Перейти к содержимому


Полет состоится


Сообщений в теме: 34

#1 Guest_Полина_*

Guest_Полина_*
  • Гости

Отправлено 27 November 2015 - 20:11

Полина Юзбашян

Astartes@yandex.ru​

 

Полет состоится

В наушниках тихо играл джаз. Максим был до жути старомоден в вопросах музыки  – новые электронные хиты не вызывали у него абсолютно никакого ажиотажа, и он раз за разом переслушивал коллекцию старых аудиозаписей, многим из которых уже стукнуло полтора века. Разговаривать ни с кем не хотелось, и Максим проскользнул тенью мимо миловидных девушек-администраторш на улицу, в осеннюю прохладу больничного двора. Много лет назад он приехал из своего сравнительно небольшого городка в Москву, и все не переставал удивляться замысловатой фантазии столичных архитекторов – с первого взгляда город казался нагромождением островерхих башен из стекла и бетона. Но стоило изучить его чуть внимательно, и Москва раскрывалась перед изумленным странником как экзотический цветок – между небоскребами прятались парки, и тихие улочки, и старинные особняки. Максим был не первым и не последним, кто не устояв, всей душой влюбился в этот город.

Но теперь, похоже, пришла пора с ним распрощаться. Черная полоса, начавшаяся пару месяцев назад в жизни Максима, все никак не желала заканчиваться. А ведь все так хорошо начиналось – закончил университет с очень приличными результатами, попал на стажировку в крупнейшую столичную больницу, более того, сумел получить там работу. Максим был действительно талантливым реаниматологом, работать с ним в одной бригаде было легко и приятно, и он сумел довольно быстро завоевать любовь и уважение коллег. Особенно молодого хирурга Марины, с которой у него в считанные месяцы закрутился служебный роман. Казалось бы, живи да радуйся. Беда пришла откуда не ждали. Солнечным летним утром в приемный покой доставили молодого паренька с множественными травмами после автокатастрофы. Ситуация была тяжелая, но отнюдь не критичная, высококлассные специалисты и новейшее оборудование всегда спасали положение. Но в самый ответственный момент Максим остановился посреди шокового зала и понял, что не знает, что делать дальше. Он просто не мог пошевелиться. Руки, которые всегда сами знали, как им следует действовать, повисли плетьми и не отзывались на отчаянные призывы мозга. Когда коллеги заметили, что с Максимом что-то не так, было слишком поздно. Пациента они потеряли. Никогда, наверное, Максим не смог бы забыть взгляд матери того паренька, и горечь в глазах коллег, и разочарование начальства. В его практике это был первый подобный случай. Конечно, пациенты уходили и раньше, но это были вовсе не молодые и здоровые люди.

Максим не мог понять, что случилось с ним тогда. Он копался в себе снова и снова, не находя ответа, становился все более злым, раздражительным, окончательно потерял покой, практически не спал. Марина утешала его как могла, уговаривала, убждала, что это было следствие усталости, ведь Максим тогда проработал три смены подряд. Он отталкивал ее и все больше замыкался в себе. Через какое-то время стало ясно, что их отношения держатся на очень тонкой нити. Максим принял окончательное и бесповоротное решение уволиться и уехать назад в свой город, и уже даже договорился о переводе в областную больницу. Только пока не нашел в себе сил рассказать об этом коллегам, и, главное, Марине.

Тяжелые мысли роились в его голове, искры с сигареты звездочками летели в темную воду больничного пруда. Сквозь музыку в наушниках пробился звон внутрибольничного коммуникатора: «Максим, срочно в приемное, тут привезли женщину со взрыва!». Отбой. Максим бросил недокуренную сигарету и помчался назад в больницу.

 

Наталья Викторовна была вполне довольна собой и жизнью. Все складывалось как никогда удачно: ей не пришлось долго уговаривать министерство космической промышленности рассмотреть ее программу, и всего  лишь через полтора месяца она уже представляла свой проект и смету бюджета, составленную министерством, Верховному Совету. Тогда она волновалась так, как не волновалась никогда за все шестьдесят лет своей насыщенной и интересной жизни. Но ее приняли на удивление благожелательно, хотя осуществление ее плана и было невообразимо дорогим. Однако, что не говори, это был действительно мощный ход – ровно через сто лет после полета Гагарина, который когда-то заставил весь мир на несколько часов замереть в немом изумлении, запустить первую в истории экспедицию на Марс. Эта идея давно уже витала в воздухе, но лишь Наталья Викторовна взяла на себя смелость оформить идею в обличие слов и цифр. Много лет она искала по всей стране специалистов – молодых и старых, с отечественным и зарубежным образованием, со светлой головой и золотыми руками. Выступая в Совете она была абсолютно готова к любому вопросу. Наталья Викторовна, конечно, имела техническое образование, и даже в свое время обучалась на факультете астрофизики в Массачусетском Технологическом, куда ее послало стажироваться ее тогдашнее начальство. Однако сейчас ей требовались вовсе не ее знания, а ее неуемная энергия, способность сплачивать людей вокруг себя и харизма, заставлявшая окружающих верить ее словам.

С того самого выступления в Верховном Совете прошло уже почти два года. Многое успело измениться – в команду пришли новые люди, молодые, активные, проникнувшиеся захватывающей идеей быть первыми на Марсе. В общем-то, два года – это слишком короткий срок для подготовки полета. Но они справились, работая днями и ночами. Запуск состоится завтра, и весь мир увидит, что Советский Союз снова станет первым в космосе. Это очень большой идеологический шаг вперед, особенно учитывая попытки Китая и США совершить этот прорыв. Можно сказать, Наталья Викторовна ждала такого дела всю свою жизнь, и вложила в него накопленное годами вдохновение. Сейчас она мечтала о том, как завтра вечером, когда взлет наконец состоится, она сядет на поезд и через два часа уже будет в Питере, увидит детей и внуков, к которым не приезжала все то время, что занималась проектом.  Наталья Викторовна прекрасно понимала, что для маленького  Никиты она не самая лучшая бабушка, но, может быть, красивая модель ракеты, умеющая взлетать на полметра от земли, сменит гнев внука на милость?

Размышления о семье прервал телефонный звонок. На экране видеофона высветилось заспанное и взъерошенное лицо Паши, одного из программистов, которого лично Наталья Викторовна принимала на работу год назад. Он не так давно закончил университет, но был очень и очень талантливым парнем, и быстро влился в коллектив. Наталья Викторовна знала, что он писал сравнительно небольшой кусок кода программы, отвечавшей за запуск двигателей первой ступени ракеты, но, честно говоря, сама она в тонкости его работы не вникала, предоставляя многочисленные проверки более компетентным людям.

- Наталья Викторовна, Вы… простите, что я беспокою, но мне кажется… Только Вы не подумайте, что у меня паранойя или еще чего, - Паша снова замялся.

- Ну ты говори уже, что случилось. Не тяни, - подбодрила его начальница.

-  В общем, я же всю работу сдал уже давно. Но я-то помню, что и как в моем коде было. А сегодня зашел к ребятам в отдел, увидел у них готовый код. Он не такой. Пара неточностей всего лишь, но их-то там быть не должно! Сотню раз же его проверяли! А они говорят, им из службы безопасности его уже таким прислали…

- Стоп, Паш, ну не может этого быть. В твоем отделе все проверяли, в службе безопасности код точно никто не трогал. Может, ты все-таки эти правки вносил? Может, просто забыл?

- Наталья Викторовна, ну стал бы я за день до старта зря тревогу бить? Говорю же, я уверен, жалко все исходники уже с моего компьютера стерты и доказать Вам прямо сейчас не могу, только если ребята из службы безопасности показать их могут.  Я уж даже хотел лично Семену Васильевичу звонить, но решил сначала Вам сказать.

- Молодец. Сейчас позвоню ему, будь на месте.

Наталья Викторовна не дала себе времени на раздумья и сразу начала набирать на видеофоне номер начальника службы безопасности. Конечно, она понимала, что такой вариант развития событий был очень и очень маловероятным, но пойти на должностное преступление и не проверить все она не могла. Семена Васильевича на месте не оказалось, симпатичная секретарша объяснила, что он сейчас находится на экстренном совещании, коммуникатор с собой не взял, чтобы не отвлекали, но, поскольку у уважаемой Натальи Викторовны есть все соответствующие допуски, она может приехать в здание службы безопасности лично, если дело не терпит отлагательств. Пашу провести с собой она не могла, поэтому скомандовала ему ждать и никуда не уходить.

Быстро одевшись, она практически выбежала из своего офиса, спустилась на подземную стоянку, нащупала в кармане пальто ключи от своей машины… И в этот момент сознание заполнилось ярким, нестерпимым светом, а мир перевернулся с ног на голову.

 

Максим ворвался в приемное отделение и сразу наткнулся на медсестру Иру, которая молча показала ему  на палату интенсивной терапии. Когда он зашел туда, первое, что бросилось в глаза было огромное количество крови. Она была везде – на каталке, на полу, на одежде мечущихся по палате врачей. Это было вполне объяснимо – у женщины, лежавшей на каталке, практически отсутствовала правая нога. Ни слова не говоря, Максим натянул перчатки и приступил к работе – пациентке требовалась срочная операция, необходимо было хоть как-то стабилизировать ее состояние.

Операция была долгой, а случай весьма тяжелым – помимо ампутированной конечности присутствовали разрывы внутренних органов, ожоги, тяжелая травма мозга. Однако, на этот раз и Максим, и вся команда хирургов и анестезиологов были на высоте – через шесть часов женщина уже была в послеоперационном отделении реанимации. К тому времени, как операция закончилась, все в отделении уже знали, что их пациентка – известная личность, одна из лидеров проекта полета на Марс, а оказалась она здесь в результате несчастного случая в подземном гараже здания, где располагался ее офис. С заведующим отделения уже успел поговорить немолодой вежливый человек в штатском, который очень доходчиво объяснил, что накануне старта ракеты никому не нужны такие печальные и шокирующие подробности. Главная задача врачей – помочь Наталье Викторовне восстановиться, обсуждать эту тему вне больницы вовсе необязательно. В результате этого разговора в палату к пациентке не допускали практически никого, а Максим, как дежурный и лечащий врач должен был оставаться с ней практически неотлучно, благо других пациентов в отделении было немного.

В семь вечера Максим обошел три палаты интенсивной терапии, в которых лежали уже выздоравливающие пациенты и вернулся на свой пост в палате Натальи Викторовны. Сегодня он мог гордиться собой: хотя случай был тяжелый и по нынешним временам редкий, Максим сработал как настоящий профессионал. Анализируя свои действия, он мог с уверенностью сказать, что ни в чем не ошибся. Однако все это мало чем помогло его пациентке. Да, они смогли сохранить жизнь этой относительно молодой женщине, но никогда больше она не станет такой как прежде, не сможет вернуться к прежней работе, потеряет большую часть контактов с окружающим миром. Медицина шагнула далеко вперед с начала двадцать первого века, но вмешиваться в работу мозга и восстанавливать его утраченные функции врачи до сих пор не в силах. Максим не был даже уверен, сможет ли она заговорить, когда очнется.

Максим начал потихоньку засыпать под мерный шум аппаратуры, когда пациентка вдруг зашевелилась. Максим заметил, что Наталья Викторовна приоткрыла глаза и поморщилась от боли и хотел уже нажать тревожную кнопку, когда она слабо покачала головой в знак протеста.

- Я должен вызвать коллег, мы решим вопрос об обезболивании, чтобы Вам стало легче.

- Не надо, - хрипло проговорила Наталья Викторовна и потянулась куда-то необожженной рукой.

Сначала Максим не понял, что она хочет сделать, но потом увидел, что пациентка пытается показать на сложенные в углу кабинета вещи (одежду и сумочку пострадавшей особо попросили не убирать в сейф, пока она не очнется). Максим вскочил и подбежал к груде одежды, показывая Наталье Викторовне поочередно все ее вещи, пытаясь понять, чего же она хочет. Наконец он нашел маленький коммуникатор, и женщина вздохнула с облегчением. Когда Макс поднес ей устройство, она не могла даже поднять руку, чтоб набрать пароль, пришлось ухитриться подставить его так, чтобы женщина смогла дотянуться до экрана.

- Сделай все сам, не доверяй никому, - из последних сил прошептала Наталья Викторовна. Макс спрятал коммуникатор в карман халата и нажал тревожную кнопку.

 

Наталья Викторовна больше не приходила в сознание, что заставляло Максима все больше и больше паниковать. Сразу же после ухода коллег он стал просматривать материалы на коммуникаторе, и пребывал в шоке от увиденного. Он смог просмотреть разговор Натальи Викторовны с программистом и небольшое послание, записанное ей на скорую руку и, видимо, рассчитанное как раз на такой случай. Максим не особо интересовался космонавтикой, но сейчас даже ребенок знал о предстоящем полете на Марс. Но, судя по этим видео, ракета могла и не взлететь. Нужно было срочно что-то делать.

Первым делом Макс попробовал дозвониться до того самого программиста, но ответом ему были лишь длинные гудки. Попытка связаться со службой безопасности также провалилась. В приемной начальника вежливая девушка сообщила ему, что шеф все еще на совещании и достучаться до него можно только лично при наличии соответствующих полномочий, а по телефону горячей линии ему посоветовали не придумывать теории заговора и заняться делом. Собственно, ничего другого Максим и не ожидал, поскольку от растерянности и страха ненароком сболтнуть лишнего, был не очень убедителен.  Теперь все его надежды возлагались на Наталью Викторовну. Но состояние было стабильно тяжелым, и никаких тенденций к улучшению не было вот уже полтора часа. Время упорно убегало песком сквозь пальцы, а ответственность все плотнее давила Максу на грудь. Если он не сможет сообщить о том, что знает, погибнут хорошие люди, другие хорошие люди лишатся карьеры, а в целом страна серьезно сдаст позиции. И во всем будет виноват только он, Максим, не выполнивший свой гражданский долг.

Все случилось внезапно. Максим не слышал приближающихся шагов, и когда в палату стремительным шагом ворвалась Марина, он не успел спрятать коммуникатор, а при попытке замести следы и вовсе с громким стуком уронил его на пол. Отсутствием проницательности его девушка никогда не страдала. Излишней скромностью и податливостью тоже. Допрос был произведен технично и быстро. Испытывая громадные муки совести, Максим выложил все, что знал. Поначалу Марине в голову пришли все те же варианты решения проблемы, и она лично попыталась еще раз дозвониться в службу безопасности. Результат был примерно тем же.

Времени на поиск решения у них оставалось все меньше – ракета должна была стартовать в полдень. К тому же, их отказались отпустить с работы, и лично приехать и попытаться достучаться до кого-то из начальства возможности не было. Они сидели в палате, опустив головы и понимали, что шансов чем-то помочь у них практически нет. Вдруг Марина выпрямилась, как ужаленная, и повернулась к Максиму.

- Помнишь Вадима?

- Это тот, с которым ты в универе встречалась? Ну помню, ты рассказывала. А он-то тут причем? – проворчал Макс.

- Я тут недавно общалась с ним видеочате. Ну не смотри ты так, ты тогда в очередной раз ушел в себя, мне хотелось поговорить с живым человеком! Не суть, короче он ведь ординатуру в аэрокосмических войсках проходил. Я могу ошибаться, но, по-моему, он как раз в центре подготовки космонавтов работает. Мы можем попробовать до него дозвониться.

- И чего ты ждешь? – не особо вежливо поинтересовался Максим.

Вадим ответил не сразу, а когда все же взял трубку, видно было, что ему сейчас явно не до разговоров с бывшими девушками. За его спиной носились люди, связь была ужасной из-за шума на заднем плане. Чтобы объяснить суть проблемы, Марине понадобилось пять минут, чтобы помочь информации уложиться в усталой голове Влада, еще пятнадцать. В итоге он внезапно сорвался с места и куда-то побежал, приговаривая на ходу, что где-то в его здании как раз сейчас находится заместитель начальника службы безопасности, который приехал проверить готовность к полету. Спустя минут двадцать поисков, за которыми Марина и Максим следили через коммуникатор, нужный человек все же был найден и введен в курс дела. Судя по его изменившемуся лицу, он был первым, кто действительно понял, чем грозит эта ситуация.

Дальше все развивалось в точности как в кино – через десять минут к воротам больницы подъехало три больших черных машины, Марину и Максима вежливо туда погрузили, не менее вежливо сопроводили по лабиринту из одинаковых коридоров, заставили повторить всю историю раз пять разным людям, а затем провели в комнатку с видом на двор, полный весенней зелени и попросили их побыть там немного, ровно до того момента, как взлетит ракета и наступит хеппи-энд.

Они, в общем-то, не были простив. После событий всего последнего месяца и особенно последнего дня побыть просто вдвоем в комнате с кроватью и телевизором – вовсе не так уж плохо. Они здорово провели время, поговорив и помолчав обо всем, на что у них никак не находилось времени раньше. Когда утром они включили телевизор, их словно волной накрыли новости. По центральному каналу показывали доклад директора службы безопасности. Он говорил о том, что значимое, великое для нашей Родины событие пытались сорвать, совершив диверсию, что в результате  этой диверсии погибли два замечательных человека. Наталья Викторовна скончалась ночью в больнице, а программист Павел Васильев был застрелен вечером по дороге домой. Но они выполнили свой долг, запуск состоится, а их имена навсегда останутся в наших умах и сердцах.

Марина и Максим молчали. Им нечего было сказать, все было понятно без слов. На экране телевизора ракета  огненной рыжей свечой взмывала в синее апрельское небо. Вместе с ней покидали землю две таких маленьких, но таких важных жизни.

- Ты ведь не уедешь? – спросила Марина, поудобнее устраиваясь в объятиях Максима.

- Нет, - коротко проговорил он. Все остальное нельзя было выразить словами.



#2 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 07 December 2015 - 21:35

Есть мнение, рассказ нуждается в доработке.

 

1) Произошёл теракт. Постарадали не первые попавшиеся люди, как обычно, а руководительница проекта стоимостью в пару миллиардов баксов. Вы смогли бы поверить, что под дверью не стоит на низком старте следственная бригада, в надежде, что пострадавшая придёт в сознание и её можно будет допросить? Лично я бы в это не поверил. А уж отследить телефонные звонки за последние недели и осмотреть личные вещи — сам бог велел. Почему этого не происходит?

 

2) Вы правда думаете, что после подрыва Натальи Викторовны (о чём специальные службы не могут не узнать в течение нескольких минут) дежурные на горячей линии посмеют отшить человека, который заявил о факте саботажа того же самого проекта?



#3 Guest_Полина_*

Guest_Полина_*
  • Гости

Отправлено 09 December 2015 - 12:10

Как поступать с исправленной версией? Послать на конкурс заново?

#4 Kpt.Flint

Kpt.Flint
  • Пользователи
  • 768 сообщений

Отправлено 09 December 2015 - 13:35

Можете просто скинуть в тему ещё одно сообщение. Остальное мы сделаем сами.



#5 Guest_Полина_*

Guest_Полина_*
  • Гости

Отправлено 13 December 2015 - 12:29

Вариант 2

 

В наушниках тихо играл джаз. Максим был до жути старомоден в вопросах музыки  – новые электронные хиты не вызывали у него абсолютно никакого ажиотажа, и он раз за разом переслушивал коллекцию старых аудиозаписей, многим из которых уже стукнуло полтора века. Разговаривать ни с кем не хотелось, и Максим проскользнул тенью мимо миловидных девушек-администраторш на улицу, в осеннюю прохладу больничного двора. Много лет назад он приехал из своего сравнительно небольшого городка в Москву, и все не переставал удивляться замысловатой фантазии столичных архитекторов – с первого взгляда город казался нагромождением островерхих башен из стекла и бетона. Но стоило изучить его чуть внимательно, и Москва раскрывалась перед изумленным странником как экзотический цветок – между небоскребами прятались парки, и тихие улочки, и старинные особняки. Максим был не первым и не последним, кто не устояв, всей душой влюбился в этот город.

Но теперь, похоже, пришла пора с ним распрощаться. Черная полоса, начавшаяся пару месяцев назад в жизни Максима, все никак не желала заканчиваться. А ведь все так хорошо начиналось – закончил университет с очень приличными результатами, попал на стажировку в крупнейшую столичную больницу, более того, сумел получить там работу. Максим был действительно талантливым реаниматологом, работать с ним в одной бригаде было легко и приятно, и он сумел довольно быстро завоевать любовь и уважение коллег. Особенно молодого хирурга Марины, с которой у него в считанные месяцы закрутился служебный роман. Казалось бы, живи да радуйся. Беда пришла откуда не ждали. Солнечным летним утром в приемный покой доставили молодого паренька с множественными травмами после автокатастрофы. Ситуация была тяжелая, но отнюдь не критичная, высококлассные специалисты и новейшее оборудование всегда спасали положение. Но в самый ответственный момент Максим остановился посреди шокового зала и понял, что не знает, что делать дальше. Он просто не мог пошевелиться. Руки, которые всегда сами знали, как им следует действовать, повисли плетьми и не отзывались на отчаянные призывы мозга. Когда коллеги заметили, что с Максимом что-то не так, было слишком поздно. Пациента они потеряли. Никогда, наверное, Максим не смог бы забыть взгляд матери того паренька, и горечь в глазах коллег, и разочарование начальства. В его практике это был первый подобный случай. Конечно, пациенты уходили и раньше, но это были вовсе не молодые и здоровые люди.

Максим не мог понять, что случилось с ним тогда. Он копался в себе снова и снова, не находя ответа, становился все более злым, раздражительным, окончательно потерял покой, практически не спал. Марина утешала его как могла, уговаривала, убеждала, что это было следствием усталости, ведь Максим тогда проработал три смены подряд. Он отталкивал ее и все больше замыкался в себе. Через какое-то время стало ясно, что их отношения держатся на очень тонкой нити. Максим принял окончательное и бесповоротное решение уволиться и уехать назад в свой город, и уже даже договорился о переводе в областную больницу. Только пока не нашел в себе сил рассказать об этом коллегам, и, главное, Марине.

Тяжелые мысли роились в его голове, искры с сигареты звездочками летели в темную воду больничного пруда. Сквозь музыку в наушниках пробился звон внутрибольничного коммуникатора: «Максим, срочно в приемное, тут привезли женщину со взрыва!». Отбой. Максим бросил недокуренную сигарету и помчался назад в больницу.

 

Наталья Викторовна была вполне довольна собой и жизнью. Все складывалось как никогда удачно: ей не пришлось долго уговаривать министерство космической промышленности рассмотреть ее программу, и всего  лишь через полтора месяца она уже представляла свой проект и смету бюджета, составленную министерством, Верховному Совету. Тогда она волновалась так, как не волновалась никогда за все шестьдесят лет своей насыщенной и интересной жизни. Но ее приняли на удивление благожелательно, хотя осуществление ее плана и было невообразимо дорогим. Однако, что не говори, это был действительно мощный ход – ровно через сто лет после полета Гагарина, который когда-то заставил весь мир на несколько часов замереть в немом изумлении, запустить первую в истории экспедицию на Марс. Эта идея давно уже витала в воздухе, но лишь Наталья Викторовна взяла на себя смелость оформить идею в обличие слов и цифр. Много лет она искала по всей стране специалистов – молодых и старых, с отечественным и зарубежным образованием, со светлой головой и золотыми руками. Выступая в Совете она была абсолютно готова к любому вопросу. Наталья Викторовна, конечно, имела техническое образование, и даже в свое время обучалась на факультете астрофизики в Массачусетском Технологическом, куда ее послало стажироваться ее тогдашнее начальство. Однако сейчас ей требовались вовсе не ее знания, а ее неуемная энергия, способность сплачивать людей вокруг себя и харизма, заставлявшая окружающих верить ее словам.

С того самого выступления в Верховном Совете прошло уже почти два года. Многое успело измениться – в команду пришли новые люди, молодые, активные, проникнувшиеся захватывающей идеей быть первыми на Марсе. В общем-то, два года – это слишком короткий срок для подготовки полета. Но они справились, работая днями и ночами. Запуск состоится завтра, и весь мир увидит, что Советский Союз снова станет первым в космосе. Это очень большой идеологический шаг вперед, особенно учитывая попытки Китая и США совершить этот прорыв. Можно сказать, Наталья Викторовна ждала такого дела всю свою жизнь, и вложила в него накопленное годами вдохновение. Сейчас она мечтала о том, как завтра вечером, когда взлет наконец состоится, она сядет на поезд и через два часа уже будет в Питере, увидит детей и внуков, к которым не приезжала все то время, что занималась проектом.  Наталья Викторовна прекрасно понимала, что для маленького  Никиты она не самая лучшая бабушка, но, может быть, красивая модель ракеты, умеющая взлетать на полметра от земли, сменит гнев внука на милость?

Размышления о семье прервал телефонный звонок. На экране видеофона высветилось заспанное и взъерошенное лицо Паши, одного из программистов, которого лично Наталья Викторовна принимала на работу год назад. Он не так давно закончил университет, но был очень и очень талантливым парнем, и быстро влился в коллектив. Наталья Викторовна знала, что он писал сравнительно небольшой кусок кода программы, отвечавшей за запуск двигателей первой ступени ракеты, но, честно говоря, сама она в тонкости его работы не вникала, предоставляя многочисленные проверки более компетентным людям.

- Наталья Викторовна, Вы… простите, что я беспокою, но мне кажется… Только Вы не подумайте, что у меня паранойя или еще чего, - Паша снова замялся.

- Ну ты говори уже, что случилось. Не тяни, - подбодрила его начальница.

-  В общем, я же всю работу сдал уже давно. Но я-то помню, что и как в моем коде было. А сегодня зашел к ребятам в отдел, увидел у них готовый код. Он не такой. Пара неточностей всего лишь, но их-то там быть не должно! Сотню раз же его проверяли! А они говорят, им из службы безопасности его уже таким прислали…

- Стоп, Паш, ну не может этого быть. В твоем отделе все проверяли, в службе безопасности код точно никто не трогал. Может, ты все-таки эти правки вносил? Может, просто забыл?

- Наталья Викторовна, ну стал бы я за день до старта зря тревогу бить? Говорю же, я уверен, жалко все исходники уже с моего компьютера стерты и доказать Вам прямо сейчас не могу, только если ребята из службы безопасности показать их могут.  Я уж даже хотел лично Семену Васильевичу звонить, но решил сначала Вам сказать.

- Молодец. Сейчас позвоню ему, будь на месте.

Наталья Викторовна не дала себе времени на раздумья и сразу начала набирать на видеофоне номер начальника службы безопасности. Конечно, она понимала, что такой вариант развития событий был очень и очень маловероятным, но пойти на должностное преступление и не проверить все она не могла. Семена Васильевича на месте не оказалось, симпатичная секретарша объяснила, что он сейчас находится на экстренном совещании, коммуникатор с собой не взял, чтобы не отвлекали, но, поскольку у уважаемой Натальи Викторовны есть все соответствующие допуски, она может приехать в здание службы безопасности лично, если дело не терпит отлагательств. Пашу провести с собой она не могла, поэтому скомандовала ему ждать и никуда не уходить.

Быстро одевшись, она практически выбежала из своего офиса, спустилась на подземную стоянку, нащупала в кармане пальто ключи от своей машины… И в этот момент сознание заполнилось ярким, нестерпимым светом, а мир перевернулся с ног на голову.

 

Максим ворвался в приемное отделение и сразу наткнулся на медсестру Иру, которая молча показала ему  на палату интенсивной терапии. Когда он зашел туда, первое, что бросилось в глаза было огромное количество крови. Она была везде – на каталке, на полу, на одежде мечущихся по палате врачей. Это было вполне объяснимо – у женщины, лежавшей на каталке, практически отсутствовала правая нога. Ни слова не говоря, Максим натянул перчатки и приступил к работе – пациентке требовалась срочная операция, необходимо было хоть как-то стабилизировать ее состояние.

Операция была долгой, а случай весьма тяжелым – помимо ампутированной конечности присутствовали разрывы внутренних органов, ожоги, тяжелая травма мозга. Однако, на этот раз и Максим, и вся команда хирургов и анестезиологов были на высоте – через шесть часов женщина уже была в послеоперационном отделении реанимации. К тому времени, как операция закончилась, все в отделении уже знали, что их пациентка – известная личность, одна из лидеров проекта полета на Марс, а оказалась она здесь в результате несчастного случая в подземном гараже здания, где располагался ее офис. С заведующим отделения уже успел поговорить немолодой вежливый человек в штатском, который очень доходчиво объяснил, что накануне старта ракеты никому не нужны такие печальные и шокирующие подробности. Главная задача врачей – помочь Наталье Викторовне восстановиться, обсуждать эту тему вне больницы вовсе необязательно. В результате этого разговора в палату к пациентке не допускали практически никого, а Максим, как дежурный и лечащий врач должен был оставаться с ней практически неотлучно, благо других пациентов в отделении было немного.

В семь вечера Максим обошел три палаты интенсивной терапии, в которых лежали уже выздоравливающие пациенты и вернулся на свой пост в палате Натальи Викторовны. Сегодня он мог гордиться собой: хотя случай был тяжелый и по нынешним временам редкий, Максим сработал как настоящий профессионал. Анализируя свои действия, он мог с уверенностью сказать, что ни в чем не ошибся. Однако все это мало чем помогло его пациентке. Да, они смогли сохранить жизнь этой относительно молодой женщине, но никогда больше она не станет такой как прежде, не сможет вернуться к прежней работе, потеряет большую часть контактов с окружающим миром. Медицина шагнула далеко вперед с начала двадцать первого века, но вмешиваться в работу мозга и восстанавливать его утраченные функции врачи до сих пор не в силах. Максим не был даже уверен, сможет ли она заговорить, когда очнется.

Максим начал потихоньку засыпать под мерный шум аппаратуры, когда пациентка вдруг зашевелилась. Максим заметил, что Наталья Викторовна приоткрыла глаза и поморщилась от боли и хотел уже нажать тревожную кнопку, когда она слабо покачала головой в знак протеста.

- Я должен вызвать коллег, мы решим вопрос об обезболивании, чтобы Вам стало легче.

- Не надо, - хрипло проговорила Наталья Викторовна и потянулась куда-то необожженной рукой.

Сначала Максим не понял, что она хочет сделать, но потом увидел, что пациентка пытается показать на сложенные в углу кабинета вещи (одежду и сумочку пострадавшей особо попросили не убирать в сейф, пока она не очнется). Максим вскочил и подбежал к груде одежды, показывая Наталье Викторовне поочередно все ее вещи, пытаясь понять, чего же она хочет. Наконец он нашел маленький коммуникатор, и женщина вздохнула с облегчением. Когда Макс поднес ей устройство, она не могла даже поднять руку, чтоб набрать пароль, пришлось ухитриться подставить его так, чтобы женщина смогла дотянуться до экрана.

- Сделай все сам, не доверяй никому, - из последних сил прошептала Наталья Викторовна. Макс спрятал коммуникатор в карман халата и нажал тревожную кнопку.

 

Наталья Викторовна больше не приходила в сознание, что заставляло Максима все больше и больше паниковать. Сразу же после ухода коллег он стал просматривать материалы на коммуникаторе, и пребывал в шоке от увиденного. Он смог просмотреть разговор Натальи Викторовны с программистом и небольшое послание, записанное ей на скорую руку и, видимо, рассчитанное как раз на такой случай. Максим не особо интересовался космонавтикой, но сейчас даже ребенок знал о предстоящем полете на Марс. Но, судя по этим видео, ракета могла и не взлететь. Нужно было срочно что-то делать.

Первым делом Макс попробовал дозвониться до того самого программиста, но ответом ему были лишь длинные гудки. Попытка связаться со службой безопасности также провалилась. В приемной начальника вежливая девушка сообщила ему, что шеф все еще на совещании и достучаться до него можно только лично при наличии соответствующих полномочий, а по телефону горячей линии ему посоветовали не придумывать теории заговора и заняться делом. Собственно, ничего другого Максим и не ожидал, поскольку от растерянности и страха ненароком сболтнуть лишнего, был не очень убедителен.  Теперь все его надежды возлагались на Наталью Викторовну. Но состояние было стабильно тяжелым, и никаких тенденций к улучшению не было вот уже полтора часа. Время упорно убегало песком сквозь пальцы, а ответственность все плотнее давила Максу на грудь. Если он не сможет сообщить о том, что знает, погибнут хорошие люди, другие хорошие люди лишатся карьеры, а в целом страна серьезно сдаст позиции. И во всем будет виноват только он, Максим, не выполнивший свой гражданский долг.

Все случилось внезапно. Максим не слышал приближающихся шагов, и когда в палату стремительным шагом ворвалась Марина, он не успел спрятать коммуникатор, а при попытке замести следы и вовсе с громким стуком уронил его на пол. Отсутствием проницательности его девушка никогда не страдала. Излишней скромностью и податливостью тоже. Допрос был произведен технично и быстро. Испытывая громадные муки совести, Максим выложил все, что знал. Поначалу Марине в голову пришли все те же варианты решения проблемы, и она лично попыталась еще раз дозвониться в службу безопасности. Результат был примерно тем же.

Времени на поиск решения у них оставалось все меньше – ракета должна была стартовать в полдень. К тому же, их отказались отпустить с работы, и лично приехать и попытаться достучаться до кого-то из начальства возможности не было. Они сидели в палате, опустив головы и понимали, что шансов чем-то помочь у них практически нет. Вдруг Марина выпрямилась, как ужаленная, и повернулась к Максиму.

- Помнишь Вадима?

- Это тот, с которым ты в универе встречалась? Ну помню, ты рассказывала. А он-то тут причем? – проворчал Макс.

- Я тут недавно общалась с ним видеочате. Ну не смотри ты так, ты тогда в очередной раз ушел в себя, мне хотелось поговорить с живым человеком! Не суть, короче он ведь ординатуру в аэрокосмических войсках проходил. Я могу ошибаться, но, по-моему, он как раз в центре подготовки космонавтов работает. Мы можем попробовать до него дозвониться.

- И чего ты ждешь? – не особо вежливо поинтересовался Максим.

Вадим ответил не сразу, а когда все же взял трубку, видно было, что ему сейчас явно не до разговоров с бывшими девушками. За его спиной носились люди, связь была ужасной из-за шума на заднем плане. Чтобы объяснить суть проблемы, Марине понадобилось пять минут, чтобы помочь информации уложиться в усталой голове Влада, еще пятнадцать. В итоге он внезапно сорвался с места и куда-то побежал, приговаривая на ходу, что где-то в его здании как раз сейчас находится заместитель начальника службы безопасности, который приехал проверить готовность к полету. Спустя минут двадцать поисков, за которыми Марина и Максим следили через коммуникатор, нужный человек все же был найден и введен в курс дела. Судя по его изменившемуся лицу, он был первым, кто действительно понял, чем грозит эта ситуация.

Дальше все развивалось в точности как в кино – через десять минут к воротам больницы подъехало три больших черных машины, Марину и Максима вежливо туда погрузили, не менее вежливо сопроводили по лабиринту из одинаковых коридоров, заставили повторить всю историю раз пять разным людям, а затем провели в комнатку с видом на двор, полный весенней зелени и попросили их побыть там немного, ровно до того момента, как взлетит ракета и наступит хеппи-энд.

Они, в общем-то, не были против. После событий всего последнего месяца и особенно последнего дня побыть просто вдвоем в комнате с кроватью и телевизором – вовсе не так уж плохо. Они здорово провели время, поговорив и помолчав обо всем, на что у них никак не находилось времени раньше. Когда утром они включили телевизор, их словно волной накрыли новости. По центральному каналу показывали доклад директора службы безопасности. Он говорил о том, что значимое, великое для нашей Родины событие пытались сорвать, совершив диверсию, что в результате  этой диверсии погибли два замечательных человека. Наталья Викторовна скончалась ночью в больнице, а программист Павел Васильев был застрелен вечером по дороге домой. Но они выполнили свой долг, запуск состоится, а их имена навсегда останутся в наших умах и сердцах.

Марина и Максим молчали. Им нечего было сказать, все было понятно без слов. На экране телевизора ракета  огненной рыжей свечой взмывала в синее апрельское небо. Вместе с ней покидали землю две таких маленьких, но таких важных жизни.

- Ты ведь не уедешь? – спросила Марина, поудобнее устраиваясь в объятиях Максима.

- Нет, - коротко проговорил он. Все остальное нельзя было выразить словами.

 

Дверь отъехала в сторону бесшумно и без предупреждения. Максим и Марина, с трудом оторвавшись друг от друга, молча уставились на строго одетого человека лет шестидесяти, стоявшего в дверях.

- Доброе утро, молодые люди, думаю, мне представляться нужды нет, вы ведь только что наблюдали мой доклад по телевизору, - лукаво улыбнулся директор службы безопасности. В ответ он получил лишь растерянное нечленораздельное мычание. – Ну что ж, я хотел бы поблагодарить вас за проявленную инициативу и настойчивость. И за то, что вы, уважая свою пациентку, сделали все, чтобы выполнить ее просьбу.

- Только все это было напрасно, так? Вы с самого начала были в курсе? – неожиданно подала голос Марина. Максим лишь пораженно уставился на нее, мысленно умоляя мироздание на несколько минут отнять у подруги голос, - Мне сразу странным показалось, что на нас все так странно реагировали, никто информацию воспринимать не хотел. А потом все одно к одному сложилось.

- Да, Марина Анатольевна, Вы, конечно, правы. Мы действительно знали о готовящихся диверсиях, но были связаны по рукам и ногам необходимостью выждать и вычислить самую крупную рыбу в этом заговоре. Иначе мы рисковали бы не только срывом проекта, но и потерей многих наших новейших разработок. Наталья Викторовна была в курсе обо всех рисках, но мы не ожидали, что они будут действовать так нагло и в открытую. Ну а уж взрыв в нашем же здании – это вообще запредельная глупость с их стороны – Паша спугнул их своим звонком, заставил занервничать. Собственно, именно на этом преступники и провалились, открыв нам всю свою агентурную сеть. Жаль, нам не удалось избежать огласки.

- А то, что погибли люди, это не жаль? Почему вы их не защитили?

- Все наши сотрудники прекрасно знают о том, в какой опасной обстановке работают. Поверьте, мне сейчас очень тяжело говорить об этом, ведь Наталья Викторовна была моей близкой подругой. Но здесь мы уже ничего не в силах изменить. Вообще-то, я пришел сюда поговорить о вашей судьбе.

- Слишком много знаем, да? – мрачно пробормотал Максим.

- Молодой человек, поменьше б вы смотрели голливудских фильмов, - усмехнулся Семен Васильевич, - у нас все-таки не Америка. Я хотел бы предложить вам работу. Я читал ваши характеристики. Да, Максим, про тот случай я тоже в курсе. Но сейчас мы как раз набираем в проект медиков и биологов. Нам нужно разрабатывать новые технологии оказания неотложной помощи в условиях космоса. Думаю, вы нам подходите. Ну как согласны попробовать?

Максим и Марина молча переглянулись. Разве можно отказаться от работы мечты?



#6 Guest_Гость_*

Guest_Гость_*
  • Гости

Отправлено 13 December 2015 - 14:11

Второй вариант мне нравится намного больше, хорошо, что автор доработал свой рассказ



#7 Евгений Лонин

Евгений Лонин
  • Пользователи
  • 1931 сообщений

Отправлено 13 December 2015 - 21:33

Вариант два понравился.
Чукча не писатель, чукча читатель

#8 Guest_Полина_*

Guest_Полина_*
  • Гости

Отправлено 18 December 2015 - 19:20

Полина, у нас с Вами одинаковый логин. Что делать? Получится, что нам на двоих можно будет 3 рассказа подавать)))

И изменить невозможно, пока не зарегистрируешься. Вы можете зарегистрироваться, я - нет. У меня э-мейл на МАЙЛ.РУ



#9 Guest_Полина_*

Guest_Полина_*
  • Гости

Отправлено 18 December 2015 - 19:33

В рассказе указана и фамилия автора, думаю, модераторы разберутся)

#10 Guest_ValAres_*

Guest_ValAres_*
  • Гости

Отправлено 23 December 2015 - 15:34

Очень занимательный рассказ! Пятёрка автору!!!! 



#11 Guest_Александра_*

Guest_Александра_*
  • Гости

Отправлено 23 December 2015 - 18:24

Рассказ очень интересный, захватывающий от самых первых строчек до последних!) автору самый высокий балл и благодарность за полученное удовольствие!

#12 Fallible_fiend

Fallible_fiend
  • Пользователи
  • 466 сообщений
  • ГородПермь

Отправлено 23 December 2015 - 21:56

Неплохо написано, даже в более кратком первом варианте (про то, что есть более длинный вариант с исправлениями - узнал только из комментариев, иначе читал бы сразу его) - натяжек особых не ощутил, воспринимается вполне достоверно.

 

Что царапнуло при чтении:

 

1) Дата события (высадка на Марс к 100-летию полёта Гагарина) не совсем соответствует поставленным нам граничным условиям - ЕМНИП, там говорилось о первых попытках высадки в 2030-2040-х годах, а к 2060-м уже относилось появление первых поселений на Марсе.

 

2) Способ устранения героини вызывает вопросы - вот вспышка, а вот она уже в реанимации; лишь косвенно становится понятно, что бабушку таки взорвали. Закладка бомбы, вообще-то, требует подготовки загодя - а по сюжету плохиши должны были аврально устранить случайно узнавшую лишнее свидетельницу. Могли, конечно, подстраховаться и заложить бомбу в машину директора заранее - но логики в этом мало, обычно директор крупного проекта далеко не первый в списке тех, кто может случайно узнать лишнее. Невредно было бы как-то пояснить в рассказе этот момент.

 

3) Опечатка (видимо): в одном месте Вадим вдруг превращается во Влада.

 

Ну и совсем уже мелкие придирки: за день до запуска всё руководство эпохального проекта торчит в "нерезиновой" столице, за тысячи километров от места событий - как-то странно. Я понимаю - интернет, скайп, прочие там коммуникаторы - но всё-таки. Также старт межпланетного пилотируемого корабля прямо с Земли потребует очуменного по нынешним меркам носителя, единственная авария которого навернёт весь проект и чревато страшнейшими разрушениями на земле (что собссно, и попытались сделать плохиши по сюжету). Лично мне кажется более разумным и надёжным его вывод на орбиту по частям и окончательная сборка уже в космосе - уж в 2061 году, согласно сеттингу, тот уровень техники должен бы позволять это делать (собссно, доставленные к Земле астероиды позволили бы даже не поднимать с Земли на орбиту все части корабля, а что-то изготавливать прямо на орбите). Понятно, что рассказ фантастический, поэтому небольшими фантастическими допущениями вполне можно всё это обосновать - это уже ваше авторское дело. Рассказ в целом, повторюсь - хорош.



#13 Guest_Полина_*

Guest_Полина_*
  • Гости

Отправлено 24 December 2015 - 12:34

Спасибо за замечания! Некоторые недоработки я действительно проглядела, за Влада особенно стыдно;) Единственное, я что-то сомневаюсь, что выведение астероида на орбиту и транспортировка матерьялов обойдутся меньшей кровью, чем сборка модулей на Земле. С другой стороны, я не физик, поэтому могу ошибаться)

#14 Fallible_fiend

Fallible_fiend
  • Пользователи
  • 466 сообщений
  • ГородПермь

Отправлено 24 December 2015 - 14:33

Спасибо за замечания! Некоторые недоработки я действительно проглядела, за Влада особенно стыдно ;) Единственное, я что-то сомневаюсь, что выведение астероида на орбиту и транспортировка матерьялов обойдутся меньшей кровью, чем сборка модулей на Земле. С другой стороны, я не физик, поэтому могу ошибаться)

 

Ну, транспортировка астероидов нам даже была задана по условиям, как одна из деталей повседневности 2061 года. 

 

Вспомнил ещё один моментик в рассказе, оставляющий недоумение - когда герои не поехали убеждать и доказывать, потому что их "не отпустили с работы". В тех-то обстоятельствах какое может быть "не отпустили", что за режим такой - на подводной лодке, что ли, работают? Жена рожает, аппендикс воспалился, дедушка 110-летний с Луны прилетел погостить на полчаса - да мало ли какую отмазку можно придумать. Какая бы там ни была вооружённая охрана с собаками - в крайнем случае стакан спирта замахнуть, на охрану дохнуть и всё, сами составят протокол и выведут за проходную под белы рученьки :-) Так что тут другая отмазка нужна. Хотя бы так - совсем было отпросились и собрались ехать (понимая, что мало что светит), но тут девушка вспомнила про своего бывшего Вадима/Влада, через которого всяко вернее будет.



#15 Guest_Полина_*

Guest_Полина_*
  • Гости

Отправлено 24 December 2015 - 15:18

Справедливое замечание, но я тут исходила из того, что раз в отделении такая тяжелая пациентка, и врач сам не уйдет, и начальник не отпустит. Спасибо Вам за такие корректные указания, это подтолкнуло меня еще раз пересмотреть рассказ)

#16 Guest_Worker_*

Guest_Worker_*
  • Гости

Отправлено 04 January 2016 - 18:08

Второй вариант читается лучше, видна работа над текстом, автору удачи)



#17 Wadim120371

Wadim120371
  • Пользователи
  • 18 сообщений

Отправлено 05 January 2016 - 03:33

Рассказ хорош, но имеет некоторые шероховатости. Если бы писал я, то сделал бы так, чтобы женщина выжила, иначе и психологическое состояние врача должно сорваться полностью ( два трупа уже) и не взяли бы его. Пусть парализует напрочь, но пусть выживет женщина. Это реалистичнее.



#18 Guest_Полина_*

Guest_Полина_*
  • Гости

Отправлено 05 January 2016 - 11:35

Я думала об этом, но все-таки второй труп не на совести врача, ведь он сделал все, что мог и что должен был

#19 Guest_Полина_*

Guest_Полина_*
  • Гости

Отправлено 05 January 2016 - 11:36

Я думала об этом, но все-таки второй труп не на совести врача, ведь он сделал все, что мог и что должен был

#20 ТатьянаП

ТатьянаП
  • Пользователи
  • 511 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 05 January 2016 - 11:43

А я думаю, что у некоторых прекрасных хирургов, к сожалению, бывает и более двух потерь пациентов подряд. Но потому и не всякий может быть хирургом, а тот, кто выбирает эту профессию, должен быть очень сильным человеком.





Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных