Перейти к содержимому


"Камертон"


Сообщений в теме: 8

#1 Guest_Гость_*

Guest_Гость_*
  • Гости

Отправлено 05 January 2016 - 21:15

Андрей Козаченко

andrey_v_kozachenko@mail.ru

 

КАМЕРТОН

 

28 января  2061 года -  мой день рождения. Нет, сегодня у меня не юбилей, всего лишь сорок восемь лет. Хотя этот год и богат на юбилеи в нашей семье – отцу в этом октябре исполняется 90. Да и 60 лет свадьбы у них с мамой тоже в октябре.

Видимо вчерашний переезд все-таки утомил меня, и я на несколько минут вышел в библиотеку с застекленной панорамной террасы родительского дома, где возле самовара продолжалось «торжественное» чаепитие. Этот самовар с самого момента своего появления у нас, выполнял ту  важную роль, какую играл живой огонь в пещере первобытного человека, а затем и пламя очага во все более совершенных жилищах. Пока в стремительном потоке времени их не вытеснили безопасный электрокамин и  удобный электрочайник – эдакие символы комфорта, быстроты и, увы, зыбкой скоротечности человеческой жизни.

Для меня этот самовар давно уже стал семейной реликвией. Самый настоящий медный красавец, 1895 года рождения. Творение мастеровых завода братьев Баташевых, подарен мамой отцу в один из его дней рождения лет пятьдесят назад.  Малышом я любил, сидя на руках у мамы, уткнувшись носом в тепло ее кофты, наблюдать, как отец подбрасывает шишки в трубу, а в ответ, с гулом  из нее в вечернее меркнущее небо горящим снопом вырываются искры,  и тихо гаснут, долетая до земли. А мерное гудение вплетается в разговоры, которые неторопливо текут за круглым столом под орехом в саду прабабушкиного дома, умиротворяя присутствующих… 

События последних дней развивались стремительно. Мамин звонок на международную конференцию, о том, что Катерина, моя двоюродная сестра, работающая системотехником на лунной базе, будет у них в гостях в это время. Ночной авиаперелёт из Лиссабона в Севастополь. Симферополь не принял рейс из-за метеоусловий  - как ни странно это звучит в наш век «покоренной» природы. Затем небыстрая дорога в Старый Крым сначала  электромобилем до Коктебеля - специально выбирал серпантин вдоль побережья – хотелось еще «вдохнуть» моря, и оттуда горным байком тропою Грина до Поляны Десантников.

Но вот впереди, среди серых стволов крымских сосен, радужные блики «мыльного пузыря». Это и есть родительский дом – мамина гордость – уютный купол с панорамным остеклением, которое, по желанию, можно сдвигать или приподнимать, как козырек, в любом из восьми секторов. На первом этаже кухня с гостиной и мамиными картинами, отцовский кабинет, он же библиотека и «детская», комната трансформер: спальня-игротека. Все это опоясано верандой, которая, в зависимости от сезона, была открытым цветником или зимним садом. На втором - родительская и гостевая спальни. В обеих спальнях стекло купола, переходя прямо в пол, давало возможность засыпать, глядя на закат, спать «под открытым небом»,  любуясь звездами, и просыпаться от первых лучей восходящего солнца.

А это уже гордость отца – первый в СССР «заповедник звездного неба». Сколько ему  пришлось доказывать, что возможность видеть звезды, мерцание россыпей которых не блекнет от света наружного освещения, такая же потребность человека, как возможность дышать чистым горным воздухом, или пить хрустальную родниковую воду.

Всплеск аутоимунных и онкологических заболеваний в конце прошлого, начале нынешнего века. Работы отца, посвященные регуляции синтеза мелатонина, и связи развития цивилизации и «загрязнения» искусственным светом именно с этим «всплеском», породили множество споров. Но, в конце концов, как аргумент в этих спорах, появился и «звездный заповедник» и круглогодичный санаторно-реабилитационный центр в нем. Здесь, в условиях сведенного к минимуму воздействия сторонних, «сбивающих» естественные ритмы факторов, в условиях природной смены дня и ночи, происходило чудо «самонастройки» организма внутренним камертоном. Я видел эти лица – серые, утомленные лица обитателей офисов постиндустриальных городов, а через месяц-другой – уже розовощекие, с яркими, лучащимися глазами. Часто и сам я ехал сюда, втайне надеясь окунуться, как в теплую, расслабляющую ванну, в эту неторопливую и степенную атмосферу, какую редко встретишь в сумасшедшем беге беличьего колеса жизни работающего человека.

Датчик освещения отреагировал на мое появление в комнате, осветив ее до мягких сумерек. Я не шевелился, и свет стал затухать, но, стоило мне протянуть руку к книжным полкам, и автоматика услужливо высветила пространство возле протянутой руки. Сдвинув защитный пластик, провел рукой по истрепанным корешкам переплетов книг. Помню, сколько споров у мамы с отцом было по поводу нужности «всех этих пылесборников» - по едкому выражению мамы. Она любила повторять, что её мама советовала знакомиться с парнями в библиотеке, но вот жить в библиотеке она не собиралась.

Да, их молодость  прошла в эпоху всемирной «паутины», когда миллиарды пользователей Интернета, считали его неисчерпаемой и надежной кладовой информации. Мало кто задумывался, что все эти виртуальные «облака» с терабайтами личных записей и фотографий могут в одночасье развеяться, вместе с содержимым. Но череда локальных конфликтов начала века, ведущихся сверхдержавами, стала прорывать бреши в сети. Пока, наконец, испытания орбитальных излучателей в рамках доктрины превентивного электромагнитного удара в 2043 году, уничтожившие в одно мгновение до 99% информации, хранящейся в электронном виде, разметали эту «паутину» в клочья. Теперь лишь мощные, хорошо защищенные и дублированные корпоративные сети, напоминали о тех временах, когда одним-двумя кликами с клавиатуры можно было мгновенно получить фактически любую информацию. Или дезинформацию, потому что наполнялась сеть очень разными людьми и часто с неприглядными целями. Потом целая пятилетка ушла на восстановление отраслевой информации – с материальных носителей, в том числе сохранившихся книг. Это потребовало колоссальных усилий, потому что попутно решалась задача «кристаллизации» знаний -  специальную информацию отбирали и рецензировали команды специалистов.

Небольшая книга в тонкой обложке привлекла мое внимание исходящим от нее тонкой смесью эмоций тепла и одновременно свежести. Я легенько потянул за корешок и взял ее в руки. Бесшумно опустился на место прозрачный пластик. «Беседы о космосе и гипотезах», -  прочел я название. – издательство Академии наук СССР. Я перевернул обложку – Москва, 1969. «Люде от Валерия. В этой книге то, что очень интересует нас: землян». Подпись и дата  20.01.1969 года. Мой дед подарил эту книгу моей бабушке. Почти сто лет прошло. Я родился намного позже – в 2013 году. Того СССР уже не было.

 Да, в моем детстве беседы о космосе мало кого интересовали. И хотя вычислительная мощность любого смартфона превосходила мощность тех ЭВМ, которые рассчитывали запуски первых космических аппаратов, расходовалась она лишь на то, чтобы каждый оболтус мог на скорость разматывать рулоны туалетной бумаги, водя пальцем по экрану. Да и какие звезды, когда самая эффективная реклама в городах размещалась не на баннерах и растяжках, а наносилась трафаретами на асфальте. Чтобы ее «целевая» аудитория, уткнувшаяся носом в экраны, и  отрывающая от них взгляд с единственной утилитарной целью – не споткнуться, могла в этот короткий миг зацепить ее взглядом.

Перевернул книгу, собираясь пробежать оглавление, и осознал, что чувства меня не обманули. Понял, что в ней привлекло мое внимание – к внутренней стороне обложки был приклеен сложенный вчетверо лист бумаги, исписанный мелким почерком деда и черно-белой фотографией. На фотографии была вершина дерева, стоящего среди елей. Его видимо сожгла молния, а обгоревшие ветви напоминали девушку в короне, стоящую на коленях, раскинув к небу руки… «Штурман Лея», прочел я название, а затем, уже не отрываясь, дочитал и весь короткий фантастический рассказ – «разгадку» тайны Тунгусского метеорита. Я закрыл глаза и явственно ощутил запах весеннего леса, мокрой хвои. Услышал журчание ручья и вновь почувствовал свежесть, исходящую от этого листочка. Эту свободную романтическую радость той молодости, не успевшей еще вкусить яд «благ» цивилизации потребления, которая прошла с ночевками в палатках и песнями под гитару одну шестую часть суши, и открыла при этом Земле эру Космоса.

Браслет часов на запястье левой руки мягко вздрогнул. Поскольку я продолжал пребывать в задумчивости – потеребил руку настойчивее. Взглянул на экран циферблата – значок дальней связи. Шагнул в угол комнаты, где размещался голографический проектор, протянул к нему руку с часами. Передо мной возникло изображение   - в неглубоком кресле мужчина моих лет в джинсах, свитере и мягких мокасинах. Лицо знакомое. Где-то мы пересекались на симпозиумах.

- Прохор Андреевич? – спросил он.

- Да, а Вы… простите? –

- Сергей Семенович. Дальневосточный федеральный Университет, – с улыбкой сказал он. – Вспомнили?

Да, конечно я вспомнил. Это с ним у нас развернулась достаточно бурная дискуссия по этическим проблемам эмпатотерапии на съезде в Петербурге пару лет назад. Эмпатотерапевт  - это моя профессия. Звучит несколько необычно. Специальность родилась на стыке психиатрии, прикладной психологии, психотерапии и нейрофизиологии. Известно, что при таких расстройствах личности, как например, шизофрения, человек теряет свою идентичность. В хаосе внутренней деперсонализации он не отождествляет себя как цельную личность, а «дробится» на ряд «персонажей». И то, что сторонним наблюдателем воспринимается как бред, зачастую и есть борьба этих осколков личности. Причем порой требования, выдвигаемые «ведущим» персонажем, настолько императивны, что противится им человек не в состоянии. Под их влиянием наносит себе увечья, и может дойти до самоубийства.

Методы воздействия на другого человека в психотерапии и прикладной психологии  - от психоаналитических бесед, до гипноза – по силе своего воздействия и глубине достигаемого эффекта намного слабее такого «внутреннего» внушения. А все потому, что человеческая психика четко контролирует внешние границы собственного «Я» и даже глубокий гипноз не в состоянии надолго проникнуть за них. О приблизительной эффективности таких сторонних советов каждый может судить по тому, насколько часто он действовал в соответствии с ними, даже самыми мудрыми, проверенными тысячелетиями людской истории. И лишь собственный опыт, и решения, принятые на его основании, глубоко меняют жизнь.

Но есть мгновения, когда наша психика буквально распахнута для посторонних. Вспомните галдящие табунки цыганок возле больниц, их цепкие глаза, выхватывающие в людской суете потенциальные беззащитные жертвы. Боль, растерянность, страх – лучшие проводники чужой воли в наш внутренний мир. Но и здесь воздействие мимолетно. Сильный человек сбросит наваждение сам, слабый очнется уже обобранным, когда вереница пестрых нарядов скроется из виду. Но все же очнется и осознает, что его «заставили» отдать деньги и ценности.

Лет двадцать тому назад нейрофизиологами Бехтеревского института в Питере была  впервые обнаружена электромагнитная составляющая особого, едва уловимого приборами излучения, исходящего от человека в таком состоянии. До этого уже было известно, что ряд людей обладает особой способностью обостренно воспринимать чувства другого человека – радость, боль, скуку, восторг.  Такая способность называлась эмпатией. Дальше все было делом  техники – была создана особая кабина-капсула. На профессиональном сленге мы называем её «камертоном». В одной половине которой размещался человек, чье психическое состояние было нарушено из-за психотравмы. Например: известие о неизлечимой болезни, потере близкого родственника или пережитое насилие. А в другой  располагался эмпатотерапевт. Задача его – настроится на чувства человека, которого предстоит излечить, поймать то неуловимое даже тончайшими приборами мгновение, когда его психика перестанет воспринимать личность врача как чужака, растворится в ней  и, постараться дать мысленный посыл, способный послужить первой ступенькой к дальнейшему самостоятельному восхождению из глубин отчаяния. Это даже не спасательный конец, брошенный утопающему. Это только первый вбитый альпинистом самостоятельно (и это главное), крюк, на который он затем сможет опереться.

В теории это просто. А на практике все обстояло намного сложнее. Выяснилось, что мало найти человека, обладающего обостренными эмпатическими способностями, необходимо чтобы спектры излучения его и пациента совпадали не меньше чем на две трети. Кстати по этой причине военные быстро потеряли интерес к разработкам – выяснилось, что этот спектр еще более индивидуален, чем отпечатки пальцев, да и время «терапевтического окна» настолько мало, что шанс применить воздействие даже на конкретного человека, исчезающе мал. Были и свои трагедии. При проведении первых сеансов не учитывалась устойчивость психики эмпата и часть из них закончилась трагически – вместо спасенного человека, получали двоих, опускающихся в бездну отчаяния.

С тех пор отбор в эмпатотерапевты строжайший – мало иметь способность тонко чувствовать, необходимо иметь несгибаемый внутренний стержень, врожденную способность не поддаваться чужому влиянию. Мне «посчастливилось» пройти такой отбор.

- Судя по Вашей невеселой улыбке, мой спектр кому-то подошел, и  я срочно нужен на работе? –  я понял, что надежды на отдых в природном «камертоне» придется отложить.

- Да. Женщина,  в тайге разбился прогулочный глайдер, погиб муж и четырехлетний сын. – он сделал паузу, давая мне возможность настроится. – традиционные медикаменты и психолог не справились. Она замыкается в себе. Депрессия близка к финальной стадии. Мы ждем Вас завтра во Владивостоке. Билет на скоростной рейс Москва – Владивосток уже в офисе. Вылет завтра в 13:00 по Москве. Материалы по пациентке в Вашем персональном электронном кейсе. До встречи. Да, и… с Днем рождения Вас!

Изображение погасло. Вот тебе и отдых. Хотел после Атлантики еще «вдохнуть моря» – завтра вдохнешь запах уже другого океана – Тихого.

Я поставил книгу на полку. Приоткрыл дверь на веранду. Здесь мирно затихал вечер. Свет был потушен. В самоваре тихо жеврили  догорающие угли. И эти отблески создавали особую атмосферу тепла и уюта. Мама с отцом сидели, сдвинув стулья так, что голова мамы покоилась на груди отца, а он, приобняв ее за плечи, «угукал» в такт маминому рассказу. Моя Настасья слушала ее, чуть склонив голову. Я подошел, сел рядышком. Прикрыл ее плечи пледом. Мама вспоминала мое раннее детство. Я слушал рассеянно, эти истории были мне знакомы.

- Мне завтра лететь во Владивосток, – шепнул жене на ухо, – пойду поработаю. Мам, спасибо за розовое варенье, пап, а тебе за самовар.

- Эх! молодежь, молодежь, - скопировал отец интонацию жука из известного советского мультфильма про путешествие муравьишки.

- Иди работай, - сказала жена, - я помогу прибраться.

- Э нет, - запротестовал отец, -  мы с Танюшкой посидим, помолчим. И он поцеловал маму в склоненную к нему голову. Мама еще теснее прильнула к нему.

Я сел в кабинете за стол. Сперва прочитал краткую биографию. Тридцать шесть лет. Пациентка сама врач. Врач-хирург. Ого, это уже серьезно. Обычно люди таких профессий достаточно стрессоустойчивы. Если она погрузилась в свое горе слишком глубоко, вытащить сильную психику шансов мало. Но, с другой стороны, раз она согласилась на сеанс эмпатотерапии, значит самооценку не утратила, и шанс спасти есть.

Просмотрел переданный фотоархив. Красивое лицо с правильными чертами. Серые распахнутые глаза. Практически на всех фотографиях – улыбается или задорно хохочет. А вот и последние: взгляд потухший, уголки губ опущены. Горечь, неизбывная горечь и отчаяние излучают эти глаза. Несколько коротких голографических фильмов – часть из семейного архива, часть из официальных рабочих записей, часть с различных сабантуев – видимо передали знакомые или сотрудники. Приятный, глубокий, спокойный и сильный голос. Там где она говорит или поет, окружающие молчат. Все затихают. Видно, что личность очень сильная. Как же найти зацепку? Как найти те единственные слова, которые прозвучат в ее подсознании, как собственные и дадут возможность зацепиться за край, если она сама не смогла их найти в себе? Я раз за разом просматривал фото и короткие видео. Вот операционная, взгляд сосредоточен, рот закрыт маской, но видимо операция идет без сложностей, если она мурлычет себе под нос неспешный мотив. Вот цветущий весенний сад и она поёт …

Стоп. Она поёт! Я вернулся к фотографиям. Да и там она часто с гитарой. Вот вообще на сцене. А после трагедии она молчит. Нет, не то, чтобы она не разговаривала вообще. Есть записи ее бесед с психологом. Но там и голос другой - сухой, ломкий, словно надтреснутый. И никаких песен, даже грустных, печальных.

Я понял…

Спасибо маме. Спасибо самовару, нашему старинному домашнему «камертону». Я знаю, что именно прозвучит в душе пациентки. Когда я вернулся из библиотеки на веранду, мама вспоминала случай из моего раннего детства: Мне было чуть меньше трех лет. На лестничной клетке нашего восьмого этажа, в квартире напротив, жил пожилой мужчина. Между собой соседи говорили, что он неизлечимо болен. Рак, последняя стадия. А мне он запомнился шутником – часто, выйдя курить на площадку, он декламировал нам с мамой собственные стихи, пел песни. И вот однажды, мы поднимались в лифте к себе на этаж. Мама, сосед и я. И мама, видимо желая подбодрить его, сказала: «Что-то давно мы не слышали Ваших песен». На что он, обреченно махнув рукой, ответил: «Да я уже отпелся…» А я, совсем еще мелкая кроха, которая со своего росточка внимательно слушала весь этот короткий взрослый диалог, поднял голову и совершенно серьезно, с расстановкой произнес: «Петь нужно до конца». Наступила тишина. Затем этот взрослый человек расплакался. В маминых глазах тоже стояли слезы. А я стоял и не понимал, что тогда я сказал именно эти нужные слова.

И их донесет та часть моей личности, которая завтра на мгновение станет частью личности спасаемой женщины:

«ПЕТЬ НУЖНО ДО КОНЦА!»

 

 

 

Декабрь 2015

Прикрепленные файлы



#2 Guest_Татьяна Нестерова_*

Guest_Татьяна Нестерова_*
  • Гости

Отправлено 05 January 2016 - 22:19

С одной стороны, философия правильная. Но почему обязательно петь и петь до конца? А если попробовать начать писать рассказы или рисовать? Жизнь коротка, в ней надо попробовать попробовать (это не ошибка) не все, но хотя бы многое.



#3 Guest_Гость_*

Guest_Гость_*
  • Гости

Отправлено 06 January 2016 - 09:29

С одной стороны, философия правильная. Но почему обязательно петь и петь до конца? А если попробовать начать писать рассказы или рисовать? Жизнь коротка, в ней надо попробовать попробовать (это не ошибка) не все, но хотя бы многое.

"Петь" здесь понятие образное. Было бы несколько странным, чтобы знакомая всем фраза "бороться до конца" прозвучала из уст трехлетней крохи. Да и образ борчихи, выходящей на татами, несколько "отяготил" бы рассказ. В состоянии,  когда опустились крылья, и не радуют вещи, которые раньше приносили радость, очень сложно начать вышивать крестиком...Поверьте



#4 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 04 February 2016 - 18:39

Отклонено.



#5 Guest_Гость_*

Guest_Гость_*
  • Гости

Отправлено 17 February 2016 - 13:11

Отклонена суть, или форма?



#6 Guest_Татьяна Нестерова_*

Guest_Татьяна Нестерова_*
  • Гости

Отправлено 17 February 2016 - 13:27

Просто вы "НЕ ДОПЕЛИ" свой замечательный рассказ. 



#7 Guest_а_*

Guest_а_*
  • Гости

Отправлено 20 February 2016 - 19:54

Весьма неплохо.



#8 Guest_Гость_*

Guest_Гость_*
  • Гости

Отправлено 01 July 2016 - 12:08

Просто вы "НЕ ДОПЕЛИ" свой замечательный рассказ. 

Все из реальной жизни - мой сосед "допел", умер 2 недели назад. Прохор растет, его фраза на площадке потихоньку забывается. Но кто его знает, может и правда будет из него толк. Дам прочитать ему эту "фантастику" когда чуток повзрослеет. Лет через десять.



#9 Guest_Гость_*

Guest_Гость_*
  • Гости

Отправлено 01 July 2016 - 12:14

Отклонено.

Спасибо за "Как убить свой рассказ". Если будет время и желание, подскажите - чем я убил  свой?





Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных