это рассказывал кто-то из наших журналистов. Это же он возглавлял переговоры о включении в наш состав Кубы?

- Не может быть! - Егор перевернул лист.

- Почему же, может...

- Да нет, я не про это! Извини. Тетради - личные дневники Перова! Ты послушай, что он пишет! Так. Лавендау в 28-м всё же пошёл на соглашение. Вот это да, кто бы мог подумать! Так, что же тогда получается, если бы не те два последовательных решения Перова, кто знает, как бы тогда повернулась история. Ну, профессор, сколько было в своё время дискуссий, тут железные факты - заблуждается этот его хвалёный академик Ярцев. - Егор листал вторую тетрадь. - В этих дневниках такие сведения, что могут прояснить закулисье некоторых эпохальных событий. Ниточки тянутся ко многим мировым политикам. Не вероятно, как они сюда попали?

- Эй, товарищи, Вы здесь? - раздался у центрального пульта голос Анатолия Сергеевича, - У вас всё в порядке?

- Да! - помедлив, громко сказал Егор, и уже тихо, обращаясь к Татьяне.- Давай завтра сообщим ему о находке, хочу их прочитать. Хорошо? - Егор положил тетради в папку, а её под стеллаж.

- Хорошо. - она не особо раздумывала, закрыла коробку и Егор поставил её обратно на полку. - Я тебя, как журналист, понимаю.

Через минуту-другую перед ними уже стоял Анатолий Сергеевич.

- Работаете? - он с любопытством смотрел них - Как успехи?

- Да, так, просто проверяли. - Егор старался выглядеть спокойным.

- Вся группа уже собралась, начало восьмого, а вас всё нет. - обер-комиссар медленно перевёл взгляд с Егора на Татьяну.

- Да, мы уже закончили, идём. Да, Татьяна Владимировна?

- Да, можем идти, - уверенно ответила она, хотя выглядела слегка смущённой.

Троём они вышли из сектора и направились к лифту.

- Завтра у нас с вами последний день, - сказал Анатолий Сергеевич, расставаясь с ними на жилом этаже. - И очень ответственный. Я на вас надеюсь.

В своей комнате Савельев нервничал, сомневался. «Рассказать Анатолию Сергеевичу? Какой будет позиция Конторы? Он же подписывал договор. Скроют? С другой стороны, можно это сделать и завтра. Надо прочесть дневники, а там будь что будет. Ладно, утро вечера мудренее».

Егор подошёл к окну. Там над светящейся частью квартала медленно проплывал экскурсионный дирижабль, на его вытянутой, похожей на акулу, оболочке протянулась надпись «Олимпиада-60» - интуристы с высоты смотрели на начало грандиозного проекта социализма.

 

***

 

В 8.55 Савельев был на этаже архива и первой, но далеко не последней в тот день неожиданностью для него стало отсутствие Татьяны у входа в архив. Компанию по дороге в седьмой сектор ему составил Артур. - Проверю «железо» центрального пульта в восьмёрке. - сообщил он, - Вчера Матвей Сергеевич жаловался. Мимо них проехал уборщик со своим традиционным «Береги ноги!». - Глаза протирай! - рассмеялся ему вслед Артур.

В седьмом секторе Татьяны тоже не было – этот факт был совсем странный. «Вот тебе и жили-были» Через несколько минут сюда вошли Ирина Юрьевна и Игорь Поликарпович.

- Как, вы ещё не закончили? - сказала Ирина Юрьевна командно-возмущённым тоном чиновника. - Сегодня последний день!

- Одну минуту. Вы не видели Татьяну Владимировну?

- Нет. И вашего робота-референта тоже нет, - Игорь Поликарпович показывал пальцем на пустое место у центрального пульта.

- Точно, - Егор озабочено огляделся вокруг, - Вчера оставался здесь.

- Может, его Татьяна, хм, Владимировна перевела в другой сектор? - сказала Ирина Юрьевна уже стоя к нему спиной у центрального пульта.

- Возможно, - Егор задумался. «Прямо теория вероятности какая-то».

В это время вошедший Артур с ходу выпалил - Егор Владиславович, палундра, тут в соседнем секторе ваш робот сломался.

- Как?

- Да так, натурально, лежит бедолага на полу и признаков не подаёт. Лидок сегодня явно не в духе - Артур хохотнул. - Пойду выпотрошу.

- Я сейчас подойду, только проверю, э, ячейку. Это важно.

Егор подошёл к одному из ближайших стеллажей и сделал вид, что интересуется номерацией ячеек. У пульта на него не обращали внимание. Тогда он стал отходить всё дальше вглубь, затем быстрым шагом подошёл к ряду стеллажей, где они были вчера, прошёл к знакомой ячейке, наклонился и достал тетради. Вокруг стояла тишина, здесь ещё ощущался запах духов Татьяны. Открыв одну из тетрадей, с шелестом пролистал, на одной страниц стал внимательно читать.

- Не так быстро, молодой человек. - перед ним стояла Ирина Юрьевна, в её руке был зажат не большой боевой токсикатор, - Ты забыл про систему наблюдения. Она ткнула дулом на потолок, потом перевела его обратно на Егора. - Давай сюда бумаги! - командным голосом выдала она.

Савельев ещё не успел отреагировать, как она уже была на расстоянии вытянутой руки. Вот уж никак не ожидал от этой женщины такой прыти.

- Ну же, живее! - свободной рукой Ирина Юрьевна вырвала у него тетради. - Благодарю! Твоя баба всё рассказала. И вырубай робота, если нашёл что-то важное. Всё нужно просчитывать.

Через мгновенье раздался еле слышный шипящий звук. Егор почуствовал боль в правом боку и начал медленно оседать. Женщина стояла в проходе, положив оружие в карман, а тетради держа под мышкой.

- Сдавайся, Ирма! Тебя проактивировали! - раздался возле пульта громкий голос Анатолия Сергеевича, - Сопротивление бесполезно!

Она сунула левую руку в карман жакета, через несколько секунд почти не стала виднаприкреплённое изнутри костюма спецсредство «хамелеон» сливало человека с окружающей обстановкой. А ещё через минуту-две где-то раздался глухой хлопок и наступила тишина.

Егору с большим трудом удалось удержаться на ногах, которые плохо слушались, постояв не много, походной моряка во время приличного шторма направился к центральному пульту. Там на стуле сидел Игорь Поликарпович, неподвижно уставившись в монитор. «Кино не будет», сделав пару шагов в сторону выхода из сектора, Егор как мешок завалился набок.

В сектор буквально влетел Анатолий Сергеевич.

- Егор Владиславович, держитесь! Сейчас! - он достал из-под центрального пульта аптечку, вынял двух кубической формы микророботов с эмблемой змеи и чаши, активировал и надел ему на руку, затем - Игорю Поликарповичу.

- Эту матёрую заокеанскую гадину мы взяли. Знаете, как мы её сейчас обнаружили? В коридоре её сшиб робот-уборщик, с которым она на ходу столкнулась! Тут случай. А дальше - дело техники. - обер-комиссар положил ему под голову свой пиджак. - Она внедрилась сюда, чтобы спланировать диверсию на переработке, что да как, а мы её на дневники выманили. Как в старину голодного зверя, на приманку. Вот так.

- Ну, а все подробности узнаете уже из СМИ. Савельев ощутил, как медик сделал ему инъекцию. - За Татьяну не волнуйтесь, с ней всё в порядке. Прекрасно справилась со своей ролью.

 

***

Егор уже не чувствовал своего тела, вокруг была кромешная темнота - будто бы в невесомости, пустоте. «Где я?». Слышалось жужжание, шорохи трения. «Троглодиты?!». -Эй!-крикнул в пустоту. В ответ где-то рядом послышался голос. - Помогите! - в этот слабый выкрик он вложил все последние силы. Прислушался. В ответ то ли действительно, то ли в его затуманенном сознании раздалось - «Берегите ноги!».

 

Егор очнулся и увидел наклонившегося над ним пожилого доктора, рядом стояла медсестра. Поводил из стороны в сторону глазами - это была больничная палата. Назойливо, как пчела, жужжал какой-то медицинский прибор.

- Ну вот, кризис миновал. Молодой человек, как вы себя чувствуете?

- Плохо... плохо ощущаю тело. Почему... Почему не слышно троглодитов?

- Это быстро пройдёт. Что, троглодитов? Не сформированное выражение мыслей. А, хм, вы наверно проголодались? Ирочка, золотце, что там у нас нас на ужин дают? - Окорочка! Я мигом! - медсестра вышла из палаты.

Услышав её ответ, Егор слегка улыбнулся.

- Что? А, ладно, это потом. Значит, точно всё будет в порядке, - доктор встал и направился к выходу. - Кстати, тебя тут уже спрашивали - пожилой мужчина и девушка.

 

 

 

* - малая служебная строительная платформа

 

Прикрепленный файл  Архивное дело. Рассказ. 2061.doc   64.5К   602 Количество загрузок:



#22 zheckus

zheckus
  • Пользователи
  • 8 сообщений

Отправлено 16 January 2016 - 21:17

как паровой экскаватор от катапиллера

 

Сколько правок внесли ,однако из версии в версию кочует режущий глаз *катапиллер*. Как понимаю ,речь идет о Caterpillar, который на русский все же лучше переложить как Катерпиллер.



#23 Guest_Новосельский Андрей_*

Guest_Новосельский Андрей_*
  • Гости

Отправлено 17 January 2016 - 17:38

как паровой экскаватор от катапиллера

 

Сколько правок внесли ,однако из версии в версию кочует режущий глаз *катапиллер*. Как понимаю ,речь идет о Caterpillar, который на русский все же лучше переложить как Катерпиллер.

спасибо. бывает некоторые слова в тексте так примелькаются. что уже не обращаешь внимание



#24 Guest_Новосельский Андрей_*

Guest_Новосельский Андрей_*
  • Гости

Отправлено 18 January 2016 - 13:00

Добавил не много деталей, пока время терпит. МЕГА ПОСЛЕДНЯЯ ВЕРСИЯ ) ТЧК

 


АРХИВНОЕ ДЕЛО

 

Савельев ещё раз прочитал сообщение: «Егор, для тебя есть работа. Жду завтра у входа в 18.30. Титов». Часы на стене показывали 18.20, а рядом с календаря на 2060-й год улыбался космонавт «Союза-154». Уже через несколько минут Савельев, одев куртку, спускался вниз на моно-лифте. Выйдя на улицу, он увидел около подъезда знакомый старенький седан «Байкал» его бывшего наставника, и сел в машину.

- Сергей Иванович, - они обменялись рукопожатиями, - Рад встречи.

- Егор, я тоже. Дело не терпит отлагательства, подробности по дороге.

Энергомобиль тронулся и поехал по вечернему мегаполису.

Титов установил на мониторе сити-режим и развернул кресло к собеседнику.

- Мне вчера звонили из самого ДИСо, - после этих слов Сергей Иванович многозначительно замолчал.

- Неужели там заинтересовались Вашими исследованиями о правлении Горбачёва? - с лёгкой иронией произнёс Савельев.

- Да нет же, - Титов махнул рукой. - Всё шутишь. А, между прочим, я тебя рекомендовал как нашего почётного выпускника, специалиста по истории 21-го века. Что скажете, молодой человек?

- Спасибо, Иваныч, с меня причитается. А что могло понадобится Конторе?

- Сказали только, что дело срочное.

- А как же Ваш любимчик Степанченко? - Этот субчик из числа аспирантов славился тем, что льстил профессору нещадно и со всеми соглашался.

- Хм, ты же знаешь, Егор, в некоторых вопросах он, хм, плохо разбирается. И вообще, что это ты мне тут расспросы устроил?! Ты ещё пешком под стол ходил, а я уже служил на границе! - не злобно возмущался Титов. Его истории о службе на атомном астероидоколе «Троицкий» слышал каждый мало-мальски с ним знакомый. Егор шутя называл его «Ледоруб Троцкого».

- Не обижайся, Иваныч, спасибо за рекомендации. Я же теперь безработный, вольный как ветер. Он посмотрел в тёмное окно, с другой стороны световым потоком промчался скоростной трамвай.

- Что тебя исключили, ты сам виноват. Тебе всегда больше всех надо. Много будешь знать, скоро состаришься - есть такая старая пословица.

«До конечного пункта осталось пять минут» интимным голосом оповестила машина.

- Они назначили встречу в квартале Р82, - профессор посмотрел на командирские часы.

- Это же вроде один из тех, что пойдёт на переработку?

- По мне, пусть хоть к чертям на завтрак. Пока же стоит! И оба рассмеялись.

 

***

Энергомобиль остановился у тротуара. Снаружи им открылась впечатляющая картина.

Вся улица была застроена досоюзными небоскрёбами в 100-120 этажей, её левая сторона была залита мягким неоновым светом, источником которого служили тысячи огоньков механизмов, охвативших со всех сторон каждую из высоток. Собранные из стальных ферм, механизмы напоминали одновременно и полые пчелиные соты, и крупную сетку. Каждая сота-ячейка жила своей жизнью: вдоль ферм туда-сюда двигались массивные агрегаты высокого давления - они могли разгонять абразивные частицы до скорости более 900 км/час, стирая поверхности в пыль.

Переработка - так официально называли этот процесс инженеры-строители, а механизм получил прозвище «троглодит», подразумевая приписываемую невероятную прожорливость этим то ли пещерным людям, то ли, как собой весьма тонко сегодня намекали новые артефакты, неким разумным существам.

До того, пока в двадцатых годах не появились первые такие модели, небоскрёбы под снос взрывали. Хотя в то время от нынешних они отличались, как паровой экскаватор от «Катерпиллера». Теперь переработка одной высотки занимала в среднем до 15 суток, не считая времени на монтаж. Троглодиты «питались» и днём, и ночьюи сейчас доносилось их механическое жужжание и шорохи трения.

В тоже время, по правой стороне улицы в ожидании своей участи небоскрёбы стояли почти в полной темноте – светились всего лишь несколько разбросанных одиноких окон. По их бетонные души мощные грузовики уже привезли в конец улицы крупногабаритные детали и фермы. У входа в ближайшее от энергомобиля здание горел свет, куда Савельев и Титов направились. В метрах в пяти от них дорогу шустро перебегала целая популяция бродячих шиншил, покидая свои привычные места обитания. С тех пор, как эти мохнатые зверьки оказались на улице, их развелось не мало.

Когда они вошли в просторный холл, их уже ждал мужчина в деловом костюме, на лацкане пиджака был серебристый значок в виде вписанной в щит книги. - Следуйте за мной, товарищи. В трёх передних рядах компактного конференц зала, куда они прошли, расположись несколько мужчин, женщина с планшетом в руках, у экспресс-кофе стояла девушка в платье и со стаканчиком «Донского особого». Один из мужчин, завидя их, направился к ним на встречу. Пиджак на нём сидел как влитой, на лацкане - такой же значок, как и у их проводника, только жёлтого цвета, вблизи на нём можно было прочесть: «Сила, основанная на правде».

- Здравствуйте, товарищи! - он по очереди протянул им руку, выдерживая не большие паузы. - Меня зовут Анатолий Сергеевич. Егор Владиславович, проходите, садитесь, а Вас, профессор, позвольте на два слова.

Савельев сел в свободное кресло. Слева от него молодой человек, со специфической причёской и в джинсовой куртке, играл в виртуальную головоломку. «Наверняка роботех» - подумал Егор. - «Интересно, почему это дело курирует ДИСо, на сколько можно судить, Контора в пустяковые дела не ввязывается». Ему припомнился случай двухгодичной давности, когда дисовцы за причастие к торговле клонами арестовали самого члена Совещательного союзного бюро.

Когда Егор обернулся, слегка растерянный профессор уже стоял у выхода из зала, махнул ему на прощанье рукой и вышел.

Анатолий Сергеевич, пройдя с военной выправкой вдоль ряда кресел в самое их начало, повернулся к присутствовавшим, разгладил усы. «Его важный вид обещает, как минимум, архиважные новости, товарищи!» - последние слова Егор произнёс про себя голосом известой исторической персоны.

- Итак, товарищи, приветствую всех! - внимание аудитории сосредоточились на нём. - Нам с вами предстоит совместная работа. Ещё раз представлюсь. Анатолий Сергеевич, обер-комиссар Департамента иммунитета союза. Сейчас расскажу вам о деле и затем всех представлю.

Как вы знаете из СМИ, что этот квартал Р82 будет переработан для реализации на их месте пилотного проекта куполов-коммун. Здание, в котором мы находимся, было занято учреждениями, офисами, торговыми комплексами и на сегодня их все уже почти полностью выселили. На одном из этажей размещался филиал Союзного центра системных исследований, лет десять тому назад в связи с сокращением штата закрывшийся. При этом здесь оставался архив, который нам с вами предстоит компетентно освидетельствовать. Как итог, выявить представляющие интерес группы документов и передать в те исследовательские организации, которые они могут заинтересовать. Остальные будут переданы в Центральное долгосрочное хранилище архивов в Твери. Переходим ко второй части.

- Старший архивист Ирина Юрьевна, - женщина с планшетом встала, на мгновенье повернулась к присутствующим, и снова села. Внешне она производила впечатление типичного вышколенного бюрократа. - Мой главный эксперт в этом деле, прошу любить и жаловать.

- И архивист третьего уровня Виктор Викторович, - сидящий рядом с ней полноватый мужчина проделал точно такие же действия, как и его шеф.

- Служащие службы статистики и анализа Игорь Поликарпович и Матвей Сергеевич. Двое мужчин во втором ряду покивали разной степени лысоватыми головами.

- Егор Владиславович, специалист по истории 21-го века. Егор на секунду встал.

- Артур Викторович, специалист по обслуживанию робототехники. - Можно просто Артур, - парень в джинсовке слегка привстал.

- И самая молодая участница нашей группы, Татьяна Владимировна, журналист «Делового Союза». Девушка с кофе подняла вверх свободную руку.

- Итак, товарищи, на всю работу это нам отпущено три дня. По поводу оплаты, завтра всех ознакомлю с персональными договорами. Как понимаете, выбор у вас не велик. - Он улыбнулся. На лицах многих присутсвующих прошлась улыбка. Артур, хохотнув, показал на уровне плеча четыре сжатых пальца, этот знак в среде роботехнарей означал что-то типа «Прикольно, старик».

- Приступаем завтра, в 9.00, попрошу никого не опаздывать.- уже с серьёзным лицом обер-комиссар обвёл взглядом присутсвующих. - Если нет вопросов, проходите в холл, вас проводят в ваши комнаты.

- У меня есть один вопрос, - Егор встал. - Какими исследованиями занимался филиал?

- Насколько мне извесно, гуманитарная область, эм, статистика - Анатолий Сергеевич не много помолчал. - Подробнее узнаем, когда начнём работать с архивом.

Вскоре вместительный лифт привёз всех на 65 этаж. Как гласила надпись, на этом этаже находится хостел «Пролетарий», или точнее находился, так как практически во всех жилых комнатах, за исключением предназначенных их группе, было пусто. «В здании тысячи пустых помещений, десятки лифтов, заблудиться можно. Интересно, сколько людей?». Тут неожиданно мимо них по тусклому коридору с резким возгласом «Берегите ноги!», и пуская блики никелированной надписью «Ракета», довольно быстро проехал робот-уборщик. Ещё не упел в дали коридора раствориться его низкий профиль, как они уже были на месте.

В жилой комнате Егора было минимум мебели. В красном уголке - многофункциональный экран, висевший там же активный плакат раньше заботился о постояльцах социальной рекламой: «Товарищи! Психо-генерировать вредно для здоровья!», «Пейте соки!» и прочее.

Из окна открывалась широкая панорама переработки. Одновременно троглодиты были смонтированны и работали на почти половине зданий квартала, всё сияло голубыми неонами, в сотнях сот кипела работа. «Должно быть, внутри зданий невероятно шумно». На одном из небоскрёбов производился монтаж, в котором участвовала дюжина роботизированных телескопических и воздушных кранов. Инженеры следили за процессом, переодически облетая здание на МССП «Беларусь»*. Южнее квартала сигнальными огнями были очерчены корпуса, похожие на старинные самовары, мобильных многоцелевых заводов, которые готовили отходы переработки, поставляемые из улавливателей по пневматическому трубопроводу, к повторному использованию при строительстве куполов-коммун.

 

***

Следующим утром Егор, как штык, в 9.00 был на нужном 44-м этаже.

- Это архив учётной формы ПТ, - сообщила будничным канцелярским тоном Ирина Юрьевна, держа руки в карманах модного сейчас женского делового костюма. - Форма не новая, но весьма и весьма надёжная. Он поделён на девять секторов, сейчас мы с вами ознакомимся с одним из них.

Анатолий Сергеевич снял с двустворчатой двери гелевую печать. Внутри недалеко от входа находился центральный пульт ещё досоюзного производства, подключённый к таким же старым серверам, большую же часть помещения занимали стеллажи, веерообразно разбегавшиеся от центра в разные стороны, куда хватал взгляд. Окна здесь не предусматривались.

- Разобъёмся по двое, - обер-комиссар нажал кнопку на центральном пульте и тот засветился - В секторах работаем с персональной базой каждого, то есть, каждая группа должна проработать все девять. А вот и наши патологические помошники! - он посмотрел в строну входа. - На них мы оставим всю бюрократию. В каждую группу по одному юниту

В сектор вместе с Артуром входили роботы седьмого поколения класса «референт» - два отечественных «Лидер-Док-7М» и один китайский «Цяо-Лотос». - Имущество казённое, без надобности не калечить - хохмил Артур.

- Итак, товарищи, если вы не против, Ирина Юрьевна и Игорь Поликарпович - первая группа, Виктор Викторович и Матвей Сергеевич - вторая, Егор Владиславович и Татьяна Владимировна - третья.

- Значит, будем работать вместе, - Егор подошёл к Татьяне. «Симпатичная девушка». От неё пахло классической «Красной Софией».

- Да. С какого сектора начнём?

- На твой выбор. Можно на ты?

- Я не против. - она кокетливо улыбнулась. - Тогда с третьего. И не забудем взять с собой того красавчика, продолжая улыбаться, показывая на оставшегося робота. Потёртый корпус «Лидер-Дока», которых в обиходе ласково называли Лидок, говорил о том, что робот уже много лет в бюрократии и ему бывало не сладко.

Выбранный ими третий сектор не отличался от первого - те же сервера и бесконечные ряды стеллажей. Робот подключился к центральному пульту, Егор и Татьяна заняли места каждый у своего монитора и приступили к работе. Архив сектора был разбит на крупные учётные единицы, те, в свою очередь, на меньшие и так далее. Егор искал среди них группы документов, прямо или косвенно связанные с историей.

Перед самым обедом Анатолий Сергеевич вручал договора на работу. «Что ж, вполне приличная сумма, - Егор закрыл договор - И, конечно же, не обошлось без пункта «Не разглашение», остаётся только дописать «Тайны мадридского двора гарантированы». Хотя мелкий шрифт-то я как всегда не читал».

Обед доставили сюда же в сектор. От меню остро повеяло ностальгией по институтской столовке.

- Как успехи? - Егор подвинул порцию картошки - Есть что-то стоящее?

- Ну, - Татьяна разливала чай - В общем, нет. Статистика, учётная документация. С ума от этого можно сойти. Я на Лидок много задачек прописала и закинула. А у тебя как?

- То же самое. В этом секторе нет ничего стоящего. Помнишь, как у Юхновского: «Что вы ищете, странники-юзеры, неужели контакты со временем?». Девушка, слегка улыбнулась, подавая ему слоёный мёд по-слобожански.

До вечера они проверили ещё два сектора, которые друг от друга особо не отличались. Татьяна смогла найти документы о работе давно закрывшего издания «Голос веков». Егор тоже их осмотрел, это издание было, как сейчас модно было говорить, ширпотреб, и если один-два столетия со всеми потрохами будет пылиться в Твери, человечество от этого не потеряет. Была в этом своеобразная ирония истории - «Голос веков» останется в веках.

 

***

На следующий день работа в архиве продолжилась.

Часам к трём Савельев неожиданно наткнулся на подгруппу документов в которой, несмотря на её отвлечённое название, встречались массивы с пометками «Политика». «Выскочили, как черти из табакерки. Вас тут не стояло. Посмотрим, что же здесь».

- Егор! Ты идёшь, уже половина седьмого - Татьяна подошла к нему.

- Да?! Подожди ещё не много, мне надо ещё кое-что проверить. - Егор продолжал листать на мониторе длинный перечень.

- Товарищи, - на входе в сектор стояла Ирина Юрьевна. - Если вы закончили, то мы завтра с утра переходи в этот сектор.

- Да, да, конечно, - Егор не отрывал взгляда от монитора.

- Есть! - воскликнул он минут через десять и встал со стула. - Мне надо проверить наличие вот этих документов. Это не далеко. Робот, свет в четвёртом квадрате!

Слева над стеллажами зажёгся свет и он направился в проход между ними, Татьяна мгновенье поколебалась и последовала за ним.

- Это действительно что-то важное?

Савельев шёл вдоль рядов стелажей, рассматривая их номера, найдя нужный, повернул вправо и прошёл несколько вглубь, интересуясь уже номерами ячеек.

- Здесь есть единица хранения, помеченная как как личные документы И.В. Перова. Он вынул из ячейки пластиковый коробок и открыл его - внутри находился ряд пронумерованных папок. - Мне нужна с номером А3789031. Вот она!

- Подержи, пожалуйста, я введу код.

- Кто этот Перов? - пока Татьяна держала на руках открывшуюся папку, пока тот вынимал оттуда три толстые потрёпанные тетради.

- О, Перов это наш очень влиятельный досоюзный политик. Можно сказать, один из ключевых в дипломатии. Одни считают его гением. - Егор открыл одну тетрадь, начал осторожно перелистывать. - А другие - предателем. Перед его отставкой был большой скандал, далеко не первый. Его и обвиняли, и защищали сильные мира сего. Тогда многие аспекты международных событий понять было трудно, тем более, просчитать все последствия.

- Я читала о нём, - Татьяна задумалась, - Нет, точно, мне же об это рассказывал кто-то из наших журналистов. Это же он возглавлял переговоры о включении в наш состав Кубы?

- Не может быть! - Егор перевернул лист.

- Почему же, может...

- Да нет, я не про это! Извини. Тетради - личные дневники Перова! Ты послушай, что он пишет! Так. Лавендау в 28-м всё же пошёл на соглашение. Вот это да, кто бы мог подумать! Так, что же тогда получается, если бы не те два последовательных решения Перова, кто знает, как бы тогда повернулась история. Ну, профессор, сколько было в своё время дискуссий, тут железные факты - заблуждается этот хвалёный академик Ярцев. - Егор листал вторую тетрадь. - В этих дневниках такие сведения, что могут прояснить закулисье некоторых эпохальных событий. Ниточки тянутся ко многим мировым политикам. Не вероятно, как они сюда попали?

- Эй, товарищи, Вы здесь? - раздался у центрального пульта голос Анатолия Сергеевича, - У вас всё в порядке?

- Да! - помедлив, крикнул в ответ Егор, и уже не громко, обращаясь к Татьяне.- Давай завтра сообщим ему о находке, хочу их прочесть, ты не против? - Егор не теряя времени уже вернул тетради в папку.

- Хорошо. - она не особо раздумывала, закрыла коробку и Егор поставил её обратно на полку. - Я тебя, как журналист, понимаю.

Через минуту-другую перед ними уже стоял Анатолий Сергеевич.

- Работаете? - он с любопытством смотрел них - Как успехи?

- Да, так, просто проверяли. - Егор старался выглядеть спокойным.

- Вся группа уже собралась, начало восьмого, а вас всё нет. - обер-комиссар медленно перевёл взгляд с Егора на Татьяну.

- Да, мы уже закончили, идём. Да, Татьяна Владимировна?

- Да, можем идти, - уверенно ответила она, хотя выглядела слегка смущённой.

Троём они вышли из сектора и направились к лифту. - Завтра у нас с вами последний день, - сказал Анатолий Сергеевич, расставаясь с ними на жилом этаже. - И очень ответственный. Я на вас надеюсь.

В своей комнате Савельев нервничал и сомневался. «Рассказать Анатолию Сергеевичу? Какой будет позиция? С другой стороны, можно это сделать и завтра. Надо прочесть дневники, а там уже будь что будет. Ладно, утро вечера мудренее».

В это время за окном над светящейся частью квартала медленно проплывал экскурсионный дирижабль, на его вытянутой, похожей на акулу, оболочке протянулась надпись «Олимпиада-60» - интуристы с высоты смотрели на начало грандиозного проекта социализма.

 

***

В 8.55 Савельев был на этаже архива и первой, но далеко не последней в тот день неожиданностью для него стало отсутствие Татьяны у входа в архив. Компанию по дороге в седьмой сектор ему составил Артур. - Проверю «железо» центрального пульта в восьмёрке. - сообщил он, - Вчера Матвей Сергеевич жаловался, что тормозит. Мимо них проехал уборщик со своим традиционным «Береги ноги!». - Глаза протирай! - рассмеялся ему вслед Артур.

В седьмом секторе Татьяны тоже не было – этот факт был совсем странный. «Вот тебе и жили-были» Через несколько минут сюда вошли Ирина Юрьевна и Игорь Поликарпович.

- Как, вы ещё не закончили? - сказала Ирина Юрьевна командно-возмущённым тоном чиновника. - Сегодня последний день! «Вы извините меня, но это элементарное ку!» - вспомнилось из любимого ретро-кино.

- Одну минуту. Вы не видели Татьяну Владимировну?

- Нет. И вашего робота-референта тоже нет, - Игорь Поликарпович показывал пальцем на пустое место у центрального пульта.

- Точно, - Егор озабочено огляделся вокруг, - Вчера оставался здесь.

- Может, его Татьяна, хм, Владимировна перевела в другой сектор? - сказала Ирина Юрьевна уже стоя к нему спиной у центрального пульта.

- Возможно. «Прямо теория вероятности какая-то». Он уже начал переживать - «Что же делать?».

В это время вошедший Артур с ходу выпалил - Егор Владиславович, палундра, тут в соседнем секторе ваш робот сломался.

- Как?

- Да так, натурально, лежит бедолага на полу и признаков не подаёт. Лидок сегодня явно не в духе - Артур хохотнул. - Пойду выпотрошу.

- Я сейчас подойду, только проверю, э, ячейку. Это важно.

Егор подошёл к одному из ближайших стеллажей и сделал вид, что интересуется номерацией ячеек. У пульта на него не обращали внимание. Тогда он стал отходить всё дальше вглубь, затем быстрым шагом подошёл к ряду стеллажей, где они были вчера, прошёл к знакомой ячейке, открыл. «Они на месте». Вокруг стояла тишина, здесь ещё ощущался запах духов Татьяны. Открыв одну из тетрадей, с шелестом пролистал, на одной из страниц, заметив известную фамилию, стал сосредоточено читать.

- Не так быстро, молодой человек. - перед ним стояла Ирина Юрьевна, в её руке был зажат не большой боевой токсикатор, - Ты забыл про систему наблюдения. Она ткнула дулом в потолок, потом перевела его обратно на Егора. - Давай сюда бумаги! - командным голосом выдала она.

Савельев ещё не успел отреагировать, как она уже была на расстоянии вытянутой руки. Вот уж никак не ожидал от этой женщины такой прыти.

- Ну же, живее! - свободной рукой Ирина Юрьевна вырвала у него тетради. - Благодарю! Твоя баба всё рассказала. И вырубай робота, если нашёл что-то важное. Всё нужно просчитывать.

Через мгновенье раздался еле слышный шипящий звук. Егор почуствовал боль в правом боку и начал медленно оседать. Женщина стояла в проходе, положив оружие в карман, а тетради держа под мышкой.

- Сдавайся, Ирма! Тебя проактивировали! - раздался возле пульта громкий голос Анатолия Сергеевича. - Сопротивление бесполезно!

Она сунула левую руку в карман жакета, через несколько секунд почти не стала виднаприкреплённое изнутри костюма спецсредство «хамелеон» сливало человека с окружающей обстановкой. А ещё через минуту-две где-то раздался глухой хлопок, какая-то возня и всё разом стихло.

Егору с большим трудом удалось удержаться на ногах, которые плохо слушались, постояв не много, походной моряка во время приличного шторма направился к центральному пульту. Там на стуле сидел Игорь Поликарпович, неподвижно уставившись в монитор. «Кино не будет», сделав пару шагов в сторону выхода из сектора, Егор как мешок завалился набок.

В сектор буквально влетел Анатолий Сергеевич.

- Егор Владиславович, держитесь! Сейчас! - он достал из-под центрального пульта аптечку, вынял двух кубической формы микророботов с эмблемой змеи и чаши, активировал - на них ожили маленькие синие маячки, и подключил одного к его руке выше локтя, другого - Игорю Поликарповичу. «Гиппократ! Приступаю!» - отрапортавали по очереди медики.

- Эту матёрую заокеанскую гадину мы взяли. Знаете, как мы её сейчас обнаружили? В коридоре её сшиб робот-уборщик, с которым она на ходу столкнулась! Тут случай. А дальше - дело техники. - обер-комиссар положил ему под голову свой пиджак. - Она внедрилась сюда, чтобы спланировать диверсию на переработке, что да как, а мы её на дневники выманили. Как в старину голодного зверя, на приманку. Вот так.

- Ну, а все подробности узнаете уже из СМИ. Савельев ощутил, как медик сделал ему инъекцию. - За Татьяну не волнуйтесь, с ней всё в порядке. Прекрасно справилась со своей ролью.

 

***

Егор уже не чувствовал своего тела, вокруг была кромешная темнота - будто бы в невесомости, пустоте. «Где я?». Слышалось жужжание, шорохи трения. «Троглодиты?!». -Эй! - крикнул в пустоту. В ответ где-то рядом послышался голос. - Помогите! - в этот слабый выкрик он вложил все последние силы. Прислушался. В ответ то ли действительно, то ли в его затуманенном сознании раздалось - «Берегите ноги!».

 

Егор очнулся и увидел наклонившегося над ним доктора, с поднятым, как козырёк, диагностическим аппаратом. Поводил из стороны в сторону глазами - это была больничная палата, рядом стояла медсестра. Тонко, как пчела, жужжал какой-то прибор.

- Ну вот, кризис миновал. Молодой человек, как вы себя чувствуете?

- Плохо... плохо ощущаю тело. Почему... почему не слышно троглодитов?

- Это быстро пройдёт. Что, троглодитов? Не сформированное выражение мыслей. А, хм, вы наверно проголодались? Ирочка, милочка, что там у нас с ужином? - Я мигом! Прокатанные окорочка под соусом! - медсестра вышла.

Егор слегка улыбнулся.

- Что? А, ладно, это потом. Значит, точно всё будет в порядке, - доктор встал и направился к выходу. - Кстати, тебя тут уже спрашивали - пожилой мужчина и девушка.

 

 

* МССП - малая служебная строительная платформа

 

Прикрепленный файл  Архивное дело. Рассказ. 2061.doc   66.5К   490 Количество загрузок:

 

 

 

 

 



#25 Guest_Новосельский Андрей_*

Guest_Новосельский Андрей_*
  • Гости

Отправлено 25 January 2016 - 19:29

Добавил некоторые детали пока время идёт. САМАЯ МЕГА ФИНАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ 

 

Новосельский Андрей

 


АРХИВНОЕ ДЕЛО

 

Савельев ещё раз прочитал сообщение: «Егор, для тебя есть работа. Жду завтра у входа в 18.30. Титов». Часы на стене показывали 18.20, а рядом с календаря на 2061-й год улыбался космонавт «Союза-117». Уже через несколько минут Савельев, одев куртку, спускался вниз на моно-лифте. Выйдя на улицу, он увидел около подъезда знакомый старенький седан «Байкал» его бывшего наставника, и сел в машину.

- Сергей Иванович, - они обменялись рукопожатиями, - Рад встречи.

- Егор, я тоже. Дело не терпит отлагательства, подробности по дороге.

Энергомобиль тронулся и поехал по вечернему мегаполису, пронизанному огнями и суетой.

Титов установил на мониторе сити-режим и развернул кресло к собеседнику.

- Мне вчера звонили из самого ДИСо, - после этих слов Сергей Иванович многозначительно замолчал.

- Неужели там заинтересовались Вашими исследованиями о правлении Горбачёва? - с лёгкой иронией произнёс Савельев.

- Да нет же, - Титов махнул рукой. - Всё шутишь. А, между прочим, я тебя рекомендовал как нашего почётного выпускника, специалиста по истории 21-го века. Что скажете, молодой человек?

- Спасибо, Иваныч, с меня причитается. Что могло понадобится Конторе?

- Сказали только, что дело срочное.

- А как же Ваш любимчик Степанченко? - Этот субчик из числа аспирантов славился тем, что льстил профессору нещадно и со всеми соглашался.

- Хм, ты же знаешь, Егор, в некоторых вопросах он, хм, плохо разбирается. И вообще, что это ты мне тут расспросы устроил?! Ты ещё пешком под стол ходил, а я уже служил на границе! - не злобно возмущался Титов. Его истории о орбитальном астероидоколе «Троицкий» слышал каждый мало-мальски с ним знакомый. Егор шутя называл его «Ледоруб Троцкого».

- Не обижайся, Иваныч, рекомендации мне не помешают. Я же теперь безработный, вольный как ветер. Он посмотрел в тёмное окно - с той стороны световым потоком промчался скоростной трамвай.

- Что тебя исключили, ты сам виноват. Тебе всегда больше всех надо. Много будешь знать, скоро состаришься - есть такая старая пословица.

«До конечного пункта осталось пять минут» интимным голосом оповестила машина.

- Они назначили встречу в квартале Р82, - профессор посмотрел на командирские часы.

- Это же вроде один из тех, что пойдёт на переработку?

- По мне, пусть хоть к чертям на завтрак. Пока же стоит! И оба рассмеялись.

 

***

Энергомобиль остановился у тротуара. Снаружи пассажирам открылась впечатляющая картина.

Вся широкая улица была застроена досоюзными небоскрёбами в 100-120 этажей, её левая сторона была залита мягким неоновым светом, источником которого служили тысячи огоньков механизмов, охвативших со всех сторон каждую из высоток. Собранные из стальных ферм, механизмы напоминали одновременно и полые пчелиные соты, и крупную сетку. Каждая сота-ячейка жила своей жизнью: вдоль ферм туда-сюда двигались массивные агрегаты высокого давления - они могли разгонять абразивные частицы до скорости более 900 км/час, стирая поверхности в пыль.

Переработка - так официально называли этот процесс инженеры-строители, а механизм получил прозвище «троглодит», подразумевая приписываемую невероятную прожорливость этим то ли пещерным людям, то ли, как собой весьма тонко сегодня намекали новые артефакты, неким разумным существам.

До того, пока в двадцатых годах не появились первые такие модели, небоскрёбы под снос взрывали. Хотя в то время от нынешних они отличались, как паровой экскаватор от «Катерпиллера». Теперь переработка одной высотки занимала в среднем до 15 суток, не считая времени на монтаж. Троглодиты «питались» и днём, и ночьюи сейчас доносилось их механическое жужжание и шорохи трения.

В тоже время, по правой стороне улицы в ожидании своей участи небоскрёбы стояли почти в полной темноте – светились всего лишь несколько разбросанных одиноких окон. По их бетонные души мощные грузовики уже привезли в конец улицы крупногабаритные детали и фермы. У входа в ближайшее от энергомобиля здание горел свет, куда Савельев и Титов неспеша направились. В метрах в пяти от них дорогу шустро перебегала целая популяция бродячих шиншил, покидая свои привычные места обитания - с тех пор, как эти мохнатые зверьки оказались на улице, их развелось не мало.

Когда они вошли в просторный холл, их уже ждал мужчина в деловом костюме, на лацкане пиджака был серебристый значок в виде вписанной в щит книги. - Следуйте за мной, товарищи. В трёх передних рядах компактного конференц зала, куда они прошли, расположись несколько мужчин, женщина с планшетом в руках, у экспресс-кофе стояла девушка в платье и со стаканчиком «Донского особого». Один из мужчин, завидя их, направился к ним на встречу. Пиджак на нём сидел как влитой, на лацкане - такой же значок, как и у их проводника, только жёлтого цвета, вблизи на нём можно было прочесть: «Сила, основанная на правде».

- Здравствуйте, товарищи! - он по очереди протянул им руку, выдерживая не большие паузы. - Меня зовут Анатолий Сергеевич. Егор Владиславович, проходите, садитесь, а Вас, профессор, позвольте на два слова.

Савельев сел в свободное кресло. Слева от него молодой человек, со специфической причёской и в джинсовой куртке, играл в виртуальную головоломку. «Наверняка роботех» - подумал он - «Интересно, почему это дело курирует ДИСо, на сколько можно судить, Контора в пустяковые дела не ввязывается». Ему припомнился случай двухгодичной давности, когда дисовцы за причастие к торговле клонами арестовали самого члена Совещательного союзного бюро.

Когда Егор обернулся, слегка растерянный профессор уже стоял у выхода из зала, махнул ему на прощанье рукой и вышел.

Анатолий Сергеевич, пройдя с военной выправкой вдоль ряда кресел в самое их начало, повернулся к присутствовавшим, разгладил усы. «Его важный вид обещает, как минимум, архиважные новости, товарищи!» - последние слова Егор произнёс про себя голосом известой исторической персоны.

- Итак, товарищи, приветствую всех! - внимание аудитории сосредоточились на нём. - Нам с вами предстоит совместная работа. Ещё раз представлюсь. Анатолий Сергеевич, обер-комиссар Департамента иммунитета союза. Сейчас расскажу вам о деле и затем всех представлю.

Как вы знаете из СМИ, что этот квартал Р82 будет переработан для реализации на их месте пилотного проекта куполов-коммун. Здание, в котором мы находимся, было занято учреждениями, офисами, торговыми комплексами и на сегодня их все уже почти полностью выселили. На одном из этажей размещался филиал Союзного центра системных исследований, лет десять тому назад в связи с сокращением штата закрывшийся. При этом здесь оставался архив, который нам с вами предстоит компетентно освидетельствовать. Как итог, выявить представляющие интерес группы документов и передать в те исследовательские организации, которые они могут заинтересовать. Остальные будут переданы в Центральное долгосрочное хранилище архивов в Твери. Переходим ко второй части.

- Старший архивист Ирина Юрьевна, - женщина с планшетом встала, на мгновенье повернулась к присутствующим, и снова села. Внешне она производила впечатление типичного вышколенного бюрократа. - Мой главный эксперт в этом деле, прошу любить и жаловать.

- И архивист третьего уровня Виктор Викторович, - сидящий рядом с ней полноватый мужчина проделал точно такие же действия, как и его шеф.

- Служащие службы статистики и анализа Игорь Поликарпович и Матвей Сергеевич. Мужчины покивали разной степени лысоватыми головами.

- Егор Владиславович, специалист по истории 21-го века. Егор на секунду встал.

- Артур Викторович, специалист по обслуживанию робототехники. - Можно просто Артур, - сказал, привстав, парень в джинсовке.

- И самая молодая участница нашей группы, Татьяна Владимировна, журналист «Делового Союза». Девушка с кофе подняла вверх свободную руку.

- Итак, товарищи, на всю работу это нам отпущено три дня. По поводу оплаты, завтра всех ознакомлю с персональными договорами. Как понимаете, выбор у вас не велик. - Он улыбнулся. На лицах многих присутсвующих прошлась улыбка. Артур, хохотнув, показал на уровне плеча четыре сжатых пальца, этот знак в среде роботехнарей означал что-то типа «Прикольно, старик».

- Приступаем завтра, в 9.00, попрошу никого не опаздывать. - уже с серьёзным лицом сказал обер-комиссар. - Заканчиваем в шесть. Если нет вопросов, проходите в холл, вас проводят в ваши комнаты.

- У меня есть один вопрос, - Егор встал. - Какими исследованиями занимался филиал?

- Насколько мне извесно, гуманитарная область, эм, статистика - Анатолий Сергеевич не много помолчал. - Подробнее узнаем, когда начнём работать с архивом.

Вскоре вместительный лифт привёз всех на 65 этаж. Как гласила надпись, на этом этаже находится хостел «Пролетарий», или точнее находился, так как практически во всех жилых комнатах, за исключением предназначенных их группе, было пусто. «В здании тысячи пустых помещений, десятки лифтов, заблудиться можно. Интересно, сколько людей?». Тут неожиданно мимо них по тусклому коридору с резким возгласом «Берегите ноги!», и пуская блики никелированной надписью «Ракета», довольно быстро проехал робот-уборщик. Ещё не упел в дали коридора раствориться его низкий профиль, как они уже были на месте.

В жилой комнате Егора было минимум мебели, в красном уголке - многофункциональный экран, висевший там же активный плакат раньше заботился о постояльцах социальной рекламой: «Товарищи! Психо-генерировать вредно для здоровья!», «Пейте соки!» и прочее.

Из окна открывалась широкая панорама переработки. Одновременно троглодиты были смонтированны и работали на почти половине зданий квартала, всё сияло голубыми неонами, в сотнях сот кипела работа. «Должно быть, там внутри невероятно шумно». На одном из небоскрёбов производился монтаж, в котором участвовала дюжина роботизированных телескопических и воздушных кранов. Инженеры следили за процессом, переодически облетая здание на МССП «Беларусь»*. Южнее квартала сигнальными огнями были очерчены корпуса, похожие на старинные самовары, мобильных многоцелевых заводов, которые готовили отходы переработки, поставляемые из улавливателей по пневматическому трубопроводу, к повторному использованию при строительстве куполов-коммун.

 

 

***

Утром Егор как штык в 9.00 был на нужном 44-м этаже. Здесь у входа в архив собрался весь их маленький коллектив.

- Это архив учётной формы ПТ, - сообщила будничным канцелярским тоном Ирина Юрьевна, держа руки в карманах модного сейчас женского делового костюма. - Форма не новая, но весьма и весьма надёжная. Он поделён на девять секторов, сейчас мы с вами ознакомимся с одним из них.

Анатолий Сергеевич снял с двустворчатой двери гелевую печать. Внутри недалеко от входа находился центральный пульт ещё досоюзного производства, подключённый к таким же старым серверам, большую же часть помещения занимали стеллажи, веерообразно разбегавшиеся от центра в разные стороны, куда хватал взгляд. Окна здесь не предусматривались.

- Разобъёмся по двое, - обер-комиссар нажал кнопку на центральном пульте и тот засветился - В секторах работаем с персональной базой, то есть, каждая группа должна проработать все девять. А вот и наши патологические помошники! - он посмотрел в строну входа. - На них мы оставим всю бюрократию. В каждую группу по одному юниту

В сектор вместе с Артуром входили роботы седьмого поколения класса «референт» - два отечественных «Лидер-Док-7М» и один китайский «Цяо-Лотос». - Имущество казённое, без надобности не калечить - хохмил Артур.

- Итак, товарищи, если вы не против, Ирина Юрьевна и Игорь Поликарпович - первая группа, Виктор Викторович и Матвей Сергеевич - вторая, Егор Владиславович и Татьяна Владимировна - третья.

- Значит, будем работать вместе, - Егор подошёл к Татьяне. «Симпатичная девушка». От неё пахло классической «Красной Софией».

- Да. С какого сектора начнём?

- На твой выбор. Можно на ты?

- Я не против. - она кокетливо улыбнулась. - Тогда с третьего. И не забудем взять с собой того красавчика, продолжая улыбаться, показывая на оставшегося робота. Потёртый корпус «Лидер-Дока», которых в обиходе ласково называли Лидок, говорил о том, что он уже много лет в бюрократии.

Выбранный ими третий сектор не отличался от первого - те же сервера и бесконечные ряды стеллажей. Робот подключился к центральному пульту, Егор и Татьяна заняли места каждый у своего монитора и приступили к работе. Архив сектора был разбит на крупные учётные единицы, те, в свою очередь, на меньшие и так далее. Егор выявлял среди них группы документов, прямо или косвенно связанные с историей.

Перед самым обедом Анатолий Сергеевич вручал договора на работу. «Что ж, вполне приличная сумма, - Егор закрыл договор - И, конечно же, не обошлось без пункта «Не разглашение», остаётся только дописать «Тайны мадридского двора гарантированы». Хотя мелкий шрифт-то я как всегда не читал».

Обед доставили сюда же в сектор. От меню остро повеяло ностальгией по институтской столовке.

- Как успехи? - Егор подвинул порцию картошки - Есть что-то стоящее?

- Ну, - Татьяна разливала чай - В общем, нет. Статистика, учётная документация. С ума от этого можно сойти. Я на Лидок много задачек прописала и закинула. А у тебя как?

- То же самое. В этом секторе нет ничего стоящего. Помнишь, как у Юхновского: «Что вы ищете, странники-юзеры, неужели контакты со временем?». Девушка, слегка улыбнулась, подавая ему слоёный мёд по-слобожански.

До вечера они проверили ещё два сектора, которые друг от друга особо не отличались. Татьяна обнаружила документы давно закрывшего издания «Голос веков». Егор сделал вывод, что если этот, как сейчас модно было говорить, ширпотреб, один-два столетия будет со всеми потрохами пылиться в Твери, то человечество от этого явно не потеряет.

 

 

***

Следующим утром Егор, как и вчера, встретился с Татьяной у входа в архив. По пути в сектор зашёл разговор о переработке.

- А мне нравится, на этом месте скоро забабахают первый купол-коммуну. В промо-ролике говорят, что в каждом будет свой микроклимат, в центре - зелёная зона, озеро и алтайские лебеди - восторгалась она. Егор пожал плечами. Эти яркие картинки крутили на каждом углу, промоутеры через идеальной внешности моделей обещали: «Здесь вы будете жить и работать в кругу семьи, дружным коллективом! Социалистическое общество сможет окончательно решить вопрос эго-одиночества, «кибер-уходников» и синдрома Зака-Смитта!», «Каждого коммунара ждут систематические цели и светлые чувства!». «А нас ждут рутина и робот-бюрократ. Что «не так уж плохо на сегодняшний день»».

Часам к трём Савельев неожиданно для себя наткнулся группу документов в которой, несмотря на её отвлечённое название, встречались массивы с пометками «Геополитика». «Выскочили, как черти из табакерки. Вас тут не стояло. Посмотрим, что же здесь».

- Егор, ты идёшь, уже половина седьмого - Татьяна подошла к его рабочему месту. - Нас уже наверно заждались.

- Да?! Уже заканчиваю, ещё не много осталось. - Егор продолжал сосредоточенно изучать перечень.

- Товарищи, - на входе в сектор стояла Ирина Юрьевна. - Если вы закончили, то мы завтра с утра переходи в этот сектор.

- Да, да, конечно, - Егор не отрывал взгляда от монитора.

- Есть! - воскликнул он минут через десять и встал со стула. - Мне надо проверить наличие вот этих документов. Это рядом. Робот, свет в четвёртом квадрате!

Слева в проходах стеллажей, куда он направился, словно световые дорожки, зажглось освещение. Туда же, мгновенье колебаясь, последовала за ним и Татьяна.

- Это действительно что-то важное?

Савельев шёл вдоль рядов, рассматривая их номера, найдя нужный, повернул вправо и прошёл несколько вглубь, интересуясь уже номерами ячеек.

- Здесь есть единица хранения, помеченная как как личные документы И.В. Перова. Он вынул из ячейки пластиковый коробок и открыл его - внутри находился ряд пронумерованных папок. - Мне нужна с номером А3789031. Вот она!

- Подержи, пожалуйста, я введу код.

- Кто этот Перов? - пока Татьяна держала на руках открывшуюся папку, пока тот вынимал оттуда три толстые слегка потрёпанные тетради.

- О, Перов это наш очень влиятельный досоюзный политик. Можно сказать, один из ключевых в дипломатии. Одни считают его гением. - Егор открыл одну тетрадь, начал осторожно перелистывать. - А другие - предателем. Перед его отставкой был большой скандал, далеко не первый, его и обвиняли, и защищали сильные мира сего. Тогда многие аспекты международных событий понять было трудно, тем более, просчитать все последствия.

- Я читала о нём, - Татьяна задумалась, - Нет, точно, мне же об это рассказывал кто-то из наших журналистов. Это же он возглавлял переговоры о включении в наш состав Кубы?

- Не может быть! - Егор перевернул лист.

- Почему же, может...

- Да нет, я не про это. Извини. Тетради - личные дневники Перова! Ты послушай, что он пишет! Так. Лавендау в 28-м всё же пошёл на соглашение. Вот это да, кто бы мог подумать! Так, что же тогда получается, если бы не те два последовательных решения Перова, кто знает, как бы тогда повернулась история. Ну, профессор, сколько было в своё время дискуссий, тут железные факты - заблуждается этот хвалёный академик Ярцев. - Егор листал вторую тетрадь. - В этих дневниках такие сведения, что могут прояснить закулисье некоторых эпохальных событий. И эти ниточки тянутся ко многим политикам мирового уровня. Не вероятно, как они сюда попали?

- Эй, товарищи, Вы здесь? - раздался у центрального пульта голос Анатолия Сергеевича, - У вас всё в порядке?

- Да! - помедлив, крикнул в ответ Егор, и уже не громко, обращаясь к Татьяне.- Давай завтра сообщим ему о находке, хочу их прочесть, ты не против? - Егор не теряя времени уже вернул тетради в папку.

- Хорошо. - она не особо раздумывала, закрыла коробку и Егор поставил её обратно на полку. - Я тебя, как журналист, понимаю.

Через минуту-другую перед ними уже стоял Анатолий Сергеевич.

- Работаете? - он с любопытством смотрел них - Как успехи?

- Да, так, просто проверяли. - Егор старался выглядеть спокойным.

- Вся группа уже собралась, начало восьмого, а вас всё нет. - обер-комиссар медленно перевёл взгляд с Егора на Татьяну.

- Да, мы уже закончили, идём. Да, Татьяна Владимировна?

- Да, можем идти - уверенно ответила она, хотя выглядела слегка смущённой.

Троём они вышли из сектора и направились к лифту. - Завтра у нас с вами последний день, - сказал Анатолий Сергеевич, расставаясь с ними на жилом этаже. - И очень ответственный. Я на вас надеюсь.

В своей комнате Савельев нервничал и сомневался. «Рассказать Анатолию Сергеевичу? Какой будет официальная позиция? С другой стороны, можно это сделать и завтра. Надо прочесть дневники, а там уже будь что будет. Ладно, утро вечера мудренее».

В это время за окном над светящейся частью квартала медленно проплывал экскурсионный дирижабль, на его вытянутой, похожей на акулу, оболочке протянулась надпись «Олимпиада-60» - интуристы с высоты смотрели на начало грандиозного проекта социализма.

 

 

***

Утром Савельев, опоздав минут на пять, был на этаже архива и первой, но далеко не главной в то утро неожиданностью, стало отсутствие Татьяны у входа. Компанию по дороге в седьмой сектор ему составил Артур. - Проверю «железо» центрального пульта в восьмёрке. - сообщил он, - Вчера Матвей Сергеевич жаловался, что тормозит. Мимо них проехал уборщик со своим традиционным «Береги ноги!». - Глаза протирай! - рассмеялся ему вслед Артур.

В седьмом секторе Татьяны тоже не было. «Вот тебе и жили-были». Сюда вошли Ирина Юрьевна и Игорь Поликарпович.

- Как, вы ещё не закончили? - командным тоном чиновника возмутилась первая. - Сегодня последний день!

«Вы извините меня, но это элементарное ку!» - вспомнилось Егору из любимого ретро-кино.

- Одну минуту. Вы не видели Татьяну Владимировну?

- Нет. И вашего робота-референта тоже нет, - Игорь Поликарпович показывал похожим на сосиску пальцем на пустое место у центрального пульта.

- Точно, - Егор озабочено огляделся вокруг, - Вчера оставался здесь.

- Может, его Татьяна, хм, Владимировна перевела в другой сектор? - сказала Ирина Юрьевна уже стоя к нему спиной у центрального пульта.

- Возможно. «Прямо теория вероятности какая-то».

В это время вошедший Артур с ходу выпалил - Егор Владиславович, палундра, тут в соседнем секторе ваш робот сломался.

- Как?

- Да так, натурально, лежит бедолага на полу и признаков не подаёт. Лидок сегодня явно не в духе - Артур хохотнул. - Пойду выпотрошу.

- Я сейчас подойду, только проверю, э, ячейку. Это важно.

Егор подошёл к одному из ближайших стеллажей и сделал вид, что интересуется номерацией ячеек. У пульта на него не обращали внимание. Тогда он стал отходить всё дальше вглубь, затем быстрым шагом подошёл к ряду стеллажей, где они были вчера, прошёл к знакомой ячейке, открыл. «На месте». Вокруг стояла тишина, здесь ещё ощущался запах духов Татьяны. Открыв одну из тетрадей, с шелестом пролистал, на одной из страниц, заметив известную фамилию, стал сосредоточено читать.

- Не так быстро, молодой человек. - перед ним стояла Ирина Юрьевна, в её руке был зажат не большой боевой токсикатор, - Ты забыл про систему наблюдения. Она ткнула дулом в потолок, потом перевела его обратно на Егора. - Давай сюда бумаги! - командным голосом выдала она.

Савельев ещё не успел отреагировать, как она уже была на расстоянии вытянутой руки - вот уж никак не ожидал от этой женщины такой прыти.

- Ну же, живее! - свободной рукой Ирина Юрьевна вырвала у него тетради. - Благодарю! Твоя баба всё рассказала. И вырубай робота, если нашёл что-то важное. Всё нужно просчитывать.

Через мгновенье раздался еле слышный шипящий звук и Егор, почуствовав боль в правом боку, начал медленно оседать. Женщина стояла в проходе, спрятав оружие, а тетради прижав под мышкой.

- Сдавайся, Ирма! Тебя проактивировали! - раздался возле пульта громкий голос Анатолия Сергеевича. - Сопротивление бесполезно!

Она сунула левую руку в карман жакета, через несколько секунд почти не стала виднаприкреплённое изнутри костюма спецсредство «хамелеон» сливало человека с окружающей обстановкой. А ещё через минуту-две где-то раздался глухой хлопок, какая-то возня и всё разом стихло.

Егору с большим трудом удалось удержаться на ногах, голова плохо соображала. Прошёл пару метров. «Вас ждут систематические цели!». Походной моряка во время приличного шторма, направился к центральному пульту. Там на стуле сидел Игорь Поликарпович, неподвижно уставившись в монитор. «Кино не будет», сделав пару шагов в сторону выхода из сектора, он как мешок завалился набок.

В сектор буквально влетел Анатолий Сергеевич.

- Егор Владиславович, держитесь! Сейчас! - он достал из-под центрального пульта аптечку, вынял двух кубической формы микророботов с эмблемой змеи и чаши, активировал - на них ожили маленькие синие маячки, и подключил одного Егору выше локтя, другого - Игорю Поликарповичу. «Гиппократ! Приступаю!» - отрапортавали по очереди медики.

- Эту матёрую заокеанскую гадину мы взяли. Знаете, как мы её сейчас обнаружили? В коридоре её сшиб робот-уборщик, с которым она на ходу столкнулась! Тут случай. А дальше - дело техники. - обер-комиссар положил ему под голову свой пиджак. - Она внедрилась сюда, чтобы спланировать диверсию на переработке, что да как, а мы её на дневники выманили. Как в старину голодного зверя, на приманку. Вот так.

- Ну, а все подробности узнаете уже из СМИ. Савельев ощутил, как медик сделал ему инъекцию. - За Татьяну не волнуйтесь, с ней всё в порядке. Прекрасно справилась со своей ролью.

 

 

***

Егор уже не чувствовал своего тела, вокруг была кромешная темнота - будто бы в невесомости, пустоте. «Где я?». Слышалось жужжание, шорохи трения. «Троглодиты?! Эй!» - казалось, крикнул в пустоту. В ответ где-то рядом послышался голос. «Помогите!» - в этот слабый выкрик он вложил все последние силы. Прислушался. В ответ то ли действительно, то ли в его затуманенном сознании раздалось - «Берегите ноги!».

 

Егор очнулся и увидел наклонившегося над ним доктора, с поднятым, как козырёк, диагностическим аппаратом. Поводил из стороны в сторону глазами - это была больничная палата, рядом стояла медсестра. Тонко, как пчела, жужжал какой-то прибор.

- Ну вот, кризис миновал. Так, светочувствительность в норме.

- Почему... почему не слышно троглодитов?

- Что, троглодитов? Не сформированное выражение мыслей. А, хм, вы наверно проголодались?! Ирочка, милочка, что там у нас с ужином?

- Я мигом! Прокатанные окорочка под соусом!

Егор слегка улыбнулся.

- Что? А, ладно, это потом. Значит, точно всё будет в порядке, - доктор встал и направился к выходу. - Кстати, тебя тут уже спрашивали - пожилой мужчина и девушка.

 

 

* МССП - малая служебная строительная платформа

 

 



#26 Guest_Новосельский Андрей_*

Guest_Новосельский Андрей_*
  • Гости

Отправлено 25 January 2016 - 19:33

что-то здесь пропала функция прикрепить в формате документа

 

 



#27 Guest_Новосельский Андрей_*

Guest_Новосельский Андрей_*
  • Гости

Отправлено 01 February 2016 - 04:05

+ Ещё некоторые детали. САМАЯ МЕГА ИТОГОВАЯ ВЕРСИЯ. ТЧК

 

Новосельский Андрей

 


АРХИВНОЕ ДЕЛО

 

 

 

Савельев ещё раз прочитал сообщение: «Егор, для тебя есть работа. Жду завтра у входа в 18.30. Титов». Часы на стене показывали 18.20, а рядом с календаря на 2061-й год улыбался космонавт «Союза-117». Уже через несколько минут Савельев, одев куртку, спускался вниз на моно-лифте. На улице сел в уже поджидавшей его знакомый седан «Байкал».

- Сергей Иванович, - они обменялись рукопожатиями, - Рад встречи.

- Егор, я тоже. Время не ждёт, подробности по дороге.

Энергомобиль тронулся и поехал по вечернему мегаполису, пронизанному огнями и суетой. Титов установил на мониторе сити-режим и развернул кресло к собеседнику.

- Мне вчера звонили из самого ДИСо, - после этих слов Сергей Иванович многозначительно замолчал.

- Профессор, неужели в самой Конторе заинтересовались Вашими исследованиями о правлении Горбачёва? - с лёгкой иронией произнёс Савельев.

- Да нет же, - Титов махнул рукой. - Всё шутишь. А, между прочим, я тебя рекомендовал как нашего почётного выпускника, специалиста по истории 21-го века. Что скажете, молодой человек?

- Спасибо, Иваныч, с меня причитается. Что им могло понадобиться?

- Пока сказали только, что дело срочное, на несколько дней.

- А как же ваш любимчик Степанченко? - Этот субчик из числа аспирантов славился тем, что льстил профессору нещадно и со всеми соглашался.

- Хм, ты же знаешь, Егор, он в некоторых вопросах, хм, скажем так, плохо разбирается. И вообще, что это ты мне тут расспросы устроил?! Ты ещё пешком под стол ходил, а я уже служил на границе! - не злобно возмущался Титов. Его истории о службе на орбитальном астероидоколе «Троицкий» слышал каждый мало-мальски с ним знакомый. Егор шутя называл его «Ледоруб Троцкого».

- Не обижайся, Иваныч, рекомендации мне не помешают. Я же теперь безработный, вольный как ветер. Он посмотрел в окно, с той стороны световым потоком промчался скоростной трамвай.

- Что тебя исключили, ты сам виноват. Тебе всегда больше всех надо. Много будешь знать, скоро состаришься - есть такая старая пословица.

«До конечного пункта осталось пять минут» интимным голосом оповестила машина.

- Они назначили встречу в квартале Р82, - профессор посмотрел на командирские часы.

- Это же вроде один из тех, что пойдёт на переработку?

- По мне, пусть хоть к урановым чертям на завтрак. Пока же стоит! И оба рассмеялись.

 

***

Энергомобиль остановился у тротуара. Снаружи пассажирам открылась впечатляющая картина.

Вся широкая улица была застроена досоюзными небоскрёбами в 100-120 этажей, её левая сторона была залита мягким неоновым светом, который излучали сотни огней механизмов, охвативших со всех сторон каждую из высоток. Собранные из стальных ферм, механизмы напоминали одновременно и полые пчелиные соты, и крупную сетку. Каждая сота-ячейка жила своей жизнью: вдоль ферм туда-сюда двигались массивные агрегаты высокого давления - они могли разгонять абразивные частицы до скорости более 900 км/час, стирая поверхности в пыль.

Переработка - так официально называли этот процесс инженеры-строители, а механизм получил прозвище «троглодит», подразумевая приписываемую прожорливость этим то ли пещерным людям, то ли, как собой весьма тонко сегодня намекали новые артефакты, неким разумным существам. До того, пока в двадцатых годах не появились первые такие модели, небоскрёбы под снос взрывали. Хотя в то время от нынешних они отличались, как паровой экскаватор от «Катерпиллера». Теперь переработка одной высотки занимала в среднем до полумесяца, не считая времени на монтаж. Троглодиты «питались» круглосуточнои сейчас доносилось их механическое жужжание и шорохи трения.

- Палундра, сколько махин! - дивился Сергей Иванович. - Давно не наблюдал такого мельтешения и шума, наверно, как покинул машинное отделение старого-доброго астрейдокола.

В тоже время, по правой стороне улицы в ожидании своей участи небоскрёбы стояли почти в полной темноте – светились лишь несколько одиноких окон да сигнальных огней. По их бетонные души грузовики уже привезли в конец улицы крупногабаритные детали и фермы.

У входа в ближайшую высотку горел свет, куда Савельев и Титов направились. Левее от них дорогу шустро перебегала целая популяция бродячих шиншил, покидая свои привычные места обитания - с тех пор, как эти мохнатые зверьки оказались на улице, их развелось не мало.

Внутри их уже ждал мужчина в деловом костюме, на лацкане пиджака которого был серебристый значок в виде вписанной в щит книги. - Следуйте за мной, товарищи. В передних рядах компактного конференц-зала, куда они вошли, расположись несколько мужчин и женщина, у экспресс-кофе стояла девушка в платье и со стаканчиком «Донского особого». Один из мужчин направился к ним. Пиджак на нём сидел как влитой, на лацкане - такой же значок, как и у их проводника, только жёлтого цвета, вблизи на нём можно было прочесть: «Сила, основанная на правде».

- Здравствуйте, товарищи! - он по очереди пожал им руки. - Егор Владиславович, проходите, садитесь, а Вас, профессор, позвольте на два слова.

Савельев сел в одном ряду с молодым человеком, обладателем специфической модной причёски и джинсовой куртки, который играл в виртуальную головоломку. «Наверняка роботех» - подумал он - «Интересно, почему это дело курирует ДИСо, на сколько можно судить, Контора в пустяковые дела не ввязывается». Припомнился случай двухгодичной давности, когда дисовцы за причастие к контрабанде клонов арестовали самого члена Совещательного союзного бюро. Егор обернулся - профессор стоял у выхода из зала что-то обдумывая, а затем, махнув ему на прощанье рукой, вышел.

Дисовец, вернувшись, поправил пиджак и пригладил усы. «Его важный вид обещает, как минимум, архиважные новости, товарищи!» - последние слова Егор произнёс про себя голосом известной исторической персоны.

- Итак, товарищи, приветствую всех! - внимание аудитории целиком сосредоточились на нём. - Нам с вами предстоит совместная работа. Представлюсь. Анатолий Сергеевич, обер-комиссар Департамента иммунитета союза. Сейчас расскажу вам о деле и затем всех представлю.

Как вы знаете из СМИ, что этот квартал Р82 будет переработан для реализации на их месте пилотного проекта куполов-коммун. Здание, в котором мы находимся, было занято учреждениями, офисами, торговыми комплексами и на сегодня их все уже почти полностью выселили. На одном из этажей размещался филиал Союзного центра системных исследований, лет десять тому назад в связи с сокращением штата закрывшийся. При этом здесь оставался архив, который нам с вами и предстоит компетентно освидетельствовать. Как итог, выявить представляющие интерес группы документов и передать в те исследовательские организации, которые они могут заинтересовать. Остальные будут переданы в Центральное долгосрочное хранилище архивов в Твери. Переходим ко второй части. - Во время секундной паузы он струсил невидимую пылинку с плеча.

- Старший архивист Ирина Юрьевна, - женщина встала, на мгновенье повернулась к присутствующим, и снова села - внешне она производила впечатление типичного вышколенного бюрократа. - Мой главный эксперт в этом деле, прошу любить и жаловать.

- И архивист третьего уровня Виктор Викторович, - сидящий рядом с ней полноватый мужчина проделал точно такие же действия, как и его шеф.

- Служащие службы статистики и анализа Игорь Поликарпович и Матвей Сергеевич. Мужчины покивали разной степени лысоватыми головами.

- Егор Владиславович, специалист по истории 21-го века. Егор на секунду встал.

- Артур Викторович, специалист по обслуживанию робототехники. - Можно просто Артур, - парень в джинсовке привстал.

- И самая молодая участница нашей группы, Татьяна Владимировна, журналист «Делового Союза». Девушка с кофе подняла вверх свободную руку.

Итак, товарищи, как видите, дело нам предстоит типичное, не опасное, но важное. На всё про всё отпущено три дня. Затем это здание пойдёт на переработку.

И, да, чуть не забыл, - он слегка улыбнулся. - По поводу оплаты. Завтра всех ознакомлю с персональными договорами. Как понимаете, выбор у вас не велик. На лицах людей мелькнули, словно летний ветерок, улыбки. Артур показал на уровне плеча четыре сжатых пальца - этот знак в среде роботехнарей означал что-то типа «Прикольно, старик».

- Приступаем завтра, в 9.00, попрошу никого не опаздывать. - уже серьёзно продолжал обер-комиссар. - Заканчиваем в шесть. Если нет вопросов, вас проводят в ваши комнаты.

- У меня есть один вопрос, - Егор встал. - Какими исследованиями занимался филиал?

- Насколько мне извесно, гуманитарная область, эм, статистика - Анатолий Сергеевич не много помолчал. - Подробнее узнаем, когда начнём работать с архивом.

Вскоре вместительный лифт привёз всех на 65 этаж. Как гласила надпись, на этом этаже находится хостел «Пролетарий», или точнее находился, так как практически во всех жилых комнатах, за исключением предназначенных их группе, было пусто. «В здании тысячи пустых помещений, десятки лифтов, заблудиться можно. Интересно, сколько здесь людей?». Тут неожиданно мимо них по тусклому коридору, с резким возгласом «Берегите ноги!», и пуская блики никелированной надписью «Ракета», довольно быстро проехал робот-уборщик. «Раритетная модель», - подумал Егор, как все отступая на полшага в сторону. - Какой-то юморист вместо того, что бы отрегулировать ему скорость, записал этот сигнал. - сообщил Артур. Ещё не успел в в дали коридора раствориться низкий профиль робота, как они были у нужных номеров.

В комнате Егора оказалось минимум мебели, в красном уголке - многофункциональный экран, висевший там же активный плакат раньше заботился о постояльцах социальной рекламой: «Товарищи! Психо-генерировать вредно для здоровья!», «Пейте соки!» и прочее.

Из окна открывалась широкая панорама переработки. Одновременно троглодиты были смонтированны и работали на почти половине зданий квартала, всё сияло голубыми неонами, в сотнях сот кипела работа. «Должно быть, там внутри невероятно шумно». На одном из небоскрёбов производился монтаж, в котором участвовали более дюжины кранов различных систем и крабообразного вида робосборщиков. Инженеры следили за процессом, переодически облетая здание на МССП «Беларусь»*. В центре квартала на площади у Дворца культуры сигнальными огнями были очерчены корпуса, напоминавшие старинные самовары, мобильных многоцелевых заводов. Они готовили отходы переработки, поставляемые из улавливателей по пневматическому трубопроводу, к их повторному использованию при строительстве куполов-коммун.

 

 

***

Утром Егор как штык в 9.00 был на нужном 44-м этаже. Здесь у входа в архив собрался весь их маленький коллектив.

- Это архив учётной формы ПТ, - сообщила будничным канцелярским тоном Ирина Юрьевна, держа руки в карманах модного сейчас делового костюма от «Большевички». - Форма не новая, но весьма и весьма надёжная. Он поделён на девять секторов, сейчас мы с вами ознакомимся с одним из них.

Анатолий Сергеевич снял с двустворчатой двери гелевую печать. Внутри недалеко от входа находился центральный пульт ещё досоюзного производства, подключённый к таким же старым серверам, большую же часть помещения занимали стеллажи, веерообразно разбегавшиеся от центра в разные стороны, словно нити паутины, куда хватал взгляд. «Вот она очередная кладовая знаний, - Егор огляделся вокруг - И окон в ней не предусмотрено».

- Для пользы дела разобъёмся на группы по два человека, - дюсовец нажал кнопку центрального пульта и тот засветился. - Каждый должен проработать все девять секторов. А вот и наши патологические помошники! В это время в сектор в сопровождении Артура входили роботы 7-го поколения класса «референт» - два отечественных «Лидер-Док-VIIМ» и один китайский «Цяо-Лотос». - На них мы оставим всю бюрократию. В каждую группу по одному юниту.

- Имущество казённое, без надобности не калечить - хохмил Артур.

- Итак, товарищи, если не против, - обер-комиссар пригладил усы, - Ирина Юрьевна и Игорь Поликарпович - первая группа, Виктор Викторович и Матвей Сергеевич - вторая, Егор Владиславович и Татьяна Владимировна - третья.

- Значит, будем работать вместе, - Егор обращался к Татьяне. «Симпатичная девушка». От неё пахло классической «Красной Софией».

- Да. С какого сектора начнём?

- На твой выбор. Можно на ты?

- Я не против. - она кокетливо улыбнулась. - Тогда с третьего. И не забудем взять с собой того красавчика. Продолжая улыбаться, она показывала на оставшегося «Лидер-Дока», которых в обиходе ласково называли Лидок - его потёртый корпус говорил о многолетней трудовой деятельности.

Выбранный ими третий сектор не отличался от первого - те же сервера и бесконечные ряды стеллажей. В одном из углов стояли несколько велосипедов-тележек - отголосок эко-проекта двадцатых. Робот подключился к центральному пульту, Егор и Татьяна заняли места каждый у своего монитора. «Итак, экипаж на местах, командор Железная Голова у ЦуПа, ключи на старт!» - на мониторе Егора забегали сразу несколько длинных таблиц, списков и перечней.

Перед самым обедом Анатолий Сергеевич вручил им договора. «Что ж, вполне приличная оплата. И, естественно, не могло не обойтись без пункта «Не разглашение», остаётся только дописать «тайны мадридского двора гарантированы». Хотя мелкий шрифт-то я как всегда не читал».

Обед доставили сюда же в сектор. От меню остро повеяло ностальгией по институтской столовке.

- Как успехи? - Егор подвинул порцию картошки - Есть что-то стоящее?

- Ну, - Татьяна разливала ароматный чай - В общем, нет. Статистика, учётная документация. С ума от этого можно сойти. Я на Лидок много задачек прописала и закинула. А у тебя как?

- То же самое. В этом секторе нет ничего стоящего. Помнишь, как у Юхновского: «Что вы ищете, странники-юзеры, неужели контакты со временем?». Девушка, слегка улыбнулась, подавая ему слоёный мёд по-слобожански.

До вечера они проверили ещё два сектора, внешний вид и содержание которых друг от друга особо не отличались. Перед самым уходом Татьяна показывала ему документы старого досоюзного издания «Голос веков» - для себя Егор сделал вывод, что если этот, как сейчас модно было говорить, ширпотреб, один-два столетия будет со всеми потрохами пылиться в Твери, то человечество от этого явно не потеряет.

 

 

***

Следующим утром Егор, как и вчера, встретился с Татьяной у входа в архив. По пути в сектор у них зашёл разговор о переработке.

- А мне нравится, - восторгналась она. - На этом месте скоро забабахают первый купол-коммуну. В промо-ролике говорят, что в каждом будет свой микроклимат, в центре - зелёная зона, озеро и алтайские лебеди. Егор пожал плечами. Эти яркие картинки крутили на каждом углу, промоутеры через идеальной внешности моделей обещали: «Здесь вы будете жить и работать в кругу семьи, дружным коллективом! Социалистическое общество сможет окончательно решить вопрос эго-одиночества, «кибер-уходников» и синдрома Зака-Смитта!», «Каждого коммунара ждут систематические цели и светлые чувства!». «А нас ждут рутина и робот-бюрократ. Что «не так уж плохо на сегодняшний день»».

В очередном секторе часам к трём Савельев неожиданно выявил группу документов в которой, несмотря на её отвлечённое название, встречались массивы с пометками «Геополитика». «Выскочили, как черти из табакерки. Вас тут не стояло! Посмотрим».

- Егор, ты идёшь, уже половина седьмого - Татьяна подошла к его рабочему месту. - Нас уже наверно заждались.

- Да?! Ещё не много осталось. - Егор продолжал сосредоточенно изучать перечень.

- Товарищи, - на входе в сектор стояла Ирина Юрьевна. - Если вы закончили, то мы завтра с утра переходи в этот сектор.

- Да, да, конечно, - Егор не отрывал взгляда от монитора.

- Есть! - воскликнул он минут через десять и встал со стула. - Надо проверить наличие вот этих документов. Это рядом. Робот, свет в четвёртом квадрате!

Слева в проходах стеллажей, куда он направился, зажглись световые дорожки. Туда же, мгновенье колебаясь, последовала за ним и Татьяна.

- Это действительно что-то важное?

Савельев шёл вдоль рядов, рассматривая их номера, найдя нужный, повернул вправо и прошёл несколько вглубь, интересуясь уже номерами ячеек.

- Здесь есть единица хранения, помеченная как личные документы И.В. Перова. Он вынул из ячейки пластиковый коробок и открыл его - внутри находился ряд пронумерованных папок. - Мне нужна с номером А3789031. Вот она!

- Подержи, пожалуйста, я введу код.

- Кто этот Перов? - пока Татьяна держала на руках открывшуюся папку, пока тот вынимал оттуда три толстые слегка потрёпанные тетради.

- О, Перов это очень влиятельный политик прошлого. Можно сказать, один из ключевых в дипломатии. Многие считают его гением своего времени. - Егор открыл одну тетрадь, начал осторожно перелистывать. - Тогда же его и обвиняли, и защищали сильные мира сего. Да и сегодня ещё многие аспекты тех международных событий до конца не изучены. Важные источники во многих странах до сих пор под грифом «Секретно».

- Я читала о нём, - Татьяна задумалась, - Нет, точно, мне же об это рассказывал кто-то из наших журналистов. Это же он возглавлял переговоры о включении в наш состав Кубы?

- Не может быть! - Егор перевернул лист.

- Почему же, может...

- Да нет, я не про это. Извини. Тетради - личные дневники Перова! Ты послушай, что он пишет! Так. Лавендау в 28-м всё же пошёл на соглашение. И если бы последовавшие затем решительные действия наших дипломатов, кто знает, как бы сложилась ситуация в Европе. Ну, профессор, мы были правы, сколько было в своё время дискуссий, тут железные факты, которые окончательно подтверждают - заблуждается этот неовестик академик Ярцев. - Егор листал вторую тетрадь. - В этих дневниках такие сведения, что могут прояснить закулисье некоторых геополитических событий. И, конечно, ниточки тянутся к политикам мирового уровня. И даже современным. Не вероятно, как они сюда попали?

- Эй, товарищи, Вы здесь? - раздался у центрального пульта голос Анатолия Сергеевича, - У вас всё в порядке?

- Да! - помедлив, крикнул в ответ Егор, и уже не громко, обращаясь к Татьяне.- Давай завтра сообщим ему о находке, хочу их прочесть, ты не против? - Егор уже возвращал тетради в папку.

- Хорошо. - она не особо раздумывала, закрыла коробку и Егор поставил её обратно на полку. - Я тебя, как журналист, понимаю.

Через минуту-другую перед ними уже стоял Анатолий Сергеевич.

- Работаете? - он с любопытством смотрел них - Как успехи?

- Да, так, просто проверяли. - Егор старался выглядеть спокойным.

- Вся группа уже собралась, начало восьмого, а вас всё нет. - обер-комиссар медленно перевёл взгляд с Егора на Татьяну.

- Да, мы уже закончили, идём. Да, Татьяна Владимировна?

- Да, можем идти - хотя выглядела она при этом слегка смущённой.

Троём они вышли из сектора и направились к лифту. - Завтра у нас с вами последний день, - сказал Анатолий Сергеевич, расставаясь с ними на жилом этаже. - И очень ответственный. Я на вас надеюсь.

В своей комнате Савельев нервничал и сомневался. «Рассказать Анатолию Сергеевичу? Какой будет официальная позиция? С другой стороны, можно это сделать и завтра. Надо прочесть дневники, а там уже будь что будет. Ладно, утро вечера мудренее». В это время за окном над светящейся частью квартала медленно проплывал экскурсионный дирижабль, на его вытянутой, похожей на акулу, оболочке протянулась надпись «Олимпиада-60» - интуристы с высоты смотрели на начало грандиозного проекта социализма.

 

 

***

Савельев, опоздав минут на пять, был на этаже архива и первой, но далеко не главной в то утро неожиданностью, стало отсутствие Татьяны у входа. Компанию по дороге ему составил Артур. - Проверю «железо» центрального пульта в восьмёрке. - сообщил он, - Вчера Матвей Сергеевич жаловался, что «тормозит». Мимо них проехал уборщик со своим традиционным «Береги ноги!». - Глаза протирай! - рассмеялся ему вслед Артур.

В их секторе Татьяны тоже не было. «Вот тебе и жили-были». Сюда вошли Ирина Юрьевна и Игорь Поликарпович.

- Как, вы ещё не закончили? - командным тоном чиновника возмутилась первая. - Сегодня последний день!

«Вы извините меня, но это элементарное ку!» - вспомнилось Егору из любимого ретро-кино.

- Одну минуту. Вы не видели Татьяну Владимировну?

- Нет. И вашего референта тоже нет, - Игорь Поликарпович показывал на пустое место у центрального пульта.

- Точно, - Егор озабочено огляделся вокруг. - Вчера оставался здесь.

- Может, его Татьяна, хм, Владимировна перевела в другой сектор? - сказала Ирина Юрьевна уже стоя к нему спиной у центрального пульта.

- Возможно. «Прямо теория вероятности какая-то».

В это время вошедший Артур с ходу выпалил - Егор Владиславович, тут в соседнем секторе ваш робот сломался.

- Как?

- Да так, натурально, лежит бедолага на полу и признаков жизни не подаёт. Лидок сегодня явно не в духе - Артур хохотнул. - Пойду выпотрошу.

- Молодой человек, вы за них расписывались! - не оборачиваясь мигом отреагировала Ирина Юрьевна. Тот, выходя, поднял вверх четыре сжатых пальца.

- Я сейчас, только проверю, э, ячейку. - сказал Егор и подошёл к одному из стеллажей. Включил в ручном режиме свет и сделал вид, что интересуется номерацией. У пульта на него не обращали внимание. Тогда он стал отходить всё дальше вглубь, затем быстрым шагом подошёл к ряду стеллажей, где они были вчера, прошёл к знакомой ячейке, открыл. «Дневники на месте». Вокруг стояла тишина, здесь ещё ощущался запах духов Татьяны. Открыв тетрадь, не спеша её пролистал, и, увидив на одной из страниц известную фамилию, сосредоточено стал читать.

- Не так быстро, молодой человек. - перед ним стояла Ирина Юрьевна, в её руке был зажат не большой боевой токсикатор, - Ты забыл про систему наблюдения. Она ткнула дулом на потолок, потом перевела его обратно на Егора. - Давай сюда бумаги! - командным голосом выдала она.

Савельев ещё не успел отреагировать, как она уже была на расстоянии вытянутой руки - вот уж никак не ожидал от этой женщины такой прыти.

- Ну же, живее! - свободной рукой Ирина Юрьевна вырвала у него тетради. - Благодарю! Твоя баба всё рассказала. И вырубай робота, если нашёл что-то важное. Всё нужно просчитывать.

Через мгновенье раздался еле слышный шипящий звук и Егор, почувствовав боль в правом боку, начал медленно оседать. Женщина уже стояла в конце стеллажа, спрятав оружие, а тетради прижав под мышкой.

- Сдавайся, Ирма! Тебя проактивировали! - раздался возле пульта громкий голос Анатолия Сергеевича. - Сопротивление бесполезно!

Она сунула левую руку в карман жакета и через несколько секунд прикреплённое изнутри костюма спецсредство «хамелеон» слило её фигуру с окружающей обстановкой. Егор видел, как фрагмент стеллажа вошёл в проход и там за десяток секунд постепенно стал двигающейся частью освещения. Ещё через минуты две где-то у пульта раздался глухой хлопок, какая-то возня и всё разом стихло.

Егор с большим трудом удержался на ногах, голова плохо соображала. Медленно прошёл к проходу. «Вас ждут систематические цели!». Походной моряка во время приличного шторма, направился к центральному пульту. Там на стуле сидел Игорь Поликарпович, неподвижно уставившись в монитор. «Кино не будет». Сделав пару шагов в сторону выхода из сектора, он как мешок завалился набок.

В сектор буквально влетел Анатолий Сергеевич.

- Егор Владиславович, держитесь! Сейчас! - он достал из-под пульта солидную аптечку, вынял двух кубической формы микророботов с эмблемой змеи и чаши, активировал - на них ожили маячки, подключил одного Егору, другого - Игорю Поликарповичу. «Гиппократ! Приступаю!» - бодро отрапортавали медики.

- Эту матёрую заокеанскую гадину мы взяли. Знаете, как мы её сейчас обнаружили? В коридоре её сшиб робот-уборщик, с которым она на ходу столкнулась! Тут случай. А дальше - дело техники. - обер-комиссар положил ему под голову свой пиджак. - Она внедрилась сюда, чтобы спланировать диверсию на переработке, что да как, а мы её на дневники выманили. Как в старину голодного зверя, на приманку. Вот так. Ну, а все подробности узнаете уже из СМИ.

Савельев ощутил, как медик сделал ему инъекцию. - За Татьяну не волнуйтесь, с ней всё в порядке. Прекрасно справилась со своей ролью.

 

 

***

Егор уже не чувствовал своего тела, вокруг была кромешная темнота - будто бы в невесомости, пустоте. «Где я?». Слышалось жужжание, шорохи трения. «Троглодиты?! Эй!». В ответ где-то рядом послышался голос. «Помогите!» - в этот слабый выкрик он вложил все последние силы. Прислушался. В ответ то ли действительно, то ли в его затуманенном сознании раздалось - «Берегите ноги!».

Егор отрыл глаза и увидел наклонившегося над ним доктора, с поднятым, как козырёк, диагностическим аппаратом. Осмотрелся по сторонам - это была больничная палата, рядом стояла медсестра. Тонко, как пчела, жужжал какой-то прибор.

- Ну вот, кризис миновал. Так, светочувствительность в норме.

- Почему... почему не слышно троглодитов?

- Что, троглодитов? Не сформированное выражение мыслей. А, хм, вы наверно проголодались?! Ирочка, милочка, что там у нас с ужином?

- Я мигом! Прокатанные окорочка под соусом!

Егор слегка улыбнулся.

- Что? А, ладно, это потом. Значит, точно всё будет в порядке, - доктор встал и направился к выходу. - Кстати, тебя тут уже спрашивали - пожилой мужчина и девушка.

 

 

* МССП - малая служебная строительная платформа

 

 



#28 Guest_Новосельский Андрей_*

Guest_Новосельский Андрей_*
  • Гости

Отправлено 01 February 2016 - 04:07

функции прикрепить в формате документа здесь уже нет?



#29 Guest_Новосельский Андрей_*

Guest_Новосельский Андрей_*
  • Гости

Отправлено 02 February 2016 - 02:17

Пока время есть... ЕЩЁ ПАРУ СТРИШКОВ. САМАЯ МЕГА-МЕГА  ФИНАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ   ТЧК

 

Новосельский Андрей

 


АРХИВНОЕ ДЕЛО

 

 

 

Савельев ещё раз прочитал сообщение: «Егор, для тебя есть работа. Жду завтра у входа в 18.30. Титов». Часы на стене показывали 18.20, а рядом с календаря на 2061-й год улыбался космонавт «Союза-117». Уже через несколько минут он спустился вниз на моно-лифте, а затем сел на улице в уже поджидавший его знакомый седан «Байкал».

- Сергей Иванович, - парень и пожилой мужчина обменялись рукопожатиями, - Рад встречи.

- Егор, я тоже. Время не ждёт, подробности по дороге.

Энергомобиль тронулся и поехал по вечернему мегаполису, пронизанному огнями и суетой. Титов установил на мониторе сити-режим и развернул кресло к собеседнику.

- Мне вчера звонили из самого ДИСо, - после этих слов Сергей Иванович многозначительно замолчал.

- Профессор, неужели даже Контора заинтересовались вашими исследованиями о правлении Горбачёва? - с лёгкой иронией произнёс Савельев.

- Да нет же, - Титов махнул рукой. - Всё шутишь. А, между прочим, я тебя рекомендовал как нашего почётного выпускника, специалиста по истории 21-го века. Что скажете, молодой человек?

- Спасибо, Иваныч, с меня причитается. Что им могло понадобиться?

- Мне сказали только, что дело срочное.

- А как же ваш любимчик Степанченко? - Этот субчик из числа аспирантов славился тем, что льстил профессору нещадно и со всеми соглашался.

- Хм, ты же знаешь, Егор, он в некоторых вопросах, хм, скажем так, плохо разбирается. И вообще, что это ты мне расспросы устроил?! Ты ещё пешком под стол ходил, а я уже служил на границе! - не злобно возмущался Титов. Его истории о службе на орбитальном астероидоколе «Троицкий» слышал каждый мало-мальски с ним знакомый. Егор шутя называл его «Ледоруб Троцкого».

- Не обижайся, Иваныч, рекомендации мне не помешают. Я же теперь вольный как ветер. Он посмотрел в окно - с той стороны световым потоком промчался скоростной трамвай.

- Что тебя уволили, ты сам виноват. Тебе всегда больше всех надо. Много будешь знать, скоро состаришься - есть такая старая пословица.

«До конечного пункта осталось пять минут» интимным голосом оповестила машина.

- Они назначили встречу в квартале Р82, - профессор посмотрел на командирские часы.

- Это же вроде один из тех, что пойдёт на переработку?

- По мне, пусть хоть к урановым чертям на завтрак. Пока же стоит! И оба рассмеялись.

 

***

Энергомобиль остановился у тротуара. Снаружи пассажирам открылась впечатляющая картина.

Вся широкая улица была застроена досоюзными небоскрёбами в 100-120 этажей, её левая сторона была залита мягким неоновым светом, который излучали сотни огней механизмов, охвативших со всех сторон каждую из высоток. Собранные из стальных ферм, механизмы напоминали одновременно и полые пчелиные соты, и крупную сетку. Каждая сота-ячейка жила своей жизнью: вдоль ферм туда-сюда двигались массивные агрегаты высокого давления - они могли разгонять абразивные частицы до скорости более 900 км/час, стирая поверхности в пыль.

Переработка - так официально называли этот процесс инженеры-строители, а механизм получил прозвище «троглодит», подразумевая приписываемую прожорливость этим то ли пещерным людям, то ли, как собой весьма тонко сегодня намекали новые артефакты, неким разумным существам. До того, пока в двадцатых годах не появились первые такие модели, небоскрёбы под снос взрывали. Хотя в то время от нынешних они отличались, как паровой экскаватор от «Катерпиллера». Теперь переработка одной высотки занимала в среднем до полумесяца, не считая времени на монтаж. Троглодиты «питались» круглосуточнои сейчас доносилось их механическое жужжание и шорохи трения.

- Палундра, этакие махины! - дивился Сергей Иванович. - Давно не наблюдал такого мельтешения и шума, наверно, как покинул машинное отделение старого-доброго астрейдокола.

В тоже время, по правой стороне улицы в ожидании своей участи небоскрёбы стояли почти в полной темноте – светились лишь несколько одиноких окон да сигнальных огней. По их бетонные души грузовики уже привезли крупногабаритные детали и фермы. У входа в ближайшую высотку горел свет, куда Савельев и Титов направились. Левее от них дорогу шустро перебегала целая популяция бродячих шиншил, покидая свои привычные места обитания - с тех пор, как эти мохнатые зверьки оказались на улице, их развелось не мало.

Внутри их уже ждал мужчина в костюме, на лацкане пиджака которого был серебристый значок в виде вписанной в щит книги. - Следуйте за мной, товарищи. В передних рядах компактного конференц-зала, куда они вошли, расположись несколько мужчин и женщина, у экспресс-кофе стояла девушка в платье и со стаканчиком «Донского особого». Один из мужчин направился к ним. Пиджак на нём сидел как влитой, на лацкане - тот же же значок, только жёлтого цвета, вблизи на нём можно было прочесть: «Сила, основанная на правде».

- Здравствуйте, товарищи! - он по очереди пожал им руки. - Егор Владиславович, проходите, садитесь, а Вас, профессор, позвольте на два слова.

Савельев сел в одном ряду с молодым человеком, обладателем специфической модной причёски и джинсовой куртки, который играл в виртуальную головоломку. «Наверняка роботех» - подумал он - «Интересно, почему это дело курирует Контора, на сколько можно судить, они в пустяковые дела не ввязывается». Припомнился случай из новостей, когда дисовцы за причастие к контрабанде клонов арестовали самого члена Совещательного бюро. Егор обернулся - профессор стоял у выхода из зала, и, махнув ему рукой, вышел.

Дисовец прошёлся с армейской выправкой, поправил пиджак и пригладил усы. «Его важный вид обещает, как минимум, архиважные новости, товарищи!» - последние слова Егор произнёс про себя голосом известной исторической персоны.

- Итак, товарищи, приветствую всех! - внимание аудитории сосредоточились на нём. - Нам с вами предстоит совместная работа. Представлюсь. Анатолий Сергеевич, обер-комиссар Департамента иммунитета союза. Сейчас расскажу вам о деле и затем всех представлю.

Как вы знаете из СМИ, что этот квартал Р82 будет переработан для реализации на их месте пилотного проекта куполов-коммун. Здание, в котором мы находимся, было занято учреждениями, офисами, торговыми комплексами и на сегодня их все уже почти полностью выселили. На одном из этажей размещался филиал Союзного центра системных исследований, лет десять тому назад в связи с сокращением штата закрывшийся. При этом здесь оставался архив, который нам с вами и предстоит компетентно освидетельствовать. Как итог, выявить представляющие интерес группы документов и передать в те исследовательские организации, которые они могут заинтересовать. Остальные будут переданы в Центральное долгосрочное хранилище архивов в Твери. Переходим ко второй части. - Во время секундной паузы он струсил с плеча невидимую пылинку.

- Старший архивист Ирина Юрьевна, - внешне она производила впечатление типичного вышколенного бюрократа. - Мой главный эксперт в этом деле, прошу любить и жаловать.

- И архивист третьего уровня Виктор Викторович, - это был сидящий рядом с ней полноватый мужчина.

- Служащие службы статистики Игорь Поликарпович и Матвей Сергеевич. Мужчины почти синхронно покивали разной степени лысоватыми головами.

- Егор Владиславович, специалист по истории 21-го века.

- Артур Викторович, специалист по обслуживанию робототехники. - Можно просто Артур, - сказал он.

- И самая молодая участница нашей группы, Татьяна Владимировна, журналист «Делового Союза».

Итак, товарищи, как видите, дело нам предстоит типичное, не опасное, но важное. На всё про всё отпущено три дня. Затем это здание пойдёт на переработку.

И, да, чуть не забыл, - он слегка улыбнулся. - По поводу оплаты. Завтра всех ознакомлю с договорами. Как понимаете, выбор у вас не велик. На лицах людей мелькнули, словно летний ветерок, улыбки. Артур показал на уровне плеча четыре сжатых пальца - этот знак в среде роботехнарей означал что-то типа «Прикольно, старик».

- Приступаем завтра, в 9.00, попрошу никого не опаздывать. - уже серьёзно продолжал обер-комиссар. - Заканчиваем в шесть. Если нет вопросов, вас проводят в ваши комнаты.

- У меня есть один вопрос, - Егор встал. - Расскажите поподробнее, какими исследованиями занимался филиал?

- Насколько мне известно, в гуманитарной области, эм, статистика - Анатолий Сергеевич не много помолчал. - Подробнее узнаем, когда начнём работать с архивом.

- Ну вот, живём - не жуткие тайные экперементы, - повернувшись к Егору пошутил робототехник.

Вскоре вместительный лифт привёз всех на 65 этаж. Как гласила надпись, на этом этаже находится хостел «Пролетарий», или точнее находился, так как практически во всех жилых комнатах, за исключением предназначенных их группе, было пусто. «В здании тысячи пустых помещений, десятки лифтов. Интересно, сколько здесь людей?». Тут мимо них по тусклому коридору, с резким возгласом «Берегите ноги!» и пуская блики никелированной надписью «Ракета», довольно быстро проехал робот-уборщик. «Раритетная модель», - подумал Егор, как все отступив на полшага в сторону. - Какой-то юморист вместо того, что бы отрегулировать ему скорость, записал этот сигнал. - просвятил Артур. Ещё не успел в в дали коридора раствориться низкий профиль робота, как они были у нужных номеров.

В комнате Егора оказалось минимум мебели, в красном уголке - многофункциональный экран, висевший там же активный плакат раньше заботился о постояльцах социальной рекламой: «Товарищи! Психо-генерировать вредно для здоровья!», «Пейте соки!» и прочее.

Из окна открывалась широкая панорама переработки. Одновременно троглодиты были смонтированны и работали на почти половине зданий квартала, всё сияло голубыми неонами, в сотнях сот кипела работа. «Должно быть, там внутри невероятно шумно». На одном из небоскрёбов производился монтаж, в котором участвовали более дюжины кранов различных систем и крабообразного вида робосборщиков. Инженеры следили за процессом, переодически облетая здание на МССП «Беларусь»*. В центре квартала на площади у Дворца культуры сигнальными огнями были очерчены корпуса, напоминавшие старинные самовары, мобильных многоцелевых заводов. Они готовили отходы переработки, поставляемые из улавливателей по пневматическому трубопроводу, к их повторному использованию при строительстве куполов-коммун.

 

 

***

Утром Егор как штык в 9.00 был на нужном 44-м этаже. Здесь у входа в архив собрался весь их маленький коллектив.

- Это архив учётной формы ПТ, - сообщила будничным канцелярским тоном Ирина Юрьевна, держа руки в карманах модного сейчас делового костюма от «Большевички». - Форма не новая, но весьма и весьма надёжная. Он поделён на девять секторов, сейчас мы с вами ознакомимся с одним из них.

Обер-комиссар снял с двустворчатой двери гелевую печать. Внутри недалеко от входа находился центральный пульт ещё досоюзного производства, подключённый к таким же старым серверам, большую же часть помещения занимали стеллажи, веерообразно разбегавшиеся от центра в разные стороны, словно нити паутины, куда хватал взгляд. «Вот она очередная кладовая знаний, - Егор огляделся вокруг - И окон в ней не предусмотрено».

- Для пользы дела разобъёмся на группы по два человека, - Анатолий Сергеевич нажал кнопку центрального пульта и тот засветился. - А вот и наши патологические помошники! В это время в сектор в сопровождении Артура входили роботы 7-го поколения класса «референт» - два отечественных «Лидер-Док-VIIМ» и один китайский «Цяо-Лотос». - На них мы оставим всю бюрократию. В каждую группу по одному юниту.

- Имущество казённое, без надобности не калечить - хохмил Артур.

- Итак, товарищи, если не против, - обер-комиссар пригладил усы, - Ирина Юрьевна и Игорь Поликарпович - первая группа, Виктор Викторович и Матвей Сергеевич - вторая, Егор Владиславович и Татьяна Владимировна - третья.

- Значит, будем работать вместе, - Егор обращался к Татьяне. «Симпатичная девушка». От неё пахло классической «Красной Софией».

- Да. С какого сектора начнём?

- На твой выбор. Можно на ты?

- Я не против. - она кокетливо улыбнулась. - Тогда с третьего. И не забудем взять с собой того красавчика. Продолжая улыбаться, она показывала на оставшегося «Лидер-Дока» - в обиходе их ласково называли Лидок - потёртый корпус которого говорил о многолетней трудовой деятельности.

Выбранный ими третий сектор не отличался от первого - те же сервера и бесконечные ряды стеллажей. Только недалеко от пульта стояли несколько велосипедов-тележек - отголосок эко-проекта двадцатых. Робот подключился к центральному пульту, Егор и Татьяна заняли места каждый у своего монитора. «Итак, экипаж на местах, командор Железная Голова у ЦуПа, ключи на старт!» - на мониторе Егора забегали сразу несколько длинных таблиц, списков и перечней.

Перед самым обедом обер-комиссар вручил им договора. «Что ж, вполне приличная оплата. И, естественно, не могло не обойтись без пункта «Не разглашение», остаётся только дописать «тайны мадридского двора гарантированы». Хотя мелкий шрифт-то я как всегда не читал».

Обед доставили сюда же в сектор. От меню остро повеяло ностальгией по институтской столовке.

- Как успехи? - Егор подвинул порцию картошки - Есть что-то стоящее?

- Ну, - Татьяна разливала ароматный чай - В общем, нет. Статистика, учётная документация. С ума от этого можно сойти. Я на Лидок много задачек прописала и закинула. А у тебя как?

- То же самое. В этом секторе нет ничего стоящего. Помнишь, как у Юхновского: «Что вы ищете, странники-юзеры, неужели контакты со временем?». Девушка, слегка улыбнулась, подавая ему слоёный мёд по-слобожански.

До вечера они проверили ещё два сектора, внешний вид и содержание которых друг от друга особо не отличались. Перед самым уходом Татьяна показывала ему документы старого досоюзного издания «Голос веков» - для себя Егор сделал вывод, что если этот, как сейчас модно было говорить, ширпотреб, один-два столетия будет со всеми потрохами пылиться в Твери, то человечество от этого явно не потеряет.

 

 

***

Следующим утром Егор, как и вчера, встретился с Татьяной у входа в архив. По пути в сектор у них зашёл разговор о переработке.

- А мне нравится, - восторгналась она. - На этом месте скоро забабахают первый купол-коммуну. В промо-ролике говорят, что в каждом будет свой микроклимат, в центре - зелёная зона, озеро и алтайские лебеди. Егор пожал плечами. Эти яркие картинки крутили на каждом углу, промоутеры через идеальной внешности моделей обещали: «Здесь вы будете жить и работать в кругу семьи, дружным коллективом! Социалистическое общество сможет окончательно решить вопрос эго-одиночества, «кибер-уходников» и синдрома Зака-Смитта!», «Каждого коммунара ждут систематические цели и светлые чувства!». «А нас ждут рутина и робот-бюрократ. Что «не так уж плохо на сегодняшний день»».

Часам к трём Савельев неожиданно выявил группу документов в которой, несмотря на её отвлечённое название, встречались массивы с пометками «Геополитика». «Выскочили, как черти из табакерки. Вас тут не стояло! Посмотрим».

- Егор, ты идёшь, уже половина седьмого - Татьяна подошла к его рабочему месту. - Нас уже наверно заждались.

- Да?! Ещё не много осталось. - Егор продолжал сосредоточенно изучать перечень.

- Товарищи, - на входе в сектор стояла Ирина Юрьевна. - Если вы закончили, то мы завтра с утра переходи в этот сектор.

- Да, да, конечно, - Егор не отрывал взгляда от монитора.

- Есть! - воскликнул он минут через десять и встал со стула. - Надо проверить наличие вот этих документов. Это рядом. Робот, свет в четвёртом квадрате!

Слева в проходах стеллажей, куда он направился, зажглись световые дорожки. Туда же, мгновенье колебаясь, последовала за ним и Татьяна.

- Это действительно что-то важное?

Савельев шёл вдоль рядов, рассматривая их номера, найдя нужный, повернул вправо и прошёл несколько вглубь, интересуясь уже номерами ячеек.

- Здесь есть единица хранения, помеченная как личные документы И.В. Перова. Он вынул из ячейки пластиковый коробок и открыл его - внутри находился ряд пронумерованных папок. - Мне нужна с номером А3789031. Вот она!

- Подержи, пожалуйста, я введу код.

- Кто этот Перов? - пока Татьяна держала на руках открывшуюся папку, пока тот вынимал оттуда три толстые слегка потрёпанные тетради.

- Это влиятельный политик прошлого. Можно сказать, один из ключевых в дипломатии 20-30-х годов. Многие считают его гениальным дальновилым стратегом. - Егор открыл одну тетрадь, начал акуратно перелистывать. - Его и обвиняли, и защищали сильные мира сего. И сегодня ещё многие аспекты тех международных событий до конца не изучены. Часть важных источников из разных стран считается утерянной или хранится под грифом «Секретно».

- Я кажется читала о нём, - Татьяна задумалась, - Нет, точно, мне же об это рассказывал кто-то из журналистов. Это же он возглавлял переговоры о включении в наш состав Кубы?

- Не может быть! - Егор пробежался глазами по одной из страниц.

- Почему же, может...

- Да нет, я не про это. Извини. Тетради - личные дневники Перова! Ты послушай, что он пишет! Так. Лавендау в 2028 году всё же пошёл на соглашение. То есть, если бы последовавшие затем решительные действия наших дипломатов на Третьей Конференции Созидателей, кто знает, как бы развивалась ситуация. Ну, профессор, мы были правы, сколько было в своё время дискуссий, тут железные факты, которые окончательно подтверждают - заблуждается этот неовестик академик Ярцев. - Егор перелистывал вторую тетрадь. - В дневниках сведения, которые могут прояснить закулисье некоторых геополитических событий. И, конечно, ниточки тянутся к политикам мирового уровня. И даже современным. Не вероятно, как они сюда попали?

- Эй, товарищи, Вы здесь? - раздался у центрального пульта голос Анатолия Сергеевича, - У вас всё в порядке?

- Да! - помедлив, крикнул в ответ Егор, и уже не громко, обращаясь к Татьяне.- Давай завтра сообщим ему о находке, хочу их прочесть, ты не против? - Егор уже возвращал тетради в папку.

- Хорошо. - она не особо раздумывала, закрыла коробку и Егор поставил её обратно на полку. - Я тебя, как журналист, понимаю.

Через минуту-другую перед ними уже стоял Анатолий Сергеевич.

- Работаете? - спросил он с любопытством. - Как успехи?

- Да, так, просто проверяли. - Егор старался выглядеть спокойным.

- Вся группа уже собралась, начало восьмого, а вас всё нет. - обер-комиссар медленно перевёл взгляд с Егора на Татьяну.

- Мы уже закончили. Да, Татьяна Владимировна?

- Да, можем идти - хотя выглядела она при этом слегка смущённой.

Троём они вышли из сектора и направились к лифту. - Завтра у нас с вами последний день, - сказал Анатолий Сергеевич, расставаясь с ними на жилом этаже. - И очень ответственный. Я на вас надеюсь.

В тишине номера Савельева посетили сомнения. «Какой будет официальная позиция властей? Надо было рассказать, с другой стороны, можно это сделать и завтра. Для начала прочту дневники. Потом сообщу о находке и будем думать. Утро вечера мудренее». В это время за окном над переработкой медленно проплывал экскурсионный дирижабль, на его вытянутой, похожей на акулу, оболочке протянулась надпись «Олимпиада-60» - интуристы с высоты смотрели на начало грандиозного проекта социализма.

 

 

***

Савельев, опоздав минут на пять, был на этаже архива и первой, но далеко не главной в то утро неожиданностью, стало отсутствие Татьяны у входа. Компанию к сектору ему составил Артур. - Проверю «железо» центрального пульта в восьмёрке. - сообщил он, - Вчера Матвей Сергеевич жаловался, что «тормозит». В это время мимо них проехал уборщик со своим традиционным «Береги ноги!». - Глаза протирай! - рассмеялся ему вслед Артур.

В секторе Татьяны тоже не было. «Вот тебе и жили-были». Зато сюда внешне деловито, словно некая процессия, вошли Ирина Юрьевна, статист Игорь, как его там, Поликарпович и «Цяо-Лотос».

- Как, вы ещё не закончили? - командным тоном чиновника возмутилась первая. - Мы вас предупреждали! Сегодня последний день!

«Вы извините меня, но это элементарное ку!» - вспомнилось Егору из любимого ретро-кино.

- Одну минуту. Вы не видели Татьяну Владимировну?

- Нет. И вашего референта тоже нет, - сказал Игорь Поликарпович, занимая место у одного из мониторов.

- Точно, - Егор озабочено огляделся вокруг. - Вчера оставался здесь.

- Может, его Татьяна, хм, Владимировна перевела в другой сектор? - сказала Ирина Юрьевна уже стоя к нему спиной у центрального пульта.

- Возможно. «Прямо теория вероятности какая-то».

В это время вошедший Артур с ходу выпалил: - Егор Владиславович, тут в соседнем секторе ваш робот сломался.

- Как?

- Да так, натурально, лежит бедолага на полу и признаков жизни не подаёт. Лидок сегодня явно не в духе - Артур хохотнул. - Пойду выпотрошу.

- Молодой человек, вы за сохранность расписывались! - не оборачиваясь мигом отреагировала Ирина Юрьевна. Тот, выходя, поднял вверх четыре сжатых пальца.

- Я сейчас, только проверю, хм, ячейку. - сказал Егор и подошёл к одному из стеллажей. Включив в ручном режиме свет, сделал вид, что интересуется номерацией. Затем стал отходить всё дальше вглубь, быстрым шагом подошёл к ряду стеллажей, где они были вчера, прошёл к знакомой ячейке, открыл. «Дневники на месте». Вокруг стояла тишина, здесь ещё ощущался запах духов Татьяны. Открыв тетрадь, не спеша её пролистал, и, увидив на одной из страниц известную фамилию, сосредоточено стал читать.

- Не так быстро, молодой человек. - перед ним стояла Ирина Юрьевна, в её руке был зажат дамский боевой токсикатор, - Ты забыл про систему наблюдения. Она ткнула дулом на потолок, потом перевела его обратно на Егора. - Давай сюда бумаги! - командным голосом выдала она.

Савельев ещё не успел отреагировать, как она уже была на расстоянии вытянутой руки - вот уж никак не ожидал от этой женщины такой прыти.

- Ну же, живее! - свободной рукой Ирина Юрьевна вырвала у него тетради. - Благодарю! Твоя баба всё рассказала. И вырубай робота, если нашёл что-то важное. Всё нужно просчитывать.

Через мгновенье раздался еле слышный шипящий звук и Егор, почувствовав боль в правом боку, начал медленно оседать. Женщина уже стояла в конце стеллажа, спрятав оружие, а тетради прижав под мышкой.

- Сдавайся, Ирма! Тебя проактивировали! - раздался возле пульта громкий голос Анатолия Сергеевича. - Сопротивление бесполезно!

Эта шустрая особа сунула левую руку в карман жакета и через несколько секунд прикреплённое изнутри костюма спецсредство «хамелеон» слило её фигуру с окружающей обстановкой. Егор видел, как фрагмент стеллажа вошёл в проход и там за десяток секунд постепенно растворился в свете, хотя выделяясь при этом мутноватостью. Ещё через минуты две где-то у выхода раздался глухой хлопок, какая-то возня и всё разом стихло.

Егор с большим трудом удержался на ногах, голова плохо соображала. Медленно пошёл к проходу. «Вас ждут систематические цели!». Походной моряка во время приличного шторма, направился к центральному пульту. Там Игорь Поликарпович неподвижно уставился в монитор. «Кино не будет». Сделав ещё пару шагов, он как мешок завалился набок.

В сектор буквально влетел Анатолий Сергеевич.

- Егор Владиславович, держитесь! Сейчас! - достал из-под пульта солидную аптечку, вынял двух кубической формы микророботов с эмблемой змеи и чаши, активировал - на них ожили маячки, подключил одного Егору, другого - статисту. «Гиппократ! Приступаю!» - бодро отрапортавали медики. - Доза не значительная.

А эту матёрую заокеанскую гадину мы взяли. Знаете, как мы её сейчас обнаружили? В коридоре её сшиб робот-уборщик, с которым она на ходу столкнулась! Тут случай. А дальше - дело техники. - обер-комиссар положил ему под голову свой пиджак. - Она внедрилась сюда, чтобы спланировать диверсию на переработке, что да как, а мы её на дневники выманили. Как в старину голодного зверя. Вот так. Ну, а все подробности узнаете уже из СМИ.

Савельев ощутил, как медик сделал ему инъекцию. - За Татьяну не волнуйтесь. Прекрасно справилась со своей ролью.

 

 

***

Он уже не чувствовал своего тела, вокруг была кромешная темнота - будто бы в невесомости, пустоте. «Где я?». Слышалось жужжание, шорохи трения. «Троглодиты?! Архив перерабатывают! Эй, остановитесь!». В ответ где-то рядом послышался голос. Прислушался. То ли действительно, то ли в его затуманенном сознании раздалось - «Берегите ноги!».

Савельев отрыл глаза и увидел наклонившегося над ним доктора, с поднятым, как козырёк, диагностическим аппаратом. Осмотрелся по сторонам - это была больничная палата, рядом стояла медсестра. Тонко, как пчела, жужжал какой-то прибор.

- Ну вот, порядок. Так, светочувствительность в норме.

- Трогло... диты... где?

- Что, троглодиты? Не сформированное выражение мыслей? А, хм, вы наверно проголодались?! Ирочка, милочка, что там у нас с ужином?

- Я мигом! Прокатанные окорочка под соусом!

Егор слегка улыбнулся.

- Что? А, ладно, это расскажете потом. Значится так, через пару дней будете бегать, - доктор встал и направился к выходу. - Кстати, тебя тут уже спрашивали - пожилой мужчина и девушка.

 

 

* МССП - малая служебная строительная платформа

 

 



#30 Межзвёздный 4

Межзвёздный 4
  • Пользователи
  • 774 сообщений

Отправлено 02 February 2016 - 02:45

САМАЯ МЕГА-МЕГА  ФИНАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ   ТЧК

Вот это я понимаю человек над рассказом работает! :)



#31 Guest_Новосельский Андрей_*

Guest_Новосельский Андрей_*
  • Гости

Отправлено 02 February 2016 - 21:10

+ Ещё пару моментов... Просто добавляю или редактируя некую малую часть приходится выкладывать весь текст целиком, не обессудьте. А перечитываешь - и возникают некотрые мысли.  

 

     **  САМАЯ МЕГА-ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ ВЕРСИЯ ) ТЧК  **

 

 

 

Новосельский Андрей

 


АРХИВНОЕ ДЕЛО

 

 

 

Савельев ещё раз прочитал сообщение: «Егор, для тебя есть работа. Жду завтра у входа в 18.30. Титов». Часы на стене показывали 18.20, а рядом с календаря на 2051-й год улыбался первый в истории космонавт. Уже через несколько минут он спустился вниз на моно-лифте, а затем сел на улице в уже поджидавший его знакомый седан «Байкал».

- Сергей Иванович, - парень и пожилой мужчина обменялись рукопожатиями, - Рад встречи.

- Егор, я тоже. Время не ждёт, подробности по дороге.

Энергомобиль тронулся и поехал по вечернему мегаполису, пронизанному огнями и суетой. Титов установил на мониторе сити-режим и развернул кресло к собеседнику.

- Мне вчера звонили из самого ДИСо, - после этих слов Сергей Иванович многозначительно замолчал.

- Профессор, неужели даже Контора заинтересовались вашими исследованиями о правлении Горбачёва? - с лёгкой иронией произнёс Савельев.

- Да нет же, - Титов махнул рукой. - Всё шутишь. А, между прочим, я тебя рекомендовал как нашего почётного выпускника, специалиста по истории 21-го века. Что скажете, молодой человек?

- Спасибо, Иваныч, с меня причитается. Что им могло понадобиться?

- Мне сказали только, что дело срочное.

- А как же ваш любимчик Степанченко? - Этот субчик из числа аспирантов славился тем, что льстил профессору нещадно и со всеми соглашался.

- Хм, ты же знаешь, Егор, он в некоторых вопросах, хм, скажем так, плохо разбирается. И вообще, что это ты мне расспросы устроил?! Ты ещё пешком под стол ходил, а я уже служил на границе! - не злобно возмущался Титов. Его истории о службе на орбитальном астероидоколе «Троицкий» слышал каждый мало-мальски с ним знакомый. Егор шутя называл его «Ледоруб Троцкого».

- Не обижайся, Иваныч, работа сейчас точно не помешает. Я же вольный, как ветер. Он посмотрел в окно - с той стороны световым потоком промчался скоростной трамвай.

- Что тебя опять уволили, сам виноват. Тебе как всегда больше всех надо.

«До конечного пункта осталось пять минут» интимным голосом оповестила машина.

- Они назначили встречу в квартале Р82, - профессор посмотрел на командирские часы.

- Это же вроде один из тех, что пойдёт на переработку?

- По мне, пусть хоть к урановым чертям на завтрак. Пока же стоит! И оба рассмеялись.

 

***

Энергомобиль остановился у тротуара. Снаружи пассажирам открылась впечатляющая картина.

Вся широкая улица была застроена досоюзными небоскрёбами в 100-120 этажей, её левая сторона была залита мягким неоновым светом, который излучали сотни огней механизмов, охвативших со всех сторон каждую из высоток. Собранные из стальных ферм, механизмы напоминали одновременно и полые пчелиные соты, и крупную сетку. Каждая сота-ячейка жила своей жизнью: вдоль ферм туда-сюда двигались массивные агрегаты высокого давления - они могли разгонять абразивные частицы до скорости более 900 км/час, стирая поверхности в пыль.

Переработка - так официально называли этот процесс инженеры-строители, а механизм получил прозвище «троглодит», подразумевая приписываемую прожорливость этим то ли пещерным людям, то ли, как собой весьма тонко сегодня намекали новые артефакты, неким разумным существам. До того, пока в двадцатых годах не появились первые такие модели, небоскрёбы под снос взрывали. Хотя в то время от нынешних они отличались, как паровой экскаватор от «Катерпиллера». Теперь переработка одной высотки занимала в среднем до полумесяца, не считая времени на монтаж. Троглодиты «питались» круглосуточнои сейчас доносилось их механическое жужжание и шорохи трения.

- Палундра, этакие махины! - дивился Сергей Иванович. - Давно не наблюдал столько метушни, наверно, как покинул машинное отделение старого-доброго астрейдокола.

В тоже время, по правой стороне улицы в ожидании своей участи небоскрёбы стояли почти в полной темноте – светились лишь несколько одиноких окон да сигнальных огней. По их бетонные души грузовики уже привезли крупногабаритные детали и фермы. У входа в ближайшую высотку горел свет, куда Савельев и Титов направились. Левее от них дорогу шустро перебегала целая популяция бродячих шиншилл, покидая свои привычные места обитания - с тех пор, как эти мохнатые зверьки оказались на улице, их развелось не мало.

Внутри их уже ждал мужчина в костюме, на лацкане пиджака которого был серебристый значок в виде вписанной в щит книги. - Следуйте за мной, товарищи. В передних рядах компактного конференц-зала, куда они вошли, расположись несколько мужчин и женщина, у экспресс-кофе стояла девушка в платье и со стаканчиком «Донского особого». Один из мужчин направился к ним. Пиджак на нём сидел как влитой, на лацкане - тот же же значок, только жёлтого цвета, вблизи на нём можно было прочесть: «Сила, основанная на правде».

- Здравствуйте, товарищи! - он по очереди пожал им руки. - Егор Владиславович, проходите, садитесь, а вас, профессор, позвольте на два слова.

Савельев сел в одном ряду с молодым человеком, обладателем специфической модной причёски и джинсовой куртки, который играл в виртуальную головоломку. «Наверняка роботех» - подумал он - «Интересно, почему это дело курирует Контора, судя по всему, они в пустяковые дела не ввязываются». Припомнился недавний случай из новостей, когда дисовцы за причастность к контрабанде клонов арестовали самого члена Совещательного бюро. Егор обернулся - профессор стоял у выхода из зала, и, махнув ему рукой, вышел.

Дисовец проследовал в начало зала с армейской выправкой, там поправил пиджак и пригладил усы. «Его важный вид обещает, как минимум, архиважные новости, товарищи!» - последние слова Егор произнёс про себя голосом известной исторической персоны.

- Итак, товарищи, приветствую всех! - внимание аудитории сосредоточились на нём. - Нам с вами предстоит совместная работа. Представлюсь. Анатолий Сергеевич, обер-комиссар Департамента иммунитета союза. Сейчас расскажу вам о деле и затем всех представлю.

Как вы знаете из СМИ, что этот квартал Р82 будет переработан для реализации на их месте пилотного проекта куполов-коммун. Здание, в котором мы находимся, было занято учреждениями, офисами, торговыми комплексами - на сегодня они все уже выехали. Здесь же размещался филиал Союзного центра системных исследований, лет десять тому назад закрывшийся. При этом здесь оставался архив, который нам с вами и предстоит компетентно освидетельствовать. Как итог, выявить представляющие интерес группы документов и передать в те исследовательские организации, которые они могут заинтересовать. Остальные будут переданы в Центральное долгосрочное хранилище архивов в Твери. Переходим ко второй части.

- Старший архивист Ирина Юрьевна. - Внешне она производила впечатление типичного вышколенного бюрократа. - Мой главный эксперт в этом деле, прошу любить и жаловать.

- И архивист третьего уровня Виктор Викторович, - это был сидящий рядом с ней полноватый мужчина.

- Служащие службы статистики Игорь Поликарпович и Матвей Сергеевич. Мужчины почти синхронно покивали разной степени лысоватыми головами.

- Егор Владиславович - специалист по истории 21-го века.

- Артур Викторович - специалист по обслуживанию робототехники. - Можно просто Артур, - сказал он.

- И самая молодая участница нашей группы, Татьяна Владимировна, журналист «Делового Союза».

Итак, товарищи, как видите, дело нам предстоит типичное, не опасное, но важное. На всё про всё отпущено три дня. Затем это здание пойдёт на переработку.

И, да, чуть не забыл, - он слегка улыбнулся. - По поводу оплаты. Завтра всех ознакомлю с договорами. Как понимаете, выбор у вас не велик. На лицах людей мелькнули, словно летний ветерок, улыбки. Артур показал на уровне плеча четыре сжатых пальца - этот знак в среде роботехнарей означал что-то типа «Прикольно, старик».

- Приступаем завтра, в 9.00, попрошу никого не опаздывать. - уже серьёзно продолжал обер-комиссар. - Заканчиваем в шесть. Если нет вопросов, вас проводят в ваши комнаты.

- У меня есть один вопрос, - Егор встал. - Какими исследованиями занимался филиал?

- Насколько мне известно, в гуманитарной области, эм, статистика - Анатолий Сергеевич не много помолчал. - Подробнее узнаем, когда начнём работать с архивом. «Значит, леденящие кровь секретные эксперименты пока вычёркиваем».

Вскоре вместительный лифт привёз всех на 65 этаж. Как гласила надпись, на этом этаже находится хостел «Пролетарий», или точнее находился, так как практически во всех жилых комнатах, за исключением предназначенных их группе, было пусто. «В здании тысячи пустых помещений, десятки лифтов. Интересно, сколько здесь людей?». Тут мимо них по тусклому коридору, с резким возгласом «Берегите ноги!» и пуская блики никелированной надписью «Ракета», довольно быстро проехал робот-уборщик. «Раритетная модель», - подумал Егор, как все отступив на полшага в сторону. - Какой-то «кулибин» накрутил ему скорость и записал этот сигнал, - просветил Артур. Ещё не успел в дали коридора раствориться низкий профиль робота, как они были у нужных номеров.

В комнате Егора оказалось минимум мебели, в красном уголке - многофункциональный экран, висевший там же активный плакат раньше заботился о постояльцах социальной рекламой: «Товарищи! Психо-генерировать вредно для здоровья!», «Пейте соки!» и прочее.

Из окна открывалась широкая панорама переработки. Машины окружили почти половину зданий квартала, всё сияло голубыми и оранжевыми огнями, в сотнях сот кипела работа. «Должно быть, там внутри невероятно шумно». На одном из небоскрёбов производился монтаж троглодита, в котором участвовали более дюжины кранов различных систем и робосборщиков, похожих на гигантских крабов. Инженеры следили за процессом из ВМСП «Беларусь»*. На площади у Дворца культуры сигнальными огнями были очерчены корпуса, напоминавшие старинные самовары, мобильных многоцелевых заводов. Они готовили отходы переработки, поставляемые из улавливателей по пневматическому трубопроводу, к их повторному использованию при строительстве куполов-коммун.

 

 

***

Утром Егор как штык в 9.00 был на нужном 44-м этаже. Здесь у входа в архив собрался весь их маленький коллектив.

- Это архив учётной формы ПТ, - сообщила будничным канцелярским тоном Ирина Юрьевна, держа руки в карманах модного сейчас делового костюма от «Большевички». - Форма не новая, но весьма и весьма надёжная. Он поделён на девять секторов, сейчас мы с вами ознакомимся с одним из них.

Обер-комиссар снял с двустворчатой двери печать. Внутри недалеко от входа находился центральный пульт ещё досоюзного производства, подключённый к таким же старым серверам, большую же часть помещения занимали стеллажи, веерообразно разбегавшиеся от центра, словно нити паутины, куда хватал взгляд. «Вот она очередная кладовая знаний, - Егор огляделся вокруг - И окон в ней не предусмотрено».

- Для пользы дела поделимся на группы по два человека, - Анатолий Сергеевич нажал кнопку центрального пульта и тот засветился. - А вот и наши патологические помощники! В это время в сектор в сопровождении Артура вошли роботы класса «референт» - два отечественных «Лидер-Док-VIIМ» и один китайский «Цяо-Лотос», густо штампованный иероглифами. - В каждую группу по юниту.

- Имущество казённое, без надобности не калечить - хохмил Артур.

- Итак, товарищи, если не против, - обер-комиссар пригладил усы, - Ирина Юрьевна и Игорь Поликарпович - первая группа, Виктор Викторович и Матвей Сергеевич - вторая, Егор Владиславович и Татьяна Владимировна - третья.

- Значит, будем работать вместе, - сказал Егор, обращаясь к девушке. «Симпатичная». От неё пахло классической «Красной Софией».

- Да. С какого сектора начнём?

- На твой выбор. Можно на ты?

- Я не против. - Татьяна кокетливо улыбнулась. - Тогда с третьего. И не забудем взять с собой того красавчика. Продолжая улыбаться, она показывала на оставшегося «Лидер-Дока» - в обиходе их ласково называли Лидок - потёртый корпус которого говорил о многолетней трудовой деятельности.

Выбранный третий сектор не отличался от первого - те же сервера и бесконечные ряды стеллажей. Только недалеко от входа стояли несколько велосипедов-тележек, как отголосок эко-проектов. В бытность студентом Егор с однокашниками часто лихачили на таких по архивам альма-матер.

Референт подключился к центральному пульту, парень и девушка заняли места каждый у своего монитора. «Итак, экипаж на местах, командор Железная Голова у ЦуПа, ключи на старт!» - на мониторе Савельева забегали сразу несколько длинных таблиц, списков и перечней.

Перед самым обедом обер-комиссар вручал им договора. «Что ж, вполне приличная оплата. И, естественно, не могло не обойтись без пункта «Не разглашение», остаётся только дописать «тайны мадридского двора гарантированы». Хотя мелкий шрифт-то я как всегда не читал».

Обед доставили сюда же в сектор. От меню остро повеяло ностальгией по институтской столовке.

- Как успехи? - Егор подвинул порцию картошки - Есть что-то стоящее?

- Ну, - Татьяна разливала ароматный чай - В общем, нет. Статистика, учётная документация. С ума от этого можно сойти. Я на Лидок много задачек прописала и закинула. А у тебя как?

- То же самое. В этом секторе нет ничего стоящего. Помнишь, как у Юхновского: «Что вы ищете, странники-юзеры, неужели контакты со временем?». Девушка, слегка улыбнулась, подавая ему слоёный мёд по-слобожански.

До вечера они проверили ещё два сектора, внешний вид и содержание которых друг от друга особо не отличались. Перед самым уходом Татьяна показывала ему документы старого досоюзного издания «Голос веков» - для себя Егор сделал вывод, что если этот, как сейчас модно было говорить, ширпотреб, один-два столетия будет со всеми потрохами пылиться в Твери, то человечество от этого явно не потеряет.

 

 

***

Следующим утром Егор, как и вчера, встретился с Татьяной у входа в архив. По пути в сектор у них зашёл разговор о переработке.

- А мне нравится, - поделилась мыслями девушка. - На этом месте скоро отгрохают первый купол-коммуну. В промо-ролике говорят, что в каждом будет свой микроклимат, в центре - зелёная зона, озеро и алтайские лебеди.

Эти яркие картинки крутили на каждом углу, промоутеры через идеальной внешности моделей обещали: «Здесь вы будете жить и трудиться в кругу семьи, дружным коллективом! Социалистическое общество сможет окончательно решить вопрос эго-одиночества, «кибер-уходников» и синдрома Зака-Смитта!».

- И, конечно же, там будет ещё больше любви, - продолжала Татьяна мечтательно. - Как в том фильме с Иваном Хабенским.

«Каждого коммунара ждут систематические цели и светлые чувства!» - таким был лейтмотив проекта, который включал в себя все новейшие разработки и достижения прогресса в различных сферах.

Они уже вошли в сектор. «Нас же ждут архивы и робот-бюрократ, что «не так уж плохо на сегодняшний день»».

Работая, часам к трём Савельев неожиданно обнаружил группу в которой, несмотря на её отвлечённое название, встречались массивы с пометками «Геополитика». «Выскочили, как черти из табакерки. Вас тут не стояло! Посмотрим».

- Егор, ты идёшь, уже половина седьмого - Татьяна подошла к его рабочему месту. - Нас уже наверно заждались.

- Да?! Ещё пару минут. - Егор продолжал сосредоточенно изучать перечень на мониторе.

- Товарищи, - на входе в сектор стояла Ирина Юрьевна. - Если вы закончили, то мы завтра с утра переходи в этот сектор.

- Да, да, конечно, - ответил Егор, не отрывая взгляда.

- Есть! - воскликнул он минут через десять и резко встал со стула. - Надо проверить наличие вот этих документов. Это рядом. Робот, свет в четвёртом квадрате!

Слева в проходах стеллажей, куда он спешно направился, зажглись световые дорожки.

- Если это действительно что-то важное - Татьяна последовала за ним. - Нужна помощь?

Савельев шёл вдоль рядов, найдя нужный, повернул и прошёл несколько вглубь, интересуясь номерами ячеек.

- Здесь есть единица хранения, помеченная как личные документы И.В. Перова. Он вынул из ячейки пластиковый коробок и открыл его - внутри находились папки. - Мне нужна с номером А3789031. Вот она!

- Подержи, пожалуйста, я введу код.

- Кто этот Перов? - Татьяна держала на руках открывшуюся папку, пока Егор вынимал оттуда три слегка потрёпанные тетради.

- Влиятельный политик 20-х годов. Многие считают его гениальным дальновидным стратегом. - Егор открыл одну тетрадь, аккуратно перелистывал. - Его и обвиняли, и защищали сильные мира сего. И сегодня ещё многие международные событий до конца не изучены. Не без того, что часть важных источников разных стран считаются утерянными или хранятся под грифом «Секретно», впрочем это может быть одно и тоже.

- Я кажется читала о нём, - Татьяна задумалась, - Нет, точно, мне же об это рассказывал кто-то из журналистов. Это же он возглавлял переговоры о включении в наш состав Кубы?

- Не может быть! - Егор пробежался глазами по одной из страниц.

- Почему же, может...

- Да нет, я не про это. Извини. Тетради - личные дневники Перова! Ты послушай, что он пишет! Так. Лавендау в 2028 году всё же пошёл на соглашение. То есть, если бы последовавшие затем решительные действия наших дипломатов на Третьей Конференции Созидателей, кто знает, как бы развивалась ситуация. Ну, профессор, мы были правы, сколько было в своё время дискуссий, тут железные факты, которые окончательно подтверждают - заблуждается этот неовестик академик Ярцев. - Егор перелистывал вторую тетрадь. - В дневниках сведения, которые могут прояснить закулисье геополитических событий. И, конечно, ниточки тянутся к политикам мирового уровня. И даже современным. Не вероятно, как они сюда попали?

- Эй, товарищи, Вы здесь? - раздался громкий голос Анатолия Сергеевича, - У вас всё в порядке?

- Да! - ответил громко Егор, затем задал вопрос Татьяне.- Давай завтра сообщим ему о находке, хочу их прочесть, ты не против?

- Хорошо, - она не особо раздумывала. - Я тебя как журналист понимаю. Егор вернул всё на полку.

Через минуту-другую перед ними уже стоял Анатолий Сергеевич.

- Работаете? - спросил он с любопытством. - Как успехи?

- Да, так, просто проверяли. - Егор старался выглядеть спокойным.

- Вся группа уже собралась, начало восьмого, а вас всё нет. - обер-комиссар медленно перевёл взгляд с Егора на Татьяну.

- Мы уже закончили. Да, Татьяна Владимировна?

- Да, можем идти - однако выглядела она при этом слегка смущённой.

Втроём они вышли из сектора и направились к лифту. - Завтра у нас с вами последний день, - сказал Анатолий Сергеевич, расставаясь с ними на жилом этаже. - Я на вас надеюсь.

В тишине номера Савельева посетили сомнения. «Какой будет официальная позиция властей? Их они ищут? Надо было рассказать, с другой стороны, можно это сделать и завтра. Для начала прочту дневники. Потом сообщу о находке и будем думать. Утро вечера мудренее». В это время за окном над переработкой медленно проплывал экскурсионный дирижабль, на его вытянутой, похожей на акулу, оболочке протянулась надпись «Олимпиада-50» - интуристы с высоты смотрели на начало грандиозного проекта социализма.

 

 

***

Савельев, опоздав минут на пять, был на этаже архива и первой, но далеко не главной в то утро неожиданностью, стало отсутствие Татьяны у входа. Компанию к сектору ему составил Артур. - Проверю «железо» центрального пульта в восьмёрке. - сообщил он, - Вчера старичелло Матвей Сергеевич жаловался, что «тормозит». В это время мимо них проехал уборщик со своим традиционным «Береги ноги!». - Глаза протирай! - рассмеялся ему вслед Артур.

В секторе Татьяны тоже не было. «Вот тебе и жили-были». Зато сюда внешне деловито, словно некая процессия, вошли Ирина Юрьевна, статист Игорь, как его там, Поликарпович и «Цяо-Лотос».

- Как, вы ещё не закончили? - командным тоном чиновника возмутилась женщина. - Мы вас предупреждали! Сегодня последний день!

«Вы извините меня, но это элементарное ку!» - вспомнилось Егору из любимого ретро кино.

- Одну минуту. Вы не видели Татьяну Владимировну?

- Нет. И вашего референта тоже нет, - сказал Игорь Поликарпович, занимая место у одного из мониторов.

- Точно, - Егор озабочено огляделся вокруг. - Вчера оставался здесь.

- Может, его Татьяна, хм, Владимировна перевела в другой сектор? - сказала Ирина Юрьевна уже стоя к нему спиной у центрального пульта.

- Возможно. «Прямо теория вероятности какая-то».

В это время вошедший Артур с ходу выпалил: - Егор Владиславович, тут в соседнем секторе ваш робот сломался.

- Как?

- Да так, натурально, лежит бедолага на полу и признаков жизни не подаёт. Лидок сегодня явно не в духе - Артур хохотнул. - Пойду выпотрошу.

- Молодой человек, вы за сохранность расписывались! - не оборачиваясь мигом отреагировала Ирина Юрьевна. Тот, выходя, поднял вверх четыре сжатых пальца.

- Я сейчас, только проверю, хм, ячейку. - сказал Егор, включив в ручном режиме свет, быстрым шагом направился к той ячейки, где они были вчера. Открыл знакомую папку... «Дневники на месте».

Вокруг стояла тишина, здесь ещё ощущался запах духов Татьяны. Открыв тетрадь, не спеша полистал, на одной из страниц остановился и стал читать.

- Не так быстро, молодой человек. - перед ним стояла Ирина Юрьевна, в руке - на вид дамский боевой токсикатор, - Ты забыл про систему наблюдения. Она ткнула дулом на потолок, потом перевела его обратно на Егора. - Давай сюда бумаги! - командным голосом выдала она.

Савельев ещё не успел отреагировать, как она уже была на расстоянии вытянутой руки - вот уж никак не ожидал от этой женщины такой прыти.

- Ну же, живее! - свободной рукой Ирина Юрьевна вырвала у него тетради. - Благодарю! Твоя баба всё рассказала. И вырубай робота, если нашёл что-то важное. Всё нужно просчитывать.

Через мгновенье раздался еле слышный шипящий звук и Егор, почувствовав боль в правом боку, начал медленно оседать. Женщина уже стояла в конце стеллажа, спрятав оружие, а тетради прижав под мышкой.

- Сдавайся, Ирма! Тебя проактивировали! - раздался возле пульта громкий голос Анатолия Сергеевича. - Сопротивление бесполезно!

Эта шустрая особа сунула левую руку в карман жакета и через несколько секунд прикреплённое изнутри костюма спецсредство «хамелеон» слило её фигуру с окружающей обстановкой. Егор видел, как фрагмент стеллажа вошёл в проход и там за десяток секунд постепенно растворился в свете, хотя выделяясь при этом своей мутностью. Ещё через минуты две где-то у выхода раздался глухой хлопок, какая-то возня и всё разом стихло.

Егор с большим трудом удержался на ногах, голова кружилась. Медленно подошёл к проходу и остановился. «Вас ждут систематические цели!». Походной моряка во время приличного шторма, направился к центральному пульту. Там Игорь Поликарпович неподвижно уставился в монитор. «Кино не будет». Сделав ещё пару шагов, он как мешок завалился набок.

В сектор буквально влетел Анатолий Сергеевич.

- Егор Владиславович, держитесь! Сейчас! - достал из-под пульта солидную аптечку, вынул двух кубической формы микророботов с эмблемой змеи и чаши, активировал - на них ожили маячки, подключил одного Егору, другого - статисту. «Гиппократ! Приступаю!» - бодро доложили медики. - Доза не значительная.

А эту матёрую заокеанскую гадину мы взяли. Знаете, как мы её сейчас обнаружили? В коридоре её сшиб робот-уборщик, с которым она на ходу столкнулась! Тут случай. «Подбита союзной «Ракетой»».

Дальше - дело техники. - обер-комиссар положил ему под голову свой пиджак. - Она внедрилась сюда, чтобы спланировать диверсию на переработке, что да как, а мы её на дневники выманили. Как в старину зверя на приманку. Вот так. Ну, а все подробности узнаете уже из СМИ.

Савельев ощутил, как медик сделал ему инъекцию. - За Татьяну не волнуйтесь. Прекрасно справилась со своей ролью.

 

 

***

Егор не чувствовал своего тела, вокруг была кромешная темнота - будто бы в невесомости, пустоте. «Где я?». Слышалось жужжание, шорохи трения. «Троглодиты?! Архив перерабатывают! Эй, остановитесь!». В ответ где-то рядом послышался голос. Прислушался. То ли действительно, то ли в его затуманенном сознании раздалось - «Берегите ноги!».

Он отрыл глаза и увидел наклонившегося над ним доктора, с поднятым, как козырёк, диагностическим аппаратом. Осмотрелся по сторонам - это была больничная палата, рядом стояла медсестра. Тонко, как пчела, жужжал какой-то прибор.

- Ну вот, мил человек, порядок. Так, светочувствительность в норме.

- Трогло... диты... где?

- Что, троглодиты? Не сформированное выражение мыслей? А, хм, вы наверно проголодались?! Ирочка, милочка, что там у нас с ужином?

- Я мигом! Прокатанные окорочка под соусом!

Услышав её ответ, Егор слегка улыбнулся.

- Что? А, ладно, это расскажете потом. Значится так, через пару дней будете бегать, - доктор встал и направился к выходу. - Кстати, тебя тут уже спрашивали - пожилой мужчина и девушка.

 

 

* МВСП - малая воздушная служебная платформа

 

 



#32 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 08 February 2016 - 18:45

Увы, отклонено.



#33 Guest_Новосельский Андрей_*

Guest_Новосельский Андрей_*
  • Гости

Отправлено 08 February 2016 - 18:51

Увы, отклонено.

 странно. почему, можно подробнее? 



#34 Guest_Новосельский Андрей_*

Guest_Новосельский Андрей_*
  • Гости

Отправлено 09 February 2016 - 01:17

можно примеры? что здесь не так



#35 Guest_Новосельский Андрей_*

Guest_Новосельский Андрей_*
  • Гости

Отправлено 09 February 2016 - 09:57

Ещё раз обращаюсь к членам жюри с убедительной просьбой - укажите, будьте добры, почему именно был отклонён этот рассказ



#36 Guest_читатель_*

Guest_читатель_*
  • Гости

Отправлено 09 February 2016 - 11:19

Наверное потому, что это не рассказ. Если вы не видите проблем вашего "рассказа", значит вы еще не готовы писать. Сделайте себе одолжение на будущее, перед написанием следующих своих шедевров потрудитесь прочитать хотя бы сотню проверенных временем книг и таки прочтите Роберта Макки.



#37 Guest_Тамила_*

Guest_Тамила_*
  • Гости

Отправлено 09 February 2016 - 12:12

 

 "пошатываясь из стороны в стронуноги плохо его слушались, направился в строну"

 

А вы друзья, как не садитесь, 

все ж в ...

столько тут всего.  

...а это - мелочи жизни

 

жизнь - цепь, а мелочи  в ней - звенья...



#38 Guest_Новосельский Андрей_*

Guest_Новосельский Андрей_*
  • Гости

Отправлено 09 February 2016 - 19:16

Наверное потому, что это не рассказ. Если вы не видите проблем вашего "рассказа", значит вы еще не готовы писать. Сделайте себе одолжение на будущее, перед написанием следующих своих шедевров потрудитесь прочитать хотя бы сотню проверенных временем книг и таки прочтите Роберта Макки.

это всё лирика. что конкретно в нём можно увидеть?



#39 Guest_Новосельский Андрей_*

Guest_Новосельский Андрей_*
  • Гости

Отправлено 09 February 2016 - 19:19

философская минутка... по существу что скажете? Вы последний вариант расскза читали или только пост мелочах? 



#40 Guest_Новосельский Андрей_*

Guest_Новосельский Андрей_*
  • Гости

Отправлено 09 February 2016 - 19:20

Ещё раз обращаюсь к членам жюри с убедительной просьбой - укажите, будьте добры, почему именно был отклонён этот рассказ. Своим молчанием вы убиваете доверии к самому конкурсу и организаторам





Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных