Перейти к содержимому


Фотография

Межзвёздный 4. Превыше всего - Человек.


Сообщений в теме: 89

#1 Межзвёздный 4

Межзвёздный 4
  • Пользователи
  • 774 сообщений

Отправлено 26 December 2015 - 02:07

Межзвёздный 4
http://interstar4.livejournal.com/

 

 

Доработанная версия рассказа здесь

 

Превыше всего — Человек

 

В первый раз в жизни я была одна в космопорту. Ещё позавчера контролёр  у турникета не пустил бы меня сюда без сопровождения старших, предъяви я хоть десять билетов. А сегодня у меня уже все права, как у взрослых людей — мне исполнилось восемнадцать. Я стою и слушаю суету, составляющую живую душу этого вокзала. Меня окутывает спешка, радостные возгласы встречающихся людей, деловые разговоры — весёлые, задумчивые, озабоченные — космонавтов и рабочих. Я специально пришла раньше на полтора часа и теперь, когда мне никуда не нужно спешить, я могу погрузиться с головой в эту обстановку, почувствовать себя её частью в накатывающих и отбегающих волнах. На ум приходят строки:

 

… Пускай навек останусь я в пустыне,

Вдали от дома, разлучён с родными,

Но свет Земли мне песнями живыми

Не даст забыть, что я берёг доныне.

 

И всё, ради чего мы здесь шагали,

Последний вздох отдав за метры суши,

Продолжат те, что даже нас не знали —

А мы, как песню, будем это слушать.

 

Как всегда, на последних строках у меня перехватило горло. Эти стихи нашли на месте гибели экипажа “Восхода”. Второй корабль опоздал всего на несколько дней. То, что успели сделать рабочие в тех условиях, дало возможность завершить строительство в срок и спасло жизнь экипажу второго корабля. Сегодня этот, один из первых постов в поясе астероидов, носит название, данное ему в честь отважных космонавтов. И вот теперь я вижу, как сказанное в этих прощальных строках оживает на моих глазах. Николай Воронцов, как, наверное, все поэты, был провидцем…

Из задумчивости меня вырвал телефонный звонок. Лихорадочно пошарив в сумке, я всё-таки нашла аппарат и успела дать ответ раньше, чем вызов прервался:

— Мама?

— Таня, ты где? У тебя всё в порядке? Ты на космодроме?

— Нет, я в порту, — ответила я, стараясь не показывать нетерпения. Я уже взрослая, что со мной может случиться? Но разве родителям это объяснишь?.. Мама продолжила расспросы:

— Ты уже зарегистрировалась?

— Нет, я пришла раньше, мне ещё час, — наверное, всё же стоило её предупредить, я как-то об этом не подумала.

— Как только зарегистрируешься, позвони. И ни на шаг от инструктора, слышишь?

Я незаметно вздохнула.

— Слышу, конечно. Всё будет хорошо.

— В случае чего звони.

— Конечно, мам. Не волнуйся.

Я попрощалась и спрятала телефон.

Иногда мне кажется, что мои родители тревожатся за меня больше, чем родители моих друзей. Преувеличивают опасность. А может быть, они на самом деле все такие… В чём-то я их понимаю: родившимся в годы войны, должно быть, трудно поверить в прочность мира и безопасность. Поэтому я стараюсь относиться к ним с пониманием. Мне повезло родиться в великой стране, иметь все возможности и мирное небо над головой. Они создали всё это для меня. Теперь я должна сделать так, чтобы они поверили — в наш мир, в светлое будущее, в безопасность, в открытия, новые горизонты. Превыше всего на свете — Человек.

 

— Танька! Музалёва!

Я резко обернулась: в нескольких шагах от меня махала мне рукой Алафеева Света, моя бывшая одноклассница. С ней были ещё двое — парень и девушка, которых я не знала. Наверное, её однокурсники. Похоже, они тоже куда-то отправлялись. Это было так здорово, что мне захотелось рассмеяться: теперь в этом мире кое-что зависело и от нас. Вот это… вот это начиналась настоящая жизнь!

— Привет, — я подошла к ребятам. — Куда летите?

— Я — никуда, — отмахнулась Светлана. — Провожаю Наташу с Вадиком. Они инженеры. Целый месяц практики на станции у Сатурна, представляешь?! А ты?

— А я всего лишь до Марса, — сказала я с деланной скромностью и рассмеялась снова. — Записалась волонтёром. Буду выращивать… Ну, пока что не яблони — всего лишь маттею[1]… Зато в открытом грунте! Первая стадия терраформирования, вместе с электростанциями и заводами.

— Надолго?

— До сентября, — я мечтательно прикрыла глаза. — Когда-нибудь… Когда-нибудь, представляешь, Свет, Марс будет зелёный, с океанами, морями, облаками в небе… Лет через триста… Ну, может, двести, а? Вот бы дожить!

— Ты всегда была мечтательницей, — усмехнулась Светлана. — У тебя ещё бактерии не выросли!

— Так вырастут! — возразила я. — Сначала бактерии, потом мхи, потом…

— Постой, — остановила меня подруга. Я прислушалась к доносившемуся откуда-то сверху голосу диктора:

“... пройдите в пятый шлюз. Повторяю: пассажиры, следующие рейсом ноль восемьдесят один “Космодром Восточный — Сатурн два”, пройдите в пятый шлюз”.

— Это наш, — виновато улыбнулась Света. — Счастливо тебе.

Мы обнялись, и, проводив их взглядом до поворота, я взглянула на часы. Подходило и моё время, и я, немного разочарованно вздохнув, отправилась искать место сбора.

Долго бродить не пришлось. Зал номер три нашёлся довольно быстро, а толпа в самой середине сразу привлекла моё внимание. В кресле сидел человек с планшетом в руках и отмечал прибывших.

— Музалёва Татьяна Владимировна, — назвалась я, когда подошла моя очередь. — Астрофизимический факультет, кафедра космической биологии.

Инструктор пробежал глазами список и, найдя мою фамилию, удивлённо поднял взгляд.

— Второго июля 2043 года? — уточнил он, приподняв брови.

— Мне вчера исполнилось восемнадцать, — уверенно заметила я.

— Странно, что записали, — пробормотал он, ставя отметку о моём прибытии. — Ну ладно. Итак, — он закрыл папку и обвёл нас глазами. — Все в сборе? План такой.

Евгений Николаевич разбил нас на две группы. Почти всех девочек он передал руководителю микробиологической лаборатории, а себе оставил технарей… и меня. Вот уж не думала, что моё знакомство со взрослым миром начнётся с такой явной дискриминации! И какой с меня толк в инженерной, где я ничего не понимаю? А он посмотрел на меня так угрюмо и буркнул:

— Я за тебя отвечаю, Музалёва, поняла? Молоко на губах не обсохло, а уже туда же… права у них!..

Я обиделась. Конечно, у меня мало опыта, да и знаний недостаёт — я всего-то закончила второй курс — но разве это самое главное? Да, в космосе я первый раз — ну, то есть, одна в космосе. С родителями я летала на экскурсию на Луну и даже три дня жила на станции на орбите. Но с тех пор, как мне исполнилось четырнадцать, я каждое лето езжу в новые, осваиваемые территории — помогаю врачам, садоводам, учёным. Пробы взять, собрать травы, проверить соответствие чертежей технической документации — ну, это я уже на первом курсе была… С больными посидеть… Мама сначала возмущалась, говорила, не детское это дело — по стройкам разъезжать… Потом смирилась. И после всего этого мне говорят, что у меня молоко не обсохло!

Конечно, я ничего не показала — показать свою обиду было бы последнее дело. Они должны сами увидеть, чего я стою, пусть мне “всего лишь” восемнадцать!

 

Одногруппники мне понравились. Нас было пятнадцать человек, из них двенадцать ребят. Самый старший, Сашка Соболев, окончил четвёртый курс, он уже в третий раз сюда приезжал. А я оказалась самой маленькой. Не то, чтобы это было мне вновинку, но в первый раз из-за моего возраста ко мне относились как-то по-особенному. Евгений Николаевич старался держать меня возле себя, точно я хрустальная. Правда, рассказывал он во время пути очень интересные вещи — о Марсе, истории освоения, перспективах терраформирования — так что я, в общем-то, и не возражала.

За пять дней мы успели перезнакомиться. У нас даже появилась традиция по вечерам играть в шахматы и шашки на планшетах. Или все вместе смотрели какое-нибудь кино. Надолго их включать было нельзя — энергию следовало беречь.

Больше всего во время полёта меня огорчало отсутствие окон. На весь отсек у нас был один небольшой иллюминатор, и Евгений Николаевич всё время настаивал, чтобы мы закрывали даже его — боялся, что переоблучимся. И всё же он нам разрешил посмотреть, когда вышли на орбиту Марса. Это было так странно: не то чтобы я привыкла к виду Земли с орбиты, но видеть внизу планету, так непохожую на свой дом, было сюрреалистично.

Он в самом деле был чужим. Марс. Красное небо казалось нереальным, как будто ты оказался в комнате с искусственным освещением. Камни и песок ощущаются под ногами совершенно иначе, когда ты одет в скафандр. Ходить вроде бы и легко — но неуютно. С его силой притяжения втрое меньше земной — может быть, он просто не хочет нас у себя, вот и не держит? Странная мысль, правда? И вот его, этот красный кусок камня, чужой и равнодушный, мы должны попытаться приручить.

В первый день нас познакомили с базой. Ну, в общем, я знала, что там будет тесно — но чтоб настолько… Оказалось, что то, что в жилых модулях двум людям, чтобы разойтись, нужно повернуться боком, не художественное преувеличение, а реальность. Вскоре я поняла, почему так: чем больше объём помещения, тем сложнее поддерживать там жизнеобеспечение. Вместе с группой мне довелось познакомиться с некоторыми деталями этого вопроса.

Я шла и во все глаза рассматривала комплекс: коридорчики, двери, перегородки модулей… Периодически нам навстречу попадались сотрудники базы — одни куда-то шли по делам, что-то несли, не обращая на нас внимания, некоторые здоровались с Евгением Николаевичем, улыбались. На переходе к одной из частей комплекса нас сопровождал угрюмый человек лет шестидесяти — он даже с Евгением Николаевичем разговаривал не слишком приветливо, а на нас так и вовсе смотрел волком.

— Этому лучше на глаза лишний раз не попадаться, — шепнул мне Соболев, когда мужчина ушёл. — А если нарвёшься на скандал, не расстраиввайся. И не спорь. Он вообще такой.

Я приняла к сведению. Что ж, люди разные, лучше заранее это знать. А Сашка уже бывал здесь. Почему этот человек был таким, я в тот момент даже не задумалась.

Потом начались будни.

Инженеров я видела чаще: Евгений Николаевич многое объяснял и показывал им в первые дни. Как следить за циркуляцией воздуха, воды, уровнем радиации. Контролировать распределение между модулями и в оранжереях… В оранжереях мы тоже были. Они представляли несколько климатических зон — самая большая по умеренному климату, но было немного субтропического и субарктического. Без оранжерей здесь было никак нельзя: на данном этапе для терраформирования они не были нужны, но вот пищи с Земли так просто не навозишься. А ещё туда можно было просто прийти отдохнуть. Если всё время сидеть в четырёх стенах или смотреть на это красное небо над головой, то кажется, что начинаешь сходить с ума.

А вот микробиологичекая лаборатория нужна была как раз для терраформирования. У них даже был небольшой огород в открытом грунте. С виду и не скажешь, что там что-то растёт — просто участок земли, поделенный на узкие дорожки. Возле каждой — таблички с надписями. Меня пустили туда только один раз постоять вместе с группой. Такое необычное ощущение — стоять у огорода с невидимыми посевами, знать, что они там, но не иметь возможности прикоснуться. А вокруг тебя с трёх сторон покатые блоки стен и электростанция вдали. То, что на Земле считается вредными факторами, загрязняющими окружающаю среду, на Марсе наоборот необходимо…

Но больше всего времени я проводила не в микробиологии и не в инженерной, а в офисе с бумажками. Я изо всех сил старалась не давать волю возмущению и обиде — ведь это тоже работа, которую должен был кто-то делать, а записываясь волонтёром, я автоматически соглашалась на любое дело, которое от меня потребуется. Но как же мне хотелось быть там, вместе со всеми! Однажды я таки поругалась с тем самым инженером, о котором предупреждал меня Соболев, не утерпела. Он зашел к Евгению Николаевичу, когда того не было, и увидел меня. Стал возмущаться, кричать, что таким, как я, здесь не место… Я не рассказала тогда об этом Евгению Николаевичу, хотя, может, надо было… Может, не случилось бы этой беды?

 

Тот день, 15 августа, я запомнила до секунды. Это был понедельник, Евгений Николаевич вызвал меня утром, чтобы предупредить, что в документах местом моей стажировки будет значиться всё же инженерная, но обещал, что если я полечу на следующий год, то уже допустит меня в микробиологию.

— Тут не просто так система безопасности: высокий риск, — пояснил он. — Если хочешь здесь работать, лучше пройти дополнительные курсы. Кажется, они идут во втором семестре… Завтра я скажу тебе точнее…

В этот момент включилась сигнализация и голос сверху объявил:

— Внимание. Нарушена герметичность четвёртого коридора. Опасность для шестнадцатой, семнадцатой и восемнадцатой секций. Эвакуация осуществляется через переходы три и пять. Всему персоналу собраться в четвёртом вестибюле. Это не учебная тревога.

— Что произошло? — взволнованно спросила я. Не учебная тревога — значит, на базе авария? Что делать?

— Сиди здесь, — коротко бросил Евгений Николаевич, поднимаясь.

— Но… — начала я, — там сказали собраться в четвёртом вестибюле…

— Ты — не персонал. Сиди здесь.

— А вы?.. — растерянно пробомотала я, уже догадываясь, каким будет ответ.

— А я — персонал.

Быстрым шагом он направился к выходу, но у самых дверей остановился.

— Хотя нет, — произнёс Евгений Николаевич после некоторого раздумья. — Иди в инженерную. Пусть переведут все системы в защищённый режим. И идите ко второму коридору. Если найдёте микробиологов, собирайтесь вместе с ними. Всё поняла?

Я кивнула.

— А потом?

— А потом или я сам приду за вами или кого-нибудь пришлю. И наденьте скафандры.

Быстрым шагом я вышла из офиса. Не уверена, что в тот момент я понимала всю серьёзность происходящего, для меня здесь было больше волнительного приключения. Конечно, что же может случиться на станции, пусть даже и марсианской, но давно проверенной и надёжной? Человеческий разум решает сложнейшие задачи, и я ему доверяла абсолютно. Пройдёт полчаса, час, максимум — два, и поломка будет ликвидирована, тревогу отменят, а в памяти останется лишь приключение, разбавившее привычную рутину.

Я вбежала в инженерную, уже собираясь объявить всем слова инструктора, и напоролась взглядом на Михаила Викторовича, с которым поругалась несколько дней назад. Он посмотрел на меня так странно и укоризненно произнёс:

— Говорил я вам, здесь не место… Эх…

Я только мысленно хмыкнула: сейчас не до него было. Шагнула к ребятам и замерла от прозвучавших за спиной, окативших холодом, слов:

— Не двигайся. Я не хочу, чтобы кто-нибудь пострадал.

Медленно обернувшись, я ещё раз оглядела пожилого инженера: что-то в его образе было не так. Теперь я заметила, что он сжимал что-то в кулаке. Другие смотрели в ту же сторону.

— Никто из вас не умеет обращаться с этим, ребята, — предостерёг он.

— Граната, — прошёл по толпе ропот.

— Настоящая?..

— Боевая…

— Откуда?..

— Он воевал… Тогда… — интонация в голосе подразумевала, что все и так понимают, о какой войне речь. — Я слышал, как с ним Евгений говорил, ему тогда пятнадцать было…

— Четырнадцать, — поправил кто-то.

— Тихо! — оборвал говорящих инженер. — Думаете, мне смерти ваши нужны? Вы сами не понимаете, во что ввязались! Да я вас теперь спасаю!

«Сумасшедший, — подумала я. — Сумасшедший с гранатой. Сейчас ему что-нибудь померещится, и…» — в моём воображении разом вспыхнули миллионы картин: взрыв, боль, огонь, падающие стены, разгерметизация и… всё. Некуда бежать. И мама скажет: «Я же тебя предупреждала». Хорошо, если хотя бы найдут тело…

В слеующую секунду всё стало ещё хуже.

— Ты со мной, — кивнул инженер в мою сторону, и у меня подкосились ноги. В ушах загудело. — Остальным сесть на пол.

Меня словно окутало ватой. Чего он хочет? Куда собирается меня вести? Он думает бежать с Марса? Зачем? Куда? А что будет со мной?

И тут сквозь туман прорываются слова:

— Михаил Викторович, давайте я пойду.

Сашка. И голос такой спокойный, что я даже не сразу поняла, что он говорит. А когда поняла, ощутила облегчение. Облегчение — и стыд. Ведь он себя вместо меня предлагал, свою жизнь вместо моей… С чего бы? Потому что девчонка? Женщин и детей спасают первыми… Да, все мы сейчас были заложниками, но идти куда-то вместе с террористом — это совсем другое…

— Сядь, Соболев, знаю я тебя, — хмуро отрезал инженер. — Она пойдёт. А вы сидите смирно, если хотите, чтобы вернулась.

И всё-таки, каких-то сил мне это придало. Михаил Викторович вывел меня в коридор — тот самый, второй, где должен был нас ждать Евгений Николаевич, — и включил громкоговоритель на стене. Если б я была повыше и посильнее, если б я была мальчишкой… Тогда б я, может быть, сумела бы с ним справиться, пока он возился в панели. Вот почему он взял именно меня. Тем временем Михаил Викторович что-то там настроил, переключил, и по комплексу разнёсся его голос:

— Это Воронцов. У меня волонтёры, одна из них сейчас рядом со мной.

Он кивнул мне:

— Иди, поприветствуй своего инструктора.

Косясь на зажатый кулак инженера, я подошла ближе к устройству и проговорила:

— Евгений Николаевич…

— Таня? — резануло в ответ. — Воронцов, ты умом тронулся? Она же ребёнок! Что происходит?

— Происходит то, что у меня граната. Подтверди, — он повернулся ко мне.

— Он держит её в кулаке, — неуверенно сообщила я.

— Я вам много раз говорил, — продолжал инженер. — Вы не слушали. Теперь это будет ваша вина.

— Отпусти её к остальным, — попросил Евгений Николаевич. — И давай поговорим.

— Я буду говорить с Михеевой, — заявил инженер. — Я требую, чтобы на базу был закрыт доступ всем лицам моложе двадцати пяти лет.

— Как ты себе это представляешь? Если мы выгоним всю молодёжь, то кто придёт нам на смену? Кому передавать опыт? Нам не хватает людей и так.

Пока шёл разговор, я заметила за спиной движение. Сашка и ещё один из ребят, его друг, Алексей, аккуратно старались обойти нас со спины. Я чуть подвинулась — так, чтобы хоть немного прикрыть их. По счастью, Михаил Викторович был слишком занят разговором и не заметил манёвров.

— Где Михеева? — упрямо повторил он по связи. — Пусть сама подтвердит, что собирается и дальше подвергать риску чужие жизни. И тогда я взорву этот комплекс!

Шлепок. Кто-то из мальчишек оступился, и Воронцов, до того прикованный в переговорному устройству, резко повернул голову. Я невольно отпрянула, а Алексей прыгнул на инженера. Завязалась борьба, у Воронцова пытались отобрать гранату, а я стояла и смотрела, как заворожённая. Воронцов ругался, из динамика кричали: «Что происходит?», инженер отлетел и со всего размаху ударился о наружное стекло. Оно зазвенело, затряслось — но выдержало, только тело Воронцова безвольно обмякло, а кулак разжался. Граната выкатилась на пол.

Кажется, на мгновение мы все затаили дыхание.

В следующую секунду, переглянувшись с другом, Сашка упал на неё животом. Алексей толкнул меня на пол, я зажмурилась. И…

Ничего не произошло.

Секунда. Другая. Десять.

Минута…

Медленно Сашка достал из-под живота снаряд и, оглядев и ощупав, произнёс севшим голосом:

— Муляж… Она… не настоящая.

Он начал смеяться. Сначала тихо, а потом всё громче. Мне стало страшно. Воронцов так и лежал, не двигаясь. А потом, наконец, появился персонал…

 

Палата была маленькая. Как и всё на базе. Из моего окна открывался замечательный вид на дымящую заводскую трубу. Завернувшись в одеяло, я сидела и думала.

Раздался короткий стук, и в палату вошёл Евгений Николаевич.

— Ну как дела? — спросил он негромко, садясь рядом на стул. Я пожала плечами.

— Его не спасли?

Я имела в виду Воронцова, его забрали в реанимацию сразу, как только всё закончилось.

Евгений Николаевич покачал головой.

— А Саша?

— Жить будет, — он вздохнул, помолчал. — И ещё. Решили, что на базу будут допускать лиц не младше двадцати одного года. Правильно или нет… — он развёл руками. — Попрактикуешься на Луне. А там видно будет.

Он сидел, задумчиво смотрел в пол. Вроде бы всё сказал, а не уходил почему-то. Да мне и не хотелось…

— Ты не отчаивайся, — сказал он снова. — Будущее — оно ведь такое. Разное. И непростое. И не розами выстлано. Думаешь, Воронцов — маньяк? Он за это будущее, ради нас с тобой, жизнью рисковал, когда ещё младше тебя был. У него всю семью убили — мать, отца, сестру младшую… Дом «Градом» накрыло. Он в ополчение пошёл. Потом война закончилась, Союз восстановили, женился. Сын у него, Николай, всё в космос рвался, вот точно, как ты. Погиб при постройке комплекса. Такие дела… Двадцать лет было парню.

Инструктор умолк, глянул в окно и, кивнув каким-то своим мыслям, вышел. А я сидела и думала: как же так? Как это вышло? Где мы недоглядели, в чём ошиблись? Ведь он действительно не хотел убивать. Напугать хотел. Думал уберечь так… Наверное, и Евгений Николаевич знал это… Если б ребята не стали с ним драться, и он бы живой сейчас был… Я всегда думала, что если всё делается ради людей, то и случиться ничего такого не может. Всю жизнь мне казалось: всё уже достигнуто, всё отвоёвано, всё вознаграждено. И только теперь поняла, что для многих таких, как Михаил Викторович, война за наше светлое будущее до сих пор продолжается.

Я достала из-под подушки тоненькую книжечку и открыла на привычной странице. Николай Воронцов. Погиб при строительстве поста в поясе астероидов в возрасте двадцати лет.

Сегодня это стихотворение для меня звучало совсем по-другому.

 

Я человек, а это что-то значит.

Шумят ветра космических буранов.

Прости, Земля, я не могу иначе

И мне не жаль, что дом покинул рано.

 

Что я избрал надежду и тревогу

За каждый шаг бороться со Вселенной,

Чтобы построить звёздные дороги,

Где пронесут любовь к тебе нетленной.

 

Ты колыбель, и это лишь начало.

Когда-нибудь, в далёких звёздных водах,

Другие вспомнят, как ты нас встречала,

Как провожала в первые походы.

 

Как наобум порою уходили,

Чтоб даже не суметь с тобой проститься.

Нет, мы не ждали сказок и идиллий,

Но в каждом сердце воспаряет птица.

 

Пускай навек останусь я в пустыне,

Вдали от дома, разлучён с родными,

Но свет Земли мне песнями живыми

Не даст забыть, что я берёг доныне.

 

И всё, ради чего мы здесь шагали,

Последний вздох отдав за метры суши,

Продолжат те, что даже нас не знали —

А мы, как песню, будем это слушать.

 

Да, я должна — мы должны — ещё многое сделать, ради таких, как Николай Воронцов — и как его отец, чтобы всё, ради чего они жили и ради чего отдали свои жизни, стало реальностью. Потому что превыше всего на свете — Человек.

 

ноябрь — 4 декабря 2015 года

6:36


[1] Matteia sp., анаэробная цианобактерия.



#2 Guest_Trubadur_*

Guest_Trubadur_*
  • Гости

Отправлено 26 December 2015 - 08:59

ну не знаю. Если сейчас на самолеты пройти с ножичком нельзя, то как гранату пронести не ракету тем более недавно (20--30 лет назад) была война?! И потом, как-то причина бунта не очень. Так можно было и из-за того, что надоела манная каша на завтрак, вспылить и поскандалить с автоматиком калашникова...



#3 Евгений Лонин

Евгений Лонин
  • Пользователи
  • 1931 сообщений

Отправлено 26 December 2015 - 11:04

Понравилось, читается легко.
Чукча не писатель, чукча читатель

#4 Межзвёздный 4

Межзвёздный 4
  • Пользователи
  • 774 сообщений

Отправлено 26 December 2015 - 11:40

Трубадур, он не проносил гранату, это была игрушка, муляж.

 

Так можно было и из-за того, что надоела манная каша на завтрак, вспылить и поскандалить с автоматиком калашникова...

 

По-вашему, гибель сына и манная каша - сопоставимые по масштабам вещи?



#5 Guest_Trubadur_*

Guest_Trubadur_*
  • Гости

Отправлено 26 December 2015 - 22:19

Нет. но для психически неуравновешанного человека и каша повод. граница очччень эфемерна. сильно притянуто. повод можно было бы сделать посерьезней. но тогда бы не обошлись муляжом.... да... дилемма. 



#6 Межзвёздный 4

Межзвёздный 4
  • Пользователи
  • 774 сообщений

Отправлено 27 December 2015 - 00:24

Неуравновешенность бывает разная. Здесь у человека сбита адекватная оценка, причём даже, не всей ситуации, а некоторых её аспектов. Сначала он воевал, чтобы защитить других людей. Потом, в мирное время, у него погиб в космосе сын. Он до сих пор чувствует необходимость защитить - "вот этих вот глупых, зелёных, которые не понимают, куда ввязались". А его не слушают. Вот и рассудил: "пусть я их лучше сейчас, когда я контролирую ситуацию, напугаю, чем они взаправду погибнут из-за какой-нибудь ошибки или случайности".



#7 Guest_Читатель_*

Guest_Читатель_*
  • Гости

Отправлено 30 December 2015 - 17:12

Интересный рассказ и нетипичный. Не ожидала, на самом деле, встретить в конкурсной программе сюжет, затрагивающий такую проблематику. И, как мне кажется, больше вопросов вызывает здесь не поведение "старика", а поведение молодёжи.

 

Поведение Михаила Викторовича может быть объяснено нервным срывом или напротив обдуманной попыткой предложить самоуверенным юношам и девушкам тест на поведение в экстремальной ситуации, а вот поведение молодых инженеров объяснить труднее: гранату, способную уничтожить станцию целиком (или хотя бы значительную её часть) невозможно обезвредить своим телом, а ведь Михаил Викторович ясно говорит "взорву комплекс". Выходит, нападая, они рисковали не только своими жизнями, а жизнями всех находящихся на станции людей. Неразумный способ их спасти.

 

Есть и ещё один аспект. Единственным участником мнимого террористического акта был человек, которого многие из сотрудников хорошо знали – знали и верили. В такой ситуации шанс договориться не был призрачным. Да и сама проблема была такой, что даже у истерзанного мыслями об опасности для "детей" человека они могли бы найти отклик.

Сказать, что вырванное под угрозой взрыва решение всё равно не будет подтверждено и не будет иметь силы – да и кто поручится, что его не отменят, когда минует опасность?

Попросить представить себе, что во время войны ему бы самому не позволили защищать всё, во что он верит?

Спросить наконец, поднимется ли у него рука в действительности уничтожить тех, кого он всей душой стремится защитить?

Даже с настоящими сумасшедшими или убеждёнными террористами стараются постоянно говорить, это – важная часть работы спасателей, и взрослые люди это понимают.

 

В сущности, с учётом сказанного выше, юноши из рассказа сами сделали себя кажущимся доказательством правоты Михаила Викторовича. Кажущимся, потому что ту же ошибку могли бы сделать и более взрослые люди. И точно так же более юные могли бы её избежать. Как мне кажется, именно на это указывает последний разговор и указывает не случайно, а по задумке автора.

 

Подводя итог, скажу, что рассказ понравился, в том числе – нетипичным и глубоким подходом автора к фантастическому жанру.



#8 Межзвёздный 4

Межзвёздный 4
  • Пользователи
  • 774 сообщений

Отправлено 01 January 2016 - 16:53

Читатель, спасибо за такой развёрнутый комментарий!

Что касается задумки, то она была более общей. Ошиблись не только юноши, но вообще все упустили ситуацию. И вот последний разговор о том, как такой ошибки не повторить. Потому что всё, что делается в мире, делается ради человека, даже если не имеет непосредственного отношения к работе с людьми. Потому что "превыше всего - Человек".



#9 Guest_Читатель_*

Guest_Читатель_*
  • Гости

Отправлено 03 January 2016 - 16:40

Да, это тоже просматривается, и в этом тоже, я бы сказала, присутствует нетипичность. Обычно, когда автор пишет о позитивном будущем и задаёт себе вопрос «что может быть плохо, когда всё хорошо», это «плохо» ищут вовне, его источником становится внешний враг, а если это внутренняя проблема, то совсем другого рода – от бунта машин до самодурства чиновников. В Вашем же рассказе источник проблемы лежит среди вещей обыденных, поверхностному взгляду незаметных, но не теряющих от этого своего значения.

 

P.S.: Забыла в прошлый раз написать о стихах. Хорошие стихи и хорошо вписались в сюжет рассказа.



#10 Межзвёздный 4

Межзвёздный 4
  • Пользователи
  • 774 сообщений

Отправлено 04 January 2016 - 00:48

Спасибо :) Стихи - моя отдельная гордость. Если бы не было рассказа, их всё равно следовало бы написать :)

 

Мне иногда нравится написать рассказ без отрицательного персонажа в классическом его смысле, без деления на плохих и хороших. В конце концов, люди и без того делают массу ошибок. Потому мне было важно сказать, что и Михаил Воронцов - не маньяк, не террорист какой-нибудь. Знаете, ситуация, когда какой-то плохой человек или группа людей не дают жить другим людям -  это очень тяжело. Но мне кажется, ещё тяжелее, когда хорошие люди из самых добрых побуждений разрушают что-то важное и нужное просто из-за того, что неправильно друг друга поняли и не сумели договориться.



#11 Guest_Worker_*

Guest_Worker_*
  • Гости

Отправлено 05 January 2016 - 20:17

Очень хороший рассказ. легко читается и стихи.... Отличные. Спасибо



#12 Межзвёздный 4

Межзвёздный 4
  • Пользователи
  • 774 сообщений

Отправлено 05 January 2016 - 20:36

Спасибо, Worker!



#13 Guest_Александр_*

Guest_Александр_*
  • Гости

Отправлено 08 January 2016 - 12:54

Вы считаете,что в будущем будет по-прежнему можно разговаривать на волапюке из иностранных слов - как сейчас в Москве? Вам также не хватает словаря русского языка из нескольких сот тысяч слов?

 

Например,зачем вы вместо нормально русского "доброволец" или несколько более старомодного "охотник" употребляете французское "волонтер"? Вам это кажется "изячьнее" или просто обычный провинциальный комплекс неполноценности,который обычно пытаются скрыть таким  образом?



#14 Межзвёздный 4

Межзвёздный 4
  • Пользователи
  • 774 сообщений

Отправлено 08 January 2016 - 16:56

Например,зачем вы вместо нормально русского "доброволец" или несколько более старомодного "охотник" употребляете французское "волонтер"?

Потому что это слово широко используется в русском языке и имеет определёный смысл, отличный и от "охотника", и от "добровольца". Логично?

 

Вы считаете,что в будущем будет по-прежнему можно разговаривать на волапюке из иностранных слов - как сейчас в Москве? Вам также не хватает словаря русского языка из нескольких сот тысяч слов?

Вы сами прекрасно знаете, что неправы. Спросите себя, почему вам захотелось придраться к этому слову, и решите свои проблемы. Удачи вам!



#15 Wadim120371

Wadim120371
  • Пользователи
  • 18 сообщений

Отправлено 08 January 2016 - 19:16

Вы считаете,что в будущем будет по-прежнему можно разговаривать на волапюке из иностранных слов - как сейчас в Москве? Вам также не хватает словаря русского языка из нескольких сот тысяч слов?

 

Например,зачем вы вместо нормально русского "доброволец" или несколько более старомодного "охотник" употребляете французское "волонтер"? Вам это кажется "изячьнее" или просто обычный провинциальный комплекс неполноценности,который обычно пытаются скрыть таким  образом?

Это придирка. Охотник - это слово имеет совсем другой смысл, нежели волонтер.



#16 Wadim120371

Wadim120371
  • Пользователи
  • 18 сообщений

Отправлено 08 January 2016 - 19:19

Тема необычна, хотя тут я немного не понял, Напоминает то, как если бы в современном мире в супермаркет пришел мужик с гранатой и с требованием не продавать алкоголь лицам, младше 21 года.  Смешно и грустно. Понятно, что такой человек ненормальный и не может ( не должен) занимать руководящую должность. Вот если бы он был дворником на Марсе(!) тогда бы я поверил. Шучу, конечно, ну техником, там ...

 

В тексте есть небольшое количество погрешностей, которые я выделять не буду, но в целом написано все прилично. Удачи автору! 



#17 Guest_Читатель_*

Guest_Читатель_*
  • Гости

Отправлено 09 January 2016 - 17:21

Об иностранных словах: слово «волонтёр» в первую очередь привычно современному слуху. И, как справедливо отмечено, уже успело приобрести отличие от слова «доброволец». В современном языке добровольцем назовут скорее того, кто в индивидуальном порядке решается предложить свою кандидатуру для трудного или опасного дела, волонтёром же назовут того, кто участвует в некоей программе, охватывающей большое число участников.

Как мне кажется, делать язык людей будущего отличным от современного имеет смысл в том случае, если хочешь специально подчеркнуть эти изменения, если они играют в атмосфере рассказа или его сюжете важную роль, если же язык для автора изначально не принципиален, то не стоит утяжелять язык избыточными трудностями.

 

Wadim120371, если бы граната была настоящей, я бы с Вами согласилась - нетипично для развитого человека убивать, чтобы уменьшить риск для тех же самых людей. Но граната была ненастоящей, а значит простор для толкования этого поступка шире.

Если взять ваш пример, то я не могу себе представить профессора в супермаркете с настоящей гранатой, даже если близкий ему человек погиб бы от злоупотребления алкоголем. А вот с поддельной в этой ситуации уже могу, если конечно, гипотетический профессор доведён до отчаяния и находится в состояни стресса.



#18 Межзвёздный 4

Межзвёздный 4
  • Пользователи
  • 774 сообщений

Отправлено 12 January 2016 - 04:23

Вадим, Читатель, спасибо!



#19 Guest_Чингиз Цыбиков_*

Guest_Чингиз Цыбиков_*
  • Гости

Отправлено 12 January 2016 - 04:54

какой-то неглубокий рассказ. Чистота помыслов автора сомнений не вызывает, но вот достоверность происходящего... дурацкий поступок на дурацком поступке сидит и дурацким поступком погоняет. 



#20 Межзвёздный 4

Межзвёздный 4
  • Пользователи
  • 774 сообщений

Отправлено 12 January 2016 - 05:02

Аргументируйте. Какие поступки здесь по-вашему дурацкие?





Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных