Перейти к содержимому


Фотография

Грань миров переделанная


Сообщений в теме: 12

#1 Оксана Ворожейкина

Оксана Ворожейкина
  • Пользователи
  • 40 сообщений

Отправлено 04 December 2015 - 03:47

 
Неожиданно, лихой стритрейсинг прервался малиновым перезвоном электронной системы бортового компьютера и машина плавно замедлившись, свернула совсем не туда, куда хотела Мария.
- Что за дьявольшина, - простонала лихая автоледи, тщетно пытаясь вернуть себе управление.
Но руль уже не слушался, а машина, похоже, обрела свою собственную жизнь.
- Инспекция Дорожного Движения просит Вас сохранять спокойствие, управление автотранспортным средством перехвачено ИИ ИДД. Вы превысили лимит штрафных очков. Агрессивное вождение и полное игнорирование Правил Дорожного Движения вынудили нас направить Вас на Принудительную беседу со штатным психологом Министерства Внутренних Дел. Приятной дороги.
- У-у-у, - завыла от бессилия и отчаяния несчастная девушка. От переизбытка накативших эмоций на глаза наворачивались слезы, педали тормозной системы не слушались нажатий, ключ в системе зажигания словно залип, не желая выниматься и глушить автомобиль, двери были заблокированы подлой автоматикой, даже окошки было не поднять.
Только пара обломанных ногтей, да ссадины на руках заставили её немного унять клокотавшую в душе ярость и избиение ни в чем не повинной приборной панели.
К тому моменту, как машина остановилась перед районным отделением МВД, девушка уже пребывала в жутчайшей депрессии. На сколько затянется эта беседа с полицейским психологом, она не представляла, но чувствовала – в ближайшие, по крайней мере часы, вирт, от неё закрыт наглухо. Что, с её городом за это время,  сделают проклятые сарацИны страшно было даже подумать. Все труды, все те тысячи часов, что она с любовью и старанием отстраивала, ставший уже частью неё самой, ставший таким родным город, всё пойдет псу под хвост. Все бессонные ночи над эскизами, стен, дворцов, садов и парков, домов, мастерских и храмов. И ладно бы она одна все это создавала, труд почти десятка людей, доверившихся ей и вложившихся в её город, вложивших свой талант, свою душу, через считанные часы может превратиться в груду битого, закопченного камня. Из глаз, всё таки потекли слезы.
Полицейский распахнувший дверцу её машины, когда автоматика остановила её автомобиль, быстро окинул пассажирку цепким, профессиональным взглядом. Глаза полицейского немного расширились в удивлении разглядев в салоне плачущую девушку, участливый вопрос о самочувствии остался без ответа. Быстро надвинутое на лицо забрало штатного шлема и бегущая колонка медицинской телеметрии на внутренней поверхности щитка, мгновенно выданная полицейским диагностическим сканером, развеяли, его худшие опасения. Облегченно вздохнув, полицейский снял с пояса штатный инъектор и, взял девушку за руку.
- Успокоительное, 1 кубик, - мигнувший зеленый огонек на приборе подтвердил исполнение приказа.
Короткое шипение медицинского пистолета и крохотная красная точка, появившаяся на предплечье ознаменовали окончание медицинской процедуры.
- Мария Андреевна, вы способны передвигаться самостоятельно?
Слезы уже больше не текли. Последний раз всхлипнув, девушка нажала кнопку, ремни системы безопасности, с тихим шелестом щёлкнув магнитными замками ушли в свои пазы. Кивнув полицейскому, девушка встала из развернувшегося к выходу кресла.
Нет, она не будет плакать, не дождутся, это не достойно рыцаря Храма.
Гордо вскинув голову, звонко, цокая металлом небольших каблучков девушка прошествовала ко входу в здание полиции. Встречавший полицейский оценивающе смерив ладную фигурку в развеваемом свежим ветерком легком платьице, одобрительно хмыкнул у себя под забралом и присоединился сзади почетным эскортом вышагивающей королеве.
- Мария Андреевна Ворожеева, старший дизайнер отдела Промышленного Дизайна ГУП «СтройПромАвтоматики». Хм, уже старший, а по виду и не скажешь…
" Старший социальный психолог - профессор Верман Андрей Николаевич"
Прочитала Мария гравировку на приборе с письменными принадлежностями, мысленно хмыкнув такому совпадению.
Полицейский психолог, сухонький мужчина преклонного возраста с грустными глазами вечно усталого человека, тяжело и обреченно вздохнул, оторвавшись от экрана. Девушка молча сидела, потупив взгляд в стол.
- Как же так, красивая, умная, по всему видно – талантливая девушка, так злостно нарушает ПДД? Десять автоматических штрафов, зуммер предупреждения, призыв снизить скорость на лобовом стекле! Может, расскажете, что Вас подвигло на такую авантюру? Вам же теперь 2 года воспрещено личное управление автотранспортными средствами и 80 часов общественных работ! И Вам, девушка, еще сильно повезло, что никого не сбили, не привели к порче ни чьего имущества, или не стали причиной чужой аварии.
- Автоматика следила за всем, надо было совсем уж безбашенно вести машину, что бы кого-то сбить,- попыталась оправдаться Мария.
Психолог тяжело вздохнув на такую наивную отговорку, слышимую им уже в тысячный раз, набрал что то у себя на столе.
- Вот, полюбуйтесь на статистику.
На боковой стене крупным планом зажглись изображения столбцов, графиков, статистических таблиц.
- Вы думаете, у всех них не было встроенной автоматики? 95% процентов транспортных происшествий по вине водителя, произошли с включенной автоматикой коррекции курса! Техника сильна, но не всемогуща, правила потому и написаны, что нельзя предусмотреть всех случайностей подстерегающих нас на дороге! И, что б до Вас, барышня, лучше дошло, то правила эти, в большинстве, написаны кровью, а не подлой придумкой чиновников стремящихся всё зарегулировать. Подумайте об этом, на досуге, а теперь, рассказывайте, что Вас заставило гнать так, будто за вами гонятся все черти ада?
Психолог мягко и где то даже сочувствующе, откинулся на спинку кресла, ожидая исповеди от правонарушителя.
Со стороны девушки, некоторое время не слышно было ни звука, лишь сопение и ёрзание на стуле, видно было что она, мысленно прокручивает в уме возможные варианты ответа:
- Андрей Николаевич, - не придя ни к какому решению наконец взмолилась Мария, - прошу вас, давайте  отложим на время этот наш с вами разговор. Я обещаю, что приеду к вам завтра на беседу в любое удобное для вас время. А сейчас отпустите меня пожалуйста домой. На кону судьбы тысяч людей. И они зависят от меня.
- Каким же образом ваше присутствие здесь может негативно повлиять на такое количество людей?- деланно удивился профессор.
- Вы не понимаете, если разрушат наш город, тысячи людей, в течение нескольких лет вкладывающих в него свои средства, свою душу, любовно отстраивающие его потеряют всё!
- Хм, - прищурился психолог, задумчиво покачивая головой и не сводя с девушки внимательного взгляда.
Причина сумасшедшей спешки подтверждалась - Игромания. Соответствующие симптомы были налицо: девушку едва заметно потряхивало от нетерпения, как наркомана при ломке, ухоженные, хоть и со следами недавних ссадин руки, нервно жили своей собственной жизнью, дыхание было частым, нетерпеливым, как у загнанного, или опаздывающего человека…
- Потеряют виртуальное имущество, вы хотите сказать?- деловито произнёс профессор,- По моему, для них это будет даже лучше. Они смогут наконец-то взглянуть в реальный мир и перестанут жить виртом.
- Но ведь я потеряю своих друзей - простонала Маша.
- Виртуальных друзей - уточнил профессор.
- Виртуальных? А в чём разница между общением с друзьями в виртуальном мире и в нашем так называемом реальном? Ведь точно так же я слышу голос виртдрузей, и он-этот голос такой же живой со своими оттенками, у кого-то глухой, у кого то звонкий, тихий, надтреснутый, этих людей я точно так же вижу, как видите вы своих приятелей, общаясь с ними во всенете. У них точно такие же проблемы, как и у ваших друзей. Общаясь с ними, вы ведь их тоже не видите. Так в чём отличие между вашим кругом общения и моим? В чём ваш мир реальнее моего?
- Проблема в принадлежности к миру. Если  меня завтра уволят с работы - мои друзья  останутся со мной, если я перееду в другой город - мы по прежнему будем общаться с ними. А будут ли  с вами ваши друзья - если вдруг ваша игра закроется? Вы вот сейчас сказали, что ваш город разрушится и вы с ними потеряете общий круг интересов, а значит перестанете быть друзьями...И знаете, Мария, если меня вдруг не станет, то все мои знакомые будут сожалеть именно обо мне, будут переживать, что потеряли меня, а о чём будут переживать ваши так называемые друзья, когда вас  вдруг не станет? О том, что не стало вас, или что не стало вашего персонажа в их любимой игре. И будете ли вы им интересны при отсутствии общих точек соприкосновения?
- Но ведь люди через игры и общаются и встречаются компаниями. Некоторые даже женятся.
- А встречаются и играют свадьбы они в каком мире? - иронично спросил Андрей Николаевич. И тут же сам ответил на свой вопрос, - В этом.
После непродолжительного молчания профессор продолжил.
- Знаете, в древности был такая легенда о злом джие-ифрите, который питался жизненными эманациями людей, заманивая их в свои сети обещаниями исполнить все самые сокровенные желания. Вдове обещал вернуть её погибшего мужа, матери сына, бедного обещал сделать богатым, больного здоровым. На самом деле он не выполнял их желания, он только давал им иллюзию этого, воздействуя на их мозг и высасывая из человека жизнь по капле, пока тот не умирал. После чего отбрасывал пустую оболочку в поисках новой жертвы.
Мне иногда кажется, что этот джинн существует в действительности, подстраиваясь под наш мир и эволюционируя вместе с ним. Тысячелетиями он завлекает людей в свои сети, обещая им лучший мир с помощь алкоголя, наркотиков, и вот теперь видеоигр. Люди ведь заходят в виртуальным мир по разным причинам: кто-то отдохнуть, кто-то от скуки, кто-то из любопытства, но постепенно они увлекаются, втягиваясь всё больше, в итоге проводя всё больше и больше времени в игре. И забывают, что если долго вглядываться в бездну - бездна начнёт вглядываться в них. И вот уже игра порабощает их, человек не различает грани между реальным и вымышленным миром. Не знает, где он находится. И настаёт момент, когда он оглядывается вокруг, и видит себя, выброшенного за борт этого мира, без работы, без семьи, с пропавшим здоровьем. Он понимает,  что теперь у него нету настоящего, не будет будущего, с горечью осознает, что и прошлого то у него не было. Это всё обман. А ифрит, уже подыскивает себе следующую жертву.
Маша подавленно молчала. 
- В ближайшие пол года, вход в вирт миры, для Вас, закрыт!
Девушка вскочила со стула, в глазах стояли злые слёзы, губы дрожали, а пальцы рефлекторно сжались в кулаки.
- Вы не имеете права, это тоталитаризм,  я буду жаловаться на Вас!
Профессор грустно улыбнулся.
- Мари-ия Андреевна, успокойтесь, Вы прекрасно знаете, у меня есть такое право!
А еще, у меня есть право отправить Вас на принудительное лечение от излишней игровой зависимости. Не думаю, что мы оба хотим этого.
- Фашист, - выдохнула Маша, без сил опускаясь на стул.
- Знаете, Маша, - тихо сказал профессор - у меня раньше были сомнения по поводу моей работы. Помню, после выхода закона об ограничении всенета, ко мне привезли первого нарушителя. Безного старика инвалида, во время одного из конфликтов Смутного времени, случайно залетевшим в квартиру снарядом лишившегося обеих ног, и почти всей семьи. Одинокий инвалид, всеми позабытый, он прошёл через многое, сначала много пил, потом  после создания всенета ушёл в него с головой, позабыв обо всём, жаждущий хоть там обрести  какое-то подобие былой жизни. Соцработник, навещавший его раз в неделю, однажды обнаружил его полумёртвым, рядом со сгоревшим пиратским виртом, которые тогда ограничивались одним шлемом с перчатками. Его смогли откачать в больнице, и привезли ко мне. Я не знал, с какими словами подойти к нему, и как объяснить этому несчастному, что то подобие прежней насыщенной жизни, которую он обрёл во всенете, отныне должно быть забыто им.
Профессор замолчал  и некоторое время смотрел перед собой.
- Я тогда часто был приглашён на различные международные конференции. Где мои коллеги из демократических стран, - профессор иронично хмыкнул, -  постоянно мне высказывали, свою озабоченность, нарушением целого букета неотъемлемых прав и свобод гражданина: вроде свободы принимать наркотики, свободы эвтаназии, неограниченной свободы игры во всенете, вплоть до смертельного истощения организма и еще целого букета прав и свобод. И ты знаешь, почему у них столько разрушающих человека свобод? Им плевать на людей! Пока у тебя есть деньги, ты можешь, как хочешь изгаляться в саморазрушении как души, так и тела, никто тебе слова не скажет, если ты, конечно, не нарушаешь личных границ другого гражданина. Психиатрические клиники Запада, полны такими свободными индивидами под завязку. Теми, кто дошел до предела, но всё еще жив, если такое состояние, можно назвать жизнью. И Западная психиатрия, пользуясь государственными субсидиями, делает неплохие деньги, на «лечении», - профессор выделил голосом это слово, что бы до девушки лучше дошло. – Только знаешь, что это за лечение? Пациента, постоянно пичкают разными психотропными препаратами, что бы вел себя спокойно, иногда, проводят эксперименты, а зачастую, просто подключают такого ко всенету. Тебя это удивляет? – заметив реакцию девушки, деланно удивился психиатр. – Ничего удивительного. Под химией, или в вирте, пациент доставляет меньше хлопот. И кому какое дело, что он от этого, может быть, быстрее загнется. Всем плевать, свободный человек, имеет право свободно сдохнуть под забором свободного общества, лишь бы не вонял и не гадил тебе на лужайку! Это на Западе! А у нас, всё по другому! Нам не плевать, как живут, развлекаются, что едят наши люди, где и как работают! Человек, для нас, не экономическая скотина, подверженная лишь своим прихотям и желаниям, а творение Божие, созданное что бы познавать и творить, постигать этот мир, раздвигать границы непознанного приближаясь к Творцу, проживать жизнь в радости творения и познания, даря радость и счастье близким.
Да-да, Мария Андреевна, именно так, не смотрите на меня с таким удивлением. Даром что Союз называют безбожным, но в нас, куда как больше сохранилось истинных христианских ценностей, под которыми не колеблясь подпишутся и большинство коммунистов. Бог, это если хотите, персонификация той морали и нравственности, которую мы несем в себе и завещаем детям. И эта мораль, не позволяет нам проходить мимо, когда наши близкие люди страдают или подвержены какому недугу.
- Посмотри, Маша - с этими словами профессор вынул из кармана руку с зажатой в ней небольшой вещицей.
- Это резная фигурка из дерева изображающая меня. Она была сделана тем самым инвалидом - моим первым пациентом. Я тогда сумел ему помочь. Сумел ему доказать, что и в этом мире он нужен. Он когда то был хорошим столяром, и вот вернувшись к своему делу он стал вырезать фигурки, даря их соседским мальчишкам на память. Однажды, его фигурки увидел один известный человек и заинтересовался его талантом. Теперь Иван Фёдорович признанный мастер. Его скульптуры находятся в лучших музеях мира. Но ту, самую первую фигурку вырезанную им, я до сих пор ношу с собой как талисман.
Профессор поставил статуэтку перед девушкой, давая разглядеть деревянную фигурку. Девушка взяла её в руки. Первый пациент и правда был талантлив. Он сумел необычайно точно передать грустную улыбку профессора,  его глаза, немного усталые и добрые. Девушке стало немного неловко перед профессором.
Забрав статуэтку, он продолжил.
- А ты Маша, чем хуже инвалида, неужели у тебя нет больше интересов в жизни, чем заниматься тупым мечемашеством в виртуале? Ты же молодая, красивая, в таком возрасте с парнями нужно зажигать, творить в реале, тем более профессия у тебя, более чем творческая – дизайнер, а ты гробишь себя в вирте! Практически всё свободное время там!
Разговаривая с девушкой, психолог вернулся за стол.
- Дизайнер? Ха, - девушка хмыкнула с явно слышимой горькой иронией. – Эргономика и психокомфорт рабочего места промышленного рабочего металлургического, металлообрабатывающего или робоконвейерного производства. Эргономика и дизайн промышленного оборудования и инструмента. Обрыдло!
Вы видели, какой город мы построили в вирте? С нуля! Чего это нам стоило и сколько, вы хоть представляете?
Психолог, внимательно наблюдавший за эмоциями девушки, мягко кивнул, когда их взгляды на секунду пересеклись.
- Ну почему же, я консультировался с дизайн студиями и представляю, сколько это стоит и по времени и по стоимости. Но одно дело творить, виртуальные красоты и совсем другое, жить там. А вы, Мария Андреевна, регулярно нарушаете правила посещения виртреальности! Напомнить вам, разрешенное  время непрерывного нахождения в виртреальности?
- Пять часов, я прекрасно помню и не нарушаю его, - насупилась девушка отводя взгляд.
- О-о-о, - погрозил ей пальцем профессор с обличающей улыбкой. – Пять часов, это для людей, чья работа не связана с профессиональной необходимостью нахождения в вирте! Напомните ка мне, сколько разрешенных часов вирта помимо работы у Вас есть?
Девушка насуплено молчала, возразить было нечего.
- Два часа в рабочие дни и три в выходные, не более! – не дождавшись от неё ответа, озвучил правила профессор. – А у Вас, Мария Андреевна, за последний месяц, среднее время пребывания в вирте – 4,8 часа. Что вы можете сказать в своё оправдание?
Девушка подавленно молчала глядя в пол.
- По комплексу выявленных правонарушений и учитывая явные нарушения психосоциального поведения, вам, девушка, светит минимум неделька психореабилитации в специализированной клинике! – Жестко подвел итог полицейский психолог. – Имеете что сказать?
Маша насуплено молчала. Сражаться за свою свободу уже не было никаких сил, внутри, словно всё перегорело и наступила убийственная апатия. Если для неё на пол года закрыт вирт, то всё остальное бесполезно, неделя, месяц в клинике, какая разница, город будет разрушен и стерт с лица земли. Все труды пойдут прахом…
Профессор долго молчал изучая лицо девушки и напряженно думая. Наконец, не дождавшись никакой реакции, он устало вздохнул.
- Вижу, сейчас вы уже не способны воспринимать здравые мысли, езжайте ка домой, выспитесь, отдохните, на работу я сообщу, что вы заболели. И подумайте хорошенько о сегодняшней беседе!
На лице девушки проступило едва заметное удивление и пропало. Поднявшись со своего места, она скупо попрощалась с полицейским психологом и вышла из кабинета.
Профессор, некоторое время задумчиво сидел глядя на закрывшуюся дверь, наконец, что то решив про себя, провел рукой по лицу стирая усталость и занялся работой повернувшись  к монитору.
Но, долго ему побыть в одиночестве не дали, открылась дверь и в кабинет зашел полицейский офицер, на погонах вошедшего красовалась пара звезд на двух просветах.
- Я думал, вы её таки оставите, на какое то время для вдумчивой реабилитации в клинике! – выразил своё недоумение он. – Как вообще прошла операция?
Профессор еще с пол минуты сосредоточенно что то выправлял у себя в мониторе, но наконец, завершив свои манипуляции звонким щелчком по консоли, облегченно вздохнул и поднялся навстречу офицеру.
- Добрый вечер Петр Сергеевич, - пожав крепкую руку, поздоровался он. – Операция прошла ожидаемо успешно, прогнозы подтвердились на целых 92%, растем! Сотрудники завершают уже беседы с последними горемыками, так что, окончательный вывод будет сделан скорее к утру, но то, что есть, уже обнадеживает. 117 человек по Союзу, стадия госпитализации потребовалась всего двоим.
- Хм, - кивнул полицейский, - мне показалось, эта особа тоже, несколько не в себе, не устроит глупости, вы уверены?
- Ну, сто процентной гарантии от глупостей не дает даже камера строгого режима, как и смирительная рубашка… Но, я склонен думать, это не тот случай!
Профессор завел руки за спину и заходил по кабинету. Видно было что он не против немного выговориться, поделиться достижениями, тем более что офицер, как ему было известно, остается на ночь на дежурство и тоже не прочь пообщаться в преддверии скучной ночи (во всяком случае, полицейский очень надеялся, что ночь будет скучной).
- В этот раз шерстили «Орифламму» псевдосредневековая вирт –онлайн игра, европейская поделка, но довольно много наших соотечественников подсели на неё. Конкретно БВ кластер, то бишь – Святую Землю с сопредельными странами. Крестоносцы, рыцарские ордена, бесконечные войны с сарацинами, ассасинами, монголами и прочим воинственным людом – романтика… Так то, процентов 90 наших обретается в РУ кластере, за такими следить и воздействовать куда проще, почти все свои и точка приложения усилий ограничена, число сотрудников программы всё таки не беспредельно! В общем, определили ареал, собрали досье на местных игроманов и устроили кризис, что бы не гоняться за каждым в отдельности, удар вражеских армий в рабочее время. Знали бы вы, чего это нам стоило! Византийская интрига! «Сарацинские» хлопчики и не знают, по чьему наущению там замес так резко вспыхнул. 98% из предполагаемых игроманов, как и ожидалось, клюнули и рванули, сшибая дорожные знаки в бой! 92% сделали это грубо и были препровождены для бесед со штатными психологами. Результат – долговременное ограничение вирта и разной степени тонкости, меры ресоциализации потеряшек.
- Как то это не совсем честно, - осмысливая нарисованный масштаб операции, потер подбородок офицер.
- А что делать? Бросить их один на один со своими проблемами? Это как, честно, этично? Оставить их самих с собой, они ж в вирте не от хорошей жизни зависают, они там, фактически живут! Ладно там, когда человек четко разделяет игру и жизнь, когда игра, это лишь один из вариантов свободного времяпровоздения, а когда это превращается в манию и всё свободное время уходит в игры, это уже проблема и не только самого игромана. Они бегут в игру от жизни. Разрушаются семьи, страдает работа, подрывается здоровье, да и сами игроманы страдают от своей болезненной привязанности, некоторые даже хотят, а не могут бросить, хотя, большинство и не сознает своих проблем, так, только чувство постоянно дискомфорта от реальной жизни. Тут недалеко и до суицида. За границей случаи нередки, у нас, слава богу, пока удается вовремя купировать проблему, вот, для этого и существует наша программа!
Профессор нахмурился смутившись собственной горячности и вернулся к себе за стол.
- Интересно и как вы собираетесь реабилитировать конкретно эту особу, вернуть её в общество, как полноценную единицу? По виду, производит впечатление очень неуравновешенной, я бы такую, для профилактики, на сутки закрыл под наблюдение.
- Всё бы вам закрывать людей! – уже успокаиваясь, проворчал психолог. – Тоньше надо работать, это всё таки не преступники. Наблюдали нашу беседу?
- Отчасти, других забот хватало, – признался офицер. – Доставили тут одного интересного субчика… Хм, впрочем, ваша история куда интереснее, я весь внимание, как происходит излечение таких непростых экземпляров.
Профессор понимающе кивнул.
- Девушка уже была в нашем досье, вычислить её не составило труда, достаточно было измерить время её пребывания в вирте, дальше подключились аналитики. В общем то, её случай банален до безобразия! Классический набор: несчастная любовь, творческие амбиции на фоне рабочей рутины, ну и еще ряд мелочей, вытекающих из этого набора. Решение проблем в реале, она заменила игровым суррогатом. Считать её буйной, нет никаких оснований, если вы этого боялись.
Полицейский задумчиво хмыкнул, вспомнив в каком виде её доставили.
- И как же вы собрались лечить её несчастную любовь, а тем более творческие метания?
Профессор с сомнением посмотрел на офицера, взвешивая возможную степень своей откровенности, всё таки, данный вопрос затрагивал уже личные аспекты жизни пациента…
- Андрей Николаевич, я могила, - правильно поняв колебания профессора пообещал офицер.
Профессор как то непонятно хмыкнул и пояснил.
- Главный принцип – не навреди! Воздействие должно быть тонким и незаметным. Пациент может подозревать наше вмешательство, но точно о нем знать, не должен, иначе может включиться психологическая функция противоречия. Всё должно происходить, как бы само собой, благоприятным стечением обстоятельств, это наиболее комфортно для человека и не вызывает отторжения, а значит и успех лечения вероятнее. Помещение в стационар, это уже самая крайняя, вынужденная мера, так как слишком сильно травмирует психику, а нам нужны здоровые личности, а не инвалиды! Рубец от этого события, останется на всю жизнь, даже после излечения.
Разволновавшийся профессор, снова встал из за стола и заходил по кабинету заложив руки за спину.
- В данном, конкретном случае, всё оказалось даже проще, чем мы рассчитывали. У девушки с её парнем случился разрыв на базе их общей профессиональной деятельности, он, правда - архитектор, она – дизайнер, но профессионально эти сферы тесно переплетаются в определенных условиях. Оба пытались войти в группу нового Градостроительного проектирования, Согдианабад на краю Кызыл-Кумов, был первой ласточкой, помните какой получился шедевр? За ним, стартовала уже расширенная программа комплексной перестройки старых городов и строительства новых, конкурс в команды Генеральных архитекторов был бешеный. Он прошел, а ей не повезло. Как следствие – размолвка. Да еще, ему пришлось уехать в Туркестан, девочка тяжело пережила это расставание, произошедшее не в самых благоприятных обстоятельствах. На лицо – комплекс и уход в себя. С парнем, у нас уже был разговор, он по прежнему любит её и искал возможности исправить  отношения, мы лишь самую малость помогли, возможно, он и сам бы, вскоре справился, просто мы удачно подвернулись.
- Ох и туману вы напустили Андрей Николаевич, вроде и рассказали и ничего конкретного, прямо как детектив читаю, - улыбнулся офицер.
Профессор виновато развел руками
- Что поделать и это еще один из самых простых случаев. Можете себе представить, как приходится изворачиваться, что бы разрешить действительно сложные?!
- Да уж, Вам Андрей Николаевич не позавидуешь. По мне, так проще закрыть на денек сложного пациента в камеру, под наблюдение, или на койку, прокапать успокоительного…
Лицо профессора закаменело, а взгляд стал неприятно колючим. Офицер сам не заметил как поднялся со стула и вытянулся в струнку. Долгую секунду, профессор сверлил полицейского задумчивым взглядом, а потом, непонятно дернув щекой отвернулся. Подполковник почувствовал как сразу стало легче дышать, но бисеринки пота выступившие на лбу ясно дали понять, сколь неприятной была эта секунда.
Психолог, снова тяжело вздохнув и заходив по кабинету, прокомментировал своё неудовольствие.
- Понимаете, Петр Сергеевич, проще, не значит лучше! И вы и я, работаем с людьми, в первую очередь с людьми, а не абстрактными правонарушителями, какими бы злостными они не были. И наша с вами первейшая задача, не карательная, хотя и её избегать нельзя, а социально-врачебная! Да-да, и у вас тоже. Отсечь зараженный орган, дело нехитрое,  как и засадить социально опасный элемент, за решетку, а вот вылечить его, вернуть к полноценной жизни вот это – достижение! А резать и отсекать, прекрасно способен и роботизированный хирургический комплекс, как и выносить приговоры – умная судебная программа помнящая все правила и законы. Для чего тогда нужны мы, люди?
Из районной управы МВД, Мария вышла уже поздно вечером, практически – ночью. Всё рухнуло, сил, даже плакать уже не было. На автомате загрузившись в свою Ладу-Инвесту, девушка тусклым голосом отдала короткое распоряжение – Домой. Умная машина сама опоясала её ремнями безопасности и соблюдая все правила дорожного движения с комфортом доставила хозяйку к подъезду и, не получив больше никаких распоряжений, постояла с минуту перед входом в здание и решив задачу выполненной отправилась на свою стоянку в соседнем здании многоуровневой парковки.
Доступ в вирт был намертво блокирован, металлический браслет тонкой красивой змейкой опоясавший запястье, напоминал теперь, о неусыпном наблюдении. Чувство полной апатии, снова накатило с удвоенной силой. Коммуникатор молчал, да она сейчас уже и сама не хотела никого слышать. Как теперь смотреть людям в глаза, тем, кто верил и надеялся на неё?!
Она сама не помнила, как добралась до своей кровати, как, не раздеваясь, провалилась в сон.
Утро встретило её противным жужжанием коммуникатора, кто то давно и настойчиво домогался её внимания.
Глянув кто это, она болезненно скривилась и откинулась обратно на подушку, говорить со звонившим совсем не хотелось.
Мелодичный перезвон, возвестил о поступлении голосового сообщения. Вздохнув, Маша активировала запись.
- Маша, срочно ответь, это Эдмон Мифриловый щит, срочная новость: Город мы отстояли, это просто чудо, но у нас проблема, куча народа в длительном отрубе! – зачастил торопливо молодой голос. – Но не это главное, Орден  Госпитальеров предлагает купить наш город за реал, ты понимаешь РЕАЛ! Срочно выйди на связь, хоть через комп, в ограниченном режиме, народ ждет твоего решения, у тебя решающий голос! Ма-а-аша, это шанс, раз в сто лет такой выпадает, ответь!
Сонливость как ветром сдуло. Город, её город цел!
Девушка бегом кинулась включать компьютер.
На мониторе развернулась панорама сильно закопченных, местами, крепостных стен, сбитые зубцы и свежие щербины в каменной кладке, измочаленные в хлам ворота, но над городом по прежнему гордо реяли знамена их клана. Слёзы радости выступили на её глазах, город уцелел!
- Бриенна, я вижу ты в сети, ответь, у нас новость!
- Привет Рич, я в курсе, но без подробностей. Меня заблокировали на пол года.
- Ха, у нас почти половина таких, про тебя мы тоже подозревали, значит совсем дело  швах.
Маша недоуменно замолчала, в голове метались мысли, а соклановец продолжал.
- Госпитальеры предложили хорошую цену за город, реал, вчера мы отбились, но с большим трудом, буквально чудом: рутенийская дружина знатного князя – привет с Родины, паломники по Святым местам, вооруженные до зубов держали путь мимо и Киликийские армяне царя Тиграна, большой отряд вписались за нас! Но мы только отогнали сарацин, на большее сил не было. Поняв, сколько у нас сил, они вернутся и раскатают город в щебёнку, а лимит на чудеса уже исчерпан! Если не продадим, вообще в полном пролете!
Мысли еще сильнее заметались в голове.
- Думай быстрее, время ограничено, орденцы пригрозили, если не согласимся на их условия, перекупят город у сарацин, они уже знают о нашей проблеме! Большинство уже проголосовало, но у тебя одна из самых весомых долей в городе, ждем только тебя!
Маша зажмурилась лихорадочно соображая. Продать город, её детище, ну хорошо, не её одной, но с таким трудом отстроенный, выхоленный и взлелеянный? Но и не продать, в сложившихся условиях, тоже было нельзя – город будет разрушен! Коварные союзники не придут на помощь, они решили поиметь с их несчастья свою выгоду.
Со стоном в сердце, Маша нажала продать.
Из динамиков посыпался звон отнюдь не виртуального золота упавшего на её счет, её клановая доля.
На экране старые стяги поползли вниз по флагштокам и на их место, тут же взметнулись новые, с крестами…
Вырубив монитор, сил смотреть, как над её городом развеваются чужие знамена, не было, девушка расслабленно откинулась на спинку кресла.
В душе боролись противоречивые чувства и облегчение от сравнительно благополучно разрешившейся драмы с городом, и лёгкая грусть, от потерянного творения. Чем заняться, было совершенно непонятно. Раньше, она не раздумывая напялила бы вирт костюм и погрузилась в игру, но ближайшие пол года, ей это счастье не грозило. Еще, немного грело душу денежное вознаграждение за продажу города, сумма оказалась неожиданно приличной. Пройтись по магазинам, в кино? Она совершенно не представляла что сейчас идет в кинотеатрах.
Неожиданный вызов прервал праздные мысли, звонил шеф. Обреченно вздохнув, Маша ответила на вызов.
- Доброго дня Маша, ты как, сильно занята? – от приветствия сразу перешел к делу шеф.
- Н-не очень, - всё еще не зная как реагировать и вспоминая, под каким соусом мог её на сегодня отмазать от работы полицейский психолог о котором он даже забыла думать, так лихо всё закружилось в этот день.
- Отлично, тогда подъезжай после обеда в контору, тут наметилась одна интересная командировка, выбрали тебя, но для окончательного решения, руководитель группы хочет с тобой поговорить. И да, это важно!
- Хорошо Борис Владимирович, буду, - пролепетала Маша.
- Ждём, не опаздывай!
На работу, Маша приехала демонстративно на пассажирском сиденье, вызвав неподдельное удивление свидетелей такого казуса. Инвеста, высадив пассажирку отправилась на стоянку, а Маша прошествовала в здание Офиса. Там, её сразу направили в проекционный зал.
Миновав широкий тамбур и туманную голозавесу на входе, девушка замерла. Мысли о сдвиге в мозгу, были первыми, после того, что она увидела.
Перед ней расстилалась сухая, каменистая поверхность Ярмарочного поля лежащего перед Южными воротами ЕЁ города, горячий пустынный ветер гнал над землёй лёгкую пыльно-песчаную позёмку, по яркому, южному небу плыли редкие облачка. Парил высоко в небе, широко расставив крылья орел, нарезая большие круги над городом.
- А вот и Мария Андреевна, - услышала девушка голос шефа и только после этого, обратила внимание на группку людей ожидающих её перед воротами. – Прошу любить и жаловать, очень перспективный дизайнер. – Отрекомендовал её шеф.
- Леонид Игоревич Ласточкин – Главный архитектор Архитектурно Строительного главка. – представил шеф высокого и какого то всклокоченного что ли, как создалось впечатление у девушки, мужчину средних лет, впрочем, вполне заурядного с виду: высокий, синие джинсы, голубая рубашка, аккуратная прическа и пронзительный колючий взгляд льдисто серых глаз подмечающий всё до мелочей и вежливая улыбка на губах.
- С моим сотрудником, как я понимаю, вы уже давно знакомы, поэтому, перейдем к делу. Показывайте свои вирт творения. Дмитрий!
- Привет Маша. – Как ни в чем не бывало, приветствовал её Он. Лишь немного смущенная и чуть виноватая улыбка  озарили Его лицо и вот, он уже перешел к делу.
Умело работая с пультом, сотрудник Главного архитектора переместил их группу к надвратной башне города, заставил ленту городских стен пробежать мимо, переместил в сам город, где со знанием дела комментировал архитектурные изыски городских кварталов, пояснял где надо, отвечал на вопросы своего шефа, кто именно проектировал и оформлял данный ансамбль, для чего служат те странные сооружения и так далее и тому подобное.
Маше же, на протяжении почти всей экскурсии оставалось лишь кивать, да поддакивать глазея больше не на разглядываемые шедевры архитектуры, а на Него. Замечая её настойчивый взгляд, Он лишь слегка, виновато хмурился или, столь же виновато, улыбался от чего её сердце, непонятно почему, начинало учащенно биться. Встречаясь же с ним глазами, Маша подчеркнуто хмурилась в ответ.
Наконец, Глав. Архитектору надоела эта молчанка главной виновницы данной экскурсии и он, обратился уже непосредственно к девушке.
- Так, барышня, а вы, почему всё молчите, да отделываетесь невнятными междометиями? Это Ваш в конце концов город, или Дмитрий Иванович, - архитектор кивнул на своего сотрудника, -мне тут лапшу на уши вешает?
И не давая Маше ответить, сам же и продолжил.
- Вижу, город спроектирован неплохо, очень неплохо и архитектурное наполнение вполне соответствует эпохе и стилю. Немного помпезно, но для нас, это даже и лучше, все таки не в средневековье живем, можем себе позволить. В общем,  мне нравится, мы вас берем в команду. Но учтите, не знаю, что у Вас там за шашни с Димой, но если вы схалтурите, по шапке получит именно он, так и знайте и ты Дмитрий, не лыбься, а заруби это себе на носу! Всё, этот вопрос решен, выправляйте здесь бумаги и к нам, в Главк. Дима, объяснишь своей подопечной, что и как, а у меня еще на сегодня дела…
Скорость с которой всё произошло, совершенно ошеломили Марию, она и не заметила, как они с Димой остались вдвоём. Осознав наконец этот факт, девушка обернулась к нему рассерженной фурией и сжав кулачки, напустилась на того, за подчеркнутым возмущением пытаясь скрыть совсем другие чувства клокотавшие в груди.
- Трус, предатель, шпион, - сопровождая каждое обвинение ударом в грудь, негодовала Мария.
Очередной замах оказался перехвачен в воздухе, резкое движение и вот он уже прижал её к себе и заглядывая в глаза, просто сказал:
- Маш, мне тебя так не хватало, может, прекратим эту вендетту?
Эти таки простые и теплые слова, мгновенно остудили её запал, неистовый порыв  увял, она заставила себя снова заглянуть ему в глаза и поняла, что не хочет, что бы он снова куда то уходил, наоборот, хочется плотнее прижаться к нему и не отпускать. И еще, стало стыдно, за свою, уже старую и глупую обиду. В носу как то странно защемило, а в глазах стала формироваться сырость. Маша уронила голову ему на плечо, что бы скрыть слёзы.
- Давно ты следишь за мной? – что бы сказать хоть, что то и стараясь не сильно демонстрировать свои чувства, прошептала она.
- Давно! Я был не в топе клана, что бы ты меня не узнала, появлялся не часто.
Девушка помолчала.
- А что это за проект, куда ты меня подписал?
- Ты что, не в курсе? – искренне удивился Дмитрий. – Ты же сама мечтала в него попасть! Проектирование и строительство новых городов в Туркестане! Проекты всесоюзного значения: Маверанабад и Маргианаполис, Сакианополь и Хорезмпур. Лучшим, отдадут вообще Китежград в России!
Девушка нахмурилась, от не слишком приятных воспоминаний. Почувствовав её эмоции, парень немного отстранив её от себя, заглянул в глаза.
- Прости что напомнил, тот случай, но кто то из нас, должен был воспользоваться подвернувшейся удачей. Я каждый день искал возможности подключить тебя в группу, ты просто не представляешь, как это сложно и сколько желающих в неё попасть.
Девушка приставила к его губам пальчик, заставив замолчать.
- Давай поговорим в другой обстановке…
Профессор Верман оторвавшись от очередного аналитического доклада, с усилием помассировал переносицу возле глаз. Работа с прошлого вечера в его отделе кипела не переставая и не прерываясь ни на минуту, отдельные сотрудники уходили на отдых, другие заступали на их место, но он, как руководитель, обязан был контролировать процесс  лично, по крайней мере, в первые три дня.
На мониторе замигала пиктограмка. Профессор поспешно ткнул в неё курсором. На экране развернулось изображение маленького уютного кафе где то в парке, во всяком случае, небольшие столики почти всюду затеняли ветви деревьев. За одним из столиков сидели двое и о чем то оживленно беседовали. Мужчина что то возбужденно рассказывал, дополняя рассказ жестикуляцией, девушка улыбалсь и временами даже смеялась касаясь рукой его руки.
Профессор довольно улыбнулся, бросил взгляд на соседний экран с выведенными, только ему понятными графиками, диаграммами и таблицами, удовлетворенно кивнул и набрал какую то команду на клавиатуре.
В маленькой уютной кафешке в тенистом парке, у девушки внезапно расцепился металлический браслет на руке и упал в траву.
- Ой, кажется сломался, - удивилась Маша, поднимая с земли металлическую змейку.
Профессор, еще несколько секунд понаблюдал за интересующей его парой и грустно улыбнувшись, отключил трансляцию. У этих двоих, всё уже было в порядке, простой случай, простые решения, но не у всех всё было так просто и за них, еще следовало побороться!
Профессор еще раз тяжело вздохнул и снова углубился в работу…


#2 Оксана Ворожейкина

Оксана Ворожейкина
  • Пользователи
  • 40 сообщений

Отправлено 04 December 2015 - 03:48

Версия 2.

Мария быстро вела свою Ладу-Инвесту, до предела выжимая из неё все заявленные заводом четыреста лошадиных сил, специальное кресло помогало переносить перегрузки, неизбежно возникающие на такой скорости, и только при резком перестраивании в другой ряд внутри живота неприятно ёкало. Мощный инвестовский двигатель без особых усилий обходил остальные машины, оставляя позади недоумённые и немного испуганные лица водителей, ехавших на стандартной скорости автопилота.  Автонавигатор  непрерывно мигал красной надписью предупреждая свою владелицу об опасности столь значительного  превышения скорости, стоявшие на каждом повороте охранные камеры фиксировали нарушения и автоматически списывали сумму штрафа с её банковского счёта. 
Но Мария ни на что не обращая внимания, только крепче сжимала руль и, напряжённо глядя перед собой, мчалась на предельной скорости, срезая через дворы пробки города. Несмотря на постоянный ввод всё новых и новых автомагистралей полностью избавиться от этого бича больших городов Москве так и не удалось. Да и то, что три года назад её провозгласили столицей нового СССР только усугубило проблему.
 Вот в очередном дворе бортовой тепловизор резко бросил машину в сторону, объезжая старушку,  и Мария больно прикусила себе губу, почувствовав как стекает капелька крови. Но сейчас ей было не до таких мелочей. На данном этапе были дела поважнее.
 Надо было быстрее попасть домой ко всенету, в которую эволюционировал постепенно интернет в начале двадцатых годов после революционного скачка в мире игровой индустрии. К тому времени доходы  игровых кампаний существенно  превышали иной годовой бюджет средней страны и инвесторы не могли этого не заметить. В игровую индустрию начали активно вкачивать немыслимые средства, и отдача не замедлила себя ждать . Новинки выходили всё быстрее и быстрее, с каждым разом всё сильнее удивляя людей, которые казалось бы в век нано-прогресса уже ничему не привыкли удивляться.
 Но разработка экзокостюма виртуальной реальности ( или ЭВР ) в буквальном смысле изменила мир. Грань между реальностью и виртуальностью стёрлась. Расстояние больше не являлось препятствием. Отныне можно было пригласить девушку из другого конца земного шара на прогулку по  Елисейским полям, взглянуть с нею на звёздное небо с вершины пирамиды Хеопса, и даже поучавствовать в знаменитом бразильском карнавале. Объём возможностей, которые предоставлял экзокостюм был поистине огромен. Обычные соцсети, связывающие мир своей паутиной канули в лету, а интернет в итоге преобразовался во всенет. 
Мир помимо разделения на государства ещё разделился и на параллельные миры, где особую популярность приобрели миры Танкистов, Толкиенистов, и Средневековья; в  общей сумме в этих мирах виртуально проживало более 80% населения земного шара.  Нередки были случаи, когда закадычные друзья в одном мире были заклятыми врагами в другом. 
В один из этих миров всенета и торопилась Мария, после того, как на её айпад десятого поколения пришла космоэска о нападении сарацинов на город, находящийся под её протекторатом. Нападение было тем более подлым, что мирный договор с сарацинами был заключен всего год назад. И хотя в последнее время дозорные регулярно доносили о разведгруппах сарацинов нарушавших границы и вступавших в схватки, нередко заканчивающиеся трагически, Маша предпочитала закрывать на это глаза, списывая всё на происки врагов, коими являлись соседние государства альянса Англотранс, желающие столкнуть её с сарацинами и развязать между ними новую войну, дабы ослабить оба их государства. 
Но в этот раз похоже всё было по другому, всерьёз, иначе бы её не стали беспокоить в рабочее время. Маша привыкла доверять своим инстинктам, и поэтому, просмотрев тревожное сообщение, тут же отпросилась с работы, и помчалась домой, уже в дороге по космосвязи вызвав правителей соседних дружественных городов и попросив их о помощи, которую те пообещали немедленно предоставить и выслать на подмогу войска. Но до прихода подкрепления ещё надо было продержаться. Вбежав в квартиру , и на ходу сбрасывая обувь, Маша стала поспешно одевать экзокостюм, одновременно активируя его.
Очнувшись через несколько секунд в теле средневекового рыцаря в серебряных доспехах Бриенна, а именно так звали в этом мире Марию быстро проверила свою экипировку и сходу запрыгнула на верного Буцефала. Конь нетерпеливо ржал и рвался в бой, предчувствуя жаркую битву, и, как только ощутил на себе тяжесть седока, тут же стремительно рванул вперёд, направляемый твёрдой рукой. Гвардейская стража радостным криком встретила её появление и устремилась вслед за ней. А Бриенна мчалась туда, где раздавался звон мечей, и где судя по всему кипела нешуточная битва. 
 Выехав к восточным воротам, Бриенна сходу оценила ситуацию, и поняла, что всё ещё хуже, чем казалось с самого начала. Предчувствие её не обмануло, ибо такого количества врагов она ещё не видела. Стена была пробита, и оттуда как тараканы лезли сарацины, размахивая своими кривыми саблями. Крестоносцы упорно защищались, но их было слишком мало, на одного приходилось как минимум 5-6 противников, сковывавших их боями и медленно, но уверенно теснивших их от пролома к городским кварталам. Лучники с башен градом стрел осыпали нападавших, но их это казалось только раззадоривало.
 Бриенна поняла, что надо срочно что-то предпринять и выкрикнув призывной клич, подняла верх свой меч, прозванный "верный клятве". Меч ярко сверкнул на солнце, и возле неё стали вставать в ряд верные гвардейцы. И тут... 
Маша очнулась в комнате и недоумевающе огляделась вокруг, не понимая, что произошло. Экзокостюм висел на ней безжизненной тряпкой,жалобно мигая красным огоньком. Повернув голову, она бросила взгляд на часы. Черт, так и есть. Время в виртуальной реальности пролетает незаметно. И после того, как участились случаи смерти пользователей всенета от истощения, советская власть ввела закон ограничиваюсщий связь  до пяти часов в сутки. Всё стало на свои места, у костюма сработала защита и автоматически прервала связь.
Выругавшись в сторону советского правительства, запрещающего своим гражданам портить своё здоровье как им вздумается, Маша стала лихорадочно думать, что же делать дальше. Там, в другом мире, виртуальном, но от этого не менее реальном, люди ждут её помощи, надеются на неё и она не может их подвести. Они верят в неё.
Решение пришло само собой. Поднявшись с дивана, она подошла к шкафу, и воровато оглянувшись,  достала из потайного отдела  пиратский ЭВР, приобретенный ею на черном рынке за бешеные деньги, и отличающийся от обычного костюма взломанной системой охраны. Связь через него была не бесперебойной, но другого выбора не было.
Маша подключила ЭВР и вошла во всенет. Она не привыкла подводить людей. И сейчас она будет со своим народом до конца. 
Сарацины тем временем уже окончательно прорвали оборону и прорвались к жилым кварталам, громко ликуя и крича от восторга, предвкушая скорую победу. И тут на них как гром с ясного неба свалилась Бриенна со своим отрядом, обошедшая их с фланга и  ударив им в тыл  отсекая прорвавшихся сарацинов от основной группировки. Неожиданный удар ошеломил их. Крики торжества сменились воплями отчаяния и ужаса.
Крестоносцы же, почувствовав поддержку, наоборот, ободрились и с удвоенной энергией ринулись на врагов, криками подбадривая друг друга и благодаривших свою предводительницу за столь своевременную помощь. Сама же Бриенна окинув взглядом поле битвы сходу вломилась в самую гущу схватки, сокрушая всех и вся на своём пути, изливая всю свою ярость на врагов, раздавая удары мечом налево и направо и топча конём упавших противников. Выбрав краткий миг передышки, воительница увидела, что слишком увлеклась боем, верные гвардейцы остались далеко позади и она  окружена. Подняв меч и приготовившись отбиваться от наседавших на неё со всех сторон сарацинов, Бриенна увидела, как силуэты их стали расплывчатыми, постепенно теряя очертания они превращались в дым...
Дым сгоревшего переходника першил в горле и поневоле заставлял слезиться глаза. 
Мужской голос размеренно говорил:
- База, Сокол 312. Использование пиратского вирта. Требуется помощь штатного психолога. 
Выслушав ответ, этот же голос  обратился к Маше.
- Гражданка Ворожеева. Вам придётся проехать с нами. Выдано направление на сознательную психологическую консультацию.
Почувствовав как крепкие руки поднимают её, Маша рванулась прочь, безуспешно пытаясь вырваться. 
- 1 Кубик стеломазина, - произнёс державший её, и очнулась она уже в полицейской машине. Осознав, что в ближайшее время она не сможет помочь в обороне своего любовно выпестованного города Маша впала в буйство. Она неистово кричала, ругалась, царапала двери и стекла, но кроме ссадин на руке да пары сломанных ногтей ничего не добилась.
Заведя нарушительницу в кабинет с висевшей табличкой 
" Старший социальный психолог профессор Верман Андрей Николаевич" 
патрульные удалились, оставив Машу наедине с сидевшим напротив немолодым мужчиной, судя по всему и являвшемуся хозяином кабинета. С интересом взглянув на неё, он стал зачитывать информацию с экрана космовизора:
- Итак. Что тут у нас. Ага. Ворожеева Мария Андреевна старший дизайнер СтройПромАвтоматики. Семнадцать автоматических штрафов, использование пиратского вирта. Дааа. Что же вы так, красивая, умная, по всему видно – талантливая девушка, а ведёте себя как авантюристка.
- Что вы называете авантюрой? - высокомерно спросила Мария - штрафы мои погашены, а использование вирта это моё личное дело.
- Ну вы же знаете, что это запрещено законом - мягко упрекнул её Андрей Николаевич.
- Законом ? - возмутилась она - и вы это называете законом? Я бы назвала это по другому. Позорным явлением нашего тоталитарного режима, и нарушением всех прав человека.
- Ну это вы уже утрируете, - улыбнулся ей собеседник.
- Хах, - хмыкнула Маша - Утрирую? А как назвать по другому то, что человеку запрещают в свободное время играть!? Вы понимаете - играть? А следующим законом что будет? Мне запретят петь, читать стихи и танцевать?
- Мария Андреевна. Вы же знаете, что этот закон не просто так появился. К сожалению, виртуальные игры разрушительно влияют на психику человека, поэтому и было введено ограничение.
- У каждой медали есть две стороны. Игры всенета позволяют людям отвлечься от повседневности, завести новые знакомства, расширить свой кругозор.
- Но ведь это виртуальные знакомства. Они не заменят вам реальную жизнь.
Бросив взгляд на часы, Маша взмолилась
- Андрей Николаевич, давайте  отложим на время этот бессмысленный спор. Я обещаю, что приеду к вам завтра на беседу в любое удобное для вас время. А сейчас отпустите меня пожалуйста домой. На кону судьбы тысяч людей. И они зависят от меня.
- Каким же образом ваше присутствие здесь может негативно повлиять на такое количество людей?- деланно удивился профессор.
- Вы не понимаете, если разрушат наш город, тысячи людей, в течение нескольких лет вкладывающих в него свои средства, свою душу, любовно отстраивающие его потеряют всё!
- Потеряют виртуальное имущество, вы хотите сказать?- деловито произнёс профессор,- По моему, для них это будет даже лучше. Они смогут наконец-то взглянуть в реальный мир и перестанут жить виртом.
- Но ведь я потеряю своих друзей - простонала Маша.
- Виртуальных друзей - уточнил профессор.
 - Виртуальных? А в чём разница между общением с друзьями в виртуальном мире и в нашем так называемом реальном? Ведь точно так же я слышу голос виртдрузей,и он-этот голос такой же живой со своими оттенками, у кого-то глухой, у кого то звонкий, тихий, надтреснутый, этих людей я точно так же вижу, как видите вы своих друзей, общаясь с ними по космосвязи. У них точно такие же проблемы, как и у ваших друзей. Общаясь со своими друзьями, вы ведь их тоже не видите. Так в чём отличие между вашим кругом общения и моим? В чём ваш мир реальнее моего?
- Проблема в принадлежности к миру. Если  меня завтра уволят с работы - мои друзья всё равно останутся со мной, если я перееду в другой город - мои друзья всё равно будут общаться со мной. А будут ли  с вами ваши друзья - если вдруг ваша игра закроется? Вы вот сейчас сказали, что ваш город разрушится и вы с друзьями потеряете общий круг интересов, а значит перестанете быть друзьями...И знаете, Мария, если меня вдруг не станет, то мои друзья будут сожалеть обо мне, будут переживать, что потеряли меня, а о чём будут переживать ваши друзья, когда вас  не станет? О том, что не стало вас, или что не стало вашего персонажа. И будете ли вы им интересны при отсутствии общих точек соприкосновения?
- Но ведь люди через игры и общаются и всречаются компаниями. Некоторые даже женятся.
- А встречаются и играют свадьбы они в каком мире? ,- иронично спросил Андрей Николаевич. И тут же сам ответил на свой вопрос, -В этом.
После непродолжительного молчания профессор продолжил.
- Знаете, в древности был такая легенда о злом джин-ифрите, который питался жизненными соками людей, заманивая обещаниями исполнить все их желания. Вдове обещал вернуть её погибшего мужа, матери сына, бедного обещал сделать богатым, больного здоровым. На самом деле он не выполнял их желания, он только давал им иллюзию этого, воздействуя на их мозг высасывая из человека жизнь по капле, пока тот не умирал. После чего отбрасывал пустую оболочку в поисках новой жертвы.
Мне иногда кажется, что этот джинн существует в действительности, подстраиваясь под наш мир и эволюционируя вместе с ним. Тысячелетиями он завлекает людей в свои сети, обещая им лучший мир с помощь алкоголя, наркотиков, и вот теперь игр. Люди ведь заходят в игры по разным причинам: кто-то отдохнуть, кто-то от скуки, кто-то из любопытства, но постепенно они увлекаются, втягиваясь всё больше, в итоге проводя всё больше и больше времени в игре. И забывают, что если долго вглядываться в бездну - бездна начнёт вглядываться в них. И вот уже игра порабощает их, человек не различает грани между реальным и вымышленным миром. Не знает, где он находится. И вот он уже без работы, без семьи, с пропавшим здоровьем видит, что у него нету настоящего, не будет будущего, постепенно осознает, что у него и прошлого то и не было . Это всё обман. А ифрит уже подыскивает себе следующую жертву.
Маша подавленно молчала. 
Взглянув на неё, профессор нажал кнопку селекторной связи, произнеся :
-Отправьте пациентку в корпус А.
Когда на следующее утро во время обхода Вердман зашёл в палату к Маше, она лежала на кровати и отсутствующим взглядом смотрела в потолок. Её покрасневшее немного опухшее лицо выдавало, что ночью она много плакала.
- Знаете, Маша, - тихо сказал профессор - у меня раньше были тоже сомнения по поводу моей работы. Помню после выхода закона об ограничении всенета ко мне привезли первого нарушителя. Безного старика инвалида, во время войны в Славянске одним залетевшим в квартиру снарядом лишившегося обеих ног, и всей семьи. Одинокий инвалид, всеми позабытый, он прошёл через многое, сначала много пил, потом  после создания всенета ушёл в него с головой, позабыв обо всём, жаждущий хоть там обрести  какое-то подобие былой жизни. Соцработник, навещавший его раз в месяц однажды обнаружил его полумёртвым, рядом со сгоревшим пиратским виртом, которые только стали тогда появляться. Его смогли откачать в больнице, и привезли ко мне. Я не знал с какими словами подойти к нему, и как объяснить, что то подобие прежней насыщенной жизни-которую он обрёл во всенете, отныне должно быть забыто им. 
Профессор замолчал и некоторое время смотрел перед собой.
Я тогда часто был приглашён на различные международные конференции. Где мои коллеги из демократических стран искренне мне сочувствовали и ужасались нашим безумным законам, поражаясь в какой диктаторской стране я живу. Именно тогда я окончательно понял, что у нас с ними разное мировоззрение. Да, у нас в стране нету права на добровольную смерть, у нас нельзя принимать наркотики, у нас нельзя играть до полного истощения организма. У нас первое место в мире по количеству больных в психиатрических учреждениях. Всё, что они мне говорили, всё до последнего слова было правдой.
Но я знаю, что в больнице у нас находятся те, на кого в цивилизованных странах общество наплевало, позволяя им добровольно убивать себя. И если у них десятки тысяч людей умирают ежегодно от игромании, то у нас они выходят из больницы и начинают новую жизнь.
- Посмотри , Маша - с этими словами профессор вынул из кармана руку с зажатой в ней небольшой вещицей .
- Это резная фигурка из дерева изображающая меня. Она была сделана тем самым инвалидом - моим первым пациентом. Я тогда сумел ему помочь. Сумел ему доказать, что и в этом мире он нужен. Он когда то был хорошим столяром, и вот вернувшись к своему делу он стал вырезать фигурки, даря их соседским мальчишкам на память. Однажды его фигурки увидел один известный человек и заинтересовался его талантом. Теперь Иван Фёдорович признанный мастер. Его скульптуры находятся в лучших музеях мира. Но ту самую первую фигурку вырезанную им я до сих пор ношу с собой как талисман. 
Поставив фигурку на тумбочку перед Машей, доктор подошёл к выходу. Перед тем как выйти, он обернулся на неё и грустно улыбнулся.
- Подумайте, Маша, над моими словами я же вижу, что у вас есть будущее. Будущее в нашем мире. Так не позвольте ему разрушиться. Выздоравливайте.
Маша посмотрела на закрывшуюся дверь и устало закрыла глаза. Немного полежав так, она повернула голову и взглянула на статуэтку. Первый пациент и правда был талантлив. Он сумел необычайно точно передать грустную улыбку профессора,  его глаза, немного усталые и добрые.
Маша протянула руку и погладила фигурку. Она была приятной на ощупь, от неё казалось исходило тепло, и Маша невольно ей улыбнулась. Важный выбор в её жизни был сделан.


#3 Guest_Лев_*

Guest_Лев_*
  • Гости

Отправлено 04 December 2015 - 04:02

Значительно лучше первого варианта! Вот оно, благотворное влияние коллектива. :)

А сарацИны пишется через "и", а не "ы".



#4 Guest_Андрей_*

Guest_Андрей_*
  • Гости

Отправлено 04 December 2015 - 04:44

Если рассматривать художественный аспект, то первый вариант несомненно сильнее. Если же судить по сюжетной составляющей, то второй вариант удачнее вышел, особенно диалог психиатра с пациенткой. Очень актуальная тема, и достоверно показана "своя правда" каждой из сторон.

В общем, если доработать стилистику и ошибки, то на мой взгляд второй вариант интереснее.

Пока же первый вариант намного лучше получился.



#5 Евгений Лонин

Евгений Лонин
  • Пользователи
  • 1931 сообщений

Отправлено 04 December 2015 - 13:33

Поздравляю с регистрацией :)))).

 Заметно лучше первого варианта.

Дальше сугубо личное мнение. просьба не обижаться.

2.1) Рассказ вылизан, но сухой и "безжизненный" что-ли. А уж когда появились "настоящие розы" я понял "Кто нибудь! помогите! человеку банально". Ну сколько можно обыгрывать виртуальные - реальные розы :). Можно сказать это меня окончательно  добило. 

2.2) Недостаточно проработан, есть шероховатости, есть даже торчащие куски о которые цепляещся. Но рассказ живой. Особенно концовка понравилась. 

 Мой вердикт - однозначно 2.2- вылизывать и вперед. ( Хорошие редакторы большая проблема, а тут нужен именно он) :)


Чукча не писатель, чукча читатель

#6 Оксана Ворожейкина

Оксана Ворожейкина
  • Пользователи
  • 40 сообщений

Отправлено 05 December 2015 - 22:19

Не знаю, стоит ли дорабатывать любой из этих двух рассказов. Кто-нибудь из жюри, напишите хоть что-нибудь, имеет ли смысл "вылизывать" выложенные мною рассказы. Или же изначально не подходит вам идея. А то что я зря время то буду занимать. Лучше тогда на другие рассказы его с пользой потрачу.



#7 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 07 December 2015 - 00:36

Есть мнение, стоит дописать вторую версию. По идее, там можно выстроить хороший сюжет.

 

В нынешнем виде остаются несколько вопросов.

 

- Как она стала настолько злобной геймершей, что на неё стали обращать внимание даже власти?

- Как она будет избавляться от своей зависимости (и будет ли вообще)? В конце концов, добрый доктор пока не сказал ей ничего, кроме набора банальностей, которые она отлично знает и сама. Отправит ли он её на какие-нибудь встречи "общества анонимных игрунчиков" или что он будет делать — бог весть.



#8 Оксана Ворожейкина

Оксана Ворожейкина
  • Пользователи
  • 40 сообщений

Отправлено 07 December 2015 - 09:38

 

 

- Как она стала настолько злобной геймершей, что на неё стали обращать внимание даже власти?

- Как она будет избавляться от своей зависимости (и будет ли вообще)? 

1 - а) несанкционированный вход в сеть через пиратский ЭВР. Вычисляют же как-то хакеров в нашем мире, использующих незаконные методы проникновения.

б)  короткое замыкание нестабильного ЭВР.

2 - подумаю над этим 



#9 Евгений Лонин

Евгений Лонин
  • Пользователи
  • 1931 сообщений

Отправлено 07 December 2015 - 10:02

 Если брать ограничение то что-то вроде таймера получается, а кто мешает таймер не только на костюм но и на Ай-Пи повесить. С хакерами я бы не сравнивал, нормальных на самом деле оч. редко вычисляют. Но в это вдаваться не будем. Если брать по теме то-  короткое замыкание нестабильного ЭВР может и дать сигнал тревожный сигнал. Хотя тут еще можно приплести учет общего времени нахождения игрока в игре. Скажем обязать сервер игры выдавать звоночек когда игрок нарушает установленные "временные рамки" в игре. А тут явное подобное нарушение есть. ( Лучше простейшее объяснение, или отсутствие его вообще чем плодить сущности-или уходить в технические дебри в которых слабо разбираешся имхо.) 

И вообще- то тут как я понял вопрос скорее касался почему ГГ стала геймозависимой. Чего ей не хватало в реальной жизни? Неудачная первая любовь ? Не ценят коллеги ? Поиск вдохновения ? ( творческая ведь натура:) ). Т.е. ГГ стала ведь геймо зависимой не сразу. Да игры настроены изначально на то что бы затянуть игроков на долго и максимально выдоить их. Но ведь попадаются не все и обычно как и с наркотиками - те кто хотят сбежать из реальности. Какова причина ГГ -по ходу повествования не понятна, а это может помочь более полно раскрыть характер героя.


Чукча не писатель, чукча читатель

#10 Русколанин

Русколанин
  • Пользователи
  • 70 сообщений
  • ГородАстрахань

Отправлено 30 December 2015 - 12:11

Компиляция первых двух вариантов рассказа, переделаны с учетом вышеизложенных замечаний с изменениями, дополнениями и раскрытием вопроса, как же ГГ дошла до жизни такой!  ;)  Написано еще 20 дней назад, согласовано с Оксаной, она собиралась подправить только один абзац в этом варианте, и выложить. С тех пор, от неё ни слуха ни духа, на письма не отвечает и никак не отзывается. Далее ждать, смысла не вижу! Если у неё появится еще один вариант, увидим, а тот что уже давно написан, выкладываю, ибо то что принято, слишком сырое для такой чести...

 

Грани миров

 

Мария быстро вела свою Ладу-Инвесту, до предела выжимая из неё все заявленные заводом пятьсот лошадиных сил. Специальное кресло помогало переносить перегрузки, неизбежно возникающие на такой скорости, и только при резком перестроении в другой ряд внутри живота неприятно ёкало. Мощный инвестовский двигатель без особых усилий обходил остальные машины, оставляя позади недоумённые и немного испуганные лица водителей, ехавших на стандартной скорости автопилота.  Автонавигатор  непрерывно мигал красной надписью предупреждая свою владелицу об опасности столь значительного превышения скорости, стоявшие на каждом повороте охранные камеры фиксировали нарушения и автоматически списывали сумму штрафа с её банковского счёта.

Но Мария ни на что не обращая внимания, только крепче сжимала руль и, напряжённо глядя перед собой, мчалась на предельной скорости, срезая через дворы пробки города. Несмотря на постоянный ввод всё новых и новых автомагистралей полностью избавиться от этого бича больших городов Москве так и не удалось. Да и то, что три года назад её провозгласили столицей нового СССР, только усугубило проблему.

Вот в очередном дворе бортовой тепловизор резко бросил машину в сторону, объезжая старушку, и Мария больно прикусила себе губу, почувствовав как стекает капелька крови. Но сейчас ей было не до таких мелочей. На данном этапе были дела поважнее.

Надо было быстрее попасть домой ко всенету, в который эволюционировал в начале двадцатых годов интернет, после очередного скачка в телекоммуникационных технологиях и мире игровой индустрии. Игровая индустрия стала новым Клондайком для инвесторов. Деньги потекли рекой, игры, быстро прогрессируя, стали походить на реальную жизнь, яркие, красивые, влекущие, но без проблем и болезней реального мира. А когда был изобретен экзокостюм виртуальной реальности (или ЭВР) в буквальном смысле мир изменился. Доходы игровых кампаний существенно возросли и у некоторых грандов игровой индустрии стали превышать бюджеты некоторых, не слишком развитых стран. Грань между реальностью и виртуальностью стёрлась. Расстояние больше не являлось препятствием. Отныне можно было пригласить девушку из другого конца земного шара на прогулку по Елисейским полям, взглянуть с нею на звёздное небо с вершины пирамиды Хеопса, и даже принять участие в знаменитом бразильском карнавале. Объём возможностей, которые предоставлял экзокостюм был поистине огромен. Обычные соц.сети, связывающие мир своей паутиной поблекли, а интернет поглотивший все виды телекоммуникаций, превратился во всенет.

Мир, помимо разделения на множество государств, обогатился еще и целой палитрой виртуальных миров, где особую популярность приобрели вирт-миры Меча и Магии, Танкистов, Военных летчиков, Космопроходчиков, классического Средневековья и прочие на кои была богата человеческая фантазия. В общей сумме в этих мирах виртуально проживало или временами посещало их, более 3/4 населения земного шара.  Нередки были случаи, когда закадычные друзья в одном мире были заклятыми врагами в другом.

В один из этих миров всенета и торопилась Мария, после того, как на её айпад последнего поколения пришло сообщение о нападении сарацинов на город, находящийся поД управлением её клана. Нападение было тем более подлым, что мирный договор с сарацинами был заключен совсем недавно. И хотя, в последнее время, дозорные регулярно доносили о разведгруппах сарацинов нарушавших границы и вступавших в схватки, нередко заканчивающиеся трагически, Маша предпочитала закрывать на это глаза, списывая всё на происки врагов, коими являлись конкурирующие владения Западных соседей, желающие столкнуть её с сарацинами и развязать между ними новую войну, дабы ослабить оба их государства.

Но в этот раз, похоже всё было по другому, всерьёз, иначе бы её не стали беспокоить в рабочее время. Маша привыкла доверять своим инстинктам, и поэтому, просмотрев тревожное сообщение, тут же отпросилась с работы, и помчалась домой, уже в дороге подключившись в ограниченном доступе к вирт-сети своего мира, вызвала правителей соседних дружественных городов, попросив их о помощи, которую те пообещали немедленно предоставить и выслать войска. Но до прихода подкрепления ещё надо было продержаться.

Неожиданно, лихой стритрейсинг прервался малиновым перезвоном электронной системы бортового компьютера и машина плавно замедлившись, свернула совсем не туда, куда хотела Мария.

- Что за дьявольшина, - простонала/прошипела лихая автоледи, тщетно пытаясь вернуть себе управление.

Но руль уже не слушался, а машина, похоже, обрела свою собственную жизнь.

- Инспекция Дорожного Движения просит Вас сохранять спокойствие, управление автотранспортным средством перехвачено ИИ ИДД. Вы превысили лимит штрафных очков. Агрессивное вождение и полное игнорирование Правил Дорожного Движения вынудили нас направить Вас на Принудительную беседу со штатным психологом Министерства Внутренних Дел. Приятной дороги.

- У-у-у, - завыла от бессилия и отчаяния несчастная девушка. От переизбытка накативших эмоций на глаза наворачивались слезы, педали тормозной системы не слушались нажатий, ключ в системе зажигания словно залип, не желая выниматься и глушить автомобиль, двери были заблокированы подлой автоматикой, даже окошки было не поднять.

Только пара обломанных ногтей, да ссадины на руках заставили её немного унять клокотавшую в душе ярость и избиение ни в чем не повинной приборной панели.

К тому моменту, как машина остановилась перед районным отделением МВД, девушка уже пребывала в жутчайшей депрессии. На сколько затянется эта беседа с полицейским психологом, она не представляла, но чувствовала – в ближайшие, по крайней мере часы, вирт, от неё закрыт наглухо. Что, с её городом за это время,  сделают проклятые сарацыны страшно было даже подумать. Все труды, все те тысячи часов, что она с любовью и старанием отстраивала, ставший уже частью неё самой, ставший таким родным город, всё пойдет псу под хвост. Все бессонные ночи над эскизами, стен, дворцов, садов и парков, домов, мастерских и храмов. И ладно бы она одна все это создавала, труд почти десятка людей, доверившихся ей и вложившихся в её город, вложивших свой талант, свою душу, через считанные часы может превратиться в груду битого, закопченного камня. Из глаз, всё таки потекли слезы.

Полицейский распахнувший дверцу её машины, когда автоматика остановила её автомобиль, быстро окинул пассажирку цепким, профессиональным взглядом. Глаза полицейского немного расширились в удивлении разглядев в салоне плачущую девушку, участливый вопрос о самочувствии остался без ответа. Быстро надвинутое на лицо забрало штатного шлема и бегущая колонка медицинской телеметрии на внутренней поверхности щитка, мгновенно выданная полицейским диагностическим сканером, развеяли, его худшие опасения. Облегченно вздохнув, полицейский снял с пояса штатный инъектор и, взял девушку за руку.

- Успокоительное, 1 кубик, - мигнувший зеленый огонек на приборе подтвердил исполнение приказа.

Короткое шипение медицинского пистолета и крохотная красная точка, появившаяся на предплечье ознаменовали окончание медицинской процедуры.

- Мария Андреевна, вы способны передвигаться самостоятельно?

Слезы уже больше не текли. Последний раз всхлипнув, девушка нажала кнопку, ремни системы безопасности, с тихим шелестом чмокнув магнитными замками ушли в свои пазы. Кивнув полицейскому, девушка встала из развернувшегося к выходу кресла.

Нет, она не будет плакать, не дождутся, это не достойно рыцаря Храма.

Гордо вскинув голову, звонко, цокая металлом небольших каблучков девушка прошествовала ко входу в здание полиции. Встречавший полицейский оценивающе смерив ладную фигурку в развеваемом свежим ветерком легком платьице, одобрительно хмыкнул у себя под забралом и присоединился сзади почетным эскортом вышагивающей королеве.

- Мария Андреевна Ворожеева, старший дизайнер отдела Промышленного Дизайна ГУП «СтройПромАвтоматики». Хм, уже старший, а по виду и не скажешь…

" Старший социальный психолог - профессор Верман Андрей Николаевич"

Прочитала Мария гравировку на приборе с письменными принадлежностями, мысленно хмыкнув такому совпадению.

Полицейский психолог, сухонький в возрасте мужчина в гражданском костюме с грустными глазами вечно усталого человека, тяжело и обреченно вздохнул, оторвавшись от голомонитора. Девушка молча сидела, потупив взгляд в стол.

- Как же так, красивая, умная, по всему видно – талантливая девушка, так злостно нарушает ПДД? Десять автоматических штрафов, зуммер предупреждения, призыв снизить скорость на лобовом стекле! Может, расскажете, что Вас подвигло на такую авантюру? Вам же теперь 2 года воспрещено личное управление автотранспортными средствами и 80 часов общественных работ! И Вам, девушка, еще сильно повезло, что никого не сбили, не привели к порче ни чьего имущества, или не стали причиной чужой аварии.

- Автоматика следила за всем, надо было совсем уж безбашенно вести машину, что бы кого-то сбить,- попыталась оправдаться Мария.

Психолг тяжело вздохнув на такую наивную отмазку, слышимую им уже в тысячный раз, набрал что то у себя на столе.

- Вот, полюбуйтесь на статистику.

На боковой стене крупным планом зажглось голо изображения столбцов, графиков, статистических таблиц.

- Вы думаете, у всех них не было встроенной автоматики? 95% процентов транспортных происшествий по вине водителя, произошли с включенной автоматикой коррекции курса! Техника сильна, но не всесильна, правила потому и написаны, что нельзя предусмотреть всех случайностей подстерегающих нас на дороге! И, что б до Вас, барышня, лучше дошло, то правила эти, в большинстве, написаны кровью, а не подлой придумкой чиновников стремящихся всё зарегулировать. Подумайте об этом, на досуге, а теперь, рассказывайте, что Вас заставило гнать так, будто за вами гонятся все черти ада?

Психолог мягко и где то даже сочувствующе, откинулся на спинку кресла, ожидая исповеди от правонарушителя.

Со стороны девушки, некоторое время не слышно было ни звука, лишь сопение и ёрзание на стуле, видно было что она, что то прокручивающего в уме, взвешивая варианты.

- Андрей Николаевич, давайте  отложим на время этот разговор. Я обещаю, что приеду к вам завтра на беседу в любое удобное для вас время. А сейчас отпустите меня пожалуйста домой. На кону судьбы тысяч людей. И они зависят от меня.

Не придя ни к какому решению, взмолилась Маша.

- Каким же образом ваше присутствие здесь может негативно повлиять на такое количество людей?- деланно удивился профессор.

- Вы не понимаете, если разрушат наш город, тысячи людей, в течение нескольких лет вкладывающих в него свои средства, свою душу, любовно отстраивающие его потеряют всё!

- Хм, - прищурился психолог, задумчиво покачивая головой и не сводя с девушки внимательного взгляда.

Причина сумасшедшей спешки подтверждалась - Игромания. Соответствующие симптомы были налицо: девушку едва заметно потряхивало от нетерпения, как наркомана при ломке, ухоженные, хоть и со следами недавних ссадин руки, нервно жили, своей собственной жизнью, дыхание было частым, нетерпеливым, как у загнанного, или опаздывающего человека…

- Потеряют виртуальное имущество, вы хотите сказать?- деловито произнёс профессор,- По моему, для них это будет даже лучше. Они смогут наконец-то взглянуть в реальный мир и перестанут жить виртом.

- Но ведь я потеряю своих друзей - простонала Маша.

- Виртуальных друзей - уточнил профессор.

- Виртуальных? А в чём разница между общением с друзьями в виртуальном мире и в нашем так называемом реальном? Ведь точно так же я слышу голос виртдрузей, и он-этот голос такой же живой со своими оттенками, у кого-то глухой, у кого то звонкий, тихий, надтреснутый, этих людей я точно так же вижу, как видите вы своих друзей, общаясь с ними во всенете. У них точно такие же проблемы, как и у ваших друзей. Общаясь со своими друзьями, вы ведь их тоже не видите. Так в чём отличие между вашим кругом общения и моим? В чём ваш мир реальнее моего?

- Проблема в принадлежности к миру. Если  меня завтра уволят с работы - мои друзья всё равно останутся со мной, если я перееду в другой город - они всё равно будут общаться со мной. А будут ли  с вами ваши друзья - если вдруг ваша игра закроется? Вы вот сейчас сказали, что ваш город разрушится и вы с друзьями потеряете общий круг интересов, а значит перестанете быть друзьями...И знаете, Мария, если меня вдруг не станет, то мои друзья будут сожалеть обо мне, будут переживать, что потеряли меня, а о чём будут переживать ваши, когда вас  не станет? О том, что не стало вас, или что не стало вашего персонажа. И будете ли вы им интересны при отсутствии общих точек соприкосновения?

- Но ведь люди через игры и общаются и встречаются компаниями. Некоторые даже женятся.

- А встречаются и играют свадьбы они в каком мире? - иронично спросил Андрей Николаевич. И тут же сам ответил на свой вопрос, - В этом.

После непродолжительного молчания профессор продолжил.

- Знаете, в древности был такая легенда о злом джин-ифрите, который питался жизненными эманациями людей, заманивая обещаниями исполнить все их желания. Вдове обещал вернуть её погибшего мужа, матери сына, бедного обещал сделать богатым, больного здоровым. На самом деле он не выполнял их желания, он только давал им иллюзию этого, воздействуя на их мозг высасывая из человека жизнь по капле, пока тот не умирал. После чего отбрасывал пустую оболочку в поисках новой жертвы.

Мне иногда кажется, что этот джинн существует в действительности, подстраиваясь под наш мир и эволюционируя вместе с ним. Тысячелетиями он завлекает людей в свои сети, обещая им лучший мир с помощь алкоголя, наркотиков, и вот теперь игр. Люди ведь заходят в игры по разным причинам: кто-то отдохнуть, кто-то от скуки, кто-то из любопытства, но постепенно они увлекаются, втягиваясь всё больше, в итоге проводя всё больше и больше времени в игре. И забывают, что если долго вглядываться в бездну - бездна начнёт вглядываться в них. И вот уже игра порабощает их, человек не различает грани между реальным и вымышленным миром. Не знает, где он находится. И вот он уже без работы, без семьи, с пропавшим здоровьем видит, что у него нету настоящего, не будет будущего, постепенно осознает, что у него и прошлого то не было. Это всё обман. А ифрит, уже подыскивает себе следующую жертву.

Маша подавленно молчала. 

- В ближайшие пол года, вход в вирт миры, для Вас, закрыт!

Девушка вскочила со стула, в глазах стояли злые слёзы, губы дрожали, а пальцы рефлекторно сжались в кулаки.

- Вы не имеете права, это тоталитаризм,  я буду жаловаться на Вас!

Профессор грустно улыбнулся.

- Мари-ия Андреевна, успокойтесь, Вы прекрасно знаете, у меня есть такое право!

А еще, у меня есть право отправить Вас на принудительное лечение от излишней игровой зависимости. Не думаю, что мы оба хотим этого.

- Фашист, - выдохнула Маша, без сил опускаясь на стул.

- Знаете, Маша, - тихо сказал профессор - у меня раньше были сомнения по поводу моей работы. Помню, после выхода закона об ограничении всенета, ко мне привезли первого нарушителя. Безного старика инвалида, во время одного из конфликтов Смутного времени, случайно залетевшим в квартиру снарядом лишившегося обеих ног, и всей семьи. Одинокий инвалид, всеми позабытый, он прошёл через многое, сначала много пил, потом  после создания всенета ушёл в него с головой, позабыв обо всём, жаждущий хоть там обрести  какое-то подобие былой жизни. Соцработник, навещавший его раз в неделю, однажды обнаружил его полумёртвым, рядом со сгоревшим пиратским виртом, которые тогда ограничивались одним шлемом с перчатками. Его смогли откачать в больнице, и привезли ко мне. Я не знал, с какими словами подойти к нему, и как объяснить, что то подобие прежней насыщенной жизни, которую он обрёл во всенете, отныне должно быть забыто им.

Профессор замолчал  и некоторое время смотрел перед собой.

- Я тогда часто был приглашён на различные международные конференции. Где мои коллеги из демократических стран, - профессор иронично хмыкнул, -  постоянно мне высказывали, свою озабоченность, нарушением целого букета неотъемлемых прав и свобод гражданина: вроде свободы принимать наркотики, свободы эвтаназии, неограниченной свободы игры во всенете, вплоть до смертельного истощения организма и еще целого букета прав и свобод. И ты знаешь, почему у них столько разрушающих человека свобод? Им плевать на людей! Пока у тебя есть деньги, ты можешь, как хочешь изгаляться в саморазрушении как души, так и тела, никто тебе слова не скажет, если ты, конечно, не нарушаешь личных границ другого гражданина. Психиатрические клиники Запада, полны такими свободными индивидами под завязку. Теми, кто дошел до предела, но всё еще жив, если такое состояние, можно назвать жизнью. И Западная психиатрия, пользуясь государственными субсидиями, делает неплохие деньги, на «лечении», - профессор выделил голосом это слово, что бы до девушки лучше дошло. – Только знаешь, что это за лечение? Пациента, постоянно пичкают разными психотропными препаратами, что бы вел себя спокойно, иногда, проводят эксперименты, а за частую, просто подключают такого ко всенету. Тебя это удивляет? – заметив реакцию девушки, деланно удивился психиатр. – Ничего удивительного. Под химией, или в вирте, пациент доставляет меньше хлопот. И кому какое дело, что он от этого, может быть, быстрее загнется. Всем плевать, свободный человек, имеет право свободно сдохнуть под забором свободного общества, лишь бы не вонял и не гадил на лужайку! Это на Западе! А у нас, всё по другому! Нам не плевать, как живут, развлекаются, что едят наши люди, где и как работают! Человек, для нас, не экономическая скотина, подверженная лишь своим прихотям и желаниям, а творение Божие, созданное что бы познавать и творить, постигать этот мир, раздвигать границы непознанного приближаясь к Творцу, проживать жизнь в радости творения и познания, даря радость и счастье близким.

Да-да, Мария Андреевна, именно так, не смотрите на меня с таким удивлением. Даром что Союз называют безбожным, но в нас, куда как больше сохранилось истинных христианских ценностей, под которыми не колеблясь подпишутся и большинство коммунистов. Бог, это если хотите, персонификация той морали и нравственности, которую мы несем в себе и завещаем детям. И эта мораль, не позволяет нам проходить мимо, когда наши близкие люди страдают или подвержены какому недугу.

- Посмотри, Маша - с этими словами профессор вынул из кармана руку с зажатой в ней небольшой вещицей.

- Это резная фигурка из дерева изображающая меня. Она была сделана тем самым инвалидом - моим первым пациентом. Я тогда сумел ему помочь. Сумел ему доказать, что и в этом мире он нужен. Он когда то был хорошим столяром, и вот вернувшись к своему делу он стал вырезать фигурки, даря их соседским мальчишкам на память. Однажды, его фигурки увидел один известный человек и заинтересовался его талантом. Теперь Иван Фёдорович признанный мастер. Его скульптуры находятся в лучших музеях мира. Но ту, самую первую фигурку вырезанную им, я до сих пор ношу с собой как талисман.

Профессор поставил статуэтку перед девушкой, давая разглядеть деревянную фигурку. Девушка взяла её в руки. Первый пациент и правда был талантлив. Он сумел необычайно точно передать грустную улыбку профессора,  его глаза, немного усталые и добрые. Девушке стало немного неловко перед профессором.

Забрав статуэтку, он продолжил.

- А ты Маша, чем хуже инвалида, неужели у тебя нет больше интересов в жизни, чем заниматься тупым мечемашеством в виртуале? Ты же молодая, красивая, в таком возрасте с парнями нужно зажигать, творить в реале, тем более профессия у тебя, более чем творческая – дизайнер, а ты гробишь себя в вирте! Практически всё свободное время там!

Разговаривая с девушкой, психолог вернулся за стол.

- Дизайнер? Ха, - девушка хмыкнула с явно слышимой горькой иронией. – Эргономика и психокомфорт рабочего места промышленного рабочего металлургического, металлообрабатывающего или робоконвейерного производства. Эргономика и дизайн промышленного оборудования и инструмента. Обрыдло!

Вы видели, какой город мы построили в вирте? С нуля! Чего это нам стоило и сколько, вы хоть представляете?

Психолог, внимательно наблюдавший за эмоциями девушки, мягко кивнул, когда их взгляды на секунду пересеклись.

- Ну почему же, я консультировался с дизайн студиями и представляю, сколько это стоит и по времени и по стоимости. Но одно дело творить, виртуальные красоты и совсем другое, жить там. А вы, Мария Андреевна, регулярно нарушаете правила посещения виртреальности! Напомнить вам, разрешенное  время непрерывного нахождения в виртреальности?

- Пять часов, я прекрасно помню и не нарушаю его, - насупилась девушка отводя взгляд.

- О-о-о, - погрозил ей пальцем профессор с обличающей улыбкой. – Пять часов, это для людей, чья работа не связана с профессиональной необходимостью нахождения в вирте! Напомните ка мне, сколько разрешенных часов вирта помимо работы у Вас есть?

Девушка насуплено молчала, возразить было нечего.

- Два часа в рабочие дни и три в выходные, не более! – не дождавшись от неё ответа, озвучил правила профессор. – А у Вас, Мария Андреевна, за последний месяц, среднее время пребывания в вирте – 4,8 часа. Что вы можете сказать в своё оправдание?

Девушка подавленно молчала глядя в пол.

- По комплексу выявленных правонарушений и учитывая явные нарушения психосоциального поведения, вам, девушка, светит минимум неделька психореабилитации в специализированной клинике! – Жестко подвел итог полицейский психолог. – Имеете что сказать?

Маша насуплено молчала. Сражаться за свою свободу уже не было никаких сил, внутри, словно всё перегорело и наступила убийственная апатия. Если для неё на пол года закрыт вирт, то всё остальное бесполезно, неделя, месяц в клинике, какая разница, город будет разрушен и стерт с лица земли. Все труды пойдут прахом…

Профессор долго молчал изучая лицо девушки и напряженно думая. Наконец, не дождавшись никакой реакции, он устало вздохнул.

- Вижу, сейчас вы уже не способны воспринимать здравые мысли, езжайте ка домой, выспитесь, отдохните, на работу я сообщу, что вы заболели. И подумайте хорошенько о сегодняшней беседе!

На лице девушки проступило едва заметное удивление и пропало. Поднявшись со своего места, она скупо попрощалась с полицейским психологом и вышла из кабинета.

Профессор, некоторое время задумчиво сидел глядя на закрывшуюся дверь, наконец, что то решив про себя, провел рукой по лицу стирая усталость и занялся работой повернувшись  к монитору.

Но, долго ему побыть в одиночестве не дали, открылась дверь и в кабинет зашел полицейский офицер, на погонах вошедшего красовалась пара звезд на двух просветах.

- Я думал, вы её таки оставите, на какое то время для вдумчивой реабилитации в клинике! – выразил своё недоумение он. – Как вообще прошла операция?

Профессор еще с пол минуты сосредоточенно что то выправлял у себя в мониторе, но наконец, завершив свои манипуляции звонким щелчком по консоли, облегченно вздохнул и поднялся навстречу офицеру.

- Добрый вечер Петр Сергеевич, - пожав крепкую руку, поздоровался он. – Операция прошла ожидаемо успешно, прогнозы подтвердились на целых 92%, растем! Сотрудники завершают уже беседы с последними горемыками, так что, окончательный вывод будет сделан скорее к утру, но то, что есть, уже обнадеживает. 117 человек по Союзу, стадия госпитализации потребовалась всего двоим.

- Хм, - кивнул полицейский, - мне показалось, эта особа тоже, несколько не в себе, не устроит глупости, вы уверены?

- Ну, сто процентной гарантии от глупостей не дает даже камера строгого режима, как и смирительная рубашка… Но, я склонен думать, это не тот случай!

Профессор завел руки за спину и заходил по кабинету. Видно было что он не против немного выговориться, поделиться достижениями, тем более что офицер, как ему было известно, остается на ночь на дежурство и тоже не прочь пообщаться в преддверии скучной ночи (во всяком случае, полицейский очень надеялся, что ночь будет скучной).

- В этот раз шерстили «Орифламму» псевдосредневековая вирт –онлайн игра, европейская поделка, но довольно много наших соотечественников подсели на неё. Конкретно БВ кластер, то бишь – Святую Землю с сопредельными странами. Крестоносцы, рыцарские ордена, бесконечные войны с сарацинами, ассасинами, монголами и прочим воинственным людом – романтика… Так то, процентов 90 наших обретается в РУ кластере, за такими следить и воздействовать куда проще, почти все свои и точка приложения усилий ограничена, число сотрудников программы всё таки не беспредельно! В общем, определили ареал, собрали досье на местных игроманов и устроили кризис, что бы не гоняться за каждым в отдельности, удар вражеских армий в рабочее время. Знали бы вы, чего это нам стоило! Византийская интрига! «Сарацинские» хлопчики и не знают, по чьему наущению там замес так резко вспыхнул. 98% из предполагаемых игроманов, как и ожидалось, клюнули и рванули, сшибая дорожные знаки в бой! 92% сделали это грубо и были препровождены для бесед со штатными психологами. Результат – долговременное ограничение вирта и разной степени тонкости, меры ресоциализации потеряшек.

- Как то это не совсем честно, - осмысливая нарисованный масштаб операции, потер подбородок офицер.

- А что делать? Бросить их один на один со своими проблемами? Это как, честно, этично? Оставить их самих с собой, они ж в вирте не от хорошей жизни зависают, они там, фактически живут! Ладно там, когда человек четко разделяет игру и жизнь, когда игра, это лишь один из вариантов свободного времяпровоздения, а когда это превращается в манию и всё свободное время уходит в игры, это уже проблема и не только самого игромана. Они бегут в игру от жизни. Разрушаются семьи, страдает работа, подрывается здоровье, да и сами игроманы страдают от своей болезненной привязанности, некоторые даже хотят, а не могут бросить, хотя, большинство и не сознает своих проблем, так, только чувство постоянно дискомфорта от реальной жизни. Тут недалеко и до суицида. За границей случаи нередки, у нас, слава богу, пока удается вовремя купировать проблему, вот, для этого и существует наша программа!

Профессор нахмурился смутившись собственной горячности и вернулся к себе за стол.

- Интересно и как вы собираетесь реабилитировать конкретно эту особу, вернуть её в общество, как полноценную единицу? По виду, производит впечатление очень неуравновешенной, я бы такую, для профилактики, на сутки закрыл под наблюдение.

- Всё бы вам закрывать людей! – уже успокаиваясь, проворчал психолог. – Тоньше надо работать, это всё таки не преступники. Наблюдали нашу беседу?

- Отчасти, других забот хватало, – признался офицер. – Доставили тут одного интересного субчика… Хм, впрочем, ваша история куда интереснее, я весь внимание, как происходит излечение таких непростых экземпляров.

Профессор понимающе кивнул.

- Девушка уже была в нашем досье, вычислить её не составило труда, достаточно было измерить время её пребывания в вирте, дальше подключились аналитики. В общем то, её случай банален до безобразия! Классический набор: несчастная любовь, творческие амбиции на фоне рабочей рутины, ну и еще ряд мелочей, вытекающих из этого набора. Решение проблем в реале, она заменила игровым суррогатом. Считать её буйной, нет никаких оснований, если вы этого боялись.

Полицейский задумчиво хмыкнул, вспомнив в каком виде её доставили.

- И как же вы собрались лечить её несчастную любовь, а тем более творческие метания?

Профессор с сомнением посмотрел на офицера, взвешивая возможную степень своей откровенности, всё таки, данный вопрос затрагивал уже личные аспекты жизни пациента…

- Андрей Николаевич, я могила, - правильно поняв колебания профессора пообещал офицер.

Профессор как то непонятно хмыкнул и пояснил.

- Главный принцип – не навреди! Воздействие должно быть тонким и незаметным. Пациент может подозревать наше вмешательство, но точно о нем знать, не должен, иначе может включиться психологическая функция противоречия. Всё должно происходить, как бы само собой, благоприятным стечением обстоятельств, это наиболее комфортно для человека и не вызывает отторжения, а значит и успех лечения вероятнее. Помещение в стационар, это уже самая крайняя, вынужденная мера, так как слишком сильно травмирует психику, а нам нужны здоровые личности, а не инвалиды! Рубец от этого события, останется на всю жизнь, даже после излечения.

Разволновавшийся профессор, снова встал из за стола и заходил по кабинету заложив руки за спину.

- В данном, конкретном случае, всё оказалось даже проще, чем мы рассчитывали. У девушки с её парнем случился разрыв на базе их общей профессиональной деятельности, он, правда - архитектор, она – дизайнер, но профессионально эти сферы тесно переплетаются в определенных условиях. Оба пытались войти в группу нового Градостроительного проектирования, Согдианабад на краю Кызыл-Кумов, был первой ласточкой, помните какой получился шедевр? За ним, стартовала уже расширенная программа комплексной перестройки старых городов и строительства новых, конкурс в команды Генеральных архитекторов был бешеный. Он прошел, а ей не повезло. Как следствие – размолвка. Да еще, ему пришлось уехать в Туркестан, девочка тяжело пережила это расставание, произошедшее не в самых благоприятных обстоятельствах. На лицо – комплекс и уход в себя. С парнем, у нас уже был разговор, он по прежнему любит её и искал возможности исправить  отношения, мы лишь самую малость помогли, возможно, он и сам бы, вскоре справился, просто мы удачно подвернулись.

- Ох и туману вы напустили Андрей Николаевич, вроде и рассказали и ничего конкретного, прямо как детектив читаю, - улыбнулся офицер.

Профессор виновато развел руками

- Что поделать и это еще один из самых простых случаев. Можете себе представить, как приходится изворачиваться, что бы разрешить действительно сложные?!

- Да уж, Вам Андрей Николаевич не позавидуешь. По мне, так проще закрыть на денек сложного пациента в камеру, под наблюдение, или на койку, прокапать успокоительного…

Лицо профессора закаменело, а взгляд стал неприятно колючим. Офицер сам не заметил как поднялся со стула и вытянулся в струнку. Долгую секунду, профессор сверлил полицейского задумчивым взглядом, а потом, непонятно дернув щекой отвернулся. Подполковник почувствовал как сразу стало легче дышать, но бисеринки пота выступившие на лбу ясно дали понять, сколь неприятной была эта секунда.

Психолог, снова тяжело вздохнув и заходив по кабинету, прокомментировал своё неудовольствие.

- Понимаете, Петр Сергеевич, проще, не значит лучше! И вы и я, работаем с людьми, в первую очередь с людьми, а не абстрактными правонарушителями, какими бы злостными они не были. И наша с вами первейшая задача, не карательная, хотя и её избегать нельзя, а социально-врачебная! Да-да, и у вас тоже. Отсечь зараженный орган, дело нехитрое,  как и засадить социально опасный элемент, за решетку, а вот вылечить его, вернуть к полноценной жизни вот это – достижение! А резать и отсекать, прекрасно способен и роботизированный хирургический комплекс, как и выносить приговоры – умная судебная программа помнящая все правила и законы. Для чего тогда нужны мы, люди?

Из районной управы МВД, Мария вышла уже поздно вечером, практически – ночью. Всё рухнуло, сил, даже плакать уже не было. На автомате загрузившись в свою Ладу-Инвесту, девушка тусклым голосом отдала короткое распоряжение – Домой. Умная машина сама опоясала её ремнями безопасности и соблюдая все правила дорожного движения с комфортом доставила хозяйку к подъезду и, не получив больше никаких распоряжений, постояла с минуту перед входом в здание и решив задачу выполненной отправилась на свою стоянку в соседнем здании многоуровневой парковки.

Доступ в вирт был намертво блокирован, металлический браслет тонкой красивой змейкой опоясавший запястье, напоминал теперь, о неусыпном наблюдении. Чувство полной апатии, снова накатило с удвоенной силой. Коммуникатор молчал, да она сейчас уже и сама не хотела никого слышать. Как теперь смотреть людям в глаза, тем, кто верил и надеялся на неё?!

Она сама не помнила, как добралась до своей кровати, как, не раздеваясь, провалилась в сон.

Утро встретило её противным жужжанием коммуникатора, кто то давно и настойчиво домогался её внимания.

Глянув кто это, она болезненно скривилась и откинулась обратно на подушку, говорить со звонившим совсем не хотелось.

Мелодичный перезвон, возвестил о поступлении голосового сообщения. Вздохнув, Маша активировала запись.

- Маша, срочно ответь, это Эдмон Мифриловый щит, срочная новость: Город мы отстояли, это просто чудо, но у нас проблема, куча народа в длительном отрубе! – зачастил торопливо молодой голос. – Но не это главное, Орден  Госпитальеров предлагает купить наш город за реал, ты понимаешь РЕАЛ! Срочно выйди на связь, хоть через комп, в ограниченном режиме, народ ждет твоего решения, у тебя решающий голос! Ма-а-аша, это шанс, раз в сто лет такой выпадает, ответь!

Сонливость как ветром сдуло. Город, её город цел!

Девушка бегом кинулась включать компьютер.

На мониторе развернулась панорама сильно закопченных, местами, крепостных стен, сбитые зубцы и свежие щербины в каменной кладке, измочаленные в хлам ворота, но над городом по прежнему гордо реяли знамена их клана. Слёзы радости выступили на её глазах, город уцелел!

- Бриенна, я вижу ты в сети, ответь, у нас новость!

- Привет Рич, я в курсе, но без подробностей. Меня заблокировали на пол года.

- Ха, у нас почти половина таких, про тебя мы тоже подозревали, значит совсем дело  швах.

Маша недоуменно замолчала, в голове метались мысли, а соклановец продолжал.

- Госпитальеры предложили хорошую цену за город, реал, вчера мы отбились, но с большим трудом, буквально чудом: рутенийская дружина знатного князя – привет с Родины, паломники по Святым местам, вооруженные до зубов держали путь мимо и Киликийские армяне царя Тиграна, большой отряд вписались за нас! Но мы только отогнали сарацин, на большее сил не было. Поняв, сколько у нас сил, они вернутся и раскатают город в щебёнку, а лимит на чудеса уже исчерпан! Если не продадим, вообще в полном пролете!

Мысли еще сильнее заметались в голове.

- Думай быстрее, время ограничено, орденцы пригрозили, если не согласимся на их условия, перекупят город у сарацин, они уже знают о нашей проблеме! Большинство уже проголосовало, но у тебя одна из самых весомых долей в городе, ждем только тебя!

Маша зажмурилась лихорадочно соображая. Продать город, её детище, ну хорошо, не её одной, но с таким трудом отстроенный, выхоленный и взлелеянный? Но и не продать, в сложившихся условиях, тоже было нельзя – город будет разрушен! Коварные союзники не придут на помощь, они решили поиметь с их несчастья свою выгоду.

Со стоном в сердце, Маша нажала продать.

Из динамиков посыпался звон отнюдь не виртуального золота упавшего на её счет, её клановая доля.

На экране старые стяги поползли вниз по флагштокам и на их место, тут же взметнулись новые, с крестами…

Вырубив монитор, сил смотреть, как над её городом развеваются чужие знамена, не было, девушка расслабленно откинулась на спинку кресла.

В душе боролись противоречивые чувства и облегчение от сравнительно благополучно разрешившейся драмы с городом, и лёгкая грусть, от потерянного творения. Чем заняться, было совершенно непонятно. Раньше, она не раздумывая напялила бы вирт костюм и погрузилась в игру, но ближайшие пол года, ей это счастье не грозило. Еще, немного грело душу денежное вознаграждение за продажу города, сумма оказалась неожиданно приличной. Пройтись по магазинам, в кино? Она совершенно не представляла что сейчас идет в кинотеатрах.

Неожиданный вызов прервал праздные мысли, звонил шеф. Обреченно вздохнув, Маша ответила на вызов.

- Доброго дня Маша, ты как, сильно занята? – от приветствия сразу перешел к делу шеф.

- Н-не очень, - всё еще не зная как реагировать и вспоминая, под каким соусом мог её на сегодня отмазать от работы полицейский психолог о котором он даже забыла думать, так лихо всё закружилось в этот день.

- Отлично, тогда подъезжай после обеда в контору, тут наметилась одна интересная командировка, выбрали тебя, но для окончательного решения, руководитель группы хочет с тобой поговорить. И да, это важно!

- Хорошо Борис Владимирович, буду, - пролепетала Маша.

- Ждём, не опаздывай!

На работу, Маша приехала демонстративно на пассажирском сиденье, вызвав неподдельное удивление свидетелей такого казуса. Инвеста, высадив пассажирку отправилась на стоянку, а Маша прошествовала в здание Офиса. Там, её сразу направили в проекционный зал.

Миновав широкий тамбур и туманную голозавесу на входе, девушка замерла. Мысли о сдвиге в мозгу, были первыми, после того, что она увидела.

Перед ней расстилалась сухая, каменистая поверхность Ярмарочного поля лежащего перед Южными воротами ЕЁ города, горячий пустынный ветер гнал над землёй лёгкую пыльно-песчаную позёмку, по яркому, южному небу плыли редкие облачка. Парил высоко в небе, широко расставив крылья орел, нарезая большие круги над городом.

- А вот и Мария Андреевна, - услышала девушка голос шефа и только после этого, обратила внимание на группку людей ожидающих её перед воротами. – Прошу любить и жаловать, очень перспективный дизайнер. – Отрекомендовал её шеф.

- Леонид Игоревич Ласточкин – Главный архитектор Архитектурно Строительного главка. – представил шеф высокого и какого то всклокоченного что ли, как создалось впечатление у девушки, мужчину средних лет, впрочем, вполне заурядного с виду: высокий, синие джинсы, голубая рубашка, аккуратная прическа и пронзительный колючий взгляд льдисто серых глаз подмечающий всё до мелочей и вежливая улыбка на губах.

- С моим сотрудником, как я понимаю, вы уже давно знакомы, поэтому, перейдем к делу. Показывайте свои вирт творения. Дмитрий!

- Привет Маша. – Как ни в чем не бывало, приветствовал её Он. Лишь немного смущенная и чуть виноватая улыбка  озарили Его лицо и вот, он уже перешел к делу.

Умело работая с пультом, сотрудник Главного архитектора переместил их группу к надвратной башне города, заставил ленту городских стен пробежать мимо, переместил в сам город, где со знанием дела комментировал архитектурные изыски городских кварталов, пояснял где надо, отвечал на вопросы своего шефа, кто именно проектировал и оформлял данный ансамбль, для чего служат те странные сооружения и так далее и тому подобное.

Маше же, на протяжении почти всей экскурсии оставалось лишь кивать, да поддакивать глазея больше не на разглядываемые шедевры архитектуры, а на Него. Замечая её настойчивый взгляд, Он лишь слегка, виновато хмурился или, столь же виновато, улыбался от чего её сердце, непонятно почему, начинало учащенно биться. Встречаясь же с ним глазами, Маша подчеркнуто хмурилась в ответ.

Наконец, Глав. Архитектору надоела эта молчанка главной виновницы данной экскурсии и он, обратился уже непосредственно к девушке.

- Так, барышня, а вы, почему всё молчите, да отделываетесь невнятными междометиями? Это Ваш в конце концов город, или Дмитрий Иванович, - архитектор кивнул на своего сотрудника, -мне тут лапшу на уши вешает?

И не давая Маше ответить, сам же и продолжил.

- Вижу, город спроектирован неплохо, очень неплохо и архитектурное наполнение вполне соответствует эпохе и стилю. Немного помпезно, но для нас, это даже и лучше, все таки не в средневековье живем, можем себе позволить. В общем,  мне нравится, мы вас берем в команду. Но учтите, не знаю, что у Вас там за шашни с Димой, но если вы схалтурите, по шапке получит именно он, так и знайте и ты Дмитрий, не лыбься, а заруби это себе на носу! Всё, этот вопрос решен, выправляйте здесь бумаги и к нам, в Главк. Дима, объяснишь своей подопечной, что и как, а у меня еще на сегодня дела…

Скорость с которой всё произошло, совершенно ошеломили Марию, она и не заметила, как они с Димой остались вдвоём. Осознав наконец этот факт, девушка обернулась к нему рассерженной фурией и сжав кулачки, напустилась на того, за подчеркнутым возмущением пытаясь скрыть совсем другие чувства клокотавшие в груди.

- Трус, предатель, шпион, - сопровождая каждое обвинение ударом в грудь, негодовала Мария.

Очередной замах оказался перехвачен в воздухе, резкое движение и вот он уже прижал её к себе и заглядывая в глаза, просто сказал:

- Маш, мне тебя так не хватало, может, прекратим эту вендетту?

Эти таки простые и теплые слова, мгновенно остудили её запал, неистовый порыв  увял, она заставила себя снова заглянуть ему в глаза и поняла, что не хочет, что бы он снова куда то уходил, наоборот, хочется плотнее прижаться к нему и не отпускать. И еще, стало стыдно, за свою, уже старую и глупую обиду. В носу как то странно защемило, а в глазах стала формироваться сырость. Маша уронила голову ему на плечо, что бы скрыть слёзы.

- Давно ты следишь за мной? – что бы сказать хоть, что то и стараясь не сильно демонстрировать свои чувства, прошептала она.

- Давно! Я был не в топе клана, что бы ты меня не узнала, появлялся не часто.

Девушка помолчала.

- А что это за проект, куда ты меня подписал?

- Ты что, не в курсе? – искренне удивился Дмитрий. – Ты же сама мечтала в него попасть! Проектирование и строительство новых городов в Туркестане! Проекты всесоюзного значения: Маверанабад и Маргианаполис, Сакианополь и Хорезмпур. Лучшим, отдадут вообще Китежград в России!

Девушка нахмурилась, от не слишком приятных воспоминаний. Почувствовав её эмоции, парень немного отстранив её от себя, заглянул в глаза.

- Прости что напомнил, тот случай, но кто то из нас, должен был воспользоваться подвернувшейся удачей. Я каждый день искал возможности подключить тебя в группу, ты просто не представляешь, как это сложно и сколько желающих в неё попасть.

Девушка приставила к его губам пальчик, заставив замолчать.

- Давай поговорим в другой обстановке…

Профессор Верман оторвавшись от очередного аналитического доклада, с усилием помассировал переносицу возле глаз. Работа с прошлого вечера в его отделе кипела не переставая и не прерываясь ни на минуту, отдельные сотрудники уходили на отдых, другие заступали на их место, но он, как руководитель, обязан был контролировать процесс  лично, по крайней мере, в первые три дня.

На мониторе замигала пиктограмка. Профессор поспешно ткнул в неё курсором. На экране развернулось изображение маленького уютного кафе где то в парке, во всяком случае, небольшие столики почти всюду затеняли ветви деревьев. За одним из столиков сидели двое и о чем то оживленно беседовали. Мужчина что то возбужденно рассказывал, дополняя рассказ жестикуляцией, девушка улыбалсь и временами даже смеялась касаясь рукой его руки.

Профессор довольно улыбнулся, бросил взгляд на соседний экран с выведенными, только ему понятными графиками, диаграммами и таблицами, удовлетворенно кивнул и набрал какую то команду на клавиатуре.

В маленькой уютной кафешке в тенистом парке, у девушки внезапно расцепился металлический браслет на руке и упал в траву.

- Ой, кажется сломался, - удивилась Маша, поднимая с земли металлическую змейку.

Профессор, еще несколько секунд понаблюдал за интересующей его парой и грустно улыбнувшись, отключил трансляцию. У этих двоих, всё уже было в порядке, простой случай, простые решения, но не у всех всё было так просто и за них, еще следовало побороться!

Профессор еще раз тяжело вздохнул и снова углубился в работу…



#11 Евгений Лонин

Евгений Лонин
  • Пользователи
  • 1931 сообщений

Отправлено 30 December 2015 - 20:33

Ээээх. Хорошо, понравилось. Единственное, по мне диалоги суховаты. А так вырос очень вкусный рассказ.
Чукча не писатель, чукча читатель

#12 Оксана Ворожейкина

Оксана Ворожейкина
  • Пользователи
  • 40 сообщений

Отправлено 06 February 2016 - 03:20

Зайдя с оказией, с прискорбием обнаружила, что значительно превысила лимит знаков. Подскажите, читатели, что на ваш взгляд лучше всего стоит убрать из текста. Какая часть наименее вам понравилась? 

Заранее благодарна.



#13 Андрей Иванов

Андрей Иванов
  • Пользователи
  • 40 сообщений

Отправлено 06 February 2016 - 08:26

Осталось ещё добавить сюжетную линию от лица полицейского, Дмитрия и прочих второстепенных персонажей, и получится полноценная книга  ;)





Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных