Перейти к содержимому


Ирина Ваганова "Футуристическая зарисовка"


Сообщений в теме: 7

#1 Guest_Ирина Ваганова_*

Guest_Ирина Ваганова_*
  • Гости

Отправлено 13 November 2015 - 17:27

Ирина Ваганова

ilva05feb@gmail.com

 

 

Футуристическая зарисовка

 

«Айя стояла на площадке Воробьёвых гор, любуясь видом. Её нравилось это место, тут всё дышало историей. Надо отдать должное москвичам, они берегут свой город. Как славно, что Павел назначил свидание здесь. А с другой стороны, где ещё? Как раз на полпути до её и до его дома, на подходящем для утренней пробежки расстоянии. Айя жила и работала в Питере, Павел в Казани.

Почему его до сих пор нет? Девушка боролась с желанием установить связь, она сама не любила говорить на бегу и другим старалась не звонить, когда они в дороге.

Река неторопливо катила свои воды, кое-где можно разглядеть рыбаков, по старинке таскавших плотвичку и окуньков с помощью удилища.

– Здравствуй, Айя! – родной голос.

Павел подошёл, приобнял и поцеловал подругу в щёку.

– Здравствуй, милый, – ответила она.

– Извини, опоздал.

– Всего две минуты, – Айя улыбнулась, – что-то случилось?

– Не рассчитал силы, самочувствие неважное.

Девушка подняла глаза, разглядывая любимое лицо, увидела прыщик на подбородке, легко коснулась его пальцем.

– Что с твоим иммунитетом? Давно тестировал жизненные показатели?

 – Позавчера. Иммунитет чуть снижен, я принял нужные порошки, не беспокойся.

Девушка снова прижалась щекой к его груди, они, обнявшись, любовались прекрасным видом старого города. О многом хотели поговорить, вот так близко-близко, но молчали, наслаждаясь тактильными ощущениями.

– Пойдём, побродим по дорожкам, – предложил, наконец, Павел, – совсем другое чувство, когда шагаешь по земле.

– Да, я тоже никак не привыкну.

Под ногами шелестело полотно, сотканное из ярко-жёлтых, бордовых и оранжевых листьев. Воздух поил пряным ароматом. Душа наполнилась радостью от редких в обычной жизни впечатлений.

– Красиво.

– Восхитительно.

– Это оттого что ты рядом.

– Да, любимая.

– Давай, завтра опять встретимся здесь? – Айя остановилась и, смеясь, раскинула руки, словно хотела обнять все деревья парка.

Павел погрустнел:

– Боюсь, не получится. Мне срочно надо бежать в Нью-Йорк на конференцию. Неделю точно не смогу вырваться к тебе.

– Ты? Почему? Ведь должен был Фумио представлять ваш институт.

– У него что-то с отцом, рванул вчера вечером в Киото. Вместо него придётся участвовать мне.

– Жаль. То есть, я рада за тебя, дорогой, – поправилась Айя, – что же так неожиданно случилось с папой Фумио?

– Подозревают инфаркт.

– В наше время?

– Он сторонник старой медицины, близко не подпускает к себе всеобщий врачебный контроль. Обязательное тестирование последний раз проходил студентом.

– Разве так можно?!

– Что делать! Находятся на планете люди, противящиеся всеобщему слежению. Хорошо ещё, что не всем это позволено. Отец Фумио из-за своей прихоти работает садовником, хотя подавал надежды как учёный.

– Надеюсь, всё обойдётся, – вздохнула Айя и спросила, – когда тебе надо бежать?

Павел прищурился, сверяясь со встроенными в мозг часами.

– А вот уже через минуту. – Щёлкнул пальцами, отключая напоминание. – Прости, дорогая, стартую.

Они подходили к площадке, где припаркованы шаголёты. Молодой человек поцеловал любимую, подошёл к прозрачному эллипсоиду. Дверь автоматически отъехала, Павел ступил на беговую дорожку, взялся за поручни.

– Когда добежишь до Нью-Йорка? Путь неблизкий, – посетовала Айя.

– К десяти надо быть.

– Паша! Ты помчишься с бешеной скоростью? Над океаном! Это опасно, если кто-то окажется на пути, столкновения не миновать!

– Поднимусь повыше, запрошу отдельный коридор. Не переживай, всё будет хорошо.

Дверь плотно закрылась, Павел улыбнулся на прощание, побежал. С тихим урчанием  шаголёт оторвался от земли и через минуту скрылся в холодной синеве.

Айя думала, они погуляют дольше, до начала рабочего дня ещё уйма времени, можно успеть в Питер, даже если идти со скоростью черепахи. Она поднялась на нижний транспортный уровень, занесла в навигатор место назначения, включила первую передачу и не спеша пошла домой. Можно спокойно разглядывать, здания, дворы, улочки и площади. Этот уровень свободен, всё-таки люди предпочитают бегать на большей скорости и забираются выше. Сверху город выглядел опрятно, хотелось спуститься и пройтись по земле. Айя уже тронула кнопку тормоза, но передумала: в другой раз они погуляют здесь вместе с Павлом.

Городские постройки остались позади, под ногами простирался не сбросивший пока яркую листву лес. Айя сквозь прозрачный пол шаголёта любовалась то речушкой, то озером слепящим солнечными бликами, разглядывала заросшие дороги, где бродили лоси, пробегали зайчишки, или, растянувшись на припёке, грели бока медведи. Вдруг прямо по курсу показалась стайка птиц. Они должны свернуть, наткнувшись на защитное поле шаголёта. Девушка глянула на пульт. Поля нет! Автоматика не сработала, а сама Айя не догадалась проверить и подключить вручную. Проклятая рассеянность! В следующий миг корпус шаголёта получил несколько ударов, замигал сигнал тревоги, девушке померещился отчаянный писк. Что-то попало в турбину. Шаголёт дёрнулся, ещё раз и вот, над ним раскрылся купол парашюта. Айя успела вручную направить парящую капсулу на свободное от деревьев пространство. Это участок заброшенной столетие назад дороги. По обочинам заросли малинника и кипрея, сквозь асфальт пробилась и кустится ещё не пожухшая трава.

Первым по громкой связи зазвучал голос дежурного врача:

– У вас, Айя Сонмова, стресс. Что-то случилось?

– Да, доктор, мой шаголёт совершил вынужденную посадку.

– Жизненные показатели в норме, чтобы скомпенсировать влияние стресса примите порошок номер семьдесят восемь. Он есть в аптечке.

– Я знаю, спасибо.

Девушка нажала цифры семь и восемь на экране аптечки, тут же выдвинулась полочка с одноразовым стаканчиком. Выпила. Вздрогнула от резкого:

– Шаголёт номер двадцать пятнадцать! Ваши координаты получены, высылаем помощь! – это аварийная служба.

– Спасибо, жду.

– Милая, ответь, что с тобой? – беспокойный баритон Павла.

– Всё хорошо, совершила вынужденную посадку, тебя уже известили?

– Мне вернуться? Скажи, как ты себя чувствуешь? – Дыханье Павла сбивалось, он говорил на бегу.

– Не-нет, всё в порядке, помощь выслали. Единственное что мне угрожает, это жажда и голод, я не взяла провизии, – пробовала шутить Айя, – ну, ничего, в крайнем случае, соберу земляники.

– Ты в лесу?! Не выходи из шаголёта, там наверняка полно диких зверей. – Слышалось, как Павел замедлил шаг, – земляники сейчас нет, если только брусника или клюква, но это на болотах, не вздумай бродить там!

– Милый, я никуда не пойду, не беспокойся. – Девушке приятно было слушать любимого, но она понимала, что он может опоздать на конференцию, если продолжит болтать с ней. Всё-таки до Нью-Йорка семь с половиной тысяч километров. – Иди, не останавливайся. И проверь, включено ли защитное поле, моё подвело, как видишь.

– На такой высоте птиц нет. – Павел говорил весело. – Я, в отличие от некоторых, всё проверяю, прежде чем отправлюсь в дорогу.

– Счастливого пути! – сказала она и подумала: «Что за моду взяли проводить эти сборища, так удобны видеоконференции!»

Подняла глаза, изучая незагороженный верхушками деревьев участок неба. Тихо. Никто больше не вызывает. Когда к ней прибегут спасатели? Стоять в шаголёте глупо, можно присесть на откидное кресло, но тоже как-то скучно. Айя всё-таки вышла наружу. Огляделась. Приветливо качались нарядные ветви. Что-то шелестело, шуршало, тихо звенело. Нежаркое солнце нежно грело щёки. По стволу огромной ели шустро спустилась белочка, в несколько длинных прыжков преодолела расстояние до другого ствола. Айя села на траву, сорвала тонкий сухой стебелёк, закусила его, потом прилегла. По высокому сентябрьскому небу плыло облачко похожее на маленького треглавого дракончика».

– Всё? – сердитый взгляд преподавателя литературных курсов не сулил ничего хорошего.

Студентка, закончившая чтение, потупилась, дрожащим пальчиком вернула на переносицу сползшие очки. Педагог изучил список группы, отметил ногтем нужную строку.

– Я задал вопрос, Баранова.

– Всё, – едва слышно сказала девушка.

– А где, позвольте полюбопытствовать кульминация? Где финал? Хэппи енд, проще говоря? Кто за вас сочинять будет? Пушкин?

– Что? Я? – вскочил кимаривший «на камчатке» чернявый паренёк.

– Сядьте, Саша. Хотя, нет, – кивнул в сторону Пушкина преподаватель, – что скажете об опусе Барановой.

– По-моему, классно, Порфирий Петрович, я бы и сам на таком шаголёте с удовольствием покатался.

– Мне, казалось, вы не слушаете.

Саша пожал плечами, сел. Преподаватель задумчиво почесал лохматую бровь, исподлобья оглядел студентов.

– Кто осмелится высказать мнение?

– Я не увидела смысла, – подняла руку и тут же встала красивая блондинка, старательно изображая рассудительность, – это всего лишь зарисовка, а вы нам задали сочинить рассказ.

– Верно, Донцова, – кивнул Порфирий Петрович, – итак, Баранова пытается выдать эту милую, полную литературных штампов чушь за фантастический рассказ.

Все сочувственно посмотрели на авторшу. Она чуть не плакала. Преподаватель, не обращая на это внимания, продолжил разгром:

– Сначала вот это: «тактильные ощущения», что за казёнщина? Неужели нельзя по-другому сформулировать? Подскажите, коллеги!

– «Прикосновениями» можно, – выпалила блондинка.

– Можно, Донцова, садитесь. – Порфирий Петрович обернулся к Барановой. – Голубушка, к следующему занятию изваяйте нечто более профессиональное. Прежде чем браться за фантастику, потрудитесь ознакомиться с физическими законами, чтобы думающий читатель не потешался над вашими сочинениями. Вы хоть понимаете, что преобразовать мышечную энергию человека невозможно так, как вы об этом говорите. Шаголёт!

Один из студентов тянул руку.

– Что случилось, Беляев?

– Порфирий Петрович, мы с Пушкиным своими глазами видели это средство передвижения. Дело в том, что в конце нашего века откроют закон… как это… умножение силы при векторном разложении… нет, разложения силы, приложенной… щас! Я где-то записывал, – Константин принялся вытаскивать из карманов какие-то бумажки, просматривать их.

– Что значит, видели своими глазами, – удивлённо поднятые брови преподавателя как будто заклинило, – на выставке?

– Нет, – продолжая рыться в карманах, ответил Беляев, – у моего отца в гараже машина времени стоит, так мы с Шуриком сгоняли в двадцать второй век.

– Так. Всё. Садитесь, милейший, – Порфирий Петрович, оправившись от наглости своего любимчика, вернулся к списку. – Баранова, тебе «четыре» авансом, но подумай ещё, может, к следующему занятию сочинишь что-то вразумительное. Внимание! Донцова, зачтите ваш труд. Прошу на подиум.

Блондинка поднялась, томным движением поправила рассыпанные по плечам волосы и, прихватив со стола кипу бумаг, пошла по классу. Все как один уставились на её почти неприкрытые короткой юбкой стройные ноги. Успех рассказу Донцовой был обеспечен.

Таня Баранова не слушала однокурсницу. Она думала над словами Беляева. Зачем он так пошутил? Знает ведь, как преподаватель относится к давно исчерпанной теме путешествий во времени, Порфирий Петрович считает, что сочинять такие вещи в середине двадцать первого века – надругательство над литературой. Таня украдкой взглянула на парня. Он созерцал вид за окном. Хорошо ему! Подающий надежды физик, Таня даже запомнить не смогла название области, в которой он работал. Преподаватель всегда слушал тексты молодого учёного с неослабевающим вниманием и приводил другим студентам в пример научную обоснованность его фантазий. Но как быть гуманитариям? Баранова историк, ей интересно реальное прошлое человечества, а не вымышленное будущее. Она не могла дождаться, когда, наконец, закончится практикум по фантастике, и они перейдут к историческим романам.

Донцова еле уложилась до звонка, её текст не успели разобрать. Порфирий Петрович кивнул одобрительно, нарисовал пятёрку в своей заветной тетрадке и сказал:

– На следующем занятии будем наслаждаться опусами Пушкина и Беляева. Если Баранова успеет доработать свои шаголёты, послушаем и её. Вы бы, девушка, обратились к товарищам, пусть они объяснят вам азы физики применительно к литературе.

Татьяна, ни на кого не глядя, поспешила из аудитории. Беляев догнал её уже на улице.

– Танюш, не огорчайся! Классный рассказ у тебя получился.

– Издеваешься, Костя?

 – Нет, правда. Как это у вас, у девчонок, вроде про любовь, фантастика невзначай, ненавязчиво так…

– Почему про любовь? – Баранова так удивилась, что даже выправила осанку и стала выше ростом.

Беляев махнул рукой.

– Нет, ты мне скажи, как додумалась обычный тренажёр сделать средством передвижения, да ещё на огромные расстояния? Хотя, ты знаешь, дороги так быстро не зарастут. Да и не может такого быть, чтобы люди совсем отказались от машин. Грузы надо перевозить…

– Кто мог в начале века поверить, что Москва избавится от пробок? А теперь люди с удовольствием пересели на велосипеды и пешком ходят, заботясь о здоровье.

– Ну, это скорей потому что в наше время большинство живут рядом с предприятиями или на дому работают.

– Не только. Раньше за покупками все мотались по торговым центрам, а теперь всё необходимое тебе привозят на дом по индивидуальному заказу. – Таня покачала головой, недоумевая. – Бедные люди! Сколько времени они теряли в походах по магазинам. Когда вижу старые фильмы, сердце кровью обливается.

– Кстати, – вспомнил Константин рассказ сокурсницы, – что ты там про японца говорила?

– Какого японца?

– Который заболел.

– Отец Фумио?

– Пушкин сказал, инфаркт нельзя предугадать, так что не спасла бы твоего Фумио врачебная слежка.

– Отца… Не его самого. Впрочем, – Таня замолчала. Сашка врач, ему видней, надо было с ним посоветоваться насчёт болезни.

Некоторое время они шли молча. Уже видна велосипедная стоянка, где Костю ждал его «железный ослик».

– Ладно, Танюха, до новых встреч!

– Пока!

Девушка ускорила шаг. Беляев повернул было к стоянке, но увидел Донцову, которая уже отцепила свой велосипед и призывно помахивала ручкой. Они раза три ездили после занятий на пару. Косте льстило внимание красотки, но сейчас он опасался её расспросов о «гениальном» рассказе, зачитанном сегодня. Парень развёл руками, изображая невозможность составить блондинке компанию, и побежал за Барановой.

– Совсем забыл, что я сегодня пешком, – сказал, оправдываясь, когда догнал девушку.

– Да? – Таня удивлённо вскинула брови, – хорошо, вместе идти веселей.

– А почему у тебя японец в рассказе? – продолжил Беляев обсуждение.

– Дался тебе этот японец.

– Нет, скажи, как ты думаешь, Япония может войти в состав Союза?

Девушка рассмеялась.

– Япония? Ну, ты и фантазёр, Костя. Ладно бы сказал, Монголия, в крайнем случае Китай.

– Чего хохочешь? Сорок лет назад никто не верил в реанимацию Союза. А теперь? Не пятнадцать республик, конечно, а всего пять, но зато каких!

– Почему? Если бы не надеялись, то не смогли.

– Историческая необходимость?

Таня хмыкнула.

– Извини, – поправился Константин, – история – твоя тема.

Молодые люди шли по чистым просторным московским улицам, беседовали о прошлом и будущем. Брошенный Беляевым велосипед остался на стоянке, Донцова покатила домой одна.

Костя удивлённо поглядывал на шагающую рядом девушку. Невзрачная слушательница курсов преобразилась. Глаза её лучились, щёки покрыл свежий румянец от быстрой ходьбы, или от волнения. Стянув с носа очки и размахивая ими, Таня рассуждала о причинах развала Советского Союза, о последствиях уродливого капитализма, пришедшего на смену социализму, о псевдодемократах, социальной справедливости и неправильной трактовке событий конца прошлого века. Слушать её было интересно.

– Танюха! Давай сделку заключим, – неожиданно предложил Беляев.

Девушка замолчала, распахнув удивлённо глаза. Константин ответил на её немой вопрос:

– Я тебе сейчас помогу с фантастическим рассказом, и ты мне потом с историческим, а?

– Какое время тебя интересует?

– Конец прошлого века.

– «Лихие девяностые»?

– Какие-какие?

– «Лихие». Передел собственности, разгул преступности, карточная система распределения…

– Ух ты! Мы этого в школе не проходили.

Татьяна усмехнулась.

– Да, Костя. История, если её знать, куда интересней фантастической выдумки. – Она минуту подумала и ответила на предложение сокурсника, – хорошо, я согласна, хотя даже не знаю, чем ты мне поможешь. Сам сказал, о чём ни пишет девушка, всё про любовь получается.

За разговорами незаметно дошли до Таниного дома. Расставаться не хотелось, договорились вскоре встретиться и поработать над зарисовкой о шаголётах. Что-то важное происходило в жизни Беляева и Барановой, они как будто заново познакомились. И это важное связало вчерашний и завтрашний день в единое целое – счастливую судьбу.

 

 

 



#2 Guest_Oxytocinchik_96_*

Guest_Oxytocinchik_96_*
  • Гости

Отправлено 20 November 2015 - 23:57

Фантастический рассказ студента о том, как студенты сочиняют фантастические рассказы. Рекурсия, однако. Ловко  :lol:



#3 Guest_Wadim_*

Guest_Wadim_*
  • Гости

Отправлено 11 December 2015 - 22:20

Получилось очень даже хорошо. Спасибо, автор.



#4 Guest_Гость_*

Guest_Гость_*
  • Гости

Отправлено 12 December 2015 - 23:03

Интересный рассказ.

Oxytocinchik_96 здорово про рекурсию подметил!

 

 

 

 

 

 

 



#5 Guest_Зануда_*

Guest_Зануда_*
  • Гости

Отправлено 15 February 2016 - 05:35

Оригинально, если дочитать до середины и далее, но если потерять интерес на начальном этапе, посчитав за некий штамп и не дочитать, то много потеряешь)). Может вначале рассказа немного чётче обозначить, что это рассказ в рассказе? Я например поначалу даже не обратил внимание на кавычки, только потом вернувшись, перепроверился и обнаружил. Ну это на усмотрение автора естественно. 

Спорно лишь заявление: "Баранова историк, ей интересно реальное прошлое человечества, а не вымышленное будущее. Она не могла дождаться, когда, наконец, закончится практикум по фантастике, и они перейдут к историческим романам".

Аргументация:
1. Выражение - спасибо Акунину, за то что приобщает нас к отечественной истории, давно уже стало символом сарказма к большинству исторических романов.

2. Если полистать большинство диссертаций, статей по истории, то увидите тенденцию - процентов 90 историков пишут на абсолютно нейтральные темы, чтобы никого не обидеть, ни власть, ни фанатов того или иного политического течения. Что- нибудь вроде: К вопросу о ранне -позднем средневековье в свете узоров на ассирийско - скифской керамике)) Представления народные о ходе истории не перевернёт, понимания процессов происходящих в тех обществах не раскрывает, нехороших аналогий с настоящим не навевает.)) Усё чинно, благородно)) за что и получают бочку варенья и ящик печенья от кафедры.

3. Первые два предыдущих пункта можно подтвердить краткой цитатой по памяти (сорри если неточно, искать в сети лень): Марк Ферро, французский историк, книга "Как учат истории детей в разных странах" : "Советские историки приобрели ценное качество - высказывать в одном и том же тексте мысль и ей противоположную. На всякий случай"

Можно спорить, что ныне не так, но пардонте - профессура в университетах из тех времён, она и задаёт тон при подготовке новых клонов исторической мысли путём поправок в выборе тем статей, рассматриваемых аспектов и т.д.)) Так что читайте исторические романы ради того что бы читать и не более того))



#6 ТатьянаП

ТатьянаП
  • Пользователи
  • 511 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 15 February 2016 - 07:34

Мне очень понравился рассказ. Показалось ли мне, что автор любя подкалывет наш конкурс?

#7 Guest_Алексей Огородников_*

Guest_Алексей Огородников_*
  • Гости

Отправлено 15 February 2016 - 09:24

Оригинально, если дочитать до середины и далее, но если потерять интерес на начальном этапе, посчитав за некий штамп и не дочитать, то много потеряешь)). Может вначале рассказа немного чётче обозначить, что это рассказ в рассказе? Я например поначалу даже не обратил внимание на кавычки, только потом вернувшись, перепроверился и обнаружил. Ну это на усмотрение автора естественно. 

Спорно лишь заявление: "Баранова историк, ей интересно реальное прошлое человечества, а не вымышленное будущее. Она не могла дождаться, когда, наконец, закончится практикум по фантастике, и они перейдут к историческим романам".

Аргументация:
1. Выражение - спасибо Акунину, за то что приобщает нас к отечественной истории, давно уже стало символом сарказма к большинству исторических романов.

2. Если полистать большинство диссертаций, статей по истории, то увидите тенденцию - процентов 90 историков пишут на абсолютно нейтральные темы, чтобы никого не обидеть, ни власть, ни фанатов того или иного политического течения. Что- нибудь вроде: К вопросу о ранне -позднем средневековье в свете узоров на ассирийско - скифской керамике)) Представления народные о ходе истории не перевернёт, понимания процессов происходящих в тех обществах не раскрывает, нехороших аналогий с настоящим не навевает.)) Усё чинно, благородно)) за что и получают бочку варенья и ящик печенья от кафедры.

3. Первые два предыдущих пункта можно подтвердить краткой цитатой по памяти (сорри если неточно, искать в сети лень): Марк Ферро, французский историк, книга "Как учат истории детей в разных странах" : "Советские историки приобрели ценное качество - высказывать в одном и том же тексте мысль и ей противоположную. На всякий случай"

Можно спорить, что ныне не так, но пардонте - профессура в университетах из тех времён, она и задаёт тон при подготовке новых клонов исторической мысли путём поправок в выборе тем статей, рассматриваемых аспектов и т.д.)) Так что читайте исторические романы ради того что бы читать и не более того))

Ничего спорного, здесь всё как раз в тему. Историки любят исторические романы. Сам студентом зачитывался Пикулем и Дрюоном. Акунин же это аналог Донцовой к качественным историческим романам отношения не имеет, от слова совсем. Зачем историки должны писать на актуальные политические темы диссертации ума не приложу, это как требовать актуальных политических тем от биологов. Про средневековье и скифов вкупе с ассирийцами упал от удивления под стол. Историки изучают факты, которые к политике отношения не имеют, а всегда остаются таковыми. Дальнейший пассаж в рассказе про не знание истории физиком тоже логичен. В школе как и по физике, так и по истории даются лишь самые основы знания, минимум необходимого. Естественно что любой специалист от истории даже хороший студент-историк расскажет вам столько по истории, что ваш взгляд на прошлое навсегда изменится, особенно если до этого вы знали историю только по школе, впрочем это правило приложимо ко всем наукам.

Ваш клон исторической мысли)

А рассказ забавен, мне понравилось.



#8 Guest_Ирина Ваганова_*

Guest_Ирина Ваганова_*
  • Гости

Отправлено 16 February 2016 - 17:57

Мне очень понравился рассказ. Показалось ли мне, что автор любя подкалывет наш конкурс?

Спасибо, Татьяна! очень приятно :D  Вам, наверное не показалось, но я не нарочно, характер такой, вечно с какого-нибудь боку взгляну не задание  :rolleyes:

 





Ответить



  

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных