Перейти к содержимому


СССР-2061


Сообщений в теме: 13

#1 Guest_Кинякин Сергей_*

Guest_Кинякин Сергей_*
  • Гости

Отправлено 26 December 2015 - 21:45

Кинякин Сергей,

город Снежинск,

Челябинская область,

89227325432,

serzh.mail@mail.ru

          Здравствуйте), с большим удовольствием принимаю участие в конкурсе, спасибо Вам за то, что вы его организовали, он послужил для меня стимулом, к более серьезной проработки своего рассказа, и подсказал для него название, всего доброго, приятного прочтения. 

Прикрепленные файлы

  • Прикрепленный файл  2061.doc   166К   288 Количество загрузок:


#2 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 24 January 2016 - 12:44

Конечно, этот рассказ мы отклоним. Ибо зомби-апокалипсис — это не слишком достоверное будущее. До которого не слишком хочется дожить.

 

P.S. С последнего фрагмента смеялся аки дитя:

 

 

Воскресенье

 

В какой-то момент Серёга открыл глаза и увидел на своей груди кошку.

- Это опять ты?

- Вставай пора на работу, - прошептала кошка.

- Что!? – Серёга помотал головой и проснулся.

В лучах утреннего солнца стояла Люси.

- Какая работа, сегодня ж выходной? - прохрипел Серёга.

- Я говорю о другой работе, - улыбнулась Люси, - пора выполнять супружеский долг.

 

%D1%80%D0%B5%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%BE%D1%

 

Извините, что-то накатило.



#3 Евгений Лонин

Евгений Лонин
  • Пользователи
  • 1931 сообщений

Отправлено 24 January 2016 - 13:32

Я думал это будет третий из тех что "не осилил". Железные нервы. :)
Чукча не писатель, чукча читатель

#4 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 24 January 2016 - 13:57

Кэп, тут дети!!!!


вот такой я пейсатель


#5 Евгений Лонин

Евгений Лонин
  • Пользователи
  • 1931 сообщений

Отправлено 24 January 2016 - 14:19

Да кстати. "Доктор, а откуда у вас такие картинки?..." (ц) анекдот :))))
Чукча не писатель, чукча читатель

#6 Маша Безнадежная

Маша Безнадежная
  • Пользователи
  • 624 сообщений

Отправлено 11 February 2016 - 14:05

Офигенный рассказ! Как жаль что не приняли(

Автор, умоляю, скажите что у вас есть еще что-то в таком же духе! Готова стать преданной читательницей.



#7 Константин В.

Константин В.
  • Пользователи
  • 86 сообщений
  • ГородВолгоград

Отправлено 12 February 2016 - 18:53

Слово "трэш" многозначно. Одно из его значений - художественные произведения по устоявшимся канонам, в которые просто незачем вносить свежую струю. Трэшовый ужастик - тот в котором маньяк бегает с ножом, герои мрут, девки визжат и трясут сиськами, а кончается лужами крови. Кому-то это нравится. Менять такое - только портить.

 

Зомби-апокалипсис - это такая же трэшовая тема, хоть и пытаются в ней добавить новые художественные находки. Но сколько бы нам ни показывали, как живые трупы разгуливают по торговым центрам (привет Джорджу Ромеро) или вылезали частично из колодца ("Ходячих мертвецов" бросил смотреть после этой сцены) и даже не штурмуют современные крепости в "Войне Z", не появляется в фильмах про зомби принципиально нового. Фантдопущение остается одно - ожившие трупы, которым в аду не хватило места (с). Новые фильмы и книги про них - как бесконечное совершенствование паровой машины - как ни старайся, выше нескольких процентов КПД не прыгнешь. 

 

Читая некоторые фрагменты, например

Хочу попробовать что-нибудь новое. Понимаешь? Надо всё в жизни попробовать. Водку пробовал, марихуану тоже, галлюциногенные грибы испытывал, даже женщину, как-то домой приводил, но это уже не интересно. Так вот, хочу узнать, проживу ли я на одном собачьем корме месяц или нет. Интересно ведь, правда?

вспоминаю почему-то игру Postal. Там тоже можно было жрать собачий корм.

 

В некоторых местах с автором можно быть солидарным в неприязни к заокеанской стране:

 

Сегодня выступает мировая западная звезда Саманта Асс. Бывшая стриптизерша и наркоманка, автор мирового бестселлера  «Совести нет», на данный момент мэр штата Техас. В этом году Саманта совершает тур по оборонным городам России с  просветительской программой в целях улучшения русской культуры». На экране появилась почти голая дама, лет сорока, на плечах её блестело колье из черепов, руки были усыпаны браслетами и перстнями, а на широком поясе сияла надпись. You my slave. Что переводилось, как вы мои славяне, или если учесть ещё одно значение слова slave, то, вы мои рабы

Главное, не перегибать палку.

 

Зомби-апокалипсис - это тема, которая особняком, ее трудно скрещивать с любыми другими. С Советским Союзом 2061 года это вообще непересекающиеся множества.

Кстати, комменты рулят.

Желаю автору найти своего читателя.



#8 Маша Безнадежная

Маша Безнадежная
  • Пользователи
  • 624 сообщений

Отправлено 14 February 2016 - 18:57

Автор, неужели вы так и не появитесь и не поделитесь другими вашими рассказами?(

Придется на почту писать(( Или даже звонить (муа-хаха!)



#9 Маша Безнадежная

Маша Безнадежная
  • Пользователи
  • 624 сообщений

Отправлено 19 February 2016 - 23:31

Прочитайте этот рассказик, он очень классный.



#10 Евгений Лонин

Евгений Лонин
  • Пользователи
  • 1931 сообщений

Отправлено 20 February 2016 - 00:34

Я его уже прочел. :)
Но я не люблю зомби. :) я люблю мозги :)
Чукча не писатель, чукча читатель

#11 Маша Безнадежная

Маша Безнадежная
  • Пользователи
  • 624 сообщений

Отправлено 20 February 2016 - 01:04

Я не успокоюсь до тех пор, пока этот рассказ не понравится еще кому-то кроме меня))) Он супер-шикарный, забавный, остроумный и непохожий ни на что из того, что участвует в конкурсе. Его можно разбирать на цитаты. Я читала рассказ мужу вслух и от моего смеха тряслись стены. Это очень-очень-очень классная работа. Рекомендую.



#12 Маша Безнадежная

Маша Безнадежная
  • Пользователи
  • 624 сообщений

Отправлено 20 February 2016 - 11:44

С разрешения автора, для удобства чтения:

 

СССР -2061

 

Пятница

 

Серёга снова проснулся. Вместе с ним проснулось солнце, сквозь щели оконных рам сочился гул машин, началась пятница. За стеной ссорились соседи.

- Ну, ты тупая! Как тебе не стыдно быть собой? Если бы ты сдавала экзамен по тупости, то завалила бы и его. Зачем я только женился на тебе? – Надрывался сосед Гриша.

- Не неси чушь, - отбивалась его жена Роза.

- Ты специально издеваешься надо мной, - разорялся Гриша, - вчера борщ переварила, сегодня трико не достирала, а завтра что? Убьешь меня?

- Мама, что мне делать? – Плакала Роза, зайдя в соседнюю комнату, – он меня уже замучил. Мне говорила одна подруга, что надо быть терпимее. Но когда мы с ней выпили, она же посоветовала мне завести любовника.

Её мама – старая умудрённая жизнью татарка, только вздохнула и выругалась на родном языке.

- Чужеяды, - выругался на мордовском языке Серёга, встал с кровати и нацепил очки. Он был наполовину мордвин, а наполовину русский, и предпочитал ругаться на мордовском диалекте, для оригинальности. – Может и хорошо, что я холостой, - думал Серёга, разбивая яйца о сковородку. Позавтракав, он пошёл на работу. У подъезда, ему встретилась старая алкоголичка - тётя Валя. Она развалилась на скамейке и курила.

- Доброе утро, - поздоровался Серёга. Тётя Валя промолчала. Серёгу она не любила, за исключением тех моментов, когда занимала у него деньги. А это происходило периодически.

«Серёженька, какой ты все-таки хороший, не шумишь, просто золото - дай взаймы, а я тебе завтра отдам. Понимаешь, брат из деревни приехал, а пенсия завтра, понимаешь?» Через неделю она приходила с дикого бодуна, тающая, как одуванчик на ветру и снова просила денег, потому что брат внезапно умер. А еще через неделю он снова приезжал, видимо с того света, и она снова занимала.

- Ты еще не женился? – крикнула ему вслед тётя Валя своим скрипящим голосом. Серёга обернулся.

- Нет еще.

- А может, на мне женишься, а? – Засмеялась она. Серёга закашлялся и быстро перешёл через дорогу.

 

На соседней улице, на горке возвышался детский сад «Тополёк». В его окне появилась знакомая фигура. Это была его бывшая одноклассница - Катя. Она работала нянечкой в детском саду. Выглядела Катя, мягко говоря, оригинально. Высокая, полная, с большими руками. Мужики ее побаивались, но дети очень любили.

- Привет Серёга, - крикнула Катя в приоткрытое окно.

- Привет.

- Всё гуляешь?

- На работу иду, - ответил Серёга.

- На работу? А чего такая рубаха мятая, и не стиранная. – Серёга посмотрел на рубаху.

- Да, нормальная, вроде, пойдёт и так.

- Эх, - вздохнула Катя, - жениться тебе пора. – Сама Катя была однолюбкой. Она уже очень давно любила одно военного в отставке, с которым её разлучила бывшая подруга. С тех пор Катя не встречалась ни с подругой, ни с мужчинами.

 

Серёга дошёл до остановки, сел в автобус и задремал. Вскоре зашла Маша. В руках она держала маленькую белую собачку непонятной породы, которая залаяла и прервала Серёгин сон.

- Блохолай, - подумал Серёга, - Маша фальшиво улыбнулась и села рядом.

- Привет! – С наигранной радостью поздоровалась Маша, поглаживая свой приют для вшей. – Ты на работу?

- Да, - ответил Серега.

- А я в Турцию лечу, скоро, – похвасталась она, поправив крашенные волосы. Выглядела она вызывающе. Ярко-красные губы, ногти, покрытые витиеватыми узорами, пальцы рук, усыпанные золотом, все было при ней. Она просто светилась, как будто кричала всем своим видом, - вот она я, возьмите меня, я лучшая. Когда-то у неё был муж, бывший военный, но она его бросила, обобрав до копейки, и завела собаку. Больше всего она любила внимание к своей персоне, комплименты по поводу её внешности, деньги и роскошь. Это она обожала. – А ты все там же работаешь? – спросила она, усмехнувшись. Серёга работал в научном центре художником-оформителем.

- Да, - ответил он.

- Все тем же? – Её усмешка оголила идеально-белые зубы.

- Тем же.

- У тебя хоть девушка есть? – с издевкой спросила она. Серёга промолчал. - Ну-ну, - она отвернулась, достала из сумочки телефон и запуталась в социальных сетях.

 

Через десять минут Серёга доехал до работы, зашёл в белое пятиэтажное здание, затем прошёл проходную и оказался в своём кабинете. Всю работу он выполнял на компьютере, но в свободное время обожал живой холст и акварель. На обеде он вышел из здания подышать воздухом.

- Эй, программер, есть закурить? – Серёга обернулся. В трёх шагах от него стоял штатный грузчик. Огромный, наглый, измученный похмельем, он жадно глотал папиросный дым и кашлял. Его лицо напоминало шлакоблок с глазами, а руки были исколоты татуировками. На большом пальце правой руки сияло кольцо, в виде золотой гайки.

- Не курю, - ответил Серёга.

- Развелось вас некурящих, - он достал из кармана маленькую бутылочку, огляделся и быстро сделал глоток. - Хорошая вакса, – крякнул он и спрятал бутылку обратно. – А вот бабы дуры. Довела меня одна, хотел даже на больничный уйти, - злобно процедил грузчик, - не дали сволочи. Звоню в больницу. Говорю так и так, здравствуйте дохтор, болен я душою. А он мне, температуру мерили? Я отвечаю, мерил, нормальная температура. Он говорит, а дыня не болит?

- Что, что? - не понял Серёга.

- Ну, голова, то есть, - пояснил грузчик. - Говорю, не болит дыня, всё нормально. А он дальше, ну хоть что-нибудь, может кариес в пеньках беспокоит или в корме жжет?

- Как вы сказали? - снова не понял Серёга.

- Пеньки это зубы, а корма, - грузчик почесал репу, - ну, она и есть корма. Так вот. Я ему и отвечаю. У меня во рту все пеньки золотые, а про корму мою и думать забудьте! А он опять за своё, может с вами несчастный случай произошел. Хулиганы напали, в бубен настучали, лопатник отжали, ну или какая-нибудь другая борода?

- Какая лопата? – не понял Серёга.

- Да не лопата, а лопатник! - Возмутился грузчик, - бубен, это голова, лопатник, это бумажник, а борода, это неприятная ситуация. Понял?

- Да спасибо, всё понятно, продолжайте, - кивнул Серёга.

- Вот, а я его услыхал, так чуть со смеха не зажмурился, чуть хохоталку не порвал, - грузчик скривил и без того кривое лицо, изображая смех. - Какие хулиганы? Говорю. Да у меня на теле живого места нет, на каждом сантиметре партак. Партак, это татуировка, видишь, - и он показал руку, на которой был наколот череп, - меня любой хулиган за километр обходит. А дохтор на это отвечает, извините, говорит, но для души больничные не выписываем. И все, положил трубку. Медбрат хренов. У тебя самого то, - грузчик посмотрел на Серёгу, - баба есть?

- Нет.

- Тьфу, - сплюнул грузчик, - не пьёшь, не куришь, бабы нет. Ты вообще, как живешь!? И чего я перед тобой тут распинался, ты меня поди и не понял вовсе.

- Да понял я всё, - уверенно ответил Серёга, - не юзер же последний, не ламер какой-нибудь. И мозги мне форматировать не надо, я понятливый, оперативка в норме, - улыбнулся он, оголив все свои 32 клавиши. Затем он пошёл обратно в здание, а грузчик злобно усмехнулся, глядя ему в след.

 

В конце рабочего дня Серёга направился к остановке. Вдруг его окликнули. Он оглянулся и увидел Макса и Андрюху. Они работали в том же научном центре и давно дружили. Макс был отличным механиком, ужасным матершинником и заядлым рыбаком. Женщины его любили за высокий рост и мужской характер. Он тоже их любил, но исключительно пьяным и после бани. Его товарищ Андрюха, был словоблуд и хохотун. Он изысканно мог петь дифирамбы и поливать человека дерьмом. И то и это он делал прекрасно. Женщины любили его тоже, но за что, никто не понимал. – Давай подвезём, - предложили Макс, подъехав на машине.

- Спасибо, - Серёга сел на заднее сиденье. - Как выходные проводить собираетесь мужики? – Спросил он.

- Я к бабе, - весело произнес Макс, сидя за рулем, - я уже и водки взял, и веник для бани связал.

- И я к бабе, - заявил Андрюха, сидя на переднем сидение, - у меня стандартный набор, шампанское, конфеты и моё обаяние. А ты Серёга, к бабе идешь?

- Нет у меня бабы, - смущенно ответил Серёга, глядя в окно.

- К парню пойдешь? – заржал Максим.

- В бар пойду, – вздохнул Серёга.

- Не переживай, - усмехнулся Андрюха, - найдем мы тебе бабу беременную, но честную.

Машина остановилась.

 

- Спасибо пацаны, пока, - Серёга вышел из машины. Затем перешёл на соседнюю улицу и зашёл в зелёное здание. Это был медицинский центр, в котором за деньги у тебя могли найти всё, даже того, чего и не было. Серёга зашёл в кабинет знакомого психолога, у которого проходил профориентацию при устройстве на работу. Психолога звали Глеб, но за глаза его называли мозгодёром.

- О! Привет, - улыбнулся мозгодёр, - как делишки, как нервишки? – он сидел на кресле и разглядывал упаковку с собачьим кормом.

- Да, ничего, держусь пока, как говорится, - ответил Серёга, - а ты как поживаешь?

- А я вот решил корм собачий испытать.

- Собаку завёл?

- Нет, себе. Хочу попробовать что-нибудь новое. Понимаешь? Надо всё в жизни попробовать. Водку пробовал, марихуану тоже, галлюциногенные грибы испытывал, даже женщину, как-то домой приводил, но это уже не интересно. Так вот, хочу узнать, проживу ли я на одном собачьем корме месяц или нет. Интересно ведь, правда?

- Наверно, - сквозь зубы процедил Серёга. – Ну, а как в целом то, живёшь?

- Да, ничего, я спокоен, как удав. За долгие годы лечебной практики, я понял одно, все люди больны. Все не нормальные. Только они об этом не знают, а я знаю. Поэтому ни на кого не обижаюсь.

- Понятно, а я психую последнее время. – Вздохнул Серёга, - всё достало, работа, женщины, вчера машина обрызгала, грёбаный Экибастуз.

- Погоди-ка, - мозгодёр открыл холодильник. – Тут у меня лекарства. На верхней полке валерьянка, на средней полке антидепрессанты, а внизу самое мощное средство.

- Какое?

- Водка, - засмеялся мозгодёр и достал из ящика стола нож. Сейчас я отрежу тебе колбасу, - заявил он.

- Не понял, - испугался Серёга.

- Ха, ха, ха, - засмеялся мозгодёр, осознав свой нечаянный каламбур, - колбасы тебе отрежу для закуски, - успокоил он Серёгу. Затем налил полстакана, - держи, пей. – Серёга выпил, полегчало. – А теперь, - мозгодёр возложил ему на голову руки и пробормотал, - ты спокоен, ты спокоен, ты спокоен, изыди злой дух.

- А это зачем? – Спросил Серёга.

- Ну, как? Это же лечение, а не пьянка, сам понимаешь, - ответил мозгодёр. – Кстати, что на выходные планируешь? На ком-нибудь женишься сегодня вечером?

- Ну, если повезёт, - ответил Серёга.

- Что ж, удачи тебе, не тушуйся. Когда придешь в бар, то приглядись. Женщина, которая тобой заинтересуется, обязательно подаст знак. Повернется в твою сторону, освободит шею от волос, будет улыбаться и стрелять глазами. Это любимые женские игры. Так что если заметишь, что-то подобное, то не катай вату, действуй. Понял?

- Понял, - ответил Серёга, почесав затылок.

- Ну, и отлично, - пробормотал мозгодёр и как-то внезапно с головой ушёл в чтение ингредиентов собачьего корма. Видимо его состав произвёл на него сильное впечатление, и он совсем отключился от внешнего мира.

- Ладно, пойду я, - попрощался Серёга, но мозгодёр уже его не услышал.

 

Серёга подошёл к своему дому и увидел скандально-неизвестного поэта Южного Урала Андрея Бойкова. Он подметал двор и насвистывал старинный гимн страны.

- Здорово Андрюха, - крикнул Серёга.

- Привет, - Андрюха работал дворником, а в прошлом он был секретным ученым-программистом. Три года назад он написал программу для городского завода, и она оказалась такой востребованной, что ему назначили премию, пожизненную. Этой премии хватало на всё. Он ушёл с завода и занялся поэзией, а по утрам подметал дворы, абсолютно бесплатно. Причём двор он выбирал сам, в зависимости от настроения. – Как дела, не женился ещё?

- Нет.

- Ну, тогда слушай.

 

Мне копить не интересно,

Власть и слава мне не нужны,

Просто жить хочу я честно,

И трудиться для страны.

Просто я хочу, чтоб люди,

Совесть слышали свою,

И за правду стояли грудью,

Даже на самом краю,

И ещё я скажу вам братцы,

Это надо любому знать,

Я за родину буду драться,

Потому что Россия - мать!

 

- Спасибо, ни чего так стишок.

- Так, что в начале за Родину подерись, а потом и женишься. – Сделал вывод Андрюха.

 

Дома Серёга налил кофе и включил телевизор. По местному каналу шла реклама: "Сегодня выступает мировая западная звезда Саманта Асс. Бывшая стриптизерша и наркоманка, автор мирового бестселлера  «Совести нет», на данный момент мэр штата Техас. В этом году Саманта совершает тур по оборонным городам России с  просветительской программой в целях улучшения русской культуры». На экране появилась почти голая дама, лет сорока, на плечах её блестело колье из черепов, руки были усыпаны браслетами и перстнями, а на широком поясе сияла надпись. You my slave. Что переводилось, как вы мои славяне, или если учесть ещё одно значение слова slave, то, вы мои рабы.  

- Шмарадуйка распутная, - выругался Серёга и выключил телевизор. Потом начистил туфли, натянул джинсы, белую рубашку, сверху накинул лёгкий плащ и отправился в бар. Его путь лежал через гаражи. В вечерней мгле он разглядел знакомую фигуру, валявшуюся на крышке гаражного мусорного бака. Это был Рудольф. Они познакомились, когда Серёга месяц назад пришёл выкидывать мусор в этот бак и обнаружил, что там уже живут. Про Рудольфа он почти ничего не знал, только слышал разные легенды. Что от рождения его призвание была военная служба. Первое слово, которое он произнес, было «ура». В детстве он играл только войнушку и всегда выигрывал, даже если играл один. В школу он ходил строевым шагом. В кинотеатре всегда спал. Получив среднее образование, Рудольф ушёл в армию и служил во всех горячих точках. Там он раскрылся, как подснежник на солнышке. Стрелял из всех видов оружия, под подушкой хранил лимонку, и в совершенстве владел ножами. Однажды он метнул нож и убил комара на лбу командира. Комар скончался, а командир стал пользоваться спреем от насекомых, даже зимой. В пустыне Рудольф мог зарыться в песок и прожить так неделю, питаясь варанами. Он мог час сидеть под водою, высасывая воздух из рыб. У него было триста прыжков с парашютом и пять без парашюта. Рембо по сравнению с ним был младенец, который не мог отличить пистолет от неваляшки. Отдав долг Родине, он вернулся в родной город. И там встретил её, белокурую жар-птицу, которая в быту оказалась крашеной курицей. Они поженились и заселились в квартиру, которую Рудольф купил на боевые деньги. Но вскоре он стал её раздражать.

- Ты какой-то не творческий, - говорила она. – Не разбираешься в танцах, поэзии, и что я тебе совсем не могу простить, так это то, что ты не любишь оперу. Это просто возмутительно!

И Рудольф честно пытался полюбить оперу. Но всегда засыпал в начале первого акта. Когда тенор пел верхнюю соль, ему снились прекрасные сны, в которых он освобождал заложников от террористов. В конце концов, жена выгнала его из дома. Он переночевал в мусорном баке у гаражей. Следующую ночь он переночевал там же, и следующую тоже и так и привык. Холод и жару он переносил легко и непринужденно, поэтому эта ночлежка ему вполне подошла.

- Лучше, чем в окопе, - думал он.

Хотя было в его жизни еще одно светлое пятно. Когда он только вернулся с войны, то случайно познакомился с нянечкой из детского сада. Она в него сразу влюбилась, но у неё была бойкая белокурая подруга, которая окрутила Рудольфа, как школьника. Теперь же он жил в баке, и что интересно, его никто не выгонял. Возможно потому, что он был очень вежливый, хорошо себя вел, и не вонял. Он мылся в озере и скрупулезно вычесывал свою бороду. И вообще он приносил пользу, собирая мусор по гаражам и складывая его в соседний бак. Владельцы гаражей его знали и хорошо с ним ладили.

- Добрый вечер Рудольф, - поздоровался Серёга.

- Добрый вечер. Куда путь держишь?

- В бар.

- На свидание?

- Нет, просто отдохнуть.

- Не женился ещё?

- Ещё нет.

Рудольф вздохнул и покачал головой.

- Молодец.

 

Серёга подошёл к бару. Он располагался на городской площади, в центре которой возвышался памятник Ленину. В кармане запрыгал телефон.

- Кто-то звонит, так, кто это? А…, - звонил Ильдарик. С Ильдариком они дружили с детства. У него было три страсти, машины, женщины и уличные бои. Учась в училище на электрика, он по вечерам посещал секцию рукопашного боя, и через некоторое время стал легендой городских дискотек, вырубая самых отчаянных охранников.

- Техника, вот, что самое главное в бою, - говорил он всегда, когда вспоминал шальные деньки.

Последние годы он работал в гараже и думал о вечном. Пошаманив над машинами, он уходил в дальний уголок своего гаража, где висела боксерская груша. Минут десять колотил её, потом садился в автомобильное кресло и читал философские четверостишия Омар Хайяма. Потом вставал и снова шёл трудиться.

- Здорово Серёга, - прозвучал весёлый голос Ильдарика, - как дела, чего творишь?

- Да, так, - ответил Серёга, - в бар иду.

- А… в бар. – Вздохнул Ильдарик, - меня туда не пускают больше.

- Это почему еще? – Удивился Серёга.

- Да тут такой неприятный инцидент произошёл на той неделе. Был я в этом баре, ну выпил немного, смотрю, хулиганы хулиганят. Петушатся, на женщину орут, причем женщина была такая, я бы сказал… ну, в общем, мне понравилась. Пришлось вмешаться и наказать хулиганов, сам понимаешь, если не я, то кто? Никто.

- Они хоть живы остались? – посмеялся Серёга.

- Да живы, живы. Ты ж знаешь, у меня рука лёгкая. Так, полежали немного, да очухались. Но дело-то в другом. Понимаешь, один из хулиганов охранником этого бара оказался, да вот, такие дела. А другой, кстати, администратором бара. Вот видишь, как бывает.

- А третий кто?

- А третий, - Ильдарик сделал паузу, - директором бара.

Серёга чуть трубку не выронил от смеха.

- Ну-ну, понятно всё с тобою.

- Ты если увидишь в баре самую красивую женщину, и она будет спрашивать обо мне, - Ильдарик на секунду задумался, - то скажи ей, что я в командировке. Хорошо?

- Хорошо.

- А ты сам то, не нашёл ещё себе красавицу? – Спросил он.

- Не нашёл ещё.

- А…, тогда, наверное, зря я тебя попросил, ну ладно пока.

- Давай, пока, звони если чего.

 

Серёга зашел в бар и огляделся. Тут было уютно, и привычные рожи придавали бару домашнюю атмосферу. На сцене играла группа ЖБ. Как расшифровывалось их название, никто не знал, в том числе и они сами. Он подошёл к стойке бара.

- Чего нового братишка? – Поздоровался он с барменом.

- Да всё, как всегда, - ответил бармен. И в этот момент в бар вошла она. Красивая, стройная, она проплыла, как лебедь между столов, села у окна и раскрыла книжку.

- А это кто? – Серёга кивнул в сторону прекрасной незнакомки.

- Не знаю, - удивленно ответил бармен.

- Слушай, не в службу, а в дружбу, сделай самый лучший коктейль и отнеси ей.

- Лады, - улыбнулся бармен, - я ей сделаю "Секс на пляже", - Серёга удивленно округлил глаза, - это коктейль так называется, - пояснил бармен.

- А… понятно, ну, спасибо брат. – Серёга положил на стойку зеленую купюру и отошел в сторону.

Бармен быстро смешал в своем металлическом стакане, какие-то сиропы, чего-то долил, бросил лёд, потом вынул лёд, поджёг, взболтал, произнёс какое-то заклинание и вылил то, что получилось в большой бокал. Потом вставил в него трубочку.

- Ну, вот и всё, готово, – сказал он.

Серёга стоял в стороне и наблюдал. Бармен подошёл к девушке и изящно преподнёс ей коктейль.

- Это вам, в знак внимания, – сказал он.

- От кого? – спросила она.

- От одного человека, - ответил бармен и ушёл.

Незнакомка удивленно посмотрела на бокал, потом внимательно окинула взглядом весь бар. Серёга быстро уставился на игроков в бильярд. Девушка вздохнула и взяла бокал в руку.

- Пора, - подумал Серёга и решительно пошёл в наступление.

- Добрый день, - поздоровался он.

- А! Так это вы оказали мне такой вкусный знак внимания? – улыбнувшись, спросила незнакомка.

- Да, это я.

- Спасибо.

- Меня зовут Серёга, - представился Серёга, - а вас?

- Люси, - ответила незнакомка.

- Очень приятно, красивое имя.

- Спасибо, мне оно тоже нравится. Так звали мою бабушку.

- Да? Интересно.

- Вам правда интересно? – спросила Люси.

- Да, правда, интересно. – Ответил Серёга. – Всё, что касается имён и бабушек, меня всегда интересовало.

- Вы шутник, - засмеялась Люси.

- Вы пришли сюда одна? – спросил он.

- Да, люблю иногда посидеть в приличном месте, послушать музыку, почитать книгу.

- Да, согласен с вами. Особенно в пятницу.

- Да, да, в пятницу особенно. Точнее сказать я лишь по пятницам и бываю здесь, - улыбнулась Люси.

- Да, пятница - это замечательный день. Такой бонус перед выходными. Вы так не считаете?

- Считаю. Это время ожидания праздника, в данном случае - ожидания субботы.

- Да, да, суббота - это прекрасный праздник, – сострил Серёга. - А что вы читаете?

 Эрих Фромм «Искусство любви», - ответила Люси.

- И о чем же эта книга?

- О том, что любовь - это искусство.

- Такое же, как игра на фортепьяно?

- Примерно.

- Да…, а я думаю, что любовь она всегда одна.

- Что вы имеете в виду? – заинтересовалась Люси.

- То, что не важно, кого мы любим, женщину, друзей, родителей или Бога. В основе всего лежит одно явление. Явление активности души. Искренность и уважение.

- Интересно… - сказала Люси и задумалась. – Вы меня удивили, и надо сказать, приятно. Ну, что же, вы можете еще рассказать о любви? – спросила она, сверкнув глазами.

Через час она посмотрела на часы.

- Мне пора.

- Я вас провожу, - предложил Серёга и засуетился.

- Нет, что вы не надо, я сама, - она встала с дивана и быстро пошла к выходу.

Серёга остался один.

- Ушла, - подумал он, - увидев, как Люси вышла из бара. И вдруг его словно кипятком окатило, – А что я расселся-то!?

Он вскочил и побежал к выходу. Он открыл дверь, и нырнул в ночную пучину. На мгновение он растерялся. Захлебнувшись в темноте, он споткнулся о бордюр и упал. Очухавшись, Серёга посмотрел на часы. На часах было 00:00.

 

 

Суббота

 

- Люси! - крикнул Серёга и встал на ноги. Вдруг сбоку что-то прошуршало и прыгнуло ему на голову.

- Ай! Сгинь блохомудка! – закричал он, махая руками. Что-то тёплое соскользнуло к нему на плечо.

- Кошка! - он нервно засмеялся, - вот вшиволовка блохастая, напугала! А кроме тебя никого? – кошка промолчала. - Неразговорчивая, - подумал Серёга, и услышал тихий плач. Маленькая женская фигура склонилась у памятника вождю и плакала. На ней был бежевый плащ и белый платочек. Серёга подошёл сзади и остановился.

- Здравствуйте, - он коснулся её плеча, - кто вы? Вам помочь? – Она не отвечала. Серёга наклонился к ней поближе, - вы меня слышите? – Она перестала плакать и медленно повернула голову. Эта была алкоголичка - тётя Валя, её седые волосы были растрепаны, лицо было бледным, а вместо правого глаза зияла сквозная дыра.

- Здравствуйте, - автоматически поздоровался Серёга, – у вас глаз, э…, - он замолчал.

И в это мгновенье бабка зарычала и прыгнула ему на грудь. Кошка с визгом отбежала в сторону, а Серёга упал на спину. Она налетела сверху, оголив свои чёрные, окровавленные зубы. Серёга со всей силы толкнул её ногами, и она отлетела обратно.

- Да, пошла ты, ни копейки не получишь больше! – истерично завопил Серёга. Бешеная старуха, словно огромная крыса, подпрыгнула вверх и приземлилась на все четыре конечности. Она снова зарычала и зло посмотрела своим единственным глазом.

- Спиртохрычка! - крикнул Серёга и побежал прочь. Бабка помчалась за ним. Рядом с вырванным из земли дорожным знаком он увидел кошку. Слыша тяжёлое хрипение за спиной, Серёга схватил знак и что есть силы, ударил бабку по голове. Она рухнула и замерла. К бетонному набалдашнику прилипли мозги и седые волосы.

- «Осторожно дети», - прочитал он надпись на знаке, и его вырвало. Резкая усталость пронзила его тело, и он упал на пыльный асфальт.

- Что здесь происходит? – прошептал он. Пушистая кошка подошла к нему стала тереться о его щеку.

- Сейчас, сейчас, Люси, тьфу ты, как там тебя, - он медленно поднялся на ноги и побрёл обратно в бар. Дверь оказалась запертой.

- Эй, алло, открой! – кричал Серёга, и колотил в дверь кулаком.

- Это ты? – послышался голос бармена.

- Я, не слышишь что ли? – Бармен впустил Серёгу и кошку и быстро запер за ними дверь. Серёга, не говоря ни слова, подошёл к полке, на которой стояли разноцветные бутылки, открыл первую, что попала ему в руку, и высосал треть емкости. – Какого черта это было!? – закричал он.

- Не знаю я! – Бармен был в панике. - Охранник наш взбесился, - залепетал он, - давай пеной плеваться, потом на людей кидаться стал. Мы его вытолкали за дверь, а он завыл и убежал.

Серёга смотрел на собравшихся людей. Они были напуганы, и абсолютно трезвые. Из головы никак не выходила Люси. Он сел на пол и прислонился к стене. Мысли лезли, как подвальные кошки к сердобольной бабке. Где она? С кем она? И самое главное, кто она? Люси. Наконец раздумья утомили его.

- Ладно, ребята, - тихо произнес он, - надо с этим разобраться. Я пойду на улицу и постараюсь что-нибудь выяснить.

- Я тоже пойду, – вызвался бармен, взяв в руку нож для колки льда.

- Лады, - Серёга открыл дверь и двое мужчин шагнули в темноту.

Они вышли на проспект Ленина, тишина и мгла окутали город. В небе сияла луна, освещая улицу.

- Ну, что, - прошептал бармен, - куда дальше?

И в этот момент раздался звон разбивающегося стекла. У одного из домов на пятом этаже разбилось окно, и из него вылетел человек. Тело упало на газон, издав глухой звук.

- Час от часу не легче!? – Серёга поправил очки и остановился. Человек спокойно поднялся на ноги и, словно животное стал трясти всем телом, стряхивая с себя осколки. Затем он огляделся, дыхание его стало тяжелым и громким, переходящим в рычание.

- Эй! Вы в порядке? - крикнул Серёга, обращаясь к незнакомцу, – но тут звук разбивающегося стекла заполонил улицу. Из разных окон дома полетели люди. Они падали на газон и медленно поднимались на ноги.

- Мать твою! – закричал бармен и побежал прочь. Серёга побежал следом. Люди, похожие на бешеных тварей, помчались за ними. Они рычали, махали руками, казалось, что ужасные раны на теле их совершенно не беспокоят. Добежав до автостоянки, бармен затерялся между машин. Серёга рванул дальше. Твари последовали за ним. Через дорогу возвышалась художественная школа. Серёга подбежал к центральному входу и дёрнул за ручку двери. Дверь открылась. Он забежал внутрь и запер дверь на засов. Твари врезались в дверь, пытаясь её выбить своими лбами, но у них ничего не выходило. Дверь была железной и могучей, сделанная из танковой стали ещё в СССР. Твари успокоились и расползлись по маленькому парку, что окаймлял художественную школу. Искореженные, вымазанные кровью, в рваной одежде, они, не осознавая себя, ползали по траве, дрались, грызли камни и ели землю. Один из них работающий в прошлом строителем вертел в руках строительную каску не в силах вспомнить, что это такое. Он то снимал её, то снова одевал. Вскоре ему это надоело, он зарычал и швырнул её в дерево. Серёга огляделся, коридор был пуст.

- Никого, - подумал, он и медленно пошёл по дощатому полу. Потом зашёл в первую встретившуюся ему комнату. В ней висели картины, и пахло краской. На мгновение его голова закружилась.

- Красота, - изумился он. Сзади послышались шаги. Серёга обернулся. В дверном проёме стоял тот самый грузчик с работы. Весь в наколках, здоровый и наглый. Из под его футболки, с надписью «русские своих не бросают», вылезали бицепсы, а стальные зубы в окровавленной земле неприятно скрипели, высекая искры. Он рычал и бешено смотрел на Серёгу.

- Вот блудоложка! – прошептал Серёга. – Как ты сюда забрёл? - Грузчик зарычал и двинулся на него. Серёга молниеносно снял со стены картину, на которой была изображена обнаженная женщина в персиках и, что есть силы, ударил грузчика по голове. Холст порвался, и вместо головы женщины появилась голова рычащего монстра. Грузчик не оценил шедевра и прижал Серёгу к стене. Из металлического рта тянуло зловонным дыханием. На мгновенье Серёга забылся. В памяти всплыло воспоминание, о том, как на 23 февраля девушки с работы подарили всем мужчинам по авторучке с нарисованным на ней медвежонком.

- С праздником дорогие мужчины, мы надеемся, что эти ручки вам обязательно пригодятся, - говорили девушки, выстроившись в ряд. - Мы вас любим.

Собрав последние силы, Серёга открыл глаза и увидел, как на голову грузчика запрыгнула уже знакомая кошка. Грузчик ослабил хватку. Серёга, выхватил из внутреннего кармана ручку и вонзил ее прямо в глаз монстру.

- Получи басалай окоемный! – Огромный волосатый кулак разжался, и Серёга упал на пол. Грузчик отскочил назад, тряся головой. Серёга медленно, и тяжело дыша, взял с подоконника стакан, в котором отмокали кисти, отхлебнул из него воды и разбил его об дыню грузчика. Тот свалился и уже тряс головой лёжа на полу. За окном зелёные «жигули» въехали в парк, сбив несколько тварей. Из машины высунулась голова бармена.

- Серёга!!!! – закричал он, - ты где?

- Тут я! – Серёга открыл окно и прыгнул. - Погнали!

Он забрался на переднее сиденье, и бармен вдавил педаль газа в пол. Старая советская машина кряхтела, сопела и рычала, но все же ехала.

- Куда!? – орал бармен, - куда ехать!?

- Смотри! – Серёга показал рукой на Марс. Марсом назывался большой магазин, который был осажден тварями. Они выбили стеклянные витрины и забежали внутрь, где скрывались люди. Вопли наводнили улицу. Люди защищались всем, что подворачивалось под руки, огнетушители, швабры, ножи, плюшевые игрушки, бутылки со спиртным, всё шло в ход. Среди них была нянечка из детского сада, Катя. В руке она держала огромный топор. Некоторые щуплые мужики прятались за её спиной. Впервые она делала то, что её по-настоящему расслабляло. Она самозабвенно махала топором и улыбалась. Она словно мстила тварям за всё. За то, что она ни разу не была замужем и за границей, за то, что на неё не вешаются мужики, за то, что она не успела досмотреть 149-ую серию любимого сериала "Любовь и акации".

- Катенька, сзади! – крикнул мужик, пробегавший рядом. Катя быстро обернулась. Перед ней стояла стройная белокурая бестия, державшая в руке собачку. Глаза их встретились.

- А… - ухмыльнулась Катя, - вот ты мне и попалась Маша, сучка крашеная. А я тебе говорила, не трогай Рудика! Рудик мой! Помнишь скотина!? Помнишь!?

Обезумевшая тварь повернула голову на бок и вытаращила глаза.

- Вижу, что помнишь, - прошептала Катя. Маша икнула и стала грызть свою собачку. Катя махнула топором, и… белокурая голова покатилась по лестнице и укатилась в кусты, где её челюсти ещё несколько секунд двигались, звонко цокая зубами.

- Останови, здесь! – закричал Серёга.

- Да, ты что!? – удивился бармен.

- Останови, говорю, а вдруг там Люси!

- Успокойся, нет там твоей Люси! – кричал бармен. – Обратно надо ехать в бар.

- Останови, я выйду, а ты езжай! – скомандовал Серёга.

- Ты с ума сошёл! – бармен нажал на тормоз, и Серёга вышел. Бармен посмотрел ему в след и хотел, было что-то сказать, но вместо этого топнул по газу и умчался прочь. Серёга побежал к магазину, вглядываясь в лица людей и чудовищ.

- Люси! – крикнул он. Возле входа в Марс лежал рука с зажатым в ней пистолетом. Серега, сдерживая тошноту, разжал еще тёплые пальцы и вынул пистолет.

- Ррррр, - послышалось за спиной. Серёга обернулся. На него шёл хозяин руки.

- Вот пустолоб, - выругался Серёга и выстрелил.

 

Положив пистолет в карман, он побежал к озеру. Его ноги гудели, на зубах скрипел песок, запёкшаяся кровь на руках стала чёрной от грязи. Он шёл по городскому пляжу. Тёмно-синее озеро выбрасывала на берег пену, словно тоже заболело бешенством. Ветер наполнял легкие свежим воздухом. По небу ползли серые тучи, сквозь которые выглядывало удивлённое солнце. Рядом с пляжем стояла трансформаторная будка. Серёга посмотрел наверх и не поверил глазам. На крыши будки сидел мозгодёр и жарил голубя.

- Глеб! – Серёга подбежал к будке.

- Серёга! – мозгодёр вскочил на ноги, - залезай сюда, - он протянул ему руку. Через мгновение Серёга оказался на крыше.

- Глеб ты как тут оказался?

- Представляешь, вышел прогуляться по парку. Гляжу, мужики ругаются. Да так отчаянно, что слов не разобрать, сплошное рычание. Ну, думаю, посмотрю, я ж психолог, и даже книгу написал по конфликтам. И вижу, как-то они ругаются не по книге, ну не по моей точно. Думаю, вот повезло то мне, сейчас почерпну чего-нибудь нового.

- Почерпнул? – усмехнулся Серега.

- Почерпнул, особенно, когда один съел другого. Ты не поверишь, но у меня волосы под мышками дыбом встали. Я как рванул, очнулся, смотрю уже на крыше трансформаторной будки сижу. Как залез, не знаю, запрыгнул что ли?

- А голубя зачем жаришь? – спросил Серёга.

- Как зачем? Вот смотри, - мозгодёр поднял с огня палочку, на которой болталось что-то чёрное, похожее на кусок угля.

- Что это?

- Это? – Мозгодёр улыбнулся, - это мой новый эксперимент, под кодовым названием дичь. Собачий корм мне не понравился, теперь пробую голубя.

- Кого?

- Голубя, - повторил мозгодёр, - вот подманил, да поймал. Да и вообще, я целый день ничего не ел. Видишь, на палочку насадил и жарю. Будешь?

- Нет, спасибо Глеб, потерплю ещё, - Серёга посмотрел на мозгодёра и очередной раз убедился, что не зря мозгодёра называют мозгодёром.

- Ну, как знаешь, - неожиданно кусты у будки зашевелились, и из них выползли три твари.

- Эй, вы! – крикнул мозгодёр. Твари подняли головы. – Чего уставились? – Твари стали в бешенстве прыгать на будку, но, не доставая крыши, соскальзывали по кирпичной стене. – А… знакомые лица! – произнёс мозгодёр, внимательно разглядывая тварей.

- Ты их знаешь? – Спросил Серёга.

- Да, мои пациенты, бывшие конечно. Лечится у меня отказались, душу раскрыть побоялись. А вот теперь они в полной красе, как на ладони. Да… мертвые тоже говорят, - философски заметил мозгодёр, - а вот живые лгут. К сожалению конечно. Мне всегда было интересно, почему люди нормально жить не могут. Вроде рождаются все одинаковыми. А потом такое начинается….

- Какое? – заинтересовался Серёга.

- Взгляни, – мозгодёр указал на самую агрессивную тварь, - крутой, власть любит. Никогда не умел любить, и потому в душе был очень одинок. Желая избавиться от одиночества, старался подчинить себе других, вместо того, чтобы отдавать им часть своей души. – И мозгодёр кинул в него шишку, - он будет у нас Еропкой. - А вон тот, - продолжил он, указав на другую тварь. – Видишь, она всё что-то собирает и в карманы складывает. Всю жизнь она копила деньги, но ей всегда было мало. Глядя на неё, можно было подумать, что она слишком сильно себя любит. На самом же деле она любила себя слишком слабо и пыталась скомпенсировать это деньгами. И сколько бы она не скопила, пытаясь доказать себе и другим, что жизнь её прекрасна, душа её всё равно напоминала уголовника в карцере. - Это будет Потатуй! - засмеялся мозгодёр и бросил в потатуя шишку.

- А третий кто? – Спросил Серёга.

- Третий? – Мозгодёр почесал затылок, - а третий просто ублюдок.

- Морокотник, - вот, как мы его назовем! – Крикнул Серёга и чуть не свалился с крыши.

- Аккуратней, - мозгодёр вовремя поймал его за штанину. - Так, что мертвые говорят, - тихо произнес он и обсосал голубиные лапки.

- Глеб, пошли отсюда. – Предложил Серёга.

- Пошли, - они тихо слезли с другой стороны будки и побежали прочь.

Они выбежали из парка, пробежали несколько улиц и оказались на другой стороне города. Затем они остановились, отдышались и побрели по старой улице с названием «Новая». Вдоль улицы протянулась длинная череда гаражей. Через дорогу от гаражей находилась поликлиника и роддом. Вокруг росли яблони и груши, напоминая о мирных деньках. Вдруг из-за роддома выбежала небольшая стая тварей. Они жадно нюхали воздух в поисках жертвы. Серёга быстро упал на землю и пополз к мусорным бакам, а мозгодёр отбежал в сторону и прыгнул в кусты.

- Эй…, земляк, - послышалось из бака. От неожиданности Серёга вздрогнул. Он резко обернулся и увидел, обросшее щетиной существо.

- Я свой, - прошептало существо.

- Ты кто? – шёпотом спросил Серёга.

- Рудольф, - ответил мужик, - Рудольф Викторович, бомж третьей категории,  полезай сюда. -  Серёга залез в бак. Из щелей было видно всё, что происходит на улице.

- Вон они, - прошептал Рудольф, - вынюхивают.

- Ага, - произнес Серёга, разглядывая собеседника.

Это был городской бомж. На нём были джинсы, старая давно не видавшая стирального порошка рубаха, и рабочая куртка. На ногах у него были домашние тапки с надписью love you. И самое главное, от него действительно не воняло.

- Есть хочешь? - спросил Рудольф.

- Давай, а что у тебя?

- Торт, - ответил Рудольф.

- Торт!? – удивился Серёга.

- Торт, «Сударушка» с розочками, - пояснил Рудольф, - недавно выкинули, будешь?

- Давай, а чего-нибудь попить не выкидывали?

Бомж достал пластиковую бутылку с водой.

- Спасибо.

- Да…, - философски выдохнул Рудольф, - довели страну…

- Ты считаешь? – Поддержал беседу Серёга, в виде оплаты за предоставленную пищу.

- Конечно! – Театрально ответил Рудольф, - я вот живу в помоях, и мне кажется, что человечество занимается лишь превращением природы  в помои. Ты не думал об этом? Вот, к примеру, взгляни, - он указал на стаю тварей, рыскающих по улице. – Видишь, вон ту, заблудшую женщину на сломанных каблуках?

- Вижу, - Серёга сквозь щель увидел женщину-тварь. Она была в дорогом платье, в кольцах и серьгах. Косметика размазалась у неё по лицу, крашенные волосы растрепались, а вместо помады на губах был слой кровавой грязи. Она ползала на коленях и нюхала землю. – Волочайка худощавая, рыло нескобленое, - прошептал Серёга.

- Ты посмотри, как она одета! – возмущенно рассуждал Рудольф.

- Как блудяшка крашеная! Да и остальные насупони не лучше. Вешалки рылозадые, – согласился Серёга.

- Я в отличие от них одни ботинки десять лет ношу, и то из мусорки, - гордо заметил Рудольф, - а они же, несмышленые, каждые полгода одежду меняют. Мода, это обман! Причём не только на одежду, а на всё, на машины, отдых, еду, напитки, музыку и так далее! Моя бывшая жена тоже за модой бежала, как спринтер. Понимаешь меня!? – Рудольф вопросительно посмотрел на Серёгу.

- Ну…., конечно понимаю!

- Я много с чем не согласен! – продолжал Рудольф. Вот, к примеру, для чего женщинам носить штаны!? Вот ей Богу не возьму в толк! Феминистки ненормальные! Как так можно, я просто в шоке! – У Рудольфа были широко раскрыты глаза и очень озабоченное выражение лица. Видно было, что этот вопрос его искренне волновал. И так же было заметно, что у Рудольфа стала съезжать крыша.

- Да, вообще не говори, титёшницы пустожбанные. – Серёга, зевнул и прикрыл один глаз.

- Они думают, что если нацепят штаны, то станут красивее!? – Не унимался Рудольф. - Моя бывшая жена тоже так думала. Женщинам надо платья носить, юбки, сарафаны, сшитые своими руками! Вот и все, и ничего более! Понимаешь?

- Да…, понимаю, - сквозь дремоту ответил Серёга и закрыл глаза.

- Глупости все это!

Вдруг на другой стороне улицы показались мужчина и женщина.

- Вот…, не свезло! – выругался Рудольф.

Твари увидели живых и помчались им на встречу. Бедолаги даже не успели сообразить, в какую сторону бежать, как черно-красные зубы впились в их плоть. Рудольф схватил открытую консервную банку, отогнул зазубренную крышку и выскочил из бака. Издалека казалось, что у него в руке маленькая бензопила. Рудольф несколько раз махнул рукой, и твари попадали на землю. Мужчина пожал ему руку и вместе с женщиной скрылся за роддомом. Рудольф вернулся в бак.

- Или вот, например, продолжил бомж, съев розочку с торта, - сколько машин в городе, а!? Все дворы заставили. Чтобы по тротуару пройти надо летать научиться. Да еще, все кому ни лень вызывают такси и обязательно к подъезду, как жена моя бывшая! Ну, вызови его к стоянке и пройди пешком десять метров! Так нет, к подъезду хотят! А ещё, - он широко раскрыл глаза, - и это главное, - меня просто, - он яростно стал махать рукой, - выводят эти любители собак! Это же…, кошмар какой-то! Моя бывшая жена тоже собаку завела, вместо меня. Я так думаю, если ты собак любишь больше, чем людей, то тебе самому надо было собакой родиться, - он снова махнул рукой, и замолчал. Серёга посмотрел через щель на улицу. Тварей уже не было.

- Я вот иногда думаю, - тихо сказала Рудольф, - почему не я?

- Что не ты? – проснулся Серёга.

- Почему не я превратился в одного из них? – Бомж еще раз выпил воды, закрыл глаза и захрапел. Серёга тоже задремал. Ему приснился огромный каменный мужик с бородой, который шёл прямо на него, а через мгновение превратился в Люси. Она приблизилась к Серёге. Её губы потянулись к его. Он закрыл глаза, но вместо поцелуя почувствовал, как Люси стала тереться своим носом об его нос.

- Люси! – Закричал он и проснулся. У него на груди сидела всё та же кошка и тёрлась об его лицо. – Ты откуда тут? - Он вылез из бака, - и куда теперь? Пошли обратно в бар, на площадь.

 

Площадь кишела народом. Слева, возле здания администрации стояли люди. В лохмотьях, голодные, напуганные, обозленные, вооруженные, чем попало, они сплотились вместе, словно колосья в поле под грозовыми тучами. Справа, возле Универмага сгрудились твари. В центре возвышался памятник Ленину.

Где-то в толпе он увидел Катю в окружении мужиков. Рядом с Катей стояла молодая женщина.

- Катя, - обреченно сказала она, - как же это так получается, что люди могут превратиться в таких чудовищ? – она смотрела на толпу разъяренных тварей и сжимала в руке ножовку по металлу.

- Да так и, получается, - ответила Катя, - не научили их жить сволочей. Я вот полжизни проработала нянечкой в детском саду. И я тебе так скажу, детей надо не воспитывать, а выращивать, как цветы. Понимаешь? Растить, в соответствии с их природой, а не делать из них дисциплинированных психов, успешных юристов и петухов-артистов! Как сказал мой дядя, людям надо расти вверх, а не в сторону.

- Катюш, ты так складно всё говоришь, ну, а как это сделать то? – вздохнула женщина.

- А тут всё просто любить надо детей, любить. Любить свою работу, природу, близких и родных. Любовь, только она и существует на этой Земле. Любовь и добро. – Произнесла Катя, крепко сжав в руке окровавленный топор с зазубринами на топорище. Потом она посмотрела в сторону вражеской армии и добавила, - но добро должно быть с топором.

 

Немного правее Серёга увидел старую татарку и Розу. Роза внимательно смотрела на одно чудовище из армии тварей. Это был ее муж Гриша, в рваной клетчатой рубахе, и в потертых брюках. Туфли он где-то потерял. Левая нога его была босой, а правая в синем носке с дырою на пятке.

- Я всегда знала, что он животное, - произнесла женщина, - хоть и красивое, но всё равно животное. - В это время муж увидел её и злобно зарычал. Он сделал шаг вперед, но, не осмелившись выбиться из стаи, остановился.

- Да, а он совсем не изменился, - прошептала женщина, - сволочь. И теперь, - она посмотрела на мужа и вынула из-за спины шпагу, я, наконец-то смогу воспользоваться тем, что я мастер спорта по фехтованию.

- Не переживая доченька, - сказала старая татарка, - я войну пережила, а этих то и подавно переживу, - она вынула из-под подмышки костыль и резким движением сломала его об колено. В её руках оказалась большая рогатина с острыми, как штыки концами. – Переживу, как пить дать, - тихо прошептала татарка, и глаза её побагровели.

Тут же неподалеку стояли музыканты из группы ЖБ, те самые, что играли вчера в баре. Их инструменты лежали рядом на асфальте.

- Друг, сыграй чего-нибудь, - попросил молодой специалист научного центра в хоккейном шлеме и с клюшкой в руке.

Тот лишь грустно посмотрел на него, - настроения нет.

- А ты душой пой, - молодой специалист похлопал гармониста по плечу. Тот встал в полный рост, расправил плечи и запел.

Ой, то не вечер, то не вечер….

Толпа стихла. Первый куплет он пропел один. И вдруг остальные музыканты подхватили песню, расчехлив инструменты. Народ тоже стал подпевать, и песня грянула над площадью, словно гром средь ясного неба. В армии тварей началось волнение. Они чувствовали опасность, идущую от этой песни. Песня воодушевляла людей. Но, не смотря на это, прозвучал последний куплет, и всё снова стихло. Люди переглядывались, не понимая, что им дальше с этим вдохновением делать.

- Так ну и что дальше? – произнес инженер-конструктор, вооруженный металлической трубой, которую он когда-то спёр с работы для сада. – Песню спели, ну и что? Чего делать то будем?

Твари тоже притихли и ждали, что же последует за песней. Но пока ничего не следовало.

И вдруг из толпы тварей выскочил огромный, зубастый монстр. Его накаченные руки были огромны. Зелёные крокодильи глаза светились злобой и яростью. Это был охранник бара. Он посмотрел на людей и, вытянув шею, зарычал низким, каким-то невероятно пугающим звуком. Души живых похолодели, отчаянье подползало со всех сторон, но тут...! Громкий шёпот побежал по толпе.

-... Ильдарик, вон он идёт, Ильдарик, Ильдарик, - эхом отзывалось в толпе.

- А кто это? – Слышались вопросы.

- Автослесарь…

- Ну и что!? Чего за автослесарь!? Что за типок вообще!?

Люди расступились, и по образовавшейся тропинке прошёл крепкий паренёк, ростом чуть выше среднего, с большими кулаками и добрым лицом. Он вышел вперед и встал напротив монстра. Его глаза были печальны, но в них совершенно не было страха, лишь грусть за отчизну. Все затихли в ожиданье. Лишь ястреб гулко кричал в вышине. Ильдар поднял глаза вверх и посмотрел на кружащую птицу. Взгляд его был безмятежен. Затем он медленно перевёл его на монстра. Кулаки его сжались, дыхание участилось. Монстр тоже принял боевую стойку, выдыхая из ноздрей горячий воздух. Ветер дунул, уронив, пустую бутылку, стоявшую на бордюре. Она упала на асфальт, издав характерный звон, и два бойца схлестнулись в жарком бою.

Ильдарик, сделав подскок, нанес монстру три сокрушительных удара в челюсть. Люди зааплодировали. Если бы на месте монстра был человек, он бы упал и уже не поднялся никогда. Но тварь, не чувствующая боли, свалившись, быстро вскочила и прыгнула на противника. Мощные удары посыпались на автослесаря-рукопашника. Он то и дело падал, пытаясь увернуться.

- Ильдар, - послышалось в толпе. Он обернулся. Бутылка водки быстро шла по рукам. – Держи, - Ильдар улыбнулся. Выпив залпом половину, он сказал.

- Спасибо пацаны, - и отдал бутылку обратно.

И снова подскок и еще пять тяжелейших ударов дошли до цели, сбив монстра с ног.  И снова чудовище поднялось, и снова оно прыгнула на Ильдара, и снова он оказался на полу. Твари тоже неуклюже хлопали своему бойцу, не понимая, что они делают. Ильдар медленно поднялся на ноги.

- За Россию, - тихо сказал он, и слегка пригнувшись, приготовился к финальной схватке. Тварь тоже подогнула колени. Ястреб, кружащийся над ними, издал громкий крик, и два бойца побежали друг на друга. И тут Ильдарик исполнил неожиданный ход. Он прыгнул на встречу твари, и крепко обнял ее. Монстр растерялся. И в этот момент Ильдар вырвал ему зубами кадык. Монстр был в шоке. Обескураженный он смотрел на толпу и поливал асфальт тёмной кровью. Ильдар плюнул кадыком, попав монстру прямо в глаз. Тот потерял равновесие и закачался. Ильдар, уловив момент, сделал завершающий подскок, схватил монстра за голову, перекинул его через свое плечо и…. Раздался громкий хруст, чудовище рухнуло на землю и больше не двигалось.

Ильдар сел на асфальт и прошептал: «Ура!».

- Что? Что он сказал? – Спросил мужчина из толпы.

- Ура, – ответил другой.

- Ура!? Он сказал ура?

- Да, он сказал ура.

- И что!?

- Что, что? – раздраженно ответил другой.

- Что делать то!?

- Не знаю.

- Это типа мы победили, или что?

- Да фиг его знает.

В это время толпа людей зааплодировала Ильдару.

- Ура!!!! – Весело закричала маленькая девочка, держа в руках игрушечный пистолетик, и побежала вперёд.

Человекоподобные твари, не понимая своих эмоций, все же улыбнулись и обнажили клыки.

- Куда, назад! – Кричали люди, но веселый ребенок уже никого не слышал, он бежал влекомый ветром на встречу будущему. И весь народ, все живые, все, у кого в груди билось человеческое сердце, одновременно, как по команде рванули вперед навстречу судьбе.

- Ура!!!! – В один голос загремела толпа. Твари тоже побежали на людей, рыча и брызгая слюной. Одна из них уже почти дотянулась до девочки своей волосатой, изрезанной рукой. Как вдруг, полторашка, наполненная песком и привязанная к палке врезалась в её челюсть. Тварь отлетела в сторону. Такое самодельное оружие было в руках велосипедиста. Он первый домчался до ребёнка, подхватил его на руки и умчался в укрытие.

На высоте трехсот метров, там, где холодный воздух сочится между перьями, где солнце такое яркое и близкое, а небо такое синее, что ест глаза, расправив крылья, парил ястреб. Он парил и смотрел, как внизу далеко под ним началась бешеная рубка. Наверное, нет такого историка, который не хотел бы увидеть своими глазами сражения древних веков. Увидеть война в одеянии из шкур и доспехов, знающего, что, скорее всего он уже не вернётся, но который сжимает рукоять своего оружия и с последним криком, олицетворяющим жизнь и смерть, бежит вперёд и только вперёд.

Монтировка в руках мозгодёра покраснела от крови. Он пытался отдышаться, когда перед ним появились Еропка, Потатуй и Марокотник.

- А…, вот и вы пациенты, - прошептал мозгодёр. Еропка прыгнул на него и получил монтировкой по лбу. Тварь упала, и из разбившегося лба брызнул маленький полужидкий мозг.

- И это все? – в истерике засмеялся мозгодёр, - поэтому ты и не мог вылечится, ты ведь безмозглый.

 

В нескольких метрах от Серёги раздался громкий выстрел. Он обернулся и увидел рядом с собой Рудольфа, бомжа третьей категории. В руках он держал дробовик. На нём были грязные ботинки, старые дырявые джинсы, бежевый плащ на голое тело и густая черная борода. А на голове зеленела бейсболка.

- Да, что же это черт возьми происходит! – Крикнул Рудольф, - как я устал от этого всего!

- Здорово Рудольф! – Серёга махнул ему рукой.

- И тебе того же! – Ответил Рудольф, - ты еще жив?

- Да, а ты я вижу, выспался?

- Выспишься тут, - Рудольф снова выстрелил, и здоровая зубастая тварь рухнула в трёх метрах от Серёги.

- Ты откуда ствол взял? – Крикнул Серёга.

- Думаешь, у бывшего спецназовца не будет оружия? Я ведь знал, что это еще не конец! Ладно, - сказал Рудольф, - как-то кисло у вас тут, пойду в глубь и, перезарядив дробовик, он двинулся в самое пекло сражения.

- Рудик!!!! – Вдруг пронеслось над головами. Рудольф обернулся. В нескольких метрах от него стояла Катя. Она глядела на Рудольфа словно завороженная. Окровавленный топор выпал из ее рук.

- Рудик! Рудик! Это ты! – Повторяла она, сбиваясь от волнения.

- Катя, - прошептал Рудольф, - они смотрели друг на друга и не могли сдвинуться с места. Серёге показалось, что между ними появилось электрическое поле напряженностью в 1000 киловольт, которое вот-вот заискриться. Ему почудилось, будто из бороды Рудольфа стали вырастать полевые цветы, а волосы Кати засияли золотым цветом.

- Фу, ты…, - Серега тряхнул головой, - померещится же.

- Катя! – крикнул Рудольф и побежал к ней. В это время несколько тварей ворвалось в поле любви между ними. Рудольф застрелил их из дробовика, не отводя взгляда от Катиных глаз. Катя тоже бежала к нему, разрубая по пути нападающих монстров. И вот они встретились и обнялись.

- Любовь, - подумал Серёга, прослезившись.

 

С восточной стороны площади сражался Максим.

Максим грозно возвышался в пылу сражения в семейных трусах и в банных шлепках. В руках у него был смертоносный банный тазик. Страшные события застали его, когда он мылся в городской бане. Часть парившихся посетителей обезумили и стали голышом бегать за людьми. Сейчас же он махал тазиком во все стороны и неприлично выражался. (Тут пробел, т.к. слова, которые кричал Максим не проходят цензуры, простите за некоторые отклонения от повествования) Одна из тварей, прыгнув на него, соскользнула и пальцами зацепилась за семейные трусы Максима. Они слетели, оголив содержимое. Битва на минуту остановилась, по крайней мере, вокруг Макса. Все посмотрели вниз и призадумались. Тварь, бывшая при жизни незамужней женщиной, внимательно смотрела на одно место, пытаясь что-то вспомнить, но так и не вспомнила. Макс, не долго думая, махнул своим тазиком, и челюсть чудовища вылетела и покатилась по асфальту.

- Вставная! – Заорал Макс. Тварь налетела на него, стараясь укусить, но беззубый рот только нелепо шлёпал губами по мускулистому телу.

- Я тоже тебя люблю! – весело крикнул Максим и схватил выпавшую челюсть. Тварь беспомощно заскулила и потянулась к нему руками.

- Тебе это надо!? – орал Макс. – Так возьми! – Он бросил челюсть в сторону и тварь, как послушный пёс помчалась за ней.

- Макс. – Послышался крик из толпы. Максим обернулся и увидел Андрея. Он весело махал обломком металлической трубы.

- Представляешь Макс, - прокричал Андрей, - я тут вечерком подливаю девочке шампанское, а она как запрыгнет на меня. Ну, думаю, горячая попалась. А она, как давай меня зубами рвать. Пришлось её вырубить.

- Ну, ты что. Нельзя же женщин бить. – Съехидничал Максим.

- Если честно она мне и не нравилась вовсе. – Крикнул Андрюха, сжимая в руках трубу.

Музыканты уже не играли. Вопли, наполняющие площадь, вот единственная музыка, которая звучала в этот момент.

- Ну, что? - тихо спросил гармонист.

- Да, как-то так..., - риторически ответил пианист.

- Струна порвалась, - сказал гитарист.

Они встали спина к спине.

"...Играй, не смотря ни на что..." - тихо запел гармонист

"...Играй, пока можешь..." - подхватил барабанщик.

"...Играй для меня..." – запели все остальные.

Потом они замолчали. Их сердца бились в такт, и каждый чувствовал, как бьется сердце товарища. Гармонист поднял гармонь, барабанщик крепко сжал барабанные палочки, а гитарист обеими руками взялся за гитарный гриф. Твари зажали их в кольцо, делая его все уже и уже.

- А!!!!!!!!! - Вырвалось из груди товарищей, и они ринулись в бой, их...

(Простите, дорогой читатель, но слезы наворачиваются при воспоминании об этом, поэтому я перейду дальше, еще раз извините)

Серёга побежал, прорываясь сквозь толпу, надеясь, что Люси тут нет, и в тоже время, пытаясь разглядеть её среди живых и мертвых.

- Люси! – Кричал он. – Люси! Люси! – Женская рука схватила его за плечо.

- Люси? – Он повернулся. – Синее лицо, почти без кожи, вдавленными в череп газами смотрело на него. Что-то женское было в этих глазах, но это были лишь отголоски давно увядшей красоты. Она нежно погладила его плечо, и потянулась, будто желая поцеловать.

- Я конечно холостой, - сказал Серёга, - но ты не Люси. -  Тварь снова зарычала и получила пулю в голову.

 

Битва была в самом разгаре. И вдруг он заметил, что одно место в кишащем океане сражения твари обороняли особенно яростно. Он пригляделся, там была… Самант Асс, – западный реформатор русской культуры. Она словно королева, окруженная свитой, возвышалась среди тварей. На ней была чёрная фата, в одной руке она держала жезл, а в другой человеческий череп. На её голове возвышалась корона. Она почти не двигалась, ни камень, ни нож, ни любое другое оружие не могло её достать. Твари бесстрашно защищали Саманту Асс. Они разрывали на части любого, кто пытался хотя бы немного приблизиться к ней. Серёга, забравшись на флагшток, возвышался над полем битвы и видел всё, что происходило.

- До неё не добраться, эти умалишенные упыри не позволят ни одному из живых убить её, а ведь именно она их вдохновляет.

Как вдруг, он не поверил своим глазам. В самой гуще событий, с метлой в руке шёл поэт Бойков. Он освободил черенок от метлы, превратив его в копье, и приближался к королеве-Саманте. Твари бросились на него, а он, сжав черенок, побежал им навстречу. В нескольких шагах от Саманты он прыгнул вверх, оттолкнувшись ногой от спины одной из упавших тварей. Словно стрела судьбы он пролетел мимо прыгающих на него монстров и отразился в жёлтых зрачках королевы. Черенок вошел в королевский лоб и вышел из королевского затылка. Твари вздрогнули. Разрушительница русской культуры посмотрела на своё войско печальными глазами, покачнулась и сдохла.

- Ура!!!! – Закричал Серёга и чуть не свалился с флагштока. Вся площадь подхватила, - ура! – и с новой силой все ринулись на врага, который отступал, бежал прочь и таял, как прошлогодний снег. Это была победа!

Как вдруг памятник Ленину издал странный звук, и в нём открылась дверь. Всё та же кошка подбежала к вождю пролетариата и прыгнула внутрь. Через несколько секунд из памятника вышла Люси. Из глаз Ленина вдруг полился яркий свет, который заставил всех тварей прижаться к земле.

- Товарищи! – громко произнесла Люси, - Люди и монстры! Посмотрите, до чего вы докатились. Как вам не стыдно? Монстры! Тщательно следите за своим поведением. Люди! Лучше ухаживайте за монстрами. Прошло всего семьдесят лет со дня развала СССР, а вы так изменились! И не в лучшую сторону. С этого дня мы снова объединяемся. В союз светлой совести России. Или, проще говоря, в СССР – 2061!

Затем Люси зашла обратно в Ленина, дым повалил из-под его ног, и памятник взлетел. Через несколько секунд он скрылся за облаками.

- Вот мозгоклюи! – выругался Максим, бросив тазик на землю.

Смеркалось. Серёга присел на ступеньку у входа в бар. Он очень устал. Глаза закрылись сами собой…

 

Воскресенье

 

В какой-то момент Серёга открыл глаза и увидел на своей груди кошку.

- Это опять ты?

- Вставай пора на работу, - прошептала кошка.

- Что!? – Серёга помотал головой и проснулся.

В лучах утреннего солнца стояла Люси.

- Какая работа, сегодня ж выходной? - прохрипел Серёга.

- Я говорю о другой работе, - улыбнулась Люси, - пора выполнять супружеский долг.



#13 Guest_Гость_*

Guest_Гость_*
  • Гости

Отправлено 26 February 2016 - 22:54

Спасибо, Кинякин Сергей! И вам, Мария Михайлова, спасибо, что выложили текстом сей шедевр. Замечательное произведение! :D



#14 Маша Безнадежная

Маша Безнадежная
  • Пользователи
  • 624 сообщений

Отправлено 09 March 2016 - 12:43

Не забывайте читать этот супер-шикарный рассказ про зомби. Текст рассказа найдете под темой.





Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных