Перейти к содержимому


Трудно быть человеком


Сообщений в теме: 10

#1 Guest_Евгений Нестеренко_*

Guest_Евгений Нестеренко_*
  • Гости

Отправлено 05 January 2016 - 04:03

Евгений Нестеренко

e-mail: eugene.s.nesterenko@gmail.com

skype: eugenesnesterenko

 

 

Трудно быть человеком

 

 

 

Почему Эйким очутился на центральной площади?

 

Центральная городская площадь - первое место, куда устремляются туристы сразу по прибытии в любой из советских городов. И дело не только в сосредоточении достопримечательностей. Именно здесь можно без лишних проволочек начать знакомиться с особенностями реальной жизни "Красной Империи", которые (к изумлению большинства гостей) разительно отличаются от лубочного образа, навязываемого всесильной машиной капиталистической пропаганды.

Впрочем, идеологическое противостояние почему-то слабо интересует рядового обывателя США или Европы. Туристам всегда хочется узнать главное: почем можно купить колбасу или джинсы, что из себя представляет местная кухня, сколько стоит транспорт и жилье, как соотносятся зарплаты, какие доступны права, свободы и развлечения.

 

 

Как так получилось, что внимание Эйкима привлекло то самое здание?

 

В городе Н. центральная площадь славится красотой необычайною. Ее прелести с неукротимым постоянством воспеваются поэтами и музыкантами, а художники охотно и с гордостью печатают ее изображение на открытках и марках. Следует отметить, что одним из наиболее узнаваемых зданий, украшающих своим присутствием Н-скую городскую площадь, принято считать некие хрустальные чертоги, воздвигнутые силой мысли молодого и смелого архитектора, с некоторой помощью трудолюбивых строителей и могучей техники. Эту великолепную постройку со стремящимся к облакам куполом можно было бы причислить к архитектурным шедеврам, если бы не опускала ее с небесных высот на землю простая и непритязательная вывеска - "Распивочная Хрустальная".

Да, необходимо признать, что жители Н. позволяли себе иногда отдохнуть после работы, отвлечься от повседневных волнений и суеты, и поразмыслить над поисками истины в этом храме, лишенном икон и святых.

"Хрустальная" располагается практически на берегу реки, что придает ей дополнительный романтический антураж. Река теперь уже не столь полноводна, как ранее, но в глубину метров до десяти достигает, а в ширину - так и не менее ста. Есть тут и мост - а как же без моста?

 

 

Некоторые утверждают, что все произошло случайно, а некоторые - якобы во всем был некий сложный замысел.

 

Распивочная "Хрустальная" - заведение частное. Соответственно, есть у нее и владелец. Опрометчиво вложив сюда все свои капиталы, и проработав несколько лет в убыток, он уже было вплотную приблизился к банкротству, однако был вовремя спасен земляками, великодушно выкупившими основную часть долгов. А все потому, что в числе основополагающих доктрин советского общества есть и такая: "мечты должны сбываться, независимо от коммерческой целесообразности". Соизволила возжелать мужская половина граждан города Н. украсить свою площадь стильной и гостеприимной распивочной - и украсила! Надо понимать, что вышеозначенное заведение выглядело во всех отношениях достойно, и выделялось среди прочих не только изысканным дизайном, но и строжайшими морально-нравственными принципами. Сюда, кроме совершеннолетних мужчин, могли смело приходить даже женщины и дети, потому что любой посетитель, хотя бы единожды уличенный в недостойном поведении, немедленно заносился в "черный список", и впоследствии не имел права заказать что-либо, крепче березового сока. Кроме того, за уровнем алкоголя в крови внимательно наблюдали имеющиеся у каждого советского гражданина здравники - специальные датчики, внедренные в организм с младенчества. По достижении пороговых значений промилле здравники передавали барменам и официантам шифрованное послание - "Юпитеру больше не наливать!", а при необходимости вызывали скорую. Они же приглядывали за артериальным и венозным давлением, сердечным ритмом, биохимическим составом крови, и за другими важными биологическими параметрами.

 

 

Обладал ли здравником Эйким? Доказать это впоследствии было затруднительно, и все же многие приходили к выводу, что не обладал.

 

Одним из максимально осведомленных участников произошедшего был владелец распивочной, по статусу своему, в общем-то, и обязанный знать и видеть больше других. Звали его Климом Алексеевичем, но завсегдатаи предпочитали именовать Лексеичем, или Климычем, а некоторые и вовсе - Клементием.

 

...Тот день начался с непогоды: осеннее небо насупилось и брюзжало с самого рассвета. Над городом непрестанно кружили угрюмые тучи, периодически срываясь то в ледяной дождь, то в снег. Река возле распивочной потемнела и вела себя беспокойнее, чем обычно. Неудивительно, что от таких климатических капризов многие предпочитали спрятаться в "Хрустальной". Клим Алексеевич радушно встречал каждого: особо продрогшим предлагал грог и глинтвейн, захандрившим от осеннего ненастья - бокал шампанского или рюмку семизвездочного коньяка, любителям продолжительных дискуссий - легкие сорта пива, а всевозможным творческим личностям - разумеется, портвейн и беленькую.

Конечно, Минздрав не слишком благожелательно относился к активному налаживанию контактов между советскими гражданами и "зеленым змием". Однако, после того как физиологи скооперировались с нейропсихологами, и, поднатужившись, сумели доказать, что умеренные дозы все-таки не вредят, а даже благоприятствуют (да еще и способствуют укреплению социальных связей и коммуникативности), "сухой закон" было решено не внедрять. Лексеич по этому поводу говаривал так: "Коммунизм, брат, строить - дело тонкое и деликатное, иногда без бутылки не разберешься".

 

 

Что заказал Эйким, очутившись в распивочной? Вот на этот вопрос у бармена Клима был ответ однозначный: виски...

 

- Эк, ты, брат, ляпнул - виски! - осуждающе покачал головой Лексеич. - У нас, понимаешь ли, с импортным пойлом напряженка. И обходится дорого, и спроса почти нет - непатриотично все-таки. Как говорится, лишь гламурные киски предпочитают виски... Да не дуйся ты, шучу я! Отведай-ка лучше зубровки - на вкус и цвет практически отличий нет.

Гость возражать не стал. Опрокинув рюмку залпом, задержал дыхание, взглядом попросил повторить. Однако сразу пить не стал - опершись локтями о барную стойку, принялся с любопытством разглядывать окружающих.

Тихо шуршали винтами маленькие роботы-геликоптеры, доставляя заказы клиентам и увозя освободившуюся посуду на кухню. Посетителей было немало, но в заведении царил порядок - никто особо не шумел и не привлекал к себе внимание. Кто-то сидел в одиночестве, кто-то предпочитал проводить время в компании - все как обычно. У самого входа двое мужчин неторопливо пили кофе, не отрывая взгляда от происходящего на улице - видимо ждали окончания дождя.

Лексеич не удержался: - Извини, товарищ, что я вот так напрямую спрашиваю - ведь ты не местный?

Утвердительный кивок в ответ.

- То-то я заприметил у тебя, хоть и едва различимый, но акцент, - улыбнулся бармен, радуясь собственной проницательности. - Откуда прибыл, брат?

- США.

- Гхм... - Лексеич немного смутился. Не поторопился ли он назвать посетителя "братом"?

Американец заметил на себе несколько косых взглядов, но виду не подал.

- Отец у меня русский, - признался он, как будто отвечая на незаданный вопрос. - Вот, приехал посмотреть на историческую Родину.

- Что ж, дело хорошее, - равнодушно произнес Лексеич. - Отчего бы не посмотреть, в самом деле? К нам сюда многие едут. Смотрят, присматриваются, высматривают...

- А зачем у вас потолок так высоко? - сменил тему иностранец. - Нерациональный расход стройматериала.

- Чтобы мыслям просторно было! - неожиданно вклинился в разговор сидевший рядом молодой парень в какой-то странной одежде, украшенной разноцветными перьями. - Мы, русские, любим простор, это врожденное.

- Я тоже простор люблю, - согласился американский гость. - Только у нас там просторов не осталось - каждый клочок земли теперь кем-то или чем-то занят. Частная собственность.

 

 

По прошествии некоторого времени показания граждан, принимавших участие в дискуссии с иностранцем, разнились, присутствовала некоторая путаница, возникали несоответствия, однако же один момент все отметили единодушно: Эйким произвел впечатление человека искреннего и порядочного.

 

Собеседник возмущенно фыркнул:

- Разве может быть кусок планеты чей-то собственностью? Она, значит, нас приютила и взрастила, а мы ее будем резать да делить? Это все равно что блоха прыгнет на собаку и начнет там себе частную собственность провозглашать. Вот, к примеру, раздобыл человек камней или бревен, построил себе дом... это еще как-то похоже на собственность, да и то с натяжкой - ведь ни камни эти, ни деревья он не создавал.

- А вы сами что-то создаете? - поинтересовался иностранный гражданин.

Парень в украшенной перьями одежде улыбнулся.

- А как же! Человек для того и рождается - чтобы создавать. Вот я, например - обтесыватель каменных наконечников...

- Как вы сказали?! - изумился американец.

- Обтесыватель, - подтвердил парень. - Для копий и топоров. И, простите за нескромность, но многие утверждают, что в своем деле я один из лучших. Не скажу, что гениальный мастер, но далеко не каждый может похвастать таким же уровнем.

- Это у вас хобби такое? Развлечение? Или вы просто шутите? Может быть, извиняюсь, - выпили лишнего? - деликатно улыбнулся заграничный гость.

- Я вообще не пью, - признался обтесыватель. - Прихожу сюда пообщаться. Нет, не развлечение и не хобби. Профессия. Не хуже других. А главное - мне нравится, и обществу пользу приношу.

- Что же это, разрешите полюбопытствовать, за польза?

- Исторические фильмы смотреть любите?

- Бывает.

Обтесыватель хитро прищурился.

- А с чем там дикари бегают? Правильно - с топорами да копьями. А наконечники откуда возьмутся? Во-о-ооот! А музеи? А выставки? Ролевые постановки? Сувениры? У меня график заказов расписан на несколько месяцев вперед! Тут еще новая тема появилась: гуманитарная помощь современным диким племенам - Африка, Южная Америка, Индонезия, Новая Зеландия... да множество их. Представьте себе, консерваторы они ужасные: ничего из того не берут, что не относится к их технологическому, если можно так сказать, укладу. Попробуйте им всучить электронный пневмомолоток с квантовым процессором... Ха! А вот молоток с моим каменным наконечником берут как родной. Вождь одного племени мне даже украшение из перьев подарил, в знак уважения, видите? Так-то!

- Ты опять про свои молотки? - присоединился к беседе патлатый мужичок, обдавая имевших неосторожность находиться к нему слишком близко интеллигентным перегаром. - Хватит уже этой технократии и бездуховности, знаешь ли! Народ требует культуры!

- Павлик, ты что же, культуры еще не набрался сегодня? - снисходительно усмехнулся Лексеич.

- Нет! Духовная жажда - она бездонна... Вот сегодня в новостях сказали, что наши космонавты на Марс полетели. Зачем?! Они что, рассчитывают там культурные ценности отыскать? Космос - это мрак, холод и циничные звезды - вот и все, что там есть. Мы на одной планете порядок не сумели навести, а уже на другие лезем. К чему? Ты лучше сядь песню спой, или рассказ напиши. Чтобы за душу взяло! Чтобы катарсис, мать его, до самых пяток и печенок!

- А что сам-то не напишешь, Павлуша? Писатель ты, или ресторанный обозреватель?

Патлатый мужичок тяжело вздохнул.

- Я-то? Разное говорят, Климыч! Разное. Последний роман раскритиковали вдрызг! Камня на камне... страницы на странице, понимаешь... Так что может плюнуть, а? В ресторанные обозреватели переквалифицируюсь. Буду как вон тот, - кандидат в обозреватели указал взглядом на сидевшего в углу зала седовласого мужчину, который сосредоточенно изучал меню. - Целыми днями шляется. Из ресторана - в кафе, из кафе - в бар, из рюмочной - в распивочную. Выпивает и закусывает от пуза, а читатели ему все спонсируют, еще и сверх того приплачивают. Интересно пишет, видимо. Но духовность-то где? Ответь мне, американец?

Американец сконфуженно улыбнулся.

- Затрудняюсь ответить. Духовность - это что? Общение с духами? Спиритические сеансы? Или речь идет о Святом Духе? Религиозные обряды?

Гримаса невообразимой горечи исказила лицо Павла. Он набрал полную грудь воздуха, сделал рукой неопределенный, но очень энергичный жест, и открыл уже было рот, но в последний момент как-то внезапно скуксился, помрачнел, и молча уткнулся в рюмку с водкой.

- Не в настроении наш писатель, - объяснил иностранцу хозяин заведения. - Творческий за... застой. Ничего, недельку-две погостит у меня, накопит впечатлений, соберется с мыслями, а потом засядет за новый роман.

- Отпуск? - понимающе кивнул представитель американской духовности.

- Еще чего! - хохотнул Лексеич. - У него такой график работы.

- Но как же работодатель, контракты, сроки?

- Я тебя умоляю! - махнул рукой Лексеич. - Какие сроки? Тут все иначе устроено. Агенты, издательства, редакторы, авторские права - это давным-давно неактуально. Зачем кормить паразитов? Потребители через соцсеть напрямую стимулируют авторов, которые им интересны. Бывает, конечно, госзаказ, но это процентов пять-десять от общей массы. Искусство у нас принадлежит народу! Вот такие дела.

Иностранец скептически хмыкнул, но спорить не стал.

 

 

Никто не помнил, как в "Хрустальной" очутились дети, но факт их присутствия впоследствии не опровергался никем.

 

Два мальчика - один лет четырнадцати, второй несколько младше, и девочка. Сняв намокшие дождевики и вручив их роботу-обслуге, дети без колебаний направились к центральной стойке.

- Здравствуйте! - звонко произнес старший мальчик, разглядывая бармена.

- Привет, молодежь! - расплылся в улыбке Лексеич. - Ну-ка, седьмой, - обратился он к роботу, - тащи три чая с лимоном и шесть пирожных "Астра".

- Спасибо, но у нас финансовой карты нет... - попробовал отказаться юный гость, но Лексеич даже слушать не захотел.

- Какой такой карты?! - строгим тоном прервал бармен и нахмурился. - У меня приказ от нашего кулинарного генерала - каждый гость должен отведать новый сорт пирожных. А без чая их пробовать запрещено, ясно? Это даже не угощение, это работа. Называется испытатель-дегустатор. Вот я вас нанимаю на работу... минут на пятнадцать. Расплачиваться буду конфетами. Устраивает?

Младший мальчик охотно кивнул. Старший осуждающе посмотрел на него и с сомнением произнес: - А почему только нам предлагаете?

- С чего это вы, юный скептик, взяли? - возмутился Лексеич. - Всем предлагаю! Вот ты ел пирожные? - спросил он обтесывателя наконечников.

- Обязательно! - выпалил тот. - Еще как ел! До сих пор во рту сладко.

- А ты, Павка?

Патлатый Павка угрюмо покачал головой, но вовремя успев разглядеть во взгляде бармена предвестие бури, пояснил: - Мне нельзя. Я все свои рецепторы сладкого растратил. А ведь говорила мне бабушка - портвейн не доведет до добра!

- Теперь верите, уважаемый? - спросил старшего мальчика Лексеич. - Ну, сразу бы так! Давайте-ка я вам помогу, ребятишки. Стулья здесь очень уж высокие. Оп-па! Рассаживайтесь поудобнее. Вот тарелка с пирожными - чтобы через пять минут была пустой. Осторожно - чай горячий.

Привыкший "тыкать" взрослым посетителям, Лексеич почему-то обращался к детям на "Вы".

- Вообще-то мы пришли по делу, - заявила девочка, первой расправившись с пирожными.

- Слушаю вас внимательно, - с максимально возможной серьезностью сказал Лексеич.

- Как представители пионерской организации, мы агитируем за трезвый образ жизни.

Патлатый писатель вздрогнул.

- Спасибо, что удостоили нас такой чести! - поблагодарил Лексеич, мягко улыбнувшись. - А чем мы отличились? Лидируем по продажам пива?

- Нет, мы ко всем заходим. Вы у нас на сегодня уже пятые! - деловито сообщила девочка, заглядывая в блокнотик. - И все угощают. Лимонад, конфеты, сок, пирожные, шоколад, чай... А петицию подписывать не хотят!

- Какую такую петицию?

- Здесь два пункта. Первое, - торжественно стала зачитывать юная пионерка, - перечислять в детский фонд часть средств от продажи алкогольных напитков. И второе - ограничить число дней, когда можно употреблять алкоголь, до двух в неделю.

- Так и разориться недолго! - огорченно вздохнул бармен.

- А знаете, как грустно, когда папа приходит домой пьяный? - убийственным аргументом парировала девочка.

- Как не знать! - сокрушенно подтвердил Лексеич. - Грустнее некуда.

- Вот и неправда, - неожиданно пробормотал младший мальчик. - Когда папа пьяный, он добрый. Игрушки покупает, печенье. В кино водит...

- Вы его не слушайте! - зазвенел старший мальчик. - Он у нас несознательный - до пионеров не дорос пока.

Младший насупился и принялся с удвоенным вниманием поглощать чай.

- Скажите, пожалуйста, - обратился к бармену американский гость, - у вас дети занимаются созданием петиций?

- Соцсеть для любого гражданина доступна, - сказал Лексеич. - Конечно, у детишек общественный коэффициент ниже, но право голоса есть.

- Эта петиция составлена пионерской организацией, - поправила девочка. - Мы - волонтеры, - добавила она с гордостью.

- Кстати, о праве голоса! - воскликнул Лексеич. - Прошу извинить, мне нужно срочно проверить состояние некоторых проектов. Сейчас нырну в сеть минут на десять, и сразу вернусь. Я, кажется, обещал конфеты? Седьмой, ну-ка метнись за коробкой "Красного Мака"!

 

 

В показаниях свидетелей сказано, что примерно в этот момент прибыл тот самый автобус. Водитель зашел в расположенное рядом кафе, чтобы пообедать.

 

Пока Лексеич принимал деятельное участие в жизни общества через инструменты соцсети, дети распечатали коробку конфет и стали обсуждать домашнее задание.

- Вы упрсоц уже проходите? - спросил старший мальчик более юного коллегу.

- Ага. Но пока что только лекции - поиграть не дают. А ты на каком уровне?

- Четвертый.

- За СССР играешь?

- Не. За СССР легко. Это первый-второй уровень. Система отстроена, запас прочности большой, ошибиться не страшно. Главное - в глобальной политике не начудить. А вот на четвертом уровне - там все по-другому. Попробуй за какую-нибудь Нигерию или Колумбию поиграть - сразу вспотеешь! Только цветную революцию задавишь, как уже тебе киллеров заслали. ТНК и банкиры давят со всех сторон, а отпор дать очень сложно. Да и население несознательное: мещанское воспитание все-таки. Низменные черты - поощряет, человеческие - душит.

- А ты что, майданные сборища танками разгоняешь? - хихикнула девочка.

- По-разному пробовал...

- Получается?

- Иногда. Жалко, что сохраниться нельзя. Приходится заново начинать.

- Хм. Я уже две недели держусь. Последнюю провокацию так устранила: собрались бунтующие на площади, а я объявила, что бесплатные путевки на лучшие базы отдыха раздаются во всех почтовых отделениях. И для детей, и для родителей. И модный купальник каждой женщине в подарок! Но число путевок ограничено. Так тетки этот майдан за пять минут снесли. И туристический бизнес бонусы получил.

- Да, у меня тоже успехи были, - снисходительно улыбнулся старший мальчик. - Только потом мне вторжение ЧВК организовали под видом повстанцев-патриотов...

Американский турист не сдержался: - Ребята, что за игра у вас? Политико-экономический симулятор? Я из другой страны приехал, из США. Многое еще не знаю про Советский Союз.

- Не. Это не совсем игра, - сознался юный борец с патриотическими повстанцами. - Предмет такой в школе - упрсоц.

- Управление социальными суперсистемами, - расшифровала девочка.

- Собираетесь после школы в институт международных отношений поступать?

- Неа.

- Зачем же вам такой предмет?

- Так это все учат, как математику, или рисование.

- Но зачем?!

- Странный вы, дядя, - пожал плечами старший мальчик. - Как же можно быть гражданином государства, и не понимать, как оно устроено?

- Для этого есть политики, министры, сенаторы. Они лучше разбираются, как управлять страной.

- И как вы проверите, что они лучше разбираются? Хорошо управляют, или плохо - как поймете?

- Если народу не понравится уровень жизни - выберем других политиков.

- Ну да. А эти, другие, тоже будут вас дурить и грабить. И так до бесконечности...

- Значит, придется нам однажды стать коммунистами! - рассмеялся иностранец. - Вот тогда заживем богато и сытно, как в СССР.

- Как вас зовут, дядя?

- Эйким.

- Это что означает?

- Можно сказать Аким - по-вашему.

- Мы, дядя Аким, небогато живем, - серьезно сказала девочка.

- Значит, не достроили еще коммунизм?

- Коммунизм - это не богатство. Это равные возможности для всех. Вот у нас есть коробка конфет, каждый может взять одну. Хотите?

- Нет, спасибо.

- Если у меня будет вся коробка, а у других совсем ничего, я разве стану счастливее? Слопаю все, и заболею.

- Ты можешь лишние продать, и создать бизнес.

- Зачем мне бизнес, дядя Аким? Чтобы у меня был миллион конфет, а другие люди за одну конфетку в день на меня целые сутки работали? Это не по-человечески.

- Почему? Их ведь никто не заставляет работать на тебя. Могут заниматься чем угодно. Это называется демократия.

- Как же они будут заниматься демократией, если им кушать нечего? Все конфетки-то у меня...

 

 

Климу Алексеевичу возобновить участие в беседе помешал местный фермер, приехавший с партией свежих продуктов. Пока они вместе тягали ящики с овощами и фруктами на склад, разговор ушел в иное русло.

 

Эйким не успел посвятить несмышленых детишек в тонкости демократии, потому что младший мальчик вдруг указал на него пальцем и сообщил:

- А я вас знаю! Вы моей бабушке помогали чемодан нести.

- Это где же такое было? - удивился заграничный гость. - На морском побережье Калифорнии?

- В Крыму. Я в летний лагерь ездил.

- Это вряд ли. Когда это было?

- В прошлом году.

- Не сочиняй, - сказала девочка. - В прошлом году ты все лето провел в деревне.

- Может не в прошлом, а в позапрошлом. Все равно это очень странно!

- Что странно? - решил уточнить Эйким.

- Я вижу, что вы сильный.

- Ага.

- А мама говорит, что пьют только слабые люди. Это правда?

- Правда. Потому и пьют, что слабые - чтобы сил набраться.

- А куда они девают свои силы?

- На разные глупости растрачивают.

- А в Африке вы были?

- Конечно был.

- А что там интересного?

- Там реки - вот такой ширины! - Эйким развел руками.

- А еще?

- Еще крокодилы и бегемоты - вот с такими ртами!

- А вы в них стреляли?

- Нет.

- А в арабов стреляли?

- Нет. Зачем?

- Так индейцы ж закончились.

Эйким замялся. Пока он размышлял, можно ли общаться с этими детьми, как со взрослыми, рядом присел закончивший свои дела с Лексеичем фермер. Казалось, он хотел что-то сказать, но не решался. И тут в распивочную вошли гости, моментально привлекшие к себе всеобщее внимание...

 

 

Больше всего разногласий вызывало описание медведя. Например, одни говорили, что его мех был желтоватым, другие - палевым, третьи - снежно-белым. То же самое касалось и других примет. Впрочем, это не имело большого значения.

 

Огромный белый медведь. И двое энергичных сопровождающих: один - широкоплечий, чернобородый, улыбчивый, второй - остроносый, худой, высокий. Правда, навскидку было сложно понять, кто кого сопровождает: медведь мужчин, или мужчины - медведя. Зверь был без намордника, но с неким подобием то ли седла, то ли сумки, на спине. Как ни странно, однако медведь направился к барной стойке вместе с мужчинами.

- У нас тут теперь цирк-шапито, или зоопарк? - озадаченно спросил новых гостей Лексеич.

- Никак нет! - ответил чернобородый, осклабившись. - Нам два ящика шампанского, пожалуйста! Медведя не бойтесь - не тронет! У него ген агрессии модифицирован.

- А я и не боюсь! - выпалила девочка, не сводя с медведя восхищенных глаз. - Погладить можно?

- Конечно! - разрешил чернобородый. - Умка, сидеть!

Медведь послушно сел на задние лапы. В таком положении он стал почему-то напоминать домашнего пса.

Дети приблизились к нему, стали гладить. Зверь облизывался, пофыркивал.

- Умка хороший! Возьми конфетку.

Мелькнул длинный фиолетовый язык, и две конфеты в мгновение ока исчезли с ладони девочки.

- Вот так медведище! Где вы такого белого мишку раздобыли? - поинтересовался младший мальчик.

- Правильно говорить "полярный мишка", - хриплым голосом уточнил худой остронос. - А еще точнее - морской. Маритимус. Он с нами в арктическую экспедицию летит, зарегистрирован в качестве младшего научного сотрудника.

- Правда?!

- А то как же...

- А собак вы с собой берете?

- Зачем нам собаки? Умка один всю упряжку тянет. Еще и рыбу ловить умеет!

- Что это на нем за сумка?

- Припасы носить. Очень удобно получается - только кивнешь, а он уже тебе мороженое тащит или термос с горячим шоколадом.

- А шампанское вам для чего?

- Новый год праздновать будем. Коллектив там большой у нас, на станции.

- На медведя погрузите?

- Никак нет! Сами дотащим. Он сейчас не на службе - выходной. Гуляем по городу.

- Можно с вами?

- Надо водителя спрашивать. Очень уж он строгий. Но можем попробовать. Умка, в машину!

Медведь, его спутники и дети ушли, сопровождаемые множеством удивленных взглядов.

- И часто у вас такое здесь? - спросил удивленный не меньше других Эйким.

Лексеич, усмехнувшись, пожал плечами.

- Я бы мог сказать, что редко, но зачем же разрушать стереотипы?..

 

 

Фермера знали многие, некоторые даже не один год. Крепкий коренастый мужик, он постоянно привозил в город продукты на своем малинового цвета фургоне. Заходил в "Хрустальную", выпивал залпом кружку пива, широко улыбался. Любил рассказывать анекдоты. Если бы кому-то заранее сказали, что случится - никто бы не поверил.

 

В этот раз он пил свое пиво медленнее, чем обычно. Не отрывая взгляда от Эйкима. А затем приблизился к нему, и что-то пробормотал.

- Можете повторить? - переспросил тот в ответ.

- Хороший, говорю, урожай в этом году, - басом повторил фермер. - Давно такого не было. Клим, дай-ка еще кружечку.

Эйким внимательно посмотрел на фермера, как будто пытаясь вспомнить, когда и где они могли познакомиться.

- Вот как? - произнес американец, слегка растягивая слова. - Очень рад за вас.

- Мы и сами рады. Только вот работы много. Ни на что времени не остается. А так хотелось бы выбраться на охоту...

Эйким улыбнулся, но глаза у него почему-то остекленели. Впрочем, этого никто не заметил.

- Не знал, что здесь разрешена охота, - сказал он, ища что-то в кармане куртки.

Фермер поскреб небритый подбородок.

- Иногда. Лисы очень сильно плодятся. Приходится браться за ружье.

- Бармен, можно мне тоже кружку пива? - попросил Эйким.

- Конечно, - отозвался Лексеич, и через полминуты перед Эйкимом уже стояла роскошная хрустальная кружка с витиеватыми узорами.

Под ней располагалась серая картонная подкладка, которая ненароком упала на пол, когда Эйким взял кружку в руки. Находящийся поблизости робот-обслуга торопливо подхватил картонку и сбросил ее в мусорное ведро. Эйким вынул из кармана куртки какую-то карточку (не то из плотной бумаги, не то из пластика) и подложил ее под кружку.

Фермер потягивал пенный напиток, водя глазами по залу. Посетителей поубавилось. То ли из-за того, что дождь стих, то ли еще по какой-то причине. Ресторанный обозреватель к этому времени уже закончил свои исследования, и покинул заведение. Обтесыватель наконечников о чем-то увлеченно спорил с как следует поднабравшимся вдохновения писателем. Двое у входа по-прежнему пили кофе. Просьба детишек, очевидно, не увенчалась успехом - машина со строгим водителем и арктическими путешественниками уехала, поэтому пионерам пришлось садиться в стоявший возле "Хрустальной" автобус.

Эйким опустошил кружку, и теперь разглядывал украшавшие ее узоры.

- Давно хочу себе домой такую посуду, - заметил фермер. - Можно глянуть? У меня какая-то другая, без рисунков.

- Конечно.

Эйким подвинул к нему свою кружку вместе с располагавшейся под ней карточкой. Фермер взял хрусталь своими большими ладонями, повертел задумчиво, и отставил в сторону. Никто не заметил, что при этом карточка куда-то исчезла. А Эйким сделал вид, что не заметил.

- Что ж, приятно было пообщаться. Пора мне домой.

С этими словами фермер допил свое пиво, удовлетворенно крякнул, и собрался уходить.

 

 

Сложно сказать, что сыграло роковую роль - небрежность, интуиция, какие-то неучтенные мелочи, или даже предательство. Но все случилось так, как случилось.

 

Поравнявшись с мирно пившими кофе возле выхода из "Хрустальной" мужчинами, фермер вдруг выхватил из-за пазухи пистолет и расстрелял их. Среагировать успел лишь один - достать свое оружие он смог, но было уже слишком поздно. И все-таки эти двое дали Эйкиму несколько секунд - когда фермер обернулся, чтобы выстрелить в него, тот уже успел спрятаться за барной стойкой.

Дальше события понеслись еще стремительнее.

Выскочив на улицу, фермер не стал бежать к своему малиновому фургону. После того, как он нажал кнопку на брелке с ключами, раздался сильный взрыв, и фургон взлетел на воздух, задев взрывной волной и автомобили, которые стояли рядом. Таким образом были нейтрализованы еще двое сотрудников госбезопасности, сидевшие в одной из соседних машин.

Оставшись без транспорта, фермер рванул к автобусу. Наполненный пассажирами автобус уже собирался уезжать, поэтому следующей жертвой стал водитель. Перехватив управление, фермер заблокировал двери и направил автобус на мост, собираясь, видимо, кратчайшим путем покинуть город. Знал ли он, что любой общественный транспорт можно остановить через центральный пункт дорожной милиции? Скорее всего, знал, но ему нужны были заложники. Поэтому когда автобус, въехав на мост, начал сбрасывать обороты, фермер совершил резкий маневр в сторону, и свалил его в реку...

 

 

Хорошо, что передатчик умеет мысли транслировать. На разговоры времени-то нет. Теперь все будет быстро, очень быстро.

Эх, товарищ генерал, товарищ генерал... Не послушали меня. Что теперь? А что теперь - преследую. Да помню я, что не рисковать, что особо опасен. Помню. Отстал я немного. Автобус он угоняет. Блокируйте, конечно. Парней спасти бы! Да понимаю я, что скорые с минуты на минуту... а не поздно ли будет? Надеюсь. Угу, бронежилеты надежные. Только и взрыв там серьезный был.

Может стоило все-таки взять парализатор? А если бы он заметил? Прокололись бы на этом. А сейчас на чем прокололись? Машина слежки засветилась? Или ему заранее сообщили? Стоило ли вообще в эти игры играть? Взять бы его сразу, и все. Так нет же - "пусть на остальных выведет, пусть схемы раскроет..." Вот и раскрыл! Теперь грохнут его случайно при задержании, и дело с концом - ничего не узнаем. Хотя, не должны грохнуть - строжайший приказ брать живьем. А если какой-нибудь внедренный крот как бы случайно пристрелит? А если он сам себя... очень даже возможно... А как после этого в Штаты возвращаться? Восемь лет насмарку, мать-перемать!

Он что думает, я не догоню? Самоуверенный. Квартал уже оцеплен, его на первом же ближайшем перекрестке тормознут. Или он собирается заложниками прикрыться? Не получится. Разве что поторгуется слегка, но финал - предрешен. Нет, здесь что-то иное. На дурака или психа не похож. Не первый год здесь сидит. Давно заслали - внедрился плотно. Что же ты затеял, гад? Я тебя все равно достану!

Ага, скорость падает - заблокировали двигатель автобусу. Вот я и на мосту уже. Сейчас догоню. Эй, ты куда? Ты что творишь, сволочь?! Там же полный автобус народу... Так вот он что затеял - под шумок уйти хочет. Что значит "не вмешиваться"? Извините, товарищ генерал, нет времени обсуждать. Уйдет наверняка. Я прыгаю. Тонет автобус, но не быстро. Люди ведь погибнут. Вода ледяная. И там многие без сознания, с переломами наверняка... Эх, где же ваши спасатели?! Да знаю я, что летят. Конечно, спешат. А сколько минут продержаться надо? Не больше десяти? А многие ли из них продержатся хотя бы пять? Вон даже мне уже пищит здравник, что опасно.

Что я один успею? Двоих, может быть троих смогу спасти за это время. Ну, вижу, - еще лезут с берега альтруисты из "Хрустальной". Сколько их? С десяток? А сколько доплывет? Они-то храбрые после водки, а многие ли реально доплывут? Вон бармен толковее - одеяла тащит, одежду какую-то, здоровенный термос с чаем. Сможет первую помощь оказать. Эх, сюда бы того медведя белого - он бы один на себе несколько человек потянул, с его-то способностями к плаванию...

Кое-кто из пассажиров все-таки в сознании. Мужики, постарайтесь до берега дотащить хотя бы деток. Эх, что же я! Детвору спасать надо, а я за этой тварью плыву. И кто я после этого? Да знаю я, товарищ генерал! Знаю, что важнейшие данные. Что диверсии предотвратить надо. Нет, не нужен нам второй Чернобыль. Достану я его, урода!

Вот он, вижу. Ну-ка, получи! Ах ты... Что-то какой-то гиперактивный он. Сопротивляется серьезно. Хорошо хоть оружие потерял. Черт, вода-то какая... обжигает прям. Руки начинают неметь - это плохо. Никак не получается вырубить его. Да он не иначе как под стимулятором! Вот оно что... Придется и мне принять. Есть, две ампулы остались. Тааак, теперь совсем другое дело! Врешь, не уйдешь. Что ты на это скажешь, подонок? Хлебни-ка водички! Что, не нравится нырять? Я бы тебя, гада, там и оставил, да нельзя. Ты у меня все расскажешь. Готово! В отключке он, товарищ генерал. Тяжелый, зараза. Сейчас на берег дотяну - пусть готовятся принимать.

Стоп, ребята тут? Наконец-то нашел. Повезло, что вы из салона не выпали - не сразу намокли. Не бойтесь! Хватайте мою куртку, она с жилетом спасательным - на поверхности удержит вас. Ну-ка, без рассуждений! Берите, я сказал! Черт, и помочь некому. Рядом старушка только, и парень без сознания - к сидению ремнем пристегнут. Жаль, но этот не жилец - позвоночник сломан. Остальные или утонули, или пытаются сами доплыть до берега. Прости, мать, сейчас не могу помочь. Я обязательно вернусь. Нет, не пора тебе, надо бороться за жизнь. Так, пионеры, кто тут старший... погоди-ка. Не бойся, я тебе препарат вколол, он поможет. У тебя три минуты сил много будет - держи друзей. А дядя Аким сейчас вернется. Ждите.

А мой-то стимулятор скоро закончится. Жаль, больше нет. Высасывает, конечно, силы. Тяжело. Ну, ничего, справимся. Вот уже и берег. Принимайте клиента! Я назад. Нет, у меня приказ. А у вас - другой приказ. Вы должны этого ... откачивать... здоровье его драгоценное восстанавливать. Что ж так похолодало-то резко... Ага, действие стимулятора кончилось. Здравник орет вовсю. Почти как генерал. Да, понимаю. Да, нарушаю. У вас - своя ответственность, а у меня - своя. Авария - моя недоработка. Лучший сотрудник? И что с того? А знаем ли мы, кто здесь тонет? Можем ли устанавливать на людей ценники? У них ценник ниже, что ли? Меня, между прочим, самого спасали не раз. И не думали о ценниках. Мерзкое это слово - цена. Никогда его не любил. Знаете как мой дед говорил? Начинать делить людей на сорта - первая стадия фашизма...

Справимся. Надо же - какой-то спортсмен позади меня пыхтит. Вот он-то ребятню и вытащит на берег. Судорога. Не страшно - одна нога только. Сейчас разомну. Главное - дыхание держать. Товарищ генерал, не надо кричать - это только мешает. Доплыл, наконец.

Дядя Аким с вами. Где младший? Как? Эй, дружище - тащи мальчика и девчонку на берег. Второй пацан ко дну пошел. Я нырну за ним. Не теряй время! Не мог он слишком глубоко уйти. Сейчас найду.

Темно-то как! Хорошо, что есть фонарик в часах. Еще судорога. А вдруг останусь и сам в этой черной ледяной бездне? Вечный покой. Может бессмысленно все это? Воздуха на сколько хватит? Ну-ка, отставить! Это во мне инстинкты вопят. Внутренний крокодил. Что ж, крокодилом-то легко быть. Человеком - намного труднее. Вспомни соседского мальчишку. Отец его работал врачом в реанимации. Как раз дежурил, когда привезли его, утонувшего в озере. Очень тяжело было смотреть в отцовские глаза, хотя никто не был виноват. А все равно, почему-то, тяжело. Мне, конечно, не придется смотреть в глаза родителям этого. Никто не осудит. Наградят даже, верно? А сам я смогу кому-то заглянуть в глаза, кроме внутреннего крокодила?

Прорвемся. А вы задолбали своим визгом. Бесит уже. Прямо-таки не выживу? Это мы еще посмотрим, это мы еще, знаете ли, поглядим... Ну-ка, где там мой суперчип? К черту! Да, именно что избавлюсь от него! Простите, товарищ генерал. Так гораздо спокойнее... И почему я в спасатели не пошел? Может ли разведчик быть спасателем? Убивать доводилось. Спасать - нет.

Где же мальчишка? Тут уже и до дна недалеко. Вот он! Есть. Кожу-то как щиплет - будто миллионы иголок в тебя воткнули. Надо быстрее на поверхность выбраться.

Давай-ка, воду выплевывай. Нечего ей в легких делать! Так-то лучше. Кашлять в твоей ситуации лучше, чем не кашлять. Молодец, малыш, теперь я вижу, что все будет у тебя хорошо. Еще вымахаешь больше меня. Немножко продержаться нужно. Берег не так уж и далеко. Вон и Клим Лексеич мчится с одеялом...

 

 

Среди тех, кто на следующий день пришел в больницу навестить выживших, был и Клим Алексеевич. Прежде всего, он зашел в палату, где лежали дети.

 

Младшему пока вставать не разрешали. Старший мальчик и девочка, в больничных пижамах, сидели рядом с ним, держа в руках вазу с фруктами. Дети заулыбались, увидев Лексеича.

- Я вам пирожные принес... не знаю, можно ли, - смущенно сказал Лексеич. - И сок. Как поживаете?

- У нас все хорошо, - сообщила девочка. - Доктор говорит, через две недели выпишут.

- Две недели? - хмыкнул Лексеич, присаживаясь на одинокий стул рядом с кроватью. - Ну ладно.

- А что с дядей Акимом? - хрипловатым голосом спросил младший.

Клим Алексеевич некоторое время не отвечал. Взяв из вазы апельсин, он зачем-то стал мять его в руках, пару раз подбросил, поймал. Продолжая крутить в руках яркую оранжевую сферу, возобновил разговор.

- История мне одна вспомнилась... Когда я был мальчишкой, мы с отцом смотрели старый советский фильм. Про Шерлока Холмса. Мини-сериал такой. Очень интересный. С каждой серией нравился мне все больше и больше. Там все было по справедливости - ни один преступник не уходил от возмездия. И вот, настал черед самой напряженной серии. Сражаясь с главным злодеем, мистер Холмс упал в водопад и погиб. Это было ужасно. Несправедливо. Грустно. Я не просто плакал - я рыдал, наверно, с полчаса. У меня в ушах не переставал звучать жалобный крик одного из персонажей - "Мистер Холмс один отнесся тогда ко мне по-человечески... бедный, бедный мистер Холмс!" Гхм. Отчаянию моему не было предела. Напрасно пытался отец утешить меня, уверяя, будто в следующей серии окажется, что Холмс выжил. Как же он мог спастись, думал я. Нет, это невозможно. Страшный водопад, скалы - никаких шансов. Мне казалось, что по законам Мироздания за подвиг практически всегда герой расплачивается жизнью. Потому и зовется это подвигом - от слова "подвижничать", то есть добровольно принести себя в жертву. Мрачнее тучи ходил я, не решаясь посмотреть следующую серию. Наконец, отважился. Она начиналась со знакомой мелодии, но почему-то музыка звучала так печально, что сердце сжималось и дрожало. Из-за слез картинка на экране расплывалась, превращаясь в какие-то мутные пятна. И вдруг я услышал знакомый скрипучий голос. Это было чудо. Холмс вернулся! Вернулся, чтобы навсегда остаться в памяти Человеком, сидящим у камина и рассказывающим удивительные истории.

 



#2 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1396 сообщений

Отправлено 18 January 2016 - 13:51

будни контрразведчиков. обидно только , что как и в старых детских советских фильмах про шпионов, протагонист и антагонист выписаны слишком формально.


вот такой я пейсатель


#3 Guest_Татьяна Нестерова_*

Guest_Татьяна Нестерова_*
  • Гости

Отправлено 19 January 2016 - 13:14

Отличный рассказ! Захватывающее чтение. Не знаю, как по сеттингу, по душе точно.



#4 Guest_Retra_*

Guest_Retra_*
  • Гости

Отправлено 20 January 2016 - 00:52

Вырастут ослепительной красоты здания из прозрачных и
полупрозрачных материалов, стадионы, бассейны, воздушные парки,
хрустальные распивочные и закусочные! Лестницы в небо! Стройные гибкие
женщины со смуглой упругой кожей! Библиотеки! Мышцы! Лаборатории!
Пронизанные солнцем и светом! Свободное расписание! Автомобили, глайдеры,
дирижабли... Диспуты, обучение во сне, стереокино... Сотрудники после
служебных часов будут сидеть в библиотеках, размышлять, сочинять мелодии,
играть на гитарах и других музыкальных инструментах, вырезать по дереву,
читать друг другу стихи!...



#5 archy13

archy13
  • Пользователи
  • 379 сообщений

Отправлено 22 January 2016 - 14:35

Все несколько наивно и по-детски, однако же примем.

#6 Guest_Гость_*

Guest_Гость_*
  • Гости

Отправлено 22 January 2016 - 14:41

Вырастут ослепительной красоты здания из прозрачных и
полупрозрачных материалов, стадионы, бассейны, воздушные парки,
хрустальные распивочные и закусочные! Лестницы в небо! Стройные гибкие
женщины со смуглой упругой кожей! Библиотеки! Мышцы! Лаборатории!
Пронизанные солнцем и светом! Свободное расписание! Автомобили, глайдеры,
дирижабли... Диспуты, обучение во сне, стереокино... Сотрудники после
служебных часов будут сидеть в библиотеках, размышлять, сочинять мелодии,
играть на гитарах и других музыкальных инструментах, вырезать по дереву,
читать друг другу стихи!...

:D :D :D  браво!



#7 Guest_Варяг_*

Guest_Варяг_*
  • Гости

Отправлено 22 January 2016 - 15:55

А вот и почти грамотный текст :)

 

Но не рассказ, а блог какой-то :o



#8 Guest_Retra_*

Guest_Retra_*
  • Гости

Отправлено 22 January 2016 - 17:04

А вот и почти грамотный текст :)

 

Но не рассказ, а блог какой-то :o

Почти грамотный? Блог?))) Это Вы о чем, позвольте поинтересоваться? 



#9 Guest_Retra_*

Guest_Retra_*
  • Гости

Отправлено 22 January 2016 - 17:05

Все несколько наивно и по-детски, однако же примем.

Судя по Вашему нику и цифре 13 в нем, Вы до этого "по - детски" написанного рассказа явно не доросли!  :D  :D



#10 Guest_Eva Simon_*

Guest_Eva Simon_*
  • Гости

Отправлено 22 January 2016 - 18:08

Очень оригинальный стиль изложения.
Рассказ понравился!
вот бы пожить в таком идеальном мире :-)

#11 Guest_IamSleep_*

Guest_IamSleep_*
  • Гости

Отправлено 08 March 2016 - 13:30

Как же они будут заниматься демократией, если им кушать нечего?

В самую точку.

 

Ещё понравилось (я немного перефразирую, можно?): коммунизм без бутылки не построишь!





Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных