Перейти к содержимому


Рождение умного Эмиля


Сообщений в теме: 232

#1 Guest_Константин Лесков_*

Guest_Константин Лесков_*
  • Гости

Отправлено 22 December 2015 - 08:06

Константин Лесков

kskostik@yahoo.com

 

Анкина лопата уперлась в корень. Наверное, хватит уже копать. Коробка с тельцем гмошки-дракончика полностью поместилась в ямку под березой. О крышку стукнулась слеза. Шмыгнув носом, Анка принялась закапывать Зюзника. Получился темный холмик среди зелени подлеска. Анка накрыла его плоским камнем с речки, села рядом и заревела.

               «Почему Зюзник не мог жить вечно? Почему нельзя было сделать его таким, чтобы он мог защититься и не дать себя загрызть сволочному коту? Или чтобы он был умный и не лез туда где опасно?»

               В поле ее зрения, залитом слезами, появился эмуль Костика. Как и положено хорошему эмулю, он молчал, оценивая Анкино эмоциональное состояние, чтобы не навредить неосторожным словом.

- Что мне делать? – всхлипнула Анка. – Хочу гмошку, но они дохнут быстро. Шушу пару лет прожил. Зюзник всего полтора года, и ему Натахин кот шею свернул. Только успела к ним привязаться, а их уже нет! Почему нельзя сделать такого, чтобы долго жил, как человек? Если можно из курицы дракона слепить, почему нельзя сделать так, чтоб он хоть от поганого кота смог отбиться?

Эмуль приподнял бровь, как бы это сделал настоящий Костик.

- В законе о генномодифицированных организмах есть свой смысл. Были же случаи, когда гмошек криво слепили, и они калечили хозяев. Вот и надо обязательно, когда делаешь гмошку, максимально повышать у нее моноаминоксидазу и прочее, чтоб снизить агрессию против людей и реальных животных до нуля. Поэтому любой кот не то что декоративного дракончика, гмошного мамонта загрызет. И жизнь им ограничили тремя годами. Мало ли что. Убежит такой криво слепленый, хоть не долго разбойничать будет.

- Ну можно же сделать такого, чтобы и жил долго, и ласковый был, и не агрессивный, но если нападет на него какой ублюдок, чтоб смог защититься?

               Эмулю явно не нравилось Анкино состояние. Он закатил глаза и вздохнул:

- То есть ты хочешь, чтобы у тебя был гмошник с полной лояльностью к тебе, низкой агрессивностью, но если на него нападет кот или собака, чтобы эффективно защитился, так?

- Да! И чтобы еще умный был! – добавила Анка.

- Насколько умный?

- Ну как человек.

- Ты понимаешь, что создание организма равного по интеллекту человеку, нарушает все имеющиеся законы о гмошках и еще кучу тех, которые не успели написать, но обязательно напишут, когда кто-нибудь такое сотворит?

- Ты мне только скажи, ты сможешь такое сделать?

Эмуль помолчал, покусал губу и сказал:

- Зайди сейчас ко мне.

               Если эмуль Костика не говорит сразу, что Анка несет полный бред, и ее идея – явная блажь, значит есть надежда, что реальный Костик тоже отнесется с пониманием и даже сможет помочь.

               Эмулированная личность, или просто эмуль, - это виртуальный собеседник, образ которого хранится в нейрокарбоновом расширении памяти, или расширенке, –  микроскопическом чипе-паучке, который у большинства людей сидит за глазным яблоком и резко увеличивает способности мозга запоминать и использовать информацию. Программа эмуля создается на основе детального анализа ДНК, строения мозга конкретного человека и его менталитета. Степень соответствия эмуля оригиналу определяется по стобальной шкале в зависимости от того, на сколько процентов их реакция и поведение сходны. Костик дал Анке своего эмуля очень точного, девяностотрехпроцентного. Это значит, что если эмуль что-то посоветовал, то реальный Костик посоветует то же самое в девяноста трех случаях из ста. Такими высокоточными эмулями обмениваются лишь близкие друзья, которые друг другу полностью доверяют. Костик – лучший друг. У него тоже есть восьмидесятипятипроцентный Анкин эмуль. Выше точность у эмулей девушек не получается в силу того, что даже лучший алгоритм не может хорошо предсказывать девичье поведение в разных ситуациях.

               Кроме Костикиного эмуля, у Анки в расширенке лежит еще полтора десятка других. Парочка подружек со школы, с которыми она давно поссорилась, несколько покупных – двадцатипроцентные эмули актеров, певцов и набор полностью искусственных личностей, с которыми Анка бродила по своим виртуальным миркам-игрушкам, пока не надоело.

Анка поднялась и, постукивая лопатой о землю, вышла из березового околка. На скамейке у въезда в дачный поселок Академгородка сидели бабки. Выделялась среди них Натаха.  Увидишь такую – спрятаться захочешь. Выцветшие татухи во всю длину рук в сочетании с тоннелями в ушах. Голос мерзкий, давно прокуренный. Морда такая, будто пытались ей делать и пластику, и молекулярное омолаживание, но ни то, ни другое на пользу не пошло.

- Что, прикопала свою тварь? – крикнула Натаха. – Нехрен было на моего Ваську его науськивать. Слыш, Ирка, - обратилась она к сидящей рядом старушенции, - эта генредька свекольная своего гмошного ублюдка на моего кота натравила. Васька-то мой лежал спокойно, никого не трогал, а тварь ейная как подлетит, и давай его кусать. Аж шерсть полетела, а эта его еще подзуживает. Ну Васька никогда терпилой не был. Свернул твари шею, как он голубям сворачивает.

Бабки на скамейке шушукались, злобно зыркали на Анку:

- Хоть бы на себя посмотрела. О чем родители думали, когда ее генредькой сделали. Вот у моей Дианочки детки все чистенькие – какими родила, такими и растут. А эта еще ходит к своему Костику, а он на десять лет ее старше. Знаем чему он ее там учит. Сам-то он откуда деньги взял на такие хоромы да на двадцать соток? Торгует наверно гадостью всякой. Давеча жаловалась на него в конторе, сказали что проверку проведут, да никто ничо не сделал. Схвачено у него там все.

Смысла гавкаться с бабками, которых не коснулась Революция Вежливости, не было. Анка ускорила шаг, чтобы больше их не слышать.

Правды в том, что Анка науськивала Зюзника на Натахиного кота, не было. Васька сам давно наметил Анкиного дракончика себе в жертвы и долго его выслеживал. Анка увидела, как Васька хищно крадется к Зюзнику, который блаженно валялся кверху пузом, книзу крыльями на травке. Анка закричала, бросилась к своему питомцу, но Васька уже прыгнул, вцепился зубами в длинную тонкую шею дракончика и одним умелым резким движением переломил позвонки. Анка с разбегу дала ему пинка, но видно попала лишь вскользь, и кот пулей шмыгнул в кусты.

Натаха была права в том, что у Анки действительно темно-красные, свекольного оттенка волосы, и что она - генредька. Когда Анка была еще мелкой, родители не поскупились на серьезное геномное редактирование, то есть процедуру генреда. Сделали они это по требованию тренерши по спортивной гимнастике, куда Анку отдали в четыре года. По словам тренерши, не было смысла начинать обучать ребенка, если у того гены, отвечающие за физическое развитие, «не на уровне». Анке усилили актинин-3, ослабили миостатин, увеличили сродство гемоглобина с кислородом, поковырялись основательно в генах, отвечающих за прочность связок, выносливость, метаболизм и взрывную силу. В результате Анка выросла как все олимпийские чемпионки: миниатюрная ростом, стройная, с рельефными стальными мышцами и способностью к филигранному контролю над телом при выполнении гимнастических трюков.

Свекольные волосы случайно получились. У генредек такие побочные эффекты бывают. Один из отредактированных ферментов, нужный для улучшения работы нейромышечных синапсов, стал добавлять какой-то лишний радикал к феомеланину. Вот и получились волосы не просто русые или рыжие, а глубокого темно-красного цвета, что в сочетании с большими зелеными глазами выглядело очень даже ничего. Самой Анке нравилось.

Как часто бывает, олимпийские мечты не сбылись. Во время работы над винтом с четырьмя с половиной оборотов на бревне, когда огромная высота прыжка сочетается с бешенной скоростью вращения, Анка, которой тогда было четырнадцать лет, сделала ошибку и приземлилась спиной поперек бревна, сломав поясничные позвонки. Лет сорок назад такая травма привела бы к параличу, но улучшенные регенеративные свойства организма и биоинженерия поставили Анку на ноги. Однако время было потеряно. Анкино место в сборной заняла другая девочка.

Анка, конечно, внешне расстроилась, но в тайне почувствовала облегчение. Гимнастика ей безумно нравилась, однако, постоянное давление и интриги со стороны тренеров и спортивных чиновников успели ее порядком достать. Она вернулась с мустафинской базы под Москвой к родителям в Академгородок, закончила нормально школу и пару циклов научно-производствнных кружков – один в нейросетевом кодировании, другой в химии. Когда Анке исполнилось 17 лет, пришло время выбирать: идти в технический колледж, в университет или найти Наставника для индивидуального высшего образования.

Участок Костика порос бурьяном, которого не касалась газонокосилка. Костик называл это «высокотравная прерия». Периодически можно было видеть, как он ныряет в эту прерию. Его голова мелькает среди тяжелых соцветий живокости и иван-чая. Он что-то подрезает, берет образцы тканей растений или ловит каких-то насекомых, потом несет это все в свое жилище, читает гены собранных организмов и смотрит как эти гены работают.

Дача Костика – двухэтажный домик красного кирпича, соединенный коротким переходом с геодомкой. В домике Костик спит, ест, поглощает информацию всеми возможными способами и полуношничает в маленькой башенке-обсерватории с большим клевцовским телескопом.  В геодомке-«аквариуме» у Костика завалы аппаратуры и реагентов. Там он работает над интересующими его проектами.

Официально Костик руководит небольшой лабораторией в НИИ Цитологии и Генетики. У него есть лаборант и пара аспирантов. Костик дает им тему работы, советы как что делать и далее не мешает творчеству юных гениев.

Другую часть своего времени Костик динамит на «Факеле». В Академгородке этим занимаются почти все. Динамить – значит работать в составе динамической группы. Когда руководство НПО «Факел» получает заказ на решение сложной биоинженерной проблемы, бросается вызов по нейросетке всем ассоциированным специалистам. Сидит такой сотрудник на пляже во Вьетнаме или кормит мамонтов в Плейстоценовом заповеднике в Якутии, у всех в поле зрения появляется предложение поработать над задачей. Из тех, кто согласился, создается динамическая группа. Сидят толковые ребята, общаются, обмениваются по сетке схемами и моделями белков. В итоге разрабатывают требуемый продукт. Например, бактерию, которая производит кислород из окиси железа в марсианском песке. Вклад каждого учитывается нейросервером автоматически. Когда решение задачи передается заказчику, каждый из «динамистов» получает свою долю от заработанного.

Костика приглашают подинамить регулярно, потому как большой спец в разных дисциплинах. Соглашается он не всегда, а только если поставленная проблема ему интересна. За «динамку» Костику текут деньги и социальные кредиты в достаточном количестве, чтобы, как скромно выражается Костик, «прикрыть наготу». Гардероб у Костика действительно небогатый. Зато дом завален бумажными книгами, старыми и новыми, на которые Костик денег не жалеет. Периодически он пропадает на пару недель. Потом возвращается загорелый, с ящиками, набитыми всякими морскими и тропическими организмами. Своего наземного транспорта у Костика нет. Как и многие, когда ему надо куда-то ехать, он заказывает по нейросетке беспилотные машины-Стрелки, благо что недостатка в них нет – гараж с тремя сотнями Стрелок прямо под дачным поселком.

Из неназемного транспорта у Костика есть катер «Обь-К55». Как и положено катеру с таким названием, он стоит на Оби на лодочной станции «Нептун». Иногда Костик выходит на нем на далекие острова половить рыбу, речной планктон, поесть дикую ежевику и облепиху и просто поваляться на пустынных песчаных пляжах под жарким сибирским солнышком, лениво наблюдая как торопится к тебе, обжигаясь о песок, кругленький энцефалитный клещ.

Наконец, у Костика есть еще одно важное занятие: он – сертифицированный Наставник. Лет тридцать назад институт Наставников вырос из системы профессионально-научных кружков. После того как кружковская система стала поставлять предприятиям и фирмам страны высококлассные мотивированные кадры, решили лучших руководителей кружков и преподавателей лицензировать как Наставников. Будучи Наставником, можно взять себе на воспитание от одного до трех студентов на несколько лет и вести их полностью по всем предметам, заменяя университетское образование. Наставник, или в просторечии «дед», подбирает своим «деткам» лекции на нейросетке, возит «в поле» или на производство, учит решать задачки и работать руками. Поскольку Наставники берут только «деток» со способностями, которым реально интересно учиться, то по окончанию обучения «детка» становится спецом высочайшего уровня зачастую превосходя не только окончивших обычный университет, но и своего «деда». С этого лета Костик – Анкин Наставник. Других студентов у Костика нет.

Анка толкнула дубовую дверь, скинула в прихожей шлепки и принялась за непростое занятие – розыск Костика в его собственном доме. В гостиной кишел с тихим жужжанием рой уборщиков. Здесь Костика точно нет. На кухне валялись неразобранные контейнеры с едой, доставленной утренней Стрелкой. Анка поднялась наверх. Костик мог дрыхнуть в своей спальне, которую он называл «мастер-сюит». Но «сюит» был пуст и прибран. За соседней дверью что-то шелестнуло. Ну конечно. Анка вошла в библиотеку, неожиданно огромную после небольших комнат, где она уже побывала. Здесь царили полумрак и чудесная смесь ароматов дубовых полок и старых книг.

Костик валялся в центре гигантского папазана. На груди у него лежал оранжевый том Советской детской энциклопедии столетней давности. Читал он его или просто картинки разглядывал – сказать было сложно. Определить что в это время творилось у него в голове было еще сложнее. Оно могло не иметь никакого отношения к энциклопедии.

Рядом с Костиком стояли две миски. Из одной он брал кедровые орешки, в другую бросал кожурки.

- Привет! – крикнула Анка.

- Привееет, - задумчиво отозвался Костик.

Анка сходу кинула ему по сетке содержание разговора с эмулем. Костик замер, понял о чем речь и спросил:

- То есть ты хочешь сделать гмошку с самозащитой, лояльностью и человеческим интеллектом одновременно?

- Ага.

- И чтоб никто в течение долгой его жизни не догадался, что он такой умный и драчливый?

- Ты такого сможешь сделать?

- Ты сама его сделаешь.

- Как я? Я не умею!

- Я помогу, конечно. Давай так: это будет твоя курсовая работа на летний семестр. Ты что думала, если меня в «деды» взяла, все на халяву сдавать будешь? – Костик хитро прищурился.

               - Нет, не думала, - соврала Анка.

- Ну тогда давай прям сейчас и начнем. Пошли.

Костик отложил энциклопедию, выкарабкался из мягких подушек папазана и галантно показал Анке на дверь:

- В аквариум!

Костик – тоже генредька. Но не такой как Анка. Когда-то бабушка его – физик теоретик ­- настояла, чтобы маленькому Костику серьезно отредактировали гены, отвечающие за интеллект.

- Чтоб не вырос как его маменька, - сказала бабушка. Она была невысокого мнения об умственных способностях своей снохи.

Тогда еще полное геномное редактирование дорогое было. Бабушка не пожалела своей годовой персональной пенсии, добавив заначку, отложенную на похороны, чтобы двухлетнему внуку выправили гены Клото, Комт, дофаминовые рецепторы и все прочее, что надо для максимально эффективной архитектуры и работы мозга. Костик, в отличие от Анки, мускулатурой не вышел. На вид он такой, что любая сердобольная женщина сразу покормить захочет. Зато может тензоры четвертого ранга в уме считать безо всякой расширенки. А как побочный эффект генного редактирования, у Костика развилось сильное отвращение к алкоголю и азартным играм.

По пути в геодомку, то бишь в аквариум, Костик заглянул в гостиную, убедился, что рой уборщиков завершил работу и послал их мановением руки на кухню разгружать продукты. Юниты роя зажужжали и, кто по воздуху, кто пешком, двинулись нескладной толпой исполнять новое задание.

В аквариуме Костик взял с полки новый лабораторный журнал и протянул Анке.

- Это твой. Все, что ты планируешь сделать по твоему проекту, все, что делаешь, и все результаты какие получишь – записывай сюда. Это главное правило.

- Может лучше в сетку буду складывать?

- Если хочешь скадывать в нейросетку – дело твое. Но только после того как занесла все чернилами в этот журнал. Мало ли, сетку лихорадить начнет.

- А если журнал кто-то прочитает и поймет, что мы нарушили закон и сделали разумного гмошника?

- Во-первых, еще ни разу не видел обычного человека, который бы интересовался что записано в лабораторном журнале студента, а во-вторых, о нашем страшном злодеянии скорее узнают, когда изловят и изучат самого гмошника, а мы постараемся этого не допустить.

- А если все-таки узнают?

- Узнают – отобьемся, - небрежно махнул рукой Костик. Похоже, его самого давно одолевала идея слепить разумный организм, и сейчас он воспользовался представившимся случаем.

- Короче, вот ручка - записывай. Что нам надо прежде всего?

- Яйцо.

- Правильно. Гмошника небольшого размера проще из яйца вывести, чем подбирать суррогатную мать. Какое нам надо яйцо?

- Куриное.

- Это если ты хочешь такого же тупого, как твой Зюзник. В курином мало места для развития мозга, который к вылуплению уже должен быть достаточно большим.

- Тогда гусиное, или может быть дрофы?

- Почему бы нам не взять по максимуму? Пиши: три яйца африканского страуса, порода эс-си пятьдесят семь уайт. У них самые крупные.

- А где мы их возьмем и почему три?

- На биостанции в Черге закажем инкубационные яйца. Это не проблема. А три – потому что мало ли, запорем одно-два.

Костик замолчал, прикрыв глаза. Кому-то звонил. Через пару секунд видимо этот кто-то ответил, потому что лицо Костика оживилось.

- Шура, привет! Слушай, у тебя есть штуки три инкубационных эс-си пятьдесят семь? Только два? Можешь к завтрому прислать? Ну как зачем? Идея одна есть, потом расскажу. Для курсовой моей студентки. Лучше скажи что тебе за это дать?.. Тебе не кажется, что полный анализ геномов микрофлоры кишков кабарги это многовато за два яйца? Их там около тридцати тысяч. Ну ладно, ладно, сделаю. Тебе к какому надо? Хорошо, значит, вышлешь два живых страусиных яйца и кабарожьи какашки. Давай, пока.

Костик закончил разговор с Чергой и повернулся к Анке.

- Как ты поняла, Шура Бушин пришлет только два яйца. Значит, у нас меньше прав на ошибку. Яйца прибудут завтра, поэтому на то, чтобы спроектировать геном твоего гмошки, у нас не более суток. Потом я буду занят говнецом кабарги для Шуры, чтобы отплатить за яйца, а тебе придется самой синтезировать, секвенировать и инъецировать ДНК.

- Я никогда этого не делала!

- Значит, это будет твой первый раз. Лови расширенку молекулярного генетика. Это лицензионная копия.

В поле зрения Анки загорелась иконка входящего файла. Судя по описанию, он содержал все новейшие знания и умения, нужные для анализа и конструирования геномов, а также для практических манипуляций с ДНК и организмами. После скачивания и установки Анка вздрогнула всем телом и почувствовала удивительно приятное «прозрение». Все ей теперь казалось ясным и понятным. В голове имелся четкий план как надо действовать, как менять гены в соответствии с желаемыми свойствами будущего гмошки.

Костик стоял рядом, протягивал ей чашку кофе и полную тарелку шоколадно-кокосовых печенюшек.

- Добро пожаловать в клуб!

Куснув печеньку и глотнув арабики, Анка бухнулась на старый дачный диван, положила на колени новенький лабораторный журнал и открыла в нейросетке портал для себя и для Костика, чтоб можно было вместе проектировать геном. Теперь у обоих в поле зрения была одна и та же картинка: справа внешний вид организма, который можно менять по своему желанию, слева – соответствующая последовательность ДНК.

- Понеслась!

Работа началась с самого приятного: рисования будущего облика гмошника и перечисления его свойств и умений. Анка увеличивала объем мозга на картинке справа. В левой части поля быстро менялись последовательности нуклеотидов  - букв генетического кода – в тех областях хромосом, которые отвечают за строение и размер полушарий и черепной коробки. Костик подправлял ошибки.

- Скрой заднюю часть черепа под загривком, чтоб видно не было какой он у него огромный.

- Но он кургузый слишком будет.

- Ничего. Увеличь подвижность шеи. Посмотри в морфобанке как это у сов делается. Главное, чтоб свиду он не выглядел разумным.

Со временем гмошка все больше приобретал форму. Мордашка получилась на редкость уморительной. Большие глаза, разрез ротика, как будто он постоянно улыбается, уши-лопушки. Голова как будто вросла в плечи, но при этом способна поворачиваться на сто восемьдесят градусов. По бокам защечные мешки. Тело мохнатое, с небольшой гривой на шкирке. Лапы с цепкими гибкими пальцами, как у енота. Анка настояла, чтобы в подмышечных впадинах были спрятаны кожистые крылья. Порхать гмошка не сможет, но планировать запросто. Это чтобы он не разбился при падении с большой высоты. Хвостик короткий, как у хомячка. Тельце свиду тоже пухлое, хомячье, но размером с крупную кошку, с сильными мышцами под плотной пушистой шкуркой. Ходить ему придется на двух коротких ногах, но при необходимости он сможет опуститься на четвереньки и бежать галопом. Хоть ему и предстояло вылупиться из птичьего яйца, гмошка по виду был типичным млекопитающим, только без пупка и млечных желез.

С внешним видом проектируемого организма закончили к полуночи. Психологическую генетику решили править на следующий день.

Когда Анка вернулась домой, младший братец Мишка отрешенно возлегал на диване с затычками в  ушах и темной маской на лице, закрывающей глаза. По подрагиванию рук и ног можно было предположить, что у него сейчас важный рейд в последнем выпуске игры «Сифак-4» про всемирный биогенный апокалипсис. 

Папа Анки занимал второй диван, и говорил с кем-то по нейросетке:

- Выдай ему сто пятнадцатый участок. Там десять соток, и геодомка пустует. Мебель есть. Рой, чтоб убираться, есть. Или как они его зовут? Сворм? Объясни как продукты по Стрелке заказывать. Он мне жаловался, что в своей Америке никак не выплатит долг за дом. А тут у нас дачи задаром раздают.

К папе на следующий день приезжал коллега-физик из Штатов работать в технопарке. Что-то связанное с телепортацией макромолекул с использованию конденсата Бозе-Эйнштейна. Папа готовился к встрече с сибирским размахом: дачей, стерляжей ухой, ведрами пельменей и соленых груздей.

Анка один раз ездила в Америку. Точнее, на Гавайи. Ей было четырнадцать лет, когда их группу сильнейших гимнасток-юниоров отправили на Олимпиаду в Гонолулу. Чтобы, так сказать, приобщить олимпийские резервы к великому событию и поболеть за старших товарищей. В день отдыха наших девчонок вывезли на пляж Уаймеа на северном побережье острова Оаху.

В бирюзовую воду океана далеко выдавалась базальтовая скала десятиметровой высоты. На ней сидели местные загорелые до черноты пацаны, брякали на укулеле и кричали сверху туристам всякие гадости:

- Тупые долбаные хаоле! Вам не место в нашем океане!

Анка по-кошачьи быстро залезла на вершину, прошлась мимо пацанов к краю скалы. Те внезапно замолчали, опешив от внезапного появления стройной мускулистой белой девчонки с копной темно-красных волос.

Один с глупой ухмылкой прыснул:

- Эта красноголовая кайкамахине-хаоле испугается. Ни за что не прыгнет.

И тут же получил подзатыльник от старшего мальчишки. В гробовой тишине Анка встала спиной к океану, оттолкнувшись, взлетела высоко в воздух, скрутила четыре винта и вошла в воду без единого всплеска.

Мальчишки бросились к обрыву. В прозрачной воде было хорошо видно, как Анка развернулась в глубине, рванулась в сторону скалы и исчезла.

- Она поплыла в туннель! Откуда она про него знает?

Анка не знала про подводный туннель. Она увидела его когда вошла в воду и в долю секунды приняла решение проплыть насквозь. Несколько мощных гребков, и Анка уже вылетела с другой стороны скалы. Сверху на нее смотрели несколько пар восторженных глаз. Никогда еще им не приходилось видеть такую отчаянную девчонку-хаоле. А Анка сильными гребками направилась к группе островков-рифов, где резвились желтые рыбы-танги и огромная зеленая черепаха с хрустом сгрызала с подводных скал куски кораллов.

Все это Анка вспоминала, пока мылась в душе. Бросившись в постель, она еще долго мечтала какой у нее будет новый гмошка, чему она будет его учить и куда с ним поедет путешествовать.

Рано утром Анка бросилась к Костику. В лицезионной молекулярно-генетической расширенке было недостаточно знаний для тонкого проектирования мозга с высоким интеллектом. Предполагалось, что раз это запрещено, то и в расширительный пакет ничего такого включать не надо. Анке нужен был Костик. Только с его опытом можно быстро и правильно настроить гены абстрактного мышления. Костик еще дрых. Разбуженный Анкой, он тер глаза и морщился от света из распахнутого окна. Анка притащила ему из кухни кофе с китайскими булочками. Жуя и запивая, Костик открыл проектировочный портал, и работа продолжилась. Он стал объяснять Анке как надо удлинить и переделать промотеры в генах группы Фокс, чтобы архитектура мозга стала наиболее точно соответствовать человеческой.

- Смотри, если в этом кластере удвоить этот локус и одну копию переделать вот так, то при рождении в зоне Брока и области Вернике уже будут синаптические связи такого же типа, которые появляются у человеческого ребенка только после двух лет. Понятно зачем это делается?

- Он что, сразу сможет говорить? – удивилась Анка.

- Ага, он родится уже с базовым лексиконом и пониманием как грамматически правильно построить фразу.

- А кто-нибудь раньше такое делал?

- Ну, были эксперименты в Корее лет десять назад, но они вроде бы недалеко продвинулись когда их прикрыли. Сейчас ведь все лепят гмошек для заселения Марса и спутников больших планет. До такой ерунды как генетические манипуляции с зоной Брока никому дела нет.

- И ты хочешь сказать, что мы тут вдвоем, за несколько часов сможем нарисовать геном мыслящего существа, который рождается со способностью говорить?

- А почему нет? Это всего лишь гены и синапсы. Смотри как надо.

Костик вывел в поле зрения архитектуру зоны Брока человеческого. После этого он начал изменять нейронные сети Анкиного гмошки так, что они все больше и больше стали походить на человеческие. Анка следила какие гены и их регуляторные области при этом меняли последовательности нуклеотидов. Выходило действительно не так уж и сложно. Костик вытягивал из нейрона виртуальный отросток и скреплял его с другим нейроном, как у человека. В окошке с ДНК при этом перепрыгивало несколько букв генетического кода.

К обеду с кодированием речевой области было закончено.

Послышался звук открывающегося люка. Пришла почтовая Стрелка. Анка сорвалась с места. Костик последовал за ней. Через пару минут они вернулись, держа каждый по прозрачному ящику, в каждом из которых лежало огромное белое яйцо.

- Ставь сюда, аккуратно. В каждом ящике поддерживается температура в плюс пятнадцать градусов, чтобы яйцо не развивалось, но и не погибло.

Костик позвонил Шуре Бушину в Чергу:

- Привет! Спасибо, материал получили. Сколько у нас времени до инъекции? Да, еще не готов геном. Ну ты же знаешь какой я неорганизованный. Тридцать часов? Отлично, успеем.

Потом обратился к Анке:

- У нас не больше тридцати часов, чтобы закончить проектировать геном, синтезировать его и вколоть в яйцо. После этого яйца должны быть положены в инкубатор, иначе они погибнут. Мне надо срочно заняться какулями кабарги, а то они испортятся еще быстрее, чем яйца. Сможешь закончить с геномом?

- Наверное.. Что осталось? Добавить лояльности к хозяину, снизить общую агрессивность, оставив самозащиту. Что еще?

- Одна важная вещь: в присутствии чужих людей гмошка должен полностью терять внешние признаки разумности. Делать он это должен будет сам при появлении чужаков. Знаешь как это сделать?

Анка копнула в расширенке, увидела схемы генных блоков условного макроповедения.

- Конечно смогу.

- Ну тогда, как закончишь, прогони весь геном на предмет ошибок и нестыковок. Если все нормально, вот синтезатор ДНК. В морозилке банки с нуклеотидами. Кассеты для сиквенса вон в том ящике. Наночастицы для инъекции тоже в холодильнике. А я поеду в институт с говнецом от Шуры, а то провоняю тут все апартаменты.

Анка осталась одна. Сначала неуверенно, потом все смелее, она вставляла блоки генов в растущий молекулярный чертеж нового существа, которое будет ее собственным, любящим ее, преданным, умным и послушным. И еще таким милым и смешным. Он будет самым-самым лучшим.

Ее глаза уже начали слипаться, когда она вставила последний генный блок и поменяла последнюю букву кода. Пора было провести проверку генома на ошибки. Она отметила в проверочной программе, чтобы та исправляла ошибки сама по мере их нахождения, запустила алгоритм, положила голову на подушку и мгновенно уснула.

Резкая головная боль разбудила Анку в четыре утра. Башка всегда жутко болит, когда поспишь с включенной работающей расширенкой. Слишком много энергии тратится на расчеты.

Проверка генома была завершена. Согласно сообщению, было выявлено и исправлено 282 ошибки. Пора было «варить» настоящий, живой геном. Анка быстро справилась с синтезатором ДНК, загрузила в его память плоды ее с Костиком трудов, залила нуклеотиды из четырех больших бутылей, отключила расширенку и бухнулась снова спать.

Проснулась и обомлела от ужаса: с момента доставки яйца прошло двадцать восемь часов. Еще два часа, и яйца страусов будут годны разве что на гигатскую яичницу.

Пробирка с готовой геномной ДНК стояла в приемном окошечке синтезатора.

Анка схватила ее, чуть не разлила, покопалась в столе, достала пачку из десяти нанопоровых кассет для оксфордского мини-секвенатора, капнула в каждый немного ДНК и стала ждать. Только бы это не заняло слишком долго.

Ждать пришлось полтора часа. Анка вся извелась. Наконец, пришли обнадеживающие результаты: геном синтезирован без ошибок. Десять из десяти проб выдают стопроцентную точность.

Раствор с наночастицами был уже готов. Анка добавила туда геном будущего существа. Требовалось подождать двадцать минут, чтобы частицы связались с ДНК. Раствор помутнел. Анка набрала его весь в пипетку и капнула на верхушку каждого яйца. Жидкость начала медленно впитываться в скорлупу. Слишком медленно..

Анку снова обуял ужас. Она не учла, что яйцо страуса гораздо больше куриного, а стандартный протокол был составлен с учетом того, что работают с куриным яйцом. Означало это то, что если для успешной замены птичьего генома на искусственный после инъекции нужно не менее двух часов, то путь наночастиц к зародышевому диску через огромное страусиное яйцо должен занять не менее восьми.

Она опоздала.

Если она поставит яйца в инкубатор немедленно, они начнут развиваться, и через восемь часов будут на стадии, когда наночастицы уже не смогут полностью заменить геном во всех клетках зародыша. Получится или просто обычный страус, или нежизнеспособный мозаичный гибрид.

А если оставить яйца на столе, они просто погибнут.

Анка открыла инкубатор, сунула внутрь яйца, закрыла дверку, села и заревела.

«Почему я такая дура? Почему не поставила будильник? Геном был готов за час-полтора, у меня была бы уйма времени, чтобы дать наночастицам впитаться и дойти до диска при низкой температуре.»

Эмуль Костика был тут как тут. Как будто он всякий раз ждет, когда Анка будет реветь, чтобы появиться.

- Вот чего ты меня не разбудил, а сейчас вылез? Теперь все испорчено. И это мой первый эксперимент! Понимаешь! Что я теперь Костику скажу?

- Расскажи мне всю правду. Не бойся. Я за такие вещи не ругаю. Я вообще тебя не ругаю, если ты заметила. Ну, пришлет нам Шура новые яйца. Сделаешь все заново, без спешки. Геном у тебя уже есть.

- Я его весь извела на яйца. Нету больше.

- Ну синтезируешь еще.

- Не хочу Костику ничего говорить. Мне стыдно. Пусть он думает, что я все сделала правильно, а не получилось просто неизвестно почему.

- Дело твое, но ты просто потеряешь время. Сколько страус инкубируется? Сорок два дня.

- А есть надежда, что наночастицы все-таки успеют и поменяют геном в зародыше?

Эмуль Костика задумался.

- Надежда всегда есть. Ведь протокол рассчитан на миграцию наночастиц в яйце при пятнадцати градусах, а в инкубаторе тридцать шесть и пять. Частицы двигаются быстрее, и реакция замещения генома тоже будет идти в ускоренном темпе. Может действительно еще не все потеряно.

Анка почувствовала небольшое облегчение.

- Кстати, - спросил эмуль, - а что ты собираешься делать, если из обоих яиц вылупится по гмошнику?

- Одного тебе подарю! – выпалила Анка.

               Дни тянулись долго. Анка так и не сказала Костику про свою ошибку. В конце-концов она стала думать, что вина Костика в этом тоже есть. Он должен был предупредить о проблемах, связанных с размерами яйца, и ничего не сказал. Какой он после этого гений?

               Анка помогала Костику с секвенированием и каталогизацией микробов в фекалиях самца кабарги. Предполагалось, что какие-то из них будут использованы для микрофлоры искусственных животных для заселения Марса. Работа была местами интересная, но в целом монотонная и не требовала особых интеллектуальных усилий.

Дважды в день Анка переворачивала яйца в инкубаторе. Посмотреть как они развиваются и что в них растет не было никакой возможности – ни ультразвук, ни свет не проникали сквозь толстую скорлупу. По выделяющемуся углекислому газу и потребляемому кислороду было ясно, что внутри были живые зародыши, но как они выглядели – можно было только гадать.

               Пару часов в день Костик натаскивал Анку по физике. Ей пришлось почистить свою расширенку от ненужных эмулей и игрушек, чтобы освободить место для мощных приложений по матанализу и дифференциальной геометрии. Костик работал над статьей «Осциллирующие тетраэдрические вокселы пространства-времени как элементарные единицы энтропии». При всей скромности Костика, Анка поняла, что это очень серьезный прорыв в теоретической физике, и даже достаточно разобралась в его выкладках, чтобы отыскать парочку нестыковок, которые Костик потом долго исправлял.

               В очередное утро, когда Костик еще спал, Анка пришла в аквариум, чтобы перевернуть яйца, открыла инкубатор, и.. ей в лицо с громким воплем вылетело нечто огромное и аморфное. Анка чуть не потеряла сознание от неожиданности. Существо приземлилось на пол, сгладило все неровности своей морфологии, и оказалось страусенком. Анка опустилась на диван. Страусенок подошел к ней, разинул клюв и стал требовательно орать.

               В дверном проеме появился Костик. Он прошелся мимо птенца, как будто видел его уже не первый раз, и заглянул в инкубатор. Второе яйцо было на месте.

               - Ты его перевернула?

               - Нет, - вздохнула Анка.

               Костик перевернул яйцо и закрыл дверцу.

               - Это я виновата, - Анка шмыгнула носом и рассказала Костику как она проспала и ошиблась со временем.

               Результат ее ошибки расхаживал по полу и клевал все, что ему казалось съедобным.

               - Да я знал, что ты проспала, - сказал Костик. - В логе секвенатора ДНК сохранилось время, когда ты им пользовалась. Я думал, почему так поздно. Решил, что ты потратила время на исправление ошибок вручную на предыдущей стадии. А оказывается, просто проспала.

               - Так чего ты мне раньше не сказал, что я запорола эксперимент? Мы бы добыли новое яйцо.

               - Если честно, - сказал Костик, - мне было стыдно. Я должен был подумать о том, что страусиное яйцо больше размером, но не подумал. Прости. Я не должен был оставлять тебя одну с этой задачей. И потом, я надеялся, что при более высокой температуре в инкубаторе замещение генома пройдет быстрее, и мы все-таки получим гмошника.

               - Твой эмуль то же самое сказал.

               - Хорошего эмуля я тебе дал. Он больше никаких моих секретов тебе не выдал?

               - А у тебя есть какие-то секреты? – засмеялась Анка.

               - Наверное нет, по крайней мере от тебя, - улыбнулся Костик.

               - Я знаю, - сказала Анка и крепко обняла его.

               Страусенок тыкнулся клювом ей в ногу. 

               - Надо бы покормить, -сказал Костик. – Завтра утренней Стрелкой отправлю его в Чергу.

               Анка принесла с кухни кашу и вареное яйцо, положила перед страусенком. Тот жадно набросился, в минуту все уничтожил, наложил вонючую кучку на полу и потребовал еще. Анка собралась было на кухню за добавкой, как из инкубатора раздался слабый щелчок.

               Второй страусенок? Анка открыла инкубатор. На вершине яйца отсутствовал кусочек скорлупы. От отверстия расходились трещины. Внутри шевелилось что-то темное и мокрое. Анка вытащила яйцо на стол. Оно шевельнулось, и отвалились еще несколько фрагментов скорлупы. Из глубины его высунулась темная влажная ладошка с пятью пальцами и ухватилась за край.

               Пять пальцев! А у страусенка три!

               Существо в яйце повернулось. Два огромных круглых глаза посмотрели на Анку. Яйцо продолжало разваливаться. Наконец, существо неуклюже завалилось на бок и полностью освободилось от скорлупы. Страусенком оно точно не было. Анка скорее завернула его в чистое полотенце и понесла под источник инфракрасного излучения. Зверь высвободил голову из складок и завороженно смотрел на мир вокруг. По бокам его большой головы росли кожистые трубочки. Вдруг они дрогнули, развернулись и превратились в уши.

               Через несколько минут он высох и превратился в мохнатый рыжий шарик. Точно такой, каким Анка его впервые нарисовала полтора месяца назад.

               Послышалось шлепанье тапочек Костика.

               - Огого! Кто это у нас тут?

               - Я назвала его Эмиль, - сказала Анка.

               - Эмуль?

               - Да не эмуль, а Эмиль. Имя такое, - сказала Анка. – Помоги лучше.

               - Что я должен делать?

               - Принеси ему поесть.

               - А, да, конечно.

               Через пять минут Эмиль уплетал свой первый обед: манную кашу с вареным яйцом. Сначала Анка кормила его с ложечки, потом он сам выхватил у нее ложку и стал зачерпывать из тарелки, роняя кашу на стол, на пол и размазывая ее по своей мордочке. Страусенок бегал у всех под ногами и подъедал с пола все, что упало.

               Когда Эмиль наелся, Костик снял с полки коробку со шприцами.

               - Надо взять немного крови на анализ ДНК. Посмотреть процент замещения страусиного генома на искусственный у того и у другого.

               - Но зачем? Этот ведь точно страусенок, а мой Эмиль – абсолютно то, что мы с тобой спроектировали.

               - Ну вот мы и убедимся. Надо перепроверить еще разок, чтобы в будущем не было никаких сюрпризов. Кстати, странно, что Эмиль еще ни слова не сказал.

               - А нельзя без шприца? Они только родились, а мы в них иголкой тыкаем? Может сделаем соскоб изо рта?

               -  У них обоих сейчас во рту ДНК каши и съеденного яйца. Да не волнуйся, я быстро. Подержи Ерошку.

               - Кого?

               - Страусенка. Ты своего назвала Эмилем, а я этого назвал Ерошкой. Потому что он взъерошеный.

               Ерошка почувствовал, что над ним собираются произвести какую-то экзекуцию, и пустился удирать. Анка в три прыжка настигла птенца и крепко схватила его в охапку. Костик поднял ему крыло,  мазнул ваткой со спиртом и одним быстрым движением всадил иголку в вену. Ерошка заверещал, но Костик уже вынул шприц с кубиком крови и прижал ранку пластырем.

               Пока ДНК Ерошки считывалась, приступили к Эмилю. Тот все понял: ему сейчас будет больно, и сильно заволновался. Анка взяла его на руки и пыталась успокоить, но он, похоже, ей не верил и попытался ее оттолкнуть.

               - Тише, тише, все будет хорошо. Это как комарик укусит. А, тебя еще не кусал комарик..

               - Неееет! – заорал Эмиль смешным баском.

               - Он говорит! – восхитился Костик. – Ну хоть это у нас получилось.

               Костик взял Эмиля за руку и стал искать вену.

               - Ааааа! Нельзяяяя! – заорал Эмиль, извернулся, вцепился зубами Анке в сгиб локтя, резко уперся ногами ей в бок и дернул со всей силы головой назад. Кровь хлынула в три ручья из раны на Анкиной руке. Девчонка взвизгнула от боли, но не выпустила Эмиля. Костик схватил с полки какой-то темный пузырек и набрал несколько кубиков содержимого в шприц. Потом одной рукой махнул перед глазами Эмиля, и пока тот клацал зубами, пытаясь вцепиться в палец, другой рукой воткнул шприц зверенышу в загривок. Жидкость вошла в тело.

               - Отпусти его, - сказал Костик Анке.

               - Отпустии! – истерил Эмиль.

               Анка разжала руки. Эмиль пулей вылетел из ее объятий, забежал в угол, развернулся, угрожающе поднял короткие ручонки, оскалился и заверещал, как злобный карбыш.

               - Что ты ему вколол? – спросила Анка.

               - Трибромоэтанол с терт-амилом. Не нашел ничего лучше. Он сейчас уснет.

               - Как уснет? Умрет?

               - Нет конечно. Просто поспит полчаса. Давай лучше руку.

               Кровь уже залила Анке всю одежду. Эмиль прокусил какой-то крупный сосуд. Костик вынул из аптечки губку с гелем и приложил к ране. Кровотечение прекратилось. Роботизированные молекулы из геля зашивали вены, капилляры, мышцы и сухожилия.

               - Боюсь, шрам все-равно останется, - сказал Костик.

               - Да ладно, - Анку меньше всего волновал ее внешний вид. – Вот почему он меня укусил? Я же его импринтированная хозяйка. Я ему опустила агрессию до минимума. Неужели мы переборщили с самозащитой?

               Костик подошел к углу, где спал, подрагивая, Эмиль.

               - Сейчас узнаем.

               Новым шприцом он набрал немного крови из спящей тушки и капнул на кассету секвенатора ДНК.

               Пока Анка с Костиком сооружали импровизированную клетку, Эмиль начал подавать признаки жизни. Еще снулого, его уложили на мягкие подушки внутри прозрачного пластикового ящика и заперли дверку на шпингалет.

               Костик хмуро рассматривал последовательности ДНК.

               - Ну что могу сказать? Ерошка почти полностью страус. Лишь четыре процента его ДНК – нашего производства. Пока не могу сказать какие конкретно гены – нет времени возиться. А вот Эмиль – абсолютно стопроцентный наш гмошник. Ни одного страусиного кодона. Значит, ошибки при замещении генома в яйце не было. Получается, мы сами где-то чего-то упустили.

               Поиск причины агрессии Эмиля продолжался до следующего утра. Ни одна из программ не находила ошибку в его геноме. Наконец, Костик встрепенулся:

               - Ну-ка, смотри! Мы повысили активность гена МАОА, чтобы снизить агрессию, но когда работали над строением гортани, поменяли специфичность репрессора Снон. Так вот: измененный Снон стал теперь блокировать ген МАОА. А что это значит?

               - Что агрессивность внезапно и резко вырастет, когда он испугается и будет громко орать.

               - Точно! Он заорал, и полез тебя кусать.

               - Так мы просто открисперим МАОА, и все придет в норму.

               - Все оказалось так просто и так банально, - заключил Костик. - А программа не выявляет этой ошибки, потому что тем, кто ее составлял, в голову не могло прийти, что носитель таких мутаций как только заорет или испугается, загрызет всех вокруг.

               «Открисперить» значило отредактировать геном старым простым методом сорокапятилетней давности. Сейчас, конечно, метод отточили. Используют наночастицы вместо вирусов, и нанороботов вместо ферментов, но идея все та же, что и была во времена бабушкиной молодости.

               Смешать криспер-коктель было делом десяти минут. Эмиль вскочил, когда Анка с Костиком приблизились, и принял боевую стойку. Костик достал из шкафа баллон с изофлураном, соединил его трубкой с дыркой на крыше ящика, где сидел Эмиль, и открыл вентиль.

               Через пару минут Эмиль мирно посапывал на бочку.

               Анка вколола десять кубиков криспер-коктеля в мохнатое пузико. Эмиля перенесли на грелку и оставили на ночь в аквариуме.

               Анка проснулась от того, что теплые мохнатые ручки осторожно гладили ее по больной руке. Перед ней сидел Эмиль. Анке стало не по себе. Как он выбрался из запертого аквариума? Не вцепится ли он ей сейчас в горло? Она молча смотрела на него. А он на нее. Вдруг он потянулся, обнял ее за шею и полу-лизнул, полу-поцеловал в щеку.

               - Прости, - сказал Эмиль.

               - За что? – спросила Анка.

               - За то, что укусил тебя. Не знаю почему укусил. Было страшно. А сейчас нет. Только стыдно. Больше никогда-никогда не буду тебя кусать.

               Он поднял голову. Из огромных глаз текли слезы. Он был искренний. Он был ее Эмиль. Другим он больше не будет. Анка обняла его крепко и поцеловала в мохнатую мордашку.

               Остаток лета Анка с Эмилем провели, гуляя по лесу, по степи, собирая грибы в березовых околках. Страуса Ерошку уже пару недель как отправили на зообазу в Чергу.

Костик вывозил их на катере на песчаные острова, где выяснилось, что Эмиль не умеет плавать. Все продумали, когда его лепили, а про это забыли. Поэтому пока Анка с Костиком плескались в реке, Эмиль пропадал. А когда они возвращались на пляж, их ждала миска россыпью ягод ирги, малины или ежевики, которые гмошка насобирал в их отсутствие. Костик говорил, что пора оформлять Эмиля как своего второго студента.

               К сожалению, это было невозможно. Как только Анка с Эмилем проходили мимо сидящих на скамейке бабок, гмошка терял всякий разумный облик, становился на четвереньки и семенил за Анкой как обычный хомяк-переросток.

               Бабки не могли просто так не заметить нового Анкиного питомца.

               - Опять себе тварь завела, башка свекольная. Нет чтобы котика или песика, нет им надо чтоб все искусственное было. Им, вишь ли, натуральным уже не угодишь. Вон моя Дианочка купила деткам канарейку простую, и они не нарадуются. А уж как сладко она поет.. А это что такое? Ну хоть не летает эта тварь, как в тот раз.

               На коленях бабки Натахи сидел ее кот Васька и внимательно следил за каждым движением Эмиля, как будто высматривал уязвимые места.

В один из последних дней августа, рано утром, Анка с Эмилем сбежали по крутой тропинке к реке. Было тихо и пустынно. Анка скинула одежду, вошла в воду и поплыла неспешным брассом к середине протоки. Эмиль сидел на пляже и посматривал на свою купающуюся хозяйку, ставшую уже темной далекой точкой на глади Обской воды. Руки его были заняты построением геометрических форм из мокрого песка. Он не видел, как в кустах позади него ступает мягкими лапами кот Васька. Тот уже почти вышел из зарослей дикой смородины и буравил желтыми глазищами аппетитный загривок неизвестного зверька. Тело кошака стелилось по песку. Он не упустит этого жирного урода, оставленного людьми без всякой защиты как раз для него, Васьки, – властелина дачного поселка.

Еще одна короткая бесшумная перебежка. Сейчас он попробует на вкус кровь новой для него жертвы. Интересно, какая она? Вряд ли будет сильно отличаться от голубиной. Тело Васьки, сжатое как пружина, распрямилось. Подлетая, к вожделенному загривку, он в какое-то мгновение успел заметить, что летит в пустое пространство, а где-то сбоку на него смотрят беспощадные голубые глаза неведомого и опасного зверя.

Анка поднималась из воды счастливая, уставшая и немного замерзшая. Эмиль бросился к ней с полотенцем, высоко подняв его над головой, чтобы случайно не замочить.

- Спасибо, мой Солнышкин! – сказала она нежно.

- Я Эмиль! – поправил ее Эмиль. – Я волновался за тебя! Если с тобой что-то случится плохое, что я буду делать? Не уплывай далеко. И научи меня плавать.

- Научу обязательно. Не переживай, со мной ничего не может случиться. Какие красивые дворцы ты тут из песка построил! Пошли к Костику на занятия.

Анка отвернулась, чтоб одеться. Эмиль поспешно пнул ножкой песок, чтобы забросать незамеченные им раньше капли кошачей крови. Где-то здесь под полуметровым слоем влажного песка теперь покоился Васька.

- Беги вперед.

Эмиль смешно засеменил вверх по тропинке, переваливаясь пухлым задиком. Анка ступала следом. Проходя мимо куста смородины, сорвала пару гроздьев красных ягод. Одну отправила в рот, другую, окрикнув Эмиля, кинула ему. Эмиль быстро развернулся и без видимых усилий схватил гроздь на лету.

- Спасибо, – сказал он, сунул смородину в защечный мешок и добродушно улыбнулся.



#2 Valentinus

Valentinus
  • Пользователи
  • 1397 сообщений

Отправлено 22 December 2015 - 08:53

боевые хомяки :) "Миссия Дарвина"


вот такой я пейсатель


#3 Konstantin Leskov

Konstantin Leskov
  • Пользователи
  • 348 сообщений

Отправлено 23 December 2015 - 23:14

ZGZqwVu_178.jpg



#4 Евгений Лонин

Евгений Лонин
  • Пользователи
  • 1924 сообщений

Отправлено 23 December 2015 - 23:31

Сроь за шутку, но первая мысль после прочтения, а затем он прикопает соседку-старушку. (И тут смех злого учёного)
Чукча не писатель, чукча читатель

#5 Евгений Лонин

Евгений Лонин
  • Пользователи
  • 1924 сообщений

Отправлено 23 December 2015 - 23:31

Случайный дубль
Чукча не писатель, чукча читатель

#6 Евгений Лонин

Евгений Лонин
  • Пользователи
  • 1924 сообщений

Отправлено 23 December 2015 - 23:32

И ещё один.
Чукча не писатель, чукча читатель

#7 Konstantin Leskov

Konstantin Leskov
  • Пользователи
  • 348 сообщений

Отправлено 24 December 2015 - 01:16

Сроь за шутку, но первая мысль после прочтения, а затем он прикопает соседку-старушку. (И тут смех злого учёного)

:-) Соседке старушке действительно уже пора земляные ванны принимать.



#8 Konstantin Leskov

Konstantin Leskov
  • Пользователи
  • 348 сообщений

Отправлено 24 December 2015 - 22:24

Несколько моих нефантастических рассказиков:

 

Как мы с Шурой Бушиным ходили в Чергу на зверей посмотреть: http://kskostik.blog...-post_9021.html

 

Как Вася-мордвин подхватил мандовошек, а потом чудесно от них исцелился. http://kskostik.blog.../blog-post.html

 

Московская больница http://kskostik.blog...og-post_17.html

 

Ужасы студенческой практики. http://kskostik.blog...-post_2856.html

 

Горшки, пуэбло, чаппараль. Поездка к индейцам Акома http://kskostik.blog...og-post_18.html

 

Королева и Шкатулка http://kskostik.blog...-post_6568.html



#9 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 24 December 2015 - 22:46

Будем зачитать.

 

P.S. Акадэму привет.

 

^__^



#10 Chopper75

Chopper75
  • Пользователи
  • 57 сообщений

Отправлено 24 December 2015 - 23:22

Жуткий рассказец.

Напоминает "Паучиную розу" Брюса Стерлинга.

Но написано, очень хорошо, живо, мир обрисован словно короткими штрихами, но точно.



#11 Guest_Кирилл_*

Guest_Кирилл_*
  • Гости

Отправлено 25 December 2015 - 00:53

Чудесно написано! Единственный рассказ здесь, к которому хочется написать коммент с благодарностью - спасибо! Но не могу удержаться и не спросить уважаемую администрацию: эмули (очень прикольная и живая вещь) вы действительно считаете более реалистичным развитием событий, чем лазерные технологии, из-за которых заблочили мой рассказ? :)



#12 Konstantin Leskov

Konstantin Leskov
  • Пользователи
  • 348 сообщений

Отправлено 25 December 2015 - 03:29

Большое спасибо! Люблю когда хвалят.

 

Kpt.Flint, хоть я и не из Акадэма, а из Барнаула, вспомнилось следующее.

 

Был год 1981-82, и мне было лет 10. Мой папа - кандидат технических наук. Его лаборатория занималась разработкой технологий индукционной наплавки. Пришел я как-то к нему на работу а там несколько высоких худощавых дядек в вязаных свитерах столпились над некой установкой. В центре переплетения проводов зажат в тисках лемех для плуга. Которым землю пашут. Дядька за пультом поворачивает потенциометр, и лемех вдруг начинает разогреваться до красна. При этом никакого огня или нагревательных приборов вокруг нет. Просто в воздухе железяка жаром пышет.

 

Я спросил: почему?

 

Мне папа сказал, что в лемехе в магнитном поле возникают индукционные токи. Они и разогревают железо. При этом на него сверху можно наплавлять разные твердые порошки. От этого лемех становится тверже, прочнее, и служит дольше. Его лаборатория внедряет этот метод индукционной наплавки в производство.

 

Для очередного эксперимента ученым дядькам понадобились несколько ТПСов - термопреобразователей сопротивления с такими характеристиками, которых в Барнауле не найдешь. Они позвонили в Академгородок. Им сказали: приезжайте, будут вам ТПСы. Мой папа и один из его сотрудников, у которого был "Жигуль", оформили командировку и рванули в Академ. Я улегся на заднем сиденье. 

 

По сравнению с Барнаулом, Акадэм, и вообще Новосиб - это столица. А в столице все есть. Там даже Пепси-Колу делают. А там, где ее делают, там и тару из-под нее принимают. Весь отдел собрал бережно хранившиеся пустые бутылки из-под Пепси и заполнил ими багажник Жигуля. 

 

До сих пор удивляюсь как мы остались живы на зимней трассе Барнаул-Новосибирск. Но все обошлось. В Академгородке, как в чудесном городе будущего, мы достали все, что хотели: и ТПСы, и еще какие-то трансформаторы и радиодеталюшки. Сдали больше сотни бутылок из-под Пепси, и накупили свежей.

 

А дома, в папиной лаборатории, один дядька мощным лазером выжег мне на лезвии бритвы мои инициалы. Сталь плавилась под лучом, как в "Гиперболоиде инженера Гарина". 

 

Папин институт выжил в девяностые годы, и даже до сих пор производит сельскохозяйственную технику. Когда говорят о Советском времени, прежде всего вспоминаются дядьки в вязаных свитерах, нагревающие лемех плуга магнитным полем. Этот плуг нужен механизаторам, которые пашут Кулундинскую степь, чтобы сеять хлеб. Чтобы булка стоила двадцать копеек, а любимый мною роглик - пять копеек. 



#13 Konstantin Leskov

Konstantin Leskov
  • Пользователи
  • 348 сообщений

Отправлено 26 December 2015 - 02:54

В связи с временными техническими неполадками не смог прикрепить файл с рассказом к первому посту. Благодаря организаторам конкурса, неполадки устранены. Файл тут.

Прикрепленный файл  Рождение умного Эмиля.doc   140К   496 Количество загрузок:



#14 Guest_Филипп Хорват_*

Guest_Филипп Хорват_*
  • Гости

Отправлено 27 December 2015 - 04:19

Рассказ действительно замечательный, но вполне резонно возникает вопрос - насколько он соответствует сеттингу (насколько я понимаю, некоторые рассказы в силу условной "фантастичности" отвергнуто жюри были именно как по причине несоответствия сеттингу)?

 

Чисто с литературной точки зрения - местами перегружен рассказ специфической био-терминологией, что затрудняет восприятие сюжета неспециалистом - тут можно было бы поработать над сглаживанием текста. ну и чисто языковые шероховатости местами режут глаз, впрочем, это некритично.

 

В целом, рассказ понравился, спасибо автор.



#15 Konstantin Leskov

Konstantin Leskov
  • Пользователи
  • 348 сообщений

Отправлено 27 December 2015 - 08:29

Филипп, большое спасибо! 

 

В приложенном выше doc файле поправил опечатки и стилистические ошибки какие нашел. 

 

Прошу прощения за био-терминологию. Старался не выходить за рамки изучаемого в школьной программе и содержимого разделов "Новости науки" в популярных СМИ. 

 

Что до сеттинга, то я просто писал про то, что самому интересно. Примут - не примут,  - особо не парился. Очень благодарен организаторам конкурса за то, что смотивировали нас всех подумать и помечтать о красивом будущем.



#16 Alex Pro

Alex Pro
  • Пользователи
  • 41 сообщений

Отправлено 01 January 2016 - 23:04

Знатные у вас в Барнауле доски почета.В том же институте.Вполне кстати по-советски:-)
А кота жалко:-) заметно,что не одного хомячка у автора сожрали:-)

#17 Konstantin Leskov

Konstantin Leskov
  • Пользователи
  • 348 сообщений

Отправлено 03 January 2016 - 07:46

Тут продолжение, если кому интересно:

 

http://2061.su/forum...-umnogo-emilia/



#18 Konstantin Leskov

Konstantin Leskov
  • Пользователи
  • 348 сообщений

Отправлено 04 January 2016 - 21:13

Знатные у вас в Барнауле доски почета.В том же институте.Вполне кстати по-советски:-)
А кота жалко:-) заметно,что не одного хомячка у автора сожрали:-)

 

;-) На самом деле моих хомяков коты не жрали. Как говорил Юрий Визбор, надеюсь, вы понимаете разницу между лирическим героем и автором произведения.;-)

 

Помню барнаульские доски почета, хоть и не был там 22 года.

Барнаул всегда был городом инженеров и химиков. Нас в 80-х в школе водили на экскурсию на гигантский комбинат химволокна. Показывали, как сделать "шляпу из азота и сорочку из сосны". Оборудование у них было по тем временам передовое. Цеха огромные, чистые. Предлагали пойти туда работать после школы. Позволили набрать образцы продукции с каждой стадии технологического процесса - от пластиковых полиамидных макаронин до готовой ткани. Недавно хотел узнать, как сейчас живет этот химкомбинат. Оказалось, никак. Остались руины:

 

http://ru-abandoned....om/1435962.html



#19 Wadim120371

Wadim120371
  • Пользователи
  • 18 сообщений

Отправлено 05 January 2016 - 03:03

Рассказ хороший, но ему тесно в рассказе. Очень много специфических терминов, что затрудняет чтение. Автору рекомендую расписывать в роман.



#20 Konstantin Leskov

Konstantin Leskov
  • Пользователи
  • 348 сообщений

Отправлено 05 January 2016 - 05:17

Рассказ хороший, но ему тесно в рассказе. Очень много специфических терминов, что затрудняет чтение. Автору рекомендую расписывать в роман.

 Спасибо, Вадим!

 

В продолжении истории про Анку и Эмиля (http://2061.su/forum...-umnogo-emilia/) старался снизить количество терминов.  

 

На роман у меня не хватит терпения. Могу писать много небольших  новелл, объединенных общими героями и сеттингом. К сожалению, нет опыта публикаций художественной писанины. Не знаю, интересно ли кому-нибудь это все читать, имеют ли мои сочинения коммерческую ценность и вообще с чего начать, если есть достаточно контента на сборник новелл. 





Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных