Перейти к содержимому


Спорный вопрос


В этой теме нет ответов

#1 Guest_Светлана_*

Guest_Светлана_*
  • Гости

Отправлено 05 December 2015 - 13:02

                                                  Спорный вопрос

          Сегодня у меня восемьдесят шестой день рождения. Цифра, которая раньше знаменовала глубокую старость, в 2061 году уже не являлась фатальной. Средняя продолжительность жизни уверенно подошла к 115 годам. Благодаря медицине, научным новшествам дряхлость отступила, но не ушла окончательно. Смерть по-прежнему оставалась главным мерилом жизни. Ещё с двухтысячных у меня появилась привычка в свой день рождения посещать Храм, и сегодня я не стала ей изменять. Церкви остались наземные, но появились и «парящие», так называемые «Передвижные Хрустальные Храмы», свободно перемещающиеся в воздушном пространстве. Я уже слетала в Центр, чтобы подготовиться к встрече гостей. «Боже, как хорошо, что мы отказались от автомобилей», - подумала я, обведя взглядом своё обиталище.  Шаровидные дома-капсулы вошли в обиход  лет семь назад, и сказать «быстро обрели популярность», ничего не сказать. Громоздкие многоэтажки с текущими трубами остались в прошлом.  Капсульный дом, рассчитанный на одного-двух человек, имеющий возможность передвигаться по воздуху, стал альтернативой прошлому жилью и транспорту. Правда, развивает он не очень большую скорость (для скоростных передвижений лучше пользоваться компактным «летуном»).  К слову, если бы ко мне попал человек из прошлого, то удивился бы простоте обстановки, минимализм стал девизом. Теперь его предпочитают во всём: в интерьере, одежде, общении, еде. Излишества считаются дурным вкусом. После войны многие закономерно стали придерживаться мнения, что материальные приобретения преходящи, а все богатства находятся в самом человеке. Из-за двухлетнего мирового противостояния всех против всех, произошла переоценка ценностей. У нас ввели запрет на всё, что не соответствовало Божественному закону. Люди добровольно поддержали существующий порядок, а те, кто высказались против него, переселились на другие территории планеты, осколочные места из прошлой жизни.

          Оглядываюсь назад (как в такой день этого не сделать?).  Перед внутренним взором проплывает детство-юность, одним словом молодость. Я родом из ещё благополучного Советского Союза семидесятых, когда Россия, Украина, Белоруссия, Прибалтика, Грузия, Казахстан и другие республики считались одним целым, не воевали, не выясняли отношений между собой. Всё изменила «перестройка»: перестройка общества, перестройка мозгов. Во главу угла поставили коммерцию. Союз распался. Мы оказались живущими на Украине, хотя и мама и бабушки родом из Курска, отец праздновал независимость. Независимость от чего? Тьма, серость, обнищание одних и быстрый рост благосостояния других. Мы находились в первой группе. Я как раз заканчивала обучение в школе, в комсомол уже можно было вступать по желанию. Желания не было, как и обуви, одежды и надежды на светлое будущее. Зато нас захлестнула западная культура или бескультурье, навязываемое ценность чуждого образа жизни. Я тоже попалась на эту удочку. Деньги, деньги и ещё раз деньги. Делай деньги день и ночь! Казалось, уже ничего не изменится. Но через двадцать три года с запада пришла другая перестройка – революция «достоинства».  На Украине случился «майдан», и как следствие, Президент был изгнан из страны, Крым ушёл в Россию, на Донбассе началась война.  Предчувствуя бойню, я собрала вещи, дочь- восьмиклассницу и выехала в Россию, хотя с большим удовольствием ушла бы в ополчение. Но ответственность перед ребёнком перевесила, да и Россию я считаю своим вторым домом. В глубине души я всё надеялась, что Новороссия состоится – этот символ мужества простых людей. Ещё до «майдана» я приняла решение, что лучше мне навсегда переехать в Россию, получить гражданство и право называться россиянкой. События на Донбассе только ускорили этот процесс. И вот я уже в Краснодарском крае, оформляю документы и мечтаю об объединении Россия-Белоруссия-Новороссия-Казахстан и еже с ними по желанию. Мечтаю о мощном экономическо-политическом союзе, который с лёгкость будет противостоять козням США, давлению Запада, да и любой внешней угрозе. Совпадение или нет, но союзное объединение стран «РоБеНоК» (в простонародье Ребёнок) состоялось в 20-х годах по взаимному соглашению сторон. В кои-то веки идеи добра и справедливости вышли на первый план. Я вздохнула. Когда ещё у нас так ценились: Родина, Бог, Наука и Культура, ставящая во главу угла не обнажённость  тела, а обнажённость души, когда каждый человек открыт для другого, виден насквозь со своими желаниями, мыслями, стремлениями? Ладно, хватит воспоминаний, пора гостей встречать.

          Моя давняя подруга Лариса прибыла первой. Несмотря на подтяжки лица и непрестанный уход за собой, на гладкой коже просвечивала желтизна, явный признак перехода в мир иной.

- Привет, сколько тебе натикало? – спросила она, поправляя причёску ультрафиолетового цвета.

- Восемьдесят шесть, - ответила я, слегка улыбнувшись, поскольку Лара была прилично старше меня.

- Малолетка, - махнула на меня сухощавой рукой подруга.

- Нашла малолетку, уже и внуки взрослые, столько пережито. Как раз сейчас вспоминала и Союз, и перестройку, и распад, и объединение.

- Нашла о чём думать. Мужика тебе надо. Сколько лет уже одна живёшь!

         Лара считала, что жить одной в корне не правильно, я же после смерти мужа не соглашалась на знакомства.

- Что мне нужно? Дочь с мужем, внуки, вы иногда прилетаете.

- Ой, ой, но мужчина – это же другое дело, - Лара снова провела рукой по волосам, подмигнув.

         «Одной ногой в могиле, а туда же», - подумала я, но вслух сказать не решилась. Подруга поняла промелькнувшую мысль по моим глазам, и ничуть не смутившись, ответила мне, что называется «не в бровь, в глаз».

- Любовь – это Божественное чувство, чем ближе к Богу, тем больше любви мы должны излучать.

- У меня было три официальных замужества. Неужели этого мало для пополнения чаши Любви? Венчания только не было, о чём слегка сожалею.

- Три брака бракованных было, а мужика нормального не было, - стояла на своём подруга.

- Что ты ко мне привязалась с этим мужиком? – начала я раздражаться.

- Не только привязалась, а ещё и пригласила. 94 года. Холост. Подтянут. Глаз горит Интеллектуал.

- Это у тебя глаз горит. Сама бы с ним и общалась.

- Нет. Это я тебе, в качестве подарка.

- Хорош подарок!

          Однако эта новость заставила подойти к круглому зеркальному окну и перепроверить свой внешний вид. Отражение меня вполне устроило.

- Ты же хотела обвенчаться, вот и обвенчаетесь, - не успокаивалась Лара.

- Всему своё время: для юности одно, для старости другое. В молодости не венчалась, а теперь-то поздновато будет. И вообще, мы даже не знакомы, не общались.

- Вот и пообщаетесь. Ах, время, время, времечко-о-о… Всё приходит в своё время. Ещё лет 10 вместе поживёте, поделитесь опытом жизненным, о политике поговорите, а может, и любовью друг друга одарите.

- Ладно, раз человека пригласила, не выгонять же, - прервала я монолог «сводницы», понимая, что это знакомство делалось от души, от заботы о благополучии окружающих, хоть и понималось это благополучие в таком узко-специфическом смысле.

- Что для женщины важнее, как не семейное счастье, хоть 20 век, хоть 21, хоть 22, тем более теперь, когда наше общество так совершенно?! – одновременно спросила и ответила Лара.

- Спорный вопрос, - подытожила я разговор.

- Это ты про любовь или про общество? – переспросила подруга.

            Я неопределённо кивнула, и повернулась к открывающейся двери, встречать остальных прибывших гостей, в том числе и предполагаемого жениха.





Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных