Перейти к содержимому


Николай Немытов, kurgan-nik@mail.ru, рассказ Беспризорники


Сообщений в теме: 11

#1 Guest_Николай Немытов_*

Guest_Николай Немытов_*
  • Гости

Отправлено 07 January 2016 - 12:21

Николай Немытов

Kurgan-nik@mail.ru

 

БЕСПРИЗОРНИКИ

 

Кто на лавочке сидел,Кто на улицу глядел,Толя пел,Борис молчал,Николай ногой качал. Дело было вечером,Делать было нечего.«А что у вас?», Сергей Михалков

 

— Максимка! Иди до… Максим, зараза! Башку сломаешь – домой не приходи!

На фоне окна второго этажа виднелся силуэт мамы Максима с поднятым в гневе кулаком. Танька фыркнула в ладошку. Ильюшка оторвался от экрана-«газетки», прищурился, глядя на окно. Максим, висевший на турнике вверх ногами, раскачался и соскочил на землю.

— Хорошо, мам! — откликнулся он.

— Быстро домой!

— Ма! Мы Дмитрия Валентиныча ждём!

Женский силуэт в окне на мгновение замер, быстро поправил причёску, огладил талию, расправляя складки на платье.

— Дмитрия… гм!.. Валентиновича? — повторила мама.

— Ага, — кивнул Максим. — У нас это… Ночные занятия по астрономии!

Танька уже тихонечко хихикала, закрывая рот ладошкой. Мамы двора дома № 27 по улице Восьмого марта очень уважали умного вежливого, а — главное! — холостого учителя из пятнадцатой квартиры.

— Ну, раз так, — Максимкина мама высунулась из окна, оглядела скрытый сумерками двор (неловко получилось: вдруг молодой преподаватель стоял в тени тополей, и слышал её крик?). — Раз так, то конечно занимайтесь. Но после – сразу домой! А завтра я спрошу Дмитрия Валентиновича: какие такие занятия по ночам? Понял?

— Да, понял, понял, — пробормотал сын в ответ.

— Пять баллов, Сим, — Ильюшка растопырил пальцы. — Врёшь и не краснеешь.

— Да, ладно, — отмахнулся Максим. — По-твоему, ей всё в подробностях рассказать? Потом узнает сама.

— Скорее, увидит, — уточнил Ильюшка.

— Ах, мам! У нас ночные занятия, — передразнила Танька, прогуливаясь по перекладине брусьев, словно в цирке по канату, — по астрономии, — кокетливо поправила волосы похожим жестом. — Ах, Дмитрий Валентинович? О, Дмитрий Валентинович!

— Артистка, — пробормотал Максим.

— Враль, — парировала Танька. — Тебе же от отца влетит, Сим.

— Как говорит наш общий друг и мудрец Ил, — врунишка указал на Илью, — это весьма проблематично.

«Мудрец» вздохнул, нажал на кнопку «непроливайки» — ученической ручки-компа, — вновь разворачивая экран-«газетку».

— А разве мама не знает, что ты врёшь? — спросил третий мальчик.

Он тихо сидел на скамейке, с удивлением наблюдая за происходящим. Эдик – так его звали – приехал из-за границы в гости к Таньке, мама которой приходилась двоюродной сестрой его отцу.

Максим взглянул на Эдика, как на говорящий камень.

— А разве я соврал? — враль пожал плечами. — Сейчас придёт Валентиныч, проведёт занятия. Ночные.

Эдик нахмурился – ответ скрывал какой-то подвох.

— Звучит правдоподобно, — пробормотал он, проглотив сомнения.

— Не заморачивайся, — Танька спрыгнула с брусьев. — Скоро всё увидишь сам.

— Что увижу? – насторожился Эдик.

— Секрет, — девчонка приложила палец к губам. – Ты умеешь хранить секреты? – она смотрела на гостя с загадочной улыбкой.

— Н-наверное…

Ильюшка произнёс беззвучную фразу в «газетку», экран булькнул в ответ, отправляя сообщение. У Таньки в кармашке брюк зазвучала «непроливайка»:

— А во время звездопада 
              Я видала, как по небу 
              Две звезды летели рядом…

— Ни чё себе, — усмехнулся Максим. – Какой у нас рингтон на Ильюшу!

— Не твоё дело, — прошипела Танька, доставая ручку-комп с мигающим зелёным огоньком входящего сообщения. Девочка развернула «газетку».

«Ты уверена в нём?» — писал Илья. «Родители ушли в театр. Закрытие сезона. Куда его девать?» — набрала Танька пальцами по клавишам. Прозвучал колокольчик отправления.

— Ох, ох! – скривился Максим. – Меня бы постеснялись. Жених и невеста – голова, как тесто.

— Прекрати паясничать, — попросил Ильюшка. — Три месяца готовились и что?

— Что?

— Скажем Валентинычу что?

Илья вздохнул, потёр пальцами переносицу. Эдик с самого знакомства вёл себя странно. Например, не стал здороваться с ребятами за руку и спрятал ладони за спину. Может в их стране не принято?

Максим не упустил момент поиздеваться над чужаком. Плюнул в ладонь, протянул иностранцу:

— Замажемся на дружбу? – с усмешкой спросил он. – Зови меня просто: Сим. Идёт?

На что гость отступил, брезгливо морща нос.

— Прекрати! – вступилась за троюродного брата Танька. – Убери эту гадость!

— Ладно, —  Сим остался доволен. Тряхнул пальцами, вытер ладонь о штаны.

Вот и получалось: с одной стороны, неприятно пожимать обслюнявленную ладонь; с другой – так полагалось среди ребят заводить друзей, и неписанный закон не вчера придуман.

— Не обращай внимания, — сказала Танька гостю. – Сим у нас с придурью.

— Сама дурра, — беззлобно откликнулся Максим.

— А разве его не надо лечить? Разве за ним не должен присматривать врач? – пролепетал Эдик.

В общем, с общением не получалось. Не вовремя появился странный гость, очень не вовремя.

«Возможно, тебе придётся остаться с ним», — скрипя душой «нашептал» в экран Ильюшка.

— Ещё чего! – вслух выпалила Танька, делая обиженный вид.

— Не понял, — растерялся Максим.

— Тебя не касается! – отмахнулась девчонка.

Из подъезда вышел высокий рыжий мужчина с большим тубусом за плечами и инструментальной сумкой в руках.

— Привет, пилотам! – крикнул он друзьям.

Максим сорвался с места:

— Добрый вечер, Дмитрий Валентинович! Ого! Вы сбрили бороду?

Учитель приосанился, улыбнулся:

— В честь такого события… Пришлось.

Говорил Валентинович неспешно, немного растягивая слова, и отвечал после некоторой паузы, словно взвешивая каждое слово.

— В нашем отряде пополнение? – спросил он, заметив Эдика.

— Танькин троюродный брат с мамкой приехал, — пояснил Сим, многозначительно ткнул пальцем в небо. – Из-за границы.

При знакомстве учитель не подал Эдику руки, словно знал заранее – жест напугает гостя. Возникла неловкая пауза, в которую тут же вклинилась Танька.

— Вот решила показать брату, чем мы занимаемся, — затараторила она. — Обменяться опытом.

— Что ж. Хорошо, конечно, — кивнул Валентиныч. — Тогда не будем терять время, — он передал инструментальную сумку Симу. – Выдвигаемся к «железяке». Мы должны успеть до часа ночи вернуться. Потом трассовики уйдут в парк, и придётся топать пешком, что не желательно. Ясно?

— Подумаешь, — Максим забросил сумку на плечо. — До Перовских скал не так уж далеко.

— Среди нас есть девушка, — напомнил учитель (Танька смущённо потупилась), — и неподготовленный человек, иностранный гость. Думаю, как радушные хозяева, мы должны позаботиться об Эдуарде.

— Ага, — Сим отвернулся, чтобы учитель не видел его усмешку.

— Извините, — подал голос иностранный гость. — Вы собираетесь выйти со двора?

Ребята переглянулись, Танька закусила губку – опасность остаться нянькой при брате становилась всё реальнее.

— Мы едем в другой район города, — пояснил Дмитрий Валентинович. — Если хочешь – можешь остаться дома.

— Не знаю, — пожал плечами Эдик. — Но разве ай-дорс позволит детям покинуть двор без разрешения родителей, заверенного ноториально?

— Какой ещё торс? — нахмурился Ильюшка.

— Системная охрана двора, — пояснил гость.

Сим хмыкнул, а Валентиныч поднял руку, останавливая его.

— В нашей стране достаточно устного уведомления, — пояснил учитель и обратился к ребятам. — Ведь все сказали родителям, куда мы собираемся?

— Как же! Мама меня только что отпустила, — не соврал Максим.

— Илья?

— Мои знают, — ответил тот.

— Я всем сказала, — пылко заговорила Танька. — Сказала, что Эдик будет со мной, и я глаз с него не спущу.

— Вот видишь, — сказал Валентиныч. — Всё в порядке.

Эдик с сомнением посмотрел на мужчину и ответил:

— У вас, должно быть, очень крутой преподавательский диплом и хороший адвокат.

— Диплом есть точно, — подтвердил учитель.

Заграничный гость снова почувствовал недосказанность, но промолчал.

— Дмитрий Валентинович! — Танька выскочила вперёд. — Я буду следить за Эдиком! С ним ничегошеньки не случится! Правда-правда!

За неё вступился Ильюшка:

— У Таньки на «газетке» часть программы: возведение стартового стола, управление опорами. Скачивать на другую «непроливайку», распаковывать архивы – потеряем много времени или на другой «непроливайке» не хватит памяти.

— Согласен, — кивнул учитель. — И раз у нас новый член команды, каждый из нас должен заботиться о нём. Ясно?

Пилоты согласились, а Танька едва не светилась от радости. Она хотела отправить Ильюшке смайлик, но Максим вдруг тихо запел: «Я тебе конечно верю – разве могут быть сомненья».

— Дурак.

— Угу, — Сим довольно усмехнулся.

 

Электромагнитная трасса пролегала по центральным улицам. Трассовик – электроавтобус – доставил команду в старый город, откуда пилоты во главе с наставником двинулись пешком к Петровским скалам сначала по асфальту, а потом вовсе по узкой тропе.

— Ваш учитель очень богатый человек, — прошептал Эдик сестре, с опаской вглядываясь в ночной сумрак, освещённый лишь ручными фонариками ребят. — Очень амбициозный и талантливый.

Танька слегка растерялась.

— Насчёт таланта ты прав, — согласилась она. — А в остальном… С чего ты взял?

— Он ведёт нас по тропе без дипломированного проводника, без сопровождающих рейнджеров.

— И чего? — сестра не понимала, к чему клонит Эдик. Любой мальчишка или девчонка могли ночью отправиться в Петровские скалы на прогулку. Потом может быть влетит от родителей за опоздание к ужину и «недетское» время.

— Значит, он закончил академию рейнджеров и школу проводников, — гнул соё Эдик. — Два учебных заведения одновременно. Если бы не так, то учитель был бы старше лет на пять. Вот я и говорю: талантливый и амбициозный. А за обучение, знаешь, сколько заплатить надо?

— Нет, не знаю, — Таньке надоел разговор. — В нашей стране обучение бесплатное. Мы в малой академии проходим много предметов. А потом выберем, что понравится.

— Эй, вы там! — окликнул их Ильюшка. — Не задерживайтесь! Уже пришли.

«Железкой» оказался ржавый остов автомобиля с двигателем внутреннего сгорания.

— «Лада-Эллада», — хлопнул по крыше механических останков Максим. — Её бы в музей. К нам в школу.

Ильюшка цыкнул на него, погасил фонарь, и ночь обступила друзей со всех сторон.

Эдик судорожно вцепился в руку сестры:

— У-у вас секта? — прошептал он Таньке в самое ушко.

— Дурачок, — так же тихо ответила та и показала на небо. — Смотри.

Огни города остались позади, и ясное звёздное небо раскинулось над ними.

— Красота, — заворожено произнесла Танька. — Млечный Путь. Кассиопея. Медведицы. Туманность Рака, — свободной рукой девчонка показывала брату созвездия, а когда взглянула на него, разочарованно вздохнула. Эдик зажмурился, мелкая дрожь охватила его тело.

— С-страшно, — цакая зубами произнёс он. — Космос – холодная бездна, смертельная для человека.

Максим в сердцах сплюнул:

— Придурок.

Танька обняла брата за плечи, принялась успокаивать.

— Возвращаемся, — тихо произнёс Дмитрий Валентинович. — Так дело не пойдёт.

— Нет! — Ильюшка едва не подпрыгнул на месте. — Мы не можем! У нас всё договорено! Когда представится такой момент?

Максим угрюмо молчал. Тогда заговорила Танька:

— Нет-нет! Не надо возвращаться! Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста! Валентиныч, не надо, — она подбежала к учителю, молитвенно сложив ладони. — Он справится. Он сильный.

Гость опустился на колени, дрожа, как осиновый лист, обнимая себя руками.

— Дмитрий Валентинович, — подал голос Максим. — А как же: «Идти до конца к поставленной цели»?

— Не ценой жизни родных и близких, — парировал учитель. — Наша цель, в данный момент, не глобальна.

— Это скорее трудность на пути, — заключил Сим.

Учитель взглянул на мальчишку сверху вниз. Тот упрямо смотрел на преподавателя, не отводя глаз, пальцы на ремне инструментальной сумки побледнели.

— Достань одеяло, терм с чаем и стульчик, — распорядился Валентиныч.

Готовил запас для единственной девочки, а пришлось поить и согревать её брата.

Максим быстро взялся за дело.

— Таня, тебе придётся побыть сестрой милосердия, — сказал наставник девочке. — Пока.

— Хорошо-хорошо, — часто закивала Танька, укутывая Эдика в одеяло вместе с раскладным стульчиком, на который его усадили.

Ильюшка протянул к ней руку.

— Что? — не поняла девчонка.

— Давай «непроливайку», — сказал тот. — Начинаем сборку стартового стола.

Ребята под руководством Валентиныча быстро установили вокруг остова три штатива в человеческий рост, закрепили на их вершинах ручки-компы и активировали «газетки».

— А-а вы получили разрешение у хозяина а-авто или его н-наследников? — спросил Эдик.

Горячий чай и забота сестры постепенно приводили его в чувство.

— Получили, — соврала Танька (вот уж не было заботы искать хозяина старого хлама!) – Конечно, получили. У нас есть разрешение на всё-всё, — она перешла на шёпот. — Валентиныч он меценат, очень богатый человек. Знаешь, сколько он вкладывает в советскую науку? У него даже государственная премия есть за заслуги.

Брат недоверчиво покосился на неё.

— К-как Илон Маск, — пробубнил он.

— Круче, — отмахнулась девчонка. — Ваш Илон уже древний старик. А Дмитрий Валентинович – в расцвете сил.

Эдик взглянул на учителя, на то, как три радужных луча «непроливаек» лепят стартовый стол из старого автомобиля и согласился с сестрой.

Машина дрогнула, с металлическим скрежетом осела, раскалилась до малинового цвета и стала таять прямо на глазах.

— Что п-происходит?

— Нанометаллургический процесс, — пояснила Танька. — Грубо говоря, наносварщики отрезают от лома микрокусочки, разогревая их до температуры плавления. Потом приваривают вновь согласно чертежу конструкции.

Раскалённое железо дышало жаром. Надев защитные маски, ребята во главе с учителем следили за процессом, манипулируя лучами «непроливаек». Эдик высунул голову из-под одеяла, удивлённо наблюдая за растущими фермами стартового стола.

Танька взвизгнула от радости, когда дело было закончено и железо стало темнеть, остывать. В порыве она обняла брата, чмокнула его в щёку.

— Ой! Даже не верится!

— Полдела сделано, — выдохнул Дмитрий Валентинович, снимая маску, вытирая вспотевшее лицо. Он придирчиво осмотрел конструкцию, обойдя её вокруг. Теперь «непроливайки» освещали её дневным светом.

— Хорошая работа, Татьяна, — похвалил учитель. — Молодец.

Танька закусила губку, заливаясь румянцем от радости – её программу строительства одобрили.

— Сим, готовь автоматику, — распорядился учитель. — Ил, убираем штативы на стартовую позицию.

Ильюшка мельком глянул на часы:

— Отставание от графика – две минуты сорок семь секунд.

— Наверстаем, — отмахнулся Максим.

 

— В-взрывоопасный снаряд! — заскулил Эдик, но никто не обратил на него внимания.

Ракету осторожно извлекли из тубуса, водрузили на стартовый стол, закрепили опорами. Белое веретено с надписями по корпусу: «СССР» — «Кассиопея».

— Контроль, — сказал Валентиныч.

Каждый стоял у своей «непроливайки», проверяя состояние всей системы. Даже Танька позабыла о брате: подскочила к штативу, стала листать графики и схемы.

— Здорово-здорово-здорово! — едва сдерживаясь, она захлопала в ладоши.

— Не отвлекайся, — строго произнёс учитель.

Максим хмыкнул, покачал головой:

— Ну, ваще.

Танька потупилась, проверила показания, доложила по форме:

— Отклонения в пределах нормы! — голос дрогнул от волнения.

— Я бы не рекомендовал… — проблеял Эдик.

— Пятиминутная готовность! — объявил Дмитрий Валентинович. Отступать было поздно. Что ж так девчонке не повезло с братом?

— Я вынужден…

— Всем отойти на стартовую позицию!

Со стороны «Кассиопея» смотрелась красиво, даже величественно. Танька достала свою маску визуализации, немного подумала, вертя её в руках.

— Хочешь посмотреть? — протянула брату.

— Что именно? — с опаской спросил тот, пряча руки в складках одеяла.

— Взлёт корабля. Всё как на настоящем, как на симуляторе, только лучше.

— У меня триста семьдесят четыре часа налёта на симуляторе шаттла, — не без гордости сообщил Эдик.

— «Кассиопею» мы построили сами, — Танька улыбнулась. — Она настоящая. Ну, почти.

Брат поднял руку, замер в нерешительности.

— Бери. У меня есть запасная.

И он взял визуалку в руки.

— Давай, астронавт. И будет у нас почти «Союз—Аполлон», — подбодрила сестра.

Эдик сглотнул.

— Волга впадает в Каспийское море. Как бы чего не вышло, — с усмешкой произнёс Максим.

— Минутная готовность! — объявил Дмитрий Валентинович.

Кто знает, что в тот момент больше повлияло на решение: колкие слова Сима или уговоры сестры? Эдик сбросил с себя душное одеяло, нацепил маску, тут же оказавшись в кабине корабля.

— «Кассиопея»! Это «Башня»! — раздался голос Дмитрия Валентиновича. — Начинаем отчёт! Десять!

Несмотря на волнение, Эдик с интересом рассматривал кабину, жалея, что осталось мало времени на ознакомление с устройством корабля.

— Нравится? — спросила Танька, сидящая в соседнем кресле.

— Нравится-ненравится. Не засоряйте эфир! — ответил вместо неё капитан корабля Сим.

— Ноль! — отчситал голос учителя. — Старт!

Показалось, что «Кассиопея» так и останется стоять на стартовом столе, и ничего не вышло, и долгая работа пошла крахом. Но вот с сильным хлопком под ракетой появился огненный шар, раскалился до белого цвета, вытянулся острым языком к земле, превращаясь в синее пламя.

— Твёрдотопливный наноэлемент первой ступени набирает мощность! — доложил бортинженер Ильюшка.

– Убираем опоры! — ответила «Башня».

Фермы отошли в стороны и «Кассиопея» стала медленно подниматься.

— Пошла, родимая! — закричал Максим, оглушая радиоканал. — Теперь мама увидит!

На радостях он хлопнул Ильюшку по плечу.

— Не ори в эфире, — напомнил тот.

Рядом с ними ещё один человек орал, сжимая кулаки, но в рёве двигателей его вряд ли кто услышал бы. Тем более в маске визуализации. Забытая радость взлёта вернулась к Эдику, ломая поставленные запреты.

 

— Добрейшего вам вечерочечка, дамы! — в беседку вошёл отец Максима, подсел к жене, чмокнул в щёку.

Женщина отстранилась, поморщилась:

— Ты бы побрился, леший нечёсаный.

— Утречком брился, — приложив руку к груди, признался мужчина. — Так она ж растёт, как зараза.

Он взглянул на сидящих за столом женщин: мама Татьяны – подруги Максима – с незнакомой тёткой, одетые в вечерние платья, поздоровались.

— Сегодня праздник какой? — поинтересовался мужчина.

— Мы только из театра, — ответила Танина мама. — Ездили на закрытие сезона.

— О! — и к жене. — Слышь, мать? Может, нам тож как-нибудь – фьюить! – в театр или киношку намылиться? — он обнял супругу за плечи.

Та взглянула строго, стряхивая руку, прошептала: «Вроде трезвый». Вслух произнесла:

— Вот слушаем про заграницу. К соседке сестра приехала.

Мужчина выпрямился — неожиданно как-то, — огладил волосы:

— А-а! Ну, так оно конечно. Гм! — протянул гостье руку. — Здрась!

Жена одёрнула, процедила сквозь зубы:

— У них так не принято.

Мужчина тяжело вздохнул: в женский разговор лучше не встревать. Тут свои правила. Поднялся и, ступив за порог беседки, спросил:

— А обормот наш где?

— Ой! — супруга всплеснула руками. — Да ракету они свою запускать поехали. Вот жду, — женщина взглянула на тонкие часики на руке, — с минуты на минуту стартуют.

— Ну ладно ваш Максимка, — подала голос мама Татьяны, — хоть пацан. Ильюша тоже. А моя-то девка куда?

— Будет Терешковой или Савицкой, — ответил мужчина, доставая из кармана пачку «Примы». — Одним словом – женщина-космонавт, Герой Советского Союза.

Немного подумал, взглянул на мамаш и спрятал сигареты. С этими не покуришь: «Дымишь, как паровоз!»; «Табачищем прёт!»

— Постойте! — спохватилась заграничная гостья. — Так ведь мой Эдик сейчас с Таней. Он что, тоже?..

Она побледнела, достала из сумочки смарт-косметичку.

— П-пропущенный вызов, — заикаясь произнесла гостья. — «Мама, мы в-в-вз-ззлетаем»? Кто в-взлетает? Куда?

В ответ где-то далеко за городом раздался хлопок. Через некоторое время на южной стороне неба появилась огненная черта, уверенно поползла к звёздам. Люди выглядывали из окон, тыча пальцами в ракету. Кто-то восторженно воскликнул: «Это ж наши! Наши «космонавты» свою «Кассиопею» запустили!»

— Поехали! — загорланил папаша, размахивая над головой мастеркой.

— Да чё ж ты так орёшь?! — возмутилась жена, сияя от радости – соседи видели дело её сына, хвалили и радовались за него.

— Штурмовать далёко море посылает нас страна! — не в тему запел отец «космонавта». — Молодые капитаны!..

— Где они?! — крик гостьи заглушил далёкий рокот ракеты.

В миг рассеянная женщина превратилась в разъярённую фурию, готовую убить за отпрыска.

— Да хрен их знает, — озадаченно ответил папаша.

— Вы не знаете, где ваши дети?! — голос перешёл на визг.

— И чё? Щас запустят эту, — он взмахнул руками, — и вернутся.

— Вернутся?! А если они там сгорели?!

— Типун тебе на язык, мадам!

Трясущимися руками гостья принялась листать смарт-косметичку, входя в сеть, выискивая нужную карту и сигнал сына.

— Беспризорные дети, — приговаривала она. — Дикость какая-то. Уму непостижимо. Беспризорники.

— На Петровских скалах они, — сказал отец Максима. — Тут и без навигатора понятно — ракета с той стороны взлетела.

— Такси! Такси!

Слова о беспризорниках не понравились маме Максима. Она вскочила с места следом за  сёстрами:

— Подождите! Я с вами!

— Не сходи с ума, — шепнул ей супруг, поймав за руку. — Максим уже взрослый, обидится, шо мы за ним бегаем.

— А если эту дуру придётся держать? Глянь, как ярится. Я уж за сына боюсь, да и Валентиныча может защищать придётся.

Муж почесал подбородок – мудрая женщина:

— И я с вами!

 

Программа была простенькой: разогнать спутник до первой космической, а потом, сделав виток вокруг планеты, включить самоликвидацию. Нанообшивка рассыплется и сгорит в плотных слоях атмосферы.

Визуализацию выключили через двадцать минут после выхода на орбиту. Встретили рассвет: голубая полоса по краю планеты расползлась в стороны и яркая вспышка – Солнце – ударила в глаза, окрашивая поверхность Земли в перламутр. А ещё послушали космический голос.

— Слышите? – тихонько произнесла Танька. – Такое впечатление, что на нашей планете вовсе нет суши.

В эфире, словно глубоко под водой ухало, гудело, перекликалось голосом китов.

— Пошла запись, — откликнулся Ильюшка. – Отключаем визуализацию через… Пять! Четыре!..

И стало темно, звуки исчезли.

— Ну, что ж, — Валентиныч улыбнулся. — Поздравляю! Программа успешно выполнена: у нас теперь есть свой ракета-носитель.

Покрытые пылью и сажей «космонавты» стояли перед ним в шеренгу, держа в руках визуалки, словно шлемы первопроходцев. Только лица белели в сумраке ночи. Земля вокруг стартового стола парила. Автоогнетушители ещё плевались пеной, гася мелкие язычки огня в траве.

— Как, астронавт? — обратилась Танька к брату. — Понравилось?

Тот смущённо пожал плечами:

— Круто. Только… — он совсем скис и произнёс шёпотом. — Я нашим родителям позвонил.

— И что? — не поняла сестра.

— Да нас весь город видел! — отмахнулся Максим. — Чи не тайна.

Свет фар двух элмобилей ослепил ребят. Хлопнули дверки салонов.

— Эдик! Эдик! — истошно завопила женщина.

— Всё значительно хуже, — пробормотал Ильюшка, высматривая среди взрослых своих родителей, и вздохнул с облегчением: не приехали.

Эдик втянул голову в плечи, словно ожидая удара. Женщина в вечернем платье подбежала к нему, упала на колени, обняла. Следом подошли родители Максима, Танькина мама и двое патрульных полицейских.

— Вы-то чего? — недовольно произнёс Сим.

— Я тебе сейчас покажу «чего», — мать хлопнула сына ладошкой по плечу. — Ты как с родителями разговариваешь? Я тебе таких «чего» покажу – мало не покажется.

— Цыц, женщина! — заступился за Максима отец и к сыну. — Мы так, на попутке. Посмотреть, — он протянул руку, — поздравить.

Обнял Максима:

— Молодец, сын. Горжусь.

Сим покосился на Ильюшку, взглянул на Таньку – девчонка восторженно рассказывала матери о полёте, пока та вытирала перепачканные уши дочери.

— Тебя всю надо в ванну, — наконец сдалась женщина, — целиком, — и поцеловала в чистый лоб.

— Арестуйте этого человека! — мама Эдика указала на Дмитрия Валентиновича. — Он похитил моего сына! Он едва не убил детей! Арестуйте!

Патрульные подошли к учителю, козырнули.

— Здесь небольшое недоразумение, — спокойно произнёс наставник. — Мы из малой академии наук. Работаем совместно с заводом беспилотных аппаратов и малой ракетной техники.

Лейтенант кивнул:

— Завод «Фиолент». Знаем, — открыл «газетку», сверил данные на Дмитрия Валентиновича, пролистал разрешение на запуск.

— Педофил! Маньяк! — не унималась мать Эдика и второму патрульному, сержанту пришлось преградить ей путь.

— Спокойно, гражданочка! Товарищ преподаватель может подать на вас иск за публичное оскорбление.

Женщина задохнулась от возмущения.

— И-иск? На меня? Вы знаете, с кем разговариваете? Я иностранка! Я свободный гражданин иностранного государства!

— Прекрати, мама! — воскликнул Эдик. — Перестань!

Женщина замерла с открытым ртом.

— Никто меня не похищал. Я сам пошёл с ребятами и Таней.

— Молчи, сынок, молчи, — мать прикрыла ему рот ладонью. — Ты в шоке, я понимаю.

— Я летал вместе со всеми, — признался Эдик, отстраняясь. — Я вновь летал в космос.

— Нет-нет. Мы же с тобой всё решили: космос не твоё, — гладя сына по плечам, уговаривала женщина. — Мы же договаривались, помнишь?

Она обернулась к лейтенанту:

— Вот видите! Видите, до чего довели Эдуарда эти беспризорники!

— Давайте обойдёмся без оскорблений, — попросил её патрульный. — Как вижу, у этих детей есть родители. А документы на запуск в порядке, — он вновь козырнул учителю. — Извините, Дмитрий Валентинович.

— Ничего-ничего. Я понимаю.

— А если вы, мамаша, так боитесь за своего сына – держите его при себе, — заявил лейтенант.

Женщина удивлённо взглянула на полицейского:

— И вы не предпримите никаких мер?

— А какие тут меры? — лейтенант снял фуражку, вытер платком вспотевший лоб (в июле ночи жарки). — Можно только пожелать удачных стартов.

— Моего сына подвергли опасности, его сбили с толку какими-то дурацкими идеями о космосе! — она в отчаянье сжала кулаки. — Знаете, сколько пришлось ходить к психоаналитику, чтобы выбить из его головы эту блажь – космические полёты?

— Не надо, мама! — Эдик испуганно взглянул на сестру.

Танька стояла, прижав руки к груди, с ужасом глядя на происходящее.

— Нет! Я знаю, что нужно моему сыну! – женщина вытащила из сумочки предмет похожий на «непроливайку», направила его на Эдика.

— Не делай этого, мама! Не надо! Я буду юристом! Я сделаю, всё, что ты захочешь!

Предмет тихо пискнул в руках матери — Эдик замер, поник, руки безвольно повисли вдоль тела. Мать наоборот: воспрянула духом, поправила сбившееся платье.

— Я знаю, что нужно моему сыну, — твёрдо повторила она. — Он не будет расти беспризорником. Ко мне!

Эдик подчинился – безвольной куклой подошёл, позволил взять себя за руку.

— Завтра ты забудешь, — она взмахнула носовым платочком, которым только что вытирала потёкшую тушь, — весь этот бред.

 

— О, Господи, — выдохнула мать Максима, когда такси с иностранными гостями укатило прочь. — Вы видели, как она его… выключила? — женщина поцеловала сына в макушку, взлохматила вихры. – Уж лучше ты у меня будешь лоботрясом.

— Я буду космонавтом, мам, — не вырываясь из её объятий, ответил Максим.

Женщина вздохнула:

— Да хоть сантехником. Ты уроки сделал?

Прикрепленные файлы



#2 swordenferz

swordenferz
  • Пользователи
  • 6 сообщений

Отправлено 07 January 2016 - 13:01

Знакомые все лица  :) Получилось интересно, хотя несколько прямолинейно, на мой вкус.



#3 Евгений Лонин

Евгений Лонин
  • Пользователи
  • 1924 сообщений

Отправлено 07 January 2016 - 14:30

Понравилось
Чукча не писатель, чукча читатель

#4 Guest_Trubadur_*

Guest_Trubadur_*
  • Гости

Отправлено 07 January 2016 - 15:12

ох, не дай бог



#5 Guest_Дмитрий Л._*

Guest_Дмитрий Л._*
  • Гости

Отправлено 01 February 2016 - 18:19

Интересная идея. Достойное исполнение. Лёгкий, чистый рассказ.  Для детей -- вообще шикарно. По прочтении остаётся приятное послевкусье. Автору удачи!



#6 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 01 February 2016 - 20:02

Рассказ принят к участию в конкурсе.

 

С технической стороны, однако, рассказ нуждается в доработке.

  1. Наносборка из атомов, в том виде, в каком её показали вы — это, к сожалению, антинаучная фантастика. Кроме всего прочего, корпус ракеты они, скорее всего, делали не из железа. Да и электронику они тоже должны были как-то делать (и программировать). Даже если они изготавливают её по чужому проекту, то и это круто, в силу их возраста. Есть мнение, будет гораздо лучше и честнее, если эту ракету они просто и без затей изготовят по частям в местном Клубе Юных Техников: один делает корпус, другой двигатели, третий паяет плату с электроникой. Под руководством такого крутого наставника это вполне реально даже для детей лет 12-13.
     
  2. Есть подозрение, что разогнать такую маленькую ракету даже до первой космической — на химических двигателях невозможно, из-за того, что у маленькой ракеты отношение сопротивления воздуха к удельному импульсу будет куда ниже, чем у большой. Есть мнение, будет гораздо лучше и честнее, если вы немного урежете осетра, выведя её "всего лишь" в стратосферу, тысяч на 20 метров. И там подвергнув её самоликвидации.

P.S. Если хотите, можете полистать статейку по различным видам ракетных топлив. Откуда они возьмут твердотопливные блоки — лично мне совершенно непонятно, и эту тему тоже надо как-то раскрыть.

 

P.P.S. Доработанную версию вы можете загрузить в эту же тему, отдельным сообщением.

 

И да, ещё момент: не очень понятен принцип того устройства, которым мамаша приводила Эдуарда к покорности. Что это всё-таки было?



#7 Guest_Игорь Вереснев_*

Guest_Игорь Вереснев_*
  • Гости

Отправлено 02 February 2016 - 09:26

Рассказ принят к участию в конкурсе.

 

С технической стороны, рассказ нуждается в доработке.

 

Конкурс железячников? "Литературка" коммунистам без надобности?

Собственно, СССР потому и погиб, что за деревьями лес не видели. История повторяется...



#8 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 02 February 2016 - 10:12

что-то жутковато закончилось, с этим парализатором. разве это законно? а копы куда смотрят?


вот такой я пейсатель


#9 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 02 February 2016 - 10:18

 

Рассказ принят к участию в конкурсе.

 

С технической стороны, рассказ нуждается в доработке.

 

Конкурс железячников? "Литературка" коммунистам без надобности?

Собственно, СССР потому и погиб, что за деревьями лес не видели. История повторяется...

 

 

Цинизм ситуации прост. Нам, читателям, крайне важно, чтобы мы могли поверить, что действие вполне может происходить не на Барраяре и не в Средиземье, а в нашей реальности. Хотя бы и в не очень далёком будущем. Именно поэтому технологическая часть не должна казаться нам невероятной.



#10 Guest_Диверсант-подводник_*

Guest_Диверсант-подводник_*
  • Гости

Отправлено 03 February 2016 - 09:58

Рассказ принят к участию в конкурсе.

 

С технической стороны, однако, рассказ нуждается в доработке.

  1. Наносборка из атомов, в том виде, в каком её показали вы — это, к сожалению, антинаучная фантастика. Кроме всего прочего, корпус ракеты они, скорее всего, делали не из железа. Да и электронику они тоже должны были как-то делать (и программировать). Даже если они изготавливают её по чужому проекту, то и это круто, в силу их возраста. Есть мнение, будет гораздо лучше и честнее, если эту ракету они просто и без затей изготовят по частям в местном Клубе Юных Техников: один делает корпус, другой двигатели, третий паяет плату с электроникой. Под руководством такого крутого наставника это вполне реально даже для детей лет 12-13.
     
  2. Есть подозрение, что разогнать такую маленькую ракету даже до первой космической — на химических двигателях невозможно, из-за того, что у маленькой ракеты отношение сопротивления воздуха к удельному импульсу будет куда ниже, чем у большой. Есть мнение, будет гораздо лучше и честнее, если вы немного урежете осетра, выведя её "всего лишь" в стратосферу, тысяч на 20 метров. И там подвергнув её самоликвидации.

P.S. Если хотите, можете полистать статейку по различным видам ракетных топлив. Откуда они возьмут твердотопливные блоки — лично мне совершенно непонятно, и эту тему тоже надо как-то раскрыть.

 

P.P.S. Доработанную версию вы можете загрузить в эту же тему, отдельным сообщением.

 

И да, ещё момент: не очень понятен принцип того устройства, которым мамаша приводила Эдуарда к покорности. Что это всё-таки было?

 

"Ракету осторожно извлекли из тубуса, водрузили на стартовый стол, закрепили опорами. Белое веретено с надписями по корпусу: «СССР» — «Кассиопея»."

Это часть текста из рассказа. Дети во главе с учителем строили из железа стартовый стол для неё. Надо было сказать, что из "газеток" получился 3Д принтер? Объяснить, что "газетки" - смартфоны с тонким гибким экраном, скручивающимся в пишущую ручку-"непроливайку"? Зачем загромождать текст? Я считаю, что новая советская страна в современном мире просто не выживет без передовых технологий. А мы имеем, без малого, 2061 год. Сомневаюсь, что в то время электронику будут паять. 3Д принтеры уже сейчас справляются с более сложными системами. 

По поводу двигателя ракеты. Она не смогла бы достичь первой космической? Моей фантазии хватило бы и на термоядерный реактор по типу реактора фирмы General Fusion. Дело не в реакторах и не в ракетах. Дело в Чуде. Дело в детях. Дело в учителе, к конце концов. Я прекрасно помню своё советское детство: голод до фантастики, моя первая пневматическая ракета, учитель по физике был прекрасным человеком, эрудитом. А в рассказе просто образы советских детей - какими они были или могут быть. Образ "заграничного" гостя Эдика, полностью контролируемого родителями мальчика, для которого советский учитель КАЖЕТСЯ богачом-суперменом. Эдик привык, что каждый человек - спец в чём-то одном: рейнджер, физик, адвокат. А тут ему представили, по меньшей мере, Тони Старка или Илону Маска. Если ракета не вышла в космос, не было бы ничего чудесного. Убери полёт и всё развалится, весь текст. Можно долго бродить в этических вопросах о правомерности поступка матери Эдика, но я решил проблему так - один из возможных вариантов. 

Читатели не поймут и не поверят? Прошу прощения перед ними. Мир будущего, лично для меня, тайна за семью печатями. Как мы будем говорить? Чем заниматься? Что будет главным для каждого из нас? Если, подражая советским фантастам, писать всё тоже, что писали они, мы энергично будем топтаться на месте. 

"Именно поэтому технологическая часть не должна казаться нам невероятной."

Да, мы перестали верить в Чудеса. Хотя для этого достаточно открыть любой научный журнал. "Популярная механика", например. Смог ли Берт Рутан построить свои чудаковатые самолёты, если слушал друзей и коллег? 

Повторюсь: ракетные технологии, техническая сторона в рассказе не имеют особого значения. Важна личная свобода каждого. И, кстати, ребетня состоит в МАН - малой академии наук. Такая есть при Таврическом университете. Это указано в рассказе. 



#11 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 03 February 2016 - 11:59

"Ракету осторожно извлекли из тубуса, водрузили на стартовый стол, закрепили опорами. Белое веретено с надписями по корпусу: «СССР» — «Кассиопея»."

 

Из тубуса? Слава Богу. Слона-то я, значит, и не приметил.

 

 

Повторюсь: ракетные технологии, техническая сторона в рассказе не имеют особого значения. Важна личная свобода каждого.

 

Да здесь всё просто. Наших братьев-читателей уже перекормили лубочными картинками фэндомной фантастики, где у каждого кибер-витязя есть фотонный звездолёт и тахионный бластер. Если читатели видят слишком чудесные технологии, которые не могут понять (и которые возникают как бы из ниоткуда), то велик шанс, что они проставят рассказу тег "лубок". Несмотря на то, что вы честно трудились и вдумчиво прописывали ваших персонажей. А мы не хотим, чтобы ваши рассказы вызывали у них не лёгкую скуку, а эффект погружения. Чтобы они смогли поверить, что действие может происходить в нашей реальности. Точнее, в её весьма недалёком будущем.

 

Именно поэтому мы, подобно Говорящему Сверчку, настоятельно просим наших авторов обходиться минимальным набором технических новинок, стараясь обходиться технологиями или существующими, или перспективными.

 

Убери полёт и всё развалится, весь текст. 

 

А что, или полёт ракеты в стратосферу вместо НОО — это мало? Как по мне, так это на сюжет особо не повлияет, а достоверность поднимет.

 

Если, подражая советским фантастам, писать всё тоже, что писали они, мы энергично будем топтаться на месте. 

 

Самые известные советские фантасты, а именно Стругацкие и Ефремов, как раз чудесными технологиями не брезговали. Однако следует понимать, что они работали в весьма специфическое время: в 1950-е и 1960-е. Тот самый Золотой Век Фантастики, когда и писателям, и читателям казалось, что человечество вот-вот полетит к звёздам, да и вообще схватит бога за бороду, и надо только чуть-чуть поднажать. Причины для оптимизма были понятны: в это время произошла смена поколений сразу во многих областях науки и техники. Однако потом оказалось, что для дальнейшего продвижения придётся работать долго и мучительно, и к этому огромная часть общества была просто не готова.

 

 

P.S. Ещё глаза режет употребление слов с приставкой "нано". Насколько я знаю, в научно-технической среде такие слова, за исключением слов "нанометр" и "нанофарад", стараются не употреблять. Не в последнюю очередь потому, что выражение "нанотехнологии" прочно ассоциируется с компанией "Роснано" и Анатолием Чубайсом.

 

P.P.S. И да, ещё не очень понятно: а как всё-таки работал тот парализатор, которым мамаша приводила Эдика к покорности?

 

P.P.P.S. Да, я знаю, что писатель здесь вы, но лучше глупые вопросы вам буду задавать я и сейчас, чем потом их будут задавать уже читатели.

 

 

---

С уважением, ваш КФ



#12 Guest_Гость_*

Guest_Гость_*
  • Гости

Отправлено 10 March 2016 - 23:57

СССР и полицейские?  о-ля-ля!!!1





Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных